<<
>>

§ 1 Проблемы разграничения нарушения требований сохранения или использования объектов культурного наследия от смежных составов преступлений

Уголовное законодательство Российской Федерации содержит ряд норм, в той или иной степени направленных на охрану объектов культурного наследия, выявленных объектов культурного наследия народов России: это ст.

243 «Уничтожение или повреждение объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов РФ, включенных в единый государственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов РФ, выявленных объектов культурного наследия, природных комплексов, объектов, взятых под охрану государства, или культурных ценностей»; ст. 2431 «Нарушение требований сохранения или использования объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов РФ, включенных в единый государственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов РФ, либо выявленных объектов культурного наследия»; ст. 2432 «Незаконный поиск и (или) изъятие археологических предметов из мест залегания»; ст. 214 «Вандализм», ст. 244 «Надругательство над телами умерших и местами их захоронений».

Анализ применения указанных норм в следственной и судебной практике свидетельствует о том, что правоприменитель при квалификации преступлений зачастую сталкивается с трудностями, ввиду необходимости обращения к положениям иных, смежных отраслей права, а также в связи с особенностями конструкции самих норм.

Статья 2431 УК РФ, предусматривающая уголовную ответственность за нарушение требований сохранения или современного использования объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов РФ, включенных в единый государственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов РФ, либо выявленных объектов культурного наследия, была введена в УК РФ сравнительно недавно - Федеральным законом от 23.07.2013 № 245-ФЗ.

Проведенный в предыдущей главе анализ объективных и субъективных признаков преступления, предусмотренного ст.

2431 УК РФ, позволяет четко разграничивать смежные составы.

Подробнее остановимся на отграничении норм, предусмотренных ст. 2431 от ст. 243 УК РФ - уничтожение или повреждение объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов РФ, включенных в единый государственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов РФ, выявленных объектов культурного наследия, природных комплексов, объектов, взятых под охрану государства, или культурных ценностей.

По нашему мнению, появление в УК РФ нормы, предусматривающей ответственность за нарушение требований сохранения или использования объектов культурного наследия, обусловлено тем, что ст. 243 УК РФ на определенном этапе развития отечественного законодательства потребовала конкретизации ответственности за содеянное в отношении памятников истории и культуры. В исходной редакции ст. 243 УК РФ предусматривала возможность привлечения к ответственности широкого круга лиц, вне зависимости от характера и степени общественной опасности содеянного. При этом собственники или иные законные владельцы объектов государственной охраны при возникновении определенных необратимых последствий в отношении памятника истории и культуры избегали уголовной ответственности. Они ссылались на «естественный износ, естественное обветшание» исторической постройки. С этим соглашались

органы государственной охраны объектов культурного наследия, правоохранительные органы.

Полагаем, что в большинстве случаев уничтожение или повреждение объекта охраны становилось определенным результатом действий (бездействий) собственника, либо иного законного владельца, не принявшего мер по его должной эксплуатации, сохранению. Отсутствие в законе указания на эти обстоятельства лишало правоприменителя возможности привлечь виновных к уголовной ответственности.

Как уже отмечалось, применение исследуемых норм в практической деятельности во многом затруднено ввиду особенностей их законодательной конструкции.

Более того, рассматриваемые составы преступлений имеют ряд схожих (смежных) признаков.

Во-первых, идентичны их родовой и видовой объекты.

Во-вторых, диспозиции ст. 243 и ст. 2431 УК РФ являются бланкетными. Применение следователем (дознавателем), прокурором либо судьей уголовно-правовой нормы, сформулированной бланкетным способом, отличается спецификой, которая проявляется в необходимости установления конкретного нормативного акта (актов) иной отрасли права, являющегося ее источником, наряду с уголовным законом160.

