<<
>>

§ 2. Исполнение мер пресечения, избираемых решением суда

Судебная власть в рамках своей компетенции вправе применять в отноше-нии подозреваемых (обвиняемых) более серьезные ограничения, нежели органы

10 2

расследования. Основой для исполнительной деятельности является выносимое процессуальное решение, которое определяет границы этой деятельности.

К ме-рам пресечения, избираемым по решению суда, законодателем отнесены залог, домашний арест и заключение под стражу. Из них наиболее распространенной в правоприменительной практике является мера принуждения, предусмотренная статьей 108 УПК РФ1. Залог или домашний арест избираются в отношении незна-чительного количества лиц2. Отчасти такая ситуация складывается в силу слож-ности исполнения указанных мер принуждения. Уделив значительное внимание целям и основаниям применения мер пресечения, законодателем в недостаточной степени проработан исполнительный механизм. Восполняя данный пробел, в ста-тьи 106, 107 УПК РФ вносятся необходимые изменения3. Но несмотря на попытки законодателя усовершенствовать данный механизм, нормативное правовое регу-лирование правоотношений, возникающих в ходе применения указанных мер

1 Согласно статистическим данным Судебного департамента при Верховном Суде Россий-ской Федерации количество лиц, в отношении которых избрана мера пресечения в виде заклю-чения под стражу, составило: в 2009 г. – 187 793 человека, в 2010 г. –148 689, в 2011 г. – 135 850, в 2012 г. – 132 923, в 2013 г. – 133 311, в 2014 г. – 133 755. URL: http://www.cdep.ru/index.php?id=79 (дата обращения: 20.04.2015). В юридической литературе на широкое распространение меры пресечения в виде заключения под стражу в разные годы ука-зывали Б.Б. Булатов, Ф.Н. Багаутдинов, Н.А. Колоколов. См.: Булатов Б.Б. Эффективность мер пресечения, не связанных с заключением под стражу. Омск, 1984. С. 4; Колоколов Н.А. Меры пресечения имущественного характера // Российская юстиция. 1998.

№ 12. С. 41; Багаутди-нов Ф.Н. Новая мера пресечения в УПК РФ – домашний арест // Законность. 2002. № 10. С. 14.

2 Мера пресечения в виде залога была избрана: в 2009 г. – в отношении 598 лиц, в 2010 г. – 668, в 2011 г – 438, в 2012 г. – 275, в 2013 г. – 198, в 2014 г. – 225. Количество подозреваемых (обвиняемых), в отношении которых в качестве меры пресечения был избран домашний арест, составило: в 2009 г. – 146 человек, в 2010 г. – 668 человек, в 2011 г. – 1 346, в 2012 г. – 2 714, в 2013 г. – 3 086, в 2014 г. – 3 333. URL: http://www.cdep.ru/index.php?id=79 (дата обращения: 20.04.2015). На незначительное применение домашнего ареста указывают В.А. Артемов, Ю.Г. Овчинников, И.Н. Соловьев. См.: Артемов В.А., Овчинников Ю.Г. Первые шаги домашнего ареста как меры пресечения // Законность. 2005. № 7. С. 42; Соловьев И.Н. Проблемные вопро-сы исполнения домашнего ареста // Российский следователь. 2010. № 13. С. 12. С введением электронных средств контроля число лиц, в отношении которых избирается мера пресечения в виде домашнего ареста, значительно выросло. 3 См.: Федеральный закон от 07.04.2010 г. № 60-ФЗ «О внесении изменений в УК РФ и от-дельные законодательные акты РФ»// Российская газета. 09.04.2010. № 75; Федеральный закон от 07.12.2011 г. № 420-ФЗ «О внесении изменений в УК РФ и отдельные законодательные акты РФ» // Российская газета. 09.12.2011. № 278.

10 3

пресечения, нуждается в дальнейшем совершенствовании1. Рассмотрим данные вопросы подробнее.

Исполнение обязательств, связанных с применением меры пресечения, пре-дусмотренной статьей 106 УПК РФ, возлагается на залогодателя, которым может быть как сам подозреваемый (обвиняемый), так и третье лицо2. В первом случае, когда залог внесен подозреваемым (обвиняемым), контроль за надлежащим ис-полнением обязательств, связанных с применением рассматриваемой меры пресе-чения, возлагается в зависимости от стадии уголовного судопроизводства на сле-дователя, дознавателя или суд3. Отличительной особенностью исполнения меры пресечения, предусмотренной ст.

106 УПК РФ, является то, что подозреваемый (обвиняемый) подвергается имущественным ограничениям, связанным с внесени-ем предмета залога. В остальном можно говорить о реализации общих средств контроля4.

1 В юридической литературе указывают на несовершенство нормативного правового регу-лирования залога: Н.В. Азарѐнок (Азарѐнок Н.В. Проблемы применения залога по УПК РФ // Правоохранительные органы: теория и практика. 2013. № 1. С. 121–123); Н.А. Андроник (Ан-дроник Н.А. Залог, домашний арест: проблемы правового регулирования // Вестник Воронеж-ского института МВД России. 2014. № 4. С. 69–75); Т.И. Шаповалова (Шаповалова Т.И. Залог как альтернатива заключению под стражу // Вестник Сибирского юридического института ФСКН России. 2010. № 2. С. 154–158; ее же: Почему следователи не любят избирать залог в качестве меры пресечения? // Вестник Сибирского юридического института ФСКН России. 2010. № 4. С. 156–161), домашнего ареста: Н.А. Андроник (Андроник Н.А. Мера пресечения «домашний арест» в уголовном процессе // Правоохранительные органы: теория и практика. 2013. № 2. С. 30–33); Е.Т. Демидова, Н.В. Грязева. (Демидова Е.Т., Грязева Н.В. Основные на-правления оптимизации применения домашнего ареста с использованием электронных средств надзора и контроля: организационные, правовые и технические проблемы использования сис-темы электронного мониторинга подконтрольных лиц: материалы ведомственной научно-практической конференции (17 февраля 2012 г.) Самара. 2012. С. 46–49), О.А. Малышева (Ма-лышева О.А. Совершенствование правового регулирования домашнего ареста – условие опти-мизации сферы уголовно-процессуального принуждения // Человек: преступление и наказание. 2014. № 2. С. 50–55). 2 Подробнее о личности залогодателя см.: Ткачева Н.В. Залог как мера пресечения, при-меняемая по судебному решению // Вестник Омского университета. Серия: «Право». 2008. № 1. С. 202–203; Галдин М.В. О применении меры пресечения в виде залога // Вестник Новосибир-ского государственного университета. Серия: «Право». 2013. Том 9. № 1. С. 83. 3 О внесении суммы залога на депозитный счет органа, избравшего данную меру пресече-ния, см.: Рудов Д.Н. Некоторые аспекты применения меры пресечения в виде залога на досу-дебных стадиях уголовного судопроизводства // Проблемы правоохранительной деятельности. 2012. № 1. С. 30–31. 4 Общие средства контроля в отношении подозреваемых (обвиняемых) определены во 2 главе 1 параграфа.

10 4

Существенные отличия имеет механизм исполнения рассматриваемой меры пресечения, когда залогодателем выступает третье лицо. На него возлагаются обязанности, которые состоят в обеспечении явки подозреваемого (обвиняемого) в органы расследования и суд, а также в его надлежащем поведении. Нетрудно заметить, что обеспечение явки подозреваемого (обвиняемого) напрямую связано с осведомленностью залогодателя о вызове указанного лица в органы расследова-ния или суд1. Если залогодателем является подозреваемый или обвиняемый, по-рядок его вызова в органы расследования и суд не вызывает особых сложностей. В правоприменительной практике применяется аналогия положений статьи 188 УПК РФ, согласно которой повестка вручается вызываемому лицу, при его временном отсутствии – совершеннолетнему члену семьи, а также передается ад-министрации по месту его работы или по поручению следователя иным лицам и организациям. Случаи направления повестки залогодателю, если он не является подозреваемым (обвиняемым), законом не предусмотрены. Выход из сложившей-ся ситуации в советский период был предложен А.Д. Буряковым, который считал необходимым установить такой порядок, когда одновременно с посылкой повест-ки о вызове обвиняемого официально ставился бы об этом в известность и зало-годатель2. Соглашаясь в целом с данным предложением, полагаем, что оно нуж-дается в уточнении. Целесообразно закрепить на законодательном уровне поло-жение, обязывающее органы расследования и суд одновременно с направлением (вручением) повестки о вызове подозреваемого (обвиняемого) под расписку уве-домлять об этом залогодателя. Следует учитывать, что залог может быть внесен не только физическим, но и юридическим лицом. В этом случае представляется целесообразным направлять соответствующее уведомление руководителю юри-дического лица либо его уполномоченному представителю.

1 Вопрос о порядке вызова обвиняемого, в отношении которого применен залог, в юридической литературе рассматривался А.Д. Буряковым. См.: Буряков А.Д. Залог как мера пресечения в советском уголовном процессе// Вопросы борьбы с преступностью по советскому законодательству. Иркутск, 1969. С. 281–282. 2 Буряков А.Д. Залог как мера пресечения в советском уголовном процессе // Вопросы борьбы с преступностью по советскому законодательству. Иркутск, 1969. С. 281.

10 5

В процессе исполнения рассматриваемой меры пресечения особое внимание необходимо уделить правовому статусу залогодателя. Отсутствие нормативного регулирования данного вопроса препятствует должному осуществлению контроля за действиями подозреваемого (обвиняемого). Из положений уголовно-процессуального законодательства следует, что обеспечение явки лица, в отноше-нии которого применяется залог, достигается в основном имущественным огра-ничением. Вместе с тем необходимо учитывать и элементы морально-психологического воздействия на подозреваемого (обвиняемого). Данная сфера правоотношений нормами уголовно-процессуального законодательства не регу-лируется. Выбор способов и средств воздействия на подозреваемого (обвиняемо-го) остаѐтся на усмотрение самого залогодателя. Такое положение в определенной степени создает сложности в применении указанной меры пресечения. Полагаем, что ясность в механизм еѐ исполнения внесет дополнительная регламентация рас-сматриваемых правоотношений.

Представляется целесообразным установить для подозреваемого (обвиняе-мого) конкретные ограничения, которые позволят залогодателю более эффектив-но осуществлять контроль за его поведением. В этой части считаем возможным взять за основу обязанности, которые могут быть возложены судом в порядке уголовного, уголовно-исполнительного и уголовно-процессуального законода-тельств1.

Проводя анализ правоотношений, возникающих в ходе применения ст. 106 УПК РФ, полагаем, что суд вправе возложить на подозреваемого (обвиняемого) с учетом его возраста, состояния здоровья, семейного положения, рода занятий следующие обязательства: не менять постоянное место проживания (пребывания), место работы и (или) учебы без предварительного уведомления залогодателя; не уходить из места постоянного проживания (пребывания) в определенное время суток; не посещать определенные места (например, места проведения массовых и иных мероприятий и не участвовать в них); не выезжать за пределы населенного пункта и другие. При возложении таких ограничений уход подозреваемого (обви-

1 См., напр.: ст. 53, 73 УК РФ, ст. 107 УПК РФ, ст. 50 УИК РФ.

10 6

няемого) из места постоянного проживания (пребывания) в определенное время суток, а также посещение им определенных мест возможно только с согласия сле-дователя. Принимая во внимание различные жизненные ситуации, представляется возможным, установить исключительные случаи, при возникновении которых до-пускается уход подозреваемого (обвиняемого) из места постоянного проживания (пребывания) в определенное время суток, посещение им определенных мест, из-менение места жительства с последующим уведомлением об этом следователя. Исключительными могут быть признаны следующие обстоятельства: смерть или тяжелая болезнь близкого родственника, угрожающая жизни больного; необхо-димость получения подозреваемым (обвиняемым) медицинской помощи, если требуемая медицинская помощь не может быть получена по месту постоянного проживания (пребывания); невозможность дальнейшего нахождения подозревае-мого (обвиняемого) по месту постоянного проживания (пребывания) в связи со стихийным бедствием или иным чрезвычайным обстоятельством и другие.

Залогодатель может определить период времени, в течение которого он бу-дет посещать подозреваемого (обвиняемого) по месту постоянного проживания (пребывания), а также периодичность таких посещений. Следует учитывать, что уход подозреваемого (обвиняемого) из места проживания (пребывания) в опреде-ленное время суток может быть связан с реализацией подозреваемым (обвиняе-мым) своих прав и обязанностей, например, права на пенсионное обеспечение, принятие наследства, осуществление иных прав в соответствии с законодательст-вом Российской Федерации. Осуществление контроля за надлежащим поведением подозреваемого (обвиняемого) целесообразно производить не только путем посе-щения последнего по месту проживания (пребывания), но и посредством исполь-зования телефонной связи или информационно-телекоммуникационной сети «Ин-тернет». В этих целях залогодатель должен иметь возможность в любое время связаться с подозреваемым (обвиняемым), обеспечение которой возлагается на последнего. Возможна ситуация, когда залогодатель может воздержаться от ак-тивных форм контроля, если он уверен в надлежащем исполнении подозреваемым

10 7

(обвиняемым) обязанностей, возложенных на него в связи с применением рас-сматриваемой меры пресечения. Важной составляющей механизма исполнения является предоставление права отказа от выполнения своих обязанностей залогодателем, если им является не сам подозреваемый (обвиняемый), а другое физическое или юридическое лицо. В научной литературе не сложилось единого мнения о возможной реализации указанного права.

В дореволюционный период залогодатель в любую минуту мог отказаться от принятых на себя обязательств и освобождался от них представлением обви-няемого (то есть данная процедура осуществляется при обязательном участии об-виняемого)1. Позднее, комментируя применение норм уголовно-процессуального закона 1923 г., П.И. Люблинский писал, что залогодатель вправе требовать «воз-вращение залога». В этом случае, по мнению учѐного, «следователь или суд при-нимают меры к осуществлению другой избранной ими меры пресечения или до-пускают к замене других залогодателей»2.

В советский период не существовало единой позиции о возможности зало-годателя отказаться от принятых на себя обязательств. Так, И.Л. Петрухин счита-ет, что залогодатель «не может отказаться от дальнейшей реализации данной ме-ры пресечения и потребовать залог обратно. Если с точки зрения процессуального закона обвиняемый ведет себя надлежащим образом, то у залогодателя нет осно-ваний потребовать залог обратно, а если обвиняемый ведет себя в процессуаль-ном смысле ненадлежаще, то залог обращается в доход государства. Третьего не дано»3. Позднее, в период действия норм УПК РФ, данная позиция поддержана А.С. Фокиным, по мнению которого «заявления залогодателя об отказе от залога и его возврате после подписания протокола о принятии залога не могут служить основаниями для отмены применения данной меры пресечения»4. Иной точки

1 Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Том 2. Спб., 1910. С. 326. 2 Люблинский П.И. Меры пресечения. М., 1926. С. 44. 3 Петрухин И.Л. Неприкосновенность личности и принуждение в уголовном процессе. М., 1989, С. 242. 4 Фокин А.С. Проблемы и тенденции совершенствования института залога в российском уголовном судопроизводстве: дис. … канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2007. С. 15.

10 8

зрения придерживался А.Д. Буряков, который полагал, что «залогодатель по сво-ей инициативе вправе отказаться от принятых на себя обязательств. При удовле-творении отказа залогодателя от принятого обязательства… внесенный им залог подлежит возврату»1. Подобной точки зрения придерживаются и другие учѐные-процессуалисты2, которые считают, что залогодатель вправе отказаться от приме-ненной меры пресечения при определенных условиях (предстоящий выезд за гра-ницу, призыв в армию и т.д.), поскольку залог как мера пресечения возможен только на добровольных началах. Не сложилось единого мнения и среди практи-ческих работников органов предварительного расследования3.

Не менее важной считаем возможность предоставления рассматриваемого права лицу, в отношении которого избрана мера пресечения в виде залога. В юри-дической литературе обоснованно отмечается, что обвиняемый (подозреваемый) имеет право ходатайствовать об изменении меры пресечения. Поэтому вопрос об отмене залога и возврате залоговой суммы может быть разрешен в рамках рас-смотрения такого ходатайства4.

В отличие от российского законодательства в уголовном судопроизводстве других стран право отказа залогодателя от возложенных на него обязательств за-креплено в законе. Так, например, УПК Республики Узбекистан наделяет залого-дателя правом отказаться от принятых на себя обязательств до появления основа-ний, влекущих обращение залога в собственность государства5. Законодательство

1 Буряков А.Д. Залог как мера пресечения в советском уголовном процессе // Вопросы борьбы с преступностью по советскому законодательству. Иркутск, 1969. С. 282. 2 См., напр.: Манаев Ю.В., Посник В.С., Смирнов В.В. Применение мер пресечения следо-вателем. Волгоград. 1976. С. 51; Громов Н.А., Киева Г.Ф., Лисоволенко В.В. Меры пресечения в уголовном процессе. Саратов. 1997. С. 17; Медведева О.В. Залог и поручительство в системе мер уголовно-процессуального принуждения по законодательству Российской Федерации: дис. … канд. юрид. наук. Волгоград, 1998. С. 114. 3 Так, в ходе опроса 52% респондентов указали на невозможность отказа залогодателя от выполнения принятых на себя обязательств, 9% ответили утвердительно, 39% отметили, что отказ залогодателя возможен только в случае представления подозреваемого (обвиняемого) в орган, осуществляющий уголовное судопроизводство. 4 Булатов Б.Б., Николюк В.В., Цоколова О.И. Меры пресечения в уголовном процессе. М., 2005. С. 37. 5 Статья 249 Уголовно-процессуального кодекса Республики Узбекистан (утвержден За-коном РУз от 22.09.1994 № 2013-XII, с изменениями в соответствии с Законом РУз от 18.09.2012 г. № 3РУ-335) // http://fmc.uz/legisl.php?id=k_ug_pr_28.

10 9

Республики Казахстан допускает случаи отказа от принятых на себя обязательств одним или несколькими залогодателями, указывая, что орган, ведущий уголовный процесс, не вправе отказать в этом1. Отметим, что в уголовном судопроизводстве Республики Казахстан не только предусмотрена возможность отказа залогодателя от принятых на себя обязательств, но и представлен механизм реализации данно-го права. Так, при отказе одного или нескольких залогодателей от своих обяза-тельств обусловленная при избрании залога сумма может быть уменьшена только в том случае, если она обеспечит исполнение обязательств. В случае недостаточ-ности размера залога недостающая сумма дополняется остальными залогодателя-ми, либо мера пресечения изменяется на более строгую2. Представленные нормы разрешают частные ситуации, возникающие при исполнении рассматриваемой меры пресечения. Считаем возможным закрепить аналогичный механизм в отечественном уголовном судопроизводстве. В настоя-щее время в ст. 106 УПК РФ предусмотрены лишь два случая возвращения залога залогодателю: при вынесении судом приговора или определения, а также при принятии решения о прекращении уголовного дела в стадиях судебного разбира-тельства либо в ходе предварительного расследования. Другие основания для воз-вращения предмета залога не предусмотрены. При этом не противоречит положе-ниям статьи 110 УПК РФ отмена или изменение рассматриваемой меры пресече-ния в случаях полного или частичного возмещения вреда, причиненного преступ-лением, при изменении квалификации преступления, прекращении уголовного преследования.

Предоставление залогодателю права отказа от исполнения возложенных на него обязательств следует отличать от ситуаций, связанных с заменой предмета залога. Применение одноименного института в гражданском праве возможно

1 См.: п. 21 Приказа МВД Республики Казахстан от 07.10.2005 № 590, совместно с Генеральной прокуратурой от 18.10.2005 № 56, КНБ от 22.10.2005 г. № 187, Финансо-вой полицией от 07.10.2005 № 214 «Об утверждении Инструкции о применении залога и до-машнего ареста в качестве меры пресечения». http://kazakhstan.news-city.info/docs/sistemsd/dok_ierpqo.htm. 2 См.: там же.

11 0

только с согласия залогодержателя1. В этом случае залогодатель вправе в разум-ный срок заменить предмет залога другим равноценным имуществом. Уголовно-процессуальным законом такой механизм не предусмотрен2. На данную ситуацию было обращено внимание Верховного Суда Российской Федерации, который ука-зал на возможность применения в уголовном судопроизводстве гражданско-правового механизма замены предмета залога в случае его уничтожения или по-вреждения (ст. 345 ГК РФ)3. Другие основания замены имущества, которым обес-печена рассматриваемая мера пресечения, судом не указаны.

В юридической литературе отмечают, что обвиняемый не вправе требовать возвращения заложенных денег или имущества либо замены предмета залога до истечения срока обязательств. При поступлении аналогичного ходатайства от за-логодателя орган расследования должен выяснить причину и рассмотреть вопрос о замене предмета залога либо смене залогодателя. Такое решение должно оформляться путем отмены прежней меры пресечения и избрания новой4. Выска-занное предложение заслуживает внимания, однако нуждается в некотором уточ-нении. Во-первых, несмотря на то, что законодателем не определена возможность замены предмета залога (кроме случаев его уничтожения или повреждения), пола-гаем, такая процедура допустима. В соответствии с ч. 1 ст. 106 УПК РФ «залог состоит во внесении или в передаче», что подразумевает не принудительное изъя-тие, а добровольное внесение (передачу) подозреваемым, обвиняемым либо иным

1 Из содержания статьи 106 УПК РФ следует, что залогодержателем в уголовном судо-производстве является орган, в производстве которого находится уголовное дело, а на стадии судебного производства – суд. 2 На возможность применения гражданско-правовых механизмов в уголовном судопроиз-водстве указывают Б.Б. Булатов, О.Г. Ершов. Они приходят к выводу, что нормы иных отраслей права могут использоваться при применении залога при отсутствии конкуренции норм, когда те или иные правовые отношения изначально регулируются нормами не уголовно-процессуального, а иных отраслей права. См. подр.: Булатов Б.Б., Ершов О.Г. О правовом регу-лировании и применении залога в уголовном судопроизводстве // Российская юстиция. 2012. № 7. С. 40. См. также: Ивашин Д.И., Мамошина Р.Н. Проблемы применения норм гражданского законодательства на стадии предварительного расследования // Вестник Дальневосточного юридического института МВД России. 2009. № 1. С. 50–53. 3 См.: п. 44 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.12.2013 № 41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в ви-де заключения под стражу, домашнего ареста и залога» // Российская газета. 27.12.2013. № 294. 4 См.: Ханов Т.А. Теория практики применения залога в уголовном судопроизводстве Рес-публики Казахстан. Караганда, 2000. С. 49.

11 1

лицом предмета залога. Аналогичным путем должен разрешаться вопрос и с за-меной предмета залога. При надлежащем исполнении обязательств, связанных с применением рассматриваемой меры пресечения, заложенное имущество может быть возвращено залогодателю с последующим избранием залога, обеспеченного другим имуществом, либо иной меры пресечения. Во-вторых, право требования о возвращении заложенного имущества должно предоставляться не только физиче-скому или юридическому лицу, выступающему в качестве залогодателя, но и по-дозреваемому или обвиняемому, если ими внесен залог.

Особого внимания заслуживает процедура замены предмета залога. Речь идет о корректировке решения как основы исполнительной деятельности. Для его принятия в первую очередь необходимо оценить надлежащее исполнение обяза-тельств залогодателем, после чего рассмотреть возможность обеспечения указан-ной меры пресечения другим имуществом. Представляется целесообразным воз-ложить указанные полномочия на суд. С ходатайством о замене имущества, обес-печивающего залог, вправе обратиться как залогодатель, так и сам подозреваемый (обвиняемый), если им было внесено такое имущество1. Если залогодателем явля-ется физическое или юридическое лицо, он должен обеспечить участие подозре-ваемого (обвиняемого). Считаем это обязательным условием, подтверждающим надлежащее исполнение залогодателем возложенных на него обязательств. Неяв-ку без уважительных причин подозреваемого (обвиняемого) следует расценивать как нарушение избранной меры пресечения. В случае удовлетворения заявленно-го залогодателем ходатайства суд выносит решение о возвращении предмета за-лога либо снятии с него ограничений (обременений) – при внесении недвижимого имущества, ценных бумаг, – а также о принятии в залог другого имущества, кото-рым будет обеспечиваться рассматриваемая мера пресечения. Вынесение судом правоприменительного акта о замене предмета залога осуществляется в рамках исполнительной деятельности.

Более строгие ограничения применяются к подозреваемому (обвиняемому)

1 Данное утверждение поддерживают 63% опрошенных практических работников органов предварительного расследования.

11 2

в ходе реализации меры принуждения, предусмотренной статьей 107 УПК РФ. В отличие от залога, домашний арест может осуществляться в режиме полной или частичной изоляции подозреваемого (обвиняемого) от общества. Вопросы право-ограничительного характера при реализации рассматриваемой меры пресечения неоднократно были предметом внимания ученых-процессуалистов1. В дореволю-ционный период к лицу, в отношении которого был избран домашний арест, при-менялись максимальные ограничения в виде «приставления» стражи2. В настоящее время подход законодателя существенно изменился. По усмотрению суда лицу, в отношении которого рассматривается вопрос об избрании домашнего ареста в качестве меры пресечения, могут быть применены как максимальные ог-раничения и (или) запреты, изложенные в ч. 7 ст. 107 УПК РФ, так и их часть.

По результатам проведенных исследований ученые-процессуалисты пред-лагают различные классификации порядка исполнения домашнего ареста. Так, Г.С. Русман считает, что домашний арест может применяться в «жесткой» и «мягкой» формах. В первом случае подозреваемому (обвиняемому) устанавлива-ется запрет покидать пределы постоянного или временного места проживания, что автоматически влечет запрет посещать работу, учебу и другие подобные заве-дения либо запрет покидать жилье в строго определенное время. Во втором – ус-танавливается запрет выезжать за пределы населенного пункта, при этом подозре-ваемый (обвиняемый) автоматически сохраняет за собой право посещать место работы, учебы, магазин, медицинские и другие учреждения, кроме тех, которые

1 См., напр.: Светочев В.А. Некоторые аспекты осуществления надзора за соблюдением правоограничений, применяемых при домашнем аресте // Вестник Калининградского юридиче-ского института МВД России. 2009. № 2. С. 183–188; Миронов Р.Г. Ограничение свободы и до-машний арест: соотношение уголовных и уголовно-процессуальных ограничений. В кн.: Акту-альные проблемы совершенствования законодательства и правоприменения. Материалы IV ме-ждународной научно-практической конференции. Евразийский научно-исследовательский ин-ститут проблем права. Уфа. 2014. С. 298–302; Линѐва Е.С. Запреты и ограничения, налагаемые на обвиняемого (подозреваемого), находящегося под домашним арестом // «Черные дыры» в Российском законодательстве. 2014. № 2. С. 99–101; Носѐнок С.А., Назаренков И.В. Домашний арест: практические сложности и перспективы применения // Уголовный процесс. 2014. № 8. С. 10–15. 2 См. подр.: Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Том 2. СПб., 1910. С. 323.

11 3

суд запретит посещать1. Ю.Г. Овчинников отмечает, что домашний арест может применяться в режиме полной (с назначением стражи) или частичной изоляции (без назначения стражи)2.

Другую точку зрения высказывает В.А. Светочев, по мнению которого над-зор за надлежащим исполнением домашнего ареста может осуществляться в про-цессуальной и внепроцессуальной формах. Он считает, что процессуальная форма надзора включает в себя: проведение следственных действий; направление пору-чений в орган дознания с целью сбора информации о соблюдении установленных правоограничений; возложение на подозреваемых и обвиняемых обязанностей, связанных с соблюдением установленных ограничений и запретов; направление постановления суда об избрании домашнего ареста в соответствующие органы и учреждения для приостановления использования подозреваемым, обвиняемым любых средств связи, получения и отправления корреспонденции. Внепроцессу-альная форма надзора, по мнению ученого, может осуществляться без примене-ния технических средств контроля (периодическое посещение по месту жительст-ва, установление физического наблюдения, автомобильное и пешее патрулирова-ние вблизи жилища подозреваемого (обвиняемого), проведение разъяснительных бесед) и с их применением3.

С введением аудиовизуальных, электронных и иных технических средств контроля многие формы надзора за надлежащим исполнением рассматриваемой меры пресечения утратили смысл. В таких условиях представляется нецелесооб-разным назначение стражи, установление физического наблюдения, автомобиль-ного и пешего патрулирования вблизи жилища подозреваемого (обвиняемого), а также за действиями указанного лица. Введение современных технических

1 Русман Г.С. Судебный контроль за применением мер пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Челябинск, 2006. С. 21. См. так-же: Виницкий Л.В., Русман Г.С. Судебный контроль за избранием мер пресечения в виде за-ключения под стражу, домашнего ареста: монография. М., Юрлитинформ. 2008. С. 142–144. 2 Овчинников Ю.Г. Домашний арест как мера пресечения в уголовном процессе: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Омск, 2006. С. 9, его же: Домашний арест как мера пресечения в уго-ловном судопроизводстве России: научно-методическое пособие. М., С. 14. 3 Светочев В.А. Домашний арест как мера пресечения в уголовном процессе Российской Федерации: дис. … канд. юрид. наук. Калининград, 2009. С. 144–145.

11 4

средств контроля, с одной стороны, способствует эффективности применения до-машнего ареста, с другой – создает дополнительные трудности, связанные с их фактической реализацией.

Основным документом, устанавливающим порядок осуществления контро-ля за исполнением домашнего ареста, являются «Разъяснения по осуществлению контроля за нахождением подозреваемых или обвиняемых в месте исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста и за соблюдением ими наложенных су-дом запретов и (или) ограничений», представленные Федеральной службой ис-полнения наказания России1. В соответствии с ними контроль за надлежащим ис-полнением рассматриваемой меры принуждения состоит из нескольких этапов. Во-первых, это первоначальные действия, заключающиеся в постановке подозре-ваемого (обвиняемого) на учет в уголовно-исполнительной инспекции и проведе-нии с ним первоначальной беседы; во-вторых, осуществление контроля за нахож-дением подозреваемого (обвиняемого) в месте исполнения меры пресечения и за соблюдением наложенных судом запретов и (или) ограничений; в-третьих, выяв-ление и проведение проверки по фактам нарушений запретов и (или) ограниче-ний; в-четвертых, снятие подозреваемого (обвиняемого) с учета2.

В ходе первого этапа исполнения домашнего ареста проводятся организаци-онные мероприятия. Согласно Разъяснениям, подозреваемый (обвиняемый), в от-ношении которого принято решение о применении указанной меры пресечения, ставится на соответствующий учет, о чѐм делается отметка в журнале3. В день ре-гистрации сотрудником уголовно-исполнительной инспекции4 направляется из-вещение в суд о принятии постановления суда к исполнению, на каждого подоз-реваемого (обвиняемого) оформляется личное дело, в территориальный орган ФМС по месту исполнения домашнего ареста, а также в военный комиссариат по

1 Далее – Разъяснения. 2 В период действия Устава уголовного судопроизводства 1864 г. исполнение домашнего ареста состояло в нахождении обвиняемого в своей квартире, к которой приставлялась охрана «для воспрепятствования побегу и предупреждения сношений с другими лицами». См. подр.: Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. 2. С. 334. 3 Журнал учета подозреваемых или обвиняемых, в отношении которых принято решение об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста (приложение № 1 Разъяснений). 4 Далее – УИИ.

11 5

месту постоянной регистрации подозреваемого (обвиняемого) направляются со-общения о применении в отношении лица указанной меры пресечения. По месту производства расследования сотрудником УИИ запрашиваются сведения о лич-ности подозреваемого, обвиняемого (копии документов, удостоверяющих лич-ность, сведения, характеризующие указанное лицо), справка по уголовному делу, включающая в себя информацию о совершенном преступлении, данные о защит-нике подозреваемого (обвиняемого), сведения о должностных лицах органа рас-следования и должностных лицах, осуществляющих оперативно-розыскное со-провождение уголовного дела. После этого лицу разъясняются условия исполне-ния домашнего ареста, а также последствия их нарушений. Кроме того, на со-трудника УИИ возлагается обязанность в течение суток после постановки лица на учет посетить жилище (лечебное учреждение) подозреваемого, обвиняемого и провести с ним первоначальную беседу.

Следующим и основным этапом исполнения домашнего ареста является осуществление контроля за нахождением подозреваемого (обвиняемого) в месте исполнения меры пресечения и за соблюдением наложенных судом запретов и (или) ограничений. Способами контроля за указанными лицами являются провер-ка нахождения подозреваемого (обвиняемого) по месту исполнения домашнего ареста1, в том числе с использованием средств телефонной связи; истребование сведений о поведении подозреваемого (обвиняемого) по месту жительства, рабо-ты, учебы; вызов подозреваемого (обвиняемого) на беседы в уголовно-исполнительную инспекцию в целях получения от него устных или письменных объяснений по вопросам, связанным с применением меры пресечения; примене-ние аудиовизуальных, электронных и иных технических средств. Перечень ука-

1 Подробнее о месте исполнения домашнего ареста см.: Власенко Н.В. Проблемы приме-нения домашнего ареста в качестве меры пресечения // Уголовный процесс. 2012. № 9. С. 36–38; Верхотурова С.В. Заключение под стражу и домашний арест как меры пресечения в уголов-ном судопроизводстве: учебное пособие. Тюмень, 2012. С. 40; Киршин В.Г. Актуальные про-блемы гуманизации применения мер пресечения в уголовном судопроизводстве // Актуальные проблемы применения норм уголовно-процессуального законодательства при расследований преступлений: материалы Международной научно-практической конференции (Москва, 26 ок-тября 2012 года). М., 2012. С. 195.

11 6

занных средств и порядок их применения определен Правительством РФ1. К ним отнесены: 1) средства персонального контроля (браслет электронный, мобильное и стационарное контрольные устройства, ретранслятор, персональный трекер); 2) устройство аудиовизуального контроля; 3) технические средства и устройства региональных информационных центров (серверы мониторинга и аудиовизуаль-ного контроля, стационарный и мобильный пульты мониторинга)2.

Согласно проведенному исследованию уголовно-исполнительными инспек-циями УФСИН России по Омской области активно применяются персональные средства контроля: электронные браслеты, стационарное контрольное устройство, мобильное контрольное устройство3. По данным ФКУ УИИ УФСИН России по Омской области количество лиц, в отношении которых была избрана мера пресе-чения в виде домашнего ареста, в 2012 г. составило 7 человек, в 2013 г. – 15 чело-век, в 2014 г. – 24 человека, в 2015 г. (первое полугодие) – 11 человек. В отноше-нии всех указанных лиц применялись персональные электронные браслеты наря-ду со стационарным и мобильным контрольными устройствами. Основной целью применения указанных технических средств является отслеживание места нахож-

1 См.: постановление Правительства Российской Федерации от 18.02.2013 № 134 «О порядке применения аудиовизуальных, электронных и иных технических средств контроля за нахождением подозреваемого или обвиняемого в месте исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста и за соблюдением им наложенных судом запретов и (или) ограничений» (вместе с «Правилами применения аудиовизуальных, электронных и иных технических средств контроля, которые могут использоваться в целях осуществления контроля за нахождением по-дозреваемого или обвиняемого в месте исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста и за соблюдением им наложенных судом запретов и (или) ограничений») // Российская газета. № 39. 22.02.2013. 2 Порядок применения электронных средств контроля в юридической литературе анализи-ровался Е.В. Колбасовой, С.А. Носѐнок, И.В. Назаренковым, Ю.Г. Овчинниковым. См. подр.: Колбасова Е.В. Механизм применения электронных средств контроля и надзора за осужденны-ми к ограничению свободы // Юридическая наука. 2011. № 3. С. 54–56; Овчинников Ю.Г. Прак-тика использования средств персонального контроля при применении домашнего ареста // Рос-сийский следователь. 2014. № 16. С. 51–54; Носѐнок С.А., Назаренков И.В. Домашний арест: практические сложности и перспективы применения // Уголовный процесс. 2014. № 8. С. 10–15. 3 Данные получены в результате проведения опроса сотрудников уголовно-исполнительных инспекций УФСИН России по Омской области. Персональные средства кон-троля активно применяются и в других регионах Российской Федерации, о чем свидетельству-ют результаты исследований, проведенных на территории Оренбургской области (См.: Носѐ-нок С.А., Назаренков И.В. Домашний арест: практические сложности и перспективы примене-ния // Уголовный процесс. 2014. № 8. С. 10–15); Приморского края (См.: Овчинников Ю.Г. Практика использования средств персонального контроля при применении домашнего ареста // Российский следователь. 2014. № 16. С. 51–54).

11 7

дения подозреваемого (обвиняемого) и осуществление контроля за надлежащим исполнением запретов и (или) ограничений, установленных судом. Применяемые технические средства в достаточной мере эффективны. Так, например, стацио-нарное контрольное устройство отслеживает режим присутствия подконтрольно-го лица в радиусе до 50 метров при отсутствии каких-либо внешних преград. Для определения области покрытия сигнала в день установки указанного техническо-го средства сотрудником УИИ проводится режим тестирования, в ходе которого он выявляет исправность его работы и зоны потери сигнала. Как правило, это ха-рактерно для жилых помещений, имеющих большую площадь. Так, например, ес-ли местом исполнения домашнего ареста является коттедж либо частный дом с прилегающей территорией, в таких ситуациях к подозреваемому (обвиняемому) наряду со стационарным применяется мобильное контрольное устройство, кото-рое он должен носить при себе вместе с электронным браслетом1. Указанное тех-ническое устройство передает сигнал о нахождении подозреваемого (обвиняемо-го) на расстояние до 5 метров2. С помощью стационарного или мобильного кон-трольных устройств можно связаться с сотрудником УИИ, номер телефона кото-рого программируется на данные устройства, а также вызвать экстренные служ-бы.

Сигнал о нахождении подконтрольного лица передается через сервер мони-торинга на стационарный пункт мониторинга, на котором сотрудник УИИ может не только отследить соблюдение режима присутствия подозреваемым (обвиняе-мым), но и незамедлительно получить информацию о повреждении, вскрытии, имитации электронного браслета (при попытке его перепрограммировать). Поми-мо этого, на электронном браслете встроен датчик температуры, что позволяет установить выход подконтрольного лица из жилого помещения в холодное время года. Сотрудником УИИ устанавливаются запретные и охранные зоны, к которым

1 Согласно п. 8 Постановления Правительства Российской Федерации № 134 от 18.02.2013, мобильное контрольное устройство применяется, если подозреваемому (обви-няемому) не запрещено или разрешено в установленное время находиться вне места исполне-ния домашнего ареста. 2 В правоприменительной деятельности мобильное контрольное устройство наиболее эф-фективно на расстоянии до 1 метра.

11 8

относятся соответственно места, которые запрещается посещать подконтрольно-му лицу, и места, в которых последний обязан находиться. Сигнал о выходе или входе в определенную зону передается на стационарный пункт мониторинга.

Результаты проведенного анализа указывают на эффективное использова-ние персональных средств контроля в отношении лиц, к которым применена мера пресечения в виде домашнего ареста. Они позволяют должным образом выявить нарушения запретов и (или) ограничений, связанные с выходом подозреваемого (обвиняемого) за пределы жилого помещения, в котором он проживает1.

Существенные сложности возникают при осуществлении контроля за со-блюдением запрета (или ограничения) на общение подозреваемого (обвиняемого) с определенными лицами. Данное обстоятельство стало предметом внимания Верховного Суда Российской Федерации, который в своем решении констатиро-вал необходимость указывать данные, позволяющие идентифицировать этих лиц2. Однако такое разъяснение не разрешило возникающие в правоприменительной деятельности трудности. Так, с помощью технических средств контроля сотруд-ником УИИ могут быть определены запретные зоны, где находятся лица, общение с которыми подозреваемому (обвиняемому) запрещено (или ограничено), напри-мер, место проживания, работы или учѐбы. Однако и этими мерами нельзя обес-печить надлежащий контроль за исполнением рассматриваемого запрета (или ог-раничения).

Отдельного внимания требуют вопросы применения запретов и (или) огра-

1 Применение СЭМПЛ разрешено в отношении лиц, находящихся под домашним арестом, с 1 марта 2013 г. С помощью указанных средств в 2013 г. выявлено 1176 (61% от общего коли-чества нарушений) фактов нарушения подозреваемыми (обвиняемыми) условий исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста (см.: Анализ деятельности уголовно-исполнительных инспекций территориальных органов ФСИН России при осуществлении кон-троля за лицами, которым судом избрана мере пресечения в виде домашнего ареста за 2013 год. УОИНИО ФСИН России. Москва. 2014); в 2014 г. – 2506 фактов нарушения подозреваемыми (обвиняемыми) условий исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста, что составило 87% от общего количества нарушений (см.: Анализ деятельности уголовно-исполнительных инспекций территориальных органов ФСИН России при осуществлении контроля за лицами, которым судом избрана мере пресечения в виде домашнего ареста за 2013 год. УОИНИО ФСИН России. Москва. 2015). 2 См.: п. 40 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.12.2013 № 41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в ви-де заключения под стражу, домашнего ареста и залога» // Российская газета. № 294. 27.12.2013.

11 9

ничений, связанных с использованием средств связи и информационно-телекоммуникационной сети «Интернет»1. В целях их исполнения сотрудник УИИ направляет информацию об установлении судом ограничений (запретов) в соответствующие учреждения связи, которые в свою очередь могут приостано-вить пользование данными услугами. Рассматриваемые ограничения будут ис-полнены только в случае оформления договора об оказании услуг связи на имя подозреваемого (обвиняемого). Если, согласно договору, данная услуга предос-тавлена любому члену семьи подозреваемого (обвиняемого), решение суда не бу-дет являться основанием для применения каких-либо ограничений2. Равно как и применение рассматриваемых запретов (ограничений) не препятствуют любому члену семьи, совместно проживающему с подозреваемым (обвиняемым), офор-мить договор об оказании услуг связи в период исполнения домашнего ареста3. Разрешением сложившейся ситуации ученым-процессуалистам видится в приме-нении порядка, предусмотренного статьями 185, 186, 186.1 УПК РФ, с возложе-нием контроля за его исполнением на следователя4. Данная позиция заслуживает

1 Установление судом запрета на получение и отправку почтовых и телеграфных отправ-лений за 2013 г. составило 82,67%; запрета на использование средств связи и информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» – 79,92% (см.: Анализ деятельности уголовно-исполнительных инспекций территориальных органов ФСИН России при осуществлении кон-троля за лицами, которым судом избрана мере пресечения в виде домашнего ареста за 2013 год. УОИНИО ФСИН России. Москва. 2014), за 2014 г. соответственно 77,53% и 82,46% (см.: Ана-лиз деятельности уголовно-исполнительных инспекций территориальных органов ФСИН Рос-сии при осуществлении контроля за лицами, которым судом избрана мере пресечения в виде домашнего ареста за 2013 год. УОИНИО ФСИН России. Москва. 2015). 2 Это соответствует правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, согласно которой судебное решение, ограничивающее право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, выносится в отношении конкретного лица. См.: Определение Конституцион-ного Суда Российской Федерации от 17.06.2010 № 844-О-О «Об отказе в принятии к рассмот-рению жалобы гражданина Юрчука Михаила Юрьевича на нарушение его конституционных прав пунктом 10 части первой статьи 6, подпунктом 1 пункта 2 части первой статьи 7 и статьей 9 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» // Документ опубликован не был. Доступ из справ.-прав. системы «Консультант Плюс». 3 Аналогичная ситуация возникает при пользовании членами семьи аудио- и видеодомо-фонами.

4 На возможность применения порядка, предусмотренного статьями 185, 186 УПК РФ, при реализации домашнего ареста указывают В.Ю. Мельников, Р.М. Жиляев, С.В. Колоскова и др. См., напр.: Мельников В.Ю. Проблемы применения домашнего ареста как меры пресечения // Журнал российского права. 2007. № 3. С. 74–76; Жиляев Р.М., Первозванский В.Б., Медведе-ва И.Н. О некоторых проблемах избрания судами меры пресечения в виде домашнего ареста и

12 0

внимания. Вместе с тем реализация указанных процедур представляется эффек-тивной только при установлении запретов (ограничений), связанных с отправле-нием и получением почтово-телеграфных отправлений, а также с использованием средств телефонной связи. Установить неправомерное пользование подозревае-мым (обвиняемым) информационно-телекоммуникационной сетью «Интернет» при получении информации о соединениях между абонентами и (или) абонент-скими устройствами в порядке ст. 186.1 УПК РФ представляется затруднитель-ным, поскольку указанная процедура не позволяют идентифицировать лиц, между которыми они осуществлялись1. Завершающим этапом исполнения домашнего ареста является процедура снятия подозреваемого (обвиняемого) с учета. Такое решение принимается на-чальником уголовно-исполнительной инспекции в случае истечения срока до-машнего ареста, принятия решения об изменении или отмене указанной меры пресечения, получения данных о постановке указанного лица на учет в инспекции по новому месту исполнения домашнего ареста, смерти подозреваемого (обви-няемого). Основным учѐтным документом подозреваемого (обвиняемого) являет-ся личное дело. Все сведения, содержащиеся в нѐм, вносятся в автоматизирован-ную базу данных.

Предложенный порядок исполнения домашнего ареста представляется дос-таточным. Он позволяет осуществлять надлежащий контроль за подозреваемым (обвиняемым), в отношении которого избрана указанная мера пресечения. Вместе с тем в юридической литературе к недостаткам исполнения домашнего ареста как меры пресечения относят отсутствие каких-либо мер ответственности за наруше-

путях их решения // Российская юстиция. 2013. № 11. С. 50–51; Колоскова С.В. Домашний арест как мера пресечения в современном уголовном судопроизводстве России: доктрина, юри-дическая техника и правоприменительная практика: дис. … канд. юрид. наук. Нижний Новго-род, 2014. С. 193. 1 На сложность осуществления контроля при установлении запретов (ограничений) в ис-пользовании средств связи и информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» в юри-дической литературе указывает С.С. Чернова. См.: Чернова С.С. Домашний арест как мера пре-сечения в уголовном судопроизводстве // Научно-методический электронный журнал «Кон-цепт». 2013. Т. 4. С. 1002–1003.

12 1

ние установленных судом запретов1. Данная позиция поддерживается Ф.Н. Бага-утдиновым, М.С. Гулякевич, Р.З. Шамсутдиновой, Г.С. Русман. По мнению уче-ных, в ст. 107 УПК РФ целесообразно предусмотреть возможность наложения де-нежного взыскания за нарушение установленных судом ограничений2. Более ра-дикальные предложения в юридической литературе высказаны Е.Т. Демидовой. Она предлагает установить уголовную ответственность за нарушение условий домашнего ареста, дополнив диспозицию ч. 1 ст. 313 УК РФ3.

Другой точки зрения придерживается Н.Г. Нарбикова, по мнению которой «введение денежного взыскания за те или иные нарушения позволит просто «от-купаться» от избранных мер, оставляя возможность продолжать препятствовать производству по делу»4. Данную позицию на страницах своего диссертационного исследования поддержал Д.А. Долгушин. Он полагает, что при установлении на-рушений следует руководствоваться ст. 110 УПК РФ и изменять меру пресечения на содержание под стражей. Применение других санкций к обвиняемому или по-дозреваемому, по его мнению, недопустимо. Тем более, что наличие только одной меры пресечения в виде заключения под стражу, которая может быть применена к

1 См., напр.: Булатов Б.Б. Государственное принуждение в уголовном судопроизводстве. Омск, 2003. С. 100. Указание на принципиальные недостатки высказывались профессором Бу-латовым Б.Б. в отношении ст. 89 Проекта УПК РФ, подготовленного авторским коллективом в Министерстве юстиции РФ. Однако эти замечания актуальны и при анализе действующей ре-дакции ст. 107 УПК РФ. 2 См.: Багаутдинов Ф.Н. Новая мера пресечения в УПК РФ – домашний арест // Законность. 2002. № 10. С. 15–16; Гулякевич М.С. Актуальные проблемы применения домашнего ареста в Российской Федерации // Российский следователь. 2006. № 11. С. 8–9; Шамсутдинова Р.З. Нравственные основы применения мер уголовно-процессуального пресече-ния в состязательной модели уголовного судопроизводства: дис. … канд. юрид. наук. Ижевск, 2006. С. 9; Русман Г.С. Судебный контроль за применением мер пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста: дис. … канд. юрид. наук. Челябинск, 2006. С. 174–176. Позднее данная идея на страницах юридической печати была высказана О.В. Химичевой (Химичева О.В. УПК РФ: реформа продолжается // Вестник Московского университета МВД России. 2012. № 2. С. 34–36) и поддержана А.Р. Белкиным (Белкин А.Р. Спорные вопросы применения до-машнего ареста в уголовном судопроизводстве // Совершенствование деятельности правоохра-нительных органов по борьбе с преступностью в современных условиях: сборник международ-ной научно-практической конференции. 2-3 ноября 2012 г. Тюмень. Вып. 9. С. 11–12). 3 См.: Демидова Е.Т. Проблемы эффективности применения домашнего ареста в России // Актуальные проблемы и перспективы совершенствования правоохранительной деятельности: материалы международной научно-практической конференции. 24 октября 2012. г. Костанай. С. 222. 4 Нарбикова Н.Г. Меры пресечения, связанные с ограничением свободы: дис. … канд. юрид. наук. Оренбург, 2005. С. 109.

12 2

обвиняемому или подозреваемому, в большей мере удерживает его от умысла на-рушить условия пребывания под домашним арестом, а при наличии альтернативы у нарушителя появляется надежда на то, что он всѐ ещѐ может избежать заключе-ния под стражу1. Иную позицию занимает Е.В. Салтыков. Он полагает, что в ряде случаев следует изменять не избранную меру принуждения, а лишь набор ограни-чений и запретов, перечисленных в постановлении об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста2.

Высказанные в юридической литературе мнения достаточно убедительны. Вместе с тем на протяжении действия УПК РФ законодателем не предпринима-лись попытки введения денежного взыскания за нарушение условий исполнения домашнего ареста. В настоящее время в уголовном судопроизводстве денежное взыскание может быть применено в отношении личного поручителя в случае не-выполнения им своих обязанностей, связанных с исполнением соответствующей меры пресечения. Аналогичной санкции могут быть подвергнуты лица, которым был отдан под присмотр несовершеннолетний подозреваемый (обвиняемый). Кроме того, законом предусмотрена возможность обращения в доход государства залога в случае нарушения подозреваемым или обвиняемым взятых на себя обяза-тельств. Единственной мерой ответственности при нарушении домашнего ареста является изменение еѐ на более строгую. Между тем заключение под стражу лица не всегда возможно. Для этого могут отсутствовать достаточные основания для еѐ избрания, а также иметь место обстоятельства, делающие невозможным содержа-ние лица под стражей. В связи с этим считаем целесообразным предусмотреть в УПК РФ возможность применения к подозреваемому, обвиняемому, нарушивше-му меру пресечения в виде домашнего ареста, меры ответственности имущест-венного характера в виде денежного взыскания, порядок наложения которого рег-ламентирован ст. 118 УПК РФ, а также дополнить ч. 1 ст. 111 УПК РФ пунктом пятым: «денежное взыскание».

1 Долгушин Д.А. Домашний арест и заключение под стражу как меры уголовно-процессуального пресечения: теоретико-правовые аспекты и практика применения: дис. … канд. юрид. наук. Владимир, 2010. С. 77. 2 Салтыков Е.В. Домашний арест в российском уголовном судопроизводстве: автореф.. дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2007. С. 7, 17.

12 3

Заключение под стражу является самой строгой мерой пресечения, приме-нение которой связано с лишением свободы подозреваемого (обвиняемого). В юридической литературе справедливо указывают на сходство режима содержания лиц, помещенных в следственные изоляторы, изоляторы временного содержания, и условий отбывания наказания в местах лишения свободы1. Исполнение рас-сматриваемой меры пресечения влечет возложение на подозреваемого (обвиняе-мого) ограничений, обусловленных режимом мест содержания под стражей. От-личительной особенностью исполнения заключения под стражу является то, что подозреваемый (обвиняемый) одновременно является участником администра-тивных и уголовно-процессуальных правоотношений. Как справедливо отмечено в юридической литературе, указанные лица приобретают специфический право-вой статус, обусловленный правоограничениями, определенными федеральным законодательством и подзаконными актами2. Так, например, правилами внутрен-него распорядка установлен порядок: приѐма и размещения указанных лиц по ка-мерам, материально-бытового и медико-санитарного обеспечения, проведения ежедневных прогулок и др.3 Особое внимание уделено несовершеннолетним по-дозреваемым (обвиняемым), в отношении которых применена мера пресечения в виде заключения под стражу. Федеральным законом от 28.12.2013 № 435-ФЗ

1 См., напр.: Андреев В.Н., Минаков Ю.А. Предварительное заключение под стражу в следственных изоляторах: практика исполнения и проблемы совершенствования: практическое пособие. М., 1991. С. 3–4; Гельдибаев М.Х. Исполнение меры пресечения в виде предваритель-ного заключения под стражу в следственных изоляторах: дис. …канд. юрид. наук. М., 1993; Андреев В.Н. Правовое положение подозреваемых и обвиняемых, содержащихся под стражей. М., 2000; См. также: Андреев В.Н. Истоки формирования стражного права в России // Публич-ное и частное право. 2010. № II.; Тиканов А.В. Правовое положение лиц, содержащихся в след-ственных изоляторах: дис. … канд. юрид. наук. Тюмень, 2001; См. также: Тиканов А.В. Испол-нение предварительного заключения под стражу в следственных изоляторах Министерства юс-тиции Российской Федерации: монография. Тюмень, 2003; Спицнадель В.Б. Генезис уголовно-исполнительного права в контексте становления и эволюции пенитенциарной системы России: дис. …д-ра юрид. наук. СПб., 2004; Семенюк В.И. Исполнение заключения под стражу как ме-ры пресечения в современных условиях: монография. Рязань, 2010. 2 См.: Ботоев С.Б. Правовое регулирование исполнения содержания в следственных изо-ляторах подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений: дис. … канд. юрид. наук. Иркутск, 2009. С. 7. 3 См.: Приказ Минюста РФ от 14.10.2005 № 189 (ред. от 27.12.2010) «Об утверждении Правил внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы» // В данном виде документ опубликован не был. Доступ из справ.-прав. системы «Консультант Плюс».

12 4

«О внесении изменений в статью 31 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» и Федераль-ный закон «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонаруше-ний несовершеннолетних» на следственные изоляторы возложена обязанность проведения культурно-воспитательной работы с указанной категорией лиц, а так-же оказания им социальной и психологической помощи.

В ходе исполнения рассматриваемой меры пресечения возникают не только административные правоотношения, обусловленные режимом содержания подоз-реваемого (обвиняемого) под стражей, но и гражданско-правовые. Так, законода-тель возлагает на следователя (дознавателя) обязанность принятия мер попечения о детях и других лицах, нуждающихся в постороннем уходе1, а также обеспечение сохранности имущества, оставшегося без присмотра2, предусмотренных ст. 160 УПК РФ3. Предписания, изложенные в данной норме, реализуются посредством

1 См. подр.: Буряков А.Д. Меры попечения о детях заключенного под стражу // Сов. юсти-ция. 1963. № 15. С. 14–15; Смирнов В.В. Арест как мера пресечения, применяемая следователем органов внутренних дел. Хабаровск, 1987. С. 63; Булатов Б.Б. Проблемы реализации мер пресе-чения в уголовном судопроизводстве на современном этапе // Актуальные проблемы правовой науки; межвуз. сб. научн. тр. Омск, 1995. С. 137–139; Антонов А.В., Булатов Б.Б. Защита инте-ресов детей в связи с заключением под стражу их законных представителей (воспитателей) // Личность в праве: гарантии и безопасность: тезисы докладов научн.-практ. конф. Пермь, 1996. С. 101–104; Щерба С.П., Цоколова О.И. Заключение и содержание под стражей на пред-варительном следствии: пособие. М., 1996. С. 22; Дежнев А.С. Принятие мер попечения о несо-вершеннолетних детях, оставшихся без присмотра и помощи в связи с задержанием или заклю-чением обвиняемого (подозреваемого) под стражу // Уголовное право. 2010. № 1. С. 86–90; его же: Права человека в сфере уголовного судопроизводства: содержание, механизмы защиты и пределы ограничения. Материалы международной научно-практической конференции, посвя-щенной 75-летию д-ра юрид. наук, Заслуженного деятеля науки РФ С.П. Щербы. М., 2013. С. 68–76.

2 См. подр.: Петрухин И.Л. Неприкосновенность личности и принуждение в уголовном процессе. М., 1989. С. 197; Азаров В.А, Проблемы теории и практики охраны имущественных интересов личности в уголовном судопроизводстве. Омск, 1995. С. 173; Цоколова О.И., Суры-гина Н.Е. Порядок заключения и содержания под стражей на стадии предварительного рассле-дования. М., 2003. С. 38; Дежнев А.С. Обеспечение сохранности имущества и жилища обви-няемого (подозреваемого), подвергнутого задержанию или заключению под стражу // Россий-ский следователь. 2010. № 11. С. 10–12; его же: Охрана интересов семьи и несовершеннолетних в уголовном процессе России: дис. … д-ра юрид. наук. Омск, 2013. С. 216–242.

3 На необходимость разрешения данного вопроса неоднократно обращал внимание Вер-ховный Суд Российской Федерации. См., напр.: постановление Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 27 сентября 2006 «О рассмотрении результатов обобщения судебной практики об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу подозреваемых или об-виняемых в совершении преступления»; постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2013 № 41 «О практике применения судами законодательства о мерах

12 5

применения положений федеральных законов от 15.07.1995 № 103-ФЗ «О содер-жании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», от 28.12.2013 № 442-ФЗ «Об основах социального обслуживания граждан в Рос-сийской Федерации», а также ведомственных нормативных правовых актов1. Другим вопросом, разрешаемым в ходе исполнения заключения под стражу, является его реализация в отношении обвиняемых, объявленных в международ-ный розыск. По общему правилу решение об избрании меры пресечения, преду-смотренной статьей 108 УПК РФ, подлежит немедленному исполнению. Исклю-чением является предусмотренная законодателем процедура рассмотрения вопро-са о заключении под стражу при объявлении обвиняемого в международный ро-зыск2. В этом случае исполнение вынесенного судом решения будет зависеть от установления места нахождения указанного лица и его задержания на территории иностранного государства. В целях осуществления уголовного преследования в

пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога» // Российская газета. 27.12.2013. № 294. 1 См., напр.: Правила внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы, утвержденные Приказом Минюста РФ от 14 октября 2005 г. № 189; Правила внутреннего распорядка изоляторов временного содержания, утвержденные Приказом МВД России от 22 ноября 2005 г. № 950.

2 Международный розыск является одним из основных видов деятельности НЦБ «Интер-пол». Указанное направление послужило предметом исследования в следующих работах: Путо-ва И.В. Международный розыск преступников: Правовые, организационные, оперативно-тактические аспекты: дис. … канд. юрид. наук. М., 2001; Самарин В.И. Интерпол. Междуна-родная организация уголовной полиции. СПб., 2004; Гасымов Н.Г. Международный розыск: Вопросы теории и практики: дис. … д-ра юрид. наук. М., 2005; Соколов А.Ю., Лесняк А.В. От-дельные аспекты организации международного розыска преступников и лиц, пропавших без вести, по каналам Интерпола // Вестник Волгоградской академии МВД России. 2007. № 2. С. 152–156; Мубораккадамов А.Н. Организация международного розыска органами внутренних дел Республики Таджикистан: дис. … канд. юрид. наук. М., 2008; Очкасова И.В. Международ-ный розыск преступников с целью экстрадиции в рамках современных международных органи-заций // Актуальные проблемы российского права. 2009. № 2. С. 348–354; Стронский Д.Д., Бе-саев И.Ю. Организационно-правовые и криминалистические вопросы обеспечения междуна-родного информационного взаимодействия по линии Интерпола // Общество и право. 2009. № 3. С. 224–227; Волеводз А.Г. Международная организация уголовной полиции – Интерпол и тенденция формирования региональных правоохранительных организаций // Библиотека кри-миналиста. 2011. № 1. С. 130–151. Вопросы взаимодействия с правоохранительными органами иностранных государств регламентированы международными договорами Российской Федера-ции, приказом МВД РФ № 786, Минюста РФ № 310, ФСБ РФ № 470, ФСО РФ № 454, ФСКН РФ № 333, ФТС РФ 971 от 06.10.2006 (ред. от 22.09.2009) «Об утверждении Инструкции по ор-ганизации информационного обеспечения сотрудничества по линии Интерпола» // В данном виде документ опубликован не был. Доступ из справ.-прав. системы «Консультант Плюс».

12 6

уголовном судопроизводстве предусмотрена процедура выдачи лица, находяще-гося на территории иностранного государства1. Исполнение рассматриваемого судебного решения имеет свои особенности. В отличие от общего порядка приме-нения меры пресечения в виде заключения под стражу при вынесении решения в порядке ч. 5 ст. 108 УПК РФ не указывается срок действия рассматриваемой меры принуждения2. Другой особенностью его исполнения является порядок исчисле-ния сроков содержания под стражей3. Примером правильного применения поло-жений закона является кассационное определение Московского городского суда от 23.08.2010 № 22-11036-10, согласно которому срок отбывания наказания осуж-денного надлежит исчислять с момента его фактического задержания на террито-рии иностранного государства4. Данное положение согласуется с правовыми по-зициями Европейского Суда по правам человека и Верховного Суда Российской

1 Порядок выдачи лиц, находящихся на территории иностранного государства регламен-тирован нормами международного права. См.: Конвенция о правовой помощи и правовых от-ношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (заключена в г. Минске 22.01.1993) // Собрание законодательства РФ. 1995. № 17. ст. 1472; Европейская конвенция о выдаче (за-ключена в г. Париже 13.12.1957) // Собрание законодательства РФ. 2000. № 23. ст. 2348. 2 Данное обстоятельство неоднократно являлось предметом обжалования. В вынесенных решениях суд указал, что установление срока содержания под стражей может воспрепятство-вать выдаче лица для уголовного преследования Российской Федерацией, а также станет пре-пятствием для его содержания под стражей в учреждениях уголовно-исполнительной системы России после пересечения государственной границы. См., напр.: определение Верховного Суда Российской Федерации от 18.09.2013 № 18-Д13-104; постановление Президиума Самарского областного суда от 06.03.2014 № 44у-45/2014 // Документы опубликованы не были. Доступ из справ.-прав. системы «Консультант Плюс». 3 Подробнее об исчислении сроков содержания под стражей при исполнении решения в порядке ч. 5 ст. 108 УПК РФ см.: Путова И.В. Правовое обеспечение международного розыска преступников (Состояние, актуальные проблемы, пути решения. Часть 2) // Научный вестник Омской академии МВД России. 2007. № 3. С. 26; Колдин С.В. Проблемы регламентации избра-ния меры пресечения в виде заключения под стражу лиц, находившихся в межгосударственном розыске // Судебная власть и уголовный процесс. 2012. № 1. С. 199–201. 4 См.: кассационное определение Московского городского суда от 23.08.2010 № 22-11036-10 // Документ опубликован не был. Доступ из справ.-прав. системы «Консультант Плюс». В правоприменительной практике встречаются случаи неправильного применения положений статьи 109 УПК РФ. Так, началом срока содержания под стражей зачастую считают момент экстрадиции на территорию РФ и помещение обвиняемого в следственный изолятор после пе-ресечения им государственной границы, не учитывая при этом время нахождения лица под стражей на территории иностранного государства. См., напр.: Апелляционное постановление Московского городского суда от 21.05.2014 № 10-6621/2014 // Документ опубликован не был. Доступ из справ.-прав. системы «Консультант Плюс».

12 7

Федерации1. На недопустимость избыточного, не ограниченного по продолжи-тельности, произвольного и неконтролируемого содержания под стражей, а равно на содержание под стражей лишь в пределах разумных контролируемых судом сроков в своѐ время обратил внимание и Конституционный Суд Российской Фе-дерации2.

Вопросы, связанные с исполнением решения в порядке ч. 5 ст. 108 УПК РФ на территории иностранного государства, регулируются национальным законода-тельством указанной стороны, а также источниками международного права. Так, согласно статье 22 Европейской конвенции о выдаче процедура выдачи и соот-ветственно порядок и срок содержания лица под стражей регулируются исключи-тельно законодательством запрашиваемой стороны3, на что неоднократно обра-щалось внимание правоприменителя4.

Особую процедуру имеет порядок исполнения решения об избрании в каче-стве меры пресечения заключения под стражу в отношении отдельных категорий лиц, указанных в ст. 450 УПК РФ. По общему порядку оно подлежит немедлен-

1 См.: п. 14, 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10.10.2003 № 5 (ред. от 05.03.2013) «О применении судами общей юрисдикции общепризнан-ных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Феде-рации» // В данном виде документ опубликован не был. Доступ из справ.-прав. системы «Кон-сультант Плюс»; п. 20 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.12.2013 № 41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в ви-де заключения под стражу, домашнего ареста и залога» // Российская газета. 27.12.2013. № 294. См. также: постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 16.07.2015 № 23-П «По делу о проверке конституционности положений частей третьей-седьмой статьи 109 и части третьей статьи 237 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина С.В. Махина» // Российская газета. № 165. 29.07.2015. 2 См., напр.: Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 04.04.2006 № 101-О «По жалобе гражданина Республики Таджикистан Насруллоева Хабибулло на нару-шение его конституционных прав частями первой и второй статьи 466 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 2006. № 28, ст. 3118; Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 01.03.2007 № 333-О-П «По жалобе гражданина США Менахема Сайденфельда на нарушение частью третьей статьи 1 и частью первой статьи 466 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации его прав, гарантируемых Конституцией Российской Федерации» // Собрание зако-нодательства РФ. 2007. № 28. ст. 3478. 3 Европейская конвенция о выдаче (заключена в г. Париже 13.12.1957) // Собрание зако-нодательства РФ. 05.06.2000. № 23. ст. 2348. 4 См., напр.: определение Верховного Суда Российской Федерации от 18.09.2013 № 18-Д13-104; постановление Президиума Самарского областного суда от 06.03.2014 № 44у-45/2014 // Документы опубликованы не были. Доступ из справ.-прав. системы «Консультант Плюс».

12 8

ному исполнению. Однако, принимая во внимание особый статус лиц, в отноше-нии которых применяется указанная мера пресечения, обязательным условием яв-ляется получение согласия соответствующих органов на ее исполнение. В отно-шении судьи Конституционного Суда Российской Федерации, судей иных судов мера пресечения в виде заключения под стражу исполняется соответственно с со-гласия Конституционного Суда Российской Федерации или квалификационной коллегии судей, в отношении членов Совета Федерации, депутата Государствен-ной Думы, Президента Российской Федерации, прекратившего исполнение своих полномочий, Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации – с согласия соответственно Совета Федерации или Государственной Думы. Особая процедура исполнения предусмотрена лишь в качестве начального элемента, про-дление сроков содержания под стражей указанных лиц осуществляется в общем порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законодательством. Как указал в своем решении Конституционный Суд Российской Федерации, после-дующее участие в решении вопроса о продлении срока содержания судьи под стражей означало бы не что иное, как проверку квалификационной коллегией су-дей его законности и обоснованности, вмешательство в независимую судебную деятельность и подмену суда общей юрисдикции1.

Исполнение других мер пресечения в отношении рассматриваемой катего-рии лиц осуществляется без каких-либо изъятий. В связи с этим в Конституцион-ный Суд Российской Федерации поступил запрос о необходимости проверки кон-ституционности ст. 450 УПК РФ и находящейся с ней в системной связи ст. 107 УПК РФ в той части, в какой ими допускается возможность избрания в отноше-нии члена Совета Федерации или депутата Государственной Думы домашнего ареста в качестве меры пресечения без согласия соответствующей палаты Феде-рального Собрания. По результатам его рассмотрения особая процедура исполне-

1 См. подр.: Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 07.02.2008 № 157-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Букреева Владимира Викторовича на нарушение его конституционных прав положениями статей 109 и 450 УПК Российской Федерации и статьи 16 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Россий-ской Федерации» // Документ опубликован не был. Доступ из справ.-прав. системы «Консуль-тант Плюс».

12 9

ния, предусмотренная ст. 450 УПК РФ, была распространена и на решение об из-брании меры пресечения в виде домашнего ареста1. В отличие от других мер пресечения, особенностью исполнения заключения под стражу является общий порядок ее исполнения. Избрание указанной меры пресечения не требует индивидуализации выносимого судом решения. Оно ис-полняется на основании специальных нормативных правовых актов – Федераль-ного закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совер-шении преступлений» и ведомственных приказов, устанавливающих внутренний распорядок мест содержания под стражей. Определенные изъятия присущи про-цедуре исполнения решения о заключении под стражу в отношении обвиняемого, объявленного в международный розыск, а также в отношении отдельных катего-рий лиц, указанных в ст. 450 УПК РФ. Вместе с тем применение данной меры пресечения к названным субъектам не предполагает индивидуализацию самого судебного решения, предусмотренного ст. 108 УПК РФ. Особенности исполнения касаются только приведения его в исполнение, которое зависит соответственно от установления места нахождения обвиняемого, объявленного в международный розыск, или получения согласия уполномоченных органов.

Изложенное с достаточной убедительностью свидетельствует о том, что ис-полнение мер пресечения, избираемых по решению суда, регламентировано более детально. Это подтверждают изменения, направленные на совершенствование уголовно-процессуального законодательства, относительно исполнения домашне-го ареста, залога, принятие отдельных подзаконных актов, а также регулирование правоотношений, возникающих при заключении подозреваемого (обвиняемого) под стражу, отдельным федеральным законом. Вместе с тем полагаем, что в более детальном регулировании нуждается исполнение меры пресечения в виде залога. Правоотношения, возникающие между залогодателем (если им является третье лицо) и подозреваемым (обвиняемым), основаны на взаимном доверии. Между

1 См. подр.: Постановление Конституционного Суда РФ от 29.06.2004 № 13-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 7, 15, 107, 234 и 450 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом группы депутатов Государ-ственной Думы» // Российская газета. 2004. 7 июля.

13 0

тем представляется целесообразным в решении об избрании меры пресечения в виде залога определять конкретные ограничения, устанавливаемые в отношении подозреваемого (обвиняемого), а также, по возможности, средства контроля, ко-торые будут к нему применяться.

13 1

<< | >>
Источник: Баландюк Олеся Владимировна. ИСПОЛНЕНИЕ МЕР УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРИНУЖДЕНИЯ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Омск-2015. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 2. Исполнение мер пресечения, избираемых решением суда:

  1. §1. Регламентация деятельности транснациональных корпораций на униеерсальном уровне
  2. Понятие обоснованности приговора суда
  3. § 2. Особый порядок производства по уголовным делам в стадии предварительного расследования
  4. ОГЛАВЛЕНИЕ
  5. ВВЕДЕНИЕ
  6. § 1. Понятие исполнения мер процессуального принуждения
  7. § 2. Правовая природа и отраслевая принадлежность деятельности по исполнению мер процессуального принуждения
  8. § 1. Исполнение мер пресечения, избираемых решением органа расследования
  9. § 2. Исполнение мер пресечения, избираемых решением суда
  10. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  11. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ
  12. ПРИЛОЖЕНИЯ
  13. § 1. Механизм реализации юридической ответственности за воинские преступления в контексте эволюции системы уголовного законодательства Республики Казахстан
  14. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
  15. § 1.1. Возникновение и становление следственных органов в системе органов государственной власти России
  16. 2.1 Характерные черты реформирования правоохранительной системы России в различные исторические периоды
  17. § 1. Организация деятельности по борьбе с уголовной преступностью (вторая половина XIX в. - 1908 г.)
  18. § 3. Исторический аспект становления правовых основ деятельности полиции(милиции) России
  19. 2. Современные тенденции развития законодательства Российской Феде­рации в системе мер правовой защиты прав, свобод и законных интересов человека и гражданина
- Авторское право РФ - Аграрное право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -