Юридическая
консультация:
+7 499 9384202 - МСК
+7 812 4674402 - СПб
+8 800 3508413 - доб.560
 <<
>>

Типы генезиса преступного поведения и проявляемые в них типы криминогенной потенции личности преступника

Изучение сущности криминогенной потенции личности преступни­ка, отвечающее основным аспектам ее системного объяснения, предпола­гает последовательное движение познания от выявления ее общих харак­теристик и типов как целостной личностной предпосылки преступного поведения к более глубокому уровню раскрытия на основе исследования совокупности психологических свойств, являющихся существенными в детерминации этого поведения.

Такое изучение предполагает йознание психологической стороны генезиса преступных деяний, выявление его основных психологических элементов, а также типов генезиса, которые определяются особенностями как психологического “строения” деяния, так и внешних и иных факторов, обусловивших его совершение. Раскры­тие психологической стороны генезиса преступного поведения, в свою очередь, позволит выявить основные функции изучаемой совокупности свойств в детерминации поведения и на этой основе раскрыть ее психо­логическую структуру и организацию.

В данном параграфе мы обратимся к раскрытию функциональных типов криминогенной потенции личности, отражающих наиболее общие особенности личностных предпосылок антиобщественного поведения в соотнесении с внешними и иными условиями. Решение этой задачи воз­можно на основе психологического анализа генезиса различных видов преступных деяний, совершенных лицами, представляющими различные криминологические типы преступников. Такой анализ призван раскрыть генезис антиобщественного деяния во внутреннем плане. Центральным звеном в генезисе этого деяния выступает состояние готовности субъекта к его совершению. Это состояние, если определить его в наиболее общих понятиях, содержит внутреннюю необходимость и возможность совер­шения деяния в одной из его юридических значимых форм — в форме действий либо бездействия. Возникновение состояния готовности к об­щественно опасному деянию может иметь различия в процессе и при­чинном комплексе его порождения, которые и будут определять различ­ные типы генезиса преступного поведения. Исходя из общих положений принципа детерминизма в психологии, можно полагать, что различия генезиса преступного поведения будут обусловливаться, с одной сторо­ны, особенностями криминогенности личности, с другой — характером внешних и иных условий. Основываясь на постулате о том, что личность проявляется в деятельности и социальном поведении, мы исходим из то­го, что в различных типах генезиса преступного поведения проявляются соответствующие типы криминогенности личности преступника.

Для выявления типов генезиса преступного поведения необходимо определить ведущий критерий типологизации. Этот критерий в нашем ис­следовании определяет различия процесса возникновения системо­образующего компонента готовности субъекта к преступному дея­нию. Такой компонент задает антиобщественное содержание деяния и выражается в цели поведенческого акта и способе ее достижения. Опи­раясь на анализ психологических категорий, раскрывающих психическое состояние готовности к поведенческому акту и на положения психологи­ческой теории деятельности, можно считать, что важнейшим элементом готовности к деянию, определяющим его юридически значимую направ­ленность, выступает установка, содержание которой выражает желаемый результат и способ его достижения (установка — цель-способ).

Состояние готовности индивида к противозаконному поведен­ческому акту и его генезис можно рассматривать структурно. В этом случае составляющими элементами процесса возникновения это­го состояния выступают различные психические процессы, обеспечи­вающие подготовку поведения во внутреннем плане и его регуляцию. О них речь шла при анализе психологического строения деятельности (поведенческого акта) в параграфе 2.1. Отметим лишь, что к структурным составляющим волевого поведенческого акта (деятельности) в психологи­ческих исследованиях относят: восприятие и оценку внешних условий и восприятие себя как субъекта социальной активности; переживание по­требности и побуждения к ее удовлетворению; принятие цели, вклю­чающей представление о необходимом результате и способе ее достиже­ния; формирование плана действий; мобилизация воли и др. Говоря о такого рода "составляющих" деятельности, Б.Ф.Ломов отмечает, что "они раскрывают различные аспекты (и уровни) регулирующей функции психического в подготовке, организации и выполнении деятельности" [198, с.217]. В свою очередь психические функции, как верно отмечает В.Д.Шадрйков, "характеризуются свойствами, которые обладают интен­сивностью, мерой выраженности" [302, с.382]. Основываясь на этих тези­сах, указанные составляющие психической регуляции преступного пове­дения будем рассматривать как составляющие процесса его порождения, а их детерминацию — как функции психического склада личности (системы ее психологических свойств) в генезисе преступного деяния.

При этом поскольку системообразующим компонентом психиче­ского состояния и процесса, регулирующего преступное поведение субъ­екта, является установка, содержащая цель-способ, то ее возникновение можно считать системообразующим стержнем психической деятельности, подготавливающей поведение во внутреннем плане. Остальные состав­ляющие данного процесса должны анализироваться с точки зрения их роли в возникновении и реализации названного системообразующего компонента. Различия процесса порождения и реализации системообразующего компонента готовности к преступному деянию и будут вы­ражать собой общие функциональные различия психического склада (криминогенной личности, установить которые необходимо на первом этапе исследования.

Для выявления типов криминогенности личности преступника, а также связей и особенностей проявления функций личности в порожде­нии преступного деяния был проведен ретроспективный анализ генезиса 202 преступлений различных уголовно-правовых видов, совершенных 176 лицами, отобранными в качестве респондентов. Их выборка описана в параграфе 2.2. Методика ретроспективного психологического исследова­ния генезиса преступления предусматривала последовательное во времени раскрытие психической деятельности, результатом которой стало состоя­ние готовности к совершению преступного деяния, которое обеспечило его объективное осуществление. Выяснялись различные элементы психи­ческой деятельности: ориентация внимания при восприятии социальных условий и обстоятельств ситуации; образы и оценки значения- восприни­маемых условий и обстоятельств; переживания чувств в связи с восприня­тым, желаний и стремлений; акты мышления; представления о развитии происходящих событий; возникавшие намерения, способы и планы дей­ствий и представления об их возможных результатах и последствиях; свя­занные с ними убеждения, ожидания, эмоции; фоновое нервно- психическое состояние, включая состояние опьянения или одурманен­ности наркотическими веществами и т.д.

Познание указанных психических явлений в генезисе преступного поведения осуществлялось с помощью вопросов, направленных на выяс­нение: что субъект воспринимал в той или иной ситуации, как он это оценивал, что думал по этому поводу, что предвидел или предчувство­вал, какие испытывал желания, чувства, как решал действовать, какие испытывал сомнения, опасения или почему не стал действовать иначе

или почему изменил решение и т.д. Такого характера вопросы позволяли получать "срезы" состояния субъекта, продвигаясь поэтапно в "истории" ..формирования готовности к преступному деянию, его подготовки и со­вершения. Использовались также проективные задания с предложением представить мысли, переживания, побуждения и другие элементы психи­ческой деятельности человека, совершающего аналогичные действия или

оказавшегося в аналогичных условиях. Особое значение уделялось до-

*

стижению точности понимания коммуницируемых респондентом психиче­ских состояний, особенно побуждений, предчувствий и чувств (имеющих слабо осознаваемые проявления). В этих целях стимулировались сравне­ния респондентами своих переживаний, их детальное описание, фиксиро­вались невербальные признаки содержательных особенностей анализи­руемых переживаний. Важнейшее требование к постановке вопросов рес­понденту заключалось в недопущении в их формулировке подсказки, ориентирующей на использование конкретных терминов, обозначающих то или иное психическое явление, которое мог переживать испытуемый.

В результате исследования выявлен ряд типов генезиса преступного поведения, которые выступили основой для дифференциации криминоген­ной потенции личности преступников. Приведем результаты типологиче­ского анализа генезиса преступных деяний и проявившихся в этих типах особенностей криминогенности личности.

Психологический анализ порождения корыстных и ко­рыстно-насильственных преступлений позволил вы­явить следующие типы их генезиса.

1. Генезис преступления, начальным этапом которого является об­острение или возрастание материальной потребности, затем поиск пра­вомерных возможностей ее удовлетворения и при отсутствии таковых - внутренне конфликтное (противоречивое, вынужденное) принятие пре­ступного способа удовлетворения этой потребности.

Первоначальный этап в порождении антиобщественного деяния выражается в обострении потребности имущественного характера в связи с возникшими трудностями в материальном обеспечении жизни (потеря работы, нерациональные растраты, подвергание вымогательству, алкогольная или наркотическая зависимость, обман партнеров по бизне­су и т.д.) или в связи с повышением уровня материальных притязаний. Возникшее на основе этой потребности побуждение проявляется в поиске способа ее удовлетворения. Вначале этот поиск осуществляется из некри­минальных, но при отсутствии приемлемого способа обеспечить удо­влетворение потребности, происходит формирование психологической приемлемости противозаконного способа. При достаточной ее зрелости конкретная преступная цель принимается либо в случайно возникшей си­туации, субъективно оцененной как благоприятная для совершения про­тивозаконного деяния (кражи, грабежа или др.), либо путем предвари­тельного продумывания конкретного способа незаконного завладения материальными ценностями и ситуаций, в которых этот способ может быть реализован, а также в выборе подходящего объекта преступного посягательства. Такой тип генезиса, как показало исследование, характе­рен для первых эпизодов преступных деяний корыстного или корыстно­насильственного типов. Проявляющаяся в них криминогенность лич­ности содержит внутренние противоречия и реализуется как предпосылка выбора криминального способа в результате субъективно оцененной не­возможности удовлетворить потребность правомерным способом.

2. Генезис преступного деяния, выражающийся в актуализации на первоначальном этапе материальной потребности и стремления (мотива- цели) удовлетворить эту потребность преступным способом, который представляется субъектом относительно определенно, а затем -- в поиске или организации приемлемых возможностей реализации криминальной цели.

Исходным этапом генезиса является актуализация побуждения получить субъективно необходимый материальный результат, а также ,f установки (привычки, влечения) на совершение определенного вида пре­ступных действий или на использование преступного способа, содержа­ние которого еще достаточно определенно не осознается. Последующий этап выражается в более или менее активном поиске благоприятных воз­можностей реализовать предпочтительный преступный способ для до­стижения необходимого результата, в поиске и осмыслении приемлемого варианта достижения этого результата и принятии решения по его осу­ществлению. В данном типе генезиса возникновение побуждения к полу­чению материального результата неразрывно связано с осознанием необ­ходимости совершения для этого противозаконных действий - типичных или относительно новых для индивида. Иными словами, возникающее побуждение уже содержит не только представление о необходимом ре­зультате предстоящей активности, но и о противоправном содержании

этой активности. Это содержание может заключаться в некотором”общем" представлении о противоправном характере действий либо о конкретном способе действий. Такой тип генезиса по данным нашего исследования характерен для рецидива преступлений. Проявившаяся в нем кримино­генность личности представляет собой достаточно зрелую внутреннюю причину использования преступного способа для удовлетворения мате­риальной потребности, которая реализуется преимущественно как актуа­лизация сложившейся личностной готовности при актуализации потреб­ности.

3. Генезис антиобщественного деяния, исходный этап которого за­ключается в оценке возникшей ситуации как благоприятной для достиже­ния противозаконным способом личностно ценного результата, с после­дующей актуализацией мотива-цели на реализацию этой возможности и конкретизацией способа и плана достижения этой цели.

Особенностью данного типа генезиса является отсутствие на на­чальном этапе актуальной потребности и, следовательно, отсут­ствие побуждения в получении некоторого субъективно ценного имуще­ственного результата. Этот мотив возникает реактивно в результате вос­приятия ситуации и осознания возможности получить в этой ситуации полезный результат противозаконным способом. Возникновение побуж­дения почти одновременно влечет актуализацию установки, содержащей криминальную цель-способ и волевую решимость осуществить противо­законные действия. При этом такая, по существу, криминогенная оценка ситуации может быть как самостоятельной, так обусловленной воздей­ствием иных лиц или получением о ней "провоцирующей" информации. Основную роль в самостоятельной оценке играет перцептивно-смысловая установка субъекта, которая определяет ориентацию его внимания на оценку условий с точки зрения наличия возможности незаконного завла­дения материальными ценностями ("Можно ли здесь это украсть?", "Можно ли этого человека обмануть с корыстной целью?" и т.п.). Один из возможных вариантов данного типа генезиса преступного деяния про­является в изменении в процессе его совершения мотива и цели с насиль­ственной направленности на корыстную. Это выражается в том, что ин­дивид, совершая насильственные действия первоначально не имеет наме­рения завладеть имуществом потерпевшего. Однако, повергнув его в бес­помощное состояние, осознает такую возможность и использует ее либо из корыстных побуждений, либо для причинения потерпевшему более существенного вреда. В этом типе генезиса проявилась криминогенность личности, представляющая собой достаточно зрелую внутреннюю причи­ну, выражающую личностную приемлемость использования преступного способа действий в благоприятной ситуации.

4. Генезис преступления, выражающийся в формировании побуж­дения и криминальной цели-способа поведения в результате оказания на субъекта психологического воздействия.

Для этого типа генезиса характерно формирование намере­ния (умысла) совершить корыстное преступное деяние, т.е. мотива и кри­минальной цели в единстве, под влиянием внешнего воздействия. Это воз­действие выражается в непосредственном управляющем (склоняющем, подстрекающем) влиянии на субъекта иных лиц, либо в "насыщении" его сознания информацией о примерах успешного использования противоза­конного способа для обеспечения материального достатка, в наблюдении им таких примеров, в частности, в сфере профессиональной деятельности или среди лиц, относящихся к референтной для него социальной группе. Возникновение криминального намерения в этом случае может происхо­дить не только на основе сложившейся ранее субъективной приемлемости совершения преступного деяния, но и включать ее формирование под решающим влиянием внешних условий. Данный тип генезиса наблюдает­ся в первых эпизодах преступных деяний корыстного типа и при ре­цидиве преступлений, совершаемых лицами, которые стремились встать на путь исправления, однако не имели достаточно зрелой и устойчивой решимости воздерживаться от противозаконных действий, криминоген­ность их личности в данном случае можно обозначить как отсутствие ан- тикримииальной устойчивости личности.

5. Генезис преступного деяния, в основе которого лежит мотивация конформного поведения, которую субъект испытывает, находясь в составе группы, совершающей преступные действия.

Исходным этапом в генезисе данного типа является формирование установки на включенность в групповую динамику. В результате этого возникает готовность следовать общим намерениям или намерениям ли­дера, поддерживать своими поступками разделяемые группой ценност­ные ориентации, ситуативные цели и общий эмоциональный настрой. Эта готовность реализуется в преступном деянии в разных видах: как поддержка инициативы наиболее влиятельных членов группы и совер­шение действий (в том числе преступных), подтверждающих эту поддержку; как следование примеру членов группы, совершающих пре­ступные действия; как пассивное присутствие при совершении таких дей­ствий другими членами группы. Последний тип поведения, как показал психологический анализ, мотивирован опасением вызвать отрицательную реакцию или расправу членов группы, или обусловлен неосознаваемым психологическим барьером блокирующим проявление самоопределения в группе и совершение действий, исключающих собственную уголовную ответственность, либо непониманием юридического значения такого пас­сивного соучастия. Данный тип генезиса характерен для первых преступ­ных деяний и реже - для рецидива преступлений. Проявляемая в данном типе генезиса преступлений криминогенность личности может иметь раз­личную степень зрелости; от наличия некоторых предпосылок приемле­мости преступного деяния, выражающих скорее отсутствие антикрими- нальной устойчивости личности, до достаточно зрелой предрасположен­ности. Основной отличительной чертой криминогенности является обус­ловленность ее проявления в поведении "конформной" мотивацией.

Психологический анализ генезиса насильственных преступ­лений (не связанных с корыстными посягательствами) дает возможность выделить следующие его типы.

1. Генезис антиобщественного деяния, исходным моментом которо­го является отрицательная оценка поведения другого человека (или груп­пы людей), в результате которой возникает отрицательная эмоционально­оценочная реакция с агрессивным побуждением и намерение (цель) совер­шить насильственные действия.

Агрессивное побуждение, как показало исследование, возникает в результате оценки субъектом действий другого человека как выражающих к нему пренебрежение, ущемляющих его личное достоинство и интересы либо как не соответствующее притязаниям субъекта на доминирование или затрудняющее его самовыражение перед группой. Такое побуждение также обнаружено и в связи с желанием избавиться от веро­ятной угрозы причинения другим человеком вреда, от необходимости возвращать ему долг или платить дань, от его эксплуатации либо в связи с желанием уйти от его опеки, контроля или иного нежелательного воз­действия. Это побуждение обусловливает возникновение помыслов, складывающихся в убеждение о необходимости причинения данному че­ловеку вреда, которое определяет содержание цели, поиск способа и бла­гоприятной ситуации для совершения насильственных действий. Такой тип генезиса антиобщественного деяния проявляется, в частности, в убийствах, совершаемых с целью сокрытия другого преступления. Это выражается в том, что в процессе совершения преступных действий, свя­занных с причинением потерпевшему менее тяжкого физического вреда,у преступника возникает опасение наступления отрицательных для себя по­следствий, поскольку потерпевший может обратиться в правоохрани­тельные органы либо организовать физическую расправу и т.п. Это опа­сение побуждает преступника обеспечить свою безопасность и он прини­мает решение совершить убийство потерпевшего. В данном типе генезиса антиобщественного деяния проявляется достаточно зрелая криминоген­ная потенция личности, которая выражается в приемлемости использова­ния преступного способа действий при реализации агрессивно-защитной мотивации, порожденной оценкой внешних условий.

2. Генезис преступления, основывающийся на возникновении по­буждения в разрядке или компенсации стенического эмоционального со­стояния и реализации этого побуждения путем совершения насильствен­ных или разрушительных действий.

Такого рода побуждение, как удалось выявить, может возникать в результате острого переживания чувств ревности, неполноценности, не­удовлетворенности своим положением, несправедливости, тревоги и т.п. и вызывать актуализацию потребностей избавления от такого пережива­ния или самоутверждения. Переживания этих чувств и потребностей вы­ступают причиной возникновения побуждения к демонстративному, ри­скованному, конфликтному и собственно агрессивному поведению, к по­иску возможности удовлетворения названных потребностей, в разрядке эмоционального напряжения. Это побуждение может иметь свой объект — конкретного человека, к которому субъект испытывает отрицательные чувства (мести, ревности, неприязни и т.п.), так и некоторое время не иметь такого объекта, а также "не иметь” и конкретного способа дей­ствий, обеспечивающих его удовлетворение. В последнем случае при воз­никновении повода, связанного с поведением другого человека, которое субъект расценивает отрицательно, он в той или иной мере осознаваемо (умышленно) провоцирует конфликт с ним, в процессе которого возника­ет цель совершения насильственных действий. В тех случаях, когда наме­рение совершить определенные насильственные действия (нанести побои, совершить глумление над другим человеком, изнасилование и т.п.) для индивида является актуальным, он ищет приемлемый объект и подходя­щую ситуацию для его осуществления либо, представляя конкретный же­лательный объект насилия, — ищет повод и удобную ситуацию для реа­лизации вредоносного намерения. В данном типе генезиса проявляется достаточно зрелая криминогенность личности, выражающая приемле­мость насильственных действий в качестве способа компенсации небла­гоприятных эмоционально-мотивационных переживаний, основным ис­точником которых в ряде случаев являются внутриличностный конфликт или акцентуации характера,

3. Генезис антиобщественного поведения, выражающийся в возник­новении у субъекта аффекта отрицательной модальности в результате конфликта или восприятия некоторого события и в разрядке этого со-

стояния путем совершения насильственных или разрушительных дей­ствий.

В данном типе генезиса преступлений у субъекта происходит бурное переживание отрицательного чувства (гнева» обиды, ревности)?как прави­ло^ результате действий потерпевшего, которые расцениваются субъек­том как причиняющие вред его интересам и личному достоинству (неподчинение, оскорбление, обман, супружеская измена, применение физической силы и т.д,), либо в связи с информацией иных лиц о вредо­носных для субъекта поступках человека, ставшего впоследствии потер­певшим. В значительной части изученных случаев такое состояние воз­никало на фоне алкогольного опьянения. Было также обнаружено воз­никновение состояния высокого нервно-психического возбуждения субъ­екта в результате событий, не связанных с поведением потерпевшего. В изученных насильственных преступлениях, совершенных в состоянии аф­фекта, имели место случаи когда преступник "бессмысленно" продолжал причинение повреждений потерпевшему, потерявшему сознание или уже скончавшемуся. Обнаружен также случай совершения насильственных действий, квалифицированных как злостное хулиганство, когда преступ­ник находился в состоянии аффекта положительной модальности, связан­ного с переживанием чувств превосходства, "освобождения от всего что сдерживает", азарта. В рассмотренном типе генезиса преступления про­является криминогенность личности, которая представляет приемлемость (на уровне подсознания, автоматизмов) совершения преступных насиль­ственных действий в состоянии аффекта определенной модальности.

4. Генезис преступного деяния, в сущности которого лежит форми­рование у субъекта побуждения и цели совершить преступные насиль­ственные действия в результате психологического воздействия на него.

Данный тип генезиса преступлений имеет несколько разновидно­стей. Психологическое воздействие на субъекта, исходящее от некоторого лица, может выражаться лишь в формировании у него отрицательного отношения к человеку (потерпевшему) и ожидания от него вреда, а также и в формировании цели совершения против него насильственных действий. Такое воздействие может основываться на сложившейся кон­фликтной ситуации субъекта с будущим потерпевшим и выражаться в формировании противозаконной цели-способа действий. Криминоген­ность личности, проявляемая в данном типе генезиса преступных деяний может иметь различную степень зрелости. Она может представлять собой лишь предпосылки приемлемости преступных насильственных действий, на основе которых в результате психологического воздействия у субъекта может возникнуть решимость их совершить.

5. Генезис уголовно наказуемого насильственного деяния, основой которого является конформное поведение субъекта в составе группы, со­вершающей преступные насильственные действия. Детерминация такого поведения и характер криминогенности личности аналогичны описан­ным выше, применительно к совершению корыстного или корыстно­насильственного преступного деяния, в основе которого лежит конформ­ное поведение субъекта.

Анализ сексуально -насильственных преступлений дает основания выделить несколько специфичных типов их генезиса.

1. Генезис преступления, исходным этапом которого является ак­туализация сексуального влечения без намерения совершить преступные насильственные действия и формирование в последствии такого намерения по отношению к потерпевшей из-за безуспешности попыток добиться ин­тимной близости, не прибегая к насилию.

В этом тире генезиса сексуально-насильственных преступлений субъект, испытывая сексуальное влечение, первоначально стремился рас­положить потерпевшую к интимным контактам, не прибегая к насилию. При этом побуждение к таким действиям иногда провоцировалось пове­дением потерпевшей, судя по которому он рассчитывал, что она должна согласиться вступить в интимные отношения. Однако, когда на предложения или попытки субъекта совершить половой акт следовал от­каз или сопротивление, у него возникало стремление преодолеть это со­противление, которое по его представлениям было скорее формальным, чем принципиальным. В результате он более выраженно применял силу, что обостряло конфликт и сопротивление потерпевшей, и в то же время приводило к формированию у преступника явного агрессивного побуж­дения и установки добиться своего, подавив сопротивление потерпевшей. В результате его действия перерастали в явное физическое насилие с нане­сением побоев. Криминогенность личности, проявившаяся в данном типе генезиса преступных деяний, выражается в приемлемости совершения сексуального насилия в связи с мотивацией конфликтного гіротиво- борства ("не уступить", "не оказаться одураченным" и т.п.) при его отно­шении к насилию как к менее приемлемому способу удовлетворения сек­суального побуждения по сравнению с без насильственным.

2. Генезис преступных действий, основанный на актуализации сек­суального побуждения и органично связанной с ним цели удовлетворить половую потребность путем насилия (угрозы насилием) или используя беспомощное состояние потерпевшей.

Сексуально-насильственное намерение возникает в этом случае в единстве побуждения и цели как актуализация сформированного личност­ного образования. Оно может актуализироваться эндогенно или реактив­но в результате случайного восприятия конкретного лица женского пола. Движимый этим намерение субъект предпринимает усилия к поиску при­емлемого объекта удовлетворения сексуальной потребности и благопри­ятной для этого ситуации. Приемлемость совершения сексуально­насильственных действий часто связана с представлением субъекта о ка­тегории лиц женского пола, в отношении которых эти действия вполне приемлемы и наименее опасны в смысле юридических последствий.

3. Генезис преступления, исходным моментом которого является оценка состояния лица женского пола как беспомощного или положения как безвыходного и возникновение намерения (побуждения и цели) совер­шить изнасилование.

Указанные оценка положения потерпевшей и побуждение к совер­шению изнасилования могут сложиться у субъекта как самостоятельно (что проявляет сформированную готовность к сексуально­насильственному посягательству), так и под влиянием иных лиц, напри­мер тех, которые уже совершили в отношении ее такие действия. Крими­ногенность этого типа проявляется как приемлемость совершения изна­силования при условиях, "благоприятных" в смысле избежания ответ­ственности.

4. Генезис сексуально-насильственного преступного поведения, в основе которого лежит конформное поведение лица, находящегося в со­ставе группы или внушающее (подстрекающее) психологическое воздей­ствие на него. Этот тип генезиса преступлений и криминогенности лич­ности аналогичны описанным выше "конформным" типам.

Обобщая приведенные данные, можно выделить ряд общих типов генезиса возникновения состояния готовности индивида к совершению преступного деяния, в которых проявляются различные типы личностных предпосылок этой готовности. Эти различия дают основания для диффе­ренциации в наиболее общем (функциональном) плане основных видов криминогенности личности преступника. Подчеркнем, что выделение этих типов генезиса определяется особенностями процесса и причинного комплекса порождения системообразующего элемента готовности к деянию — антиобщественной цели-способа. Итак, порождение готов­ности субъекта к преступному деянию может быть внутренне

детерминировано следующим образом.

1. В результате актуализации потребности в совершении опре­деленного общественно опасного деяния, предметом которой является не только некоторый объективный результат, но и в значительной мере (а порой в определяющей) сами преступные действия — процесс их совер­шения. Криминогенная потенция личности, проявляющаяся в данном ти­пе генезиса преступного деяния, проявляется как эндогенная актуализа­ция побуждения к поиску объекта посягательства и условий, приемлемых для его совершения. Она может также проявляться как побуждение к со­вершению преступных действий при стечении обстоятельств, высту­пающих поводом или благоприятной для них возможностью.

2. В результате внутренне непротиворечивого принятия преступного способа удовлетворения некоторой потребности как наиболее предпочти­тельного по сравнению с правомерным или наряду с использованием правомерного. Криминогенная потенция личности, проявляемая в дан­ном типе генезиса преступного поведения, выражается в том, что инди­вид уже изначально привержен преступному способу действий — для не­го не стоит вопрос принципиального выбора способа. Такая изначальная приемлемость преступного способа удовлетворения некоторой потреб­ности при ее актуализации побуждает субъекта к поиску объекта и воз­можностей для совершения преступного посягательства или к подготовке таких возможностей.

3. В результате принятия преступного способа удовлетворения опре­деленной потребности лишь при исключительно благоприятных услови­ях, которые представляют не только субъективно достаточную возмож­ность получения личностно ценного результата преступным способом, но и максимальную безопасность. В обычных условиях для индивида не возникает проблемы выбора способа, обеспечивающего удовлетворения потребности, поскольку для него достаточно приемлемым является пра­вомерный способ, а в случае невозможности или безрезультатности его использования индивид не испытывает побуждения к поиску про­тивозаконной альтернативы. Принятие же преступной цели-способа но­сит характер отклика на предоставившуюся исключительно благоприят­ную возможность ее достижения.

4. В результате вынужденного, внутренне противоречивого принятия преступного способа действий в связи с субъективно оцененной невоз­можностью обеспечить правомерным способом удовлетворение потреб­ности или разрешение проблемной ситуации и, в то же время, при неже­лании оставить эту потребность без удовлетворения или ситуацию без разрешения. Криминогенная потенция личности, проявляющаяся в дан­ном типе генезиса антиобщественного поведения, выражает его прием­лемость лишь в связи с вынуждающими обстоятельствами (субъективно безвыходным положением) при противоречивом отношении к преступ­ному деянию. Она может истолковываться как отсутствие антикрими- нальной устойчивости личности.

5. В результате эскалации общественной опасности намерений (мотива-цели) в процессе совершения противозаконного деяния. Это явле­ние выражается в том, что первоначальное намерение субъекта не было нацелено на причинение существенного вреда потерпевшему. В процессе развития событий, например, в результате обострения конфликта с по­терпевшим, усиления ответных мер с его стороны, повышалась опасность цели-способа действий субъекта, т.е. возникал умысел на совершение бо­лее опасного деяния. Это усиление опасности цели-способа приобрета­ет характер реакции преступника на противодействие потерпевшего или на меры пресечения преступления. Криминогенная потенция личности в данном случае носит "прогрессирующий” характер, выражаясь в приемлемости совершения противоправных действий менее опасно­го характера, которые закономерно приведут к противодействию потерпевшего, что реактивно вызовет приемлемость причинения потер­певшему более тяжкого вреда.

6 . В результате импульсивной поведенческой реакции на некоторые обстоятельства ситуации. Такая реакция может происходить как на фоне относительно нормального нервно-психического состояния субъекта, так и при повышенном возбуждении или напряжении (аффект, стресс) и при измененном функциональном состоянии в результате употребления алко­голя, наркотических и иных одурманивающих веществ или психотроп­ных препаратов. Криминогенная потенция в этом случае проявляется в реализации установок (стереотипов), имеющих собственно криминальное содержание.

7. В результате принятия преступной цели-способа под решающим влиянием иных лиц, склоняющих субъекта к совершению противозакон­ного деяния, либо в результате доминирования готовности идентифициро­вать свое поведение с поведением референтной группы, несмотря на про­тивоправную направленность этого поведения. В данном типе генезиса преступного поведения проявляется особый тип его личностных предпо­сылок, выражающийся в податливости субъекта криминогенному воз­действию (в отсутствии способности к законопослушному самоопределе­нию в группе), т.е. в отсутствии антикриминальной устойчивости лич­ности. При этом у субъекта может проявляться противоречивое или ин­дифферентное отношение к преступному деянию.

Психологический анализ генезиса преступных деяний показал, что криминогенная потенция личности может выражать различную степень внутренней необходимости преступного поведения. Возникновение го­товности к совершению конкретного антиобщественного деяния может представлять актуализацию сложившейся психологической структуры личности при определенном характере внешних условий, что выражает достаточно высокую степень его внутренней необходимости. Возникно­вение такой готовности может носить сложно обусловленный и весьма случайный характер или причинно детерминироваться внешними усло­виями и воздействиями, что свидетельствует о низком уровне развития (зрелости) криминогенной потенции личности как личностной причины преступного поведения.

Анализ преступного поведения также показал, что для совершения общественно опасных действий необходима субъективно достаточная степень волевой решимости. Достаточность решимости может выражать­ся в ясности представления о том, как необходимо действовать и какой результат нужно достичь, а также в уверенности, что принимаемая цель- способ является оправданной, правильной, полезной и т.п. В некоторых случаях довольно четко обнаруживается разделенность по времени эта­пов принятия цели-способа и возникновения волевой решимости дей­ствовать. Некоторые преступники (в частности, лица, осужденные за по­лучение взятки, совершение краж) отмечали, что в течение некоторого времени они имели продуманный вариант совершения незаконного дея­ния, но не решались на его осуществление. Говоря о причине этого, они отмечали психологический барьер: "что-то сдерживало", "похоже на то, как трудно сделать первый шаг в опасном деле", "какая-то боязнь". Это свидетельствует о том, что наряду с содержательной зрелостью готов­ности к противозаконному поведенческому акту существует и ее зрелость в волевом плане. Можно полагать, что она обусловлена периодом време­ни необходимым для “созревания” (укрепления) решимости (установки) совершить действия. В то же время обнаруживается что достаточность зрелости такой решимости зависит от интенсивности побуждения, опреде­ляемого остротой проблемной ситуации или скоротечностью предста­вившейся благоприятной возможности получить личностно ценный ре­зультат противозаконным путем. Чем интенсивнее побуждение, тем меньшая степень содержательной зрелости цели-способа является доста-

точной для возникновения решимости действовать. Так, в исследовании обнаруживаются случаи, когда субъект приступал к действиям, имея лишь представление о "первом шаге". Такая импульсивность поведения безусловно зависит от индивидуально-психологических особенностей, связанных с темпераментом, наличием психических аномалий, а также от нервно-психического состояния субъекта.

Проведенный анализ генезиса преступных деяний позволяет сде­лать также выводы о функциях психического склада личности в по­рождении преступного поведения, что дает основания для раскрытия структуры и организации совокупности психологических свойств лич­ности, которые выступают существенными в реализации этих функций.

К основными функциями психического склада личности в генезисе преступного поведения необходимо отнести детерминацию/

1) мотивообразования — возникновения побуждения к активности, направленной на удовлетворение актуальной потребности (разрешение проблемной ситуации), которое выражается в переживании внутренней необходимости проявить эту активность, найти приемлемый объект, условия и способ удовлетворения потребности (разрешения проблемной ситуации) либо в переживании необходимости воздержания от соверше­ния действий, требуемых в соответствии с законом;

2) целеполагания — возникновения установки, содержащей цель, поведенческого акта, преступное содержание которой определяется при­нятием общественно опасного способа удовлетворения потребности (разрешения проблемной ситуации). Содержание установки выражается в образе желаемого результата и противозаконного способа его достиже­ния, включающего в той или иной мере осознаваемый план действий;

3) социальной перцепции — возникновения представления о значе­нии ситуации в соотнесении с личностными ценностями и интересами (это обусловливает мотивообразование), а также в соотнесении с воз-

можным вариантом собственных действий, возможностями их осущест­вления и предполагаемым результатом (это обусловливает целеполагание и регуляцию процесса достижения цели);

4) исполнительной регуляции поведенческого акта, подготавли­ваемого во внутреннем плане (отвечающего намеченной цели и способу ее достижения), обеспечивающей осуществление общественно опасных действий или волевого акта, представляющего преступное бездействие, включая совершение действий, направленных на уклонение от исполне­ния юридически закрепленной обязанности.

Основываясь результатах психологического исследования генези­са преступных деяний, можно выделить взаимосвязи функций психи­ческого склада личности в порождении преступного поведения (см. рис. 3), а также сделать предварительные выводы о криминогенном содержании этих функций.

Рис. 3. Основные функции психического склада личности в генезисе преступного поведения.

1. Возникшее побуждение удовлетворить некоторую потребность, найти выход из неблагоприятной ситуации (защитить личностно значи­мую ценность, возобладать чем-то личностно ценным, успешно реализо­вать свою социальную роль или достичь некоторую перспективную жиз-

196

ненную цель, "разрядить" эмоциональное возбуждение и т.д.), выступая как мотив поведения, функционально предопределяет принятие крими­нальной цели, включающей в свое содержание противозаконный способ достижения желаемого результата. Побуждение также ориентирует вос­приятие социальных условий на выявление возможностей достижения цели и реализации приемлемого способа,! на оценку возможных послед­ствий. Криминогенно релевантным побуждением — мотивом деяния — является такое побуждение, которое порождается влечением совершить определенные преступные действия или побуждение, которое субъект ре­ально не способен удовлетворить правомерным способом.

2. В случае если субъект не находит приемлемых возможностей (условий и способов) для реализации возникшего побуждения оно либо угасает, либо изменяет содержание (приобретает компенсаторный харак­тер), либо детерминирует активность по созданию благоприятных воз­можностей для достижения цели приемлемым способом, либо побуждает к поиску иного приемлемого способа или обусловливает формирование личностной приемлемости ранее неприемлемого преступного способа действий.

3. Возникшая противозаконная цель, включающая общественно опасный способ получения желаемого результата (установка — цель-спо­соб) направляет исполнительную регуляцию действий или определяет произвольное воздержание от юридичес

ски обязательных действий, а условий и собственного поведе-

также ориентирует восприятие внешних ния на оценку как успешности достижения цели, так и возможности на­ступления нежелательных последствий.

4. Представление о значении внешних условий, включающее оценку поведения других людей, может детерминировать возникнове­ние побуждения к поведенческому акту либо погашение ранее возникшего побуждения (в зависимости от изменения значения воспринимаемых

условий). Криминогенно релевантным является такое представление, ко­торое содержит юридически неадекватную оценку субъектом внешних условий, побуждающую его к вредоносным действиям, или оценку, обус­ловливающую возникновение побуждения, которое субъект не может удовлетворить правомерным способом.

5. Оценка значения внешних условий как позволяющих реализовать приемлемый противозаконный способ (и избежать отрицательных по­следствий) предопределяет принятие преступной цели, в то время как про­тивоположная их оценка обусловливает блокирование импульсивно воз­никшего намерения осуществить противоправное деяние. В этой связи криминогенность социальной перцепции проявляется также в односто­ронности восприятия социальных условий, которая выражается в их

Г

оценке лишь с точки зрения благоприятности для совершения преступ­ных деяний и избежания ответственности,

6. Изменение в процессе совершения деяния представления о лич­ностном смысле результата и его последствий (например, в случае неожи­данного возникновения отрицательных обстоятельств) может обусловли­вать коррекцию цели-способа действий, а также изменение направлен­ности и интенсивности мотива.

Указанные основные функции психического склада личности в по­рождении преступного поведения реализуются в психических процессах, которые образуют кольцевые связи и обусловливают друг друга. Кольце­вые связи процессов, обеспечивающих формирование и “поддержание” актуальной готовности к поведенческому акту, в большей мере характер­ны для генезиса Преступления, имеющего относительно продолжитель­ную стадию подготовки. Психическая деятельность, приводящая к формированию указанной готовности, при этом может иметь перерывы. Результат каждого этапа этой деятельности фиксируется в памяти и по­лучает некоторое преобразование под влиянием восприятия других со­бытий и последующей психической деятельности. В импульсивном пове­денческом акте проявление рассмотренных функций носит свернутый ха­рактер. Возникновение готовности к деянию в этом случае представляет собой в большей мере актуализацию психических образований личности, выражающих ранее сформированную потенциальную готовность к дей­ствиям в аналогичных ситуациях.

3.2.

<< | >>
Источник: ПАСТУШЕНЯ Александр Николаевич. КРИМИНОГЕННАЯ СУЩНОСТЬ ЛИЧНОСТИ ПРЕСТУПНИКА (психологический аспект). Диссертация на соискание ученой степени доктора психологических наук. Москва - 2000. 2000

Скачать оригинал источника

Еще по теме Типы генезиса преступного поведения и проявляемые в них типы криминогенной потенции личности преступника:

  1. ОГЛАВЛЕНИЕ
  2. 1.3. Анализ психологических исследований личности преступника
  3. 2.1. Методологические принципы психологического исследования криминогенной сущности личности преступника
  4. Концепция и организация психологического исследования криминогенной сущности личности преступника
  5. Типы генезиса преступного поведения и проявляемые в них типы криминогенной потенции личности преступника
  6. Основные стороны интериндивидной характеристики криминогенной потенции личности, проявляемые в преступном поведении.
  7. Характеристика целеполагания в генезисе преступного поведения и реализующихся в нем психологических свойств личности
  8. 4.2, Характеристика личностной приемлемости преступного способа действий как основы криминогенной сущности личности преступника
  9. Концепция криминогенной сущности личности преступника как основа социально - психологического подхода к про­гнозированию тенденций преступности
  10. Психолого-педагогические задачи организации индивидуаль­ного и общего предупреждения преступности в свете концеп­ции криминогенной сущности личности преступника