<<
>>

Сравнительно-правовой анализ наказаний, связанных с ограничением свободы, в России и зарубежных странах

Отечественная пенитенциарная система, основываясь на исторических предпосылках советского периода, также попыталась учесть опыт внедрения ограничения свободы в качестве альтернативного способа лишения свободы ряда зарубежных государств (Великобритании, Италии, Франции, Швеции, Испании, Швейцарии, Казахстана) [48].

В настоящее время контроль за поведением лиц, осужденных к ограничению свободы, осуществляется посредством индивидуальных средств слежения[49]. Такой способ обеспечения исполнения наказания характерен для большинства зарубежных государств.

Во многих странах применяются санкции, схожие с российским вариантом ограничения свободы. Некоторые исследователи сходятся во мнении, что те государства, в которых применяется данный вид наказания, можно разделить на группы, в зависимости от места отбывания наказания[50]. Первая группа включает страны, в которых ограничение свободы отбывается в специализированных учреждениях (Республика Беларусь, Грузия, Республика Таджикистан). Кроме того, в Украине лицо изолируется от общества[51]. В странах второй группы осужденные к ограничению свободы отбывают наказание по месту жительства (Казахстан, Литва, Польша). В третьей группе находятся государства, в которых функционирует смешанный вариант, представленный механизмом пробации (Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии, Федеративная Республика Германия,

Королевство Испания, Латвийская республика, Республика Молдова, США, Французская Республика, Королевство Швеция) [52]. В государствах всех трех категорий поведение осужденных контролируется. Но в странах первого типа не используются электронные средства слежения. По справедливому замечанию Е. В. Колбасовой, в уголовном законодательстве государств из третьей категории функционируют механизмы наиболее близкие по содержанию к институту ограничения свободы, существующему в России[53].

Во многих странах существуют свои особенности исполнения данного вида наказания. В Польше и Литве помимо обязанностей, связанных с ограничением личной свободы осужденного, существуют также обязанности выполнения работы, которая указана судом (ст. 34-36 УК Республики Польша, ст. 48 УК Литвы) [54]. Другое название данной санкции без изменения ее сущности обнаруживается в статье 48 УК Испании (лишение права находиться или посещать определенные местности), в § 33

Общегражданского УК Норвегии (запрет на нахождение в определенных районах), в статьях 38-41 УК Китая (надзор) и в некоторых других государствах. Рассматриваемое наказание можно встретить и в некоторых странах мусульманской правовой семьи - статья 20 Закона об исламских уголовных наказаниях Ирана (наказание в виде полного или частичного лишения социальных прав и ограничения свободы выбора места жительства)[55].

З. Р. Рахматулин, анализируя положения законодательства Италии, обращает внимание, что в структуру личных мер безопасности включены две группы мер. К личным мерам безопасности, связанным с ограничением свободы, относятся: 1) направление на сельскохозяйственное поселение или

в трудовое учреждение; 2) помещение в специальное лечебное учреждение; 3) помещение в специальное психиатрическое учреждение; 4) помещение в реформаторий. К числу личных мер безопасности, не связанных с ограничением свободы, относятся: 1) надзор; 2) запрет на проживание в одной или нескольких коммунах либо в одной или нескольких провинциях; 3) запрет на посещение таверн и мест, где идет торговля алкогольными напитками; 4) высылка иностранца из государства. На основании этого, можно сделать вывод о существенных различиях в положениях российского и итальянского законодательства. Так, к мерам, которые в Италии связаны с ограничением свободы, относятся те, которые в России отнесены к принудительным мерам медицинского характера или к наказаниям, связанным с принудительным трудовым воздействием или с изоляцией от общества.

Например, помещение в реформаторий применяется к несовершеннолетним (ст. 223 УК Италии). Срок содержания в этом учреждении не менее одного года. Если эта мера безопасности применяется к «привычным» или профессиональным преступникам, а также к лицам, склонным к совершению преступлений, то срок содержания должен быть не менее трех лет[56]. Помимо этого, различие российского и итальянского уголовного законодательства в рассматриваемой сфере заключается в том, что личные меры безопасности, не связанные с ограничением свободы, в Италии применяются совместно с наказанием. В России они, напротив, составляют его сущность. В нашей стране надзор является обязательной составляющей ограничения свободы[57].

В уголовном законе Франции существует два вида наказания, которые имеют сходные черты с российским ограничением свободы. Первое из них представляет собой крайний вариант запрета пребывания на определенной территории (а именно, на территории Франции). Оно может быть

окончательным либо назначаться на срок до 10 лет иностранцам, совершившим проступок или преступление. Эта мера представляет собой выдворение из страны (в некоторых случаях уже после отбытия наказания в виде лишения свободы). Следовательно, лицо ограничено в праве выбора места жительства и перемещения. Поскольку есть запрет находиться (и следовательно) проживать на всей территории страны. Уголовный закон Франции также регламентирует применение института более сходного с российским институтом «ограничение свободы». А именно: наказание, представляющее собой запрещение появляться в некоторых местах, установленных судом (запрет местопребывания). Данная мера подразумевает установление надзора за осужденным и назначается на срок до 10 лет[58].

Депортация преступников предусмотрена в законодательствах многих стран. Она близка по своей сути к применяемому в нашей стране в прошлом наказанию в виде ссылки (которое является предшественником ограничения свободы). Однако существенным отличием является то, что преступник не ссылается на окраинные территории, а высылается за пределы государства.

Процедура депортации не всегда регламентируется именно уголовным законодательством. Например, в США возможность ее применения предусмотрена в миграционном законодательстве. Существует шесть оснований, по которым лицо, не имеющее гражданства США, может быть выдворено за пределы страны: 1) нарушение законодательных положений, регулирующих статус мигранта; 2) совершение преступления; 3) отказ от регистрации или фальсификация документов; 4) нарушение национальной безопасности; 5) необоснованное получение государственного обеспечения в течение пяти лет после прибытия в страну; 6) незаконное голосование[59].

В Коста-Рике по окончании длящегося шестнадцать лет судебного разбирательства был депортирован 84-летний мужчина, признанный нацистским преступником[60].

Таким образом, можно классифицировать иностранные государства, в которых применяются меры, схожие с ограничением свободы, по следующим основаниям:

1) наличие (либо отсутствие) привлечения осужденного к трудовой деятельности. Выполнение работ лицами, которым назначены меры, схожие с ограничением свободы, характерно для законодательства Польши, Литвы, Италии;

2) регламентация в уголовном законодательстве возможности депортации преступника из страны (например, Франция и др.). По УК Коста- Рики выдворение считается основным наказанием. В КНР высылка иностранных граждан может рассматриваться и как самостоятельная, и как дополнительная мера[61];

3) отнесение некоторых составляющих ограничения свободы не к уголовным наказаниям, а к мерам безопасности. Например, Италия;

4) наличие (либо отсутствие) возможности применения процедуры пробации.

Полагаем, что институт пробации заслуживает особого внимания. В США применяется механизм пробации, который является близким по своей сути к ограничению свободы[62]. Данное понятие широко распространено в странах англосаксонской правовой семьи (Англия, США). Как правило, ее суть составляет привлечение к труду и возложение иных обязанностей на

условно осужденных лиц[63].

В настоящее время в странах романо-германской правовой семьи (Франция) эта мера также получила широкое распространение.

В уголовном законодательстве иностранных государств существует простая отсрочка (условное осуждение) и отсрочка осложненная (пробация), что не позволяет говорить об их тождественности. Рассматривая сущность этих категорий, можно выделить их основное отличие. Категория «условное осуждение» подразумевает, что исполнения наказания не происходит в течение испытательного срока. В случае назначения пробации происходит реальное исполнение наказания без изоляции осужденного от общества. Ее содержание составляет сочетание наложения обязанностей на осужденных (выполнение которых происходит под надзором) и оказания им помощи для эффективной реабилитации[64].

Пробация, применяемая в США, подразумевает, что исполнение приговора откладывается вообще или приостанавливается при соблюдении каких-либо условий в течение определенного срока[65]. В Великобритании служба пробации является органом, исполняющим все наказания, за исключением лишения свободы. Существует санкция, называемая «электронный мониторинг» (домашний арест), которая близка по содержанию с ограничением свободы в России. Это наказание предполагает, что осужденный должен находиться у себя дома в определенное время, что контролируется уполномоченными службами[66].

Служба пробации тесно взаимодействует с муниципальными и государственными службами, а также с общественными организациями и с

частными лицами, которые должны оказывать им содействие. Представители службы пробации обладают полномочиями представителей органов власти [67] .

Многолетнее функционирование службы пробации в иностранных государствах демонстрирует положительные результаты. Например, существует возможность снизить расходы на обеспечение деятельности органов и учреждений, исполняющих наказание. Помимо этого, наблюдается снижение уровня рецидивной преступности[68].

В России такие наказания, как ограничение свободы и условное осуждение обладают сходными правоограничениями, которым подвергается осужденный. В результате этого возникают сложности с разграничением данных санкций у правоприменителей. В первую очередь это касается тех случаев, когда одним приговором назначается условное осуждение, а затем другим приговором осужденному назначается ограничение свободы. Это может произойти в случае, если второе деяние преступник совершил до вынесения первого приговора, но о нем стало известно уже после суда. Данная ситуация не подразумевает отмену условного осуждения.

Кроме того, суд может одновременно назначить и условное осуждение, и ограничение свободы. Так, например, в кассационном определении судебной коллегии по уголовным делам Самарского областного суда от 12. 02. 2014 № 22-679/2014 можно найти соответствующий пример. Суд переквалифицировал действия лица со ст. 158, ч. 3, п. «а» УК РФ на п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ в редакции ФЗ № 26 от 07. 03. 2011 и назначил ему наказание в виде лишения свободы сроком на 2 года условно с ограничением свободы на один год. В соответствии со ст. 73 УК РФ осужденный был обязан ежемесячно являться на регистрацию в УИИ и погасить ущерб в течение месяца после вступления приговора в законную силу. В соответствии со ст. 53 УК РФ ему предписывалось ежемесячно являться на регистрацию в

специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием наказания в виде ограничения свободы, не менять постоянного места жительства без уведомления УИИ[69]. Существуют и другие примеры аналогичных приговоров. Полагаем, что данные прецеденты представляют собой ошибки в правоприменительной деятельности. В УК РФ указывается, что ограничение свободы может назначаться в качестве дополнительного вида наказания к принудительным работам или лишению свободы (ч. 2 ст. 53 УК РФ). Но, согласно ч. 2 ст. 49 УИК РФ, при назначении ограничения свободы в качестве дополнительного вида наказания, а также при замене неотбытой части наказания в виде лишения свободы ограничением свободы срок ограничения свободы исчисляется со дня освобождения осужденного из исправительного учреждения. Следовательно, одновременное назначение лишения свободы условно и ограничения свободы (как дополнительного наказания) является противоречащим законодательству РФ.

Ввиду того, что ограничения, налагаемые на осужденного при назначении как ограничения свободы, так и условного осуждения, являются сходными, полагаем, что их одновременное применение является нецелесообразным. Такое дублирование обязанностей порождает трудности при исполнении рассматриваемых уголовно-правовых мер. Однако, как справедливо отмечает Е. В. Колбасова, между ними имеются существенные различия. Во-первых, перечень правоограничений для лица, которому назначено наказание в виде ограничения свободы, носит императивный характер, таким образом, суд не может его расширить, как при назначении условного осуждения. Во-вторых, минимальный испытательный срок при условном осуждении составляет 6 месяцев, а минимальная продолжительность ограничения свободы как основного вида наказания - 2 месяца[70]. Существование той формы, в которой в настоящее время

реализуется на практике условное осуждение, влечет за собой появление проблемы конкуренции ограничения свободы и условного осуждения к лишению свободы.

Так, П. В. Голодов отмечает, что в России создаются условия для повышения эффективности функционирования уголовно-исполнительных инспекций, а также для появления на их базе службы пробации[71]. Учитывая данное обстоятельство, а также приняв во внимание положительный опыт иностранных государств, некоторые исследователи предлагают их объединение.

В инспекциях появилась должность психолога, разрабатываются и апробируются коррекционные программы, направленные на поведение осужденных. Также наблюдается выделение большего количества денежных средств на содержание уголовно-исполнительных инспекций, улучшение их материально-технического оснащения[72].

Термин «пробация» рассматривается как «институт, сопровождающий условное лишение свободы или отсрочку вынесенного приговора, а также в связи с деятельностью по исполнению наказаний, альтернативных лишению свободы».

Содержание пробации составляет надзор за осужденными, который осуществляется уполномоченными органами. Контролируется выполнение обязанностей, которые возложены на преступников. Помимо осуществления надзора, пробация имеет своей целью помощь в социальной адаптации и превенцию. «Пробация может быть избрана в качестве меры ответственности только в том случае, когда подсудимый выразит готовность подчиниться

всем предусмотренным требованиям, соблюдать все установленные судом ограничения»[73].

При переходе от института «условное осуждение» и «ограничение свободы» к институту «пробации», который предлагается некоторыми отечественными исследователями, должны поменяться функции сотрудников, осуществляющих надзор за исполнением наказания. На первый взгляд, данная мера могла бы применяться и как основное, и как дополнительное наказание (в том числе в отношении несовершеннолетних). В результате этого ожидалось бы расширение перечня ограничений за счет соединения тех, которые характерны для ограничения свободы, с теми, которые присущи условному осуждению. При этом должна предоставляться возможность снижать объем ограничений в отношении исправляющихся. Данные изменения также могли бы способствовать повышению эффективности надзора за поведением тех лиц, которые освободились из мест лишения свободы, реализуя задачи специальной превенции и создавая условия для их ресоциализации.

Однако, как справедливо отмечает Е. Н. Шатанкова, условное осуждение и пробация являются самостоятельными нетождественными институтами. Условное осуждение представляет собой неисполнение назначенного наказания в течение испытательного срока. Пробация в некоторых государствах, напротив, подразумевает реальное исполнение наказания без изоляции осужденного от общества[74]. Страны, в которых она применяется можно разделить на три группы. В первой группе государств пробация представляет собой наказание (Латвия, Финляндия, Швеция), во

второй - относится к иным мерам уголовно-правового характера (Англия, Дания), в третьей - является видом освобождения от наказания (Эстония)[75].

Одним из критериев эффективной уголовно-исполнительной политики является соблюдение прав и свобод преступников, а также их ресоциализация. С одной стороны, формирование в России службы пробации, основываясь на богатом позитивном опыте иностранных государств, может сказаться положительным образом на социальной структуре общества. Его полноценными представителями станут бывшие преступники, успешно прошедшие реабилитацию, которые

продемонстрировали исправление и окончательный отказ от криминального поведения. Но, с большей вероятностью это повлечет за собой ряд негативных явлений. Появление новой службы исполнения наказания неизбежно вызовет необходимость решения вопроса ее структурирования, а также модернизации положений Уголовного и Уголовно-исполнительного кодекса. Вместе с тем полагаем, что функционирование этой системы может обострить проблемы, связанные с противодействием коррупции на различных ее уровнях. Расширение перечня полномочий сотрудников этой службы будет способствовать увеличению вероятности совершения соответствующих правонарушений.

Таким образом, существует вероятность, что объединение и (или) замена институтов «условное осуждение» и «ограничение свободы» на институт пробации может вызвать ряд сложностей. При этом задачи повышения эффективности наказания могут остаться нерешенными. Сторонники таких преобразований ожидают появления эффективно работающей процедуры (пробации), которая, сочетая в себе признаки условного осуждения и ограничения свободы, призвана устранить их

недостатки. Но на практике данная модернизация может быть сведена к формальной смене названия без существенного изменения содержания.

При отказе от идеи применения процедуры пробации следует рассмотреть вопрос об увеличении числа обязанностей лиц, осужденных к ограничению свободы. Для этого следует руководствоваться принципом дифференциации наказания, применяя разные подходы к осужденным, демонстрирующим исправление, и к нарушителям. Помимо этого, целесообразно было бы пересмотреть перечень мер поощрения и взыскания для лиц, отбывающих рассматриваемое наказание (об этом подробнее в главе 3). В настоящее время правоприменитель может обратиться лишь к небольшому количеству механизмов исправительного воздействия на лиц, преступивших закон. Это осложняет процесс достижения целей наказания (исправления поведения осужденных и превенции).

Таким образом, проводимое в настоящее время реформирование уголовно-исполнительной системы Российской Федерации нуждается в более эффективном механизме работы системы назначения и исполнения наказания в виде ограничения свободы. Зарубежный опыт, отраженный в международном законодательстве, регулирующем систему наказаний в виде ограничения свободы, может оказаться весьма полезным для повышения эффективности исполнения рассматриваемой меры.

Выводы по параграфу:

В зарубежных странах существует несколько вариантов исполнения наказания в виде ограничения свободы. В государствах первой группы ограничение свободы отбывается в специализированных учреждениях (Республика Беларусь, Грузия, Республика Таджикистан). В странах второй группы осужденные к ограничению свободы отбывают наказание по месту жительства (Казахстан, Литва, Польша). В третьей группе находятся государства, в которых функционирует смешанный вариант, представленный механизмом пробации (Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии, Федеративная Республика Германия, Королевство

Испания, Латвийская республика, Республика Молдова, США, Французская Республика, Королевство Швеция).

Помимо представленной выше классификации, предложенной некоторыми исследователями, можно классифицировать иностранные государства, в которых применяются меры, схожие с ограничением свободы, по следующим основаниям:

1) наличие (либо отсутствие) возможности привлечения осужденного к трудовой деятельности. Выполнение работ лицами, которым назначены меры, схожие с ограничением свободы, характерно для законодательств Польши, Литвы, Италии;

2) регламентация в положениях уголовного законодательства возможности депортации преступника из страны (например, Франция). По УК Коста-Рики выдворение считается основным наказанием. В КНР высылка иностранных граждан может рассматриваться и как самостоятельная, и как дополнительная мера[76];

3) отнесение некоторых составляющих ограничения свободы не к уголовным наказаниям, а к мерам безопасности (например, Италия);

4) наличие (либо отсутствие) возможности применения процедуры пробации. Это институт применяется в Англии, США, Франции. Содержание правоограничений близко по своей сути к системе правоограничений лиц, осужденных к ограничению свободы или к условному лишению свободы в России.

Некоторые исследователи предлагают внедрить в нашей стране процедуру пробации, исключив меры в виде ограничения свободы и условного осуждения к лишению свободы. При переходе от института «условное осуждение» и «ограничение свободы» к институту «пробации» должны поменяться функции сотрудников, осуществляющих надзор за лицами, нарушившими закон. В результате применения данной меры

произошло бы расширение перечня ограничений за счет соединения тех, которые характерны для ограничения свободы, с теми, которые присущи условному осуждению. Думается, при этом, должна предоставляться возможность снижать объем ограничений в отношении исправляющихся. Данные изменения также могли бы способствовать реализации задач специальной превенции и создавать условия для ресоциализации лиц, преступивших закон. Однако нельзя забывать о различной природе ограничения свободы, условного осуждения и пробации. Полагаем, что их нельзя рассматривать как равнозначные. Следовательно, предлагаемые выше нововведения неизбежно повлекут сложности в правоприменительной деятельности. Появление новой службы исполнения наказания неизбежно вызовет необходимость решения вопроса ее структурирования, а также модернизации положений Уголовного и Уголовно-исполнительного кодекса. Вместе с тем полагаем, что функционирование этой системы может обострить проблемы, связанные с противодействием коррупции на различных ее уровнях. Расширение перечня полномочий сотрудников этой службы будет способствовать увеличению вероятности совершения соответствующих правонарушений.

При отказе от идеи применения процедуры пробации следует рассмотреть вопрос об увеличении числа обязанностей лиц, осужденных к ограничению свободы. Для этого следует руководствоваться принципом дифференциации наказания, применяя разные подходы к осужденным, демонстрирующим исправление, и к нарушителям. Помимо этого, целесообразно было бы пересмотреть перечень мер поощрения и взыскания для лиц, отбывающих рассматриваемое наказание (об этом подробнее в главе 3). В настоящее время правоприменитель может обратиться лишь к небольшому количеству механизмов исправительного воздействия на лиц, преступивших закон. Это осложняет процесс достижения целей наказания (исправления поведения осужденных и превенции).

Таким образом, проводимое в настоящее время реформирование уголовно-исполнительной системы Российской Федерации нуждается в более эффективном механизме работы системы назначения и исполнения наказания в виде ограничения свободы. Зарубежный опыт может оказаться весьма полезным для повышения эффективности исполнения рассматриваемой меры.

1.3.

<< | >>
Источник: Ходжалиев Салех Айсаевич. Теория и практика ограничения свободы как вида наказания. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Грозный - 2019. 2019

Еще по теме Сравнительно-правовой анализ наказаний, связанных с ограничением свободы, в России и зарубежных странах:

  1. ЛИТЕРАТУРА
  2. § 1. Правовая природа экономических споров и анализ алгоритмов их разрешения
  3. Библиографический список
  4. § 1. Категория «общественный контроль» в науке информационного права и информационном законодательстве
  5. § 2. Обзор моделей досудебного производства в швейцарских кантонах накануне принятия УПК 2007 г.
  6. §1. Понятие предварительного следствия и его основные участники
  7. ВВЕДЕНИЕ
  8. § 3. Исторические предпосылки становлении дополнительного уголовного права ФРГ и роль показателей преступности в его развитии
  9. 1.3.Деятельное раскаяние в уголовном законодательстве зарубежных стран
  10. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ
  11. Сравнительно-правовой анализ наказаний, связанных с ограничением свободы, в России и зарубежных странах
  12. 3.1. Уголовно-исполнительные меры поощрения для осужденных, отбывающих наказание в виде ограничения свободы
  13. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
  14. § 3. Реализация правовой культуры в англоамериканском обществе.
  15. ВВЕДЕНИЕ
  16. § 2. Проблемы повышения эффективности влияния Интернета на правовую культуру личности
  17. Роль правоохранительных органов и институтов гранщанского общества в организационно-правовом механизме защиты информационных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации
  18. ВВЕДЕНИЕ
- Авторское право РФ - Аграрное право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -