<<
>>

§ 3. Особенности оказания юридической помощи осужденным на стадии исполнения наказания

Понятие «юридическая помощь» уже неоднократно использовалось нами выше. С обыденной точки зрения это понятие имеет довольно широкое значение, из-за чего его не редко применяют для обозначения всех аспектов обеспечения правовой защиты осужденных.

В частности, именно в таком широком значении данное понятие было использовано в диссертационных работах О.А. Акимовой и В.Л. Кудрявцева. Указанные авторы понимают под юридической помощью и деятельность компетентных государственных органов (например, прокуратуры), и защиту адвоката при рассмотрении дела по существу, и консультационные услуги, включая помощь в составлении различных документов[661].

Возможно, такой подход и имеет право на существование, но, между тем, «юридическая помощь» как научное понятие имеет свое строго определенное значение. В связи с принятием Федерального закона «О бесплатной юридической помощи» от 21 ноября 2011 г.[662], объем и содержание данного понятия в значительной мере были конкретизированы самим законодателем. Поэтому, с нашей точки зрения, отождествление юридической помощи со всеми разновидностями специальных юридических гарантий личности вряд ли оправдано.

В этой связи, прежде чем переходить к рассмотрению специфики юридической помощи осужденным к лишению свободы, представляется необходимым конкретизировать это понятие в целом.

Отправным пунктом для анализа понятия «юридическая помощь» выступает тот факт, что последняя представляет собой разновидность помощи как деятельности, а это требует ее рассмотрения на основе родовых характеристик помощи, поскольку любое правильно выделенное видовое понятие не может не содержать всех признаков своею родового понятия[663].

Термин «юридическая» применительно к помощи указывает прежде всего на сферу помогающего воздействия, в которой она имеет место и на специфику средств, используемых в процессе такого воздействия.

Признаки, которыми характеризуется понятие и явление юридической помощи, могут быть разбиты на несколько групп: а) признаки субъектов; б) признаки объекта и предмета; в) структурно-содержательные признаки - цели, средства, результаты, интересы. Рассмотрим эти признаки более подробно.

Признаки, характеризующие субъектов юридической помощи.

Юридическая помощь как деятельность протекает между субъектом получения и субъектом ее оказания.

Субъектом получения юридической помощи выступает прежде всего личность, человек, а также иные субъекты права. Конституция РФ закрепляет право каждого на получение квалифицированной юридической помощи, что означает возможность любого лица, находящегося на территории России, воспользоваться юридической помощью независимо от гражданства, пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств (ст. 48).

Свойством субъекта получения, обусловливающим юридическую помощь, является нуждаемость в ней - неспособность самостоятельно, своими действиями реализовать права, свободы и законные интересы.

По общему правилу предпосылкой юридической помощи выступает заинтересованность нуждающегося, его инициатива, обращение за помощью, юридическую помощь нельзя навязать, она не может оказываться вопреки воле субъекта получения.

Одновременно законодательство устанавливает перечень случаев, когда юридическая помощь может быть оказана в обязательном порядке, вопреки воле нуждающегося: обязательное участие защитника в уголовном процессе (ст. 51 УПК РФ), возможность обращения прокурора в суд в защиту прав, свобод и законных интересов гражданина, который по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и другим уважительным причинам не может сам обратиться в суд (ст. 45 ГПК РФ), возможность подачи заявления в суд в защиту законных интересов недееспособного или несовершеннолетнего гражданина независимо от просьбы его самого или законного представителя в порядке ст. 46 ГПК РФ и др.

Субъект оказания юридической помощи в организационно-структурном плане представляет собой систему организаций, образованных и действующих в установленном порядке и осуществляющих данный вид деятельности. В личностном плане субъект оказания юридической помощи - лицо, обладающее специальными познаниями в области юриспруденции, как правило, подтвержденными документом о профессиональном юридическом образовании.

Юридическая помощь - это профессиональная и организованная правовая деятельность. В широком смысле термин «юридическая помощь» охватывает любое правовое содействие реализации прав, свобод и законных интересов обратившегося за ней, осуществляемое как юристом-профессионалом, так и непрофессионалами - обыденная правовая взаимопомощь. В понятийном же значении юридическая помощь - вид профессиональной деятельности юриста, т.е. часть сложившейся системы осуществления правовых услуг в соответствии с потребностями общества[664].

Признак профессионализма является ключевым для отграничения юридической помощи, оказываемой на бытовом, обывательском уровне (например, советы правового характера друзей, знакомых, других лиц- непрофессионалов) от юридической помощи со стороны юриста профессионала. Именно по этому профессионализм юридической помощи отражен в ст. 48 Конституции РФ, которая закрепляет право каждого на получение именно квалифицированной юридической помощи.

Кроме того, представляется необходимым отметить, что квалифицированность юридической помощи охватывает два аспекта - квалификацию (профессионализм) субъекта оказания (и в этом смысле является признаком, характеризующим субъекта оказания) и качество самой помощи (это уже признак самой деятельности, ее структуры и содержания). До фактического осуществления юридической помощи нельзя сказать, квалифицированная она или нет. Отсюда понятия «юридическая помощь» и «квалифицированная юридическая помощь» соотносятся как родовое понятие и видовое[665].

Заканчивая характеристику субъекта, необходимо отметить, что юридическая помощь это адресное правовое содействие. Этот признак означает, что юридическая помощь ориентирована на конкретного субъекта получения, конкретную проблемную правовую ситуацию, реализацию конкретных прав, свобод, законных интересов субъекта получения. Степень адресности юридической помощи может быть различной. Юридическое информирование, юридическое консультирование, составление юридических документов, профессиональное юридическое представительство предполагают максимальную степень адресности, поскольку субъект оказания работает с конкретным получателем, конкретной проблемной правовой ситуацией. Меньшая степень адресности характерна для обучающей юридической помощи.

Признаки, характеризующие объект и предмет юридической помощи.

Объектом юридической помощи является проблемная жизненная ситуация субъекта получения, имеющая правовой характер (проблемная правовая ситуация).

В теории под правовой ситуацией (в аспекте появления позитивного права) понимают сложное жизненное обстоятельство, как правило, конфликт или положение во взаимоотношениях людей, грозящее конфликтом, с внешней стороны - спор, ошибка интересов, соперничество мнений и намерений, требующее права (правового решения)[666].

Проблемные правовые ситуации, порождающие потребность в юридической помощи, могут быть классифицированы на простые и сложные; конфликтные и бесконфликтные; типичные и специфические; начальные, промежуточные и конечные; благоприятные и неблагоприятные для удовлетворения интересов получателя юридической помощи.

Проблемная правовая ситуация может в различной степени осознаваться в качестве таковой нуждающимся в юридической помощи. По адекватности осознания можно выделить действительную проблемную правовую ситуацию и мнимую проблемную правовую ситуацию. Последняя всегда является проблемной для субъекта получения, но правовой будет лишь субъективно, так как объективно ее преодоление юридическими средствами невозможно. Для ее преодоления тоже требуется юридическая помощь. Например, отказ адвоката от принятия поручения по гражданскому делу следует рассматривать как помощь обратившемуся, если адвокат обоснованно убедил его в нецелесообразности начинать процесс[667].

В.Н. Карташов разделяет объекты юридической деятельности на первичные и вторичные. К первым автор относит отношения между людьми, их коллективами и организациями, типичные и единичные отношения, конкретные социальные ситуации, действия людей; ко вторым - предметы, процессы и состояния природной и социальной среды, объективной и субъективной реальности, материальные и нематериальные блага, составляющие предмет потребности человека[668].

Думается, что такое деление объектов вполне применимо к юридической помощи. Первичным объектом здесь является проблемная правовая ситуация как совокупность реальных или предполагаемых правовых отношений, иных социальных факторов (при такой ситуации существуют препятствия к удовлетворению правовых интересов лица и самостоятельное решение ее средствами юридического характера невозможно). Вторичным объектом - блага, составляющие предмет интереса получателя помощи. И хотя

B. Н. Карташов в данном случае использует понятие «предмет потребности», представляется, что правомерно вести речь о предмете социальной потребности, т.е. о предмете интереса, коль скоро путь к обладанию предметом потребности лежит через социальные связи, действия людей. Справедливо замечание В.Н. Карташова о недопустимости подмены объекта деятельности и ее результата, так как первый, в отличие от последнего, «существует, как правило, до начала деятельности, в определенной степени предшествует ей, ... при достижении определенного результата объект деятельности может и не подвергаться изменению»[669].

Юридическая помощь всегда является предметной деятельностью. В качестве предметов юридической помощи могут выступать правовая деятельность субъекта получения юридической помощи и правовая деятельность других социальных субъектов. Поскольку проблемная правовая ситуация может возникать у лица до осуществления внешневыраженной деятельности и возникновения реальных правовых отношений, предметом юридической помощи в этом случае будут интеллектуальные и волевые компоненты его правового сознания. Проблемная правовая ситуация разрешается в данном случае путем формирования правовых знаний и навыков, готовности к юридически грамотному правовому поведению или воздержанию от совершения юридически значимых действий.

В целом же, предметами юридической помощи могут выступать правовая деятельность социальных субъектов (получателя юридической помощи и иных субъектов) и правовое сознание получателя юридической помощи.

Структурно-содержательные признаки юридической помощи.

Юридическая помощь - это содействие, осуществляемое в интересах другого лица. Как и все другие социальные потребности человека, потребность в юридической помощи возникает тогда, когда ее удовлетворение является средством реализации какого-либо конкретного интереса. Это позволяет предположить, что реализация интересов другого лица и есть тот основной процесс, по отношению к которому юридическая помощь носит подчиненный, «вспомогательный» характер, протекание которого она облегчает, поддерживает[670].

Специфичным для юридической помощи является то, что реализация интересов происходит в правовой сфере, в общественных отношениях, входящих в предмет правового регулирования (в проблемной правовой ситуации). Разнообразные, опосредованные правом, экономические, политические, духовные и другие интересы конкретного лица удовлетворяются путем осуществления предоставленных законом возможностей - прав, свобод, законных интересов, назначение которых как раз и заключается в «предоставлении человеку и гражданину возможности выбора определенных жизненных благ, в которых он заинтересован»[671].

Отсюда юридическая помощь есть содействие реализации прав, свобод, законных интересов другого лица в проблемной правовой ситуации.

Юридическая помощь - это целенаправленная деятельность. В составе целей юридической помощи в литературе рассматриваются обеспечение и защита прав и законных интересов граждан, достижение правовой защищенности личности; обеспечение интересов и т.д.[672]

Безусловно, юридическая помощь, выступая специально-юридической гарантией прав и свобод, является важным элементом механизма обеспечения прав и свобод человека и гражданина и в системе с другими правовыми средствами работает на достижение их полной реализации. Поэтому указанные выше цели могут претендовать на роль отдаленных конечных целей юридической помощи, но для ее определения как особого вида правовой деятельности они вряд ли пригодны, поскольку слишком широки.

В другом отношении формулировка цели юридической помощи как создание юридическими средствами человеку благоприятных условий для охраны и защиты его субъективных прав слишком узка, поскольку не охватывает, во-первых, реализацию законных интересов, а, во-вторых, реализацию прав, свобод, законных интересов в ситуациях, не связанных с их нарушением. Обеспечение доступа к правосудию можно рассматривать в качестве цели юридической помощи, но не общей, а более частной, так как она не охватывает юридическую помощь, оказываемую вне судопроизводства.

В этой связи раскрытие цели юридической помощи через понятие «обеспечение», которое в широком понимании охватывает охрану, защиту, предупреждение, другие условия и средства, гарантирующие осуществление прав, свобод, законных интересов, и означает «снабжение чем-либо в достаточном количестве, создание необходимых условий для осуществления чего- либо»[673], более обоснованно, но и оно указывает на путь, способ достижения цели (правовыми средствами обеспечить, усилить реализацию прав, свобод, законных интересов ее получателя), а не на саму цель.

Исходя из вышесказанного, конечная цель юридической помощи может быть определена как максимально полная реализация индивидуальных интересом (прав, свобод, законных интересов) конкретного получателя путем преобразования (преодоления или предотвращения) конкретной проблемной правовой ситуации.

Содержание юридической помощи образуют действия с использованием средств юридического характера, осуществляемые субъектом оказания. Содержание юридической помощи придает ей свойство «юридичности», правовой характер, который состоит в преимущественном использовании правовых аргументов для достижения целей, принципиальной конечной направленностью деятельности на установление, изменение и прекращение правовых отношений, т.е. на получение правового результата[674].

Содержание юридической помощи, как и всякой деятельности, составляют две стороны: внутренняя (субъективная) - мыслительная деятельность субъекта оказания (рассмотрение которой выходит за рамки настоящего исследования) и внешняя (объективная) сторона - как внешневыраженные действия субъекта оказания, направленные на преобразование проблемной правовой ситуации.

Юридическая помощь может заключаться, во-первых, в совершении субъектом оказания конкретных действий, прямо, непосредственно, влияющих на проблемную правовую ситуацию, и, во-вторых, в адресном предоставлении нуждающемуся доступных средств для самостоятельного преодолении проблемной правовой ситуации. Отсюда специфичны и средства юридического характера, используемые в первом и во втором случаях.

Совершая конкретные действия в интересах субъекта получения, составляющие юридическую помощь, субъект оказания использует правовые или юридические средства. А.В. Малько определяет эти средства как «правовые явления, выражающиеся в инструментах (установлениях) и деяниях (технологии), с помощью которых удовлетворяются интересы субъектов права, обеспечивается достижение социально полезных целей»[675].

Л.В. Малько обоснованно подразделяет правовые средства на средства- установления и средства-деяния (технологии). Первые являются инструментами осуществления последних, при этом «все то, что не относится ни к установлениям и деяниям - правосознание, законность, правопорядок и т.п., к юридическим средствам причислить нельзя». Автор справедливо утверждает, что «результат невозможно получить только посредством субстанциональных явлений, которые автоматически не приводят к нужному эффекту, требуется еще и деяния, усилия, активность, связанные с использованием предоставленных в законодательстве инструментов»[676].

Отсюда следует, что юридическая помощь, состоящая в совершении конкретных действий субъектом оказания в интересах субъекта получения, сама относится к правовым средствам-деяниям.

Юридическая помощь облегчает своим помогающим воздействием реализацию прав, свобод, законных интересов только теми правовыми средствами, которые позитивное право признает именно за личностью как правоспособным субъектом, но фактическое использование этих средств для получателя помощи представляет проблему, затруднение. Поэтому в содержание юридической помощи могут быть включены лишь те правовые средства установления и средства деяния, использование которых возможно лицом как право- дееспособным субъектом. Иными словами, деятельность субъекта оказания может дополнять, замещать деятельность субъекта получения, но объем и характер деятельности субъекта оказания не может выходить за рам- ки право- дееспособности, а значит и правовой деятельности субъекта получения, которую он мог бы осуществить, если бы правовая ситуация не была проблемной и он не нуждался бы в помощи.

Эта особенность в совокупности с объектом и целью юридической помощи позволяет отграничить последнюю от иного содействия осуществлению прав, свобод, законных интересов граждан со стороны многих субъектов, прежде всего, со стороны государственных органов и органов местного самоуправления.

Не является юридической помощью деятельность органов публичной власти в интересах лиц, которая преобразует проблемную правовую ситуацию, но осуществляется правовыми средствами, использование которых гражданином как лицом, не наделенным публично-властными полномочиями, в принципе невозможно, поскольку закон не наделяет граждан правом совершать такие действия.

Действия, составляющие содержание юридической помощи, сами по себе не являются публично-властными[677]. В процессе оказания юридической помощи невозможны издание от имени государства, муниципального образования обязательных правовых предписаний, принятие публично-властных решений, применение мер правового принуждения как в отношении субъекта получения, так и других лиц.

Средства юридического характера, используемые при оказании юридической помощи, не исчерпываются правовыми средствами (установлениями и деяниями). К числу средств юридической помощи относят, например, юридические советы, консультации[678], когда для более эффективного результата граждане обращаются за юридической помощью к специалистам, которые из всего набора юридических средств профессионально помогают выбрать наиболее адекватное, оптимальное в данной конкретной ситуации[679].

Исходя из этого, вторую группу средств юридической помощи составляют средства, формирующие готовность субъекта получения к самостоятельному использованию правовых средств-установлений и правовых средств- деяний для реализации своих прав, свобод, законных интересов в проблемной правовой ситуации.

В юридической науке предприняты попытки расширения понятия юридической помощи за счет включения в ее содержание правового воспитания[680]. Не разделяя этой точки зрения (здесь отсутствует такой признак юридической помощи как проблемная ситуация), отметим, что данный подход заслуживает своего внимания, хотя и требует теоретического обоснования.

Не может быть признано юридической помощью содействие реализации прав, свобод, законных интересов, осуществляемое средствами неюридического характера (частная детективная работа, охрана своего доверителя, наведение справок коммерческого характера о партнере клиента, выполнение других технических, вспомогательных, организационных, распорядительных, административных функций в интересах доверителя)[681]. Здесь фактические действия в интересах нуждающегося могут сопровождать использование средств юридического характера (например, доставка составленного юристом юридического документа адресату, целый комплекс фактических действий адвоката, обеспечивающих его юридические действия, но сами по себе они не образуют юридическую помощь.

Все сказанное позволяет сформулировать следующее обобщающее определение: юридическая помощь - это осуществляемое средствами юридического характера адресное, невластное, профессиональное и организованное содействие реализации правовых возможностей субъекта права в целях преобразования проблемной правовой ситуации и максимально благоприятного удовлетворения его индивидуальных интересов.

Согласно социологическим данным больше всего во время отбывания наказания осужденные нуждаются в психологической помощи (так считают 79% руководителей исправительных учреждений и 50% осужденных), далее следуют юридическая помощь (соответственно 71% и 47%) и социальная помощь (68% и 37%)[682].

Если же сопоставлять юридическую помощь с другими процессуальноправовыми гарантиями правового статуса осужденных, то по имеющимся у нас социологическим данным, отражающих мнение самих осужденных, именно, эта гарантия имеет, по их мнению, приоритетную оценку. Осведомленность осужденных о праве на юридическую помощь (95,9%) также несколько лучше по сравнению с правом на обращения (80,6%) и правом на свидание и телефонные переговоры (85,3%)[683].

Переходя к изложению вопросов связанных со спецификой оказания юридической помощи осужденным, необходимо отметить, что УИК РФ в развитие положений ст. 48 Конституции РФ гарантирует осужденным право на получение юридической помощи от адвоката и иных лиц, имеющих право на оказание такой помощи (ч. 8 ст. 12 УИК РФ). Данное право реализуется также и посредством иных норм УИК РФ, - ст. 19-24, ч. 4 ст. 89, ч. 1, 2, 3 ст. 91, ст. 92, ч. 6 ст. 158, ч. 2 ст. 185, а также в Правилах внутреннего распорядка исправительных учреждений - п. 11 гл. 3, гл. 8, п. 49-53, гл. 12-15 и Правилах внутреннего распорядка воспитательных колоний - п. 218-220.

Кроме того, в организационном плане большое значение имеют здесь и такие относительно новые нормативные акты как «Основы государственной политики Российской Федерации в сфере развития грамотности и правосознания граждан», утвержденные Указом Президента РФ от 28 апреля 2011 г., №Пр-1168[684], а также Федеральный закон от 21 ноября 2011 г. №324-ФЗ «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации»[685]. Хотя юридическая помощь осужденным, как самостоятельная разновидность, указанными актами и не выделяется.

Согласно имеющимся у нас социологическим данным, приблизительно 4% осужденных вообще не знают о наличии у них права на юридическую помощь, 69% осужденных признали, что во время отбывания наказания в исправительном учреждении нуждались или нуждаются в юридической помощи. При этом 94% респондентов считают, что их доступ к получению юридической помощи более ограничен, чем у граждан, находящихся на свободе. Опрос также показал, что потребность в юридической помощи у 59% о респондентов вызвана несогласием с приговором суда; у 30% - необходимостью защитить себя от незаконных действий администрации исправительного учреждения; у 50% - необходимостью защиты иных законных интересов[686].

Для осужденных, как ни для кого другого, справедливо определение юридической помощи, которое дает Ю.И. Стецовский: «Юридическая помощь - это "война за права" с использованием всех законных средств и способов защиты прав и интересов гражданина путем разъяснений, составления жалоб, заявления ходатайств, истребования документов, активного совершения иных действий как в судопроизводстве, так и вне его»[687].

Действительно, оказание юридической помощи зачастую переходит в «военные действия» против лиц, нарушающих права и свободы. Но это не должно становиться естественным состоянием. Сущность государства, тем более правового, - вывод общества из состояния войны «всех против всех», в том числе при осуществлении права на юридическую помощь осужденными[688].

Поэтому ограничение данного права осужденных не допускается даже в порядке дисциплинарного взыскания. Как уже было упомянуто, Конституционный Суд РФ в постановлении по делу о проверке конституционности отдельных положений ч. 1 и 2 ст. 118 УИК РФ отмечает следующее: «То обстоятельство, что осужденный, отбывающий наказание в виде лишения свободы, и тем более водворенный в штрафной изолятор или переведенный в помещение камерного типа, находится в подчиненном, зависимом от администрации исполняющего наказание учреждения положении и ограничен в правомочиях лично защищать свои права и законные интересы, предопределяет особую значимость безотлагательного обеспечения ему права пригласить для оказания юридической помощи адвоката (защитника) и реальной возможности воспользоваться ею»[689].

Одной из гарантий, обеспечивающих реализацию нормы ч. 1 ст. 48 Конституции РФ, является право осужденных на переписку с защитником или иным лицом, оказывающим юридическую помощь на законных основаниях, без цензуры со стороны администрации исправительного учреждения. Как уже также отмечалось, не подлежат цензуре и все отправления осужденных в суд, прокуратуру, вышестоящие органы уголовно-исполнительной системы, Уполномоченному по правам человека в РФ, уполномоченным по правам человека в субъектах Федерации, общественную наблюдательную комиссию, Европейский Суд по правам человека (ч. 1, 2 ст. 91 УИК РФ; п. 53 гл. 12 Правил внутреннего распорядка 2005 г.). Исключение составляют те случаи, когда администрация исправительного учреждения располагает достоверными данными о том, что содержащиеся в переписке сведения направлены на инициирование, планирование или организацию преступления либо вовлечение в его совершение других лиц. В этих случаях контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений осуществляется по мотивированному постановлению руководителя исправительного учреждения или его заместителя.

Для отправления осужденными писем в исправительных колониях в каждом изолированном участке, а в воспитательной колонии - в установленном администрацией месте вывешиваются почтовые ящики. Письма изымаются из них для отправления специально назначенным для этого сотрудником ежедневно, кроме выходных и праздничных дней. В тюрьмах, единых помещениях камерного типа, помещениях камерного типа колоний и безопасных местах письма для отправления осужденные передают представителям администрации. Письма, поступившие на имя осужденного после его убытия из исправительного учреждения, отправляются по новому месту нахождения не позднее чем через трое суток.

В качестве возможности получения осужденными юридической помощи можно также рассматривать право осужденных на телефонные разговоры. В соответствии с ч. 1 ст. 92 УИК РФ им предоставляется право на телефонные разговоры без ограничения их количества продолжительностью до 15 минут каждый, которые осужденные оплачивают за счет собственных средств. Количество телефонных разговоров может быть ограничено до шести в год лишь при отсутствии технических возможностей. Поскольку УИК РФ не ограничивает круг лиц, которым осужденный может позвонить, не исключается возможность позвонить адвокату или иному лицу для получения юридической консультации. Исключение составляет только запрет на телефонные разговоры между содержащимися в исправительных учреждениях осужденными, не являющимися родственниками, без разрешения администрации.

Однако основным способом предоставления юридической помощи осужденным является его на свидания с адвокатом (защитником). Проблемные аспекты этого права уже были рассмотрены нами выше. Поэтому здесь считаем необходимым упомянуть лишь итоговый вывод: в отличие от свидания с родственниками, имеющими ряд ограничений, являющихся составной частью режима исполнения наказания, свидания с адвокатом (защитником) не могут иметь каких-либо временных ограничений и должны быть организованы, исходя из принципа конфиденциальности. Подобный вывод основывается на том, что режим исполнения любого уголовного наказания всегда строится, исходя из целей уголовного наказания, тогда как цели уголовного наказания не могут быть направлены на ущемление таких базовых принципов как состязательность процесса, равноправие сторон и право на юридическую помощь.

Безусловно, выступая против каких-либо ограничений на свидание с защитником в период исполнения наказания, необходимо предвидеть открывающиеся возможности для злоупотребления этим правом со стороны осужденного. Последний получает в этом случае возможность использовать свое право на свидание с защитником не только для получения юридической помощи, но и для иных целей, сводящихся к установлению «связей с внешним миром», что следует рассматривать как нарушение режима исполнения уголовного наказания. Причем, осуществление каких-либо контрольных полномочий со стороны администрации, с учетом требований конфиденциальности, будет являться здесь крайне затруднительным.

Поэтому, настаивая на необходимости отмены ограничений в данной сфере (не более 4-х часов в сутки и др.), мы в месте с тем являемся противниками расширения круга возможных субъектов по оказанию юридической помощи осужденному к лишению свободы. По нашему мнению, в качестве этого субъекта здесь может выступать только адвокат.

Адвокатура - это институт, сочетающий в себе не только частноправовые но и публично-правовое аспекты. Как корпоративная организация, адвокатура имеет довольно большие возможности по дисциплинарному контролю за деятельностью своих членов, вплоть до исключения их из коллегии адвокатов.

Выступая за отмену ограничений права осужденного на свидание с адвокатом, считаем необходимым предусмотреть отдельно процедуру рассмотрения жалоб администрации учреждений исполнения наказаний в коллегию адвокатов, связанных с имеющимися основаниями, дающими возможность предположить наличие злоупотреблений правом на свидание. Кроме того, администрация учреждений исполнения наказаний должна иметь возможность на обращение в суд по поводу этих злоупотреблений. В случае подтверждения фактов злоупотреблений администрация вправе требовать их пресечения вплоть до замены адвоката.

В отдельном рассмотрении нуждается также вопрос о специфике формы и содержания юридической помощи осужденным к лишению свободы[690].

Юридическая помощь осужденным охватывает широкий круг правовых притязаний личности и действий юриста. Между тем, в юридической литературе иногда неоправданно сужают роль юристов в обеспечении юридической помощи осужденным, чаще всего сводя ее исключительно к вопросам исполнения наказания.

Так, Д.Н. Козак, говоря об участии адвоката в качестве представителя осужденного при исполнении уголовного наказания, различает несколько видов такого представительства:

- представительство интересов осужденного при разрешении судом вопросов, связанных с исполнением приговора в рамках одноименной стадии уголовного судопроизводства;

- представительство интересов осужденного при рассмотрении жалоб на действия (бездействие) и решения администрации учреждения или органа, исполняющего наказание, в связи с ненадлежащими условиями содержания, наложением дисциплинарных взысканий, ограничением прав осужденного (собственно представительство в исполнительном производстве);

- представительство интересов осужденного в отношениях, выходящих за рамки собственно исполнительного производства, но испытывающих на себе влияние специфических условий отбывания наказания (например, при разрешении иска осужденного о возмещении вреда, причиненного ему в результате незаконных действий администрации субъекта Федерации, на территории которого находится исправительное учреждение)[691].

Представляется, что такое определение юридической помощи неполно и, в целом, не совсем верно раскрывает ее содержание.

В соответствии с ч. 2 ст. 2 Федерального закона от 31 мая 2002 г. «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и ст. 6 Федерального закона «О бесплатной юридической помощи» от 2 ноября 2011 г. условно можно выделить следующие виды юридической помощи, оказываемой осужденным:

1. Юридическое консультирование - это предоставление осужденным консультаций и справок по юридическим вопросам в устной (посредством свиданий, телефонных разговоров) и письменной (в частности, путем переписки) форме.

Представляется, что юридическое консультирование может включать в себя два аспекта. Во-первых, субъект, оказывающий юридическую помощь, доводит до сведения клиента содержание правовой нормы. Во-вторых, лицо, оказывающее юридическую помощь, как правило, осуществляет толкование правовой нормы, то есть разъясняет для клиента ее значение применительно к конкретной ситуации.

Обычно консультирование происходит в устном порядке. Лицо, оказывающее юридическую помощь в виде консультации, старается, чтобы осужденный понял то разъяснение, которое ему дается. Письменная же консультация имеет место тогда, когда осужденный хочет убедить в каком-либо правовом вопросе другое лицо. В данном случае даются письменные разъяснения, на которые и будет ссылаться клиент. С содержательной стороны консультации и справки представляют собой процесс передачи правовой информации от юриста к осужденному.

2. Составление документов правового характера - заключается в составлении исковых и иных заявлений, жалоб, ходатайств, претензий и т.п. Особенностью составления документов правового характера является его казуальный характер, т.е. на каждый конкретный случай составляется индивидуальный документ[692].

В процессе реализации своего права на обращение за помощью в различные государственные органы, включая судебные, осужденные сталкиваются с необходимостью облечь такого рода обращения в надлежащую форму. Необходимо, чтобы, с одной стороны, в документе были изложены все существенные для разрешения дела факты и доводы, а с другой - соблюдены все имеющиеся в различных нормативных правовых актах требования по включению в документы необходимых реквизитов и сведений. Невыполнение указанных положений закона может повлечь для осужденного такие последствия, как отказ в принятии обращения, возврат или оставление его без движения[693]. Именно по этой причине возникает необходимость обращения за помощью к специалисту, который при составлении правовых документов обязан знать и учитывать соответствующие требования закона. Специалист не только составляет заявления, жалобы и другие документы правового характера, но и наблюдает за их надлежащей регистрацией в тех органах, которым они были адресованы.

Существует две основные разновидности данной формы юридической помощи: составление документов юридического характера и частичное составление документов юридического характера. В первом случае выясняется суть дела, подбирается правовая норма, которая урегулирует возникшие правоотношения или правоотношения, которые стремится создать осужденный, и составляется юридический документ, призванный стать юридическим фактом в целях обеспечения или защиты какого-либо права. Данный документ может быть составлен в форме надзорной жалобы, ходатайства, искового заявления, заявления о принятии наследства и т.п. Содержание частичного составления документов юридического характера заключается в предоставлении осужденному бланка юридического документа, куда последний должен внести индивидуальные данные, и оказании помощи в правильном его заполнении. Примером такой юридической помощи является использование бланков различных договоров купли-продажи, дарения, надзорных жалоб, доверенностей и т.п.

3. Представительство интересов осужденного, вытекающих из различных правоотношений, само по себе является межотраслевым и многофункциональным институтом, что предопределяет некоторую сложность раскрытия его правового содержания и исследования результатов функционирования[694].

Е.Г. Тарло и О.А. Акимова выделяют два вида такого представительства: гражданское (или материально-правовое) и судебное (процессуальное)[695].

По мнению указанных авторов, материально-правовое представительство - это представление интересов осужденного, вытекающих из гражданско-правовых правоотношений. Важность такого представительства обусловлена тем, что положения ГК РФ о правоспособности и дееспособности граждан (ст. 1, 9, 17, 18, 21, 22 и др.) распространяются на осужденных с особенностями, обусловленными степенью их изоляции от общества. В частности, осужденные через представителя могут распоряжаться принадлежащим им имуществом, быть субъектами обязательственного права, вступать в наследство и др.[696]

Судебное же представительство «есть вид деятельности лица, участвующего в процессуальных правоотношениях с целью оказания юридической помощи представляемому участнику процесса, защиты его прав и законных интересов в пределах полномочий, предоставленных ему соответствующей отраслью процессуального законодательства или процессуальных правил, включенных в отрасли материального права и в необходимых случаях согласуемых с представляемым»[697].

В частности, О.А. Акимова выделяет следующие виды «участия субъектов, оказывающих юридическую помощь осужденным, в качестве судебных представителей»:

а) представление интересов осужденного в конституционном судопроизводстве. В подобных случаях юрист помогает своему доверителю юридически грамотно составить текст обращения, а при проведении судебного заседания - участвовать в его работе, отстаивая представленные доводы и интересы осужденного. Согласно ст. 53 Федерального закона от 21 июля 1994 г. «О Конституционном Суде Российской Федерации», в заседаниях Конституционного Суда в качестве представителя стороны может участвовать только адвокат или лицо, имеющее ученую степень по юридической специальности;

б) участие в качестве представителя осужденного в гражданском судопроизводстве. В соответствии с действующим ГПК РФ (ч. 1 ст. 3) всякое заинтересованное лицо, включая осужденных, вправе в порядке, установленном законом, обратиться за защитой нарушенного или оспариваемого права или охраняемого законом интереса. Так, в ст. 48 ГПК РФ отмечено, что граждане вправе вести свои дела в суде лично или через представителей.

Представителями в суде могут быть дееспособные лица, имеющие надлежащим образом оформленные полномочия на ведение дела, за исключением лиц, указанных в статье 51 ГПК РФ;

в) участие в качестве представителя осужденного в административном судопроизводстве. Правовые основы участия представителя в административном производстве содержатся в ст. 25 Кодекса РФ об административных правонарушениях. Здесь, в частности, указывается, что для оказания юридической помощи лицу, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, в производстве по делу может участвовать защитник, а для казания юридической помощи потерпевшему - представитель. В качестве защитника или представителя к участию в производстве по делу об административном правонарушении допускается адвокат или иное лицо;

г) участие в качестве защитника осужденного в уголовном судопроизводстве, как правило, - в кассационном или надзорном;

д) представление интересов осужденного в международных судебных органах;

е) представительство интересов осужденного в органах государственной власти, органах местного самоуправления, общественных объединениях и иных организациях[698].

Как уже было отмечено выше, мы не совсем согласны с подобным, широким толкованием юридической помощи. По нашему мнению, понятия юридическая помощь и процессуальная защита не совпадают не только по объему (юридическая помощь, несомненно, шире понятия процессуальной защиты), но и по содержанию. Точнее, по содержанию эти понятия совпадают лишь частично, и рассмотрение защиты как частного случая юридической помощи является не верным.

Юридическая помощь как представительство всегда предполагает действие не от своего имени, а от имени представляемого. В большинстве выше перечисленных О.А. Акимовой разновидностях юридической помощи, это действительно так, и представитель действует исключительно от имени представляемого. Однако это не работает в отношении «участия в качестве защитника» в уголовном судопроизводстве. Как уже отмечалось, здесь защитник может действовать и от своего имени. Более того, в определенных случаях (например, при самооговоре) действия защитника могут осуществляться вопреки воли подзащитного.

На наш взгляд, эта же ситуация распространяется и на действия «представителя» в международных судах при рассмотрении ими вопросов, связанных с уголовным и уголовно-исполнительным производством и, кроме того, по аналогии это следует распространить и на представление интересов осужденного в рамках административного судопроизводства.

Сложнее обстоит дело с конституционным судопроизводством. Строго говоря, если следовать буквальному толкованию ст. 53 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде РФ», здесь имеет место исключительно представительство, т.к. заявление принимается от имени представляемого лица (в нашем случае осужденного). Однако возможна и такая ситуация. Адвокат как лицо, профессионально занимающееся правозащитной деятельностью, подает заявление от своего имени по поводу несоответствия какой-либо нормы УК, УПК, УИК и др. положениям Конституции РФ. При этом подача заявления от своего имени, а не от имени подзащитного, аргументируется собственной заинтересованностью, а именно, невозможностью нормально реализовать свои профессиональные обязанности при наличии выявленных расхождений между соответствующей нормой (с которой он столкнулся в ходе своего дела) с положениями Конституции.

На наш взгляд, Конституционный Суд должен принять подобного рода заявление, но в данном случае, исходя из предмета спора, будет иметь место защита интересов самого адвоката. Поэтому, это не будет являться ни юридической помощью осужденному, ни его защитой.

По нашему мнению, принцип «необходимого собственного интереса частного лица при возбуждении им конституционного судопроизводства»[699], возник отнюдь не на пустом месте. В теории конституционного права он имеет довольно твердую аргументацию. Кроме того, данное положение (запрещающее принимать заявления от частных лиц при отсутствии у них собственного интереса) действует фактически во всех странах, где конституционное судопроизводство рассматривается в качестве самостоятельного вида[700].

Исходя из этого, мы склонны согласиться с О.А. Акимовой, и также считаем представительство интересов осужденного в Конституционном Суде именно представительством (т.е. разновидностью юридической помощи), а не защитой.

Итак, право осужденных к лишению свободы на юридическую помощь определяется нами, как закрепленная в законодательстве возможность получения необходимой, своевременной юридической помощи в местах исполнения наказания от лиц, обладающих специальными познаниями, в целях содействия в реализации и защите прав осужденных, а также предотвращения незаконного их ограничения.

В общем виде содержание права осужденного на юридическую помощь может быть определено как обеспеченное государством субъективное право осужденных на получение профессиональных услуг в виде юридических консультаций (разъяснений, советов, оформления документов) и судебного представительства от лиц, обладающих специальными познаниями в области права, по оказанию юридических услуг.

Право осужденных на юридическую помощь в субъективном смысле есть гарантированные конституционными и иными правовыми нормами вид и мера возможного поведения субъекта в удовлетворении такого блага, как получение юридической помощи. При этом данному праву корреспондирует обязанность государства обеспечить его реализацию.

В объективном смысле право на получение осужденными к лишению свободы квалифицированной юридической помощи представляет собой меж-

отраслевой правовой институт, включающий совокупность норм конституционного, уголовно-исполнительного, иных отраслей права, регулирующих обеспечение конституционного права каждого осужденного на получение квалифицированной юридической помощи в пенитенциарной сфере.

Заканчивая данный параграф, необходимо отметить, что специфика процессуальных аспектов оказания юридической помощи осужденным к лишению свободы должна восприниматься не как наличие законно установленных барьеров, а как необходимость установления дополнительных механизмов, направленных на преодоление объективно неизбежных затруднений, связанных с режимом данного вида наказания. Специфика материальной составляющей связана с появлением новых обязанностей осужденного, также обусловленных режимом исполнения наказания. Эти новые обязанности (и в какой-то мере права), которых нет в общем правовом статусе гражданина, сами становятся объектом правовой помощи в аспектах своего разъяснения, трудностях в реализации и т.п.

Принимая во внимание существенную специфику оказания и получения юридической помощи осужденным к лишению свободы в разделе четвертом действующего УИК РФ представляется необходимым предусмотреть специальную статью - «Правовая помощь осужденным к уголовным наказаниям в виде лишения свободы». При этом нами предлагается следующая редакция указанной статьи: «Осужденные имеют право на получение квалифицированной юридической помощи. Ограничение прав осужденных на получение юридической помощи допустимо лишь в исключительных случаях прямо указанных в законодательстве. Осужденные могут советоваться по любым правовым вопросам с юристом по своему выбору и за свой счет. В обязанности администрации входит полное и своевременное информирование осужденных о праве на получение бесплатной юридической помощи. Получение юридической помощи носит конфиденциальный характер. Осужденные к лишению свободы имеют неограниченный доступ к документам и иным материалам, касающихся судебно-следственных действий совершенных в их отношении».

<< | >>
Источник: БЕЛИК ВАЛЕРИЙ НИКОЛАЕВИЧ. ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПРАВОВОЙ ЗАЩИТЫ ОСУЖДЕННЫХ К ЛИШЕНИЮ СВОБОДЫ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Рязань 2008. 2008

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 3. Особенности оказания юридической помощи осужденным на стадии исполнения наказания:

  1. § 1 Особенности организации управления уголовно-исполнительными инспекциями
  2. § 3. Реализации принципа публичности (официальности) в судебных стадиях
  3. Психологические основания оценки личности преступника при решении вопросов о его наказании
  4. § 3. Сопутствующие элементы теоретической модели взаимосвязи нормы права, правоотношения и юридического факта
  5. Введение
  6. § 2. Правовая защита как составная часть правового статуса осужденных к лишению свободы
  7. § 3. Соотношение материальных и процессуальных норм права в обеспечении правовой защиты осужденных к лишению свободы
  8. § 2. Конституционно-правовые гарантии и нормы уголовно-исполнительного законодательства в области правовой защиты осужденных
  9. § 3. Судебная практика в сфере правовой защиты осужденных
  10. § 1. Судебный контроль на стадии исполнения наказания как средство правовой защиты осужденных
  11. § 2. Организационные проблемы обеспечения деятельности адвоката (защитника) на стадии исполнения наказания
  12. § 3. Особенности оказания юридической помощи осужденным на стадии исполнения наказания
  13. § 1. Исполнение мер пресечения, избираемых решением органа расследования
  14. § 3.2. Использование видеоконференц-связи в стадии предварительного расследования
- Авторское право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -