<<
>>

Субъект преступления

Австрия

Норма, закрепляющая ответственность за совершение отмывания, является общей по австрийскому уголовному законодательству. Это означает, что субъект такого преступления предполагается общий, а не специальный.

Возраст наступле- ния уголовной ответственности в Австрии – 14 лет. В соответствии с Законом об

отправлении правосудия в отношении несовершеннолетних228, различают не- сколько возрастных групп:

1) малолетний: до 14 лет, не подлежит уголовной ответственности;

2) несовершеннолетний: от 14 лет до 18 лет. Не подлежит уголовной ответ- ственности, если: а) он по определенным основаниям ещё недостаточно зрелый, чтобы осознавать противоправность деяния или действовать в соответствии с этими осознанием; б) он до достижения шестнадцатилетнего возраста совершает проступок (Vergehen) при отсутствии особо тяжкой вины и при отсутствии специ- альных оснований для применения данного закона в целях предотвращения даль- нейших преступлений несовершеннолетним.

Таким образом, по общему правилу, субъект преступления отмывания по австрийскому праву общий. Однако имеется несколько отличительных особенно- стей.

Во-первых, до изменений 2010 г. не было криминализировано отмывание имущества, полученного в результате совершения лицом предикатного деяния. Предикатные правонарушения должны были быть совершены другим лицом, т.е. до 2010 г. австрийское законодательство не знало института уголовной ответ- ственности за отмывание имущества, полученного в результате совершения са- мим лицом преступления. Несмотря на то, что при первоначальной разработке международных положений о противодействии отмыванию данный состав не был признан обязательным и указывалось, что страны сами определяют в своем зако- нодательстве, криминализировать ли «само-отмывание», тем не менее, отчет ФАТФ по результатам проверки Австрии в 2008 г. содержал в качестве недостат-

ка австрийского законодательства отсутствие данного преступления229.

Поэтому в

2010 г. исключением слов «другого лица» в абз. 1 данное действие было кримина- лизировано в отношении укрывательства или сокрытия происхождения имуще- ства. Однако, вопреки проекту правительства, законодатель оставил в абз. 2 огра-

228 Bundesgesetz vom 20. Oktober 1988 über die Rechtspflege bei Jugendstraftaten (Jugendgerichtsgesetz 1988 – JGG), StF: BGBl. Nr. 599/1988.

229 Mutual evaluation Report, Austria, 26.06.2009 // http://www.fatf- gafi.org/media/fatf/documents/reports/mer/MER%20Austria%20full.pdf

ничение ответственности по этой части только за действия с имуществом, полу- ченным в результате преступления, совершенного другим лицом, оставив ненака- зуемым «само-отмывание». При обсуждении данного вопроса был принят во вни- мание следующий аргумент. Криминализация такого деяния означала бы, что многие преступники (особенно в имущественных деликтах) уже путем соверше- ния простой бытовой сделки с полученным от преступления имуществом – например, покупка потребительских товаров – уже также совершали бы отмыва- ние, что часто наказывается более строго, чем основное – предикатное – преступ- ление. Этим нарушался бы принцип австрийского уголовного права, что обычные действия по использованию ценности преступного имущества как последующее к первоначальному преступлению являются ненаказуемыми. При этом необходимо отметить, что отмыватель не может быть не только исполнителем, но и соучаст- ником по предикатному преступлению. Даже в случае заранее обещанного укры- вательства преступно полученного, ответственности за отмывание в его отноше- нии наступать не будет. И стоит также отметить, что некоторые исследователи указывают на то, что если лицо совершает какие-либо сделки, перечисленные в абз. 2, с имуществом, полученным от своего преступления, и при этом выполня-

ется объективная сторона абз. 1, то лицо несёт ответственность по этой части230.

То есть в любом случае при утаивании или сокрытии происхождения или место- нахождения лицо будет нести ответственность. Отсутствовать она может при тех действиях, которые охватываются указанным принципом ненаказуемости исполь- зования ценности имущества, полученного в результате первоначального пре- ступления.

Во-вторых, как и в отношении остальных признаков преступления, следует различать отмывание, связанное с предикатным деянием, и отмывание, связанное с террористическими и преступными организациями. В первом случае в абз. 1 и 2, как было показано, есть различия, и второй абзац устанавливает ограничение для субъекта. В случае же абз. 3 никакого ограничения нет; субъект остается общим и

230 См.: Preiss R. Kein Zweifel an Strafbarkeit der Eigengeldwäsche. Der Standart, 2011.

должен удовлетворять только общим условиям для субъекта по уголовному праву Австрии. Не имеет также значения для наступления ответственности, является ли лицо участником такой организации или нет. Однако, в случае, если оно относит- ся к такой организации, будет действовать квалифицирующий признак, закреп- ленный в абз. 4.

Говоря о субъекте, нельзя не упомянуть об ответственности юридических лиц, введенной в 2006 г. в Австрии.

На уровне ЕС уже давно была закреплена цель установления уголовной от- ветственности юридических лиц. Членов ЕС прямо или косвенно обязывают к со- зданию соответствующих конструкций231.

Длительные дебаты привели в 2005 г. к принятию в Австрии федерального закона об ответственности юридических лиц (точнее «объединений (обществ)» –

«Verband») за преступления – Verbandsverantwortlichkeitsgesetz232 (далее – VbVG).

Закон вступил в силу 1 января 2006 г. Таким образом, австрийским законодателем был выбран путь уголовно-правового регулирования ответственности юридиче- ских лиц в противоположность многим другим странам, в частности, Германии, где такая ответственность закрепилась на уровне административного права.

VbVG регулирует, при каких условиях «объединения» несут уголовную от- ветственность, какие применяются к ним санкции, а также процессуальные во- просы привлечения к ответственности. Под преступлением (уголовно-наказуемым деянием) в смысле данного закона понимается деяние, за которое в соответствии с федеральным законом или законом земли следует назначение наказания судом (абз. 1 § 1 VbVG).

Вызывает интерес субъектный состав, охватываемый данным законом (абз. 2 § 1 VbVG). Он закрепляет, кто именно относится для целей его применения к «объединениям» (Verbände):

1) юридические лица (juristische Personen);

231 См., например: Rahmenbeschluss 2003/80/JI Des Rates vom 27. Januar 2003 über den Schutz der Umwelt durch das Strafrecht (Рамочное постановление ЕС об уголовно-правовой охране окружающей среды), 2. Protokol zum Übereinkommen zum Schutz der finanziellen Interessen der Europäischen Gemeinschaften ABl 1997 C221 11 (Вто- рой протокол к соглашению о защите финансовых интересов Европейских сообществ).

232 BGBl I 2005/151.

2) зарегистрированное товарищество (eingetragene Personengesellschaften);

3) Европейские объединения с экономической целью (Europäische wirtschaftliche Interessenvereinigungen)233.

Не является «объединением» в смысле рассматриваемого закона (абз. 3 § 1 VbVG):

1) наследство (Verlassenschaft);

2) Федерация, земли, общины и другие юридические лица, в той части, в ко- торой они осуществляют предусмотренную законом деятельность;

3) признанные церкви (anerkannte Kirchen), религиозные объединения (Religionsgesellschaften) и религиозные общины (religiose Bekenntnisgemeinschaften) в той части, в которой они осуществляют деятельность по заботе о душевном состоянии человека.

Ключевой вопрос в ответственности юридических лиц234 касается объек-

тивной стороны, а именно, прежде всего, самих деяний. Объединение, в особен- ности юридическое лицо, может осуществлять свою деятельность через свои ор- ганы или сотрудников. Однако объединение несёт ответственность не просто вместо определённого физического лица, она возникает именно за деяние физи- ческого лица. Для такой конструкции необходимо было законодательно создать новые условия привлечения к ответственности. Абзац 4 § 3 VbVG устанавливает, что ответственность объединения не исключает ответственности физического ли- ца за данное деяние.

Закон не содержит ограничений в отношении тех деликтов, за которые на объединение может быть наложена санкция. Поэтому все наказуемые судом дея- ния могут быть совершены также и объединением. Однако не любое преступле- ние, совершенное работником или лицом, имеющим полномочия на принятие ре- шения, влечёт ответственность объединения. Более того, необходимо, чтобы дея- ние было совершено в рамках сферы деятельности и влияния данного объедине-

233 Первая наднациональная организационно-правовая форма, учреждённая в Европейском союзе на осно- ве Регламента Совета ЕС № 2137/85 от 25 июля 1985 г. Вопрос о признании за ней статуса юридического лица оставлен на усмотрение государств-членов. Признается юридическим лицом во всех странах ЕС, кроме ФРГ и Италии, что связано с особенностями национального законодательства указанных стран.

234 Здесь и далее понятие «юридическое лицо» будет использовано как синоним понятия «объединение».

ния. Поэтому в статье в качестве общего условия привлечения объединения к от- ветственности сформулировано, что: а) деяние должно быть совершено в пользу объединения; или б) деянием нарушаются обязанности, которые несёт объедине- ние. В пользу объединения совершается деяние, когда объединение получает или должно получить из него прибыль. Это имеет место в случае, если оно обогаща- ется или должно было обогатиться от данного деяния или не произвело (сэконо- мило) подлежащие расходы (затраты). Обязанности объединения в данном смыс- ле относятся к области деятельности объединения. Они вытекают, прежде всего, из гражданского и административного права.

По рассматриваемой конструкции существуют два случая привлечения объ- единений к ответственности. Прежде всего, требуется совершение деяния физиче- ским лицом. В первом случае ответственность будет обоснована при совершении преступления лицом, на которое возложены функции принятия решения от имени объединения (Entscheidungsträger). Таким лицом являются, например, исполни- тельный директор, член правления, лицо, действующее по доверенности от орга- низации или лица, которые иным образом уполномочены представлять объедине- ние вовне. Кроме того, сюда относятся члены наблюдательного совета или адми- нистративного совета, которые обычно реализуют право контроля на руководя- щей позиции; также это могут быть лица, которые оказывают значительное влия- ние на руководство деятельностью юридического лица.

Обязательным условием является совершение физическим лицом противо- законного и виновного преступления при отсутствии обстоятельств, исключаю- щих преступность или виновность. Если физическое лицо совершает умышленное преступление, то юридическое лицо несёт ответственность за умышленное пре- ступление, если по неосторожности, то и юридическое лицо отвечает за неосто- рожное преступление.

Во втором случае уголовная ответственность наступает из уголовно- правовых существенно-ошибочных действий сотрудников, которые были выпол- нены в рамках деятельности организации и для неё. Однако со стороны лица, имеющего полномочия по управлению, это должно обязательно сопровождаться

нарушением необходимой осмотрительности, приведшим, по меньшей мере, к значительному облегчению совершения данного деяния. Сотрудниками являются лица, которые состоят в трудовых, аналогичных трудовым или публично- правовых, служебных отношениях с объединением. Таким образом, в этом вари- анте имеются два необходимых условия:

1) работник (сотрудник) должен осуществить противоправное деяние, соот- ветствующее законодательному составу преступления. Не всегда должен быть установлен какой-то один конкретный работник, который совершил такое деяние. Поэтому одновременно несколько работников могут совершить части действия, которые вместе образуют состав преступления. Несёт ли организация ответствен- ность за умышленное или за неосторожное деяние, зависит от того, совершил ли работник деяние умышленно или с объективным нарушением осмотрительности;

2) дополнительно необходимым условием является то, что совершение дея- ния было значительно облегчено тем, что лицо, выполняющее управленческие функции, оставило без внимания необходимую осмотрительность, требуемую при данных обстоятельствах, особенно если оно не предприняло предписываемых важных технических, организационных или персональных мер для предотвраще- ния таких деяний. Такое лицо, соответственно, упрекается в объективном нару- шении осмотрительности, например, при выборе исполняющего задание работни- ка или мер контроля. Разумеется, требуемые от него меры должны быть фактиче- ски возможными и допустимыми для принятия именно этим лицом.

Таким образом, субъектом преступления отмывания по австрийскому зако- нодательству может быть как физическое, так и юридическое лицо. Это соответ- ствует требованиям, которые выдвигает ФАТФ в своих рекомендациях, рассмот- ренных в другой главе диссертации.

Россия

Российское уголовное право разделяет понятия общего и специального субъекта. В соответствии с УК РФ общим субъектом является физическое вменя- емое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста. Специальный субъект обла-

дает какими-либо особенными признаками, позволяющими отличать его от обще- го.

Поскольку законодатель выделил ст. 174? УК РФ из ст. 174 УК РФ именно по признаку субъекта, то они будут рассмотрены раздельно. Первоначально при- нятая ст. 174 УК РФ не содержит каких-либо прямо выраженных указаний на ха- рактеристику субъекта, из чего можно сделать вывод о том, что субъект преступ- ления здесь общий. Однако в литературе часто можно встретить мнения относи- тельно специальных признаков субъекта. Так, некоторые учёные пишут о том, что поскольку финансовая операция и сделка могут быть совершены только лицом, обладающим гражданско-правовой дееспособностью, то субъектом преступления

является лицо, достигшее 18-летнего возраста235. При этом авторы, поддержива-

ющие данную точку зрения, рассматривают исключения из этого правила, когда, например, лицо было эмансипировано и стало дееспособным раньше восемнадца- ти лет. В качестве обоснования повышенному возрасту уголовной ответственно- сти исследователи указывают на недействительность заключаемых несовершен- нолетними лицами сделок вследствие чего, по их мнению, не может происходить отмывание. Противники данного взгляда не соглашаются, настаивая на том, что действующее законодательство предоставляет достаточно возможностей для со- вершения финансовых операций и иных сделок лицом, не достигшим 16-летнего возраста. Например, согласно ст. 26 ГК РФ возможно заключение сделок при письменном согласии родителей несовершеннолетнего, которое может быть вы- дано и после заключения сделки. Так же несовершеннолетние имеют права само- стоятельно распоряжаться определенным имуществом, о чём будет сказано ниже. Наконец, лицо, достигшее четырнадцатилетнего возраста, может осуществлять предпринимательскую деятельность, в ходе которой совершается множество раз- личных сделок. Также авторами подчеркивается, что повышение возраста ответ-

235 См.: Тосунян Г. А., Викулин А. Ю. Противодействие легализации (отмыванию) денежных средств в фи- нансово-кредитной системе. М., 2001. С. 113; Гаухман Л. Д., Максимов С. В. Преступления в сфере экономической деятельности. М., 1998. С. 191; Смагина А. В. Легализация преступных доходов: сравнительный анализ уголовного законодательства России и зарубежных стран: дис. … канд. юрид. наук. М., 2006. С. 105.

ственности позволит использовать несовершеннолетних лиц для совершения от- мывания без наступления уголовной ответственности.

В тоже время высказываются и прямо противоположные мнения относи- тельно снижения возраста уголовной ответственности. Так, О. Ю. Якимов пишет, что любое предоставленное право должно нести в себе и потенциальную ответ- ственность. Поэтому если законодатель предоставляет возможность вести пред- принимательскую деятельность с 14 лет, то он должен закреплять и потенциаль- ную уголовную ответственность за все преступления, совершаемые в экономиче- ской сфере. На этом основании О. Ю. Якимов считает необходимым установить возраст уголовной ответственности за отмывание такой же, как и возраст ответ- ственности за предикатные преступления. Автор указывает, что если субъект спо- собен осознавать степень общественной опасности предикатного преступления, то он не может не осознавать степень общественной опасности и отмывания предметов, приобретенных в результате совершения такого преступления.

Представляется, что на сегодняшний день законодатель не создал каких- либо особых условий для субъекта преступления, закрепленного в ст. 174 УК РФ, т.е. уголовная ответственность должна наступать по правилам об общем субъекте преступления, с 16 лет. Данное мнение подтверждается и указанными выше по- ложениями о тех возможностях, которые сегодня установлены законодателем для совершения сделок несовершеннолетними. Помимо эмансипации и признания лица дееспособным после вступления в брак (что не представляет трудностей при необходимости совершения преступления), Несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет также вправе самостоятельно, без согласия родителей, усыновителей и попечителя: 1) распоряжаться своими заработком, стипендией и иными доходами; 2) осуществлять права автора произведения науки, литературы или искусства, изобретения или иного охраняемого законом результата своей интеллектуальной деятельности; 3) в соответствии с законом вносить вклады в кредитные организации и распоряжаться ими; 4) совершать мелкие бытовые сделки и иные сделки, предусмотренные п. 2 ст. 28 ГК РФ.

Из приведенного перечня видно, что даже те сделки, которые законодатель допускает для совершения лицами от 14 до 18 без согласия родителей или попе- чителей, уже вполне могут быть использованы для отмывания. Так, вклады в кре- дитные организации являются одним из самых распространенных способов отмы- вания во всем мире, с помощью их распоряжения проводится множество сделок, позволяющих скрыть истинное происхождение имущества. И, наконец, всегда существует возможность использования посредников несовершеннолетними для проведения финансовых операций или сделок в целях сокрытия происхождения преступно полученного имущества.

В то же время, хотелось бы возразить О. Ю. Якимову в том, что законода- тель противоречит сам себе, устанавливая ответственность за преступление про- тив собственности (кража, грабеж или разбой), в результате которых лицо приоб- ретает имущество, но при этом отсутствует ответственность за его отмывание. Представляется, что в основе закрепления пониженного возраста уголовной от- ветственности для некоторых преступлений лежит, в том числе, и сущность тех ценностей или общественных отношений, которые охраняет уголовный закон. В рассматриваемом преступлении объект посягательства обладает сложной струк- турой и сложен для понимания. Большая часть преступлений, за которые лицо подлежит уголовной ответственности с 14 лет, базируется на тех минимальных понятиях о жизни, социуме, правилах поведения, которые при нормальном разви- тии понимаются человеком с раннего детства – не воруй, не убий, т.е. первичное имущественное право и первичное право на жизнь и здоровье. В то же время вос- приятие степени общественной опасности от загрязнения финансовой системы преступными доходами, от придания правомерного вида преступно приобретен- ным доходам едва ли может быть достигнуто к 14-ти годам. Таким образом, воз-

раст наступления уголовной ответственности относительно ст. 174 и 1741 УК РФ

предпочтительнее оставить тот, который установлен как общее правило.

Второй важный вопрос при рассмотрении субъекта преступления возникает в связи с прикосновенностью к предикатному преступлению. Поскольку ст. 174 УК РФ исключает из числа субъектов лиц, которые были участниками предикат-

ного преступления вне зависимости от выполняемой роли (исполнитель или иной соучастник), то можно сказать, что субъект преступления всё же не совсем об- щий: он должен удовлетворять критерию непричастности к предикатному пре- ступлению. То есть в случае, если лицо было пособником в предикатном преступ- лении (например, краже), оно не может нести ответственность по ст. 174 УК РФ за отмывание. В этом случае возможна ответственность по ст. 174? УК РФ, что будет рассмотрено ниже.

Интересным представляется взгляд О. Ю. Якимова по вопросу определения понятия «другие лица». Он разделяет варианты попадания имущества в руки от- мывателя: «другие лица» отказываются от прав (незаконных) на это имущество и передают в «собственность» отмывателю; или «другие лица» просят отмывателя произвести операции с их имуществом для придания им правомерного вида. По- сле анализа обеих ситуаций автор делает вывод, что в первом случае ответствен- ность будет наступать по ст. 174 и 175 УК РФ, поскольку лицо сначала совершает

«приобретение у других лиц имущества, заведомо добытого этими лицами пре- ступным путём», за что должны нести ответственность по ст. 175 УК РФ, а впо- следствии производят финансовые операции и сделки для отмывания, что квали- фицируется по ст. 174 УК РФ. Такая трактовка противоречит, на наш взгляд, дей- ствующим законодательным положениям, поскольку если лицо «совершает при- обретение» путём исполнения объективной стороны ст. 175 УК РФ, то оно само уже «приобретает имущество преступным путём» и не может быть субъектом преступления по ст. 174 УК РФ, а должно быть привлечено к ответственности по ст. 174? УК РФ. Что касается второй ситуации, передачи «другими лицами» иму- щества с поручением произвести операции по отмыванию, он указывает, что лицо в этом случае вообще не может признаваться исполнителем преступления, а мо- жет быть признано пособником «других лиц», которые будут привлечены по ст. 174? УК РФ, так как отмывание совершают именно они, но посредством друго- го лица. То есть объективную сторону легализации выполняет одно лицо (подра- зумеваемое субъектом преступления по ст. 174 УК РФ), а специальную цель при- дания правомерного вида преследуют «другие лица», в силу чего не выполняется

составообразующий признак отмывания в отношении «отмывателя». Такой под- ход не соответствует ни теории, ни практике противодействия с отмыванием. Ко- гда лицо – даже и по чужой просьбе – выполняет процедуры (операции, сделки) с имуществом для того, чтобы придать правомерный вид, оно априори преследует эту цель. Другое дело, что оно может быть заинтересовано не в том, чтобы иму- щество приобрело законный вид, а в том, чтобы получить вознаграждение за свои действия. Однако это совершенно не отменяет того, что сделки производятся для придания правомерного вида. Именно поэтому все лица, в том числе использую- щие своё должностное положение для совершения этих операций, должны быть привлечены к ответственности за отмывание. Представляется, что подобные ошибки вызваны не совсем удачным закреплением законодателем «цели» в рас- сматриваемых статьях. Данный вопрос будет поднят при анализе субъективной стороны преступления.

Таким образом, единственное требование к субъекту данного преступления, отличающее его от общего субъекта по российскому уголовному праву, – это от- сутствие причастности к предикатному преступлению. И здесь следует согласить- ся с позицией Б. В. Волженкина в том, что субъекта преступления по ст. 174 УК РФ можно назвать специальным в том смысле, что им может быть не любое лицо, достигшее 16-летнего возраста, а только то, которое не участвовало в совершении первичного преступления, в результате которого было получены подлежащее от- мыванию имущество236.

Существует также предложение о привлечении к ответственности по сово-

купности преступлений, предусмотренных ст. 174 и 316 УК РФ, если субъект знал о характере совершенного преступления, в результате которого добыты ценности, и оно относилось к категории особо тяжких237. Подобная позиция представляется не совсем верной в связи с излишним применением репрессивного аппарата. Само по себе отмывание, как уже было рассмотрено выше, действительно несёт поку- шение на систему правосудия. Именно поэтому изложенное предложение под-

236 См.: Волженкин Б. В. Преступления в сфере экономической деятельности. С. 235–236.

237 См.: Смагина А. В. Указ. дис. С. 103.

тверждает необходимость сформулировать норму иначе, что было изложено в разделе объективной стороны. Если она будет уже содержать в себе указание на двуобъектность, которая в данном случае подразумевает и укрывательство пре- ступлений как неотъемлемую часть состава, то не будет необходимости приме- нять совокупность.

Переходя к анализу ст. 174? УК РФ, можно отметить, что по возрастному критерию субъект преступления так же, как и рассмотрено выше, не должен от- личаться от общего. Однако субъекта данного преступления необходимо назвать специальным, поскольку круг этих лиц чётко ограничен. Это могут быть только те же лица, что были причастны к предикатному преступлению. То есть не только исполнители, но и другие соучастники предикатного преступления при последу- ющем отмывании имущества, полученного преступным путём, будут нести ответ- ственность по ст. 174? УК РФ.

Основным спорным вопросом, возникающим при рассмотрении субъекта преступления, является в целом необходимость криминализации «само- отмывания». Как было показано в главе о правовом регулировании, международ- ные акты закрепили право, но не обязанность государств криминализировать вве- дение в законный оборот преступных средств, полученных от своего преступле- ния. Однако в своих отчётах ФАТФ указывает на этот недостаток при рассмотре- нии систем тех стран, где ответственность за это не предусмотрена. Подходы за- конодателей в этом вопросе отличаются. Российский уголовный закон предусмат- ривает ответственность для такого субъекта по тем же основаниям, что и в ст. 174 УК РФ. При этом если ранее существовал крупный размер как порог для приме- нения ст. 174? УК РФ, то с внесением изменений в УК РФ в 2013 г. ситуация по- менялась и вновь (как это существовало до 2010 г.) данный признак был упразд- нён (он стал квалифицирующим признаком), т.е. было криминализировано отмы- вание денежных средств и иного имущества, полученных в результате соверше- ния лицом преступления, в размере до 6 млн рублей. С учётом представлений многих учёных о необходимости декриминализации данного деяния в целом ре- шение законодателя представляется небесспорным.

Немецкий законодатель отказался от криминализации «самоотмывания», австрийский – как было показано выше – выбрал двухуровневую схему объектив- ной стороны, основываясь на которой и разделил ответственность лица за отмы- вание полученного им в результате преступления.

Вопрос криминализации «самоотмывания» является весьма сложным, по- скольку его решение предполагает нахождение баланса между запретом введения

«грязных денег» в финансовую систему и создания «слоя» подложных докумен- тов в гражданско-правовом обороте с одной стороны и ненарушением принципа ne bis in idem с другой. С учётом вышеизложенной позиции по вопросам объек- тивной стороны, представляется, что субъектом преступления ст. 174? УК РФ мо- жет быть вменяемое физическое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста, совершившее предикатное преступление в качестве исполнителя или иного со- участника, которое скрывает или утаивает подлинный характер, источник, способ распоряжения, происхождения, местонахождения или прав на имущественные ценности, которые оно приобрело в результате совершения им преступления. Со- крытие или утаивание может быть осуществлено, включая, но не ограничиваясь, путём распоряжения, преобразования или передачи третьим лицам таких имуще- ственных ценностей.

Наконец, поскольку в отношении австрийского законодательства был рас- смотрен вопрос привлечения к уголовной ответственности, в том числе и за от- мывание, юридических лиц, то следует обратиться к этому вопросу и в рамках российского законодательства. На сегодняшний день уголовный кодекс не содер- жит возможности привлечения юридических лиц к уголовной ответственности. В науке и практике ведётся крайне активная дискуссия по данному вопросу, с вы- сказыванием прямо противоположных точек зрения по этому вопросу. Для целей данной диссертации интерес представляет уголовная ответственность юридиче- ских лиц постольку, поскольку в отчёте ФАТФ от 20 июня 2008 г. в качестве не- достатка российской системы противодействия отмыванию было обозначено нарушение 2-й рекомендации и отсутствие уголовной ответственности юридиче- ских лиц. Не углубляясь в дискуссии о возможности или необходимости введения

такого института в российское уголовное право, отметим, что в отношении отмы- вания эффективная борьба на сегодняшний день может быть обеспечена и успеш- ной совместной «работой» уголовной ответственности для конкретных физиче- ских лиц, и административной ответственности для юридических лиц, штрафные санкции в которой зачастую во много раз превышают имеющиеся в УК РФ.

<< | >>
Источник: Филатова Мария Алексеевна. УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ЛЕГАЛИЗАЦИЮ (ОТМЫВАНИЕ) ДЕНЕЖНЫХ СРЕДСТВ ИЛИ ИНОГО ИМУЩЕСТВА, ПОЛУЧЕННЫХ ПРЕСТУПНЫМ ПУТЕМ, ПО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ РОССИИ И АВСТРИИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва –2014. 2014

Скачать оригинал источника

Еще по теме Субъект преступления:

  1. § 3. Субъект лжепредпринимательства
  2. §1. История развития отечественного законодательства, регламенти- рующего обеспечение безопасности дорожного движения и ответствен- ность за дорожно-транспортные преступления.
  3. §2. Субъективные признаки дорожно-транспортных преступлений.
  4. § 1. Понятие юридической ответственности в объективном и субъективном смысле
  5. § 2. Субъективные признаки состава преступления, предусмотренного статьей 2431 Уголовного кодекса РФ
  6. Деяние в преступлении отмывания
  7. Субъект преступления
  8. § 1. Преступность военнослужащих и воинские преступления в теории уголовного права и криминологии
  9. § 2. Генезис понимания феномена «воинские преступления» в истории национальной и зарубежной правовой мысли
  10. § 3. Сравнительно-правовой анализ воинских преступлений по уголовному законодательству стран СНГ и Германии
  11. § 1. Воинские преступления как форма криминального конфликта
  12. § 1. Преступления против порядка подчиненности и воинских уставных взаимоотношений между военнослужащими
  13. § 2. Преступления против порядка прохождения военной службы