<<
>>

Ретроспектива эволюции наказания в виде ограничения свободы в России

Предпосылки развития наказания в виде ограничения свободы берут свое начало в источниках права прошлых столетий. Несмотря на то, что отсутствовала та форма, в которой этот вид наказания применяется в настоящее время, отдельные признаки, характерные для данной меры, были присущи определенным видам наказания.

Так, в Пространной редакции Русской Правды для купца было предусмотрено наказание в виде продажи (как его самого, так и принадлежащего ему имущества) (ст. 54). Эта мера назначалась за растрату чужих денег, повреждение или потерю чужого имущества. Участь виновного, если он «пропьется или проиграется, в (своем) безумии нанеся ущерб чужому товару», решалась потерпевшим. Данный вид наказания существенно ограничивал не только свободу, но также иные права и интересы правонарушителя. Аналогичная мера (в виде продажи на торгах) была предусмотрена для лица, который не выплатил долг «многим», а затем не заплатил причитающееся вознаграждение «чужеземному купцу», отдавшему ему свой товар (ст. 55) [1]. Следовательно, проданный человек по своему положению приравнивался к холопам, поскольку «покупка» была одним из оснований попадания в холопство. Холоп был лишен права свободного передвижения, все его действия контролировались «хозяином». Полагаем, что холопство представляет собой высшую степень ограничения свободы.

В источнике, именуемом «Суд Ярослава Владимировича. Русский закон», указывается, что если лицо совершило «беспричинное» умышленное

убийство (ст. 7), должна была последовать выдача «его самого (вместе) с женою и детьми на поток и для конфискации всего имущества»[2]. Кроме того, в Русской правде наказание в виде потока было предусмотрено за похищение коней (ст. 35) и поджог дома и гумна (ст. 83) [3].

Среди исследователей нет единства в трактовке наказания «поток». Так, В. Сергеевич указывал на то, что данная мера, заимствованная из византийского законодательства, должна рассматриваться как ссылка.

Н. М. Карамзин трактовал «поток» как передачу в рабство (холопство). А. А. Сухов обращает внимание на то, что рассматриваемое наказание назначалось не только виновному лицу, но также его жене и детям. Он полагает, что это обусловлено необходимостью сохранения семьи. А. А. Сухов делает справедливый вывод, что «поток» представлял собой именно ссылку. В соответствии с традиционными представлениями о нерасторжимости брачного союза жена и дети виновного должны были последовать за ним[4].

Полагаем, что следует согласиться с Н. В. Помощниковой, которая также указывает на то, что истоки наказания в виде ограничения свободы следует искать в памятниках уголовного права (в частности в Русской правде). По ее мнению, прообразом наказания в виде ограничения свободы

4

является ссылка[5].

Полагаем, что в Древней Руси существовали виды наказаний, которые не были связаны с изоляцией от общества, но ограничивали свободу, а именно: свободу передвижения и выбор места жительства. Это - «поток» и продажа в рабство (холопство). И. С. Шкатула полагает, что последнее является разновидностью лишения свободы. Мы не разделяем данную точку

зрения, поскольку в рассматриваемый исторический период существовали меры, связанные с изоляцией от общества. Например, наказание в виде заточения в «проруб» (подвал) высокопоставленных лиц, которое отменялось в связи с наступлением определенных событий. В работе И. С. Шкатулы рассматривается следующий прецедент: «В 1067 г. великий князь Изяслав посадил в «проруби» князя Всеслава с двумя сыновьями. В дальнейшем после смерти Ярослава Мудрого его сыновья выпустили из «проруба» дядю Судислава и насильно постригли в монахи»[6].

Полагаем, что постриг в монахи не стоит рассматривать как меру, связанную с ограничением свободы. Поскольку он преимущественно применялся не к преступникам, а к знатным людям. Следовательно, насильственный постриг в монахи (или монахини) нельзя рассматривать как меру наказания за противоправные деяния.

Напротив, он являлся способом избавиться от претендентов на престол или вступления в новый брак, отправив супруга (супругу) в монастырь[7].

Помимо заточения в «проруб», наказанием, связанным с изоляцией от общества, было заключение в монастырскую тюрьму[8]. В связи с этим полагаем, что продажу в рабство (холопство) нельзя рассматривать как вид лишения свободы. Данные меры обладают разным содержанием. Продажа в рабство предполагает лишение большинства прав, в том числе ограничение свободы, но наказанный не был изолирован от общества (в том числе путем заключения в специализированном помещении).

Другим предшественником рассматриваемого наказания является «поток» (ссылка). Эта мера представляла собой изгнание с последующим

указанием места проживания и территории, на которой должен проживать виновный без права покидать ее[9].

Наказание в виде ссылки получило свое дальнейшее развитие и распространение. В русском праве XVI в. (в губных грамотах) упоминается «выбытие из земли вон»[10][11][12]. Оно означало выдворение из волости, посада или села; такое наказание определялось за ябедничество и за вторую «татьбу». Кроме того, в указе 1582 г. за ряд преступлений была предусмотрена «торговая казнь» с переводом в казаки в окраинные города . К ним относились, например, Севск и Курск. Направление в Сибирь в Уложении царя Алексея Михайловича упоминалось однократно. Ссылке чаще всего подвергались бояре, попавшие в немилость, и лица, совершившие не самые

4 опасные политические преступления .

Наказание в виде ссылки также получило свое распространение в 20­50-е гг. XVII в. Целью применения данной меры стало стремление избавить законопослушное население от части преступников «чтобы лихих людей вывести». Как отмечал Н. Д. Сергеевский, освобождение общества от лиц с криминальной направленностью включало в себя истребление, обессиливание, лишение фактической возможности вновь совершать противоправные деяния, удаление из отечества[13]. В XVII столетии существовали такие виды ссылки, как ссылка в службу и ссылка на пашню. Первая назначалась разжалованным и посланным в другую местность на государственную службу. Ссылка на пашню подразумевала выселение в

Сибирь, при этом ссыльные наделялись землей и ссудой[14]. Преступнику запрещалось менять место жительства и покидать территории, на которых ему предписывалось проживать и трудиться.

В Соборном уложении 1649 г. также предусматривалось назначение данного вида наказания. Например, лицам, совершившим неоднократное незаконное изготовление и продажу вина, назначалось наказание в виде ссылки в дальние города и конфискация имущества[15]. С середины XVII в. наблюдается тенденция смягчения наказания. В государстве зарождаются гуманистические идеи. Растет число преступлений, которые наказываются не смертной казнью, а ссылкой. Одним из видов ссылки продолжает оставаться «опала». Она означала удаление виновного, на которого разгневался царь, «от двора, с глаз Государя»[16][17].

Помимо этого, ссылка была предусмотрена для виновных в хищении. В случае совершения первой татьбы виновный подвергался наказанию кнутом и лишению левого уха, двухгодичной тюрьме и ссылке на Украину. «Во второй раз он наказывался кнутом, лишался правого уха, сажался в тюрьму на четыре года и потом ссылался на Украину; третья татьба всегда 4

наказывалась смертью» .

Кроме того, после принятия Соборного уложения 1649 г. был выпущен ряд указов, расширяющих перечень деяний, за совершение которых предусматривалось наказание в виде ссылки, которая пришла на смену потоку. Одной из причин этого стало расширение территории страны и необходимость привлечения трудовых ресурсов для освоения новых земель, защиты границ. При этом не приходилось ждать добровольного переезда населения в неблагоприятные условия (например, в Сибирь на реку Лену).

Отправление в отдаленные территории имело целью не только сохранение семьи, но и осуществление колонизации[18].

Ссылке подвергались виновные убийцы «пьяным делом в драке, а не умышлением»; те, «кто у себя медные деньги держать учнет»; «укрыватели краденого; уличенные в краже с пожара». Кроме того, подобным образом наказывали лиц, виновных в насильственном освобождении «оговорных людей», того, кто «с пьянства наскачет на лошади на чью жену и лошадью ее стопчет и повалит и тем обесчестит». Также в ссылку отправляли мятежников и бунтовщиков[19].

С 1822 г. лица, отправленные в ссылку, как правило, должны были также трудиться. То есть данное наказание было неразрывно связано с принудительным привлечением к труду. Ссыльнопоселенцев делили на классы: 1) работающие на заводах, 2) дорожные работники, 3) ремесленники, 4) лица, находящиеся в услужении у местных жителей, 5) сельские рабочие. Шестой вид представляли люди, «неспособные ни к какой работе». Они приписывались к волостям на вольное пропитание или помещались в больницы и приюты[20][21].

В Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. для некоторых лиц, привлеченных к уголовной ответственности, существовали аналогичные запреты, схожие с теми, которые устанавливались для лиц, отбывающих в настоящее время ограничение свободы. Например, им нельзя было переезжать, не получив разрешение органа, осуществляющего надзор4. Зарождение института «надзор», который находится в неразрывной связи с реализацией на практике наказаний близких по своей сути к ограничению

свободы, происходит в XIX в. [22]В том числе устанавливался надзор полиции за лицами, осужденными на ссылку в Сибирь или другие отдаленные губернии на житье и освобожденными из временного заключения[23][24].

Наказание в виде ссылки в Сибирь назначалось, например, за лживую присягу, и было сопряжено с лишением всех прав состояния и наказанием плетьми. Если же виновный лжесвидетельствовал по уголовному делу, то его наказывали ссылкой, совмещенной с каторжными работами сроком на 10 лет

3

и телесными наказаниями .

В конце XIX в. законодательством предусматривались две формы ссылки: судебная и административная. Судебная ссылка назначалась по решению судебных органов и предусматривала каторжные бессрочные работы (или на определенный срок), после чего обычно следовала ссылка на поселение. Административная ссылка срока не указывала, лишь с 1880-х гг. было установлено - до 10 лет. Ссылать могли в Архангельскую, Вологодскую, Астраханскую губернию, в Сибирь, на Сахалин[25].

Т. Непомнящая анализирует динамику численности осужденных к ссылке в первое десятилетие XX в. Она подчеркивает, что в годы подавления Первой русской революции (1906-1908 гг.) значительно возросло количество лиц (в сотни раз по сравнению с 1902 г.), совершивших государственные преступления. В этот период наиболее распространенными наказаниями стали ссылка и каторжные работы. Если Уложение 1845 г. (ст. 37) предусматривало определенные сроки ссылки, то по Уголовному уложению 1903 г. данное наказание было бессрочным. В период с 1908 по 1913 гг. количество лиц, которым была назначена данная мера, увеличилось в два

раза по сравнению с первыми годами XX в. [26]Полагаем, что распространенность данного наказания, назначаемого, в том числе, политическим преступникам, была обусловлена стремлением отдалить их на окраинные или малонаселенные территории с целью обеспечения безопасности государственной власти.

Таким образом, зарождение наказания в виде ограничения свободы началось в дореволюционный период. Крайней его формой является продажа в холопство, которое (помимо прочих ущемлений прав) подразумевает ограничение прав на свободное перемещение и выбор места жительства и работы без изоляции от общества в специализированном помещении. Помимо этого применялось наказание в виде ссылки. Его суть сводилась к установлению обязанности для осужденного проживать и трудиться на определенной территории и не покидать ее. В этом случае преступник не изолировался от общества, но был лишен права выбора места жительства.

После Октябрьской революции 1917 г. опыт применения института надзора, получившего развитие в XVIII-XIX веках, был утрачен. В результате упразднения полиции произошло нивелирование достижений постпенитенциарного контроля. Был утерян большой объем сведений о поднадзорных лицах[27].

В советский период уголовные наказания стали мерой «подавления контрреволюционного сопротивления». Их перечень был обусловлен необходимостью установления новой большевистской идеологии. Среди применяемых наказаний были распространены ссылка, высылка (как из определенной местности, так и за пределы СССР), изгнание за пределы страны на срок или бессрочно, удаление из пределов государства[28].

Так, в Уголовном кодексе РСФСР 1922 г. было предусмотрено наказание в виде изгнания за пределы страны на срок или бессрочно. Проживающие на территории РСФСР иностранцы рассматривались как источник угрозы политическому строю. В случае признания их действий преступными назначалось наказание в виде выселения за пределы страны. Собственность этих лиц подлежала национализации[29].

В УК РСФСР 1926 г. предусматривались следующие меры социальной защиты: удаление лица из пределов СССР или пределов определенной местности, обязательное поселение, запрещение проживать в других местностях[30]. По своему содержанию эти наказания являлись ссылкой или высылкой. Удаление из пределов отдельной местности с обязательным поселением в других местностях или с запрещением проживать в тех или иных местностях назначалось на определенный срок в качестве основного или дополнительного наказания. Часть осужденных во время отбывания этого наказания также должны были выполнять исправительно-трудовые работы[31].

В 30-е гг. XX в. наказание в виде ссылки и высылки получило широкое распространение. Применение данных мер было регламентировано Постановлением ВЦИК и СНК от 10 января 1930 г. «О высылке и ссылке, применяемых по судебным приговорам». В соответствии с этим нормативным документом ссылка и высылка делились на следующие виды: высылка из места, где данное лицо проживает, с запрещением проживания в отдельных местностях или без этого; ссылка в определенную местность, а также ссылка, соединенная с принудительными работами[32].

Высылка применялась к преступникам, нуждающимся, по мнению суда, в перемещении в среду, отличную от той, в которой они находились. Данное наказание подразумевало отсутствие специального контроля за этими осужденными. Последние предоставляли подписку, в соответствии с которой обязались покинуть место жительства.

Ссылка назначалась тем преступникам, социальная опасность которых могла быть устранена его поселением в определенной местности под постоянным надзором без применения лишения свободы. Они отправлялись к месту ссылки под конвоем. Контроль за осужденными к месту ссылки осуществлялся административным органом, определявшим сроки явки этих лиц[33].

УК РСФСР 1960 г. также предусматривал наказания в виде ссылки и высылки. При этом из уголовного закона исчезла мера, представляющая собой удаление из пределов отдельной местности. Высылка предусматривалась за два вида преступлений: как основное наказание -в ст. 231 УК РСФСР («Уклонение от примирения») и как дополнительное - в ст. 226 УК РСФСР («Содержание притонов и сводничество»). Ссылка, напротив, была включена в большое количество статей. В УК РСФСР ссылка и высылка назначались на срок от 2 до 5 лет и не могли применяться к лицам, не достигшим до совершения преступления восемнадцатилетнего возраста, к беременным женщинам и к женщинам, имеющим на иждивении детей до восьмилетнего возраста. Порядок исполнения данных видов наказаний получил подробную регламентацию в новом Исправительно-трудовом кодексе РСФСР 1970 г. Осужденные к ссылке направлялись к месту отбывания наказания за счет государства с конвоем или без него (в зависимости от степени общественной опасности личности преступника). Эти лица находились под надзором компетентного органа. Они должны были проживать без паспортов, используя выданные им удостоверения личности. По сравнению с предыдущими десятилетиями количество лиц, осужденных к

рассматриваемым наказаниям, существенно снизилось. Ссылка постепенно утратила свою значимость и перестала восприниматься в качестве целесообразной меры[34].

В 60-е гг. произошло возрождение института надзора. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 26 июля 1966 г. № 5364 утвердил Положение об административном надзоре органов милиции за лицами, освобожденными из мест лишения свободы. Была создана система контроля, направленная на воспрепятствование сохранению антисоциальной направленности, которая может повлечь совершение новых преступлений. Освобожденных из мест лишения свободы стремились оградить от криминально активных групп, с которыми они ранее поддерживали связь. В апреле 1969 г. МВД СССР была разработана и введена приказом в действие Инструкция по основам организации и тактики предотвращения преступлений органами милиции. В соответствии с ней производился учет ранее судимых лиц, воспитательной работы с ними, осуществлялась работы по выявлению причин и условий, влияющих на совершение повторных правонарушений и преступлений[35].

Помимо этого, общими чертами с наказанием в виде ограничения свободы (в современном виде) обладал еще один институт. УК РСФСР 1960 г. (ст. 24. 2) регламентировал применение института условного осуждения лица с обязательным привлечением его к общественному труду[36].

В исторической ретроспективе положения, предшествующие нормам, регламентирующим применение наказания в виде ограничения свободы, отражали многие особенности условного осуждения при лишении свободы (с обязательной трудовой повинностью осужденных и дальнейшего условного

освобождения из мест лишения свободы с той же обязательной трудовой повинностью). Данные два вида уголовно-правового воздействия на осужденных были введены указами Президиума Верховного Совета СССР «Об условном освобождении из мест лишения свободы осужденных, вставших на путь исправления, для работы на строительстве предприятий народного хозяйства» от 20 марта 1964 г. и шестью годами позже - «Об условном осуждении к лишению свободы с обязательным привлечением осужденного к труду» от 12 июля 1970 г. 1

Помимо этого, возможность применения условного освобождения из учреждений, в которых отбывается наказание в виде лишения свободы, в сочетании с обязательным осуществлением трудовой деятельности осужденными была предусмотрена в Основах уголовного законодательства Союза ССР и Союзных республик 1958 г. (ст. 44) и УК РСФСР 1960 г. (ст. 53).

Условное освобождение лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы, подразумевающее выполнение работ на стройках предприятий, впервые было применено после вступления в силу Указа Президиума Верховного Совета СССР от 20 марта 1964 г. Если труд осужденных лиц в специальных исправительных центрах предусматривал большее количество лишений со стороны преступника, то рабочему процессу условно осужденных на строительных объектах были присущи более мягкие карательные условия. Трудовая деятельность (в том числе, в строительной сфере), приносящая пользу обществу, расценивалась как эффективное средство исправления осужденных. На предприятиях и строительных площадках осужденные приобретали как опыт, так и профессиональные навыки; на осужденных всецело распространялось действие трудового законодательства, которое заключалось в позволении использовать гражданские права; администрация предприятий и строительных объектов

должна была гарантировать проведение с осужденными обязательной воспитательной работы.

Данные меры уголовно-правового воздействия предполагали применение механизма педагогических средств исправления осужденного. При хорошем поведении у лиц, условно осужденных и освобожденных, появлялась возможность досрочного снятия ограничения, условно осужденные лица имели шанс условно досрочно освободиться. Тем не менее оба вышеупомянутых института предусматривали непрерывный надзор за поведением данных лиц, соблюдением установленных законодательством ограничений. А нарушение данных правил поведения осужденным влекло за собой наложение дополнительных ограничений вплоть до помещения в исправительное учреждение1.

Условное освобождение и условное осуждение к лишению свободы с обязательным привлечением к трудовой деятельности обладали большим количеством схожих элементов (например, использование принуждения), но, в то же время, им были присущи и различия.

Разнообразные последствия возникали и в случаях совершения условно освобожденными и условно осужденными преступных действий в момент отбывания наказания. В процессе трудовой деятельности на предприятиях и строительных объектах условно освобожденными закреплялись результаты исправительно-воспитательного воздействия, приобретенные в местах заключения. Таким образом, шел процесс постепенного приспособления их к жизни в условиях ограниченной свободы, и условно осужденные подвергались необходимому воздействию в целях исправления уже во вновь созданных трудовых коллективах при должном систематическом надзоре, а также контроле за данной категорией лиц.

Некоторые ученые настаивали на том, что предусмотренные законодательством ограничения условно освобожденных в основе своей не

имеют признаков уголовного наказания[37]. Думается, что условное освобождение по Указу Президиума Верховного Совета СССР от 20 марта 1964 г. отличается меньшей степенью репрессивности, оно является более снисходительным в сравнении с лишением свободы. Таким образом, по своему содержанию характеризовалась мера государственного уголовно­правового воздействия исправительного характера, обладающая признаками ограничения свободы.

Многие ученые отмечали независимость исследуемой меры уголовно­правового воздействия и характерную для нее правовую природу[38]. По мнению ряда авторов, условное осуждение с обязательным привлечением к труду основывается на соединении механизмов условного осуждения, предусмотренного ст. 38 Основ, и условного освобождения от наказания на основании Указа Президиума Верховного Совета СССР от 20 марта 1964 г[39].

Целями применения и условного лишения свободы, и административного надзора являются воспрепятствование сохранению антисоциальной направленности лиц, имеющих судимость, предупреждение совершения новых преступлений, разрыв их связей с криминальными группами, привитие социальных ценностей, в том числе положительного отношения к труду.

Значимым событием выступает введенная Указом Президиума Верховного Совета СССР от 12 июня 1970 г. возможность условно­досрочного освобождения с учетом условий уголовного законодательства об окончательном условно-досрочном освобождении осужденного от дальнейшего отбывания наказания. В подтверждение данного тезиса говорит и возможность у условно осужденного досрочно освободиться, а также

порядок назначения наказания в том случае, когда условно осужденный совершает повторное преступление.

Изучаемые уголовно-правовые меры в итоге были отменены в исправительно-трудовом законодательстве Законом Российской Федерации от 18 февраля 1993 г. № 451 -1 «О внесении изменений в Уголовный кодекс РСФСР, Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Исправительно-трудовой кодекс РСФСР и Закон РСФСР "О милиции"»[40].

Глобальный спад экономики в 1991-1993 гг., политическая нестабильность и массовые изменения хозяйствующих субъектов и форм собственности явились поводом к исчезновению вышеназванных институтов, долгое время пребывающих в отечественном уголовном законодательстве[41].

Вследствие этого начался процесс сокращения рабочих мест на рынке труда, что не могло не отразиться на условно осужденных, а также освобожденных из мест лишения свободы лиц с привлечением их к трудовой деятельности в обязательном порядке. Исходя из всего вышеперечисленного, уголовно-правовые институты не смогли надлежащим образом действовать и

3

закончили свое существование[42].

Институты, а также система органов (например, специальные комендатуры), приводящих в исполнение рассматриваемые уголовно­правовые меры, были отменены. В спецкомендатуре заключенный обязан был проживать в специальном общежитии и работать на указанном ему предприятии (часто с вредными или тяжелыми условиями работы). Чаще всего осужденных, которым назначалось обязательное привлечение к труду, направляли в регионы, находящиеся далеко от их постоянного места

жительства[43]. В связи с изменением в структуре уголовных наказаний (отказа от применения «химии») были упразднены и спецкомендатуры.

Тенденции развития уголовно-исполнительной системы в начале 90-х годов способствовали введению наказания в виде ограничения свободы с отбыванием в «воспитательно-трудовых учреждениях», которые являлись результатом слияния колоний-поселений со спецкомендатурами[44]. В новом Уголовно-исполнительном кодексе РФ 1997 г. органы, исполняющие наказания, обрели самостоятельный законодательный статус, а специальным постановлением Правительства России за № 729 от 16 июня 1997 г. было утверждено «Положение об уголовно-исполнительных инспекциях»[45].

Существование ограничения свободы как вида наказания в своей современной форме имеет недолгую историю. На его появление оказало значительное влияние общемировое стремление к гуманизации уголовно­исполнительной политики, которое наблюдается и по сей день. Данный вид наказания должен был применяться, начиная с 01 января 1997 г. (одновременно с УК РФ). Однако применение на практике рассматриваемой меры уголовно-правового воздействия было отсрочено. Согласно ст. 4 ФЗ от 13 июня 1996 г. № 64-ФЗ «О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации» уголовно-правовые нормы, регламентирующие порядок назначения наказания в виде ограничения свободы, должны были подлежать применению только при наличии благоприятных условий, способствующих эффективному исполнению рассматриваемого наказания. Главным из этих условий должно было стать вступление в силу Уголовно­исполнительного кодекса РФ. При этом предполагалось, что механизм реализации ограничения свободы на практике должен был заработать не позже 2001 г. Затем сроки были увеличены до 2009 г.

Следующий этап развития данного института связан с положениями Федерального закона от 27. 12. 2009 № 377-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с введением в действие положений Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации о наказании в виде ограничения свободы», который явился знаковым событием в процессе эволюции наказания в виде ограничения свободы[46].

Первоначальная редакция ст. 53 УК РФ предполагала, что осужденные к ограничению свободы должны отбывать наказание в исправительных центрах, находящихся в пределах региона, где постоянно до осуждения проживало лицо. Очевидно, такое законодательное решение было продиктовано ренессансом отдельных положений уголовного законодательства советского периода, в то время показавших свою эффективность. Осужденные должны были подвергаться контролю в пределах территории проживания. Правовые ограничения осужденного при отбывании указанного вида наказания состояли в том, что установленный период времени осужденный обязан был находиться под надлежащим надзором на основании ст. 47-60 УИК РФ. Фактически статус данных лиц соответствовал правовому положению привлеченных к трудовой деятельности с применением вышеуказанных институтов УК РФ 1960 г., и наказание, в свою очередь, исполнялось аналогичным образом[47].

10 января 2010 г. введены в действие положения уголовного законодательства Российской Федерации об ограничении свободы. Вместе с тем данный вид наказания предстал в совершенно новом виде. Рассматриваемая мера стала более либеральной и больше не предполагала нахождение в исправительном центре. В соответствии со вступившим в силу Федеральным законом от 27. 12. 2009 № 377-ФЗ, с учетом внесенных

изменений и дополнений в ст. 53 УК РФ и гл. 8 УИК РФ, в частности в ст. 47- 60,в судебной практике появились прецеденты назначения рассматриваемого наказания.

Выводы по параграфу:

Таким образом, истоки института «ограничение свободы» берут свое начало еще в памятниках древнерусского уголовного права. Например, наказания в виде потока (ссылка) и продажи в холопство (как апофеоз ограничения свободы). Последнее является крайней формой ограничения свободы и (помимо прочих ущемлений прав) подразумевает ограничение прав на свободное перемещение и выбор места жительства и работы без изоляции от общества в специализированном помещении. Помимо этого применялось наказание в виде ссылки. Его суть сводилась к установлению обязанности для осужденного проживать (и трудиться) на определенной территории и не покидать ее. В этом случае преступник не изолировался от общества, но был лишен права выбора места жительства.

На протяжении истории развития рассматриваемой меры можно отметить, что ее применение было обусловлено различными целями. В некоторых случаях данное наказание выступало альтернативой смертной казни в соответствии с зарождавшимися гуманистическими идеями.

Другими причинами применения ссылки было желание переселить лиц с криминальной направленностью на окраину государства, колонизация и обеспечение трудовыми ресурсами малонаселенных территорий. Кроме того, уже в XVI в. наметилась тенденция назначения этого наказания лицам, попавшим в «опалу», политическим преступникам, мятежникам и бунтовщикам, выступавшим против правителей. В первой половине XX в. ссылка также являлась часто применяемым наказанием. Эта мера позволяла решать вопрос привлечения трудовых ресурсов на объекты государственного значения, находящиеся в удаленной местности. Помимо этого, применение ссылки решало еще одну задачу: обезвреживание противников правящего режима, подавление «контрреволюционного сопротивления». Как и в

настоящее время, предвестники наказания в виде ограничения свободы также преследовали цель - разрушение преступных связей виновного посредством пресечения его взаимодействия с криминальной средой.

Некоторые схожие черты с ограничением свободы имели также институты «надзор» и «условное лишение свободы». Первый из них получил развитие в XIX в. и применялся в том числе к ссыльным. Несмотря на то, что после Октябрьской революции опыт применения данного института был утрачен, в 60-е гг. XXв. произошел его ренессанс. В этот же период получил развитие институт условного лишения свободы, совмещенного с принудительным трудовым воздействием. Данная мера была призвана заполнить пробел между лишением свободы и принудительными работами. Целями применения и условного лишения свободы, и административного надзора являются воспрепятствование сохранению антисоциальной направленности лиц, имеющих судимость, предупреждение совершения новых преступлений, разрыв их связей с криминальными группами, привитие социальных ценностей, в том числе положительного отношения к труду.

Существование перечисленных институтов создало предпосылки возникновения наказания в виде ограничения свободы в конце 90-х гг. XX в. Первоначально оно должно было отбываться в исправительных центрах. Однако с 2010 г. ограничение свободы предстало в новой, более либеральной, форме, которая сохраняется и по настоящее время. Институт ограничения свободы следует анализировать в связи с определенными ретроспективными обстоятельствами и обязательно соотносить с истинными фактами, обусловливая при этом взаимосвязь теоретических и практических факторов, интересов социума и государства касаемо целей уголовного наказания.

1.2.

<< | >>
Источник: Ходжалиев Салех Айсаевич. Теория и практика ограничения свободы как вида наказания. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Грозный - 2019. 2019

Еще по теме Ретроспектива эволюции наказания в виде ограничения свободы в России:

  1. Дополнительная литература
  2. § 1. Воинские преступления как форма криминального конфликта
  3. ОГЛАВЛЕНИЕ
  4. Ретроспектива эволюции наказания в виде ограничения свободы в России
  5. СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ
- Авторское право РФ - Аграрное право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -