<<
>>

§ 1. Исполнение мер пресечения, избираемых решением органа расследования

Решение органа расследования об избрании меры пресечения представляет собой правовой акт, который влечет необходимость в исполнении. Анализ право-отношений, которые возникают в ходе исполнения мер пресечения, избираемых по решению органа расследования, целесообразно начать с определения их со-держания.

К ним относятся волеизъявление об избрании меры пресечения, обяза-тельства, возлагаемые на подозреваемого (обвиняемого), а также контроль за над-лежащим исполнением этой меры принуждения. Законодателем определены две группы таких обязательств: во-первых, связанные с нахождением подозреваемого (обвиняемого) в месте постоянного или временного жительства; во-вторых, обес-печивающие явку и надлежащее поведение указанного лица. Обе группы обяза-тельств возлагаются на подозреваемых (обвиняемых), к которым применена мера пресечения, предусмотренная статьей 102 либо статьей 105 УПК РФ. При реали-зации положений, предусмотренных статьями 103, 104 УПК РФ, к подозреваемо-му (обвиняемому) применяются ограничения, объединенные во вторую группу.

Рассмотрим каждую меру пресечения, избираемую по решению органа рас-следования, подробнее. Подписка о невыезде и надлежащем поведении является мерой принуждения, при реализации которой на подозреваемого, обвиняемого налагаются минимальные ограничения1. В правоприменительной практике это наиболее часто встречающаяся мера пресечения2. Выбор правоприменителя обу-

1 На этот факт в юридической литературе обратили внимание Гармаев Ю., Фалилеев В., Белканов Е.А., Казаков А.И. См.: Фалилеев В., Гармаев Ю. Пределы полномочий защитника по собиранию доказательств (взгляд с позиции обвинения) // Уголовное право. 2003. № 1. С. 90–91; Белканов Е.А., Казаков А.И. К вопросу о полномочиях защитника по собиранию доказа-тельств // Пятьдесят лет кафедре уголовного процесса УрГЮА (СЮИ): материалы Междуна-род. научн.-практ. конф. Екатеринбург. 2005. Ч. 1. С. 91–95. 2 Согласно статистическим данным Информационного центра УМВД России по Омской области, в 2010 году мера пресечения, предусмотренная ст. 102 УПК РФ, была применена в от-ношении 54% подозреваемых и обвиняемых, в 2011 году – 62%, в 2012 году – 57%, в 2013 году – 53%, в 2014 году – 46% (в представленной выборке учтены подозреваемые и обвиняемые, в отношении которых применена мера принуждения в виде обязательства о явке).

7 7

словлен простым механизмом еѐ избрания, нежели эффективностью рассматри-ваемой меры принуждения.

В период действия меры пресечения «подписка о невыезде и надлежащем поведении», предусмотренной статьей 102 УПК РФ, подозреваемый (обвиняе-мый) не вправе покидать постоянное или временное место жительства без разре-шения дознавателя, следователя или суда. В юридической литературе даются раз-личные толкования данного положения. По мнению П.М. Давыдова, подписка о невыезде не должна препятствовать отлучке обвиняемого по служебным или до-машним надобностям на короткий промежуток времени в течение суток или ра-бочего дня1. Ю.Д. Лившиц предлагал предоставить обвиняемому возможность обращаться к следователю с просьбой об отъезде с места жительства с обязатель-ным приведением мотивов2. Позднее эта идея была поддержана Л.К. Труновой, по мнению которой подозреваемый (обвиняемый) вправе заявлять мотивированное ходатайство о разрешении отлучиться с постоянного или временного места жи-тельства, с указанием причины, места и времени нахождения вне места прожива-ния3.

Высказанные в литературе точки зрения согласуются с позицией законода-теля. Применение меры пресечения, предусмотренной ст. 102 УПК РФ, не обязы-вает подозреваемого (обвиняемого) постоянно находиться по месту жительства (пребывания). Такие ограничения могут применяться в случае избрания домашне-го ареста. Исполнение меры пресечения в виде подписки о невыезде и надлежа-щем поведении имеет несколько иную природу. Положение, изложенное в п. 1 ст. 102 УПК РФ, не следует рассматривать как запрет, ограничивающий свободу передвижения. Анализ указанной нормы сводится к тому, что подозреваемый (об-виняемый) не может выезжать за пределы определенной местности, при этом он вправе свободно передвигаться внутри населенного пункта, в котором он времен-

1 Давыдов П.М. Меры пресечения в советском уголовном процессе: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Л., 1953. С. 11. 2 Лившиц А.Д. Подписка о невыезде как мера пресечения уклонения от следствия и су-да // Правоведение. 1959. № 3. С. 124–128. 3 Трунова Л.К. Современные проблемы применения мер пресечения в уголовном процес-се: дис. … д-ра юрид. наук. М., 2002. С. 355–356.

7 8

но или постоянно проживает. В зарубежном законодательстве определены сроки возможного отсутствия по месту жительства. Так, согласно ч. 1 ст. 128 УПК Эс-тонии подозреваемый или обвиняемый, в отношении которого избрана мера пре-сечения в виде подписки о невыезде, не может выезжать за пределы своего места жительства на срок более одних суток без разрешения лица, ведущего производ-ство. Такое ограничение представляется излишним. В этом отношении следует согласиться с О.И. Цоколовой, которая указывает, что подозреваемый (обвиняе-мый) не обязан неотлучно находиться по месту проживания, однако если он отлу-чается, то обязан каждый день возвращаться к месту жительства1. Принимая во внимание данное суждение, полагаем, что надлежащему исполнению рассматри-ваемой меры пресечения будет способствовать уведомление органа, осуществ-ляющего уголовное судопроизводство, об отсутствии подозреваемого (обвиняе-мого) по месту жительства (пребывания), исключающее выезд за пределы насе-ленного пункта на срок более 24 часов. В юридической литературе справедливо указывают на необходимость поддержания постоянной связи с подозреваемым (обвиняемым)2. Представляется и другой вариант разрешения данной ситуации. Закон не запрещает в постановлении об избрании меры пресечения, в частности, в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, индивидуализировать еѐ применение и указать конкретные ограничения, которые будут применяться к по-дозреваемому (обвиняемому) в ходе исполнения этой меры принуждения.

В ходе применения рассматриваемой меры пресечения не только осуществ-ляется контроль за передвижениями подозреваемого (обвиняемого) внутри насе-ленного пункта, но и налагаются ограничения на выезд за его пределы. Законода-тель Республики Молдова разделяет эти два запрета на подписку о невыезде из местности, в которой постоянно или временно проживает подозреваемый (обви-няемый), и подписку о невыезде из страны. Для эффективной реализации указан-ных ограничений в ст. 178 УПК Республики Молдова закреплена возможность

1 Цоколова О.И. Подписка о невыезде как ограничение прав личности // Проблемы право-охранительной деятельности. 2015. № 1. С. 7. 2 Повышение квалификации руководителей следственных подразделений: учебно-практическое пособие. Тюмень, 2013. С. 72; Чернова С.С. Меры уголовно-процессуального принуждения: учебно-практическое пособие. М., 2014. С. 41.

7 9

направления копии решения об избрании соответствующей меры пресечения по-граничным органам для исполнения и временного изъятия паспорта – при нару-шении подозреваемым (обвиняемым) запрета на выезд из страны. Указанный вид ограничения активно применяется в уголовном судопроизводстве таких стран, как США, Канада, Франция, Италия, Португалия, Украина. По мнению ученых-процессуалистов, указанная мера контроля представляется достаточно эффектив-ной1. Эту позицию разделяют 58% опрошенных следователей.

В российском уголовно-процессуальном законодательстве такая мера не предусмотрена. Вместе с тем она может быть реализована посредством применения статьи 18 Федерального закона от 15.08.1996 № 114-ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию», согласно которой суд, органы внутренних дел, следственные органы Следственного комитета Российской Федерации, федеральные органы исполнительной власти, уполномоченные на осуществление функций по контролю и надзору в сфере миграции, и его территориальные органы, пограничные органы федеральной службы безопасности и таможенные органы, дипломатические представительства и консульские учреждения Российской Федерации вправе изъять у подозреваемого (обвиняемого) паспорт и направить его в государственный орган, осуществивший выдачу. В правоприменительной практике изъятие общегражданского паспорта у подозреваемого или обвиняемого осуществляется только в случае незаконного пересечения им границы, подделки данным лицом указанного документа и признания паспорта вещественным доказательством либо совершения преступления, связанного с организацией незаконной миграции (ст. 3221 УК РФ). Изъятие названного документа в других случаях необоснованно ограничивало бы реализацию его конституционных прав (например, на

1 См., напр.: Головко Л.В. Необходимость применения организационных мер по преодо-лению негативных тенденций развития уголовного и уголовно-процессуального законодатель-ства // Закон. 2012. № 9. С. 72; Безрукавая А.Ф. Регулирование домашнего ареста: международ-ный опыт // Бюллетень Международной ассоциации содействия правосудию. 2012. № 1. С. 12; Колоскова С.В. Домашний арест как мера пресечения в современном уголовном судопроизвод-стве России: доктрина, юридическая техника и правоприменительная практика: дис. … канд. юрид. наук. Нижний Новгород, 2014. С. 14, 76; Зорькин В.Д. Конституция живет в законах. Ре-зервы повышения качества российского законодательства // Рос. газета. 2014. 18 дек.

8 0

медицинское обслуживание, совершение различных гражданско-правовых сделок, право на труд, избирательное право и др.). Поддерживая позицию, неоднократно высказанную в юридической литературе, а также мнения опрошенных практических работников о достаточной эффективности ограничения в виде изъятия заграничного паспорта у подозреваемого или обвиняемого, в отношении которого избрана мера пресечения, не связанная с лишением свободы, полагаем, что оно нуждается в реализации.

Вторая группа обязательств, которые возлагаются на подозреваемого (обви-няемого) при реализации статьи 102 УПК РФ, связаны с обеспечением явки и надлежащим поведением указанного лица1. При этом законодателем не разъясня-ется понятие «надлежащее поведение». В юридической литературе сложились разные мнения на этот счет. Так, Я.Ю. Бурлакова считает, что действия лица должны быть ограничены только в том, что касается именно производства по конкретному уголовному делу, но не должны распространяться на его поведение вообще. Примером автор называет совершенное в период подписки о невыезде и надлежащем поведении административное правонарушение. По еѐ мнению, со-вершение правонарушения не может влечь изменения меры пресечения на более строгую2. Согласимся с позицией Я.Ю. Бурлаковой о том, что в ст. 102 УПК РФ необходимо закрепить ограничения, которые следует считать «иными». Вместе с тем аргументация автора представляется весьма спорной. Безусловно, админист-ративное правонарушение характеризуется меньшей степенью общественной вредности. Однако представляется целесообразным учитывать совершение подоз-реваемым (обвиняемым) административных правонарушений в процессе приме-нения рассматриваемой меры пресечения. В ряде случаев неоднократное совер-шение административных правонарушений может повлечь наступление уголовно-правовых последствий. Так, согласно примечанию к ст. 151.1 УК РФ лицо при-влекается к уголовной ответственности за розничную продажу несовершеннолет-

1 Указанные обязательства возлагаются на подозреваемого (обвиняемого), в отношении которого избрана любая из мер пресечения, предусмотренная одной из статей 102-105 УПК РФ. 2 Бурлакова Я.Ю. Проблемы избрания и применения мер уголовно-процессуального пре-сечения, не связанных с лишением или ограничением свободы: дис. … канд. юрид. наук. Вла-димир, 2009. С. 58–59.

8 1

нему алкогольной продукции, совершенную неоднократно, если это лицо ранее привлекалось к административной ответственности за аналогичное деяние в тече-ние ста восьмидесяти дней. Другим примером может служить примечание к ста-тье 212.1 УК РФ, в соответствии с которым неоднократным нарушением установ-ленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования признается совершение лицом административных правонарушений, предусмотренных статьей 20.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, более двух раз в течение ста восьмиде-сяти дней, за которые оно было привлечено к административной ответственности.

В уголовном и уголовно-исполнительном законодательствах неоднократному совершению административных правонарушений придаѐтся уголовно-правовое значение. Так, согласно ч. 3 ст. 74 УК РФ, ч. 5 ст. 190 УИК РФ систематическое нарушение общественного порядка условно осужденным в течение испытательного срока, за которое он привлекался к административной ответственности, может повлечь отмену условного осуждения и исполнение наказания, назначенного приговором суда. Полагаем, что систематическое нарушение общественного порядка, за которое предусмотрена административная ответственность, должно иметь и уголовно-процессуальное значение. Показателем ненадлежащего поведения подозреваемого (обвиняемого) может выступать совершение административного правонарушения.

Более узко трактует исполнение рассматриваемой меры пресечения Н.В. Ткачева. Она считает, что сущность подписки о невыезде и надлежащем поведении состоит в письменном обязательстве обвиняемого или подозреваемого не покидать постоянное или временное место жительства без разрешения дознавателя, следователя или суда и в назначенный срок являться по вызовам указанных должностных лиц1. Помешать обвиняемому или подозреваемому «иным путем препятствовать производству по уголовному делу» при исполнении данной меры пресечения, по мнению Н.В. Ткачевой, невозможно. Другие авторы

1 Ткачѐва Н.В. Теория и практика применения мер пресечения, не связанных с заключением под стражу: дис. … канд. юрид. наук. Челябинск, 2003. С. 54–55.

8 2

считают, что подписка о невыезде и надлежащем поведении может применяться и в целях устранения возможности воспрепятствовать производству по делу или совершить новое преступление (например, вероятность воздействия на свидетелей, потерпевшего, уничтожение вещественных доказательств, находящихся не в месте нахождения обвиняемого (подозреваемого), или возможность продолжить преступную деятельность, связанную с выездом за пределы места жительства)1.

Интересную позицию по этому поводу высказал И.Л. Петрухин. По его мнению, обвиняемый, у которого получена подписка о невыезде, обязан не отлучаться с места жительства, не скрываться, не мешать установлению истины по уголовному делу, не заниматься преступной деятельностью, не препятствовать исполнению приговора, являться по вызовам органов расследования и суда, сообщать им о перемене места жительства. Помимо этого, И.Л. Петрухин считает, что надлежащее поведение – это и многое другое, выходящее за пределы указанных обязательств, например, не злоупотреблять спиртными напитками, добросовестно работать и т.д. Вместе с тем, по его мнению, эти аспекты «надлежащего поведения» процессуально безразличны, то есть не имеют значения правовых обязательств2. Согласно позиции, высказанной в юридической литературе М.В. Яковлевым и З.Д. Еникеевым, подписка о надлежащем поведении включает в себя такие обязательства, как «заниматься общественно полезным трудом», «вести нормальный образ жизни»3.

Затруднения при исполнении рассматриваемой меры пресечения возникают, пока не устранена неопределенность в том, какие ограничения к подозреваемым (обвиняемым) может установить орган расследования. Данное утверждение спра-ведливо и в отношении других мер пресечения. Разрешение этого вопроса видит-ся в индивидуализации выносимого решения. Наряду с указанием меры пресече-ния в постановлении (определении) об избрании представляется целесообразным

1 Булатов Б.Б., Николюк В.В., Цоколова О.И. Меры пресечения в уголовном процессе: учеб.-практ. пособие. М.: ВНИИ МВД РФ, 2005. С. 11. 2 Петрухин И.Л. Неприкосновенность личности и принуждение в уголовном процессе. М.: Наука, 1989. С. 226–227. 3 Яковлев М.В., Еникеев З.Д. Гарантии справедливости // Известия. 1972. 14 июня.

8 3

устанавливать конкретные ограничения, которые позволят более четко опреде-лить предмет исполнения. Анализируя представленные точки зрения относитель-но содержания обязательств, налагаемых на подозреваемого (обвиняемого) в ходе исполнения подписки о невыезде и надлежащем поведении, считаем, что указан-ное понятие следует трактовать исключительно в процессуальном смысле, в связи с чем под «надлежащим поведением» следует понимать выполнение обязательств, изложенных в пп. 2 и 3 ст. 102 УПК РФ. При этом положения п. 3 указанной нор-мы представляется возможным применять в совокупности с положениями ч. 1 ст. 97 УПК РФ.

Исполнение следующей меры пресечения в виде личного поручительства представляет собой более сложный механизм. Гарантией его эффективности яв-ляется добросовестное исполнение лицом, поручившимся за подозреваемого (об-виняемого), своих обязательств. При этом процессуальный статус субъектов рас-сматриваемых правоотношений не находит должного регулирования в уголовно-процессуальном законодательстве. В ст. 103 УПК РФ упоминается лишь о нали-чии у поручителя определенных обязанностей и наступлении ответственности в случае их невыполнения. Лаконичность законодателя по этому вопросу можно объяснить тем, что правоотношения, возникающие между подозреваемым (обви-няемым) и поручителем, сложно регламентировать в рамках какого-либо норма-тивного правового акта, поскольку они строятся в основном на морально-нравственных связях1. В связи с этим поручителю предоставлена возможность самому выбирать способы влияния на подозреваемого (обвиняемого). Совершен-но справедливо В.А. Михайлов относит к ним убеждение, разъяснение, нравст-венно-психологическое воздействие, воспитание и перевоспитание. По его мне-нию, необходимо не только постоянно осуществлять контроль за поведением по-дозреваемого (обвиняемого), но и оказывать на него активное влияние2. К формам активного влияния можно отнести проведение бесед, оказывающих на подозре-

1 На неправовой характер отношений между поручителем и обвиняемым в юридической литературе указывала Н.В. Ткачева. См.: Ткачѐва Н.В. Теория и практика мер пресечения, не связанных с заключением под стражу: дис. … канд. юрид. наук. Челябинск, 2003. С. 49. 2 Михайлов В.А. Меры пресечения в российском уголовном процессе. М., 1996. С. 93, 102.

8 4

ваемого (обвиняемого) положительное воспитательное воздействие, содействие в трудоустройстве, помощь в разрешении социально-бытовых проблем1.

В рамках применения исследуемой меры пресечения на поручителя возлагается ряд обязательств. В первую очередь он обеспечивает явку подозреваемого (обвиняемого) в орган расследования или суд. Между тем возможно оказание противодействия со стороны подозреваемого (обвиняемого). Так, например, последний может уклоняться от явки в орган расследования или суд, находясь в своем жилище. Данная ситуация предполагает применение в отношении подозреваемого (обвиняемого) мер принудительного воздействия со стороны лица, поручившегося за него. При этом поручитель может ограничиться только методами морально-психологического и воспитательного воздействия в отношении подозреваемого (обвиняемого). Контролировать поведение последнего он может только путем личного влияния2. Применение каких-либо мер принуждения со стороны поручителя представляется недопустимым3. Поручитель не вправе без разрешения подозреваемого (обвиняемого) войти в его жилище. Во-первых, в этом случае нарушается конституционное право последнего на неприкосновенность жилища, во-вторых, противодействие со стороны лица, в отношении которого избрана рассматриваемая мера пресечения, свидетельствует о возможной утрате доверия между подозреваемым (обвиняемым) и поручителем. Представляется спорной позиция, высказанная в юридической литературе, о предоставлении права личному поручителю проверять нахождение подозреваемого (обвиняемого) по месту его постоянного или

1 Аналогичные виды воздействия применяются в отношении несовершеннолетних подоз-реваемых, обвиняемых, находящихся под стражей в следственных изоляторах. См.: ст. 31 Фе-дерального закона от 15.07.1995 № 103-ФЗ (ред. от 03.02.2014) «О содержании под стражей по-дозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений»; ст. 231 Федерального закона от 24.06.1999 № 120-ФЗ (ред. от 28.12.2013) «Об основах системы профилактики безнадзорно-сти и правонарушений несовершеннолетних». 2 Данное предложение поддерживают 76% опрошенных практических работников. 3 В юридической литературе на недопустимость применения принуждения поручителем указывалось А.А. Лиеде. См.: Лиеде А.А. Общественное поручительство в уголовном судопро-изводстве. Рига, 1963. С. 96–97.

8 5

временного жительства1.

Другим обязательством поручителя является обеспечение надлежащего поведения подозреваемого (обвиняемого). В юридической литературе обсуждается вопрос о возможности применения к подозреваемому (обвиняемому) мер физического принуждения. Так, З.Д. Еникеев считал возможным для успешного выполнения поручителями своих обязанностей применение к обвиняемому различных способов воздействия, среди которых им были отмечены задержание указанного лица и его доставление в органы расследования при попытке к побегу, предотвращение действий, направленных против следствия, и пресечение продолжения преступных действий2. Как отмечалось ранее, осуществляя контроль за надлежащим исполнением подозреваемым (обвиняемым) обязательств, связанных с реализацией ст. 103 УПК РФ, поручитель вправе применять только меры морально-психологического и воспитательного воздействия. Поэтому в случае умышленного уклонения подозреваемого (обвиняемого) от явки поручитель может предложить ему проследовать в органы расследования или суд. При невозможности пресечь ненадлежащее поведение подозреваемого (обвиняемого) поручитель должен немедленно сообщить об этом в орган, применивший данную меру пресечения3. Сомнения по поводу возложения такой обязанности на поручителя высказывает В.А. Михайлов. По его мнению, поручитель не обязан уведомлять органы уголовного судопроизводства относительно явного или возможного уклонения обвиняемого и о перемене им места жительства. Свою точку зрения он обосновывает тем, что никаких юридических санкций за неуведомление органов

1 См. подр.: Богацкий Ф.А. Обеспечение прав подозреваемого при производстве предва-рительного расследования: дис. … канд. юрид. наук. Калининград, 2006. С. 191. 2 Еникеев З.Д. Применение мер пресечения по уголовным делам (в стадии предваритель-ного расследования). Уфа, 1988. С. 8. Ранее аналогичное мнение высказывали в своих трудах Н.С. Алексеев, Л.Б. Зусь. См.: Алексеев Н.С. Участие общественности в охране общественного порядка и осуществлении правосудия // Вопросы судопроизводства и судоустройства в новом законодательстве Союза ССР. М., 1959. С. 167; Зусь Л.Б. Поручительство общественной орга-низации как мера пресечения в советском уголовном процессе // Правоведение. 1964. № 4. С. 109–110. 3 Аналогичное предложение было высказано ранее в диссертационном исследовании А.А. Чуниха. См.: Чуниха А.А. Поручительство в системе мер процессуального принуждения: дис. … канд. юрид. наук. Ставрополь, 2009. С. 12.

8 6

уголовного процесса об этих действиях или намерениях обвиняемого законодатель не устанавливает1. Высказанная позиция не противоречит нормам уголовно-процессуального законодательства. Вместе с тем представляется целесообразным возложить на поручителя обязанность уведомлять органы расследования о совершении подозреваемым (обвиняемым) противоправных действий.

При утрате взаимного доверия между поручителем и подозреваемым (обвиняемым) применение рассматриваемой меры пресечения теряет свою эффективность. В этом случае возникает вопрос о возможном отказе поручителя от дальнейшего исполнения своих обязательств. В юридической литературе неоднократно высказывались мнения о наделении его таким правом2. Так, А.А. Чуниха считает необходимым в целях создания процессуальных гарантий свободы волеизъявления лица, выступающего в качестве поручителя, законодательно предусмотреть его право в любой момент отказаться от принятых на себя обязательств по поручительству3. При этом она не конкретизирует, должен ли поручитель мотивировать отказ от дальнейшего исполнения возложенных на него обязательств. По мнению И.Л. Петрухина, для отказа от своих обязанностей поручитель не обязан ждать, пока обвиняемый предпримет действия, для предупреждения которых была избрана данная мера пресечения. Он считает достаточным для отказа от поручительства утраты доверия и высокой вероятности ненадлежащего поведения. Высказанные в литературе мнения представляются верными, поскольку принуждать поручителя исполнять соответствующие обязательства вряд ли возможно и эффективно. Если отказ поручителя не связан с ненадлежащим поведением подозреваемого (обвиняемого), правоприменителем должен быть рассмотрен вопрос о замене поручителя либо при наличии на то оснований – о принятии решения об избрании

1 Михайлов В.А. Меры пресечения в российском уголовном процессе. М., 1996. С. 91–92. 2 См., напр.: Меры процессуального принуждения в досудебном производстве по уголов-ным делам. М., 2005. С. 68. 3 Чуниха. Поручительство в системе мер процессуального принуждения: дис. … канд. юрид. наук. Ставрополь, 2009. С. 13.

8 7

другой меры пресечения1. Важно отметить, что замена поручителя осуществляется в рамках процесса исполнения избранной меры пресечения. Изменение субъективного состава, а именно лица, на которое будут возложены обязанности, предусмотренные ст. 103 УПК РФ, не прерывает процесс исполнения этой меры пресечения. Отмена или избрание другой меры пресечения предполагает вынесение соответствующего решения. Оно завершает этап исполнения одной меры пресечения и является основой для исполнения избранной меры. Механизм исполнения наблюдения командования воинской части существенно отличается от реализации других мер пресечения, поскольку она применяется только в отношении специального субъекта. Согласно нормам уголовно-процессуального законодательства постановление об еѐ избрании направляется командованию воинской части. В этом процессуальном акте, помимо самого решения об избрании указанной меры пресечения, должны быть разрешены и другие вопросы – определено место еѐ исполнения, а также конкретные ограничения, которые будут возложены на подозреваемого (обвиняемого) военнослужащего. Вынесенное органом расследования решение является основой исполнительной деятельности, и именно оно определяет еѐ пределы. Процесс исполнения меры пресечения, предусмотренной ст. 104 УПК РФ, начинается с разъяснения командованию воинской части существа подозрения или обвинения и его обязанности по исполнению. Помимо непосредственно командования воинской части можно говорить и об участии других лиц. В ходе проведенного анализа был сделан вывод о возможности привлечения в качестве субъектов исполнения рассматриваемой меры пресечения лиц, назначенных в суточный наряд. В связи с тем, что последние не указаны законодателем в качестве надлежащих субъектов исполнения меры пресечения, предусмотренной ст. 104 УПК РФ, представляется целесообразным ввести следующий порядок. О

1 Петрухин И.Л. Неприкосновенность личности и принуждение в уголовном процессе. М.: Наука, 1989. С. 234–235.

8 8

наделении указанных лиц соответствующими полномочиями командиром воинской части издается приказ1.

Действующее законодательство не позволяет индивидуализировать исполнение меры пресечения в виде наблюдения командования воинской части, поскольку в нем не определены виды ограничений, которые могут применяться в отношении подозреваемого (обвиняемого) военнослужащего. В различных научно-практических комментариях к УПК РФ авторы отмечают, что при реализации рассматриваемой меры пресечения к подозреваемому (обвиняемому) военнослужащему могут быть применены специальные ограничения: лишение права ношения оружия; постоянное пребывание под наблюдением своих начальников или суточного наряда; запреты направления на работу вне части в одиночном порядке, на назначение в караул и другие ответственные наряды, на увольнения из части, на отпуск; отстранение от управления транспортным средством, временное отстранение от исполнения специальных обязанностей2. Представленные точки зрения основаны на положениях приказа Минобороны РФ от 18.08.1994 № 275 «О введении в действие Инструкции органам дознания Вооруженных Сил и иных воинских формирований Российской Федерации», утратившего силу в 2002 году. Ни один из других ведомственных документов, принятых Министерством обороны Российской Федерации, не определяет порядок применения наблюдения командования воинской части и виды

1 На необходимость вынесения командиром воинской части приказа об установлении на-блюдения за военнослужащим в юридической литературе указывали Ю.Д. Лившиц, В.Ю. Мельников, В.А. Михайлов. См. подр.: Лившиц А.Д. Меры пресечения в советском уго-ловном процессе. М., 1964. С. 69; Михайлов В.А. Меры пресечения в российском уголовном процессе. М., 1996. С.189; Мельников В.Ю. Меры принуждения в уголовном процессе России: монография. М., 2011. С. 17–18. Аналогичное мнение было высказано А.Н. Ахпановым, прово-дившим исследование применения мер принуждения в уголовном судопроизводстве Республи-ки Казахстан. См., подр.: Ахпанов А.Н. Возбуждение уголовного преследования и применение мер процессуального принуждения (Комментарий к УПК РК): учебное пособие. Караганда, 2000. С. 44. 2 См., напр.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) /под ред. Сухарева А.Я. 2-е изд., перераб. М., 2004. 1104 с.; Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (по-статейный) / под ред. Лебедева В.М., Божьева В.П. 3-е изд., перераб. и доп. М., 2007. 1158 с.; Безлепкин Б.Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (по-статейный). 11-е изд., перераб. и доп. М., 2012. 752 с.

8 9

ограничений, налагаемые на подозреваемых (обвиняемых) военнослужащих в рамках исполнения этой меры пресечения. В уголовно-процессуальном законодательстве Республики Армения подобные ограничения закреплены в законе. Так, в соответствии с ч. 4 ст. 149 УПК Армении подозреваемый или обвиняемый военнослужащий, к которому применена мера пресечения в виде передачи под наблюдение командования, не назначается в караул и для несения боевого дежурства, лишается права ношения оружия в мирное время; военнослужащий, не являющийся офицером или унтер-офицером, один не направляется за пределы воинской части1. Аналогичный подход используется в уголовном судопроизводстве Азербайджанской Республики2. В целях обеспечения надлежащего поведения подозреваемого (обвиняемого) военнослужащего представляется целесообразным установить в общевоинских уставах следующие ограничения3: временное лишение права на ношение оружия, временное лишение права управления транспортными средствами, временное отстранение от исполнения должностных обязанностей, неназначение в караул и другие суточные наряды, лишение очередного увольнения. Кроме того, военнослужащий может быть ограничен в общении с определенными лицами, лишен права пользования услугами связи. По усмотрению органа расследования в отношении военнослужащего могут быть применены одно или несколько ограничений. Их установление зависит от личности подозреваемого (обвиняемого) военнослужащего, характера

1 Уголовно-процессуальный кодекс Республики Армения, принят 1.07.1998 г ЗР-248 (в ред. ЗР-102 от 30.09.2013) http://www.arlis.am/ (дата обращения 20.10.2014). 2 Ст. 171 УПК Азербайджанской Республики (утвержден Законом Азербайджанской Рес-публики от 14 июля 2000 года № 907-IГ). https://www.unodc.org/tldb/pdf/Azerbaijan_Code_of_Criminal_Procedure_in_Russian_Full_text.pdf. (дата обращения 20.10.2014). 3 На необходимость закрепления в ст. 104 УПК РФ правоограничений, применяемых к во-еннослужащим при реализации меры пресечения в виде наблюдения командования воинской части, указали 17% сотрудников военной прокуратуры Омского гарнизона, принимавших уча-стие в опросе. 31% респондентов считают, что рассматриваемые ограничения следует указать не только в ст. 104 УПК РФ, но и в общевоинских уставах Вооруженных Сил РФ. 11% придер-живаются мнения о необходимости их закрепления в других подзаконных нормативных право-вых актах. Большая часть опрошенных сотрудников (41%) поддержали мнение об установлении рассматриваемых правоограничений положениями общевоинских уставах Вооруженных Сил Российской Федерации.

9 0

совершенного преступления, вероятности совершения указанным лицом противоправных действий. Виды ограничений, которые будут применяться в отношении указанного лица, необходимо отразить в постановлении об избрании меры пресечения, на основании которого командованием воинской части выносится приказ.

Немаловажным для надлежащей реализации рассматриваемой меры пресе-чения является определение места еѐ исполнения. Законодателем не предусмот-рено применение статьи 104 УПК РФ не по месту прохождения службы. Нередки случаи совершения преступления военнослужащим за пределами расположения воинской части. Примером может являться нахождение указанного лица в коман-дировке, отпуске или в увольнении. Исполнению меры пресечения по месту про-хождения службы могут препятствовать и другие обстоятельства. Так, находясь в расположении воинской части, военнослужащий имеет реальную возможность воспрепятствовать производству по уголовному делу путем воздействия на со-служивцев1. В связи с этим может быть поставлен вопрос о возможности перевода подозреваемого (обвиняемого) военнослужащего в другую воинскую часть для надлежащего исполнения рассматриваемой меры пресечения. Существенную роль при реализации рассматриваемой меры пресечения играет степень воздействия на лицо, в отношении которого она избрана. Как правильно отмечено А.Е. Белоусовым, ограничения, применяемые к подозреваемым (обвиняемым) военнослужащим, имеют воспитательный характер и постоянно напоминают военнослужащему о том, что он, совершив преступление, тем самым нарушил выполнение воинского долга и поэтому поставлен в специальные условия в той воинской части, где проходит его

1 На данную проблематику в юридической литературе указывал Мананников Д.Ю. См.: Мананников Д.Ю. Увольнять или не увольнять? Вот в чем вопрос! (о назначении наказа-ния в виде лишения свободы условно как об одном из оснований досрочного увольнения с во-енной службы по инициативе командования) // Право в Вооруженных Силах. 2008. № 6. С. 37; Мананников Д.Ю. К вопросу о правовом положении военнослужащих, осужденных условно и продолжающих проходить военную службу // Электронное научное издание Военное право. 2009. № 2. [Электронный ресурс]. URL: http://www.voennoepravo.ru/node/3471 (дата обращения 24.10.2014).

9 1

служба1. Более того, по мнению Ю.Д. Лившица, применение данной меры пресечения оказывает соответствующее воспитательное предупредительное воздействие на остальных военнослужащих2.

В этой части целесообразно обратиться к положениям приказа Минобороны России от 29.07.1997 № 302 «О правилах отбывания наказаний осужденных воен-нослужащих», которым регламентирован порядок и условия исполнения наказа-ний в отношении осужденных военнослужащих. Представляется возможным по аналогии с пунктом 18 указанных Правил усилить элементы воспитательного воз-действия в рамках исполнения рассматриваемой меры пресечения3. Воспитатель-ная работа может осуществляться путем: проведения занятий по общественно-государственной подготовке и информирования военнослужащих; доведения и разъяснения законодательства Российской Федерации; индивидуальной воспита-тельной работы, проводимой старшими по должности и по званию военнослужа-щими, на основе глубокого изучения личности военнослужащего и с учетом су-щества подозрения или обвинения; проведением других мероприятий воспита-тельного характера4.

Особого внимания заслуживают случаи нарушения подозреваемым (обви-няемым) военнослужащим избранной меры пресечения. В соответствии с норма-ми уголовно-процессуального законодательства командование воинской части немедленно сообщает об этом в орган, избравший меру пресечения. При этом за-конодателем не установлена ответственность в отношении лица, осуществляюще-

1 Белоусов А.Е. Вопросы теории и практики мер уголовно-процессуального пресечения по законодательству Российской Федерации: дис. … канд. юрид. наук. Ижевск, 1995. С. 65. 2 Лившиц А.Д. Меры пресечения в советском уголовном процессе. М., 1964. С. 68. 3 Аналогичный подход используется законодателем в отношении другой категории подоз-реваемых, обвиняемых. Так, в соответствии со статьей 231 Федерального закона от 24.06.1999 № 120-ФЗ (ред. от 28.12.2013) «Об основах системы профилактики безнадзорности и правона-рушений несовершеннолетних» в отношении несовершеннолетних подозреваемых, обвиняе-мых, находящихся под стражей в следственных изоляторах, проводится культурно-воспитательная работа // [Электронный ресурс]. Документ опубликован не был. Доступ из справ.-правовой системы «Консультант Плюс». 4 За основу принят п. 64 Правил отбывания уголовных наказаний осужденными военно-служащими, утвержденные приказом Минобороны от 29.07.1997 № 302 (с изм., согл. приказам Минобороны РФ от 16.01.2001 № 30, от 04.09.2006 № 359) // [Электронный ресурс]. Документ опубликован не был. Доступ из справ.-правовой системы «Консультант Плюс».

9 2

го контроль за подозреваемым (обвиняемым) военнослужащим, а также самого военнослужащего. В юридической литературе высказывается мнение о том, что в случае неисполнения командованием воинской части обязательств, связанных с реализацией положений статьи 104 УПК РФ, к нему могут быть применены меры процессуальной ответственности, предусмотренные статьями 117 и 118 УПК РФ1. Высказанное мнение заслуживает внимания, однако, учитывая специфику субъек-тов и особый правовой режим военно-служебных правоотношений, полагаем, что применение общей процедуры, предусмотренной статьей 118 УПК РФ, нецелесо-образно. В этом отношении следует согласиться с учеными-процессуалистами, по мнению которых ненадлежащее исполнение командованием обязанностей, свя-занных с реализацией статьи 104 УПК РФ, влечет наказание в дисциплинарном порядке2. Представляется возможным в положениях Дисциплинарного устава Вооруженных Сил Российской Федерации определить в качестве нарушения не-надлежащее исполнение командиром воинской части или другим должностным лицом обязательств по надзору за подозреваемым или обвиняемым, в отношении которого избрана мера пресечения, предусмотренная ст. 104 УПК РФ, а также ус-тановить за него применение дисциплинарной ответственности. Данную позицию поддерживают большинство опрошенных практических работников военной про-куратуры Омского гарнизона (76%).

1 См., напр.: Попов К.В. Проблемы участия суда в применении мер пресечения: дис. … канд. юрид. наук. Краснодар, 2004. С. 67; Чуниха А.А. Особенности применения и исполнения меры пресечения в виде наблюдения командования воинской части // Международная заочная научно-практическая конференция «Тенденции развития современной юриспруденции» (Рос-сия, г. Новосибирск, 3 сентября 2012 г.). [Электронный ресурс]. URL: http://sibac.info/index.php/2009-07-01-10-21-16/3728-2012-09-11-05-00-03. (дата обращения 20.02.2014). Подобная процедура применяется в уголовно-процессуальном законодательстве Латвийской Республики. Так, согласно ч. 4 ст. 259 УПК Латвийской Республики в отношении командира (начальника) подразделения, не исполняющего свои обязательства по надзору за по-дозреваемым или обвиняемым военнослужащим, предусмотрена ответственность в виде де-нежного взыскания в размере 10 минимальных месячных заработных плат. 2 См. напр.: Ахпанов А.Н. Проблемы уголовно-процессуального принуждения в стадии предварительного расследования: дис. … д-ра юрид. наук. Караганда, 1997. С. 255; Глухов Е.А. Как наблюдает командование// Военно-юридический журнал. 2007. № 9. С. 29–30; Оськина И., Лупу А. Под наблюдением// ЭЖ-Юрист.2013. № 17–18. Доступ из справ.-правовой системы «Консультант Плюс». Дисциплинарная ответственность за невыполнение обязанностей по на-блюдению за подозреваемыми или обвиняемыми военнослужащими предусмотрена в уголовно-процессуальном законодательстве Республики Казахстан. См.: ч. 4 ст. 146 УПК Республики Ка-захстан.

9 3

Следующей мерой пресечения, закрепленной нормами УПК РФ, является специальная мера пресечения в отношении несовершеннолетних – присмотр за несовершеннолетним подозреваемым (обвиняемым). Еѐ применение состоит в исполнении обязательств, предусмотренных статьей 102 УПК РФ. Законодателем определены две группы таких обязательств. К первой следует отнести нахождение несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого) в месте постоянного или временного жительства. Надлежащему исполнению данного обязательства способствует совместное проживание родителей, попечителей, других заслуживающих доверия лиц с несовершеннолетним подозреваемым (обвиняемым). При возложении обязанностей по присмотру на должностных лиц специализированного детского учреждения обязательным является нахождение несовершеннолетнего в этом учреждении. В таких условиях представляется возможным ограничить выход несовершеннолетнего из места постоянного или временного проживания в определенное время либо разрешить выход из места постоянного или временного проживания только в сопровождении поручителя1. При нахождении несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого) в специализированном детском учреждении выход за пределы территории может допускаться только с разрешения должностного лица, осуществляющего за ним присмотр2. Применение указанного ограничения не должно препятствовать посещению несовершеннолетним учебного заведения. Вторая группа обязательств состоит в обеспечении надлежащего поведения и явки несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого) в орган расследования или суд. Реализация указанного обязательства имеет определенные сходства с применением в качестве меры пресечения личного поручительства. Так, основным средством воздействия на подозреваемых (обвиняемых) в рамках

1 На возможность запрета выходить из дома (или выхода несовершеннолетнего только вместе с родителями) в юридической литературе указывалось Б.Б. Булатовым. См.: Булатов Б.Б. Эффективность мер пресечения, не связанных с содержанием под стражей. Омск, 1984. С. 52. Позднее в рамках диссертационного исследования на это указала Ж.В. Эстерлейн. См.: Эстер-лейн Ж.В. Дознание по делам о преступлениях несовершеннолетних: дис. … канд. юрид. наук. М., 2005. С. 104. 2 Применение данного ограничения считают эффективной мерой 89% опрошенных прак-тических работников.

9 4

исполнения мер принуждения, предусмотренных статьями 103, 105 УПК РФ, является применение мер морально-психологического и воспитательного воздействия. Их реализация в отношении несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого) осуществляется с учетом уровня психического развития и иных особенностей личности указанной категории лиц. В юридической литературе высказывается мнение о возможности создания вспомогательных социально-психологических служб, занимающихся изучением личности несовершеннолетнего1. В настоящее время Минюстом России подготовлен законопроект «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» (в части создания системы пробации для несовершеннолетних)2, согласно которому при решении вопроса об избрании меры пресечения к несовершеннолетнему подозреваемому, обвиняемому должно учитываться заключение, подготовленное специалистом по результатам социально-психологического обследования. Внесение таких изменений в УПК РФ, а также в Федеральный закон от 24.07.1998 № 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка» представляется целесообразным. Проведение социально-психологического обследования в отношении несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого) во многом облегчит применение меры пресечения, предусмотренной статьей 105 УПК РФ. Изучение данных, характеризующих личность несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого), условий его жизни и воспитания, а также причин и условий, способствовавших совершению

1 В юридической литературе высказывается мнение о возможности создания вспомога-тельных социально-психологических служб, занимающихся изучением личности несовершен-нолетнего. См.: Гецманова И.В. Особенности предварительного следствия по делам о преступ-лениях несовершеннолетних: дис. … канд. юрид. наук. М., 2001. С. 97–98. 2 Проект Федерального закона «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» (подготовлен Минюстом России, не внесен в ГД ФС РФ, текст по со-стоянию на 12.02.2014) // [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «Консуль-тант Плюс».

9 5

преступления, позволит правильно определить меры морально-психологического и воспитательного воздействия в отношении него1. По мнению большинства авторов, избрание меры пресечения в отношении несовершеннолетнего нужно рассматривать не только как средство для достижения узкоспециальных целей, свойственных мерам пресечения, но и как средство временного воспитательного воздействия2. Достоинство рассматриваемой меры пресечения проявляется в том, что несовершеннолетний не отрывается от семьи, находится в привычных условиях, может продолжать учиться, в результате чего создаются благоприятные условия для проведения с ним воспитательной работы3. Особое внимание следует уделять посещаемости несовершеннолетним подозреваемым (обвиняемым) учебного заведения. Для воздействия на него при выявлении пропусков занятий без уважительных причин необходимо наделить поручителя правом требовать от несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого) вернуться в образовательную организацию, а в случае окончания учебного заведения – трудоустроиться с помощью специализированного государственного органа. Рассматриваемая мера пресечения должна обеспечить максимальную интенсивность контроля за несовершеннолетним подозреваемым (обвиняемым), возможную без его заключения под стражу4. Обеспечению его надлежащего

1 На важность указанных данных для безошибочного выбора оптимальной меры пресече-ния в отношении несовершеннолетнего и оказания на него соответствующего воспитательного воздействия указывал З.Д. Еникеев. См.: Еникеев З.Д. Применение мер пресечения по уголов-ным делам (в стадии предварительного расследования). Уфа, 1988. С. 69–71. 2 Миньковский Г.М. Особенности расследования и судебного разбирательства о преступ-лениях несовершеннолетних. М., 1959. С. 142; Лившиц Ю.Д. Меры пресечения в советском уголовном процессе. М., 1964. С. 63. 3 Очередин В.Т. Обеспечение законности при расследовании преступлений несовершен-нолетних следователями органов внутренних дел: учебное пособие. Волгоград. 1990. С. 61. См. также: Исакова А.С. Присмотр за несовершеннолетним подозреваемым или обвиняемым как мера пресечения в уголовном процессе // Молодой ученый. 2013. № 11. С. 531.

4 На данный факт в юридической литературе указывают О.В. Полещук, С.С. Чернова, Е.В. Яровенко. См. подр.: Полещук О.В., Яровенко Е.В. Преступность несовершеннолетних: криминологические и процессуальные аспекты: учебное пособие. Владивосток, 2007. С. 55; Чернова С.С. Производство по уголовным делам в отношении несовершеннолетних: учебно-практическое пособие. Тюмень, 2013. С. 20; ее же: Избрание мер пресечения в отношении несо-

9 6

поведения будет способствовать нормативное закрепление прав и обязанностей самого несовершеннолетнего и лица, осуществляющего за ним присмотр. В этой части представляется возможным взять за основу обязанности, которые могут быть возложены судом при назначении наказания в виде ограничения свободы, а также в рамках применения принудительных мер воспитательного воздействия1. Принимая во внимание нормы уголовного законодательства, полагаем, что поручитель вправе запретить несовершеннолетнему подозреваемому (обвиняемому): использование определенных форм досуга, в том числе связанных с управлением транспортными средствами разрешенных категорий2, а также посещение мест проведения массовых и иных мероприятий. Такие места установлены нормативными правовыми актами регионального уровня. Так, Законом Омской области от 25.12.2012 № 1501-ОЗ «О мерах по предупреждению причинения вреда здоровью детей, их физическому, интеллектуальному, психическому, духовному и нравственному развитию на территории Омской области» определены места, нахождение в которых детей не допускается либо допускается в сопровождении родителей (например, места, которые предназначены для реализации только алкогольной продукции, пива и напитков, изготавливаемых на его основе, табачных изделий)3. Другим средством обеспечения надлежащего поведения несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого) является ограничение общения с лицами, оказывающими на него отрицательное влияние. Оно может

вершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого // Правоохранительные органы: теория и прак-тика. Екатеринбург: Уральский юридический институт МВД России, 2013. № 1. С. 117–118. 1 См.: ст. 53, 90-91 УК РФ. 2 К транспортным средствам, которые допускается управлять лицам, достигшим шестна-дцатилетнего возраста, относятся мопеды и легкие квадрициклы (категория «M»), мотоциклы с рабочим объемом двигателя внутреннего сгорания, не превышающим 125 кубических санти-метров, и максимальной мощностью, не превышающей 11 киловатт (подкатегория «A1»). См.: ч. 2 ст. 26 Федерального закона от 10.12.1995 № 196-ФЗ «О безопасности дорожного движе-ния». 3 См.: ст. 3 Закона Омской области от 25.12.2012 № 1501-ОЗ (ред. от 10.12.2013) «О мерах по предупреждению причинения вреда здоровью детей, их физическому, интеллектуальному, психическому, духовному и нравственному развитию на территории Омской области» (принят Постановлением Законодательного Собрания Омской области от 20.12.2012 № 313). Аналогич-ные законы приняты и в других субъектах Российской Федерации.

9 7

осуществляться как лично, так и с помощью технических средств связи. В этом случае необходимо ограничить несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого) в пользовании средствами связи и информационно-телекоммуникационной сети «Интернет»1. Представляется целесообразным по аналогии с положениями ч. 8 ст. 107 УПК РФ и разъяснениями Верховного Суда Российской Федерации, касающимися практики применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога2, определить случаи, допускающие возможность использования указанных технических средств. Так, пользоваться телефонной связью несовершеннолетнему подозреваемому (обвиняемому) следует разрешить для вызова скорой медицинской помощи, сотрудников правоохранительных органов, аварийно-спасательных служб при возникновении чрезвычайной ситуации. Использование им информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» возможно для обмена информацией между лицом и учебным заведением, если он (несовершеннолетний) является учащимся этого заведения. О каждом таком звонке либо использовании информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» несовершеннолетний подозреваемый (обвиняемый) обязан информировать поручителя. Применение к указанной категории лиц таких существенных ограничений представляется обоснованным3, поскольку только принятие активных мер по исправлению и перевоспитанию несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого) будет способствовать эффективной реализации рассматриваемой меры пресечения4.

1 При проведении опроса данное предложение поддержали 58% респондентов. 2 См.: п. 40 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.12.2013 № 41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в ви-де заключения под стражу, домашнего ареста и залога» // Российская газета. 27.12.2013. № 294. 3 Аналогичная система ограничений, которые могли бы применяться к несовершеннолетнему подозреваемому (обвиняемому), предложена С.И. Глизнуца. См.: Глизнуца С.И. Применение мер пресечения в отношении несовершеннолетних: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Тюмень, 2011. С. 18.

4 В юридической литературе указывают на применение ограничений, связанных с формой обучения несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого). Например, И.С. Тройнина в случае особой необходимости указывает на возможность получения дистанционного обучения либо обучения на дому. См. подр.: Тройнина И.С. Обеспечение прав и законных интересов не-совершеннолетних подозреваемых (обвиняемых) при избрании и применении мер пресечения,

9 8

Говоря о нормативном регулировании порядка применения статьи 105 УПК РФ, следует обратить внимание на изменения законодательства в области применения меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении несовершеннолетних подозреваемых (обвиняемых). Так, изменениями, внесенными в ст. 31 Федерального закона от 15.07.1995 № 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» и Федеральный закон от 24.06.1999 № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних», на следственные изоляторы возложена обязанность проведения культурно-воспитательной работы с несовершеннолетними подозреваемыми (обвиняемыми), а также оказания им социальной и психологической помощи1. Полагаем, что данные направления работы должны осуществляться и в отношении несовершеннолетних подозреваемых (обвиняемых), к которым применена мера пресечения, не связанная с лишением свободы.

Механизм исполнения мер пресечения, избираемых по решению органа расследования, предполагает принятие не только специальных – определяемых для конкретной меры пресечения, но и общих средств контроля за подозреваемым (обвиняемым)2.

Во-первых, целесообразно привлекать к осуществлению контроля за поведением подозреваемого (обвиняемого) участковых уполномоченных полиции по месту жительства лица. В ведомственных приказах за сотрудниками органов

не связанных с заключением под стражу // Вестник Воронежского государственного универси-тета. Серия: Право. 2013. № 2. С. 440. Безусловно, с одной стороны, такая мера позволяет осу-ществлять максимальный контроль за действиями несовершеннолетнего, с другой – предпола-гает изоляцию указанного лица, а значит, ограничивает несовершеннолетнего в общении со сверстниками, что может повлиять на его дальнейшее развитие. В связи с этим представляется возможным применение указанного ограничения только с учетом мнения несовершеннолетнего. 1 См.: ст. 31 Федерального закона от 15.07.1995 № 103-ФЗ (ред. от 22.12.2014) «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений»; ст. 231 Федерального закона от 24.06.1999 № 120-ФЗ (ред. от 31.12.2014) «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних». 2 Полагаем, что такие меры могут применяться к лицам, в отношении которых избрана любая мера пресечения, не связанная с лишением свободы, за исключением наблюдения ко-мандования воинской части, поскольку их реализации препятствует нахождение подозреваемо-го (обвиняемого) военнослужащего на казарменном положении.

9 9

расследования закреплена обязанность информировать соответствующие подразделения органов внутренних дел по месту совершения преступления о подозреваемых и обвиняемых, в отношении которых избрана мера пресечения, не связанная с лишением свободы, для постановки на профилактический учет1. Между тем данный вопрос остаѐтся не до конца проработанным в рамках ведомственного регулирования. Так, за участковыми уполномоченными полиции не закреплена обязанность проведения профилактической работы с подозреваемыми и обвиняемыми, в отношении которых избрана мера пресечения, не связанная с лишением свободы. Большее внимание в ведомственном регулировании уделено несовершеннолетним подозреваемым (обвиняемым)2. В отношении указанных лиц в случае избрания меры пресечения, не связанной с заключением под стражу, проводится индивидуальная профилактическая работа подразделениями по делам несовершеннолетних с постановкой их на профилактический учет. Согласно положениям приказа МВД России от 31.12.2012 № 1166 на участкового уполномоченного полиции возложена обязанность осуществлять контроль за поведением несовершеннолетних, состоящих на учете в подразделении по делам несовершеннолетних. Аналогичные средства контроля должны применяться участковыми уполномоченными полиции не только к несовершеннолетним подозреваемым (обвиняемым), а ко всем категориям подозреваемых (обвиняемых). В связи с этим, представляется возможным сохранить положения приказа МВД России от 17.01.2006 № 19 в приказе МВД России от 31.12.2012 № 1166 «Вопросы организации деятельности участковых уполномоченных полиции». Для этого целесообразно указать основанием постановки подозреваемого (обвиняемого) на профилактический учет избрание в отношении указанных лиц меры пресечения,

1 Приказ МВД России от 17.01.2006 № 19 (ред. от 30.12.2011) «О деятельности органов внутренних дел по предупреждению преступлений» (вместе с «Инструкцией о деятельности органов внутренних дел по предупреждению преступлений» // [Электронный ресурс]. В данном виде документ опубликован не был. Доступ из справ.-правовой системы «Консультант Плюс». 2 Приказ МВД России от 15.10.2013 № 845 «Об утверждении Инструкции по организации деятельности подразделений по делам несовершеннолетних органов внутренних дел Россий-ской Федерации» // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной вла-сти. 17.03.2014. № 11. 17.03.2014.

10 0

не связанной с лишением свободы, и осуществление с ними индивидуальной профилактической работы1. Такая работа должна включать в себя: проверку нахождения подозреваемых (обвиняемых) по месту постоянного или временного жительства, проведение профилактических бесед, наблюдение за их поведением, образом жизни, кругом общения, опрос родственников лиц, состоящих на профилактическом учете, их соседей и других лиц, а также предоставление сведений о проделанной работе органу, осуществляющему уголовное судопроизводство2.

Во-вторых, представляется возможным использовать средства контроля, применявшиеся органами расследования в советский период. Так, в отношении обвиняемых направлялись сообщения в отдел кадров по месту работы о применении к ним меры пресечения и ограничений, связанных с еѐ исполнением. При необходимости применялись более действенные меры, такие как установление наблюдения за поведением обвиняемого, выставление сторожевых листков по месту работы и жительства, а также по месту учѐта – в отдел военного комиссариата3. Данные мероприятия не утратили своей актуальности и в настоящее время4. При установлении каких-либо сведений, указывающих на нарушение избранной меры пресечения, необходимо незамедлительно уведомлять об этом орган, осуществляющий уголовное судопроизводство, и принимать необходимые меры к задержанию и доставлению подозреваемого (обвиняемого).

В-третьих, считаем целесообразным создание автоматизированной базы, в которой будет вестись учет лиц, в отношении которых избрана мера пресечения, не связанная с лишением свободы. Доступ к ней могут осуществлять различные службы – территориальные органы Федеральной миграционной службы, военный

1 Проведение индивидуальной профилактической работы с лицами, в отношении которых применяется мера пресечения, не связанная с лишением свободы, считают эффективным 41% опрошенных респондентов. 2 Индивидуальная профилактическая работа предусмотрена в ведомственном норматив-ном правовом регулировании в отношении других категорий граждан. См.: п. 63 приказа МВД России от 31.12.2012 № 1166 «Вопросы организации деятельности участковых уполномочен-ных полиции» // Российская газета. № 65, 27.03.2013. 3 Булатов Б.Б. Эффективность мер пресечения, не связанных с содержанием под стражей. Омск, 1984. С. 37. 4 Эту позицию поддерживает большая часть опрошенных практических работников (64%).

10 1

комиссариат, пограничные органы федеральной службы безопасности и таможен-ными органы, территориальные органы внутренних дел, органы внутренних дел на транспорте и другие. Такие меры позволят более эффективно осуществлять контроль за передвижениями подозреваемых (обвиняемых) и своевременно пре-сечь возможные нарушения с их стороны. Анализ механизма исполнения мер пресечения, предусмотренных статьями 102-105 УПК РФ, позволяет сделать следующие выводы. 1. Решение об избрании мер уголовно-процессуального принуждения явля-ется основой исполнительной деятельности и представляет собой мотивированное постановление, которое определяет пределы действий субъектов, вовлеченных в процесс исполнения. Данный процессуальный акт применяется в отношении кон-кретного лица, в связи с чем он должен быть индивидуализирован: определены запреты и (или) ограничения, возлагаемые на подозреваемого (обвиняемого) в хо-де исполнения меры пресечения, средства контроля (общие и специальные), кото-рые будут к нему применяться, права и обязанности субъектов исполнения, а так-же ответственность за их неисполнение. Производство контроля (органом рассле-дования и вовлеченными им субъектами) в ходе исполнения мер уголовно-процессуального принуждения осуществляется не произвольно, а на основании мотивированного решения органа расследования, которое может быть обжалова-но в порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законодательством. 2. Совершенствование процесса исполнения видится в создании автомати-зированной базы, в которой будет вестись учет лиц, в отношении которых избра-на мера пресечения, не связанная с лишением свободы, а также в принятии меж-ведомственной инструкции, устанавливающей порядок исполнения мер пресече-ния, избираемых по решению органа расследования.

<< | >>
Источник: Баландюк Олеся Владимировна. ИСПОЛНЕНИЕ МЕР УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРИНУЖДЕНИЯ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Омск-2015. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 1. Исполнение мер пресечения, избираемых решением органа расследования:

  1. Понятие обоснованности приговора суда
  2. § 2. Особый порядок производства по уголовным делам в стадии предварительного расследования
  3. ОГЛАВЛЕНИЕ
  4. ВВЕДЕНИЕ
  5. § 1. Понятие исполнения мер процессуального принуждения
  6. § 2. Правовая природа и отраслевая принадлежность деятельности по исполнению мер процессуального принуждения
  7. § 1. Исполнение мер пресечения, избираемых решением органа расследования
  8. § 2. Исполнение мер пресечения, избираемых решением суда
  9. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  10. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ
  11. ПРИЛОЖЕНИЯ
  12. § 2. Значение деятельности полиции в контексте обеспечения конституционных прав человека
  13. § 1. Механизм реализации юридической ответственности за воинские преступления в контексте эволюции системы уголовного законодательства Республики Казахстан
  14. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
  15. § 1.1. Возникновение и становление следственных органов в системе органов государственной власти России
  16. 2.1 Характерные черты реформирования правоохранительной системы России в различные исторические периоды
- Авторское право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -