<<
>>

3.1. Уголовно-исполнительные меры поощрения для осужденных, отбывающих наказание в виде ограничения свободы

Ограничение свободы как вид наказания все в большей мере вводится в практику назначения и исполнения. Как уже отмечалось, по данным Судебного департамента России, в 2010 г. эта мера применялась к 7941 осужденному (0,9 % от общего числа осужденных), в 2011 г.

- 10994 (1, 4%), в 2012 г. - 25269 (3, 4%), в 2013 г. - 32042 (4, 4 %), в 2014 г. - 26983 (3, 8 %), в 2015 г. - 20840 (3, 2 %), в 2016 г. - 25339 (3, 5 %) [189].

Статистические данные, представленные ФСИН России по лицам, стоящим на учете в УИИ, отбывающим ограничение свободы, существенно отличаются. Так, в 2010 г. на учет в УИИ было поставлено 6444 осужденных к ограничению свободы, в 2011 г. - 11539, в 2012 г. - 24654, в 2013 г. - 21578, в 2014 г. - 19416, в 2015 г. - 31122, в 2016 г. - 96939 осужденных[190]. Разница в статистических данных объясняется тем, что ФСИН России считает лиц, стоящих на учете в определенный отчетный период, следовательно, каждый год к лицам, которым только назначено наказание в виде ограничения свободы, добавляются те осужденные, которые уже отбывают наказание.

Концепция развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 г. в числе своих задач провозглашает применение поощрительных мер к осужденным, отбывающим наказание, в большем

масштабе. Кроме того, подразумевается появление новых стимулов к соблюдению порядка и условий отбывания наказания, а также к правопослушному поведению.

Стимулирование можно рассматривать как «метод мотивации, при котором желательное поведение человека обеспечивается как на основе его желания чего-либо избежать (например, наказания), так и на стремлении получить какое-либо благо или выгоду. Таким образом, существуют две формы стимулирования: позитивное (основанное на поощрениях) и негативное, которое основывается на наказаниях[191]. С данной трактовкой понятия «стимулирование» соглашаются многие исследователи[192].

Однако существует немало сторонников того, что «стимулирование» и «поощрение» являются тождественными понятиями[193]. Так, А. В. Малько и М. С. Рыбак считают, что правовые стимулы связаны с благоприятными для субъекта права последствиями[194]. Думается, что сторонники данной точки зрения не принимают во внимание важную составляющую стимулирования, которая связана с негативными последствиями, наступающими в случае отказа от правопослушного поведения (негативное стимулирование). Например, применение мер юридической ответственности.

Представляется, что важнейшими механизмами, способствующими повышению эффективности исполнения наказания, а также отказу от противоправного поведения осужденных, являются поощрительные институты. Функциональный комплексный институт поощрения осужденных в уголовно-исполнительном праве по своему содержанию представляет собой совокупность взаимосвязанных норм и субинститутов

(поощрительных институтов), регулирующих общественные отношения по установлению и применению поощрений к осужденным[195]. Реализация поощрительных норм может влиять на изменение правового статуса лиц, отбывающих наказание, существенно улучшая условия отбывания наказания с предоставлением определенных благ, освобождением от обязанностей, и связана со всесторонней и объективной оценкой их поведения. Применение данных стимулов является выражением одобрения того варианта поведения, который демонстрирует осужденный. Социально активное поведение осужденного в данном случае является добровольным, поскольку поощрительные меры носят рекомендательный характер и оказывают лишь стимулирующее воздействие. В них отсутствует жесткая регламентация действий[196]. Следовательно, институт поощрения способствует личностной трансформации осужденных: правовые ценности общества, находящиеся под охраной законодательства, постепенно включаются в систему ценностей лиц, отбывающих наказание. Это подчеркивают многие исследователи, отмечая высокую значимость применения позитивных стимулов в отношении лиц, отбывающих наказание.

Некоторые авторы справедливо указывают на то, что меры поощрения влекут за собой перемены в отношении к соблюдению положений законодательства и на индивидуальном уровне, и на уровне общественного сознания[197]. В результате позитивные санкции также способствуют обеспечению необходимого и должного правопорядка.

Реформирование уголовно-исполнительной системы России, широкое применение принципа гуманизма при исполнении наказаний, повышение роли стимулирующих средств в исправлении осужденных создали объективные условия для дальнейшего развития в уголовно-исполнительном праве поощрительных институтов, применяемых к осужденным. Однако представляется, что в настоящее время поощрительное воздействие на

осужденных является недостаточным, в том числе ввиду отсутствия достаточного количества соответствующих правовых механизмов стимулирования.

Система поощрительных мер в зарубежных странах состоит из следующих групп: 1) институт поощрения первичного уровня (ближней перспективы), предусматривающий единичные или разовые меры поощрения; 2) институт поощрения среднего уровня (средней перспективы), существенно изменяющий условия отбывания наказания в пенитенциарном учреждении; 3) институт поощрения высшего уровня (дальней перспективы), предусматривающий досрочное освобождение осужденных. Среди институтов, отсутствующих в РФ и применяемых в зарубежных странах (в частности в США к осужденным, участвующим в исправительной программе в связи с привлечением их к труду), относятся следующие: увеличение времени отдыха, в том числе для занятий спортом; разрешение покидать пределы исправительного учреждения; возможность использовать компьютерную технику, всемирную информационную сеть и другое. Помимо этого, в некоторых американских штатах предусмотрены денежные выплаты, лицам, демонстрирующим тенденцию к исправлению[198].

Исследователи отмечают, что в России поощрительные меры к лицам, отбывающим наказание в виде ограничения свободы, в некоторых субъектах РФ вообще не применяется или применяется крайне редко.

Так, Е. В. Колбасова приводит данные опроса сотрудников уголовно-исполнительных инспекций. В соответствии с ними редкое применение поощрительных мер связано со следующими факторами: поведение осужденных (55, 93%); сотрудники ранее не применяли данные меры (12, 54%); работники инспекций опасаются, что применение некоторых поощрительных

механизмов может повлечь за собой совершение противоправных деяний со стороны лиц, отбывающих наказания (31, 53%) [199].

Полагаем, что сложившаяся ситуация негативно сказывается на эффективности воспитательной работы, проводимой с лицами, отбывающими наказание в виде ограничения свободы. В результате затрудняется процесс исправления осужденных в целом, что отражается на функционировании системы предупреждения правонарушений. При этом применение поощрительных мер, напротив, способствовало бы возникновению у рассматриваемых лиц желания выбирать тот вариант поведения, который является социально одобряемым.

Важно обратить внимание, что разрешение на проведение за пределами территории соответствующего муниципального образования выходных, праздничных дней или отпуска способствует укреплению семейных связей и позволяет осужденным принимать активное участие в воспитании детей. Как уже отмечалось, среди осужденных, совершивших новое преступление, лишь 12, 5% имели детей (по сравнению с 56% таких лиц в общей массе осужденных к ограничению свободы) [200]. Согласно данным проведенного нами исследования, среди осужденных к наказанию в виде ограничения свободы, совершивших повторное преступление, отсутствовали те, кто состоял в браке (Приложение 1). Следовательно, фактор наличия семьи и детей является значимым для прогнозирования вероятности рецидива. Таким образом, осужденные к ограничению свободы, которым представится возможность проводить больше времени с родственниками и детьми, в том числе благодаря поощрительным мерам, менее склонны к противоправному поведению. Это - весомый аргумент в пользу того, что институт поощрения нельзя недооценивать.

Уголовно-исполнительная политика РФ в настоящее время сохраняет тенденции гуманизации уголовного наказания.

Она ориентирована на повышение эффективности исполнения наказаний, снижение уровня рецидивной преступности, стремление к социальной адаптации осужденных. Представляется, что существует необходимость создания условий для более частого применения поощрительных мер. Некоторые из них связаны с изменением правосознания сотрудников уголовно-исполнительных инспекций. Считаем, что с ними следует проводить разъяснительную работу, связанную с формированием ориентированности на более частое применение поощрительных мер.

Некоторые исследователи отождествляют понятия «социальные лифты» и «прогрессивная система»[201]. Также отдельные авторы указывают, что система социальных лифтов включает в себя разные элементы. Например, акцентирование на проведении воспитательной работы, использовании методов стимулирования социально активного поведения[202]. Эти составляющие включены в прогрессивную систему. Однако создание института «социальных лифтов» является лишь частью функционирования прогрессивной системы, подразумевающей изменение (смягчение или усиление) карательного воздействия наказания в процессе его отбывания в зависимости от поведения осужденного, включающей меры поощрения и взыскания[203]. Следовательно, систему «социальных лифтов» можно рассматривать как механизм изменения условий отбывания наказания, изменения одного исправительного учреждения на другое путем перевода, замены неотбытой части наказания более мягким (или более строгим) видом наказания, условно-досрочным освобождением.

Функционирование системы «социальных лифтов», применяемой в исправительных учреждениях, демонстрирует высокую продуктивность. В результате количество осужденных, которым улучшены условия отбывания наказания, в 7 раз превысило число осужденных, переведенных в более строгие условия. Сотрудники исправительных учреждений также отмечают эффективность применения системы «социальных лифтов». Показателем этого является то, что осужденные более склонны выбирать социально активный вариант поведения и воздерживаются от противоправных действий.

Функционирование системы «социальных лифтов» подразумевает прозрачность критериев оценки их поведения в период отбывания наказания.

С 2010 г. по настоящее время в территориальных органах ФСИН России продолжает функционировать этот механизм. Так, в 1 -м квартале 2015 г. в исправительных учреждениях УФСИН России по Кировской области прошли аттестацию по системе «социальных лифтов» 1847 человек. В результате 88 человек были переведены в более мягкие условия отбывания наказания, 44 человека были переведены в колонию-поселение, 23 осужденным неотбытая часть наказания заменена более мягким видом. Условно-досрочно от отбывания наказания освобожден 101 осужденный[204]. УФСИН России по Чеченской Республике также оценило работу по внедрению и применению системы «социальных лифтов» в исправительной колонии № 2 (п. Чернокозово) как удовлетворительную[205].

Однако необходимо учитывать, что механизмы стимулирования социально активного, правопослушного поведения представляют собой не только средства изменения внешних факторов, сопутствующих процессу исполнения наказания. Помимо этого, они являются мотиваторами внутренней личностной трансформации осужденного. Таким образом, при обращении к системе «социальных лифтов» изменение условий отбывания

наказания является второстепенным. Большую значимость имеет степень социализации лиц, отбывающих наказание, их направленность на выбор социально одобряемого варианта поведения.

Однако, оценивая функционирование прогрессивной системы и системы «социальных лифтов»[206], стоит отметить, что не все ее этапы реализуются на практике. Заключительная стадия, связанная с социальной адаптацией после отбытия наказания, остается не исполненной. Некоторые исследователи справедливо указывают на данное обстоятельство в своих работах[207]. Так, О. Ю. Патласов и К. А. Бегишева отмечают, что вопрос реабилитации и адаптации осужденных в обществе остается нерешенным[208]. Следствием этого является прерывание процесса исполнения наказания и проблематичность достижения его целей, предусмотренных законодательством.

Основываясь на позитивном опыте зарубежных стран, для успешной адаптации следует обратить внимание на создание благоприятных условий, способствующих привлечению осужденных к трудовой деятельности, разработать индивидуальные программы ресоциализации, принимая во внимание их знания, умения и навыки, а также способности, пожелания, культурный и образовательный уровень.

Важно отметить, что, как правило, и законодатели, и правоприменители, и исследователи рассматривают допустимость применения данного института преимущественно к осужденным к лишению свободы. Возможность распространения системы «социальных лифтов» в отношении лиц, которым назначены наказания, не связанные с изоляцией от общества, остается без должного внимания.

В рамках данной главы основной акцент будет сделан на уголовно­исполнительные проблемы ограничения свободы, возникающие при реализации данного вида наказания.

Как известно, существующая легальная классификация, отраженная в УК РФ, относит ограничение свободы к смешанной группе наказаний, т. е. данное наказание может применяться и как основное, и как дополнительное. Еще одна нормативная классификация содержится в УИК РФ, в соответствии с ней ограничение свободы относится к группе наказаний, не связанных с изоляцией от общества, т. к. гл. 8 УИК РФ «Исполнение наказания в виде ограничения свободы» включена в раздел II УИК РФ «Исполнение наказаний, не связанных с изоляцией осужденного от общества».

Такое местоположение рассматриваемого вида наказания предполагает сходное регламентирование порядка отбывания наказания. Однако следует признать, что положения УИК РФ в части регулирования вопросов исполнения ограничения свободы носят более детальный характер: имеет место ряд норм, не предусмотренных для иных наказаний, не связанных с изоляцией от общества. Речь идет о регламентации видов поощрений и взысканий, применяемых к осужденным к наказанию в виде ограничения свободы[209]. Следует предположить, что нормативное указание на возможность применения мер поощрения и взыскания лишь для двух наказаний, не связанных с изоляцией от общества - ограничения свободы и принудительных работ, объясняется тем, что гл. 8 и 8. 1 УИК РФ были приняты гораздо позже (в 2009 г. - ограничение свободы, в 2011 г. - принудительные работы). Несомненно, такой законодательный подход заслуживает поддержки, и с очевидностью может быть положен в основу для иных видов наказаний, т. к. неукоснительное исполнение требований закона возможно только при наличии сбалансированной системы «сдержек и

противовесов», выраженной в наличии достаточных средств сдерживания и поощрения[210].

Следующий этап наших рассуждений с неизбежностью приводит к необходимости оценки системы «сдержек и противовесов» на предмет ее целостности и единства, а также достаточности системных элементов для реализации целей наказания в период его исполнения, т. е. возможности исправить осужденного и не допустить совершение новых преступлений (ч. 1 ст. 1 УИК РФ). Конечную оценку можно основывать на трех составляющих: 1) сопоставлении мер поощрения и взыскания, предусмотренных для осужденных, отбывающих ограничение свободы и принудительные работы (коль скоро только в отношении данных наказаний предусмотрены указанные меры); 2) анализе доктринальных подходов и 3) рассмотрении результатов практической деятельности при реализации мер взыскания и поощрения.

Соотношение мер поощрения для осужденных к ограничению свободы и для осужденных к принудительным работам практически совпадает (ст. 57, 60. 13 УИК РФ соответственно). Однако мерой поощрения, применяемой к осужденным к ограничению свободы, является возможность проведения отпуска с выездом за пределы территории соответствующего муниципального образования (п. «г» ст. 57 УИК РФ), тогда как аналогичная мера в ст. 60. 13 УИК РФ не предусмотрена. При этом в ч. 7 ст. 60. 4 УИК РФ сказано: «Осужденным к принудительным работам, не имеющим взысканий, администрацией учреждения по их заявлению на основании постановления начальника исправительного центра разрешается выезд за пределы исправительного центра на период ежегодного оплачиваемого отпуска». Полагаем, отражение поощрительной меры в норме, регламентирующей

общий порядок отбывания принудительных работ, следует признать ошибочным и предусмотреть в ст. 60. 13 УИК РФ.

Основания для применения мер поощрения практически полностью совпадают: это хорошее поведение и добросовестное отношение к труду и (или) учебе. Однако законодатель не указал, что для осужденных, отбывающих принудительные работы, необходимо учитывать не только добросовестное отношение к труду, но и к учебе. В то же время в соответствии с ч. 8 ст. 60. 4 УИК РФ: «Осужденным к принудительным работам разрешается обучение по заочной форме в профессиональных образовательных организациях и образовательных организациях высшего образования, находящихся в пределах муниципального образования, на территории которого расположен исправительный центр». Таким образом, на наш взгляд, редакция ст. 57 УИК РФ «Меры поощрения, применяемые к осужденным к наказанию в виде ограничения свободы» более четко и детально регламентирует виды и основания применения мер поощрения, нежели ст. 60. 13 УИК РФ «Меры поощрения, применяемые к осужденным к принудительным работам».

Выводы по параграфу:

Нами был проведен сравнительный анализ юридической фиксации мер поощрения и взыскания для таких наказаний, как ограничение свободы и принудительные работы, в силу того, что в УИК РФ только в отношении указанных видов наказаний отдельно закреплены данные меры. В результате выявлено абсолютное совпадение видов поощрения, а также основания для их применения. В то же время обращает на себя внимание тот факт, что редакция ст. 57 УИК РФ «Меры поощрения, применяемые к осужденным к наказанию в виде ограничения свободы» более четко и детально регламентирует виды и основания применения мер поощрения, нежели ст. 60.13 УИК РФ «Меры поощрения, применяемые к осужденным к принудительным работам». Полагаем, отражение поощрительной меры в норме, регламентирующей общий порядок отбывания принудительных

работ, следует признать ошибочным и предусмотреть ее в ст. 60.13 УИК РФ, а также уточнить диспозицию ст. 60.13 УИК РФ указанием на добросовестное отношение не только к труду, но и учебе, т. к. осужденные к принудительным работам могут продолжать обучение в образовательных организациях.

3.2.

<< | >>
Источник: Ходжалиев Салех Айсаевич. Теория и практика ограничения свободы как вида наказания. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Грозный - 2019. 2019

Еще по теме 3.1. Уголовно-исполнительные меры поощрения для осужденных, отбывающих наказание в виде ограничения свободы:

  1. § 1 Особенности организации управления уголовно-исполнительными инспекциями
  2. § 2. Правовые основы деятельности уголовно-исполнительных инспекций
  3. § 2. Управленческие решения и планирование в уголовно-исполнительных инспекциях
  4. § 3. Организация взаимодействия в деятельности уголовно-исполнительных инспекций
  5. § 4. Реализация функции контроля в процессе деятельности уголовно-исполнительных инспекций
  6. § 2. Историко-теоретический анализ эволюции уголовно-исполнительных правоотношений
  7. § 3. Правовая природа классификации юридических фактов в уголовно-исполнительном праве
  8. § 4. Структурно-содержательный анализ формирования фактических составов, влияющих на динамику уголовно-исполнительных правоотношений
  9. § 2. Конституционно-правовые гарантии и нормы уголовно-исполнительного законодательства в области правовой защиты осужденных
  10. § 3. Особенности оказания юридической помощи осужденным на стадии исполнения наказания
  11. § 1. Механизм реализации юридической ответственности за воинские преступления в контексте эволюции системы уголовного законодательства Республики Казахстан
  12. ОГЛАВЛЕНИЕ
  13. Ограничение свободы в механизме уголовно-правовой охраны
- Авторское право РФ - Аграрное право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -