<<
>>

§ 2. Субъективные признаки состава преступления, предусмотренного статьей 2431 Уголовного кодекса РФ

Исследование состава преступления, предусмотренного ст. 2431 УК РФ, будет неполным без анализа его субъективных признаков. К ним относятся характеристики субъективной стороны состава и субъекта преступления.

Субъективная сторона любого преступления - это совокупность особых процессов, происходящих в сознании человека и непосредственно связанных с совершением им общественно опасного деяния134. Соглашаясь с изложенным мнением, остановимся на психических процессах в сознании лица, нарушившего требования сохранения и (или) использования объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации, включенных в единый государственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации, выявленных объектов культурного наследия народов Российской Федерации, повлекшее по неосторожности их уничтожение или повреждение.

Психические процессы - это совокупность отдельных психических явлений в целостной структуре сознания личности. Их общность образует психическую деятельность человека. Они делятся на познавательные (воображение, ощущение, внимание, представление, мышление, восприятие, речь, память), эмоциональные (эмоции, чувства, стресс и, как последствие, аффективные процессы) и волевые (постановка преступной цели, борьба мотивов, волевое действие или принятие решения). В содержании субъективной стороны преступления отражаются только те психические процессы, которые наиболее ярко выражают отношение лица к совершаемому преступному действию (бездействию) и преступным

последствиям. Следовательно, в теории уголовного права субъективная сторона раскрывается путем использования понятий вины, цели, мотива, и эмоционального состояния.

По мнению В.А. Нерсесян, «специфическая особенность субъективной стороны состава преступления состоит в том, что она не только предшествует исполнению преступления, формируясь в виде мотива, плана преступного поведения, но и «сопровождает» его от начала и до конца преступного деяния, представляя собой определенный самоконтроль (внутренний контроль) за совершаемыми действиями»[133].

Указанное мнение наиболее полно раскрывает структуру и последовательность психических процессов, происходящих в сознании лица, совершающего преступление, предусмотренное ст. 2431 УК РФ.

Содержание субъективной стороны состава преступления

«раскрывается с помощью таких юридических признаков, как вина, цель и мотив»[134].

Сложность квалификации преступления, предусмотренного

ст. 2431 УК РФ, обусловлена неосторожным отношением виновного к результатам совершенного преступления.

В соответствии с частью 1 ст. 5 УК РФ лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействия) и наступившие последствия, в отношении которых установлена его вина.

Таким образом, вина лица должна содержать все конструктивные и квалифицирующие признаки. В теории уголовного права существует мнение, полностью разделяемое нами, что в преступлениях, при наличии

обязательного признака, характеризующего последствия, вина может быть только в форме неосторожности137.

Законодатель, формулируя диспозицию нормы, прибегнул к объединению действия (бездействия) и неосторожного преступного последствия, учитывая существующие в объективной реальности устойчивые связи между ними. Действие (бездействие) не образует состава преступления, а содержит признаки состава самостоятельного административного деликта, квалифицируемого по ст. 7.13 КоАП РФ. Однако в сочетании с последствиями, характеризуемыми неосторожной формой вины, их совокупность образует качественно новое субъективное содержание.

Совершенное преступление предполагает наличие причинной связи между выполнением виновным действий, содержащих признаки

противоправного деяния, и наступлением общественно опасных

последствий. В рассматриваемом деянии нарушении требований сохранения или использования объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов РФ, выявленных объектов культурного наследия народов РФ, должно выступать непосредственной причиной их уничтожения или повреждения.

Если эти деяния и последствия не составляют единую линию развития причинной связи, то содеянное следует квалифицировать по наступившим последствиям, то есть по части первой или второй ст. 243 УК РФ.

Нарушение требований сохранения или использования памятников истории и культуры может рассматриваться в качестве оконченного преступления в случае реального причинения вредных последствий объекту охраны, соответствующих критериям, указанным в примечании к статье.

Изучение правоприменительной практики позволяет сделать вывод о том, что часто следователи (дознаватели), исходя из результатов совершенного преступления - уничтожения или повреждения объекта культурного наследия, без достаточных к тому оснований, квалифицируют содеянное по ст. 243 УК РФ. Принятое решение они аргументируют характером наступивших общественно опасных последствий. Однако принимается оно чаще всего без тщательного изучения обстоятельств, послуживших причиной разрушения или порчи памятника, установления причинно-следственной связи между действиями и преступными последствиями.

Так, дознавателем отделения дознания УМВД России по Кировскому району г. Санкт-Петербурга 22.01.2014 возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 243 УК РФ. Согласно материалам уголовного дела, неустановленное дознанием лицо 16.10.2013 повредило фасад дома по ул. Тракторная г. Санкт-Петербурга, оборудовав вход в нежилое помещение здания, используемое в коммерческих целях. В результате противоправных действий

неустановленного дознанием лица объекту культурного наследия

регионального значения был причинен существенный вред на сумму свыше одного миллиона рублей. При всей очевидности того, что повреждение памятника истории и культуры произошло в результате нарушения требований, предъявляемых к его использованию, содеянное было неверно квалифицировано дознавателем по ч. 1 ст. 243 УК РФ. Им были учтены исключительно общественно опасные последствия совершенного

преступления. Расследование уголовного дела было приостановлено в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве

обвиняемого138.

Остановимся более подробно на неосторожной форме вины, характеризующей отношение субъекта преступления к имевшим место тяжким последствиям нарушения требований сохранения и (или) использования объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов РФ, выявленных объектов культурного наследия народов РФ (ст. 26, 27 УК РФ). Так, преступлением, совершенным по неосторожности, признается деяние, совершенное по легкомыслию либо небрежности.

Преступная небрежность - это непредвидение лицом возможности наступления общественно опасных последствий совершенных им действий, хотя при должной внимательности и предусмотрительности оно должно было и могло их предвидеть. Лицо, совершая преступное деяние, не предвидит общественно опасных последствий их совершения (повреждение, либо уничтожение объекта охраны). Неосторожная вина в форме небрежности сопровождается двумя признаками: положительным и отрицательным. Первый признак характеризуется тем, что виновное лицо должно было и могло предвидеть наступление негативных последствий для объекта культурного наследия. Долженствование означает, что лицо, причиняя вред объекту охраны, должно было предвидеть возможность его разрушения или повреждения, эта обязанность вытекает из требований Федерального закона № 73-ФЗ. Однако это не освобождает органы предварительного расследования от установления реальной возможности для субъекта в данном конкретном случае предвидеть возможность уничтожения или повреждения памятника истории и культуры (субъективный критерий). Применительно к рассматриваемому преступлению, субъективный критерий - это способность лица в определенной ситуации, с учетом личностных качеств, предвидеть возможность причинения негативных последствий объекту государственной охраны. Под индивидуальными качествами виновного, по нашему мнению, понимаются его интеллектуальные возможности, жизненный опыт, наличие (отсутствие) опыта проведения мероприятий по использованию и (или) сохранению объектов культурного наследия, выявленных объектов культурного наследия.

Второй признак (отрицательный) представляет собой непредвидение лицом возможности разрушения или повреждения памятника истории и культуры.

Это единственная разновидность вины, исключающая предвидение последствий и в форме неизбежности, и в форме возможности их наступления139.

Преступное легкомыслие, как разновидность неосторожной формы вины, применительно к преступным последствиям, указанным в ст. 2431 УК РФ, возможно, если лицо, причиняя вред объекту культурного наследия, предвидело возможность его разрушения или повреждения, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение указанных тяжких последствий. В этом случае лицо предвидит возможность повреждения или уничтожения памятника истории и культуры, что и является главным отличием легкомыслия от небрежности. При легкомыслии предвидение разрушения объекта охраны отличается тем, что лицо не осознает наличия причиной связи между нарушением требований современного использования и (или) сохранения объектов культурного наследия и уничтожением либо повреждением объекта культурного наследия, хотя при надлежащем осознании и оценке процессов происходящего должно было и могло осознать это. Наличие этого признака обусловливает специфику волевого элемента преступного легкомыслия виновного. Он в указанном случае относится отрицательно к возможности уничтожения или повреждения памятника истории и культуры, его вполне устраивает факт нарушения требований сохранения или использования объектов культурного наследия, выявленных объектов культурного наследия, что, на наш взгляд, отличает рассматриваемое преступление от преступления, предусмотренного ст. 243 УК РФ. При повреждении или уничтожении объекта культурного наследия, которые совершаются с прямым

или косвенным умыслом (ст. 243 УК РФ), у виновного складывается внутреннее одобрительное отношение к результатам собственных действий.

Устанавливая неосторожное отношение виновного к последствиям в форме уничтожения либо повреждения памятника в виде легкомыслия, органы предварительного расследования и суд должны учитывать, на какие обстоятельства рассчитывало лицо, чтобы предотвратить преступные последствия.

На основании этого возможна правильная квалификация содеянного по ст. 2431 либо по ст. 243 УК РФ.

Перейдем к изучению мотива и цели преступления, предусмотренного ст. 2431 УК РФ. При формировании определенного мотива виновный всегда определяет цель, достичь которую он стремится, совершая преступление, так как между мотивом и целью существует внутренняя, неразрывная связь. Мотив является некой движущей силой, способной вести лицо к достижению конкретной цели. Между тем, понятия «мотив» и «цель» не идентичны друг другу. Цель преступления - это представление лица, совершающего преступление, об ожидаемом результате, во имя которого и совершаются противоправные действия[135].

Цель, преследуемая при разрушении объекта культурного наследия, - избавление от установленных охранным обязательством государственных обременений, ограничений (ст. 47.6 Федерального закона № 73-ФЗ). Так, собственник памятника истории и культуры регионального значения «Жилого дома конца XIX начала ХХ вв.», расположенного по улице Жукова г. Омска, в период времени с 06.08.2014 по 19.09.2014 нарушил требования по сохранению объекта культурного наследия, в результате чего произошло его полное уничтожение. Затем на участке, где находилось утраченное строение, началось строительство коммерческой недвижимости[136].

При повреждении памятника истории и культуры виновное лицо действует в целях обеспечения возможности его современного использования, вопреки установленным ст. 47.3 Федерального закона № 73-ФЗ требованиям. К примеру, собственник выявленного объекта культурного наследия «Барнаульский сереброплавильный завод ХУШ в.» ООО «А-град» в лице директора Н. осознанно не соблюдал требования по его надлежащему использованию, в результате чего произошло повреждение памятника, оцененная стоимость восстановительных работ составила 15 млн. руб. Н. собирался открыть в цехах завода современное производство[137].

Бесспорно, что наиболее выгодные с точки зрения ведения бизнеса объекты недвижимости, находящиеся под ними земельные участки расположены в исторической части крупных городов (исторических поселений) и могут являться объектами культурного наследия, выявленными объектами культурного наследия, историческими зданиями, средовыми объектами, культурно и эстетически неразрывно связанными с районом исторической городской застройки[138]. Это объясняется следующими факторами:

• в районах исторической застройки высокий трафик движения населения (включая многочисленных туристов);

• для организации иметь в собственности или во владении и пользовании памятники истории и культуры является престижным;

• организации, располагающие в таких зданиях офисами, получают дополнительную рекламу и изначально представляются потенциальным клиентам, деловым партнерам более надежными и основательными, с определенной историей существования и сформировавшимися традициями;

• земельный участок, расположенный в центральной исторической части города (исторического поселения), представляет большую ценность для инвесторов, либо его территория может быть максимально выгодно использована для извлечения прибыли (установка временных культурно- развлекательных сооружений, сезонных торговых площадок, предприятий общественного питания и т.д.);

• применительно к архитектурному ансамблю,

достопримечательному месту интерес для современного использования имеет участок земли, не занятый недвижимыми объектами, но являющийся частью охранной зоны.

В этой связи собственник или иной законный владелец, движимый корыстным мотивом, иной личной заинтересованностью:

• приспосабливает объект культурного наследия для современного использования, не учитывая или полностью игнорируя его конструктивные особенности и культурную ценность, тем самым повреждая его (нарушение ст. 44 Федерального закона № 73-ФЗ «Приспособление объекта культурного наследия для современного использования»);

• уклоняясь от исполнения обязанности по сохранению объекта культурного наследия, выявленного объекта культурного наследия, способствует его разрушению и, как следствие, высвобождению представляющего высокую материальную ценность земельного участка (нарушение требований главы III Федерального закона № 73-ФЗ «Сохранение объекта культурного наследия»);

• при попустительстве представителей органа охраны памятников истории и культуры изменяет территорию охранной зоны объекта культурного наследия, выявленного объекта культурного наследия в целях реализации высвободившегося земельного участка (применимо к ансамблю, достопримечательному месту) (нарушение требований ст. 34.1 Федерального закона № 73-ФЗ «Защитные зоны объектов культурного наследия»).

Так, в производстве отделения дознания ОМВД РФ по Темрюкскому району Краснодарского края РФ в 2015 г. находилось уголовное дело, возбужденное по признакам состава преступления, предусмотренного

ст. 2431 УК РФ, по факту уничтожения кургана № 1 курганной группы, расположенного в 1,9 км от пос. Светлый Путь. По согласованию с поселковой администрацией территория вблизи курганной группы была передана частному предпринимателю О. для организации проведения сезонной сельскохозяйственной ярмарки. О., желая обустроить торговую площадку с помощью специальной техники «срезал» часть кургана № 1, причинив при этом ущерб объекту культурного наследия регионального значения в размере 1 878 867 руб. 38 коп. При проведении работ по фактическому уничтожению объекта охраны присутствовали представители поселковой и районной администрации, которые, по нашему мнению, фактически стали соучастниками совершения противоправных действий. Расследование уголовного дела приостановлено в связи с неустановлением лица, совершившего преступление144.

Рассмотрев субъективную сторону состава преступления, обратимся к характеристикам субъекта преступления, предусмотренного ст. 2431 УК РФ.

В соответствии с общими правилами, предусмотренными ч. 1 ст. 20 УК РФ, уголовной ответственности за совершенные преступления подлежат лица, достигшие 16-летнего возраста. Применительно к ст. 2431 УК РФ данное обстоятельство требует уточнения. По нашему мнению, субъект рассматриваемого преступления имеет определенные, присущие только ему характерные особенности. К исследованию вопроса возраста наступления уголовной ответственности, следует перейти через призму определения общей дееспособности, установленной ст. 21 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ, если не указано иное). Полная гражданская дееспособность означает, что лицо способно понимать сущность и значение своих действий, руководить ими и нести ответственность за них. Поэтому в полном объеме гражданская дееспособность возникает по достижении 18-летнего возраста, т.е. с

наступлением совершеннолетия. Субъект преступления, предусмотренного ст. 2431 УК РФ, должен понимать сущность и значение своих действий, объем, и пределы которых определены охранным обязательством, порядок заключения которого установлен ст. 47.6 Федерального закона № 73-ФЗ. Оно заключается между собственником или иным законным владельцем и федеральным (региональным) органом охраны, утверждается соответствующим актом последнего (ч. 7 ст. 47.6 Федерального закона № 73-ФЗ). При заключении охранного обязательства сотрудники соответствующего органа охраны обязаны изучить сведения о собственнике или ином законном владельце, который принимает на себя обязательства по сохранению и должному использованию памятника истории и культуры. Кроме этого, при заключении охранного обязательства исследуется вопрос о возможности привлечения к ответственности собственника или иного законного владельца объекта за нарушение требований его сохранения и (или) современного использования. Таким образом, он, то есть собственник или иной законный владелец, должен быть полностью деликтоспособен. Полная деликтоспособность является составной частью полной дееспособности, которая наступает при достижении лицом 18-летнего возраста.

Владеть объектом культурного наследия, выявленным объектом культурного наследия на праве собственности может лицо, не достигшее 18-летнего возраста. В этом случае охранное обязательство на указанный объект будет заключено с родителем (усыновителем, попечителем) несовершеннолетнего, который берет на себя ответственность за соблюдение требований его сохранения и (или) современного использования, становясь представителем собственника или иного законного владельца. Общие правила эмансипации несовершеннолетних, предусмотренные ст. 27 ГК РФ, в указанном случае неприменимы. Лица, не достигшие возраста 18 лет, в силу указанных обстоятельств не могут быть участниками возникших правоотношений по поводу сохранения и (или) современного использования объектов культурного наследия[139]. Соответственно субъектом преступления, предусмотренного ст. 2431 УК РФ, может быть только лицо, достигшее 18-летнего возраста.

По мнению А.Н. Трайнина, в некоторых случаях ограниченность круга субъектов преступления выражена не в форме прямого указания - «лицо, управляющее транспортным средством», «мать новорожденного» и т.д., а вытекает из общего содержания соответствующего состава[140]. Исходя из диспозиции ст. 2431 УК РФ, можно сделать вывод, что субъектом преступления может быть только собственник памятника истории и культуры или иной законный владелец, с которым, в соответствии со ст. 47.6 Федерального закона № 73-ФЗ, заключено охранное обязательство. При отсутствии указанного правоустанавливающего документа действия лица, вне зависимости от имущественных прав на объект охраны, подлежат квалификации по ст. 243 УК РФ.

В соответствии с п.п. i, ii приложения III Европейской конвенции «О правонарушениях, связанных с культурной собственностью» (Париж, 1985 г.)[141] ответственности по национальному законодательству присоединившихся к ней стран подлежат собственники или владельцы охраняемого памятника архитектуры, передвижного памятника, монументального ансамбля или участка местности, нарушившие требования их сохранения. Кроме того, соответствующей ответственности подлежат собственники или владельцы памятников за несвоевременное уведомление государственных органов охраны о ненадлежащем техническом состоянии принадлежащих им объектов. Внесение собственником или иным владельцем технических, конструктивных и иных изменений в охраняемые памятники архитектуры, передвижные памятники, монументальные

ансамбли или участки местности возможно только с предварительного разрешения, выданного компетентными органами. По характеру совершения указанные в приложении III Европейской конвенции правонарушения можно обобщить как нарушения требований использования и (или) сохранения объектов культурного наследия. В указанном документе, ратифицированном Российской Федерацией 16.01.1992, прямо указано на собственника или иного владельца как субъекта совершенного преступления.

При нахождении объекта культурного наследия, выявленного объекта культурного наследия в собственности, пользовании, хозяйственном ведении, оперативном управлении юридических лиц, субъектом рассматриваемого преступления, будет руководитель юридического лица, выступивший в качестве участника заключения охранного обязательства в соответствии со ст. 47.6 Федерального закона № 73-ФЗ. Руководитель юридического лица может делегировать обязанности по соблюдению требований сохранения и (или) использования объектов культурного наследия, выявленных объектов культурного наследия представителю руководимой им организации, наделив его соответствующими служебными полномочиями.

Вопрос о возможности привлечения к уголовной ответственности юридических лиц является одним из актуальных в современной науке уголовного права. Обусловлено это постоянным ростом влияния на социально-экономическую жизнь человека со стороны юридических лиц - искусственных конструкций, призванных удовлетворять потребности современного общества148. В соответствии с доктринальными положениями уголовного законодательства России обязательным условием привлечения лица к уголовной ответственности является вина, которая представляет собой его психическое отношение к совершенному противоправному деянию.

Способность лица отдавать отчет своим действиям и руководить ими, находится в непосредственной зависимости от последующей возможности наступления уголовно-правовой ответственности. Соответственно, реализация возможности привлечения к уголовной ответственности юридических лиц потребует пересмотра основных положений установления уголовной ответственности, что в настоящее время невозможно149.

Таким образом, вернуться к вопросу привлечения к уголовной ответственности юридических лиц будет возможно после концептуального изменения Уголовного кодекса Российской Федерации.

