<<
>>

Понятие и признаки системы наказаний

Система наказаний является одним из основных институтов уголовного

права, в котором наиболее ярко проявляется направленность уголовной политики государства[71]. Система наказаний представляет собой перечень видов наказаний, применяемых в конкретном государстве в отношении виновных в совершении преступлений лиц, притом этот перечень является упорядоченным и в той или иной степени обладает признаками системы, расширяющими возможности его применения и определяющими значимость его положения в уголовном законе.

При этом система наказаний является универсальным понятием, обладая близкими свойствами и признаками вне зависимости от принадлежности к той или иной национальной системе права. В полной мере это касается системы уголовных наказаний, находящей отражение в российском и южнокорейском законодательстве, в связи с чем в данном параграфе понятие и признаки наказаний будут рассматриваться в общем, притом, прежде всего, по российским источникам, поскольку отечественная доктрина уделяет системе наказаний как уголовно-правовому институту более пристальное внимание.

Необходимо отметить, что система наказаний - сугубо доктринальное понятие, определение которого не даётся в действующем законодательстве. Уголовный кодекс РФ, несмотря на большое количество теоретических положений, содержащихся в его тексте, не упоминает систему наказаний. В российском уголовном законе закреплено понятие наказания как меры государственного принуждения, назначаемой по приговору суда в отношении лица, признанного виновным в совершении преступления, и заключающейся в предусмотренных УК РФ лишениях и ограничениях прав и свобод этого лица (ч. 1 ст. 43 УК РФ). Отдельно установлен закрытый перечень видов наказаний (ст. 44 УК РФ), исключающий возможность применения каких-либо иных мер в качестве наказания. Внутри этого перечня наказания делятся на три группы по правилам назначения - основные, дополнительные и смешанные наказания (применяемые в качестве как основных, так и дополнительных; ст. 45 УК РФ).

Кроме того, в УК РФ содержится также и ряд других положений, которые все в совокупности определяют систему наказаний.

Аналогичная ситуация имеет место быть и в Уголовном кодексе Республики Корея[72] - буквально данное переводится как «уголовный

закон» [73] ; далее - УК РК), хотя южнокорейский законодатель не даёт здесь практически никаких теоретических определений (в частности определений преступления и наказания) и ограничивается установлением перечня видов наказаний их строгости и содержания (ст.ст. 41-50 УК

РК), а также основных правил назначения и исполнения (ст.ст. 51-71 УК РК). Следует отметить, что отсутствие в УК РК теоретических дефиниций является обычным для законодательства большинства государств мира [74] , где законодатель делегирует задачу по их формулированию учёным-правоведам.

При этом также следует указать, что в Республике Корея это касается, по большей части, только УК РК, который является базовым законом, лежащим в основе многосоставного южнокорейского уголовного законодательства. Помимо УК РК это законодательство включает ряд специальных уголовных законов, в которых теоретические дефиниции могут закрепляться в целях определения области применения конкретного закона. В частности, в ст. 2 Закона Республики Корея «О национальной безопасности» (77}^7^)[75]содержится определение понятия «антигосударственная организация» (^^77^ )[76], на основании которого ограничивается круг общественных отношений, охраняемых данным законом.

Однако ни один специальный закон, входящий в южнокорейское уголовное законодательство, не содержит дефиниций, имеющих значение для определения понятия «система наказаний»

и критериев её построения.

В качестве примера различия в подходе российского и южнокорейского законодателя к закреплению дефиниций уместно упомянуть положения о штрафе. УК РФ не только закрепляет предельные размеры штрафа, но и содержит определение соответствующего понятия - «денежное взыскание, назначаемое в пределах, предусмотренных настоящим Кодексом» (ч. 1 ст. 46 УК РФ). В УК РК законодатель не даёт дефиницию штрафа и просто устанавливает два его вида - штраф ( и малый штраф (^^), различая их по названию и предельным размерам (ст. 45 УК РК; подробнее в параграфе 2.1).

Приведённый пример позволяет задаться вопросом - если теоретические дефиниции для отечественного уголовного закона вполне привычны, почему российский законодатель не закрепил в УК РФ понятие системы наказаний и не дал его определение, что могло бы стать нормативной основой для дальнейшего развития этого института. Так или иначе, понятие системы наказаний в Российской Федерации и Республике Корея, определяется только в доктрине уголовного права, притом в самых разных формах.

В конце XIX века И. Я. Фойницкий писал, что систему наказаний образует «совокупность карательных мер, применяющихся у данного народа в определённую эпоху», а «если различные карательные меры поставлены законодательством в определённой последовательности, с допущением перехода от высших к низшим, то получается понятие лестницы наказаний, причём отдельные наказания составляют её ступени»[77]. Это доктринальное определение системы наказаний («карательной системы»), как представляется, актуально и до настоящего времени Взяв его за основу, систему наказаний можно определить, как иерархически упорядоченную совокупность видов наказаний, применяющихся в данном государстве в определённый период времени в отношении лиц на основании приговора суда.

Предложенное определение системы наказаний, как представляется, в

полной мере подходит как для Российской Федерации, так и для Республики Корея. При этом в силу своей лаконичности оно является базовым, требуя дополнения другими положениями, однако базовым лишь для доктрины уголовного права - вполне очевидно, что в случае законодательного закрепления понятия системы наказаний оно должно быть сформулировано несколько иначе (в закон нет необходимости вводить оборот «применяющихся в данном государстве в определённый период времени в отношении лиц на основании приговора суда» и т.д.), например, так: «система наказаний есть установленная в настоящем Кодексе совокупность видов наказаний, иерархически упорядоченных в порядке возрастания их сравнительной строгости и расположенных от наименее строгого к наиболее строгому».

В научных работах даются и другие определения системы наказаний, в целом схожие с предложенным выше: «предусмотренный ... уголовным законом, исчерпывающий, не подлежащий произвольным изменениям, обязательный для судов перечень наказаний, расположенных в определённом порядке» [78] , «определённым образом упорядоченный перечень видов наказаний»[79], «установленный уголовным законом и обязательный для суда исчерпывающий перечень наказаний, расположенных в определённом порядке по степени их тяжести»[80], «установленный уголовным законом обязательный для законодателя и суда внутренне упорядоченный (иерархически), исчерпывающий перечень видов наказаний»[81], «предусмотренный уголовным законом, обязательный для судов, исчерпывающий перечень видов наказаний (элементов системы), расположенных в определённой последовательности»[82],

«предусмотренный уголовным законом внутренне упорядоченный, исчерпывающий перечень видов наказаний, которые предназначены для использования в санкциях норм Особенной части и применения судом к лицу, признанному виновным в совершении преступления» [83] , «это социально обусловленная, формально определённая в перечне видов наказаний, многоуровневая и интегративная совокупность взаимодействующих между собой видов наказаний и их групп (подсистем), имеющих общие задачи и цели, в которой каждый вид наказания занимает определённое место»[84] и даже как «система, являющаяся одним из компонентов системы норм уголовного права, а также формальным источником и формой выражения карательной деятельности Российского государства по отношению к лицам, признанным судом виновными в совершении преступления, и представляющая собой целостное относительно постоянное множество взаимосвязанных видов наказаний, каждый из которых занимает в этой системе строго определённое место и обладает по отношению к другим видам наказаний одинаковой потенциальной возможностью назначения, окружённое комплексом законодательно установленных норм, регламентирующих процесс назначения и исполнения наказания»[85].

Итак, как следует из приведённых доктринальных определений понятия системы наказаний и её установленных в законодательстве черт, этот уголовно­правовой институт имеет определённые признаки, среди которых наиболее существенными, как представляется, являются следующие: закрепление в уголовном законе, закрытость, обязательность для суда и иерархическая упорядоченность.

Закрепляя в уголовном законе положения о системе наказаний,

законодатель обособляет конкретные виды наказаний от остальных мер уголовно-правового характера, устанавливая, что только те меры являются наказаниями, которые входят в их перечень, лежащий, в свою очередь, в основе системы наказаний[86]. Здесь, однако, следует повторить, что как в Российской Федерации, так и в Республике Корея уголовное законодательство закрепляет только перечень видов наказаний и ряд специальных норм, касающихся их содержания и порядка назначения, поэтому, если не сводить систему наказаний к простому списку, утверждение о закреплении именно системы в данном случае представляется небесспорным.

Закрытость системы наказаний предполагает исчерпывающий характер перечня наказаний, то есть недопустимость отнесения к числу наказаний тех уголовно-правовых мер, которые не входят в такой перечень. Этот признак системы наказаний обуславливает конструирование норм Особенной части уголовного закона (в санкциях соответствующих статей как УК РФ, так и УК РК могут содержаться только наказания) и ограничивает судебное усмотрение при назначении меры наказания осуждённому.

Прямым следствием закрытости системы наказаний является её обязательность для суда, выражающаяся в том, что суд не может назначить в качестве наказания меру, не включённую в систему наказаний. При этом следует отдельно оговориться, что система наказаний, как представляется, обязательна для суда и других правоприменителей (например, государственный обвинитель не может просить назначить лицу ссылку или телесное наказание, поскольку этих мер нет в системе наказаний), но не для законодателя (подробнее см. параграф 1.3).

Иерархическая упорядоченность системы наказаний выражается в том, что законодатель помещает каждый вид наказания на определённое место в системе наказаний, исходя из степени его сравнительной строгости. На основании этого перечень наказаний может строиться от наименее строгого

наказания к наиболее строгому (УК РФ), либо в обратном порядке (УК РК). Подобный иерархический порядок учитывается при построении санкций Особенной части уголовного закона (перечисление альтернативных видов наказаний в УК РФ должно начинаться от самого мягкого к самому строгому; в УК РК имеет место обратный порядок), а также при назначении наказания (например, возможность назначения более мягкого вида наказания, чем предусмотрено за конкретное преступление в соответствии со ст. 64 УК РФ)[87]. Отмечается также, что направление упорядоченности системы наказаний может служить суду ориентиром при определении строгости наказания. Так, если построение системы наказаний от наиболее строгого к наименее строгому ориентирует суд на выбор более строгого наказания, то обратный порядок - на выбор более мягкого, гуманного и справедливого наказания[88].

Также важным признаком системы наказаний является её обусловленность социально-экономическими и прочими условиями общественной жизни, хотя об этом не упоминалось ни в одном из рассмотренных выше определений. Фактически, система наказаний является отражением уровня развития общества и все изменения и дополнения, вносимые в неё законодателем, должны быть чётко обоснованы с точки зрения современных социальных отношений (например, исключение телесных и калечащих наказаний из перечня наказаний в связи с гуманизацией закона и признанием ценности прав и свобод человека), а также обеспечены необходимыми организационно-правовыми и материальными условиями (изменение существующих наказаний и включение в закон их новых видов логично предварять созданием необходимого материальной базы, без которой любые «новеллы» в системе наказаний рискуют повторить судьбу ареста, положения о котором в Российской Федерации не вводятся в действие уже 20 лет, или принудительных работ, статус которых был неопределённым с

момента их включения в систему наказаний в 2011 году до января 2017 года)[89].

Кроме того, говоря о признаках системы наказаний, нельзя не обратить внимание на то обстоятельство, что система наказаний может отражать в себе признак специального субъекта преступления, в связи с чем в законе можно выделить не только общие и специальные виды наказаний [90] , но и общие и специальные системы наказаний (которые точнее было бы назвать подсистемами). Следует отметить, что это характерно для Российской Федерации, тогда как в Корейской Республике законодатель поместил все наказания в одну систему, сделав их универсальными.

Так, УК РФ предусматривает две сравнительно самостоятельные системы наказаний (подсистемы), первая из которых является общей и применяется в отношении всех преступников «по общему правилу», тогда как вторая (ст. 88 УК РФ и Глава 14 УК РФ в целом) содержит наказания, применяемые только в отношении несовершеннолетних, т.е. лиц, достигших к моменту совершения преступления четырнадцати лет (для преступлений, перечисленных в ст. 20 УК РФ), но не достигших восемнадцати лет. Эти системы иногда именуются, соответственно, основной и дополнительной или полной и усечённой. При этом вторая названная система наказаний (дополнительная / усечённая) является производной от первой и в ней нет самостоятельных видов наказаний, которые не входили бы в первую [91] , как минимум внешне, т.е. по их названию и основному содержанию.

Представляется, что говоря о системах наказаний, правильнее оперировать категориями «общая» и «применяемая в отношении несовершеннолетних», а не «основная» и «дополнительная», поскольку наказания второй системы хотя и похожи на соответствующие наказания первой, они в то же время обладают существенными отличиями, достаточными для того, чтобы считать составляемую ими систему условно самостоятельной.

Наказания, применяемые в отношении несовершеннолетних, отличаются от наказаний общей системы наказаний в части как их регламентации, так и исполнения. Это справедливо для пяти из шести наказаний «дополнительной» системы наказаний, а именно для штрафа, обязательных работ, исправительных работ, ограничения свободы и лишения свободы, тогда как шестой вид наказания (расположенный в системе вторым по счёту от самого мягкого наказания - штрафа) - лишение права заниматься определённой деятельностью - является отдельным видом наказания, поскольку формально в общей системе такого наказания нет (там присутствует наказание в виде лишения права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью (п. «б» ч. 1 ст. 44 УК РФ), которое состоит из двух элементов, оба из которых опять-таки формально являются одним наказанием; здесь, однако, наличествует коллизия, поскольку, хотя в общей системе наказаний закреплено другое наказание, п. «б» ч. 1 ст. 88 УК РФ отсылает именно к нему).

Среди особенностей наказаний, применяемых в отношении несовершеннолетних, можно назвать, в частности, существенное снижение максимально возможных размеров (в основном, в два раза), а также снижение минимального порога низшего предела наказания, закреплённого в статьях Особенной части УК РФ, за тяжкие и особо тяжкие преступления. Кроме этого, законодателем ограничена возможность назначения в отношении несовершеннолетних лишения свободы[92]. Далее в настоящей работе речь будет идти только об общей системе наказаний.

Помимо признаков системы наказаний следует также остановиться на определённых общих и специальных принципах её построения. К числу общих принципов построения системы наказаний относятся основополагающие правовые положения, в которых находит своё выражение уголовная политика государства. Это, прежде всего, тесно взаимосвязанные принципы законности,

гуманизма и равенства[93].

Принцип законности предполагает построение системы наказаний в строгом соответствии с основным законом государства (конституцией), а также прочими базовыми нормами, определяющими правовую систему конкретного государства. Например, в Конституции Российской Федерации указано, что смертная казнь является исключительной мерой наказания, которая может быть назначена за особо тяжкие преступления против жизни (ч. 2 ст. 20 Конституции РФ). Это положение определяет место смертной казни в российской системе наказаний как наиболее строго вида наказания. Кроме того, российский Основной закон запрещает применение жестоких или унижающих человеческое достоинство наказаний (ч. 2 ст. 21 Конституции РФ), что исключает возможность включения в систему наказаний телесных наказаний[94]и прочих мер, признанных ныне архаичными (калечащих, позорящих и проч.).

Принцип гуманизма заключается в стремлении законодателя соблюсти баланс между необходимостью привлечь лицо к уголовной ответственности за совершённое преступление и обязанностью максимально соблюсти его права как при назначении наказания, так и при его исполнении. Фактически государство относится к преступнику как к личности, которую необходимо исцелить от социального недуга - преступности, поэтому наказание преследует цель не столько покарать человека [95] , сколько удержать его от совершения нового преступления за счёт ресоциализации. Кроме того, данный принцип подразумевает также уже упомянутый отказ государства от жестоких и унижающих человеческое достоинство наказаний.

Принцип равенства предполагает равенство всех субъектов уголовной ответственности перед законом и, следовательно, перед наказанием, т.е.

возможность назначения любого вида наказания, входящего в систему наказаний, любому лицу, признанному судом виновным в совершении преступления, вне зависимости от его социального, имущественного и служебного положения, национальной, религиозной или иной принадлежности, основываясь лишь на обстоятельствах содеянного и его личности[96].

Специальные принципы построения системы наказаний являются развитием отраслевых принципов уголовного права и института наказания. К их числу относятся принципы неотвратимости, индивидуализации, определённости и экономии репрессии (карательных средств)[97].

Принцип неотвратимости состоит в том, что наказание должно быть обязательным и неизбежным следствием преступления всегда и во всех случаях, когда это предусмотрено законом. Для соответствия этому принципу система наказаний должна состоять только из тех видов наказаний, которые могут быть исполнены в отношении осуждённого лица в реальности.

Принцип индивидуализации предполагает, во-первых, наличие в системе наказаний определённого разнообразия видов наказаний, которые могут быть назначены в каждом конкретном случае с учётом множества факторов (тяжести преступления, обстоятельств его совершения, степени вины, характеристики личности преступника и так далее), и во-вторых, персональное действие наказания на преступника, построение его содержания и порядка исполнения таким образом, чтобы минимизировать негативные последствия для третьих лиц (в первую очередь - семьи и близких осуждённого).

Принцип определённости заключается в том, что система наказаний является закрытой и только те уголовно-правовые меры, которые входят в эту систему, могут считаться наказаниями. Кроме того, элементы системы наказаний имеют фиксированные характеристики, т.е. те или иные свойства отдельных наказаний, закреплённые в законодательстве, не могут быть изменены произвольно (например, исключается возможность направления

лица, приговорённого судом к обязательным работам на урановые рудники).

Принцип экономии репрессии предполагает установление в системе наказаний максимально эффективных и, в то же время, максимально гуманных видов наказаний, а также их рациональное применение на практике. Фактически, экономия уголовной репрессии состоит в стремлении к наилучшему результату борьбы с преступностью и достижения целей наказания при минимальных затратах карательных мер и материально­организационных ресурсов [98] . В качестве примера здесь можно упомянуть внесение в УК РФ поправок, направленных на ограничение применения лишения свободы в отношении лиц, совершивших экономические преступления, как излишне строгой меры[99].

Итак, все перечисленные признаки системы наказаний отражают, а принципы её построения - определяют содержание и место этого уголовно­правового института в уголовном праве, притом место организующее и потому имеющее большую важность для уголовного права как Российской Федерации, так и Республики Корея.

Резюмируя изложенное, следует повторить, что система наказаний является доктринальным понятием, содержательные свойства и признаки которого находят отражение в российском и южнокорейском законодательстве. При этом российский подход к построению уголовного закона позволяет предложить включение в УК РФ легального определения системы наказаний, которое не было бы уместно в УК РК.

В доктрине уголовного права применительно к наказанию отмечается, что решение частных вопросов затруднительно без надлежащего теоретического обоснования общих понятий[100], что можно экстраполировать и

на систему наказаний. Южнокорейский законотворческий опыт показывает, что закон может быть лишён теоретических дефиниций, что не имеет явного влияния на эффективность его применения и компенсируется широким использованием доктрины права. Но, с другой стороны, в Российской Федерации уголовный закон в высокой степени теоретизирован, а доктрина здесь не играет большой роли в правоприменении, поэтому концепции построения отечественного уголовного закона не противоречит включение в УК РФ понятия системы наказаний. Такая новелла позволила бы определить легальный статус системы наказаний, установить чёткое соотношение между видами наказаниями и получить возможность развивать потенциал этого уголовно-правового института в рамках действующего законодательства.

Так, предлагается внести в УК РФ следующие изменения в статье 44:

а) изложить название стати в следующей редакции: «Система и виды наказаний»;

б) дополнить частью первой следующего содержания:

«1. Система наказаний есть установленная в настоящем Кодексе совокупность видов наказаний, иерархически упорядоченных в порядке возрастания их сравнительной строгости и расположенных от наименее строгого к наиболее строгому. Виды наказаний в системе наказаний по порядку назначения подразделяются на основные, дополнительные и применяемые в качестве как основных, так и дополнительных»;

в) перечень наказаний изложить в части второй.

1.3.

<< | >>
Источник: ДОБРЯКОВ ДЕНИС АНДРЕЕВИЧ. СИСТЕМА И ВИДЫ НАКАЗАНИЙ ПО УГОЛОВНОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И РЕСПУБЛИКИ КОРЕЯ (СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ). ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2018. 2018

Еще по теме Понятие и признаки системы наказаний:

  1. 3. ПРАВОВОЙ ИНСТИТУТ КАК ЭЛЕМЕНТ СИСТЕМЫ ПРАВА ПОНЯТИЕ И ХАРАКТЕРНЫЕ ЧЕРТЫ
  2. Функции правовых оценочных понятий
  3. Проблемы, возникающие в процессе применения правовых норм, содержащих оценочные понятия
  4. Понятие законности в уголовном процессе
  5. § 2. Понятие и особенности системной модели юридической ответственности
  6. § 2. Юридическая ответственность как элемент правовой системы
  7. § 1. Функциональная природа юридической ответственности в системе правового регулирования
  8. § 1. Понятие юридической ответственности в объективном и субъективном смысле
  9. § 1. Механизм реализации юридической ответственности за воинские преступления в контексте эволюции системы уголовного законодательства Республики Казахстан
  10. § 2. Наказание за загрязнение объектов окружающей среды и его индивидуализация судом
  11. Наказания в истории уголовного законодательства России и Кореи
- Авторское право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -