<<
>>

2.2.1. Первая серия наблюдений

В процессе проведения исследования были изучены ос­новные социально-демографические характеристики женщин

осужденных в сравнении с данными Листа экспертной оцен­ки . Выяснилось, что испытуемые молодежного возраста (от

18 до 30 лет) составляют наибольший процент осужденных

содержащихся в УИУ (42,09%) и отличаются более высоким

> уровнем агрессивности и враждебности в отличие от дру­

гих категорий осужденных.

Полученное с помощью опросника А. Басса-А.Дарки соот­ношение показателей отразило ряд закономерностей. Дан­ные по шкале Иоа (индекс общей агрессивности) свиде­тельствуют о том, что физическая, косвенная и вербаль­ная агрессивность не являются детерминантами агрессив-

*

ного поведения, т , к. величина этого интегративного по­казателя (Иоа) колеблется в пределах от 8 до 27 баллов.

Причем корреляция между уровнем агрессивности осужден­ных-женщин и составом совершенного преступления отсут­ствует[6]. Эти результаты опровергают наше предположение о

том, что уровень агрессивности опосредует содержатель­ный аспект развития и актуализации мотивационной основы агрессии у осужденных женского пола, при выявленной норме 14,5 баллов.

Индекс враждебности, складывающийся из суммы показа­телей б и 7 шкал, подтверждает роль негативного отноше­ния к окружающей действительности, в развитии мотивации

агрессивного поведения деструктивной направленности.

Значительное влияние оказывают на развитие агрессивной

мотивации недоверие и осторожность, зависть и ненависть

по отношению к окружающим (шкалы «обида»,

«подозрительность») . На наш взгляд уровень агрессивно­сти, раздражимость, негативизм и чувство вины обуслав­ливают степень эмоционального возбуждения испытуемых в

ситуации фрустрации.

Таблица 4

Номер Количество Составляющая
группы обследуемых часть
осужденных в процентах
1 S 2,59
2 23 7,468
3 65 21,104
4 150 48,701
5 45 14,610
6 8 2,597

Исследование по методике СМИЛ было проведено на осу­жденных женского пола при выборке N=200. Опросник диф­ференцирует осужденных на 6 основных групп. Мы подсчи­тали процентное соотношение по группам (См. Таблица 4)

Характерно, что испытуемым всех шести групп присуще

искаженное восприятие социальной действительности. Осу­жденные отличаются либо социальной наивностью, либо со­циальной предубежденностью, либо низкой социальной от­зывчивостью. Данные обстоятельства свидетельствуют в

пользу социальной детерминации агрессивного поведения

испытуемых, которая связана с изоляционной формой де­формации отношений к окружающей действительности.

В

процессе обработки данных эмпирического исследования мы

получили подтверждение о взаимозависимости развития и

проявления мотивации агрессивного поведения и особенно­стей процесса социализации: показатели по шкале 92 у 56% испытуемых явно занижены, 43% испытуемых имеют по­казатели ниже нормы (табл. 5).

Статистически значимая связь наблюдается между пока­зателями 5 шкалы и индексом враждебности (по Басса- Дар ки) : коэффициент корреляции составляет 0,64

(приложение 12) . Мы считаем, что эта закономерность подтверждает бессознательный характер мотивации агрес-

сивного поведения, так как чувство вины, угрызения со­вести, убеждение обследуемого в своей ущербности - все это фрустраторы, вытесняющие сознательную информацию на уровень подсознания и фиксирующие ее там с целью удов­летворения внутренних побуждений противодействующих фрустраторам.

Существенное влияние на запуск механизмов агрессив­ной мотивации оказывает пониженный уровень интеллекта (приложение 12) . Причем если показатели данной шкалы

оказываются в пределах нормы, то обязательно наблюдает­ся низкий уровень по шкале «мужественности-

женственности» (ниже 40) в сочетании с данными шкалы

«явная тревога» и шкалы «ригидность», что свидетельст­вует о сублимации агрессивных тенденций интеллектуаль­ной активностью. Следовательно, чем активнее испытуемые

реализуют свой интеллектуальный потенциал, тем меньше

вероятность компенсации недостатков социализации в пла­не реализации половозрастных ролей через агрессивное

поведение.

Обычно считают, что низкие показатели шкалы

«мужественности-женственности» являются свидетельством

гуманности, мягкости и меньшей агрессивности, мы наблю­даем обратное: неискушенность в вопросах секса высоко

коррелирующая с общим астено-депрессивным фоном на-

строения испытуемыхг опосредует высокий потенциал моти­вации агрессивного поведения. В случае долговременного

бездействия этого потенциала под влиянием социальных

детерминант происходит его трансформация в деструктив­ную актиЧ&ность, антисоциальные агрессивные реакции.

Например, осужденная М. отбывает наказание в испра­вительном учреждении [2 года общего режима, ст. 108 УК РСФСР), показала следующие результаты: шкала 016 - 31

балл (при норме 21); шкала 165 - 32 балла (при норме 9); шкала 092 - 27 баллов (при норме 27); шкала 5-32 баллов (при норме от 4 0 до 70) ; шкала 8 - 88 баллов (при норме от 50 до 70) ; Иоа = 23 баллов; Ивр = 8 бал­лов. Следовательно, можно сделать вывод об опосредован-

ности мотивации агрессивного поведения так называемой

сексуальной неудовлетворенностью. Это факт подтвержда­ется исследованием не только по СМИЛ, но и по другим

методикам, в частности показателями полученными с помо­щью рисуночного апперцептивного теста. Все же, следует

заметить, что мы утверждаем лишь значимость либидо для

развития потенциала мотивации агрессивного поведения и,

ни в коем случае, не связываем деструктивный характер

агрессии только с половой неудовлетворенностью.

Показатели, полученные по шкале под индексом 057

(зависимость), не подтвердили наши ожидания. Мы счита-

ли, что определенная степень зависимости женщин-

осужденных от окружающих провоцирует деструктивную на­правленность мотивации агрессивного поведения, но это

предположение оказалось действительным только для испы­туемых 3* и 4 группы. Очевидно, это объясняется тем, что испытуемые, относящиеся к данной категории осужденных,

отличаются либо высоким уровнем эмоциональной активно­сти, либо уверенно выраженными психическими отклонения- ми от психической нормы. Разброс показателей по шкале CGA свидетельствует об отсутствии прямой зависимости между индивидуальным коэффициентом групповой адаптивно­сти и конформности.

Коэффициент корреляции (0,5) показателей шкалы

«тревожность» по СМИЛ и данных по шкале

«подозрительность» опросника Басса-Дарки свидетельству-

ет в пользу того, что неоправданные опасения вызывают у

испытуемых настороженность и негативизм в процессе от­ношения к другим (приложение 14) . При этом испытуемые

имеют подсознательно сформированное предубежденное от­ношение к окружающим это дает почву для развития некон­структивных форм адаптации. Данный факт подтверждают

*

показатели, полученные по шкале 162 СМИЛ.

Необходимо отметить также опосредованность формиро­вания особенностей поведения осужденных от факторов ДИ-

агностируемых по шкале 165 (психастения). На наш

взгляд,. скрытые или явные отклонения от психической

нормы влияют на формирование почвы для деструктивной

агрессивности: по данным тестирования , подавляющее

большинство осужденных (98%) имеют умеренно выраженные,

либо скрытые психические отклонения от нормы.

При определении надежности структурных элементов

теста рисуночной фрустрации Розенцвейгаr через примене­ние данных полученных на основе оценочных суждений экс­пертов, коэффициент корреляции составил в среднем 0,57

по всем тестовым параметрам, кроме индекса социальной

адаптации (-0,18).

Низкий уровень показателя групповой конформности вы­явленный у женщин-осужденных (18,2 балла), обусловлен

по-видимому низкой степенью адаптации к условиям изоля­ции. Наиболее высокие показатели групповой конформности

присущи испытуемым, совершившим тяжкие преступления

против личности. Например, у преступниц совершивших

убийство он колеблется в пределах от 48% до 54%. Значи­тельно низкий уровень данного показателя встречается у

осужденных отбывающих наказание за совершение кражи -

от 8,33% до 42%.

По нашему мнению, индекс социальной адаптации выяв­ляет. уровень социальной активности испытуемых, а не ее

содержательную характеристику. В пользу данного предпо­ложения свидетельствует и тот факт, что параметры мето­дик, направленных на изучения уровня агрессивности лич­ности, положительно коррелируют с показателем CGA (Например, с Иоа) .

Большая часть испытуемых (38,7%) относятся к препят-

ственно-доминантному типу. Они более внушаемы и сильнее

подвергаются влиянию фрустрирующей ситуации. Осужден­ные, поведение которых фиксировано на удовлетворении

потребности, составляют всего лишь 12,8% испытуемых.

Полученные зависимости показывают отрешенность и отчуж­денность исследуемых от внутренних личностных потребно­стей к проявлению мотивации агрессивного поведения как

следствие фрустрирующей ситуации. Мотивационная основа

активности осужденных закреплена на осознаваемых пре­пятствиях и осознаваемых потребностях. Неудовлетворение

побуждений и невозможность избавиться от жестких рамок

поведения приводит к образованию регрессивных паттернов

поведения. При определенных социально-биологических

предпосылках, о которых было сказано выше, происходит

развитие деструктивной агрессивной мотивации. потенци­альный уровень агрессивности не влияет на процесс опо­средования мотивации агрессивного поведения деструктив­

ного- характера.

Согласно полученных эмпирических данных,, для осуж-

денных свойственно значительное преобладание экстрапу- нитивных реакций (приложение 19) . Осужденные во фруст-

рирующей ситуации предпочитают проявлять внешнюю агрес­сию, апеллировать к мотивам субъективного характера.

Испытуемые реагируют не только на эмоционально-значимые

внешние обстоятельства, но и на обезличенные предметы и

явления. Направленность агрессивных реакций в большин-

* стве случаев опосредована социальным окружением (Е) и,

в частности, биологическими детерминантами. В качестве

примера рассмотрим следующие ситуации;

Осужденная М. 1971 г.р. (ст. 146 УК РФ) по 92 шкале

имеет 27 баллов (при норме - 27,14); по шкале 162 - 13 баллов (норма - 11 баллов) ; 5 шкала - 49 баллов, т. е. все три показателя в норме, при этом М. по 168 шкале

показала 7 баллов (норма - 9,27). По данным РАТ М. до

момента совершения преступления проживала с мужем в от­ношениях типа «муж-господин, жена-рабыня». При проведе­нии психодиагностики выяснилось, что женщина страдала

от сексуальных отношений с мужем, т. к. не получала

Г

удовлетворения. По результатам теста Розенцвейга пове-

• денческие реакции М. преимущественно направлены на

удовлетворение сексуальной потребности потребности. У

испытуемой ярко выражено чувство вины (тест Басса-

Дарки), которое в сумме с «обидой»

«подозрительностью», создает негативное отношение к ок

ружающей действительности, опосредованное неудовлетво

ренной физиологической потребностью. Суммарный балл аг

рессивнс^сти (ЕЛ) , индекс общей агрессивности и враждеб

ности не дали ярких показателей, здесь нет никакой кор

реляционной зависимости.

Анализ результатов беседы дает многогранное пред

сдавление о развитии и актуализации мотивационной осно

вы агрессивного поведения. Из рассказов самих осужден

ных можно выделить основные паттерны их поведения в си

туации провоцирующей агрессию. В качестве примера рас смотрим содержание нескольких бесед с осужденными.

Осужденная Б., 1976 г.р., образование неполное сред

нее. Ст. 218 УК РФ. Родителей нет. Отец ушел из семьи

когда дочери исполнилось 3,5 года. Часто в детстве ис

пытывала подсознательное чувство страха перед отцом

Всем в семье руководила мать. Причем контроль за пове

дением дочери в детстве был непоследовательным, и со

пряжен со строгим наказанием за малейшую провинность

Мать вторично вышла замуж. Отчим постоянно пил, сканда

лил, дрался с матерью и ее убил.

Б. имеет младшего брата. По словам осужденной е

брат употребляет наркотики. В связи с тяжелыми жизнен

Осужденная 3., 1974 г.р. Ст. 145 часть 2. Срок 4года 1 месяц. Воспитывалась в интернате. Мать была лишена родительских прав с того момента, когда 3. исполнилось 1,5 года. Отец отказался от дочери. Бабушка единствен­ный близкий человек. 3. К бабушке привязана, но отно­

сится к ней снисходительно.

Имела интимные отношения с 14 лет, возраст партнеров

колеблется от 21 года до 32 лет. Активно употребляла

спиртные напитки с 13 лет.

Предпочитает смотреть боевики и эротику. Любимые ки­но герои - Брюс Ли, Чак Норис. Тренировалась в секции

борьбы. Увлекалась просмотром порнографических фильмов.

Постоянно возникало желание походить на любимых героев

фильмов.

Можно сделать вывод: осужденная 3. агрессивна по от­ношению к другим в силу того, что ей необходимо утвер­дить себя как в биологическом, так и в социальном ста­тусе женщины, но образцов такого поведения она в про­цессе социализации не получила.

Осужденная К., 1947 г.р. Ст. 102, срок 4 года. Мать

покончила собой. К. постоянно было стыдно за то, как

себя вела мать. У нее постоянный конфликт с матерью,

она сравнивает свои поступки с поступками матери, ее

осуждает, стремится на нее быть ке похожей. У сына К.

очевидно также конфликт с матерью - сын в настоящее время служит в армии в Чечне. [7]

К. убила внука своей мачехи. Убийство совершено то­пором. К. нанесла три удара. До момента убийства она употребляла алкоголь вместе с потерпевшим и сожителем.

С потерпевшим они постоянно дрались постоянно и дра­лись . Отрицает причастность к преступлению утверждает,

что это сделал ее сожитель, а ей пришлось взять вину на

себя так как ее убедили в том, что сожитель получит

ВМН. Она взяла вину на себя только из жалости к сожите­лю .

Методом ассоциаций мы выявили, что в своем убеждении

К. далека от истины, а данная история возникает в ее

уме как сверх-ценная идея, вытесняющая на подсознание

причины преступного поведения. Обследовалась неодно­кратно психиатрами. Отклонений от психической нормы не

имеет.

Анализируя это преступление мы склонны считать, что

в основе мотивационных механизмов агрессии лежат сте-

реотипы поведения усвоенные К. от матери: конфликтное поведение,, демонстрация себя, отрицание вины, компенса­ция неуверенности в себе активными действиями ненаправ­ленного содержания

Осужденная Т., 1977 г.р. ст. 108, часть2. Совершение убийства группой Преступление совершили втроем с подру­гами в состоянии опьянения. О преступлении вспоминать

не желает.

В семье Т. три сестры. Она средняя. Т. наблюдала с

глубокого детства конфликты в семье. Дралась с сестра­ми . Непоследовательный, излишне строгий контроль за по­ведением детей в семье со стороны родителей. Семья не

обеспечена материально. Ярко выражена потребность, в

любви и одобрении.

У Т. низкий уровень коммуникативных умений. Книги не

читала. Предпочитает смотреть фантастику. Смотрела пор­нографические фильмы в компаниях. Любит смотреть индий­ские фильмы. Эмоциональна.

Исходя из результатов беседы, мы пришли к выводу,

что Т. стремилась к доминированию, испытывая потреб­ность быть уверенной в себе, и совершила преступление с

целью преодоления рассогласования между потребностью в

безопасности и глубокой неуверенностью в собственных

силах. Образцы такого поведения Т. получила в семье.

Осужденная T., 1978 г.р, Ст. 206 часть 2. Семья пол­ная: мать, отец, младший брат. С братом постоянные дра­ки и конфликты. Любит бабушку. При этом бабушкой пре­небрегает. Бабушка снисходительно относится к поступкам

внучки. 'Контроль со стороны родителей отсутствует. Ро­дители злоупотребляют алкоголем. Постоянные конфликты в

семье. В школе испытывала трудности в общении с педаго-

«

гами. Считает, что по отношению к ней поступали часто

несправедливо. В частности, приводит пример с разбитым

окном: «кто-то разбил окно, а свалили все на меня».

Избила молодого мужчину 24 лет, издевалась над ним в

присутствии двух пятнадцатилетних подростков, обливали

водой и т.д. Преступление совершено в состоянии опьяне­ния . Пили вместе всей компанией. С потерпевшим Т. по­стоянно дрались до момента совершения преступления.

Считает, что потерпевший имел по отношению к ней сексу­альные притязания. С ним в интимных отношениях не со­стояла . Интимные связи имела с мужчинами от 13 до 35

лет, сексуального удовлетворения не получала.

Отрицательно относится к администрации учреждения.

Испытывает постоянную тревогу. К людям в целом относит­ся неодобрительно.

Стереотипы поведения Т. сложились в основном в се­мейных взаимоотношениях. Например, как и в детстве Т

вину свою признает формально, бравирует своими поступ­ками . Ведет себя демонстративно. Пытается утвердится

как женщина, но образцов такого поведения не усвоилаr

поэтому, чтобы привлечь внимание к себе, компенсирует

недостатбк конфликтным поведением.

Осужденная Ч., 1962 г.р. Ст. 144 часть 2. Преступле­ние совершено в состоянии опьянения. У Ч. была большая

семья - 9 детей. Она старшая в семье. Рано умерла мать.

Испытывала в детстве чувство страха перед отцом. В се­мье был строгий, непоследовательный контроль за поведе­нием детей.

Вышла замуж в 19 лет. С мужем дралась, муж выпивал,

потом стали выпивать вместе. Конфликты, скандалы, пьян­ка и драки в семье стали постоянными. Семья материально

необеспеченна. До настоящего времени испытывает Ч. от­сутствие заботы и защиты. Вспоминает, что всегда испы­тывала трудности в общении. Любимый фильм «Калина Крас­ная» .

Как мы видим из результатов беседы, паттерны поведе­ния осужденной сформировались в противоречивых тенден­циях между потребностью в любви и страхом перед иллю­зорным наказанием. Стереотипы поведения К. усвоенные в

большой деревенской семье предполагают раскаяние за со-

деянное. Вину свою Ч. признает, делает это не формаль­но, ас покаянием.

Осужденная Ч., 1975 г.р., Ст. 102 УК РФ. Образование неполное среднее. Непостоянство требований со стороны

родителей. Воспитывалась отцом. Когда Ч исполнилось 2

года, мать их бросила. Имеет старшую сестру. Сестра и

отец постоянно конфликтовали и дрались. Ч. предпочитает

одиночество. По отношению к сестре испытывает негатив­ные чувства подкрепляемые обидой. Сестра написала заяв­ление и по 144 статье Ч. получила «первый срок» - ус­ловное наказание. Отец отбывал наказание в МЛС по ст.

117 УК РФ, когда Ч. было 13 лет.

Жила с сожителем. Со стороны сожителя возникали по­стоянные угрозы ножом. Ч. часто дралась с сожителем.

Однажды, когда сожитель уснул, она его зарезала во сне

ножом: «Злая была, решила отомстить».

Ч. испытывала недостаток сексуальных отношений. Со­житель стремился прежде всего к выпивке. Ч. тоже не от­казывалась от употребления спиртных напитков и постоян­но выпивала с сожителем. По словам Ч. она может в ком­пании выпить до 1,5 литра водки. Ч. постоянно испытыва­ет отсутствие заботы и защиты. Любит смотреть боевики.

Стереотипы женственности в поведении Ч. отсутствуют.

Анализируя это преступление мы склонны считать, что

»

в основе мотивационных механизмов агрессии лежат сте­реотипы поведения, усвоенные Ч. в процессе наблюдения

взаимоотношений отца со старшей сестрой. К ним относят­ся : конфликтное поведение, демонстрация себя, отрицание

вины, компенсация неуверенности в себе активными дейст­виями ненаправленного содержанияЧ. совершила преступ­ление потому, что ей необходимо было продемонстрировать

*

и утвердить свой биологический и социальный статус.

Исходя из результатов беседы, мы выделили ряд факто­ров, способствующих активизации агрессивной мотивацион­ной основы поведения осужденных на протяжении всей жиз­ни, в том числе и в период допреступного поведения:

— общесоциальные представлениями и ожиданиями;

« — общепринятые и индивидуальные стереотипы восприятия и

поведения, сформировавшиеся в процессе онтогенеза;

— недостаточность уровня образования и опыта адаптации к

условиям социального взаимодействия (неполное среднее

образование имеют около 40% осужденных);

— особенности жизнедеятельности общностей осужденных;

f — плохие условия жизни, перелимит учреждений, отсутствие

поддержки родных и близких, непринятие администрации,

- отчуждение в отношении родителей или людей их заменяю­щих;

- неадекватное усвоение социальных ролей в процессе ин­дивидуального развития.

- трудности адаптации к условиям изоляции, высокий уро­вень тревожности, викарный опыт агрессии;

- патологические отклонения в здоровье: врожденные или

приобретенные психопатологические аномалии (50-60%);

- низкий уровень развития коммуникативных умений.

Усвоение механизмов актуализации и развития мотива­ции агрессивного поведения происходит у осужденных в

процессе привития навыков проявления агрессии через

научение. Основными детерминантами обуславливающими

развитие агрессивных механизмов являются отношения с

близкими людьми. На содержание доминирующей мотивации

оказывают влияние особенности взаимоотношений в семье.

Неконструктивный характер семейных отношений порождает

у человека чувство тревоги, неполноценности, неуверен­ности и эмоциональной зависимости от других людей. Осо­бенно ярко привитие агрессивных паттернов поведения

просматривается при изучении основных потребностей и

9

механизмов их удовлетворения.

По результатам беседы мы сделали вывод о том, что

стереотипы поведения у осужденных сформировались под

vl

влиянием недостаточных положительных эмоциональных свя­зей в семье, недостатком любви и внимания. Викарный

опыт агрессии осужденные получили наблюдая поведение

близких людей, просматривая любимые кинофильмы, читая

*

любимые. книги. Таким образом, в основе актуализации и развития мотивационной основы агрессии лежит механизм

подражания.

Данные, полученные в процессе применения метода

«биографическая разминка» свидетельствуют о высокой

степени влияния прошлого опыта на мотивационную основу

* поведения осужденных. Большинство испытуемых обращаются

к паттернам поведения, сформированным в допреступный

период их жизни. Это затрудняет процесс адаптации к ус­ловиям изоляции и провоцирует агрессивные тенденции

женщин-осужденных. Соответственно процесс ресоциализа­ции женщин-преступниц сопряжен с большими трудностями:

* подменяя настоящее прошлым, женщины-преступницы не ус­ваивают конструктивные стереотипы поведения.

Среди выделенных нами групп испытуемых существуют

варианты: некоторые осужденные неуверенны в том, что их

надежды реализуются (настоящее на рисунке меньше про­шлого и будущего)r что говорит о незначительном влиянии

наказания на будущее. Высокий уровень фрустрации осуж­денных женского пола проявился при интерпретации ре-

зyльτaτo¾ методики «Биографическая разминка».

По характеру рисунков, респондентов можно классифи­цировать на две большие группы: 1 группа - лица придаю­щие большую значимость будущему, отрицающие прошлое и

настоящее (55% при выборке n=206); 2 группа - лица, ко­торые не связывают прошлое и настоящее со своей жизнью

в дальнейшем (44% при выборке n=206). Причем к первой

группе относятся осужденные, совершившие преступления

против собственности, или против общественного порядка.

Ко второй группе в большинстве случаев принадлежат ис­пытуемые совершившие насильственные преступления против

личности. Главное, что отличает всех испытуемых, - от­решенность от будущего, жесткая и неосознаваемая детер­минированность настоящего и будущего прошлым опытом до-

преступного поведения.

Результаты обследования осужденных женщин по методи­ке РАТ, доказывают наше предположение о влиянии сексу­альных потребностей на формирование деструктивного по­ведения . При тестировании обнаружились три вида законо­мерностей :

- Все осужденные-женщины имеют неосознанное стремление к

»

созданию полноценной семьи.

“ Испытуемых имеют желание отомстить мужу или сожителю

за неудовлетворенность семейной жизнью, обусловленную

сексуальными потребностями.

- Во всех случаях имеется некто «третий лишний»

(мужчина, женщина, ребенок) влияющий на взаимоотноше­ния в семье.

*

Женщины, обследованные по данной методике, считают

себя обделенными в семейной жизни. Интересен тот факт,

что многие из испытуемых связывают семейные конфликты с

совершенным преступлением.

Ассоциативный эксперимент, применялся лишь на от­дельных категориях женщин-преступниц и был направлен на

% изучение особенностей восприятия ситуации в момент со­

вершения преступления с ассоциациями прошлого опыта до~

преступного поведения. Изучая ассоциации, мы получили

возможность изучить временные связи, образованные в

прошлом жизненном опыте личности, которые воспроизво­дятся при помощи слов-раздражителей и выражаются в ре­чевых реакциях.

*

Например, осужденная Р. (ст. 109 УК РСФСР, 1969

г.р.) издевалась над своим сожителем, нанесла ему те­лесные повреждения средней тяжести. Вину свою не при-

знает. В процессе исследования методом ассоциаций выяс­нилось, что:

1) Осужденная Р. до момента совершения преступле­ния постоянно испытывала амбивалентность своих чувств

по отношению к сожителю.

2) Данное состояние сформировалось у Р. в анало­гичной ситуации в детстве, в процессе взаимоотношений с

отчимом, который имел сексуальные притязания к своей

приемной дочери.

3) Активные аморальные действия сожителя по отно­шению к малолетней дочери Р. активизировали образцы по­ведения r приобретенные в прошлом, и спровоцировали

всплеск агрессивных тенденций.

По показателям теста фрустрации мы не нашли конкрет­ного подтверждения этому факту, хотя, по всей вероятно­сти, нашли косвенное подтверждение: осужденные обследо­ванные по данной методике делятся на две группы по типу реакций реагирования. Первая группа респондентов в си­туации фрустрации реагирует на обстоятельства с фикса­цией на удовлетворение потребностей, вторая группа - с фиксацией на преодоление препятствия, причем, важный момент здесь в том, что для первой и второй группы ха­рактерны импунитивные и экстрапунитивные направленности

этих, реакций. Безусловно, данный факт говорит о неадек-

ватном поведении и типов социально-психологической ак­тивности, опосредованных низким уровнем толерантности к

фрустрации.

Доминирование у осужденных-женщин интропунитивных и

экстрапунитивных реакций свидетельствует о наличии двух

видов мотивации агрессивного поведения деструктивного

характера у данной популяции испытуемых. Это положение

коррелирует с результатами ЕА по Вагнеру и результатами

индивидуальной беседы. Поведение испытуемых носит де­монстративный характер с преобладанием экстрапунитивных реакций во фрустрирующей ситуации. Высокий показатель

экстрапунитивных реакций свидетельствует об опосредо-

ванности агрессии внешними факторами. В случае домини­рования интропунитивных реакций агрессия проявляется

эпизодически. Следовательно, насильственные действия

обусловлены неуверенностью испытуемых в себе, занижен­ной самооценкой, излишней требовательностью к окружаю­щим.

Негативное отношение к окружающей действительности,

проявляющееся в предубежденном отношении к окружающим,

недоверчивости и излишней осторожности, сопряженное с

чувством горечи, гнева на все окружающее за причиненные

действительные или мнимые страдания, убежденности в непорядочности людей, либо в собственной неполноценно-

сти или наличие угрызений совестиr сформированные на

* уровне подсознания через механизм вытеснения способст­вует мотивация агрессивного поведения деструктивной на­правленности . Данный факт подтверждается показателями

по 5, 6, 8 субшкал по Басса-Дарки и результатами по 162

шкале СМИЛ.

При сопоставлении результатов теста всех осужденных

женщин по шкалам 16, 19, 57, 77, 197 СМИЛ мы не получи-

ли каких-либо явных закономерностей, хотя данные не­сколько превышают норму и возможно обусловливают специ­фику активизации доминирующей мотивации. Показатели по

092 шкале в 90% случаев гораздо ниже нормы. Испытуемые,

имеющие высокие показатели по шкале интеллекта в не­скольких случаях имеют низкие показатели по шкале жен­ственности, что, возможно, свидетельствует об их фри-

*

гидности, Если осужденные-женщины имеют достаточно раз­витые навыки полоролевого поведения {5 шкала СМИЛ),

нормальный уровень интеллектуального развития (шкала

интеллекта СМИЛ, Кэттелл), в этом случае, данные полу­ченные с помощью РАТ свидетельствуют в пользу того, что

женщины никогда не испытывали полного сексуального

*

удовлетворения, причем их реакции в ситуации фрустрации

всегда направлены на удовлетворение потребности. Следо­вательно, можно сделать вывод о взаимосвязи следующих

факторов: интеллект{ психастения , сексуальная потреб­ность и низкий уровень толерантности к фрустрации.

Опираясь на вышеизложенное r подведем краткий итог

исследованию. По полученной математической сопряженно­сти показателей мы выявили группу основных детерминант,

опосредующих развитие и активизацию мотивации агрессив­ного поведения и ее содержания. К ним относятся: нега­тивное отношение к окружающей действительности, опосре­дуемое подсознательными стимулами; пониженный уровень

интеллекта; уверенно выраженные или скрытые отклонения

от психической нормы, высокая степень фрустрации испы­туемых, заниженная самооценка.

Производными от первичных факторов являются следую­щие детерминанты:

a) зависимость (оказывается действенной только если

осужденные относятся к 3 и 4 группе по СМИЛ);

b) сексуальная неудовлетворенность;

c) отчуждение осужденных-женщин от личностных побужде­ний;

d) неудовлетворение потребности в любви и одобрении;

e) показатель групповой конформности.

Итак, соотношение показателей исследования осужден­ных женского пола подтверждает гипотезу о многофактор­ной детерминации мотивации агрессивного поведения дест-

руктивного содержания,- также предположение о том, что

сама по себе мотивация агрессивного поведения не играет

доминирующей роли в формировании криминального поведе­ния . Асоциальную направленность поведение приобретает под вo½действием трех групп факторов: социально-

психологических, психологических и психофизиологиче­ских .

Следовательно, особенность формирования мотивация

агрессивного поведения у осужденных-женщин состоит в

том, что ее генезис сопряжен с факторами способствующи­ми, с одной стороны, здоровому проявлению инстинктов и

реализации связанных с ними социальных ролей, с другой

стороны, с факторами провоцирующими неконструктивную

активность личности. Поэтому детерминанты развития про­тивоправного поведения необходимо искать в интегратив­ной суммации социальных, психологических и психофизио­логических стимулов. Таким образом, результаты первой серии наблюдений подтверждают состоятельность первой и второй дополнительные гипотезы исследования и опровер­гают гипотетическое предположение о том, что уровень

агрессивности опосредует содержательный аспект актуали­зации и развития агрессивной мотивации у женщин, осуж­денных к лишению свободы.

<< | >>
Источник: КАЗАКОВА Елена Николаевна. Психологические аспекты изучения мотивации агрессивного поведения женщин, осужденных к лишению свободы. Диссертация на соискание ученой степени кандидата психологических наук. Рязань - 1999. 1999

Скачать оригинал источника

Еще по теме 2.2.1. Первая серия наблюдений:

  1. Стаття 519. Відповідальність первісного кредитора у зобов'язанні
  2. I. Региональное законодательство: вопросы теории
  3. § 2. Эволюция наместничьего управления.
  4. §1. Причины введения губного и земского самоуправления.
  5. Глава первая. Законодательство Российской Федерации как системно* структурное образование.
  6. Организационно-тактические аспекты деятельности ОВД по предупрежде­нию терроризма
  7. Международный опыт борьбы с терроризмом и его использование в Россий­ской Федерации
  8. Глава первая
  9. Глава первая Становление международной системы защиты прав человека
  10. §2 Криминалистическая характеристика краж цветных металлов
  11. § 1. Права и обязанности внешнего управляющего
  12. Список использованной литературы
  13. Содержание договора суррогатного материнства. Ответственность сторон
  14. ВВЕДЕНИЕ
  15. 2.1.1. Область психодиагностики мотивации агрессивного
  16. 2.2.1. Первая серия наблюдений
  17. 2.2,2. Вторая серия наблюдений
  18. Методологические основы проведения тренинга1 уве­ренного поведения
  19. Приложения