Так, при установлении предмета преступного посягательства в ст. 243, 2431 УК РФ следует руководствоваться ст. 3 Федерального закона № 73-ФЗ. В данной статье произведено видовое деление объектов культурного наследия исходя из конструктивных особенностей и соотношения отдельных составных элементов. Так, достопримечательное место - это творение, созданное природой, либо совместное творение человека и природы, в том числе места традиционного бытования народных художественных промыслов; центры исторических поселений или фрагменты градостроительной планировки и застройки; памятные места, культурные и природные ландшафты, связанные с историей формирования народов и иных этнических общностей на территории России. Деление по категориям историко-культурного значения дано в ст. 4 Федерального закона № 73-ФЗ. В соответствии с ней все памятники истории и культуры, находящиеся под охраной государства, отнесены к объектам федерального, регионального и местного значения.

Определенную сложность для правоприменителя представляет необходимость обращения по рассматриваемым составам преступления к ранее не опубликованным нормативным актам иной отрасли права. Так, Л.Р. Клебанов отмечает, «что в отдельных случаях отнесение памятника к категории особо ценных объектов культурного наследия народов России, ответственность за повреждение либо уничтожение которых установлена ч. 2 ст. 243 УК РФ, затруднено необходимостью применения ранее неопубликованных правоустанавливающих нормативных актов, что противоречит ч.

3 ст. 15 Конституции Российской Федерации»161.

Несмотря на схожесть, исследуемые статьи УК РФ обладают целым рядом отличий, имеющих существенное значение для квалификации содеянного.

Прежде всего, различия указанных составов проявляются в характеристиках непосредственного объекта преступления. Такими, применительно к ст. 2431 УК РФ, выступают общественные отношения, возникающие в области сохранения историко-культурной ценности, физической сохранности объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов РФ, включенных в единый государственный реестр объектов культурного наследия народов РФ, выявленных объектов культурного наследия, а также использования указанных объектов без ухудшения их физического (технического) состояния, изменения ценностных (историко-культурных) характеристик. Основным критерием отнесения

общественных отношений к непосредственному объекту уголовно-правовой охраны в составе преступления, предусмотренного ст. 2431 УК РФ, является характеристика совершаемых действий (бездействий) в виде сохранения и (или) современного использования объектов культурного наследия народов России, выявленных объектов культурного наследия. Непосредственным объектом состава преступления, предусмотренного ст. 243 УК РФ, выступают «общественные отношения, складывающиеся по поводу физической сохранности объектов культурного наследия, выявленных объектов культурного наследия, культурных ценностей[150]». При этом субъект преступления, предусмотренного ст. 243 УК РФ, не принимает на себя установленные ст. 47.6 Федерального закона № 73-ФЗ обязательства собственника или иного законного владельца объекта культурного наследия, выявленного объекта культурного наследия, культурной ценности по их должному использованию и сохранению.

Различие, рассматриваемых составов преступлений, имеется в признаках объективной стороны. По нашему мнению, преступление, предусмотренное ст. 2431 УК РФ, может совершаться как в форме действия, так и бездействия, тогда как преступление, предусмотренное ст.

243 УК РФ, совершается только в форме действия. Применительно к нарушению требований сохранения объектов культурного наследия, детерминантой наступивших необратимых последствий является преступное действие (бездействие) лица в части его обязанности заботиться о надлежащей конструктивной целостности памятника истории и культуры, его составных частей и элементов, без ухудшения их технического состояния. Требования к сохранению объекта должны быть изложены в охранном обязательстве и предусматривать консервацию, ремонт, реставрацию, приспособление объекта культурного наследия к современной эксплуатации либо сочетание указанных мер. Непринятие мер по сохранению памятника истории и культуры с течением времени, под воздействием внешних факторов (природного, техногенного происхождения), ведет к утрате его уникальных свойств, вплоть до полного уничтожения. К примеру, без принятия должных консервационных мер невозможно сохранить от утраты уникальные свойства или сам объект деревянного зодчества. Без проведения реставрационных работ затруднено сохранение объектов культурного наследия, находящихся в крупных мегаполисах и подвергающихся вредному техногенному воздействию окружающей среды.

Нарушение требований использования объектов культурного наследия может произойти и в результате совершения собственником или иным законным владельцем действий, установленных охранным обязательством, но нарушающих требования эксплуатации памятника истории и культуры. По своему содержанию действие (бездействие) по использованию и сохранению взаимосвязаны и взаимодополняемы друг другом. К примеру, нельзя должным образом использовать объект культурного наследия без соблюдения требований его сохранения.

Таким образом, при квалификации преступления по ст. 2431 УК РФ правоприменителю необходимо руководствоваться ст. 47.2, 47.3, 47.6, гл. IV Федерального закона № 73-ФЗ, которые раскрывают понятия «требование к сохранению, содержанию и современному использованию объектов культурного наследия», «единый государственный реестр», «охранное обязательство собственника или иного законного владельца объекта культурного наследия».

Только путем применения указанных статей Федерального закона № 73-ФЗ возможно принятие решения о наличии либо отсутствии состава преступления.

Преступления в отношении памятников истории культуры следует различать и по субъекту. Исходя из диспозиции исследуемых норм, в соответствии с ч. 1 ст. 20 УК РФ уголовной ответственности за содеянное подлежат лица, достигшие возраста 16 лет. Указанная позиция является не вполне корректной и требует определенного уточнения. По нашему мнению, субъект, предусмотренный ст. 2431 УК РФ, имеет определенные, присущие только ему особенности. Им, исходя из диспозиции статьи, может быть только собственник объекта охраны или иной законный владелец, с которым, в соответствии со ст. 47.6 Федерального закона № 73-ФЗ, заключено охранное обязательство. При отсутствии указанного правоустанавливающего документа действия лица, собственника или иного законного владельца, вне зависимости от имущественных прав на объект охраны, подлежат квалификации по ст. 243 УК РФ.

Таким образом, критериями разграничения ст. 243 и ст. 2431 УК РФ являются следующие различия:

- в характеристиках непосредственного объекта, которым применительно к составу преступления, предусмотренного ст. 2431 УК РФ, выступают общественные отношения, возникающие в области сохранения историко-культурной целостности, физической сохранности, а также современного использования собственником (иным законным владельцем) объектов культурного наследия. Непосредственным объектом состава преступления, предусмотренного ст. 243 УК РФ, являются общественные отношения исключительно по поводу физической целостности памятника истории и культуры.

- в признаках объективной стороны в части возможности совершения преступления, предусмотренного ст. 243 УК РФ, только в форме действия, при этом преступление, предусмотренное ст. 2431 УК РФ, может быть совершено как в форме действия, так и преступного бездействия.

- в субъекте, которым применительно к составу преступления, предусмотренному ст. 2431 УК РФ, могут быть только собственник, представитель собственника или иной законный владелец, с которым в соответствии со ст. 47.6 Федерального закона № 73-ФЗ заключено охранное обязательство, предусматривающее наступление уголовной, административной или иной юридической ответственности в случае его нарушения.

Определенную сложность вызывает разграничение ст. 2431 и ч. 2 ст. 2432 УК РФ - поиск и (или) изъятие археологических предметов из мест залегания на поверхности земли, в земле или под водой, проводимые без разрешения (открытого листа), повлекшие повреждение или уничтожение культурного слоя, совершенные в границах территории объекта культурного наследия, включенного в единый государственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов РФ, или выявленного объекта культурного наследия.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 2432 УК РФ, в отличие от объективной стороны ст. 2431 УК РФ, характеризуется деянием в виде незаконного поиска и (или) изъятия археологических предметов из мест залегания, повлекшее повреждение или уничтожение культурного слоя. При этом действия по незаконному поиску и изъятию археологических ценностей могут быть произведены и на территории памятника истории и культуры, непосредственно на самом объекте охраны (отдельное захоронение, некрополь, иной объект археологического наследия). В результате совершенных противоправных действий может быть нарушена конструктивная целостность объекта культурного наследия, произойти его повреждение или полное разрушение. В случае наступления общественно опасных последствий, характеризующих объективную сторону состава преступления, предусмотренного ст. 2431 УК РФ, содеянное образует совокупность преступлений с ч. 2 ст. 2432 УК РФ. Особо квалифицирующим признаком состава, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 2432 УК РФ, является совершение преступления лицом с использованием своего служебного положения, то есть специальным субъектом. В контексте рассматриваемой статьи им может быть должностное лицо, например, получившее информацию о месте нахождения культурных ценностей и использовавшее

ее для организации их незаконного поиска и изъятия[151].

Изложенное подтверждает мнение диссертанта о необходимости дополнения ст. 2431 УК РФ частью второй, предусматривающей возможность привлечения к ответственности лицо, совершившее преступление с использованием своего служебного положения.

Отграничение составов преступлений, предусмотренных ст. 214 и ст. 243, 2431 УК РФ, следует проводить на основе тщательного установления всех объективных и субъективных признаков[152]. В используемый правовой инструментарий преступления, предусмотренного ст. 214 УК РФ - «осквернение», «порча», законодателем изначально заложена характеристика противоправного поведения виновного. Лицом, совершающим преступление, движет желание путем внешнего воздействия на объект материального мира, вне зависимости от его историко-культурного статуса, выразить свое отношение к нему, социальной, религиозной или этнической группе, оскорбить их чувства, дестабилизировать работу предприятий, организаций, оказывающих услуги населению и т.п. Мотив совершаемых действий в диспозиции статьи не указан, но он, как правило, хулиганский[153]. Беспричинно, либо используя ничтожный (малозначительный) повод, лицо, совершающее преступление, воздействует на объект материального мира, расположенный в общественном месте. Преступник в большинстве случаев относится с безразличием к статусу предмета преступного посягательства[154]. При этом, если виновный «оскверняет» охраняемый государством памятник, то его действия следует квалифицировать по ст. 214 УКРФ. Термины «порча» и «повреждение» являются синонимами, соответственно критерием разграничения ст. 214 и ст. 243, 2431 УК РФ в случае совершения одного из указанных преступлений является предмет преступного посягательства. Содеянное следует квалифицировать по ст. 243, 2431 УК РФ при порче (повреждении) объекта культурного наследия.

В июле 2017 г. в г. Торжке Тверской области РФ неизвестными лицами были нанесены оскорбительные надписи и рисунки на стенах объекта культурного наследия федерального значения - деревянной «Старо- Вознесенской, Тихвинской церкви» 1653 г. постройки и стенах объекта культурного наследия регионального значения «Климентовской церкви» 1854 г. постройки. Надписи и рисунки, по мнению представителей органов прокуратуры Тверской области РФ, «осквернили» своим содержанием памятники истории и культуры, но не повредили их конструктивно. Действия неустановленных лиц обоснованно были квалифицированы сотрудниками правоохранительных органов г. Торжка по ч. 2 ст. 214 УК РФ[155].

Следственная практика в регионах Российской Федерации не всегда руководствуется предложенным правилом. Так, сотрудниками органов внутренних дел ОМВД по Усть-Абаканскому району Республики Хакасия РФ в марте 2017 г. возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 243 УК РФ. В ходе проведенного расследования установлено, что один из посетителей места расположения древних артефактов, рядом с высеченными на склоне горы Кюнь-Тах Абаканского района Республики Хакасия РФ петроглифами, нанес краской надпись непристойного содержания. Петроглифы на склоне горы признаны объектом археологического наследия федерального значения «Писанница Куня-1», давностью создания более двух тысяч лет. Свое поведение гражданин К. объяснил желанием оставить память о своем пребывании в привлекательном своей природой месте. О том, что склон горы с нанесенными на него результатами творчества «людей древности», является объектом археологического (культурного) наследия, он не знал[156].

В отсутствии судебной практики по ст. 2431 УК РФ указанный пример наглядно иллюстрирует возникающие затруднения в разграничении составов преступлений. Полагаем, что содеянное К. следует квалифицировать по ч. 1 ст. 214 УК РФ, поскольку он своими действиями, не повредив памятник истории и культуры, нанес краской надпись непристойного содержания, тем самым «осквернил» его, подверг поруганию. Кроме этого, в случае совершения противоправных действий в отношении объекта культурного наследия виновное лицо должно знать о характере предмета преступления, о его особом историко-культурном значении, нахождении его под защитой со стороны государства, что в рассматриваемой ситуации установлено не было.

Исходя из изложенного, можно сделать вывод о том, что разграничение составов преступлений, предусмотренных ст. 214 и ст. 243, 2431 УК РФ, проводится по объективным признакам. В ст. 243, 2431 УК РФ особый предмет правовой охраны, повреждение (порча), уничтожение которого влечет наступление уголовной ответственности за совершение преступления в отношении объектов культурного наследия.

По нашему мнению, следует провести разграничение преступлений, предусмотренных ст. 2431 и ст. 244 УК РФ. Они имеют определенную схожесть по объективным признакам своих составов[157]. Общим видовым объектом рассматриваемых преступлений могут быть нравственные требования к поведению потомков по отношению к памяти умерших и местам их захоронения. Объективная сторона составов преступлений выражается в совершении схожих по характеру действий (бездействий) по повреждению, уничтожению мест захоронения, надмогильных сооружений, кладбищенских строений[158].

В соответствии со ст. 3 Федерального закона № 73-ФЗ в качестве предмета преступления в ст. 2431, 244 УК РФ могут быть объекты культурного наследия, а именно памятники - мавзолеи и отдельные захоронения; ансамбли - некрополи; достопримечательные места - места захоронения жертв массовых репрессий, религиозно-исторические места. В случае признания поврежденного или уничтоженного места захоронения, надмогильного сооружения или кладбищенского строения, предназначенного для церемоний в связи с погребением умерших или их поминовением, объектом культурного наследия, содеянное следует квалифицировать по совокупности ст. 243 и 244 УК РФ, поскольку непосредственный объект рассматриваемых преступлений разный. Если схожие признаки объективной стороны состава преступления - повреждение или уничтожение - характеризуют уже не действия (бездействия), а последствия сохранения места захоронения - объекта культурного наследия, то содеянное следует квалифицировать по совокупности рассматриваемых преступлений.

Значение отграничения исследуемых составов преступлений возрастает с увеличением количества нарушений, связанных с ненадлежащим сохранением объектов культурного наследия - некрополей, отдельных захоронений граждан СССР, погибших во время Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.[159]

Так, прокуратура Волгоградской области РФ выявила нарушение ст. 6 Федерального закона № 73-ФЗ, выразившееся в непринятии органами местного самоуправления г. Волгограда мер по учету, предотвращению

разрушения объекта культурного наследия регионального значения - «Братской могилы советских воинов, погибших в период Сталинградской битвы Великой Отечественной войны (пос. Песчанка Советского района г. Волгограда)», включенного в единый государственный реестр памятников истории и культуры Волгоградской области РФ. На месте некрополя в ноябре 1942 г. вели ожесточенные бои 62-я, 64-я и 57-я армии РККА. В результате непринятия мер по сохранению объекта охраны мемориальный комплекс, на месте погребения советских солдат, был практически полностью разрушен172. Однако привлечь виновных лиц по ст. 2431 УК РФ невозможно в связи с тем, что ответственные за сохранение памятника истории должностные лица администрации города не приняли на себя обязательство по его сохранению. Кроме того, ст. 2431 УК РФ не предусматривает возможность наступления ответственности должностных лиц за нарушение требований сохранения и (или) современного использования объектов культурного наследия.

<< | >>
Источник: Халиков Искандер Альфредович. Уголовная ответственность за нарушение требований сохранения или использования объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 1 Проблемы разграничения нарушения требований сохранения или использования объектов культурного наследия от смежных составов преступлений:

  1. Оглавление
  2. § 1 Проблемы разграничения нарушения требований сохранения или использования объектов культурного наследия от смежных составов преступлений
- Авторское право РФ - Аграрное право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -