<<
>>

Заключение

Подводя итоги, можно утверждать, что выбор, сделанный составителя- ми единого УПК Швейцарии на основе анализа моделей следственных судей I и II, а также моделей прокуратуры I и II, отражает ключевые тенденции, присущие современному уголовному судопроизводству, которые можно об- наружить при его сравнительно-правовом рассмотрении.

В связи с этим дан- ный Кодекс сыграл важную роль в дальнейшем развитии процессуальной карты Европы.

Невзирая на достоинства и недостатки преобразования, связанного с переходом от четырёх моделей досудебного производства к единому порядку его организации, можно констатировать достойное уважения «качество», присущее рассмотренной реформе.

Во-первых, новый УПК Швейцарии, в том числе главы, регулирующие дознание и предварительное следствие, разрабатывался длительный срок с привлечением большого числа экспертов из этого государства и из других стран. Среди них были не только ученые-теоретики (преподаватели универ- ситетов, научные работники), но и юристы-практики (адвокаты, сотрудники правоохранительных органов), многие из которых совмещают указанные ви- ды деятельности.

Во-вторых, принятию данного Кодекса предшествовало опубликование и публичное обсуждение Послания Федерального собрания Швейцарии к объединению уголовно-процессуального права 2005 г., в котором подробно объяснены необходимость принятия единого УПК, смысл предлагаемых из- менений, а также обоснован выбор законодателя в пользу одних процессу- альных подходов и отказ от других. Речь идет не о краткой пояснительной записке, которая нередко сопровождает законопроекты в России, а о выдаю- щемся научном произведении объемом более 300 страниц, в котором обстоя- тельно проанализированы в том числе компаративистические аспекты уни- фикации швейцарского уголовно-процессуального права, а также затрагива- ется его историческое развитие. Такой подход к реформированию уголовного

процесса было бы полезно воспринять и отечественному законодателю, ко- торый с 2001 года и до настоящего момента507 принял в общей сложности 163 федеральных закона о внесении в Уголовно-процессуальный кодекс РФ раз- личных изменений и дополнений.

В-третьих, рассмотренные модели досудебного производства, суще- ствовавшие в кантональных законодательствах до 2007 г., прошли испытание временем, которое показало их достоинства и недостатки, выявило сильные и слабые стороны.

При разработке единого Уголовно-процессуального кодекса швейцар- ский законодатель, с одной стороны, учитывал опыт континентальных госу- дарств (прежде всего, Франции и Германии) и в меньшей степени англосак- сонских стран, а, с другой, самостоятельно разработал и воплотил в УПК 2007 г. свои собственные процессуальные идеи, некоторые из которых в настоящее время не имеют аналогов в иных процессуально-правовых систе- мах.

Влияние французских и германских концепций мы находим, прежде всего, в кантональных законодательствах, предшествовавших его принятию. При этом, как показано выше, разработчики УПК Швейцарии 2007 г. расши- рили полномочия прокуратуры и сделали осознанный выбор в пользу отказа от следственных судей, предусмотренных действующим французским зако- нодательством. В этом можно увидеть проявление общеевропейской тенден- ции по упразднению, как писал профессор В. Жандидье, «одного из наиболее красивых институтов уголовного процесса»508.

Швейцарский подход к организации досудебных стадий во многом

схож с немецким, в частности: на данной стадии органом, ведущим произ- водство, является прокуратура; статус обвиняемого не дифференцируется,

507 Последний просмотр перечня федеральных законов о внесении изменений и дополнений в УПК РФ в СПС «Консультант Плюс» произведен 15 августа 2014 г.

508 Головко Л.В. Дознание и предварительное следствие в уголовном процессе Франции. М., 1995. С. 93. По состоянию на осень 2014 г. институт следственных судей французского типа в Европе сохранился, помимо

самой Франции, лишь в немногих государствах, в частности, в Бельгии, Греции, Люксембурге, Лихтен-

штейне.

обвинение предъявляется непосредственно в суд.

Тем не менее в УПК Швей- царии 2007 г. есть существенные отличия от порядка, установленного в настоящее время ФРГ: сохранено предварительное следствие, полиция наде- лена некоторой самостоятельностью при проведении дознания (хотя и незна- чительной); прокуратура при определенных условиях уполномочена издать приказ о наказании без участия суда (если обвиняемый не возражает против этого).

Швейцарские ученые, принимавшие участие в разработке Кодекса, во- плотили в нем научные взгляды, которые, хотя и высказываются в других странах, но пока еще не получили отражения в действующем законодатель- стве многих из них. Прежде всего, имеются ввиду: дифференциация статуса потерпевшего, предполагающая повышенную защиту лиц, пострадавших от насильственных преступлений, разграничение заключения под стражу в до- судебном и в судебном производстве, исходя из целей, ради которых оно предписывается, нормативное закрепление теории «плодов отравленного де- рева» и ее обстоятельная регламентация, введение процессуального статуса

«лица, являющегося источником сведений». Пока ещё не во всех европей- ских странах получил признание и законодательное закрепление институт медиации, также нашедший отражение в новом швейцарском УПК 2007 г.

Концептуальные позиции составителей данного Кодека также ярко проявляются в соотношении дознания и предварительного следствия. Не- смотря на то, что на протяжении всего досудебного производства решающие полномочия принадлежат прокуратуре, каждая из этих стадий характеризует- ся собственными целями, степенью самостоятельности полиции, объемом совершаемых следственных и иных процессуальных действий, кругом мер принуждения. В связи с этим законодатель принципиальным образом сохра- нил дифференциацию досудебного производства в швейцарском уголовном процессе.

Можно предположить, что новый УПК Швейцарии 2007 г., в частности его наиболее прогрессивные положения, окажет влияние на правовые систе-

мы других европейских государств (в том числе Франции, Германии и т.д.), поскольку компаративистические исследования занимают важное место в их уголовно-процессуальной науке.

Конечно, далеко не все нормы УПК Швейцарии 2007 г. и лежащие в их основе научные идеи могут быть полезны для развития российского законо- дательства. Условия, существующие в данных государствах, сильно отлича- ются друг от друга. Вместе с тем, как писал выдающийся дореволюционный процессуалист И.С. Зарудный, «не допускать в одном государстве доказан- ных в другом общих начал усовершенствования только по тому, что они ино- странные, а не национальные, значило бы почти то же, что не допускать вве- дения железных дорог или телеграфов в государствах, жители которых не

имели случая дойти до подобного общенародного изобретения»509.

Таким образом, несмотря на различные правовые, социокультурные, географические и иные условия, существующие в России и Швейцарии, нор- мы данного Кодекса о досудебном производстве и концепции, лежащие в их основе, весьма полезны для обсуждения в отечественной процессуальной науке и для начала обстоятельного диалога по этому вопросу, ибо не знать опыт ведущих европейских стран означает не понимать до конца и собствен- ную правовую систему.

509 Щегловитов И.Г. Влияние иностранных законодательств на составление Судебных уставов 20 ноября 1864 года. СПб. 1915. С. 32.

<< | >>
Источник: ТРЕФИЛОВ АЛЕКСАНДР АНАТОЛЬЕВИЧ. «Организация досудебного производства по УПК Швейцарии 2007 года». Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. МОСКВА 2014. 2014

Скачать оригинал источника

Еще по теме Заключение:

  1. Заключение
  2. Форма договора о суррогатном материнстве, его участники и порядок заключения
  3. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  4. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  5. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  6. 73. Порядок заключения договора поставки. Урегулирование разногласий при заключении поставки. Периоды и порядок поставки товаров. Исчисление убытков при расторжении договора.
  7. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  8. Заключение
  9. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  10. Консультативные заключения Межамериканского суда по правам человека
  11. Заключение
  12. Получение заключения уполномоченного органа
  13. Заключение
  14. §2. Заключение под стражу и иные меры принуждения на стадии предварительного следствия