<<
>>

§1. Основные этапы развития досудебного производства в уголовном процессе Швейцарии: историко-правовой аспект

Понять современный порядок организации досудебного производства Швейцарии, дифференциацию его форм, соотношение дознания и предвари- тельного следствия невозможно без обращения к историческому опыту раз- вития уголовно-процессуального права этого государства. В основе УПК Швейцарии 2007 г. (Strafprozessordnung, StPO17) лежат многовековые тради- ции. Модели досудебного производства, длительное время формировавшиеся в кантонах под влиянием как внутренних условий, так и иностранного зако- нодательства, непосредственно учитывались составителями данного Кодекса при его разработке18.

Уголовный процесс Швейцарии (и досудебное производство как его

составная часть) исторически развивался в континентальном русле, следова- тельно, прошёл через все его основные формы (модели, идеальные типы), выделяемые в том числе и в отечественной литературе: состязательно- обвинительный, инквизиционный (розыскной) и смешанный19. Поскольку современное судопроизводство этой страны относится к смешанному типу и включает в себя отдельные состязательно-обвинительные и инквизиционные элементы, для понимания данного генезиса необходимо, кратко и без по- дробного углубления в историю государства и права рассмотреть основные периоды его развития.

Состязательно-обвинительная форма уголовного процесса господство- вала в Швейцарии с древнейших времён до XIV-XV столетия. В отношении

17 URL: http://www.admin.ch/opc/de/classified-compilation/20052319/index.html (последний просмотр сайта - 05.09.2013).

18 Указание на это содержится в Послании Федерального собрания от 21.12.2005. URL: http://www.admin.ch/ opc/de/federal-gazette/2006/1085.pdf (последний просмотр сайта - 05.05.2013).

19 Данный подход не является единственным в отечественной литературе и, скорее, представляет собой ре-

зультат научного обобщения.

данного периода говорить о досудебном производстве можно лишь с некото- рой долей условности, так как уголовный процесс на этом этапе ещё не под- разделялся на стадии – отсутствовало жёсткое разграничение между его до- судебной и судебной частью. В таком уголовном процессе ключевым поня- тием являлось обвинение, выдвинутое одним лицом против другого. При этом действия сторон до суда, в частности, задержание правонарушителя и собирание доказательств, совершались ими самостоятельно и практически не регулировались нормами права. Целью судопроизводства, как отмечает М. Питт, являлось, главным образом, «установление размера возмещения»20, что подтверждает преимущественно частный характер уголовного права и процесса. Развитой системы правоохранительных органов в швейцарских землях, входивших на тот момент в Священную римскую империю, не суще-

ствовало. В большинстве случаев расследование производила община, в ко- торой жили потерпевший или обвиняемый.

В XV столетии в Швейцарии начинается переход к инквизиционному процессу21. Его окончательное утверждение традиционно связывают с при- нятием Каролины 1532 г. Её значение для развития досудебного производ- ства Швейцарии и других территорий, на которых она действовала, заключа- ется в двух аспектах. Во-первых, в данном законе досудебное производство отделено от судебного. Сначала велось расследование, направленное на установление события преступления и виновного лица, а затем назначалось так называемое «окончательное правовое заседание» (der endliche Rechtstag)22, в ходе которого происходило оглашение приговора и одновре- менно его приведение в исполнение.

На протяжении всего уголовного судо- производства дело находилось в руках следственного судьи. Вследствие это- го критерием их разграничения являлись не субъекты, а цели и процессуаль- ные действия, совершаемые соответственно в досудебном, а затем – в судеб-

20 Pieth M. Schweizerisches Strafprozessrecht. Basel, 2009. S. 20.

21 Carlen L. Rechtsgeschichte der Schweiz. Bern, 1968. S. 41.

22 Ignor A. Geschichte des Strafprozess in Deutschland 1532-1846. Paderborn, 2002. S. 61; Rüping A., Jerouschek G. Grundriss der Strafrechtsgeschihte. Zürich, 2007. S. 50-53ff.

ном производстве. Во-вторых, впервые на уровне закона предусматривалось разделение досудебного производства на две основные части: общее рассле- дование (inquisitio generalis), направленное на установление события пре- ступления, и специальное расследование (inquisitio specialis), цель которого состояла в выяснении виновности определённого лица в уже выявленном (констатированном) преступлении.

Смешанная форма процесса, напоминающая современную организа- цию производства по уголовным делам, начала устанавливаться в большин- стве кантонов в конце XVIII - начале XIX столетия и существует с учётом последующих модификаций до настоящего времени23. Швейцарские ученые также называют её «реформированным процессом с участием сторон», или

«реформированным состязательным процессом» (das reformierte Parteienpro- zess)24, в котором досудебное производство строится на следственных нача- лах (das Untersuchungsprinzip), а в основе судебного разбирательства лежит состязательный, или, как говорят учёные этой страны, контрадикторный принцип (das kontradiktorisches Prinzip), предполагающий противопостав- ление стороны защиты и обвинения в споре перед независимым судом.

Основными причинами перехода к смешанной форме процесса швей- царские юристы называют распространение теории естественного права и общественного договора, разработанной французскими просветителями, со- гласно которой все люди рождены свободными и равными в правах, а также стремление буржуазии кантонов защитить свою собственность25. В начале XIX столетия Каролина фактически прекратила своё действие, и в каждом кантоне принято собственное уголовно-процессуальное законодательство. При этом в кантоны, территориально приближенные к Франции, например,

23 Начиная с XIX века российские ученые начинают проявлять внимание к уголовному процессу этой стра- ны. Нельзя не привести утверждение российского правоведа второй половины XIX века А. фон-Резона по данному вопросу: «Швейцария, как известно, самая гостеприимная страна Европы; но, несмотря на массу путешественников, стекающихся сюда ежегодно, юридический быт её и отдельных кантонов мало изве- стен… в Швейцарию обыкновенно едут, чтобы забыть о юриспруденции…» (фон-Резон А. Из Швейцарии // Журнал гражданского и уголовного права. 1887, № 6. С. 155).

24 Pieth M. Schweizerisches Strafprozessrecht. Basel, 2009. S. 29.

25 Pieth M., op.cit., 25-26.

Женева, Невшатель, испытывали сильное влияние французской правовой си- стемы (в частности, Code D`instruction criminelle 1808 г.), а те, что располо- жены ближе к немецким землям, например, Цюрих, Берн - не менее сильное влияние законодательства Германии (прежде всего, принятого в 1877 г.

die Strafprozessordnung). Досудебное производство смешанного типа отчётливо находит своё отражение в УПК Аппенцелля от 25 апреля 1880 г., Женевы от 25 октября 1884 г., Невшателя от 25 сентября 1893 г., Тичино от 4 мая 1895 г. Кроме того, наиболее важные принципы, которые ему присущи, закреплены в Конституциях Швейцарской конфедерации от 12 сентября 1848 г. и от 29 мая 1874 г.

Анализ соответствующих нормативных правовых актов позволяет кон- статировать, что, в тот период в Швейцарии процесс приобрёл смешанный характер. При этом в одних кантонах всё ещё доминировали инквизиционные начала, а в других – уже начали отчётливо проявляться элементы состяза- тельности, выраженные наделением обвиняемого правом на защиту. Единое уголовно-процессуальное законодательство отсутствовало, но при этом ещё с конца XIX века деятелями науки более или менее интенсивно обсуждался вопрос о разработке единого УПК26.

Окончательно сформировавшийся и существующий в Швейцарии в

настоящее время смешанный уголовный процесс обладает всеми типичными для него признаками: разделение производства на досудебное и судебное; расследование дела уполномоченным государственным органом в предвари- тельном производстве в соответствии с так называемой «инквизиционной максимой»27 на преимущественно несостязательных началах, характеризую-

26 Pieth M. Schweizerisches Strafprozessrecht. Basel, 2009. S. 29-33.

27 Важно отметить, что представители швейцарской доктрины всячески подчёркивают нейтральный харак- тер понятия «инквизиционный принцип» (der neutrale Begriff «des Inquisitionsprinzip»). В соответствии с

устоявшимся в их среде мнением, в своей сущности данный термин не имеет никакого негативного окраса, и отрицательное отношение к нему во многом предопределено неверными, искажёнными стереотипами. Инквизиционный принцип, или принцип следствия, в своём исходном «чистом» значении, не предполагая

пытки, казни и другие средневековые рудименты, в первую очередь отражает ведущую роль государства в расследовании и раскрытии преступлений, профессионализацию уголовно-процессуальных функций, воз-

ложение на публичную власть руководство процессом. Указание на то, что производство является инквизи-

ционным, главным образом, подчёркивает его противоположность состязательно-обвинительному порядку

щихся отсутствием гласности, письменностью производства при том, что рассмотрение дела в суде предполагает публичность заседаний, состязатель- ность, равноправие стороны защиты и обвинения и т.д. Несмотря на то, что отдельные представители швейцарской доктрины говорят о так называемом

«реформированном состязательном процессе»28, конечно же, речь идёт не о

возврате к состязательно-обвинительному производству, а о его качествен- ной модификации посредством синтеза с инквизиционным процессом, в ре- зультате чего появляется смешанный тип уголовного судопроизводства, су- ществующий в настоящее время.

Кроме того, М. Питт выделяет и иные черты, которые характерны для досудебного производства смешанного типа (в том числе швейцарского), ес- ли воспринимать его в качестве идеальной модели в отрыве от исторического контекста:

1) «Стороны самостоятельно распоряжаются принадлежащими им пра- вами»29. Автор подчёркивает, что участники судопроизводства в известной степени обладают дискреционными полномочиями, которые они в допусти- мых пределах, установленных законом, вправе свободно использовать по своему усмотрению.

Следует отметить, что обладание возможностью распоряжаться своими правами (в отношении государственных органов правильнее говорить о пра- вомочиях) характерно, скорее, для состязательно-обвинительного процесса, например, в англосаксонских странах отказ прокурора от обвинения, как правило, влечёт прекращение дела30. Вместе с тем, в смешанном процессе

«мера дискреционности», несомненно, выше, чем в инквизиционном, где

усмотрение следственного судьи не обладает решающим значением, напри-

англосаксонского образца, в котором отсутствуют дознание и предварительное следствие континентального типа, а сбор доказательств возлагается преимущественно на сами стороны.

28 Pieth M. Schweizerisches Strafprozessrecht. Basel. 2009. S. 26-33; Hauser R., Schweri E. Schweizerisches Straf- prozessrecht. Basel, 2002. S. 13. Поскольку в отечественной терминологии такой процесс традиционно назы- вается смешанным, то и применительно к современной швейцарской модели организации производства

представляется логичным использовать данный термин.

29 Pieth M. Schweizerisches Strafprozessrecht. Basel, 2009. S. 29.

30 См.: Головко Л.В. Институты отказа прокурора от обвинения и изменения обвинения в суде: постсовет- ские перспективы в условиях теоретических заблуждений // Государство и право. 2012, № 2. С. 55.

мер, признание установленными или не установленными тех или иных фак- тов определяется арифметическим подсчётом доказательств, который он обя- зан произвести в строгом соответствии с законом без учёта своего внутрен- него убеждения.

2) «Если в этом есть необходимость, некоторые участники могут быть

«профессионально представлены»31. Далее М. Питт развивает мысль о том, что, во-первых, не только обвиняемые, но и другие лица (потерпевший, сви- детель и т.д.) могут иметь в деле представителя и получать квалифицирован- ную юридическую помощь, и, во-вторых, данное право приобретает абсо- лютный характер – участие в деле защитника по общему правилу не может быть обусловлено какими-либо формальными основаниями. Оно становится одним из ключевых принципов уголовного процесса.

Данный тезис представляется верным. В инквизиционном судопроиз- водстве обвиняемый не обладал достаточными возможностями, чтобы про- тивостоять следственному судье. В свою очередь в смешанном процессе про- возглашается процессуально-правовое равенство стороны защиты и обвине- ния (по крайней мере в судебных стадиях); законодатель уделяет важное зна- чение тому, чтобы обвиняемый, а при необходимости и другие участники, являющиеся частными лицами, могли быть не просто представлены, а пред- ставлены «профессионально», и предъявляет определённые требования к та- ким субъектам, например, далеко не любое лицо, даже получившее высшее юридическое образование, может быть защитником.

3) «Субъекты, ведущее производство по делу в досудебных и в судеб- ных стадиях, строго отделены друг от друга»32.

Классическая модель смешанного процесса предполагает в данном случае невозможность совмещения указанных статусов: сначала в досудеб- ном производстве следственный судья или иной уполномоченный орган ве- дет предварительное следствие, а затем при рассмотрении дела по существу

31 Pieth M. Schweizerisches Strafprozessrecht. Basel, 2009. S. 29.

32 Pieth M., op.cit., s. 29.

суд33 руководит окончательным следствием и постанавливает приговор. Раз- деление досудебных и судебных органов, пожалуй, является своего рода ограничительной чертой между инквизиционным и смешанным процессом (англосаксонские страны, очевидно, в данном случае М. Питт не рассматри- вает).

До объединения уголовно-процессуального права досудебное произ- водство в различных швейцарских кантонах существенным образом отлича- лось друг от друга по целому ряду критериев: круг субъектов, полномочия, которыми они обладают, перечень государственных органов, открывающих производство и принимающих решение о его окончании, дифференциация досудебных стадий. Вместе с тем швейцарские ученые с конца XVIII столе- тия задумывались о кодификации уголовно-процессуального права посред- ством принятия единого для всей страны УПК, предполагающего введение на всей ее территории унифицированного порядка досудебного производ- ства. Так, ещё в 1798 г. руководство Швейцарии направило поручение в пар- ламент, чтобы данный орган, учитывая имевшие место многочисленные не- достатки в оправлении правосудия, принял единый для всей страны УПК, однако последовавшие законодательные работы не увенчались успехом. В XIX веке тезис о необходимости унификации судопроизводства выдвигался и аргументировался Швейцарским обществом уголовного права и тюрем, ко- торое ставило своей целью улучшить отправление правосудия и работу пени- тенциарной системы. Как писал профессор И. Хюрбин, «требование объеди-

нения уголовного права34 красной нитью тянется сквозь историю и деятель-

33 При этом предварительное следствие и окончательное следствие обязательно возлагается на разных су- дей.

34 Швейцарская доктрина традиционно исходит из того, что понятие «уголовное право» (das Strafrecht) явля- ется собирательным и включает в себя в равной степени как материальное (das materielles Strafrecht), так и

формальное (das formelles Strafrecht) уголовное право. На это обращают внимание в частности профессора

Р. Хаузер и Д. Джоситш: (Hauser R., Schweri E. Schweizerisches Strafprozessrecht. Basel, 2002. S. 1; Jositsch D. Grundriss des Schweizerischen Strafprozessrechts. Zürich, 2009. S. 1). Помимо аргументов, предполагающих обращение к вышеуказанным научным источникам, прямым доказательством данного тезиса также служит ст. 123 Конституции Швейцарии от 18 апреля 1999 г.: она озаглавлена «Уголовное право» (Strafrecht) и при этом гласит: «Законодательство в области уголовного права и уголовного процесса (выделено – Авт.) являет- ся предметом ведения федерации» (Die Gesetzgebung auf dem Gebiet des Strafrechts und des Strafprozessrechts ist Sache des Bundes).

ность общества, и, главным образом, потому, что при всех задуманных нами реформах в тюремном деле мы наталкиваемся постоянно на препятствия, имевшие свою причину в отсутствии единого общешвейцарского уголовного законодательства»35. Вопрос об унификации процесса обсуждался снова в связи со вступлением в силу единого УК Швейцарии36 в 1942 г. При этом, как справедливо пишет парламентарий Ф. Вики, опасность, в силу которой

кантональное разнообразие в сфере процессуального права могло бы слиш- ком сильно препятствовать унифицированному применению Уголовного ко- декса, тем не менее, не рассматривалась как большая настолько, чтобы воз- никли сомнения в целесообразности федерализма37.

21 декабря 2005 г. швейцарский Парламент (Федеральное Собрание)

принял официальное Послание38 (с приложением в виде проекта УПК39), в котором выразил готовность унифицировать уголовный процесс путем при- нятия единого Кодекса40. 5 октября 2007 г. высший законодательный орган этой страны подавляющим большинством голосов принял единый УПК41, внеся в ходе парламентских дебатов лишь незначительные изменения в про- ект, подготовленный профессором Н. Шмидом. В Европе это стало одним из наиболее значимых уголовно-процессуальных событий последнего времени.

Документ официально опубликован на немецком, французском, итальянском и ретороманском языках.

35 Цит. по: Пржевальский В.В. Объединение уголовного законодательства в Швейцарии. СПб, 1894. С. 42.

36 Один из первых переводов данного документа на русский язык: Швейцарский уголовный кодекс 1937 г. // пер. с нем. Н.С. Лапшиной. М. 1941.

37 См.: Wicki F. Die Schweizerische Strafprozessordnung aus der Sicht des Gesetzgebers // ZStrR. 2007, № 125. S. 219.

38 URL: http://www.admin.ch/opc/de/federal-gazette/2006/1085.pdf (последний просмотр сайта - 05.09.2013).

39 По данному поводу М. Леопольд, с некоторой иронией пишет: «1,5 килограмма. Весы показали эту массу, когда коллега из Парламентского совета Франц Вики взвесил 322-страничное издание проекта Уголовно-

процессуального Кодекса. Таким образом, сегодня я говорю о действительно взвешенном законе» (Guidon P. Die Schweizerische Strafprozessordnung / Jusletter 15. September 2008. URL: http://st-gallerjuristenverein.ch/P.

Guidon%20-%20Die%20Schweizerische%20Strafprozessordnung.pdf; (последний просмотр сайта - 05.05.2013).

40 В Послании также констатируется, что к моменту его принятия Швейцария остается единственной стра- ной континентальной Европы, в которой уголовно-процессуальное право не унифицировано на общегосу-

дарственном уровне URL: http://www.admin.ch/opc/de/federal-gazette/2006/1085.pdf (последний просмотр сай- та - 05.09.2013).

41 Schweizerische Strafprozessordnung (Strafprozessordnung, StPO) vom 5.10.2007. URL: http://www.admin.ch/

op/de/classified-compilation/20052319/index.html (последний просмотр сайта -05.05.2013).

Принятие данного Кодекса потребовало проведения обширных законо- дательных работ в связи с необходимостью привести в соответствие с ним другие законы, действующие в федерации и кантонах42. В специальном пред- писании установлено, что Кодекс вводится в действие с 1 января 2011 г. За исключением ряда переходных положений он применяется уже более трех лет. По состоянию на сегодняшний день УПК Швейцарии действует в редак- ции от 13 декабря 2013 г., которая вступит в силу 1 января 2015 г.43

Выделяемые в научной литературе аргументы в пользу кодификации связаны с необходимостью усовершенствования законодательного регулиро- вания всех без исключения стадий уголовного процесса. Рассмотрим те из них, которые касаются досудебного производства. Большинство авторов в тех или иных модификациях выделяют 4 основные причины и несколько со- путствующих условий, в силу которых регулирование досудебных стадий должно строиться унифицировано в масштабах всей страны:

1) Обеспечение правопорядка и улучшение межкантонального взаимо- действия. Существовавший в Швейцарии правовой партикуляризм негативно влиял на достижение целей уголовного процесса. Данное государство имеет относительно небольшую территорию44 и существование различных подхо- дов к целому ряду институтов досудебного производства, в частности, к дифференциации его форм, к принципам легальности и целесообразности при решении вопроса о возбуждении дела и т.д. не представляется оправдан- ным. Швейцарские кантоны испытывали существенные трудности при взаи- модействии друг с другом в вопросах определения компетенции, территори- альной и родовой подсудности, направлении запросов об экстрадиции.

42 П. Гуидон констатировал, что УПК 2007 г. «влечет за собой большие или малые изменения в общей слож- ности 32 законов». Guidon P. Die Schweizerische Strafprozessordnung // Jusletter 15. September 2008. URL: http://st-gallerjuristenverein.ch/ P.Guidon%20-%20Die%20Schweizerische%20Strafprozessordnung.pdf (послед- ний просмотр сайта - 30.01.2014).

43 URL: http://www.admin.ch/opc/de/classified-compilation/20052319/history.html (последний просмотр сайта - 05.09.2013). Данный закон связан с ужесточением ответственности педофилов и предполагает ряд измене- ний в УК, УПК и Ювенальный Швейцарии.

44 Площадь Швейцарии составляет 41,3 тыс. км? (Большая Советская Энциклопедия. Том 29. М., 1978.

С. 318). В настоящее время она занимает 132-ое место в мире по размеру территории.

Кроме того, ещё в XIX веке профессор В.В. Пржевальский писал, что если в одном кантоне деяние преследуется ex officio, а в другом – исключи- тельно по жалобе заинтересованных лиц45, то «целесообразная и удачная борьба с преступлениями немыслима»46. В таких условиях лица, задумавшие совершить уголовно-наказуемое деяние, могут извлечь выгоду из данной юридической несогласованности: получается, что в одних кантонах совер-

шать преступление более рискованно, чем в других, с точки зрения вероятно- сти привлечения к уголовной ответственности. Ситуация значительно усу- гублялась тем, что в связи с небольшими размерами государства лицо, со- вершившее преступление, может за короткий промежуток времени переехать из одного кантона в другой47 и в силу предусмотренных в законе обстоятель- ств избежать уголовного преследования (например, в связи с отсутствием жалобы потерпевшего, если дело не может быть начато без данного докумен- та). Кроме того, коллизии кантональных УПК влекли за собой трудности, связанные с применением норм об экстрадиции.

2) Повышение эффективности в борьбе с современными формами пре- ступности. Как справедливо отмечает профессор Л. Ляймгрубер, борьба с ле- гализацией доходов, добытых преступным путём, с организованной преступ- ностью, с весьма сложными для расследования экономическими преступле- ниями и огромными не знающими границ сетями транснациональной пре- ступности требует не только соответствующих основ в материальном праве. Усиленная координация и концентрация сил должна производиться, скорее, в

45 Ещё в XIX веке К. Штосс писал: «Швейцарское уголовное законодательство очень богато преступления- ми, преследуемыми лишь по жалобе потерпевшего и представляет в этом отношении большое разнообра- зие» (Stoß C. Grundzüge des schweizerischen Strafrechts, im Auftrag des Bundesrates vergleichend dargestellt. Basel und Genf. I-II.1892-1893. I. § 26. S. 275-284). Профессор В.В. Пржевальский, развивая его мысль, кон- статировал, что «большие различия существуют по кантонам относительно срока подачи жалобы, допусти- мости примирения по этим преступлениям и процессуального момента, до наступления которого жалоба потерпевшего может быть взята обратно» (Пржевальский В.В. Объединение уголовного законодательства в Швейцарии. СПб, 1894. С. 69).

46 Пржевальский В.В. Объединение уголовного законодательства в Швейцарии. СПб, 1894. С. 65.

47 Площадь швейцарских кантонов Аппенцелль-Ауссерроден, Аппенцелль-Иннерроден составляет лишь 200 км?, а размер города-кантона Базель-Штадт – всего 40 км? (Большая Советская Энциклопедия. Том 29. М.,

1978. С. 319).

области уголовного преследования48. Борьба с международной организован- ной преступностью, которую без преувеличения можно отнести к глобаль- ным проблемам человечества, предполагает максимальную концентрацию усилий не только на международном уровне, но и внутри страны. Единое по- строение системы досудебных органов, в частности прокуратуры и полиции, а также унифицированное регулирование порядка их уголовно-процессуаль- ной деятельности, повышает эффективность противостояния преступности49.

3) Взаимная гармонизация уголовного права и уголовного процесса.

Как справедливо пишет судья Кантонального суда Санкт-Галлена профессор П. Гуидон, материальное и формальное уголовное право находятся во взаи- мосвязи и поэтому их необходимо согласовать наилучшим образом50. С мо- мента унификации составы преступных деяний будут не только единым об- разом сконструированы для всей Швейцарии, но и подлежать преследованию и разрешаться по существу по одним и тем же процессуальным правилам51.

Асимметрия, при которой в государстве уголовное право единое, а уго- ловно-процессуальное – нет, является своего рода нонсенсом. Даже если не принимать во внимание юридические аргументы, то как минимум, исходя из логики и здравого смысла, необходимо, чтобы либо обе отрасли права были полностью едины в масштабах всего государства – такой подход можно об- наружить в большинстве современных правопорядков, либо – ни одна (при таком порядке обе отрасли относятся к ведению субъектов федерации, например, такой подход имел место в Швейцарии до 1942 г.).

4) Обеспечение равноправия граждан. Ныне действующая Конституция Швейцарии 1999 г. в ст. 8 устанавливает, что все люди равны перед законом52 («Alle Menschen sind vor dem Gesetz gleich»53). При этом объём прав, принад-

48 См.: Leimgruber L. Das neue Engagement des Bundes in der Strafverfolgung, Kurzkommentar zur «Effizienzvor- lage». Bern, 2001. S. 28ff.

49 Данное утверждение касается в частности института экстрадиции.

50 Guidon P. Die Schweizerische Strafprozessordnung // Jusletter 15. September 2008. URL: http://st- gallerjuristenverein.ch/ P.Guidon%20-%20Die%20Schweizerische%20Strafprozessordnung.pdf (последний про-

смотр сайта - 30.01.2014).

51 Там же.

52 Конституции зарубежных стран // сост. Дубровин В.Н. М., 2003. С. 94.

53 URL: http://www.admin.ch/ch/d/sr/101/ (последний просмотр сайта - 05.05.2013).

лежащих участникам процесса, являющихся частными лицами (обвиняемо- му, свидетелю и т.д.), в досудебном производстве в значительной степени ва- рьировался. К примеру, в одних кантонах задержанный обладал правом поль- зоваться услугами «защитника первого часа» (Anwalt der ersten Stunde)54, в других – нет. Условия содержания обвиняемых в следственных изоляторах различных кантонов, перечень принадлежащих им прав также существенно различаются. Такое положение, предполагающее неравенство граждан перед законом и судом, противоречит также целому ряду международно-правовых актов, ратифицированных Швейцарией.

К числу других причин, выделяемых в науке в пользу унификации уго- ловного процесса, можно отнести то, что «раздробленность законодательства служит тормозом, препятствующим развитию науки уголовного права Швейцарии, а через это – и успешному ходу уголовного правосудия» 55, а также затруднения при ведении статистики, отражающей результаты рассле- дования уголовных дел56. М. Питт на обратной обложке учебника «Уголовно- процессуальное право: основы для изучения и практики» среди его преиму- ществ указывает на то, что он избавлен «…от прежней кантональной рути- ны» («…von der bisherigen kantonalen Routine»). Представляется, что напря- мую с данными доводами в полной мере согласиться нельзя, поскольку пра- вовой партикуляризм в определённой степени даже обогащает процессуаль- ную науку, а для эффективной организации работы по ведению статистики унификация вовсе не требуется. Вместе с тем эти доводы могут быть приня- ты в качестве косвенных аргументов, подтверждающих необходимость уни- фикации правового регулирования досудебного производства.

Таким образом, швейцарский уголовный процесс, изначально принад- лежа к континентальному типу, в своей исторической эволюции прошёл че- рез состязательно-обвинительную и инквизиционную форму и в настоящее время может быть отнесён к смешанному типу, как показано выше. Ключе-

54 Подробный анализ данного института приведён во второй главе диссертационного исследования.

55 Пржевальский В.В. Объединение уголовного законодательства в Швейцарии. СПб, 1894. С. 80.

56 Там же. С. 80.

вой особенностью, определявшей его развитие, длительное время выступал правовой партикуляризм. Следствием этого являлось влияние на уголовный процесс отдельных кантонов соседних государств (воздействие оказывали и наука, и законодательство). Кроме того, определяющим фактором его модер- низации в последние два столетия стала борьба за унификацию уголовно- процессуального права, которая лишь в начале XXI столетия увенчалась успехом.

<< | >>
Источник: ТРЕФИЛОВ АЛЕКСАНДР АНАТОЛЬЕВИЧ. «Организация досудебного производства по УПК Швейцарии 2007 года». Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. МОСКВА 2014. 2014

Скачать оригинал источника

Еще по теме §1. Основные этапы развития досудебного производства в уголовном процессе Швейцарии: историко-правовой аспект:

  1. Содержание
  2. §1. Основные этапы развития досудебного производства в уголовном процессе Швейцарии: историко-правовой аспект