<<
>>

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В заключение диссертационного исследования отметим, что нами были рассмотрены теоретико-прикладные основы эффективности ограничения свободы как вида наказания с учетом трех составляющих: уголовно­правовой, криминологической и уголовно-исполнительной.

Изучение причин, характера и масштабов проблемы назначения и исполнения рассматриваемой меры с помощью оценки ее результативности является актуальным в современной науке. В работе были проанализированы и выявлены факторы, снижающие эффективность исполнения наказания в виде ограничения свободы. Помимо этого, выработаны рекомендации по уменьшению влияния таких факторов, предложены меры стимулирования осужденных к правопослушному поведению.

Для повышения результативности назначения и исполнения уголовного наказания в виде ограничения свободы предлагаются указанные ниже действия.

I. Применение ограничения свободы как дополнительного наказания в большей степени служит задачам превенции и успешной реабилитации. Представляется, что эту функцию может на себя взять административный надзор, что согласуется с задачами, указанными в ст. 2 Федерального закона «Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы». Полагаем, что целесообразно исключить из ч. 2 ст. 45 УК РФ указание на возможность назначения ограничения свободы в качестве дополнительного наказания. Так же требуется признать утратившими силу ч. 1 ст. 314 УК РФ и примечание 1 к ст. 314 УК РФ, т. е. положения, предусматривающие уголовную ответственность за злостное уклонение от отбывания ограничения свободы, назначенного в качестве дополнительного наказания. Таким образом, следует изложить ч. 1, 2 ст. 45 УК РФ в следующей редакции:

«1. Обязательные работы, исправительные работы, ограничение повоенной службе, ограничение свободы, принудительные работы, арест,содержание в дисциплинарной воинской части, лишение свободына определенный срок, пожизненное лишение свободы, смертная казнь применяются только в качестве основных видов наказаний.

2. Штраф, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью применяются в качестве как основных, так и дополнительных видов наказаний.»

Предлагаем переименовать ст. 314 УК РФ следующим образом: «Уклонение от отбывания лишения свободы, а также от применения принудительных мер медицинского характера» и изложить в следующей редакции:

«1. Утратила силу.

2. Невозвращение в исправительное учреждение лица, осужденного к лишению свободы, которому разрешен выезд за пределы исправительного учреждения, по истечении срока выезда либо неявка в соответствующий орган уголовно-исполнительной системы лица, осужденного к лишению свободы, которому предоставлена отсрочка исполнения приговора или отбывания наказания, по истечении срока отсрочки - наказывается принудительными работами на срок до двух лет либо лишением свободы на тот же срок.

3. Уклонение лица, страдающего расстройством сексуального предпочтения (педофилией), не исключающим вменяемости, от применения к нему принудительных мер медицинского характера - наказывается лишением свободы на срок до одного года.

Примечания.

1. Утратило силу.

2. Уголовная ответственность за совершение деяния, предусмотренного частью третьей настоящей статьи, наступает в случае, когда принудительные

меры медицинского характера применяются к лицу после отбытия наказания».

II. Считаем, что установление максимального срока в четыре года для рассматриваемого вида наказания нецелесообразно. В течение этого времени могут измениться обстоятельства, связанные с исполнением наказания, вызванные как человеческим фактором, так и совершенствованием средств и методов осуществления контроля. Помимо этого, если предполагается, что для исправления преступника может потребоваться 4 года, то возникает вопрос о правильности назначения столь мягкого наказания. Следовательно, предлагаем пересмотреть максимальный срок ограничения свободы в сторону снижения.

Для этого следует изложить ч. 2 ст. 53 УК РФ в следующей редакции:

«2.

Ограничение свободы назначается на срок от двух месяцев до трех лет за преступления небольшой тяжести и преступления средней тяжести...»

III. Полагаем, что нецелесообразно назначать ограничение свободы в

качестве основного наказания за преступления на бытовой почве. В этом случае будет практически невозможно достичь цели исправления осужденного, так как неизменной окажется обстановка его пребывания, хотя и с определенными ограничениями. Скорее, наоборот, подобная ситуация будет способствовать совершению новых преступлений на бытовой почве. Следовательно, решение правоприменителя о назначении ограничения свободы как меры уголовно-правового воздействия должно базироваться на сведениях обо всех обстоятельствах, сопутствующих совершению противоправного деяния, о личностной характеристике виновного. Кроме того, должно быть учтено возможное влияние применения рассматриваемого наказания не только на самого осужденного, но и на членов его семьи. В связи с этим предлагаем внести в текст Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22. 12. 2015 № 58 (ред. от 29. 11. 2016) «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» пункт 22. 1

следующего содержания: При решении вопроса о целесообразности

назначения наказания в виде ограничения свободы суду следует учитывать наличие или отсутствие такого фактора, как совершение виновным преступления на бытовой почве. В каждом конкретном случае необходимо принимать во внимание все обстоятельства дела для установления возможности исправления лица при применении именно этого вида наказания.

IV. К совокупности факторов, детерминирующих снижение эффективности криминологического прогнозирования в сфере назначения и исполнения наказания в виде ограничения свободы, относятся следующие:

- недостаточность и недостоверность сведений о состоянии преступности и мерах ее предупреждения (латентность преступлений, недостаточное внимание к региональным особенностям территории);

- несовершенство положений законодательства, обусловливающее сложности правоприменения;

- отсутствие валидных методик криминологического прогнозирования;

- проблемы, связанные с применением и функционированием электронных средств слежения за лицами, осужденными к ограничению свободы;

- недооценка фактора, связанного с организацией воспитательной работы с осужденными к ограничению свободы;

- проблема совершенствования организационного обеспечения деятельности УИИ.

V. С целью разработки алгоритма назначения и исполнения наказания в виде ограничения свободы, основанного на научных достижениях некоторых отраслей права и криминологии, с учетом сложившейся правоприменительной практики рекомендуется базироваться на результатах анализа следующих факторов, которые необходимо учитывать в ходе прогнозирования:

- детальная криминологическая характеристика региона;

- криминолого-психологический портрет осужденных к наказанию в

виде ограничения свободы;

- психолого-воспитательные мероприятия, проводимые сотрудниками уголовно-исполнительных инспекций;

- условия, необходимые для обеспечения правопослушного поведения лиц, осужденных к наказанию в виде ограничения свободы;

- эффективность использования электронных средств слежения за лицами, осужденными к ограничению свободы;

-результативность работы уголовно-исполнительных инспекций при исполнении наказания в виде ограничения свободы.

VI. В настоящее время в криминологии и системе правовой статистики не существует какой-либо универсальной методики, позволяющей оценивать фактическое положение дел в регионе и в стране в целом по борьбе с преступностью, ее структуру и динамику, а также эффективность проводимой правоохранительными органами работы. На практике возникают большие трудности при попытке выяснения масштабов и характера преступлений в конкретных регионах страны, и, следовательно, становится затруднительным проведение оперативно-разыскных и профилактических мероприятий в рамках борьбы с преступностью.

Формулу эффективности применения и назначения наказания в виде ограничения свободы можно обозначить как соотношение фактически достигнутого социального результата в ходе применения соответствующего уголовного наказания и затрат при реализации целей, которые были определены посредством назначения того или иного вида наказания (ЭПН = ФР : ЗГО (ЭПН - эффективность применения наказания; ФР - фактически достигнутый социальный результат; ЗГО - затраты государства и общества).

Фактически достигнутый результат исполнения рассматриваемого наказания равен 63 %. Однако, при расчете эффективности применения наказания следует учитывать такой фактор, как коэффициент нарушений персонала УИИ, который определяется по формуле: КНЗ = (НЗ * 1000) : П, где НЗ - количество учтенных нарушений законности; П - численность

персонала. В связи с этим можно предположить, что эффективность применения наказания в виде ограничения свободы (с учетом коэффициента нарушений персонала УИИ) равна57 %.

Для повышения эффективности применения наказания в виде ограничения свободы представляется необходимым осуществить выявление потенциальной «группы риска» из числа персонала уголовно­исполнительных инспекций, а также разработку комплекса предупредительных мер по нейтрализации или минимизации действия соответствующих детерминант с целью предотвращения преступлений.

VII. Полагаем, что существует необходимость внедрения автоматизированной программы регистрации и учета преступлений, фиксации локальных/региональных криминологических проблем, отражения неблагополучных районов в городе/регионе и их характеристик, что также поспособствует определению продуктивности деятельности правоохранительных органов. Для этого потребуется создание интерактивных «карт преступлений» (района города, в целом самого города, а также определенного региона), на основе которых будут формироваться «карты-прогнозы». Система «карт преступлений» может строиться на базе геоинформационных систем (ГИС), давно использовавшихся в Интернет - пространстве для характеристики той или иной местности по климатическим, географическим и социально-экономическим признакам. Данные карты преступлений позволят отслеживать в реальном времени уличную криминальную активность в различных точках города, региона, то есть любых территориальных единиц Российской Федерации. Вместе с тем станет понятно, какие виды преступлений свойственны той или иной территории, а также какова их специфика и динамика, отношение числа преступлений к численности населения территориальной единицы и прочие криминологические подробности. Надзорный орган, осуществляющий контроль за деятельностью, связанной с предоставлением данных, значимых

для точного прогноза криминальной активности, должен располагаться или в другом регионе (по отношению к поднадзорному), или в г. Москве.

VIII. Представляется, что следует предусмотреть ответственность осужденного, в случае если он умышленно допускает существенные повреждения оборудования системы электронного мониторинга подконтрольных лиц или совершает действия, направленные на невозможность эксплуатации электронного устройства. Таким образом, предлагается изменить редакцию ст. 58 УИК РФ (исключив часть 3). Думается, что часть 2 необходимо изложить следующим образом:

«2. За нарушение осужденным порядка и условий отбывания наказания в виде ограничения свободы уголовно-исполнительная инспекция применяет к нему меру взыскания в виде предупреждения либо устанавливает средства электронного мониторинга подконтрольных лиц. За совершение осужденным в течение одного года после вынесения предупреждения любого из нарушений, указанных в части первой настоящей статьи, уголовно­исполнительная инспекция применяет к нему меру взыскания в виде официального предостережения о недопустимости нарушения установленных судом ограничений».

Часть 4 по нашему мнению следует дополнить п. «д»:

д) осужденный, умышленно допустивший поломку или повреждение аудиовизуальных, электронных или иных технических средств надзора».

Из части 5 ст. 58 УИК РФ необходимо исключить фразу: «Злостное уклонение осужденного от отбывания наказания в виде ограничения свободы, назначенного в качестве дополнительного наказания, влечет ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации».

IX. Учитывая, что ст. 72. 1 УК РФ предусматривает возможность установления обязанности осужденного пройти лечение от наркомании и медицинскую и (или) социальную реабилитацию, считаем нецелесообразным установление аналогичной обязанности в нормах, регламентирующих

вопросы, связанные с назначением и исполнением наказания в виде ограничения свободы. В то же время уголовное законодательство не содержит указания на последствия уклонения от прохождения лечения от алкоголизма и наркомании и реабилитации. Предлагается изменить название ст. 72. 1 УК РФ на «Назначение наказания лицу, признанному больным наркоманией или алкоголизмом» и изложить ее в следующей редакции:

«1. При назначении лицу, признанному больным наркоманией или алкоголизмом, основного наказания в виде штрафа, лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, обязательных работ, исправительных работ или ограничения свободы суд может возложить на осужденного обязанность пройти лечение от наркомании или алкоголизма и медицинскую и (или) социальную реабилитацию.

2. Контроль за исполнением осужденным обязанности пройти лечение от наркомании или алкоголизма и медицинскую и (или) социальную реабилитацию осуществляется уголовно-исполнительной инспекцией.

3. В случае уклонения осужденного от прохождения лечения или медицинской и (или) социальной реабилитации учреждение или орган, исполняющий наказание направляет в суд представление о замене назначенного наказания другим видом наказания.»

<< | >>
Источник: Ходжалиев Салех Айсаевич. Теория и практика ограничения свободы как вида наказания. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Грозный - 2019. 2019

Еще по теме ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  1. Заключение
  2. Форма договора о суррогатном материнстве, его участники и порядок заключения
  3. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  4. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  5. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  6. 73. Порядок заключения договора поставки. Урегулирование разногласий при заключении поставки. Периоды и порядок поставки товаров. Исчисление убытков при расторжении договора.
  7. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  8. Заключение
  9. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  10. Консультативные заключения Межамериканского суда по правам человека
  11. Заключение
  12. Получение заключения уполномоченного органа
  13. Заключение
  14. §2. Заключение под стражу и иные меры принуждения на стадии предварительного следствия
  15. § 3. Заключение эксперта и заключение специалиста: соотношение и роль в судебном доказывании
  16. Заключение
  17. Заключение
  18. Заключение.
- Авторское право РФ - Аграрное право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -