<<
>>

§ 2. Эволюция регулирования безопасности и гигиены труда на примере актов Международной организации труда

Безопасность и гигиена труда является одним из важнейших институтов трудового права с позиций международного права. Значимость данного института подтверждалась еще в Уставе Международной организации труда[54], где в качестве одной из целей названа необходимость защиты трудящихся от болезней, профессиональных заболеваний и несчастных случаев на производстве.

Несмотря на то что с момента принятия Устава МОТ прошло почти 100 лет, данная проблема актуальна и по сей день. Впрочем, нельзя не отметить, что понимание безопасности и гигиены труда претерпело ряд позитивных преобразований, которые направлены на разработку новых и совершенствование действующих механизмов, с помощью которых непосредственно осуществляется обеспечение безопасности и гигиены труда работников.

В исследовании особое внимание было уделено эволюционному развитию данного вопроса. Этот подход определяется необходимостью изучить становление такого правового явления, как безопасность и гигиена труда, или охрана труда, с тем чтобы выявить признаки безопасности и гигиены труда, а также наметить тенденции совершенствования указанного института.

В настоящее время одной из особенностей научных исследований в области права является стремление к анализу международного и зарубежного опыта в интересующей сфере, что порождает различные предложения по имплементации указанного опыта. Однако такой подход не может быть признан достаточным для действительного развития научной доктрины и законодательства. Такой порядок закрепляет российские исследования и российскую правовую действительность на позициях «догоняющих» иностранные исследования. Вместе с тем исследования, которые не только анализируют существующее положение относительно того или иного явления, но и прослеживают пути его развития, могут быть более продуктивны: они способны выявить наиболее эффективные способы имплементации положительного опыта в российскую действительность, а также на их основе обоснованно предлагать векторы дальнейшего развития соответствующей правовой реалии.

Рассмотрение эволюции понимания безопасности и гигиены труда можно начать с указанного выше Устава Международной организации труда. Исходя из его текста наиболее характерным и первостепенным признаком безопасности и гигиены труда работников является безусловный приоритет защиты трудящихся от болезней, профессиональных заболеваний и несчастных случаев на производстве.

Сущностные признаки данного института можно встретить и в иных ранних актах МОТ, в частности в Конвенции № 1 «Об ограничении рабочего времени на промышленных предприятиях до восьми часов в день и сорока восьми часов в неделю» . Данная норма, помимо установления ограничений, предусматривает возможность отклонения от них — при установлении соответствующих сверхурочных выплат в размере «не менее одной с четвертью обычной ставки». Такое установление говорит о начинающем свое формирование компенсационном характере возмещения в случае непредоставления надлежащих условий по охране труда. [55]

Развитие компенсационного характера исследуемого института можно наблюдать и в Конвенции МОТ № 12 «О возмещении при несчастных случаях на работе в сельском хозяйстве»[56]. В статье 1 этого документа содержится обязательство распространить на всех лиц, получающих заработную плату в сельском хозяйстве, законы и постановления, предусматривающие компенсацию трудящимся за телесное повреждение при несчастном случае, происшедшем в результате или во время работы по найму. Примечательно, что данный акт, несмотря на то что он был принят позднее названной выше Конвенции МОТ № 1 , не предусматривает минимальных размеров компенсаций, что свидетельствует об отсутствии на тот момент единой практики регламентации минимальных нормативов обязательств.

Нельзя не обратить внимание на Конвенцию МОТ № 17 «О возмещении трудящимся при несчастных случаях на производстве»[57], на примере которой хорошо прослеживается развитие правовых положений, регламентирующих компенсационный характер безопасности и гигиены труда.

В частности, положением, развивающим содержание Конвенции МОТ № 12 «О возмещении при несчастных случаях на работе в сельском хозяйстве», является указание в качестве адресатов компенсации не только самих трудящихся, но и их иждивенцев. Одновременно с этим ограничивается круг лиц, к которым применяются положения о компенсациях, а именно, согласно ч. 2 ст. 2, в законодательстве могут быть предусмотрены исключения в отношении:

a) лиц, нанимаемых эпизодически и нанятых для выполнения работ, не характерных для профиля данного предприятия;

b) лиц, работающих на дому;

c) членов семьи предпринимателя, работающих исключительно для него и живущих в его доме;

d) работников умственного труда, заработок которых превышает предел, установленный национальным законодательством.

Статья 3 Конвенции МОТ № 17 , в свою очередь, не допускает применения установленного правового регулирования к морякам и рыбакам, а также к лицам, пользующимся особым режимом, по меньшей мере равноценным установленному Конвенцией.

Положения Конвенции МОТ № 17 в значительной степени развивают компенсационную составляющую безопасности и гигиены труда путем установления сроков предоставления возмещения, обязанности по дополнительному возмещению в случае необходимости ухода сторонним лицом, а также предоставления необходимой в результате несчастного случая медицинской помощи и лекарственных средств, получения и регулярного обновления за счет предпринимателя или страховщика протезных и ортопедических средств или дополнительных пособий. При этом данная Конвенция не содержит понимания механизма компенсационных ограничений для лиц, в отношении которых могут быть сделаны исключения.

Конвенция МОТ № 18 «О возмещении трудящимся при профессиональных заболеваниях»[58] продолжает развивать институт

безопасности и гигиены труда, в частности указав на необходимость выплаты возмещения работникам, оказавшимся нетрудоспособными не только по причинам, связанным с телесными повреждениями, но и подвергшихся профессиональным заболеваниям.

Эта Конвенция закрепляет перечни заболеваний и токсических веществ и связывает их с соответствующими видами деятельности и отраслями промышленности. Таким образом, можно констатировать наличие на данном этапе развития института безопасности и гигиены труда существенных ограничений в действии норм, обеспечивающих охрану труда работников. Следует особо отметить, что конкретизация сфер труда работников нередко исключительно детализирована, например, в перечне видов деятельности и отраслей промышленности указывается, что «отравление свинцом, его сплавами или соединениями, с прямыми последствиями этого отравления» соответствует, среди прочего, такому виду работ, как «отливка вторичного цинка и свинца в болванки». Иными словами, осуществление аналогичной деятельности с незначительными отклонениями от приведенной в норме формулировки может стать препятствием для ее исполнения.

Последовательно раскрывая совершенствование компенсационного характера в рамках безопасности и гигиены труда, необходимо обратиться к Конвенции МОТ № 19 «О равноправии граждан страны и иностранцев в области возмещения трудящимся при несчастных случаях» . Само название Конвенции говорит о закреплении в ней обязательства для ратифицировавших ее стран предоставить гражданам любого иного государства — члена МОТ права на возмещение, одинаковые с теми, которые предусмотрены для собственных граждан. Учитывая тот факт, что МОТ по характеру своей деятельности отвечает на вызовы, которые возникают перед обществом в вопросах регулирования труда, можно утверждать, что Конвенция № 19 отражает активизацию процессов [59] глобализации и трудовой миграции, которые, в свою очередь, не могли не затронуть такой институт, как охрана труда.

При рассмотрении развития компенсационного характера охраны труда нельзя не отметить значение таких документов, как Конвенция МОТ № 24 «О страховании по болезни трудящихся промышленных и торговых предприятий и домашней прислуги» и Конвенция МОТ № 25 «О страховании по болезни трудящихся в сельском хозяйстве»[60] [61]. Их принятие предопределило основы дальнейшего становления института охраны труда, указав на необходимость создания финансового фундамента для реализации компенсационного характера мероприятий по обеспечению безопасности и гигиены труда.

Конвенция МОТ № 28 «О защите от несчастных случаев работников, занятых на погрузке и разгрузке судов»[62], в отличие от предшествующих аналогичных актов, устанавливает совсем иной подход к правовому регулированию безопасности и гигиены труда. Она предусматривает именно защитный механизм от наступления несчастных случаев, а не нормирование компенсаций в связи с ними. Значение данного документа состоит в том, что им на международном уровне четко устанавливаются элементы правил техники безопасности для конкретного вида работ, а именно особенности конструкции проходов и доступа к отдельным помещениям судов, обязательства по предоставлению средств для свободного доступа к частям судов, а также по обеспечению необходимого освещения. Ввиду указанной специфики Конвенция в большей степени регламентирует требования организационно-технического характера и обращена непосредственно к судовладельцам.

Пересмотр ранее принятых конвенций можно считать одним из неотъемлемых признаков развития, в том числе и компенсационного характера института безопасности и гигиены труда. Конвенция МОТ № 42 «О возмещении работникам в случае профессиональных заболеваний (пересмотренная в 1964 году)»[63] подтверждает сказанное. Редакция 1964 года существенно расширила сферу применения Конвенции, так как, помимо указанных ранее заболеваний (среди них присутствуют отравления свинцом, ртутью в их различных проявлениях с прямыми последствиями отравления, а также заражение сибирской язвой), в ней предусматриваются и иные профессиональные заболевания, включая силикоз, отравления фосфором, мышьяком, бензолом, патологические проявления в результате воздействия радия, других радиоактивных веществ, рентгеновских лучей и ряд других случаев. Отличается и способ установления перечня видов деятельности, отраслей и процессов, в рамках которых случаи указанных профессиональных заболеваний подлежат компенсации. Например, триаде ранее установленных профессиональных заболеваний соответствует тот же способ закрепления, который был рассмотрен в рамках анализа Конвенции МОТ № 18 «О возмещении трудящимся при профессиональных заболеваниях». Новеллой является расширение самого списка случаев, например отравление свинцом, его сплавами или соединениями с прямыми последствиями этого отравления теперь признается случаем предоставления компенсации и тогда, когда данное профессиональное заболевание произошло в процессе работы в полиграфической промышленности. Однако особую значимость рассматриваемая Конвенция приобретает в контексте тех профессиональных заболеваний, которые были введены данным документом. Главная особенность проявляется в способе закрепления случаев, когда заболевания подлежат компенсации, в частности формулировка приобретает более широкое применение, так как связана с любым процессом, требующим производства, выделения или использования соответствующего вещества, которое влечет за собой корреспондирующее отравление или болезнь. Переход от закрепления частных случаев применимости конкретной нормы к общему основанию предоставления компенсации является прогрессивным, это одно из существенных достижений в развитии безопасности и гигиены труда.

Конвенция МОТ № 55 «Об обязательствах судовладельца в случае болезни, травмы или смерти моряков»[64] также раскрывает сущность компенсационного характера безопасности и гигиены труда. Здесь обязательство состоит в оказании помощи работнику и в определении минимальных критериев предоставлении соответствующего ухода в случае болезни и травмы, произошедших в период между датой начала работы, установленной в трудовом договоре, и датой истечения срока найма, что включает в себя медицинский уход и предоставление достаточных в качественном и количественном отношении медикаментов и других лечебных средств, а также питание и жилье. Отдельно указывается обязанность по несению расходов для возвращения на родину больного или получившего травму моряка. Регламентируются и последствия смерти работника, в частности устанавливается обязанность по уплате расходов на похороны в случае смерти на борту судна или на берегу, если на момент смерти умерший мог бы претендовать на оказание медицинской помощи за счет судовладельца. Следует отметить, что установление таких обязательств характеризуется действительной необходимостью по обеспечению надлежащих условий организации помощи работнику или членам его семьи, так как характер деятельности и условия труда моряка предопределяют особую ответственность судовладельца за его судьбу.

Принятие Конвенции МОТ № 62 «О технике безопасности в строительной промышленности»[65] можно считать одним из первых шагов к изменению понимания безопасности и гигиены труда и началом постепенного отступления от компенсаций как основного элемента охраны труда. В преамбуле данного документа прежде всего указывается на необходимость уменьшения серьезных рисков несчастных случаев как по мотивам гуманности, так и по экономическим соображениям. Одновременно подчеркивается, что целью Конвенции является установление стандартов минимальных мер техники безопасности с учетом того, что слишком жесткие для всеобщего применения требования устанавливаться не должны. В отличие от ранее рассмотренной Конвенции МОТ № 28 «О защите от несчастных случаев работников, занятых на погрузке и разгрузке судов», которая также устанавливает правила техники безопасности, здесь основной акцент делается на установление основных принципов безопасной организации деятельности в области строительства. Среди этих положений выделяется введение принципа гласности, который закреплен, в частности, в п. «а» ст. 3 Конвенции МОТ № 62, где установлено требование о том, чтобы предприниматели доводили законы или правила, регламентирующие положения, непосредственно касающиеся техники безопасности, до сведения всех заинтересованных лиц в установленном компетентными властями порядке.

Положения данной Конвенции нашли свое развитие в Рекомендации МОТ № 53 «О технике безопасности в строительной промышленности»[66], которая раскрывала содержание предусмотренных Конвенцией МОТ № 62 обязательств и устанавливала более конкретные нормативы. По своему содержанию Рекомендация представляла собой детально регламентированные требования, предъявляемые к возведению строительных лесов, подъемному оборудованию, предохранительным и спасательным средствам для работников, а также к средствам первой помощи в случае какой-либо травмы в период работы. Таким образом, структура и сущность самих положений этой Рекомендации схожи с нормами, установленными Конвенцией МОТ № 28 «О защите от несчастных случаев работников, занятых на погрузке и разгрузке судов», но их закрепление лишь на уровне рекомендации свидетельствует о невозможности их повсеместного воплощения в жизнь, что привело к необходимости зафиксировать в Конвенции МОТ № 62 лишь общие принципы, а наиболее правильные пути их реализации отразить в тексте Рекомендации с подробной регламентацией правил техники безопасности.

Как видно из рассмотренного выше примера, в первые десятилетия существования Международной организации труда внедрение обязательств по безопасности и гигиене труда работников было очень сложным процессом. Нередко позитивная инициатива по установлению на уровне конвенции Международной организации труда конкретных обязательств не находила дальнейшего развития, и впоследствии в конвенциях закреплялись не четкие правила техники безопасности, а лишь общие принципы, содержание которых раскрывалось лишь в рекомендательных актах.

Вопрос обеспечения безопасности и гигиены труда работников состоит не только в уменьшении рисков при осуществлении определенных видов деятельности, в установлении правил техники безопасности и компенсаций при наступлении несчастных случаев или профессиональных заболеваний, но и в осуществлении контроля и надзора за соблюдением требований охраны труда в целом.

В этой связи целесообразно привести Конвенцию МОТ № 81 «Об инспекции труда в промышленности и торговле»[67], которая устанавливает один из важнейших механизмов обеспечения контроля и надзора за соблюдением национального законодательства, регламентирующего трудовые и иные, непосредственно связанные с ними отношения, в том числе охрану труда. Согласно ст. 2 данной Конвенции вся система инспекции труда распространяется на все предприятия, в отношении которых инспектора труда обязаны обеспечить применение положений законодательства, относящихся к условиям труда и к охране работников в процессе их работы. Статья 3 указанного акта развивает данную норму, раскрывая задачу системы инспекции труда, в которую, наряду с прочими, входит обеспечение применения положений законодательства в области условий труда и безопасности работников в процессе их работы и обеспечение работодателей и работников технической информацией и рекомендациями о наиболее эффективных средствах соблюдения законодательных положений. Это не только наделяет инспекцию труда контрольными полномочиями, но и предполагает создание своего рода информационного базиса для развития наиболее перспективных практик реализации законодательства в этой сфере.

В целом инспекция труда может быть охарактеризована как один из превентивных механизмов в обеспечении безопасности и гигиены труда, о чем, в частности, свидетельствует ст. 13 Конвенции МОТ № 81. Согласно ей инспекторы труда вправе требовать принятия мер по устранению недостатков, отмеченных в каком-либо сооружении, оборудовании или методах труда, которые они имеют основание считать угрожающими здоровью или безопасности работников. Указания инспекторов труда могут применяться как к определенному сроку в будущем, так и немедленно, в случае непосредственной угрозы для здоровья и безопасности работников.

Вопросы обеспечения безопасности и гигиены труда затрагиваются также и в Конвенции МОТ № 110 «Об условиях труда на плантациях»[68]. В рамках рассматриваемой тематики особое значение приобретают разд. 8 и 11 данного акта. Так, разд. 8 содержит положения о возмещении за несчастные случаи на производстве, которые в основном сводятся к распространению на работников плантаций законодательства о предоставлении соответствующих компенсаций, а также к созданию равных условий для иностранных работников и граждан соответствующей страны по компенсации работникам, пострадавшим от несчастных случаев во время работы или вследствие ее. Также можно выявить влияние на рассматриваемую конвенцию ранее принятой Конвенции МОТ № 81 «Об инспекции труда в промышленности и торговле», так как в разд. 11 Конвенции МОТ № 110 закреплен комплекс правовых положений, регламентирующих работу инспекций труда. Причем в рассматриваемом документе не выявляются какие-либо отраслевые особенности функционирования системы инспекций труда, в нем отражены лишь основы и принципы функционирования всей системы, без специфических признаков отраслевой дифференциации. Это свидетельствует о стремлении к развитию

и упрочению системы инспекций труда, что достигается путем имплементации ее общих положений в Конвенцию, предметом

регулирования которой является определенный вид деятельности.

Рассматривая развитие правовых положений в сфере безопасности и гигиены труда, стоит упомянуть Конвенцию МОТ № 115 «О защите работников от ионизирующей радиации»[69], которая регламентирует вопросы охраны труда в тех видах деятельности, которые влекут воздействие ионизирующей радиации на работников. Новацией является установление прямой взаимосвязи методологии и технических средств, противодействующих негативному влиянию ионизирующей радиации, с достижениями науки и техники. В частности, согласно ст. 3 необходимые меры по обеспечению эффективной защиты работников применяются в свете новейших знаний, а ст. 6 устанавливает, что максимально допустимые дозы и количества ионизирующей радиации постоянно пересматриваются в учетом новых знаний. В результате можно говорить о формировании принципа постоянного совершенствования средств и методов, с помощью которых обеспечивается безопасность и гигиена труда работников.

Конвенция МОТ № 120 «О гигиене в торговле и учреждениях»[70] также содержит в себе положения, дополняющие содержание института безопасности и гигиены труда. Речь, в частности, идет о том, что ст. 4 содержит обязательство об обеспечении введения в силу положений Рекомендации МОТ № 120 «О гигиене в торговле и учреждениях»[71] или иных, равносильных им. Вместе с тем ряд требований, которые устанавливаются самой Конвенцией, также свидетельствуют о продолжающемся развитии и фиксировании важных положений. Так, согласно ст. 7 помещения, которые используются работниками, а также оборудование должно содержаться в чистоте и порядке; в соответствии со ст. 8 в помещениях должна быть достаточная подходящая вентиляция, естественная или искусственная, обеспечивающая приток свежего или очищенного воздуха, во всех помещениях должно быть обеспечено достаточное и надлежащее освещение, с приоритетом естественного, а также в них должна поддерживаться благоприятная и стабильная температура (ст. 9 и 10 соответственно). К вышесказанному необходимо добавить, что ст. 11 Конвенции устанавливает требование о расположении рабочих мест и оборудования таким образом, чтобы предотвращалось какое-либо вредное влияние на здоровье работников, а согласно ст. 12 работникам должна предоставляться в достаточном количестве питьевая вода или другой здоровый напиток. Конвенция МОТ № 120 содержит множество требований и по иным аспектам.

На примере данного акта заметно изменение подхода к требованиям, касающимся обеспечения безопасности и гигиены труда. Исходя из приведенных выше положений, можно сделать вывод, что задачи самого института расширяются и теперь необходимо создать и поддерживать такие безопасные условия, которые в определенной мере коррелируют с комфортными условиями осуществления трудовой деятельности.

Рассмотрение Конвенции МОТ № 148 «О защите работников от профессионального риска, вызываемого загрязнением воздуха, шумом и вибрацией на рабочих местах» следует начать с области ее действия. Как [72] указано в ч. 1 ст. 1, положения данного акта применяются ко всем отраслям экономической деятельности. Несмотря на то что ч. 2 ст. 1 предполагает возможность исключения отдельных отраслей из сферы применения Конвенции, такая широкая сфера действия позволяет утверждать, что развитие института охраны труда происходит и в горизонтальной плоскости. В соответствии с содержанием Конвенции принимаются меры, направленные на предупреждение, ограничение и защиту от профессиональных рисков, вызываемых загрязнением воздуха, шумом и вибрацией. Таким образом, положения Конвенции направлены как на превентивную, так и на текущую защиту от перечисленных профессиональных рисков.

Конвенция МОТ № 152 «О технике безопасности и гигиене труда на портовых работах» распространяется, исходя из названия и содержания ст. 1, на деятельность, связанную с портовыми работами. Под «портовыми работами» понимается вся или часть работы по погрузке или разгрузке любого судна, а также любая связанная с этим работа. Представляется возможным провести параллель с Конвенцией МОТ № 28 «О защите от несчастных случаев работников, занятых на погрузке и разгрузке судов», поскольку сущность данных актов направлена на регулирование вопросов безопасности и гигиены труда в одной и той же сфере деятельности. Стоит отметить в первую очередь значительное изменение самого подхода к установлению норм: в Конвенции № 28 больший акцент делался на конкретные положения, к соблюдению которых обязывала Конвенция, а Конвенция № 152, с одной стороны, содержит такие общие формулировки, как «надлежащий», «достаточный» и т.д., а с другой — фиксирует более [73] конкретизированные обязательства работодателя. В частности, ст. 16 не только устанавливает обязательства работодателя по перевозке работников (как регламентировала Конвенция № 28), но также обязывает его обеспечить безопасную посадку и высадку. Это, несомненно, свидетельствует, наряду со снижением числа строго закрепленных правил техники безопасности, о росте количества регулируемых обстоятельств, включая их конкретизацию путем разбивки на несколько составных частей.

Под действие Конвенции МОТ № 155 «О безопасности и гигиене труда и производственной среде» подпадают также все сферы экономической деятельности, а ч. 1 ст. 2 уточняет, что Конвенция распространяется на всех работников, при этом согласно п. «Ь» ст. 3 работниками признаются лица, работающие по найму, в том числе работающие в государственном секторе. Данная Конвенция определяет важный фундамент обеспечения охраны труда — национальную политику в области безопасности труда, гигиены труда и производственной среды. Цель этой политики определяется в ч. 2 ст. 4, она состоит в предупреждении несчастных случаев и повреждений здоровья, возникающих в результате работы, в ходе ее или в связи с ней, путем минимизации, насколько это обоснованно и практически осуществимо, причин опасностей, свойственных производственной среде.

Исследуемая Конвенция также содержит обязательства по проведению постепенного обновления самого института безопасности и гигиены труда : так, ст. 7 предусматривает, что положение в области безопасности и гигиены труда периодически пересматривается с целью определения основных проблем, выявления эффективных методов их решения и очередности принятия мер, а также оценки результатов в данной области. Следует отметить, что ст. 13 Конвенции № 155 наделяет работника правом оставить [74] работу, в случае если он имеет достаточные основания полагать, что она представляет непосредственную и серьезную опасность для его жизни или здоровья. Это свидетельствует о развитии вариативности способов реагирования работников на условия труда, представляющие для них опасность.

Эволюция превентивного характера института безопасности и гигиены труда прослеживается также в нормах, закрепленных Конвенцией МОТ № 161 «О службах гигиены труда». Согласно п. «а» ст. 1 службы гигиены труда представляют собой службы, на которые возложены в основном профилактические функции и ответственность за консультирование работодателя, работников и их представителей на предприятии по вопросам создания и поддержания безопасности и здоровой производственной среды, которая будет содействовать оптимальному физическому и психическому здоровью в связи с трудовым процессом, а также по вопросам адаптации трудовых процессов к способностям работников с учетом состояния их физического и психического здоровья. Таким образом, обеспечивается формирование безопасной производственной среды, приспособленной под нужды и потребности работников, что также развивает тенденцию корреляции вопросов безопасности и комфорта. Конвенция МОТ № 161 указывает и на необходимость совершенствования созданных правовых положений и структур, например в ч. 1 ст. 3 говорится, что государство — участник Конвенции принимает на себя обязательство постепенно развивать службы гигиены труда для всех работников. Необходимо отметить, что службы гигиены труда выполняют функции, достаточные и учитывающие потенциальные опасности на предприятии.

Конвенция МОТ № 167 «О безопасности и гигиене труда в

73

строительстве» вносит свой вклад в развитие понимания безопасности и [75] гигиены труда. В частности, положения данного акта охватывают не только работников, но и лиц, работающих не по найму, что, в свою очередь, говорит о существенной важности исследуемого института как в рамках трудового права, так и за его пределами. Положения, содержащиеся в данном акте, в большей степени продолжают многолетнюю традицию по закреплению определенного спектра ограничений и запретов, а вместе с тем вводят в правовое поле и ряд принципов, в соответствии с которыми должна быть построена национальная система безопасности и гигиены труда в строительной отрасли. Требования, установленные данной Конвенцией, направлены как на работодателей, так и на работников и содержат корреспондирующие обязательства для обеих сторон. Нельзя не отметить и тот факт, что в тексте исследуемого документа нашли свое отражение меры профилактики и защиты, что в очередной раз подтверждает их особый статус как неотъемлемого элемента фундамента построения функционирующей системы обеспечения безопасности и гигиены труда.

Выводы

В результате проведенного исследования можно утверждать, что нормы, регламентирующие обеспечение безопасности и гигиены труда работников, претерпели существенные изменения, имеющие положительное влияние на развитие института в целом. В процессе своего становления охрана труда значительно расширялась, в частности с течением времени всё больше отраслей, средств производства и различных видов деятельности становились предметом регулирования данного института, а также всё больше условий труда требовали нормативного регулирования.

Можно отметить и изменение подходов к содержанию самих положений в данной области. Прежде всего, на уровне конвенций МОТ изначально предусматривалось лишь установление компенсаций при несчастных случаях на производстве, производственном травматизме и профессиональных заболеваниях. Кроме того, изменилась и собственно юридическая техника, которая претерпевала положительные трансформации, направленные на достижение более благоприятных условий развития института безопасности и гигиены труда.

Результаты проведенного исследования позволяют утверждать, что обеспечение безопасности и гигиены труда работников ставится в прямую зависимость от развития технологий и новейших знаний о методологии и средствах, с помощью которых можно достичь наиболее благоприятных условий работы.

В процессе данного исследования была выявлена сущность эволюции условий, обеспечивающих безопасность и гигиену труда работников. В ходе научно-технического прогресса возникали новые вызовы, с которыми сталкивалось общество, и порожденные ими проблемы становились движущей силой для формирования нормативно-правового регулирования, направленного на борьбу с ними. В дополнение к вышесказанному следует отметить и важность политической воли, посредством которой данные нормы приобретали реальное закрепление в соответствующих актах. Однако даже самые прогрессивные достижения юридической мысли, воплощенные в документах Международной организации труда, были направлены на разрешение лишь тех проблем, которые уже оказывали негативное воздействие на общество. Вместе с тем исследование развития норм, обеспечивающих безопасность и гигиену труда, с учетом развития общества и науки и техники в целом, дает возможность спрогнозировать возникновение новых трудностей в дальнейшем. Так, следует обратить внимание на стремительные темпы развития нанотехнологий,

робототехники, а также цифрового пространства, что вкупе с постоянным ростом численности человечества неизбежно приведет к последствиям, при которых должное обеспечение безопасности и гигиены труда будет затруднительно.

Указанные последствия с большой вероятностью приведут к тому, что будет существенно увеличен уровень безработицы, так как большинство видов работы, предполагающих постоянное выполнение заранее заданного алгоритма действий, скорее всего, будет выполняться автоматизированными механизмами. В такой ситуации работник будет необходим лишь как связующее и контролирующее звено между автоматизированными системами, что в значительной степени сократит рабочие места. Сложившееся в таких условиях положение на рынке труда приведет к дисбалансу спроса и предложения рабочей силы, что негативно скажется на мотивации работодателя в должной мере предоставлять необходимый уровень условий труда, в том числе обеспечивающих безопасность и гигиену работников.

Система ответственности работодателей за предоставление соответствующих условий, возможно, также будет деградировать, ввиду того что, например, слишком высокий уровень ответственности может способствовать значительному ущербу их деятельности — вплоть до разорения, что еще больше усугубит ситуацию на рынке труда в целом. Одновременно необходимо отметить, что усиление мер ответственности в целях предотвращения возникновения тех или иных нарушений является самой распространенной практикой по борьбе с ними, хотя эффективность ее не очень велика.

В противоположном случае ответственность работодателей за непредоставление условий труда, отвечающих международным и национальным стандартам, может быть крайне низка и им будет выгоднее нести данную ответственность, чем обеспечивать необходимые условия, что также будет негативно сказываться на уровне безопасности и гигиены труда работников.

Именно поэтому диссертант приходит к выводу, что крайне важно предусмотреть в правовом регулировании такой уровень ответственности, который будет гарантировать исполнение соответствующих положений охраны труда. Одновременно необходимо проводить просветительскую работу, информируя работодателей о значимости исполнения обязательств по обеспечению безопасности и гигиены труда и раскрывая инвестиционный потенциал данных норм. Ведь при детальном изучении данного вопроса становится очевидно, что правильно организованная работа по предотвращению причинения вреда жизни и здоровья работников позволяет свести к минимуму риск несчастных случаев на производстве, снизить вероятность получения производственных травм, профессиональных заболеваний и предотвратить наступление иных неблагоприятных последствий. Так, в случае надлежащего обеспечения безопасности и гигиены труда работников работодатель получает заметную экономию по следующим причинам:

— отсутствует необходимость отвлечения ресурсов, как финансовых, так и человеческих, для расследования несчастных случаев на производстве;

— в работе не происходит простой, который, естественно, негативно сказывается на финансовом положении работодателя;

— отсутствует необходимость осуществления прямых расходов на оплату штрафов и компенсаций в связи с наступлением несчастных случаев на производстве;

— устранение психосоциальных факторов позволяет не только нивелировать соответствующие негативные последствия в виде презентеизма (от англ. present — присутствовать; ситуация, когда работник проводит на рабочем месте больше времени, чем это необходимо или требуется условиями трудового договора), абсентеизма (общее количество потерянного рабочего времени или частота случаев отсутствия сотрудника на работе) или выгорания на работе, которые приводят к корреспондирующему снижению эффективности работников, но и повысить продуктивность их труда путем установления ясных мотивационных стимулов и пространства для личностного роста.

Важно, что подобная работа уже ведется, например в рамках публикационной активности региональных бюро Международной организации труда, но данному вопросу следует уделять большее внимание в стратегических и программных документах МОТ, а также пропагандировать такой подход в рамках конкретных государств.

Стоит подчеркнуть, что проведенный анализ развития норм, направленных на обеспечение безопасности и гигиены труда, опосредует формирование прогноза его дальнейшего развития. Представляется, что обязательства по периодическому обновлению положений законодательства, регламентирующих охрану труда, в целях установления наиболее эффективных методов противодействия рискам и угрозам, возникающим в процессе трудовой деятельности, приведут к формированию концепции исключенного риска, обусловливающего исключение человеческого труда из тех или иных отраслей экономической деятельности посредством замены работников на автоматизированные системы не только ввиду большей эффективности, но и в целях предотвращения несчастных случаев на производстве. Такое обязательство наиболее вероятно на таких видах работ, которые в силу своей сущности являются вредными, опасными и сопряженными с высоким уровнем риска. Такая концепция может иметь место из-за продолжающейся экспансии высоких технологий в различные отрасли экономической деятельности, результаты которых должны заменить человеческий труд. Вместе с тем прогнозирование формирования такой концепции находится в полной зависимости от доступности названных технологий для работодателей. Представляется, что она логично дополняет Концепцию достойного труда следующим тезисом: Таким образом, сформирован тезис данной концепции: «В тех случаях, когда риск воздействия вредных и опасных условий труда, предопределенный спецификой труда и рабочего места работника, невозможно исключить, необходимо упразднить такое рабочее место и заменить работника

автоматизированными средствами, в тех случаях, когда это технически возможно».

По результатам данного исследования автор отмечает характерный для сферы обеспечения безопасности и гигиены труда дуализм системы компенсаций. С одной стороны, он направлен на поддержку работника в период нетрудоспособности, имеющую целью компенсировать ему невозможность трудиться и причиненный вред его здоровью, с другой стороны, он является предупреждающим фактором, что является составной частью самого защитного механизма охраны труда, направленного на недопущение возникновения несчастных случаев. Таким образом, мотивирующее воздействие компенсации направлено и на работодателя, чтобы он, осознавая последствия невыполнения законодательства об охране труда, стремился со всей полнотой не только обеспечить соблюдение минимальных требований к условиям охраны труда, но даже превысить их. Одним из стимулов, способных побудить указанное стремление, является установление ответственности работодателя за несоблюдение требований охраны труда не только перед государством, но и перед самим работником, с превышением размера необходимой для восстановления трудоспособности работника компенсации.

Следовательно, важным аспектом применения мер ответственности должны стать принципы достаточной эффективности и справедливой ответственности, которые определяются совокупностью компенсаций, необходимых для устранения неблагоприятных последствий для здоровья, а в случае невозможности их устранения — для поддержания жизни работника, а вместе с тем и штрафными санкциями. При этом государства при установлении мер ответственности за несоблюдение условий обеспечения безопасности и гигиены труда исходят из того, что предусматриваемые для работодателей и работников санкции являются для них значительными издержками, однако не приводят к утрате платежеспособности и потому могут быть растянуты во времени (в случае применения финансовых мер ответственности). Принцип справедливой ответственности состоит в том, что в случае, если и работник, и работодатель в полной мере обеспечили в соответствии с принятыми стандартами условия безопасности и гигиены труда, то государство восполняет понесенные потери работодателям и компенсирует вред работникам.

<< | >>
Источник: Воронцов Дмитрий Игоревич. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ОБЕСПЕЧЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ И ГИГИЕНЫ ТРУДА АКТАМИ МОТ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва —2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 2. Эволюция регулирования безопасности и гигиены труда на примере актов Международной организации труда:

  1. Судебный нормоконтроль за состоянием законности
  2. §11. Административное право Италии.
  3. Оглавление
  4. § 2. Эволюция регулирования безопасности и гигиены труда на примере актов Международной организации труда
  5. § 2. Правовое регулирование противодействия стрессу на рабочем месте
- Авторское право РФ - Аграрное право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -