<<
>>

Введение

Актуальность темы диссертационного исследования. Среди важ- нейших направлений развития современной российской уголовно- процессуальной науки необходимо особо выделить исследования в области сравнительного правоведения – зарубежный процесс изучен значительно ху- же отечественного.

Вместе с тем в условиях сближения современных право- порядков значение компаративистики существенно возрастает. Обращение к зарубежным уголовно-процессуальным институтам позволяет взглянуть на наш правопорядок с позиции международного опыта, а, значит, точнее опре- делить его место среди основных правовых систем современности. Интерна- ционализация и европеизация российского уголовного процесса, отразившая- ся в УПК 2001 г., ярко иллюстрируют обозначенные тенденции.

По справедливому замечанию французского компаративиста Р. Давида, обоснованные выводы в юриспруденции могут быть сделаны с полной ясно- стью, только если посмотреть на проблему со стороны, выйти за рамки соб- ственной правовой системы1. Не преувеличивая значение зарубежных уго- ловно-процессуальных норм, отметим, что в них содержится немало ценных научных идей, которые полезно обсудить в рамках отечественной правовой доктрины.

Зарубежное судопроизводство является неотъемлемой частью науки уголовно-процессуального права. В частности, анализ иностранного опыта организации дознания, предварительного следствия и иных стадий позволяет лучше понять отечественный подход к их построению, выявить его сильные и слабые стороны, определить, насколько он соответствует современным международным стандартам защиты прав личности.

Особая актуальность вопроса о конструировании досудебных стадий процесса как в России, так и в зарубежных странах, обусловлена тем, что от их оптимального построения зависит достижение целей уголовного судопро-

1 См.: Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности. М., 1997. С. 20.

изводства, а также будет ли оно отвечать своему назначению (ст. 6 УПК РФ2).

Если в советское время научные труды о зарубежном процессе и, в частности, его досудебных стадиях были чрезмерно идеологизированы и в основном содержали критику, обусловленную непринятием буржуазных пра- вовых систем, то в настоящее время у исследователей есть возможность изу- чать его беспристрастно, выявлять правовые нормы, на которые полезно об- ратить внимание отечественной науки и субъектов правотворчества.

Российский законодатель стремится к тому, чтобы нормы УПК 2001 г. соответствовали европейским стандартам. Разработка данного Кодекса также осуществлялась с привлечением иностранных экспертов. Нередко происхо- дит заимствование зарубежных норм и институтов. Вместе с тем рецепция не всегда является достаточно продуманной и обоснованной. Как справедливо отмечает профессор К.Ф. Гуценко, «обычно такие ошибки – результат незна- ния новейших тенденций в регулировании конкретных правовых институтов либо игнорирование негативных последствий, уже выявившихся в ходе их

реализации»3.

Обнаружить и проанализировать современные тенденции развития уголовного судопроизводства позволяет новый и вместе с тем исторически первый единый УПК Швейцарии, принятый в 2007 г.

и вступивший в силу в 2011 г. Данный Кодекс является результатом труда сотен экспертов и вопло- щает в себе современные концептуальные основы дознания и предваритель- ного следствия.

Организация досудебных стадий уголовного процесса в этой стране представляет значительный интерес для исследований в связи с тем, что она пока ещё не получила надлежащей оценки со стороны отечественной док- трины.

2 Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 N 174-ФЗ // СЗ РФ, 24.12.2001, N 52 (ч. I), ст. 4921.

3 Гуценко К.Ф., Головко Л.В., Филимонов Б.А. Уголовный процесс западных государств. М., 2002. С. VIII.

Достижения швейцарской реформы можно использовать при дальней- шем совершенствовании уголовно-процессуального законодательства Рос- сии, в частности УПК 2001 г., а также в последующих компаративистических исследованиях дознания и предварительного следствия.

Степень научной разработанности темы. Несмотря на возрастающий интерес к сравнительному правоведению, швейцарское уголовное судопро- изводство изучено в российской науке значительно меньше, нежели англий- ское, американское, французское и немецкое. Относительно немного литера- туры, посвященной анализу досудебного производства по новому УПК и в самой Швейцарии, учитывая дату его вступления в силу (2011 г.).

В сравнительном аспекте отдельные стороны уголовного процесса (и уголовного права) Швейцарии затрагиваются отечественными учеными до- статочно давно. В дореволюционных научных работах эти вопросы рассмат- ривали А.С. Лыкошин, В.Д. Набоков, В.В. Пржевальский, А. фон-Резон, И.Г. Щегловитов, в советское время – Н.С. Лапшина, Н.Ф. Кузнецова, Ф.М. Решетников, в настоящий период его анализируют Л.В. Головко, В.Н. Бутов, А.В. Серебренникова и другие авторы.

Вместе с тем в указанных работах поднимаются лишь отдельные во- просы, связанные с уголовным процессом Швейцарии. Системные исследо- вания проблем досудебного производства этой страны не предпринимались ни до, ни после принятия УПК 2007 г.4 Новейшие законодательные подходы, нашедшие отражение в данном Кодексе, требуют серьезного осмысления и тщательного научного анализа.

В связи с этим данная работа представляет собой первое в отечествен- ной уголовно-процессуальной науке комплексное всестороннее монографи- ческое исследование организации досудебного производства по УПК Швей- царии 2007 г.

4 Швейцарские юристы, как и российские, в силу научных традиций исходят из того, что при упоминании нормативно-правового акта следует указать дату его принятия, а не вступления в силу.

Объект исследования образует совокупность процессуально-правовых отношений, возникающих в швейцарском уголовном судопроизводстве меж- ду его субъектами на досудебных стадиях, к которым относятся полицейское дознание и предварительное следствие, осуществляемое прокуратурой.

Предмет исследования составили нормы уголовно-процессуального права Швейцарии, регулирующие организацию досудебного производства, в том числе его начало и окончание, порядок избрания мер принуждения, со- вершения следственных действий, а также практика их применения швейцар- скими правоохранительными органами (полиция, прокуратура, суд по вопро- сам мер принуждения и т.д.), закономерности и тенденции подходов к орга- низации дознания и предварительного следствия в данном правопорядке.

Цели работы состоят в том, чтобы, выявив ключевые особенности, проанализировать организацию досудебного производства по УПК Швейца- рии 2007 г., сопоставить ее с другими европейскими процессуальными пра- вопорядками, в том числе российским судопроизводством, выработать науч- но обоснованные рекомендации по совершенствованию соответствующих норм, регулирующих отечественный уголовный процесс.

Указанные цели предопределяют задачи диссертационного исследо- вания, к которым относятся:

1) обобщение исторического опыта развития досудебного производства Швейцарии, его влияния на современное законодательство данного государ- ства;

2) анализ понятий «дознание» и «предварительное следствие» в уго- ловном процессе этой страны;

3) системное исследование дифференциации досудебного производства и соотношения его форм по УПК 2007 г.;

4) сравнительно-правовое исследование важнейших институтов, отно- сящихся к досудебным стадиям уголовного процесса Швейцарии (меры при- нуждения, следственные действия и др.), раскрытие их правовой природы, выявление присущих им достоинств и недостатков.

Методологическую основу исследования составили как общенаучные методы – диалектика, анализ, синтез, обобщение, дедукция, индукция, анало- гия и др. – так и используемые в юриспруденции специальные методы, в частности сравнительно-правовой и историко-правовой. Они обусловлены самой тематикой работы, которая предполагает широкое обращение к ино- странному законодательству и зарубежной правовой доктрине.

Теоретическая база исследования представлена трудами ино- странных и российских ученых, рассматривающих организацию досудебного производства по УПК Швейцарии 2007 г. В ходе проведенного исследования изучены работы многих швейцарских процессуалистов (среди них: Г. Альбертини, Д. Брюшвайлер, У. Ведер, Х. Випрехтигер, В. Волерс, В. Восер, С. Глесс, Г. Годенцы, И. Гриссер, П. Гуидон, А. Донатш, А. Кавалло, А. Келлер, Н. Ландсхут, В. Либер, М. Ниггли, К. Риедо, С. Саммерс, Т. Фингерхут, В. Фэр, С. Хаймгартнер, Т. Хансякоб, М. Хеер,

К. Хуг, К. Шварценеггер и т.д.)5 и российских ученых, анализирующих дан-

ные вопросы (Л.В. Головко, В.Н. Бутов и др.).

Нормативная база исследования представлена, в первую очередь, действующим швейцарским законодательством. Помимо УПК 2007 г.6, Юве- нального УПК 2009 г.7 и Военного УПК 1979 г.8, которые являются важней- шими источниками регулирования досудебного производства в этой стране, проанализированы Послание Федерального собрания Швейцарии к объеди- нению уголовно-процессуального права 2005 г.9, Федеральный закон о Со-

5 Важно отметить, что в Швейцарии, среди другой литературы, выделяются два фундаментальных коммен- тария к новому УПК этой страны (Цюрихский и Базельский): Donatsch A., Hansjakob T., Lieber V. Kommen- tar zur Schweizerischen Strafprozessordnung (StPO). Zürich, 2010; Niggli M., Heer M., Wiprächtiger H. Schweize- rischen Strafprozessordnung. Jugendstrafprozessordnung. Basel, 2010. Объём каждого из них превышает 2 тыся- чи страниц. Их авторами являются более ста учёных, включая действующих судей, прокуроров, профессо- ров учебных заведений. Многие из них принимали участие в разработке УПК 2007 г. В данных работах об- стоятельно раскрыты вопросы теории, практики и истории уголовного процесса Швейцарии; значительное место отведено сравнительному правоведению и опыту других европейских стран, включая Россию.

6 URL: http://www.admin.ch/opc/de/classified-compilation/20052319/index.html (последний просмотр сайта - 05.09.2013).

7 URL: http://www.admin.ch/opc/de/classified-compilation/20080702/index.html (последний просмотр сайта - 05.09.2013).

8 URL: http://www.admin.ch/opc/de/classified-compilation/19790061/201305010000/322.1.pdf (последний про- смотр сайта - 05.09.2013).

9 URL: http://www.admin.ch/opc/de/federal-gazette/2006/1085.pdf (последний просмотр сайта - 05.09.2013).

юзном суде 2005 г.10, Федеральный закон об организации органов уголовного судопроизводства Федерации 2010 г.11, Федеральный закон о помощи жерт- вам преступлений 2007 г.12 и др., а также соответствующие нормативно- правовые акты каждого немецко-язычного швейцарского кантона13. Кроме того, исследованы Уголовный кодекс Швейцарии 1937 г.14 и Федеральный закон об административном уголовном праве 1974 г.15, поскольку они также содержат отдельные процессуальные нормы.

Эмпирическая база исследования. В целях более детального рас- смотрения досудебного производства Швейцарии изучены образцы уголов- но-процессуальных документов, а также конкретных постановлений, реше- ний и иных актов, которые размещены на официальных сайтах швейцарских государственных органов (судов, прокуратуры, полиции)16 и доступны для научного изучения. В общей сложности проанализированы более 100 про- цессуальных документов (заявления о преступлении, ходатайства об оказа- нии бесплатной юридической помощи, постановления об открытии произ- водства по делу, постановления о заключении под стражу, постановления о предписании альтернативных мер принуждения, постановления о тайном наблюдении, постановления о прекращении уголовного преследования, по-

становления суда по жалобе на решение прокуратуры о прекращении уго- ловного дела и т.д.). Кроме того, в диссертационном исследовании приводят- ся точные статистические данные о современном уголовном судопроизвод- стве Швейцарии: число принятых к производству уголовных дел, количество

10 URL: http://www.admin.ch/opc/de/classified-compilation/20010204/index.html (последний просмотр сайта - 05.09.2013).

11 URL: http://www.admin.ch/opc/de/classified-compilation/20072377/index.html (последний просмотр сайта - 05.09.2013).

12 URL: http://www.admin.ch/opc/de/classified-compilation/20041159/index.html (последний просмотр сайта - 05.09.2013).

13 Немецкий язык является официальным в 21 из 26 швейцарских кантонов: Ааргау, Аппенцелль-Ауссерро- ден, Аппенцелль-Иннерроден, Базель-Ландшафт, Базель-Штадт, Берн, Вале, Гларус, Граубюнден, Золотурн,

Люцерн, Нидвальден, Обвальден, Санкт-Галлен, Тургау, Ури, Фрибур, Цуг, Цюрих, Швиц, Шафхаузен.

14 URL: http://www.admin.ch/opc/de/classified-compilation/19370083/index.html (последний просмотр сайта - 05.09.2013).

15 URL: http://www.admin.ch/opc/de/classified-compilation/19740066/index.html (последний просмотр сайта - 22.10.2013).

16 Ссылки на некоторые из них содержатся в Приложениях 1 и 2.

лиц, признанных в установленном порядке обвиняемыми, динамика обвини- тельных приговоров и т.д.

Научная новизна исследования определяется его целями, задачами, особенностями подхода к рассмотрению вопросов, относящихся к досудеб- ному производству Швейцарии. Главным образом, она обусловлена тем, что в 2007 г. принят первый в истории этой страны единый УПК.

Полученные выводы отвечают требованиям новизны. Сформулированы доктринальные определения каждой из стадий швейцарского досудебного производства. Обоснован тезис, согласно которому, несмотря на дуализм до- знания и предварительного следствия, решающая роль в досудебных стадиях принадлежит именно прокуратуре. Сделан вывод о том, что так называемые суды по вопросам мер принуждения на самом деле не образуют отдельной ветви в судебной системе данного государства, поскольку это понятие явля- ется исключительно функциональным, а не судоустройственным. Установле- но, что потерпевшие в Швейцарии обладают значительными материальными и процессуальными гарантиями по защите своих прав и законных интересов, которые существенно превосходят те, которые предусмотрены в России. Вы- явлено, что только после вступления в силу в 2011 г. УПК в этой стране за- щитник без каких-либо ограничений получил доступ в уголовное судопроиз- водство с момента задержания лица.

Результаты произведенного исследования выражены в следующих положениях, выносимых на защиту.

1. Швейцарский уголовный процесс в рамках исторической эволюции прошёл через состязательно-обвинительную и инквизиционную форму. В настоящее время он может быть отнесён к смешанному типу. Ключевой осо- бенностью, определявшей длительное время его развитие, выступал право- вой партикуляризм, выражавшийся в наличии многочисленных кантональ- ных процессуальных кодексов и отсутствием единого швейцарского УПК. Следствием этого являлось влияние на судопроизводство отдельных канто-

нов правовых систем соседних государств (прежде всего, Франции и Герма- нии).

2. Произведенное в швейцарской науке при подготовке УПК обобще- ние существовавших в законодательстве кантонов порядков организации до- судебных стадий процесса позволило выделить модели с судебным и несу- дебным предварительным следствием (в общей сложности 4 порядка его ор- ганизации). Судебное предварительное следствие, производимое особыми должностными лицами судебного ведомства, характерно для модели след- ственного судьи I (с учетом ряда модификаций близка к Каролине 1532 г.), модели следственного судьи II (mutatis mutandis имеет общие черты с фран- цузским Кодексом уголовного следствия 1808 г.) и для модели прокуратуры I (относительно близка к УПК Франции 1958 г., УПК Германии 1877 г. до ре- формы 1974 г., к Уставу уголовного судопроизводства России 1864 г., к УПК Лихтенштейна 1988 г.), а несудебное, при котором органы предварительного расследования не относятся к судебной власти, – для модели прокуратуры II (за некоторыми изъятиями сходна с УПК Германии после 1974 г.). При этом досудебное производство без предварительного следствия, характерное, в частности, для нынешней Германии, в кантональных кодексах не имело ме- сто.

3. Теоретически выделяемые на основе анализа кантональных УПК швейцарские модели обладали преимущественно региональной окраской. Сравнительно-правовая универсальность им не свойственна. В частности, российский подход к организации досудебных стадий, существующий после принятия Федерального закона от 5 июня 2007 г., отличается от каждой из выделяемых в Швейцарии моделей досудебного производства.

4. Дифференциация дознания и предварительного следствия в Швейца- рии характеризуется тем, что они выступают не как альтернативные формы досудебного производства, а как последовательно идущие друг за другом его стадии. При этом как дознание, так и в указанных далее случаях предвари- тельное следствие могут иметь факультативный характер. Однако хотя бы

одна из этих стадий в случае поступления информации о преступлении должна состояться обязательно.

5. Дознание по УПК Швейцарии 2007 г. представляет собой первона- чальную досудебную стадию уголовного судопроизводства, начинающуюся после получения информации о предполагаемом преступлении, в ходе кото- рой полиция, взаимодействуя с прокуратурой, обладая лишь незначительной процессуальной самостоятельностью, собирает доказательства, на основе ко- торых возможно: а) последующее открытие прокуратурой предварительного следствия; б) отказ в его открытии, соединенный или не соединенный с изда- нием приказа о наказании.

6. Предварительное следствие по УПК Швейцарии 2007 г. представляет собой досудебную стадию уголовного судопроизводства, в ходе которой прокуратура, являясь независимым органом, ведущим производство по делу, взаимодействуя с полицией и иными субъектами, в целях установления ис- тины исследует обстоятельства, на основе которых возможно: а) последую- щее направление дела в суд первой инстанции; б) отказ от его передачи в данный орган, влекущий прекращение дела (при этом также возможно изда- ние приказа о наказании). По общему правилу предварительное следствие обязательно, и оно может не производится лишь в порядке упрощенного су- допроизводства (если приказ о наказании издан в ходе дознания).

7. В ходе всего досудебного производства швейцарской прокуратуре принадлежит ведущая роль в собирании доказательств, избрании мер при- нуждения (в ряде случаев – с санкции суда) и принятии решения о дальней- шем направлении уголовного дела. Полиция имеет лишь вспомогательное значение. Всё это свидетельствует о достаточно гибком разграничении до- знания и предварительного следствия в современной швейцарской процессу- альной системе. Тем не менее, разработчики УПК 2007 г. не отказались от дуализма досудебного производства, сохранив его дифференциацию (в отли- чие от нынешней Германии и Австрии).

8. Необходимость сохранения в Швейцарии предварительного след- ствия и отказ от современного германо-австрийского подхода к построению досудебного производства объясняется комплексом причин, к которым мож- но отнести: 1) швейцарские правовые традиции – термин «предварительное следствие» использовался во всех четырех рассмотренных выше кантональ- ных моделях; 2) стремление к процессуальной экономии, позволяющей окан- чивать уголовные дела о преступлениях, не обладающих большой обще- ственной опасностью, на стадии дознания посредством издания приказа о наказании; 3) двукратное (первоначальное и последующее) исследование во- проса о виновности лица, позволяющее не допустить привлечение к уголов- ной ответственности невиновного; 4) следование принципам доказатель- ственного права: доказательства, собранные прокуратурой на стадии предва- рительного следствия, считаются более легитимными, нежели материалы, собранные полицией в ходе дознания; 5) потребности в применении заклю- чения под стражу в досудебном производстве – на стадии дознания данная мера процессуального принуждения по УПК Швейцарии 2007 г. не допуска- ется.

9. Суды по вопросам мер принуждения, несмотря на свое наименова- ние, отражающее идею законодателя разграничить функции судебного кон- троля и рассмотрения дела по существу, в большинстве кантонов не образу- ют отдельного государственного органа. Соответствующие полномочия чаще всего возлагаются на судей, которые рассматривают также уголовные, адми- нистративные, гражданские и иные дела. Категория «суд по вопросам мер принуждения» в большинстве швейцарских кантонов является исключитель- но функциональной, а не судоустройственной. Следовательно, никакой уго- ловно-процессуальной революции в построении судебного контроля в этой стране не произошло.

10. Швейцарский законодатель дифференцирует статус потерпевшего посредством разграничения двух самостоятельных участников: собственно потерпевшего и «жертвы преступления». Первый термин обозначает лицо,

права которого нарушены непосредственно совершением преступного деяния (ст. 115 УПК Швейцарии), а второй - лицо, физической, сексуальной или психической неприкосновенности которого причинен вред непосредственно в результате совершения преступного деяния (ст. 116 Кодекса). Цель данной дифференциации – наделить «жертву преступления», то есть лицо, постра- давшее от насильственных действий, большим объёмом процессуальных прав, в том числе связанных с оказанием бесплатной психологической по- мощи и выплатой крупной денежной компенсации.

11. Важнейшая новелла УПК 2007 г. – введение института «защитника первого часа». Если в России с 1992 г. защитник с самого начала производ- ства по делу имеет доступ к подозреваемому, то в Швейцарии такая норма появилась только после введения в действие нового УПК в 2011 г. Данная реформа создает необходимые предпосылки для защиты прав личности в до- судебном производстве.

12. УПК Швейцарии 2007 г. строго не разграничивает такие институты, как меры принуждения и следственные действия, и усматривает свойствен- ную им общую правовую природу. Одновременно с этим перечень мер при- нуждения является исчерпывающим, а следственных действий, в отличие от отечественного правопорядка, – открытым.

Теоретическая значимость работы заключается в системном иссле- довании правовой природы досудебного производства Швейцарии, его ос- новных стадий, полномочий государственных органов и прав частных лиц, осуществляемых ими в ходе полицейского дознания и предварительного следствия. Рассмотрены не только современное построение досудебного производства в этой стране, но и его историческое развитие.

Практическая значимость работы выражается в возможности ис- пользовать результаты исследования диссертанта при совершенствовании отечественного законодательства в части организации досудебного произ- водства и при разработке концепции развития российского уголовно- процессуального права. Выводы и предложения могут быть использованы

при подготовке учебной, методической и научной литературы, а также при преподавании дисциплин «Уголовный процесс» и «Уголовный процесс зару- бежных стран».

Кроме того, поскольку ч. 2 ст. 457 УПК РФ наделяет российских долж- ностных лиц возможностью при исполнении запроса о правовой помощи напрямую применять процессуальные нормы законодательства иностранного государства в соответствии с международными договорами Российской Фе- дерации, международными соглашениями или на основе принципа взаимно- сти, данная работа может быть полезна для развития сотрудничества Швей- царии и России в сфере уголовного судопроизводства.

Апробация работы. Основные положения и выводы, содержащиеся в диссертации, нашли отражение в опубликованных 8 статьях, в том числе 4 – в изданиях, рекомендованных ВАК России.

Основные положения диссертационного исследования обсуждены на 6 конференциях, в частности, Международной научной конференции «Ломо- носов в Женеве» (Женева, 2010 и 2011), Международной конференции сту- дентов, аспирантов и молодых учёных «Правовая система и вызовы совре- менности» (Уфа, 2011), Международной конференции «Актуальные пробле- мы современной правовой науки» (Минск, 2011), Международной научно- практической конференции с элементами научной школы «Актуальные про- блемы права России и стран СНГ-2013» (Челябинск, 2013), Всероссийской конференции «Юридическая наука и правоприменение» (Саратов, 2012).

Структура диссертации. Работа состоит из введения, трех глав, разби- тых на параграфы, заключения, списка использованной литературы, а также двух приложений.

<< | >>
Источник: ТРЕФИЛОВ АЛЕКСАНДР АНАТОЛЬЕВИЧ. «Организация досудебного производства по УПК Швейцарии 2007 года». Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. МОСКВА 2014. 2014

Скачать оригинал источника

Еще по теме Введение:

  1. ВВЕДЕНИЕ
  2. Введение
  3. ВВЕДЕНИЕ
  4. ВВЕДЕНИЕ
  5. Введение
  6. ВВЕДЕНИЕ
  7. ВВЕДЕНИЕ
  8. Введение
  9. Введение
  10. Введение