Реалии сегодняшнего дня таковы, что большинство объектов культурного наследия, выявленных объектов культурного наследия находится в собственности, оперативном управлении юридических лиц (за исключением памятников, находящихся в государственной, муниципальной собственности). Следовательно, в случае нарушения требований их использования и (или) сохранения, уголовно-правовое воздействие на юридических лиц происходит опосредовано, через определение во внутренней структуре организации ответственного за преступное деяние и привлечение его к уголовной ответственности. Процесс выявления и привлечения к ответственности представителей юридического лица сопряжен с определенными трудностями, поскольку требует логически стройного и юридически корректного перехода от нарушения требований использования и (или) сохранения объектов культурного наследия, адресованных юридическому лицу, к физическому лицу, которому нарушение запретов может быть поставлено в вину.

Сотрудники правоохранительных органов при применении указанной юридической конструкции сталкиваются с трудностями в определении субъекта совершенного преступления. Так, 24.07.2015 следователями Следственного комитета России по Республике Татарстан возбуждено

уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного ст. 2431 УК РФ по факту нарушения требований использования объекта культурного наследия - «Польского католического костёла, 1815 г. постройки», который является памятником регионального значения, включенным в государственный реестр. В ходе расследования уголовного дела было установлено, что 15.06.2015 в помещении костёла,

принадлежащего одному из ВУЗов г. Казани, в результате нарушений правил пожарной безопасности при проведении ремонтных работ произошло возгорание, в результате которого объекту охраны причинен существенный вред на сумму 3 500 000 руб. Уголовное дело было возбуждено в отношении одного из сотрудников ВУЗа, ответственного за пожарную безопасность на территории памятника истории и культуры, что впоследствии было признано незаконным. При расследовании не было учтено то обстоятельство, что помещение костела, используемое для проведения научно-технических исследований, было сдано в аренду обществу с ограниченной

ответственностью «К», с которым было перезаключено охранное обязательство. Соответственно, не было достаточных оснований привлекать сотрудника вуза к уголовной ответственности за совершение преступления, предусмотренного ст. 2431 УК РФ. Ответственность в указанном случае должно нести лицо, непосредственно нарушившее принятые на себя обязательства по современному использованию объекта охраны, и которое от имени юридического лица было ответственно за сохранение памятника истории и культуры в должном техническом состоянии[142].

В ходе изучения следственной практики нами были выявлены случаи умышленного непринятия собственником объекта охраны обязательств по должному содержанию и использованию памятника истории и культуры с целью избежания уголовной ответственности. Так, 19.05.2015 сотрудниками отдела дознания г. Череповец Вологодской области РФ возбуждено

уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного ст. 2431 УК РФ по факту повреждения дома № 1 по ул. Луначарского г. Череповца, признанного памятником истории и культуры регионального значения. Собственник здания в период с 2006 г. по декабрь 2014 г. умышленно уклонялся от заключения охранного обязательства, что вызвало определенные сложности в выборе нормы уголовного права. В результате проведенного расследования дознавателем принято решение о его приостановлении в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого151.

Нами было проведено анкетирование сотрудников прокуратур города Санкт-Петербурга, Алтайского, Краснодарского краев, Ивановской, Калужской, Ленинградской, Нижегородской, Омской и Свердловской областей РФ, в ходе которого был задан вопрос: «Согласны ли Вы с тем, что субъекты преступления, предусмотренного ст. 2431 УК РФ, могут быть исключительно собственники или иные законные владельцы, с которыми заключено охранное обязательство?». Большинство из опрошенных сотрудников надзорного органа выразило согласие с предложенной позицией.

Таким образом, в целях преодоления сложности в определении субъекта совершенного преступления, ст. 2431 УК РФ необходимо изложить в следующей редакции: «Нарушение собственником, представителем собственника или иным законным владельцем требований сохранения и (или) использования объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации, включенных в единый государственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации, либо выявленных объектов культурного наследия ...». Уточнение субъекта преступления будет

способствовать устранению возникающих в правоприменительной практике противоречий.

Преступления, связанные с нарушением требований сохранения и (или) современного использования объектов культурного, выявленных объектов культурного наследия народов России, по нашему мнению, могут быть совершены только специальным субъектом, права и обязанности которого определены Федеральным законом № 73-ФЗ.

В УК РФ оставлена без внимания возможность совершения указанного преступления специальным субъектом - должностным лицом. В соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 9 Федерального закона № 73-ФЗ к полномочиям федеральных органов государственной власти относится сохранение, использование и популяризация объектов культурного наследия. Пункт 12 ч. 1 ст. 9 Федерального закона № 73-ФЗ устанавливает порядок осуществления государственного надзора за содержанием, сохранением, современным использованием и государственной охраной объектов культурного наследия. Схожими по объему полномочиями наделены органы государственной власти субъектов РФ и органы местного самоуправления, за исключением функции осуществления соответствующего надзора. В соответствии с п. 11 ст. 47.6 Федерального закона № 73-ФЗ памятник истории и культуры, включенный в реестр, может быть предоставлен на праве хозяйственного ведения или оперативного управления унитарному предприятию или учреждению, представители которых несут ответственность за их сохранение и использование в пределах делегированных государством полномочий. Пункт 11 ст. 47.6 Федерального закона № 73-ФЗ предусматривает возможность нахождения объекта в государственном управлении, что порождает необходимость выполнения охранных обязательств должностным лицом соответствующего органа исполнительной власти. Соответственно указанное лицо, на наш взгляд, может являться полноценным субъектом рассматриваемого преступления, который наделен всеми правами и обязанностями представителя собственника. Законодатель в ч. 1 ст. 61 Федерального закона № 73-ФЗ установил возможность привлечения к уголовной ответственности должностного лица за несоблюдение требований закона, в том числе в части нарушения требований использования и (или) сохранения объектов культурного наследия. Однако соответствующее отражение в нормах ст. 2431 УК РФ это не нашло.

На практике возможны случаи совершения данного преступления компетентным представителем органа государственной власти, на которого возложена обязанность по содержанию, сохранению, должному

использованию и государственной охране объектов культурного наследия. На необходимость включения в статьи, предусматривающие ответственность за преступления в отношении объектов культурного наследия, культурных ценностей, квалифицирующего признака - «совершение преступления должностным лицом, с использованием своего служебного положения», ранее указывал ряд авторов.

Так, Л.Р. Клебанов считает необходимым предусмотреть в ст. 243 УК РФ возможность привлечения к уголовной ответственности «специального субъекта - должностного лица, на которого возложена обязанность по надлежащему сохранению и использованию объектов культурного наследия»[143]. Аналогичное мнение высказали в своих работах Т.А. Диканова[144], О.М. Мартышева[145], Я.С. Калининская[146], Е.А. Шалагин[147],

Е.А. Лачина[148]. Однако данные предложения были высказаны учеными до индивидуализации уголовной ответственности за нарушение требований сохранения и (или) использования памятников истории и культуры. Вероятность совершения преступления, предусмотренного ст. 243 УК РФ, должностным лицом, в связи с появлением в уголовном законе ст. 2431, представляется нам крайне низкой. Связано это со спецификой регулируемых нормами УК РФ правоотношений, а также наличием специального субъекта в составе преступления, предусмотренного ст. 2431.

Рассматриваемая статья была включена в УК РФ на основании Федерального закона от 23.07.2013 № 245-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части пресечения незаконной деятельности в области археологии» (далее - Федеральный закон № 245-ФЗ, если не указано иное). Его содержание, в точном соответствии с названием, уделяет внимание противодействию правонарушениям в области археологии и сохранению археологического наследия[149]. В криминализируемых Федеральным законом № 245-ФЗ иных нормах УК РФ, а именно в ст. 2432 «Незаконные поиск и (или) изъятие археологических предметов из мест залегания», ст. 2433 «Уклонение исполнителя земляных, строительных, мелиоративных, хозяйственных или иных работ либо археологических полевых работ, осуществляемых на основании разрешения (открытого листа), от обязательной передачи государству обнаруженных при проведении таких работ предметов, имеющих особую культурную ценность, или культурных ценностей в крупном размере», были предусмотрены квалифицированные составы деяний в виде совершения преступлений лицом с использованием служебного положения и должностным лицом с использованием служебного положения соответственно. О необходимости

криминализации действий должностных лиц и приведения нормы УК РФ в соответствие с ч. 1 ст. 61 Федерального закона № 73-ФЗ не было сказано и в пояснительной записке к Федеральному закону № 245-ФЗ159. Изложенное следует считать законодательным пробелом, не позволяющим дать комплексную уголовно-правовую оценку должностным лицам, виновным в нарушении требований сохранения и (или) использования объектов культурного наследия народов России, выявленных объектов культурного наследия народов России.

В ходе проведенного нами анкетирования сотрудников прокуратур субъектов РФ 65,5 % опрошенных согласилось с мнением диссертанта о необходимости установления уголовной ответственности должностных лиц за преступления в отношении объектов культурного наследия народов России, выявленных объектов культурного наследия народов России.

На основании изложенного, полагаем, что ст. 2431 УК РФ следует дополнить частью второй, в которой предусмотреть ответственность за «деяния, предусмотренные частью первой настоящей статьи, совершенные должностным лицом с использованием своего служебного положения, - наказываются...».

По нашему мнению, конкретизация в диспозиции ст. 2431 УК РФ признаков субъекта преступления, а также установление уголовной ответственности за его совершение должностным лицом с использованием служебного положения будут способствовать конкретизации ответственности за преступления, совершенные в отношении объектов культурного наследия (археологического наследия), формированию государственной политики по сохранению культурного наследия ушедших эпох.

<< | >>
Источник: Халиков Искандер Альфредович. Уголовная ответственность за нарушение требований сохранения или использования объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 2. Субъективные признаки состава преступления, предусмотренного статьей 2431 Уголовного кодекса РФ:

  1. Объективно-субъективные признаки уголовно-правового понятия вымогательства
  2. Анализ квалифицирующих и особо квалифицирующих признаков состава вымогательства (ч.2 и 3 ст. 163 УК РФ)
  3. Глава 2. ХАРАКТЕРИСТИКА ЛЖЕПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА С УЧЕТОМ ОБЪЕКТИВНЫХ И СУБЪЕКТИВНЫХ ПРИЗНАКОВ СОСТАВА ПРЕСТУПЛЕНИЯ
  4. § 4. Субъективная сторона лжепредпринимательства
  5. §2. Понятие дорожно-транспортных преступлений и их место в системе Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации.
  6. ГЛАВА ВТОРАЯ. Юридический анализ объекта и субъективных признаков составов дорожно-транспортных преступлений и проблемы их законодательного конструирования.
  7. §2. Субъективные признаки дорожно-транспортных преступлений.
  8. Оглавление
  9. § 1. Объективные признаки состава преступления, предусмотренного статьей 2431 Уголовного кодекса РФ
  10. § 2. Субъективные признаки состава преступления, предусмотренного статьей 2431 Уголовного кодекса РФ
  11. § 1 Проблемы разграничения нарушения требований сохранения или использования объектов культурного наследия от смежных составов преступлений
  12. § 2 Отграничение нарушения требований сохранения или использования объектов культурного наследия от составов административных правонарушений
  13. § 3 Проблемы пенализации нарушения требований сохранения или использования объектов культурного наследия
  14. Субъективная сторона
  15. § 3. Военно-уголовный закон ФРГ («Wehrstrafgcsetz») и его уголошю-праповос значение
  16. ГЛАВА 2. КВАЛИФИЦИРУЮЩИЕ ПРИЗНАКИ СОСТАВОВ ПРЕСТУПЛЕНИЙ НЕЗАКОННОГО ОБОРОТА НАРКОТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ ИЛИ ПСИХОТРОПНЫХ ВЕЩЕСТВ:
  17. § 1. Воинские преступления как форма криминального конфликта
- Авторское право РФ - Аграрное право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -