<<
>>

§ 1. Объективные признаки состава преступления, предусмотренного статьей 2431 Уголовного кодекса РФ

В качестве объективных признаков нарушения требований сохранения и (или) использования объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов РФ, включенных в единый государственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов РФ, либо выявленных объектов культурного наследия, необходимо рассматривать характеристики объекта и объективной стороны состава преступления.

Изучение объективных признаков следует начать с анализа объекта преступления. Он необходим для определения материального понятия преступления, именно он в значительной мере влияет на содержание объективных и субъективных признаков преступления, является исходным понятием при построении Особенной части УК РФ[85]. В теории уголовного права существует достаточно много точек зрения относительно уголовноправовой природы указанного признака состава преступления[86].

Так, по мнению Б.С. Никифорова, под объектом преступления следует считать «общественные отношения, против которых направлено совершаемое преступление. Преступление, в свою очередь, является посягательством на охраняемый уголовным правом объект, в виде воспрепятствования реализации прав и законных интересов граждан и государства»[87].

По мнению А.Н. Трайнина, объектом преступного посягательства является то, чему оно причиняет или пытается причинить ущерб[88].

А.А. Пионтковский утверждал, что «общественное отношение как объект преступления — это то, что стоит за непосредственным объектом, который оказывается или материальной предпосылкой существования и развития соответствующих общественных отношений, или материальной формой их выражения, или их субъектом[89]». Отсюда он делал вывод о том, что объектом преступления является человек, против которого оно направлено. Указанное мнение А.А. Пионтковский обосновывал на примере преступлений против личности и социалистической собственности. Уязвимость данной позиции заключается в невозможности разделить отдельные преступления между собой. Объектами преступления не могут быть материальные предметы и отдельные люди, так как смешение указанных понятий нивелирует их значение и сущность[90].

Ю.А. Демидов считает, что признание объектом преступления наиболее ценных для общества отношений не исключает возможности проявления их в уголовном законодательстве с различных сторон, в том числе как государственное или общественное установление, как субъективное право, субъективный интерес[91]. А.В. Наумовым была высказана позиция о том, что не всегда объектом преступления является общественное отношение. Под объектом преступления он предлагает понимать «охраняемые уголовным законом блага, интересы, на которые посягает преступное деяние»[92]. Схожую позицию высказал А.Э. Жалинский, который в качестве объекта преступления рассматривает «охраняемое уголовным законом благо (или то общественное отношение), против которого совершается определенное, запрещенное уголовным законом деяние»[93]. По нашему мнению, исходя из сущности объекта преступления, рассматривать его в качестве определенного блага и интереса неверно. Свойство объекта преступления, как определенного блага и интереса, в различных общественных отношениях могут использоваться как в социально-полезных, так и в антиобщественных целях.

В данном исследовании мы придерживаемся мнения, что объект преступления - это охраняемое уголовным законом общественное отношение. Определенные интересы (государства, общества или отдельной личности), либо правовые блага, то есть, те же интересы, охраняемые законом, лежат в основе без исключения всех общественных отношений, в том числе и взятых под уголовно-правовую охрану[94]. Соответственно объектом преступления признаются общественные отношения, охраняемые уголовным законом, которым в результате совершения преступления причиняется вред, либо создается угроза его причинения.

В соответствии с принятой классификацией объектов преступления по вертикали, все они делятся на общий, родовой, видовой и

~95

непосредственный[95].

Родовым объектом рассматриваемого преступления являются

общественные отношения, охраняющие общественный порядок и общественную безопасность. Под общественным порядком и общественной безопасностью, как родовым объектом преступления, понимаются общественные отношения по обеспечению государством состояния защищенности человека и общества от различных по характеру внешних и внутренних угроз, а также гарантий реализации всеми гражданами конституционных прав на беспрепятственное участие в культурной жизни общества и государства, пользование учреждениями культуры, доступ к культурным ценностям.

Видовым объектом выступает общественная нравственность. Последняя представляет собой общественные отношения, затрагивающие взгляды человека на эстетику, достоинство, уважение и память о культурных достижениях предшествующих поколений, самобытность народа.

Понятие непосредственного (основного) объекта составов преступлений в отношении памятников истории и культуры сформулировано Л.Р. Клебановым, который под таковыми понимает общественные отношения, складывающиеся по поводу физической сохранности культурных ценностей. Он не исключает, что в качестве дополнительного объекта преступления могут выступать «общественные отношения по поводу обеспечения соблюдения права граждан на доступ к культурным ценностям, культурному наследию народов Российской Федерации»[96]. Преступления, предусмотренные ст. 243 и ст. 2431 УК РФ, посягают на одни и те же общественные отношения. Соответственно позиция Л.Р. Клебанова одинаково применима и к составу преступления, предусмотренного ст. 2431 УК РФ.

А.В. Бриллиантов в качестве непосредственного объекта преступления, предусмотренного ст. 2431 УК РФ, рассматривает: «...общественную нравственность в сфере содержания и сохранения памятников истории и культуры»[97].

Обе приведенные выше позиции учитывают специфику охраняемых законом общественных отношений, однако, по нашему мнению, определение объекта преступления требует уточнения, исходя из особенностей конструкции уголовно-правовой нормы. Ст. 2431 УК РФ является бланкетной и отсылает к Федеральному закону № 73-ФЗ, который дает определение используемых при конструкции уголовно-правовой нормы понятий.

Таким образом, непосредственный объект преступления, предусмотренного ст. 2431 УК РФ, - это общественные отношения, возникающие в области сохранения историко-культурной ценности, физической сохранности объектов культурного наследия (памятников истории и культуры), включенных в единый государственный реестр объектов культурного наследия народов Российской Федерации, выявленных объектов культурного наследия, а также их современного использования без ухудшения физического (технического) состояния, изменения ценностных (историко-культурных) характеристик.

Совершая преступление, предусмотренное ст. 2431 УК РФ, виновный воздействует на предмет преступления - определенные вещи материального мира либо интеллектуальные ценности[98]. Применительно к составу преступления, предусмотренному ст. 2431 УК РФ, предмет является обязательным признаком объективной стороны. Законодатель в статье прямо указал его видовые признаки, с целью отграничения их от иных охраняемых уголовным законом предметов. Это объекты культурного наследия (памятники истории и культуры) народов РФ, включенные в единый государственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов РФ, выявленные объекты культурного наследия.

Соответственно, для полного и всестороннего изучения объективных признаков преступления следует подробно остановиться на предмете преступного посягательства - определённых вещах материального мира, с изменением индивидуальных свойств которых уголовный закон связывает наличие в действиях лица признаков состава преступления[99]. При этом изменение должно явно ухудшать исходные свойства предмета правовой охраны.

Законодатель в ст. 2431 УК РФ не совсем удачно назвал предметы преступления «объектами», внеся определенную смысловую путаницу в используемую правовую терминологию. Однако обусловлено это тем, что так предметы правовой охраны названы в большинстве нормативно - правовых актов, регулирующих соответствующие правоотношения.

Так, ст. 3 Федерального закона № 73-ФЗ к предметам преступления относит объекты недвижимого имущества (включая объекты археологического наследия) и иные объекты с исторически связанными с ними территориями, произведениями живописи, скульптуры, декоративно - прикладного искусства, объектами науки и техники и иными предметами материальной культуры, возникшие в результате исторических событий, представляющие собой ценность с точки зрения истории, археологии, архитектуры, градостроительства, искусства, науки и техники, эстетики, этнологии или антропологии, социальной культуры и являющиеся свидетельством эпох и цивилизаций, подлинными источниками информации о зарождении и развитии культуры. По мнению Е.В. Медведева, «они возводятся обществом в ранг определенного ориентира человеческой деятельности, морального и нравственного идеала»[100]. А.Н. Панфилов считает, что «объект культурного наследия, для признания таковым, должен обладать определенными качественными характеристиками. Он должен быть создан человеком и включен в единый государственный реестр на основании нормативного правового акта соответствующего уполномоченного органа публичной власти»[101].

Из приведенного в Федеральном законе № 73-ФЗ определения следует, что объект культурного наследия должен обладать следующими необходимыми признаками:

• представлять ценность в культурном и историческом отношении;

• являться объектом материального мира.

Обобщая сказанное, можно подытожить, что объектами культурного наследия в самом широком понимании признаются недвижимые предметы материального мира, представляющие культурную, историческую и научную ценность для многонационального народа России, а также иные предметы, неразрывно связанные с ними.

В соответствии со ст. 4 Федерального закона № 73-ФЗ по признаку историко-культурного значения памятники истории и культуры подразделяют на следующие категории: объекты культурного наследия федерального значения — объекты, обладающие историко-архитектурной, художественной, научной и мемориальной ценностью, имеющие особое значение для истории и культуры народов Российской Федерации, а также объекты археологического наследия; объекты культурного наследия регионального значения — объекты, обладающие историко-архитектурной, художественной, научной и мемориальной ценностью, имеющие особое значение для истории и культуры субъекта Российской Федерации; объекты культурного наследия местного (муниципального) значения — объекты, обладающие историко-архитектурной, художественной, научной и мемориальной ценностью, имеющие особое значение для истории и культуры муниципального образования. Основным критерием признания объекта культурного наследия предметом преступления, предусмотренного ст. 2431 УК РФ, является внесение его единый государственный реестр объектов культурного наследия народов Российской Федерации.

Изложенное свидетельствует о необходимости рассмотрения критериев, на основе которых объекты культурного наследия признаются подлежащими включению в единый государственный реестр. Согласно приказу Министерства культуры Российской Федерации от 03.10.2011 № 954 «Об утверждении Положения о едином государственном реестре объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации» (в редакции Приказа № 2150 от 05.08.2015) единый реестр «представляет собой государственную информационную систему, включающую в себя банк данных, единство и сопоставимость которых обеспечивается за счет общих принципов формирования и ведения соответствующего учета»[102]. Правовым основанием включения объекта в реестр является решение уполномоченного органа исполнительной власти о принятии его под государственную охрану. На основании данного решения орган Министерства культуры России включает в единый государственный реестр объекты культурного наследия путем присвоения им порядковых регистрационных номеров. В соответствии с требованиями приказа объект, подлежащий охране, приобретает статус объекта культурного наследия после получения соответствующей рекомендации о включении его в государственный реестр. Рекомендация выдается органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации, уполномоченным в области охраны объектов культурного наследия. Соответственно, по своей правовой природе признанный таковым объект культурного наследия должен обладать не только культурной и исторической ценностью, но и быть включенным в единый государственный реестр. При совершении указанных действий собственнику памятника истории и культуры выдается паспорт объекта, который, в соответствии со ст. 21 Федерального закона № 73-ФЗ, содержит исчерпывающие сведения о предмете охраны, данные о постановке на государственный учет, сведения о наличии и границах охранных зон.

По видовому признаку все объекты в соответствии со ст. 3 Федерального закона № 73-ФЗ делятся на:

1. памятники - отдельно стоящие постройки, различного характера строения с исторически сложившимися территориями (в том числе памятники религиозного назначения); мемориальные квартиры; мавзолеи, отдельные захоронения; произведения монументального искусства; объекты науки и техники, включая военные; объекты археологического наследия;

2. ансамбли - имеющие определенные границы на сложившихся исторически территориях группы обособленных или объединенных памятников, построек и сооружений различного, в том числе религиозного предназначения, фрагменты исторических планировок и застроек поселений, которые могут быть отнесены к градостроительным ансамблям; произведения ландшафтной архитектуры и садово-паркового искусства (сады, парки, скверы, бульвары), некрополи; объекты археологического наследия;

3. достопримечательные места - творения антропогенного или природно-антропогенного характера, в том числе места традиционной территориальной локализации народных художественных промыслов; центры исторических поселений или фрагменты градостроительной планировки и застройки; памятные места культурные и природные ландшафты, связанные с историей формирования народов и иных этнических общностей на территории Российской Федерации, историческими (в том числе военными), религиозными и культурными событиями, жизнью выдающихся исторических личностей; объекты археологического наследия. В границах территории достопримечательного места могут находиться отдельные памятники и (или) ансамбли, внесенные в реестр объектов культурного наследия народов Российской Федерации.

В качестве самостоятельного предмета преступления, предусмотренного ст. 2431 УК РФ, законодатель в диспозиции выделил выявленные объекты культурного наследия. Указанный предмет, правовой статус которого установлен Федеральным законом № 73-ФЗ, требует отдельного рассмотрения. Выявленными считаются объекты материального мира, ранее не находившиеся под государственной охраной, содержащие признаки объектов культурного наследия.

Основанием для признания выявленного объекта объектом культурного наследия является его историческая и культурологическая ценность. «Ценность» - аксиологическое понятие раздела философии, характеризующее предпочтение личностью, обществом определенного образа или состояния. Ценность вещей (объектов) основана на их связи с человеком - способностью удовлетворять его потребности, развивать его сущность. Для выявленных объектов культурного наследия «ценность заключается в их способности вызывать общественную рефлексию в связи с событиями ушедших эпох, либо в том, что они являются единичными в своем роде образцами достижений деятельности народа, этнической группы, человека, которые ранее не находились под защитой государства, культурную и историческую ценность которых следует подтвердить в ходе проведения экспертного исследования»[103].

Выявленные объекты культурного наследия до принятия компетентным органом решения об их включении в реестр или отказе в этом подлежат обязательной государственной охране. Подобное принимается в срок не более одного года со дня поступления соответствующих материалов в орган охраны объектов культурного наследия народов РФ, что закреплено в

ч. 8 ст. 18 Федерального закона № 73-ФЗ. Если требуемое решение не принято в течение года, то объект культурного наследия теряет статус выявленного объекта культурного наследия, что, в свою очередь, свидетельствует о его уязвимости со стороны противоправных посягательств.

В ряде субъектов Российской Федерации остро стоит проблема со своевременностью проведения историко-культурной экспертизы выявленного объекта культурного наследия[104]. Так, по сведениям Комитета по государственному контролю, использования и охраны памятников истории и культуры мэрии г. Санкт-Петербурга (далее - КГКИОП, если не указано иное) в городе приблизительно три тысячи выявленных историкокультурных объектов, по которым не сформированы соответствующие учетно-регистрационные документы. Всего, по представленным организацией сведениям, в городе зарегистрировано девять тысяч двести выявленных объектов - из них, три тысячи восемьсот федерального, а две с половиной тысячи регионального значения. В 2016 г. в КГКИОП поступило более полутора тысяч документов для регистрации вновь выявленных объектов культурного наследия[105]. Большая их часть ранее в 90-х годах ХХ в. была включена в соответствующий городской перечень, однако в настоящее время фактически утеряла должный правовой статус и лишилась государственной охраны. Для принятия решения по всем указанным объектам сотрудникам КГКИОП необходимо не менее двух десятков лет. За столь продолжительное время может произойти безвозвратная утеря не получивших должной защиты и финансирования памятников, ставших свидетелями культурных и исторических событий «исторического города». По сведениям сотрудников КГКИОП, учетно-регистрационные карточки, заведенные на выявленные объекты культурного наследия, в большинстве своем не отвечают требованиям подпункта 7 пункта 2 ст. 18 Федерального закона № 73-ФЗ. Они малоинформативны и не содержат достаточных данных

о пространственных границах памятника, точного его описания с указанием конструктивных особенностей. Кроме того, выявленные объекты (за исключением объектов археологического наследия, ансамблей, некрополей и отдельных памятников и захоронений в границах достопримечательного места), зарегистрированные в качестве таковых до вступления в силу изменений в Федеральный закон № 73-ФЗ, внесенных Федеральным законом от 05.04.2016 № 95-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов РФ», не содержат сведения о пространственных границах защитных зон. Указанные в законе территории неразрывно связаны с объектом охраны, соответственно их использование ограничено в соответствии со ст. 34.1 Федерального закона № 73-ФЗ. Несоблюдение виновным лицом требований статьи при определенных обстоятельствах образует состав административного правонарушения, предусмотренного

ч. 3 ст. 7.13 КоАП РФ, а при наступлении общественно-опасных последствий в виде уничтожения или повреждения памятника в крупном размере - состав преступления, предусмотренного ст. 2431 УК РФ. Вместе с тем следует отметить, что часть территорий выявленных объектов культурного наследия в исторически сложившейся части городов является сервитутом, либо принадлежит третьим лицам, не имеющим отношение к объекту охраны. Безусловно, это затягивает процесс историко-культурного обследования и изучения объекта в целях последующего придания ему определенного правового статуса. Соответственно, следует провести ревизию предметов уголовно-правовой охраны в регионах Российской Федерации, в целях решения вопроса о целесообразности и необходимости незамедлительного изменения статуса некоторых выявленных объектов культурного наследия, либо исключения объекта из перечня выявленных. При принятии подобного рода решения, следует решить вопрос - является ли объект неотъемлемым элементом исторической среды города (поселения). В последнее время вопросу государственно-правовой охраны исторических средовых объектов уделяется особое внимание со стороны органов государственной власти, общественных организаций, инициативных групп граждан.

Определенный путь решения возникшей проблемы предложило Законодательное собрание г. Санкт-Петербурга. В принятом 24.12.2008 Законе № 820-7 «О границах зон охраны объектов культурного наследия на территории Санкт-Петербурга и режимах использования земель в границах указанных зон и о внесении изменений в Закон Санкт-Петербурга «О Генеральном плане Санкт-Петербурга и границах зон охраны объектов культурного наследия на территории Санкт-Петербурга» (далее - Закон № 820-7, если не указано иное), был установлен правовой статус отдельных памятников, по определенным причинам не признанных объектами культурного наследия, выявленными объектами культурного наследия (высокие местные, а также региональные требования к признанию отдельного строения, сооружения, группы строений объектом культурного наследия, отсутствия историко-культурной ценности и т.д.). Указанным объектам дано терминологическое определение «исторические здания». В соответствии со ст. 2 приложения 2 Закона № 820-7 таковыми признаются «здания и сооружения, не находящиеся под государственной охраной как объекты культурного наследия, относящиеся к различным историческим периодам: в зонах охраны исторически сложившихся центральных районов - построенные до 1917 г. (здесь и далее год постройки включительно); в зонах охраны, расположенных за границами зон охраны исторически сложившихся центральных районов - построенные до 1957 г.; деревянные 1-2 этажные здания - построенные до 1917 г.»[106].

Закон № 820-7 запрещает самовольный снос «исторических зданий», за исключением демонтажа находящихся в аварийном состоянии конструкций. Признание конструкции аварийной, производится на основании заключения экспертов. При этом Закон №820-7 не обязывает владельца исторического здания и сооружения проводить экспертное исследование в определенном специализированном учреждении, она в числе прочих документов представляется в Комитет по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры мэрии города Санкт-Петербурга. При этом сотрудники КГКИОП не проверяют полноту и достоверность проведённого экспертного исследования, а также компетентность лиц его составивших. Это «на руку» владельцам «исторического здания», желающим снести его. Историческая «реплика», возведенная на месте снесенного строения, в большинстве случаев не способствует сохранению исторической идентичности города, поселения[107]. Так, усилиями представителей общественной организации «Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры г. Санкт-Петербурга» была устранена угроза сноса дома, где проживал Ф.М. Достоевский[108].

По нашему мнению, опыт законодательной деятельности г. Санкт-Петербурга должен быть учтен на федеральном уровне. Историческое здание является уникальным средовым объектом, представляющим историко-культурную ценность. Охрана «исторического здания» должна осуществляться государством путем внесения соответствующих изменений в Федеральный закон № 73-ФЗ и придания ему статуса, схожего с правовым статусом памятника истории и культуры. Кроме того, «историческое здание», являющееся средовым объектом, культурно и эстетически неразрывно связанно с районом исторической застройки города (исторического поселения). Оно должно быть взято под уголовно-правовую охрану и стать самостоятельным предметом преступлений, предусмотренных ст. 243, 2431 УК РФ, как «исторический средовой объект».

Предложенные изменения будут способствовать сохранению исторической и культурной самобытности большинства исторически сложившихся городов и поселений России.

Для целей настоящего исследования следует остановиться на вопросе рассмотрения в качестве самостоятельного предмета преступления, предусмотренного ст. 2431 УК РФ исторических и культурных ценностей, состоящих в непосредственной и неразрывной связи с объектом культурного наследия. В ст. 2431 УК РФ прямо не указано об уголовно-правовой охране культурных ценностей как предмета преступного посягательства, однако ст. 3 Федерального закона № 73-ФЗ обращает на них внимание в неразрывной связи с недвижимыми объектами, подлежащими уголовноправовой охране, что является единственно верным. Следует согласиться с мнением О.В. Давлетшиной, что «ни один объект культурного наследия не может находиться под охраной государства отдельно от неразрывно связанных с ним предметов материального мира, представляющих историческую, культурную, художественную и научную ценность. При этом связь носит гносеологический характер. Посредством культурных ценностей возможно более точное определение культурной и исторической значимости объекта культурного наследия, его научное изучение»[109].

Таким образом, предметом преступления, предусмотренного ст. 2431 УК РФ, могут выступать культурные ценности, находящиеся в неразрывной исторической и научной связи с памятниками истории и культуры. Г.А. Русанова считает, что «культурные ценности должны иметь историческое, художественное или научное значение в мировом масштабе, масштабе отдельного государства или административного субъекта внутри региона»[110]. В правоприменительной практике следует различать понятие «культурные ценности», используемое в ст. 243, 2431 и 164 УК РФ. Культурная ценность в контексте диспозиций ст. 243, 2431 УК РФ - это самостоятельное понятие, дающее характеристику предмету (определенному явлению), а в ст. 164 УК РФ, рассматриваемая категория выступает определенным оценочным признаком предмета наряду с научной, художественной и исторической ценностями. Так, в ст. 164 УК РФ говорится не о самом предмете, а об определенной шкале, в соответствии с которой можно определить «общую» ценность любого предмета охраны. При этом законодатель имел в виду исключительно движимые объекты материального мира. Это входит в противоречие с содержанием исследуемой терминологии, которая сама может включать в себя научную составляющую понятия «культурные ценности».

Рассмотрев объект и предмет, обратимся к объективной стороне преступления, предусмотренного ст. 2431 УК РФ.

Объективная сторона любого преступления - это внешняя сторона процесса общественно опасного уголовно-противоправного посягательства, то есть это то, как преступление проявляется с точки зрения его внешнего восприятия. Объективная сторона конкретного преступления - совокупность установленных уголовным законом признаков преступления, характеризующих его внешнюю сторону111.

Объективная сторона состава преступления, предусмотренного ст. 2431 УК РФ, характеризуется действием (бездействием) в виде нарушения требований сохранения и (или) современного использования объектов культурного наследия, выявленных объектов культурного наследия, последствием в виде неосторожного безвозвратного уничтожения или повреждения памятников истории и культуры в крупном размере, а также причинной связью между ними. [111]

Объективная сторона рассматриваемого состава преступления включает действия (бездействия) по сохранению и (или) современному использованию объектов культурного наследия, которые законодателем признаются альтернативными. При этом для определения пределов действий (бездействий) виновного по сохранению памятников истории и культуры, ставших причиной его повреждения или разрушения, следует обратиться к ст. 40 Федерального закона № 73-ФЗ. Так, под мерами, способствующими сохранению, понимаются действия, направленные на обеспечение физической целостности и сохранение историко-культурной ценности объекта культурного наследия. Они проводятся в виде работ по ремонту, консервации, а также приспособления объекта для современного использования[112]. Все виды работ по сохранению объекта культурного наследия сопровождаются научными и проектными исследованиями, авторским и техническим надзором за качеством их проведения. В части сохранения выявленного объекта культурного наследия предусмотрены схожие по объему меры, за исключением проведения реставрационных работ (ч. 1 ст. 47.2 Федерального закона № 73-ФЗ). Требования к современному использованию объектов изложены в ст. 47.3 Федерального закона № 73-ФЗ, которые включают в себя набор определенных предписаний собственнику, несоблюдение которых может повлечь определенные правовые последствия. При этом для наступления уголовной ответственности необходимо разрушение или повреждение объекта охраны в крупном размере. Бесспорно, что преступление, предусмотренное ст. 2431 УК РФ может быть совершено как в форме действия, так и преступного бездействия, выраженного в непринятии собственником мер к сохранению объекта культурного наследия. Изложенное согласуется с позицией Л.Р. Клебанова, который считает, что преступления, связанные с повреждением или уничтожением объектов культурного наследия, могут быть как в форме действия, так и бездействия[113]. Применительно к нарушениям требований использования и (или) сохранения объектов культурного наследия, детерминантной наступивших необратимых последствий может являться преступное бездействие лица в части обязанности заботиться о сохранности памятника истории и культуры. Так как в случае непринятия установленных законом мер по его сохранению с течением времени, под воздействием внешних факторов (природного или техногенного происхождения), возможна утрата уникальных свойств объекта культурного наследия, вплоть до его полного уничтожения[114]. К примеру, без принятия должных защитных мер невозможно сохранить от утраты уникальные свойства или сам объект деревянного зодчества. Без проведения реставрационных работ либо консервации затруднено сохранение объектов культурного наследия, находящихся в крупных мегаполисах и подвергающихся вредному техногенному воздействию окружающей среды.

Диспозиция ст. 2431 УК РФ подразумевает совершение (воздержание от совершения) действий, принятых на себя собственником, либо иным законным владельцем в рамках охранного обязательства, заключенного в соответствии с требованиями ст. 47.6 Федерального закона № 73-ФЗ. В противном случае действия виновного лица, содержат признаки состава преступления, предусмотренного ст. 243 УК РФ, исходя из наступивших общественно-опасных последствий. Охранное обязательство - это

утвержденный специализированным федеральным органом охраны документ, устанавливающий требования к собственнику, иному законному владельцу объекта культурного наследия, включенного в государственный реестр по содержанию, сохранению, современному использованию и обеспечению доступа к нему третьих лиц. Объем и содержание требований, изложенных в охранном обязательстве, существенно ограничивают собственника памятника истории и культуры в правах по его эксплуатации. Указанное обстоятельство нередко становилось причиной умышленного незаключения охранного обязательства, мешавшего осуществлению коммерческой деятельности. Так, 19.05.2015 сотрудниками отдела дознания УМВД России по г. Череповец Вологодской области РФ возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного ст. 2431 УК РФ по факту повреждения дома № 1 по ул. Луначарского г. Череповца, признанного объектом культурного наследия регионального значения. Собственник здания в период с 2006 г. по декабрь 2014 г. умышленно уклонялся от заключения охранного обязательства, что вызвало определенные сложности в выборе нормы уголовного права и последующего привлечения его к уголовной ответственности[115].

Рассматриваемое преступление имеет материальный состав. Это означает, что в результате нарушения требований по использованию и (или) сохранению памятников истории и культуры обязательно должны наступить общественно опасные последствия в виде повреждения либо полного уничтожения объекта охраны, а также должна быть установлена причинная связь между элементами объективной стороны. В противном случае в действиях лица, нарушившего требования использования и (или) сохранения объекта культурного наследия, усматриваются признаки состава административного правонарушения, предусмотренного

ст. 7.13, 7.14.1 КоАП РФ, либо преступления, предусмотренного ст. 243 УК РФ.

Для верного решения вопроса о причинной связи должны быть установлены обстоятельства, позволяющие сделать вывод о том, что именно противоправные действия (бездействия) стали причиной наступивших необратимых, безусловно, опасных последствий[116]. Одним из ключевых элементов причинной связи является достоверно установленное последствие. Именно через призму последствий в виде «уничтожения» или «повреждения объекта охраны в крупном размере» можно говорить о причине действий (бездействий) виновного лица.

Согласно толковому словарю С.И. Ожегова, «уничтожение — это прекращение существования чего-нибудь[117], истребление, в отличие от повреждения, под которым понимается причинение вреда, порча, поломка»[118]. На практике правоприменитель не всегда может отграничить уничтожение от повреждения объекта культурного наследия.

На наш взгляд, разграничение между указанными в статье характеристиками общественно опасного последствия совершенного деяния необходимо проводить по признаку «безвозвратности», то есть полной утраты памятником индивидуальности, а также исторической и культурной ценности. Так, применительно к объективной стороне преступления, предусмотренного ст. 2431 УК РФ, под общественно опасным последствием в виде уничтожения объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации следует признавать приведение их в полную негодность, истребление, безвозвратную утерю историкокультурной и социокультурной ценности[119].

Применительно к уничтожению, совершенное лицом действие в отношении памятника истории и культуры должно носить необратимый характер. Приведение в негодность объектов культурного наследия характеризуется невозможностью их восстановления, реконструкции, реставрации, то есть физической утраты и, как следствие, исключением его из соответствующего государственного реестра (ч. 2 ст. 23 Федерального закона № 73-ФЗ). При этом правоприменителю, для установления наличия (отсутствия) состава преступления не нужно выяснять стоимость работ по восстановлению уничтоженного по неосторожности памятника истории и культуры.

В ходе изучения следственной практики нами был выявлен случай оценки безвозвратно утраченного объекта культурного наследия. Так, 20.05.2016 дознавателем отделения № 1 ОД УМВД России по г. Иваново возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного ст. 2431 УК РФ. Согласно материалам уголовного дела, неустановленное дознанием лицо нарушило требования порядка проведения работ по сохранению объекта культурного наследия федерального значения - деревянной церкви Успения XVII в, расположенной на ул. Фрунзе г. Иваново (ст. 45 Федерального закона № 73-ФЗ). В результате допущенных нарушений памятник истории и культуры был полностью уничтожен - сгорел. При этом, в ходе проведения доследственной проверки дознавателем был определен размер причиненного вреда, то есть в соответствии с примечанием к ст. 2431 УК РФ стоимость работ по восстановлению безвозвратно утраченного объекта культурного наследия[120]. Стоимость проведения восстановительных работ, в качестве одного из оценочных критериев, должна быть учтена правоприменителем при определении характера повреждения объекта культурного наследия, о чем прямо указано в примечании исследуемой статьи.

В целях осуществления государственной политики сохранения для будущих поколений объектов, представляющих особую историческую, культурную, художественную, научную, градостроительную, эстетическую и иную значимость, законодатель в ст. 47 Федерального закона № 73-ФЗ предусмотрел возможность воссоздания утраченного объекта культурного наследия. Условием одобрения процесса «возрождения» и начала его государственного финансирования является заключение историко-

культурной экспертизы о наличии достаточных научных данных, свидетельствующих о возможности воссоздания утраченного памятника истории и культуры[121]. Начало производства работ возможно с учетом мнения общественных и религиозных организаций, в зависимости от светского либо религиозного назначения утраченного объекта[122].

Части 2, 3, 4 ст. 47 Федерального закона № 73-ФЗ указывают на источники финансирования работ по воссозданию утраченного объекта.

По нашему мнению, указанную статью следует дополнить частью пятой, которую изложить в следующей редакции: «Воссоздание объекта культурного наследия, выявленного объекта культурного наследия, утраченного в результате совершенного преступления, предусмотренного ст. 243, 2431 Уголовного кодекса Российской Федерации, производится за счет средств лица, признанного виновным в совершении преступления на основании судебного акта; лица, в отношении которого прекращено уголовное преследование по основаниям, предусмотренным частями 3, 6 ст. 24, 251, 28 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации».

Полагаем, что государственная историко-культурная экспертиза для решения вопросов о целесообразности восстановления утраченного объекта культурного наследия, его исключении из соответствующего реестра, должна проводиться только по инициативе специализированных государственных органов. В противном случае собственники памятников истории и культуры, не заинтересованные в сохранении их особого статуса, будут стремиться любыми средствами и способами добиться их вывода из-под государственной охраны. Так, в марте 2017 г. по инициативе собственницы объекта А. была проведена историко-культурная экспертиза «Дома жены коллежского асессора Д.А. Братолюбовой» ХІХ в., расположенного на пересечении улиц Знаменской и Нутной, г. Великий Новгород. Согласно выводам экспертизы, в связи с утратой зданием историко-культурного значения оно подлежит исключению из единого государственного реестра объектов культурного наследия. Кроме этого, группа экспертов в исследовательской части заключения указала, что памятник истории и культуры местного значения был необоснованно признан таковым, так как никогда не представлял градоформирующего значения в архитектурнопространственной организации исторической части г. Великий Новгород. Проведенная по инициативе собственника экспертиза предоставляет ей фактическую возможность оспорить решение о признании принадлежащего ей здания объектом культурного наследия и, как следствие, избежать ответственности за его фактическое уничтожение[123].

В части верной квалификации повреждения объекта охраны, следует отметить, что действия виновного лица будут признаны таковыми, если в результате их совершения произойдет порча, поломка, будет причинен вред памятнику истории и культуры. Представляется, что действия виновного повредившего объект охраны носят обратимый характер.

В качестве обязательного признака объективной стороны состава преступления диспозиция ст. 2431 УК РФ предусматривает наступление последствий в виде неосторожного повреждения объекта охраны в крупном размере. В примечании к рассматриваемой статье указано, что критерием определения крупного размера причиненного преступлением вреда является стоимость восстановительных работ, превышающая пятьсот тысяч рублей.

В доктрине уголовного права в настоящее время не выработан подход к определению критериев оценки причиненного вреда объекту культурного наследия и, следовательно, отсутствует и единая правоприменительная практика. Указанная проблема является ключевой на пути практического применения ст. 2431 УК РФ и ее отграничения от схожих составов

административных правонарушений, предусмотренных

ст. 7.13, 7.14.1 КоАП РФ.

Сотрудники правоохранительных органов при вынесении

процессуального решения чаще всего руководствуются сведениями об имущественном ущербе, расчет которого производится собственником, либо лицом, непосредственно ответственным за сохранение и (или) использование памятника истории и культуры, отождествляя понятие крупного размера вреда в результате повреждения памятника истории и культуры с материальным ущербом собственнику охраняемого объекта.

Так, сотрудниками органов внутренних дел УМВД России по г. Вологда Вологодской области РФ было отказано в возбуждении уголовного дела по факту разрушения объекта культурного наследия - «дома Свешникова», сгоревшего 14.06.2014. Принятое решение было

аргументировано тем, что стоимость восстановительных работ составила до 200 тыс. рублей, что не образует крупного размера причиненного вреда. Сведения о его расчете были предоставлены собственником здания, ответственным за сохранение и использование объекта культурного наследия. На этом основании он был освобожден от уголовной, а в последующем и от административной ответственности[124].

В ходе проведенной проверки не было принято к сведению то обстоятельство, что собственник здания, игнорируя требования охранного обязательства, не принял мер к сохранению архитектурного объекта, что привело к его разрушению[125]. На основании мер прокурорского реагирования незаконное процессуальное решение было отменено.

Приведенный пример наглядно иллюстрирует несовершенство ст. 2431 УК РФ в части определения размера и характера причиненного вреда. Актуальность данного вопроса обусловлена отсутствием единых критериев, используемых правоприменителем для определения крупного вреда, причиненного в результате преступления, который является оценочным понятием.

Как показывает практика, при квалификации деяний по статьям УК РФ, имеющим оценочные понятия, усмотрение лиц, применяющих уголовноправовые нормы, является чрезмерным. Исключить это усмотрение полностью невозможно, но его необходимо ограничить определенными рамками, определив правильное применение этих понятий, обозначив устойчивые во времени и в пространстве критерии, помогающие уточнить их содержание в том значении, которое имел в виду законодатель[126].

Советом по оценочной деятельности при Министерстве экономического развития Российской Федерации 23.06.2015 были одобрены «Методические рекомендации по оценке объектов недвижимости, отнесенных в установленном порядке к объектам культурного наследия» (далее - Методические рекомендации, если не указано иное). Они были призваны преодолеть пробел в законодательстве относительно правовых критериев определения оценочной стоимости объекта, исходя из требований современных реалий[127]. Возможность использования методических

рекомендаций при оценке объектов культурного наследия носит

рекомендательный характер. В них уделено внимание требованиям, предъявляемым к заданию - непосредственному объекту оценки, оценке земельных участков, объектов археологического наследия, акцентировано внимание на определении величины арендной платы за пользование

объектом культурного наследия, наличию дополнительных обременений. Обращено внимание на рекомендации по проведению оценки в случае недостаточности данных (например, при отсутствии архитектурно - реставрационного задания на проведение восстановительных работ, исключительной уникальности объекта оценки). Особо отмечено, что требования, предъявляемые к объектам культурного наследия, распространяются и на вновь выявленные объекты культурного наследия. Это важно, так как нередки случаи, когда под различными предлогами вновь выявленные объекты культурного наследия полностью демонтируются, несмотря на возможность их отнесения к памятникам истории и культуры регионального и местного (муниципального) значения[128].

В соответствии с п. 4.3.1. Методических рекомендаций к объектам культурного наследия, в зависимости от преследуемой цели, может быть применена рыночная, инвестиционная, ликвидационная, кадастровая и другие виды оценки. Для повышения объективности оценки причиненного вреда требуется комплексный подход, реализация всего спектра оценочных критериев. Это важно в правоприменительной деятельности для преодоления разночтений при расчёте размера причиненного ущерба в практике работы следственных органов, суда.

В качестве особенностей оценки объекта культурного наследия Методические рекомендации предполагают, что исходя из исключительности объекта, связанного с определенными этапами развития истории и культуры, в их основу могут быть положены нематериальные активы, которые предполагают удорожание его фактической стоимости. Данное положение требует более тщательной проработки.

В соответствии со ст. 3 Федерального закона № 73-ФЗ объекты культурного наследия признаются таковыми, если они возникли в результате определенных исторических событий, представляют особую ценность с точки зрения истории, археологии, архитектуры, градостроительства, искусства, науки и техники, эстетики, этнологии или антропологии, социальной культуры и являются свидетельством эпох и цивилизаций, подлинными источниками информации об их зарождении и развитии. Следовательно, стоимость «нематериальных активов» должна определяться в ходе проведенного комплексного исследования, с привлечением специалистов, исходя из специфики восстанавливаемого объекта охраны. Они должны быть учтены при расчете стоимости восстановительных работ, а затем и при определении размера вреда, причиненного в результате преступления.

В пункте 8.3.2. Методических рекомендаций указано, что в качестве корректировок стоимости восстановительных работ могут быть использованы показатели, дающие возможность сопоставить оценку стоимости отдельных объектов-аналогов в зависимости от наличия таких факторов, как время создания объекта, авторство, уникальность, градостроительная роль, историческая подлинность, декор фасада и интерьеров, сохранность элементов, точек визуального восприятия и др., закрепленных в предмете охраны. В качестве дополнительных критериев оценки объекта охраны может выступать денежный эквивалент обязательных требований (обременений) объекта (раздел 12 Методических рекомендаций).

В настоящее время нет четких критериев, устанавливающих правовые основы проведения экспертного исследования поврежденных либо уничтоженных объектов культурного наследия в целях определения характера и размера вреда в результате совершенного преступления. Это вызывает определенные трудности в правоприменительной практике. Так, 12.01.2015 дознавателем отдела полиции № 2 «Вишневский» УМВД по г. Казани вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием признаков составов преступлений, предусмотренных ст. 167, 243, 2431 УК РФ, по факту повреждения объекта культурного наследия - «Доходного дома И.Н. Киселева, 1910 г. постройки, арх. К.С. Олешкович». Объект, включенный в государственный реестр, расположен по адресу: г. Казань, ул. Муштари, дом 20. Принятое процессуальное решение было аргументировано тем, что невозможно определить стоимость и размер восстановительных работ, в связи с отсутствием методики проведения экспертного исследования, нахождением памятника истории и культуры в заброшенном, бесхозном состоянии[129].

В другом случае, на основании отсутствия ответа на запрос о размере причиненного ущерба, 14.05.2014 дознавателем отдела полиции № 2 «Вишневский» УМВД России по г. Казани вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по факту проведения незаконных работ на придомовой территории объекта культурного наследия местного значения, расположенного по адресу: г. Казань, ул. Пушкина, дом № 58[130].

В связи с невозможностью определения размера вреда, причиненного объекту культурного наследия, было приостановлено расследование уголовного дела, возбужденного дознавателем ОД МО МВД России «Ирбитский» Свердловской области РФ по факту повреждения - «Административного здания, 1858 г. постройки» (ст. 2431 УК РФ). Интересно, что на момент возбуждения уголовного дела была установлена стоимость восстановительных работ в размере 599 000 рублей, что образует состав инкриминируемого преступления. В ходе расследования была проведена экспертиза, которая не смогла дать ответ о стоимости восстановительных работ, аргументируя принятое решение тем, что невозможно установить естественный износ здания и действия собственника по его ненадлежащей эксплуатации[131]. Указанный пример свидетельствует об отсутствии должного опыта работы правоохранительных органов в части расследования преступлений, предусмотренных ст. 2431 УК РФ, наличии трудностей при проведении экспертных исследований по определению характера и размера вреда, причиненного объекту культурного наследия. Проведенное нами анкетирование сотрудников прокуратур города Санкт- Петербурга, Алтайского, Краснодарского краев, Ивановской, Калужской, Ленинградской, Нижегородской, Омской и Свердловской областей РФ подтверждает данные выводы. Так, 52,4 % респондентов отметили, что сотрудники правоохранительных органов при расследовании преступлений, предусмотренных ст. 2431 УК РФ, сталкиваются с трудностями при определении характера и размера вреда, причиненного объекту культурного наследия; 48,9 % сообщили, что основной причиной, препятствующей привлечению к уголовной ответственности виновного лица за совершение рассматриваемого преступления, стало отсутствие должных методик по определению характера и размера вреда, причиненного объекту культурного наследия; 40,6 % респондентов согласились с тем, что у лиц, расследующих преступления, предусмотренные ст. 2431 УК РФ, отсутствует достаточный практический опыт.

На наш взгляд, в целях осуществления эффективной государственной защиты объектов культурного наследия, выявленных объектов культурного наследия, следует внести изменения в Г лаву V «Г осударственная историкокультурная экспертиза» Федерального закона № 73-ФЗ, установив правовые основания экспертного исследования, в целях определения размера причиненного вреда в результате совершенного преступления, административного правонарушения. Ст. 28 Федерального закона № 73-ФЗ следует дополнить частью следующего содержания: «Государственная историко-культурная экспертиза (далее - историко-культурная экспертиза) проводится в целях ... определения характера и размера вреда, причиненного объекту культурного наследия, выявленному объекту культурного наследия в результате совершенного преступления, административного правонарушения».

Также предлагаем ст. 30 Федерального закона № 73-ФЗ дополнить положением следующего содержания: «Объектами историко-культурной экспертизы являются: ... объекты культурного наследия, выявленные объекты культурного наследия, подвергнутые уничтожению (утрате, разрушению), повреждению в результате совершенного преступления, административного правонарушения в целях определения характера и размера вреда, причиненного объекту охраны, определения объема и стоимости восстановительных работ, стоимости работ по сохранению археологического объекта (восстановительные работы), целесообразности воссоздания уничтоженного (утраченного) объекта культурного наследия. Экспертное исследование может проводиться на основании постановления (определения, направления) компетентного органа в рамках проведения административного расследования, доследственной проверки, предварительного расследования, судебного разбирательства».

Кроме того, часть первую ст. 31 Федерального закона № 73-ФЗ дополнить частью 1.1 следующего содержания: «Проведение работ по сохранению объекта культурного наследия, выявленного объекта культурного наследия, подвергнутого повреждению либо уничтожению (утрате, разрушению) в результате совершенного преступления, административного правонарушения, запрещено до проведения историкокультурной экспертизы, кроме работ по консервации объекта, в соответствии со ст. 41 настоящего Федерального закона»:

- часть вторую ст. 31 Федерального закона № 73-ФЗ дополнить частью 2.2 следующего содержания: «Организация и проведение историкокультурной экспертизы объекта культурного наследия, выявленного объекта культурного наследия, подвергнутого повреждению либо в разрушению в результате совершенного преступления, административного правонарушения, осуществляется федеральным органом охраны объектов культурного наследия и оплачивается за счет средств бюджета Российской Федерации»;

- второй абзац части 3 ст. 31 Федерального закона № 73-ФЗ изложить в следующей редакции: «Порядок определения размера оплаты историкокультурной экспертизы, касающейся объектов культурного наследия федерального значения, объектов культурного наследия, выявленных объектов культурного наследия федерального, регионального, местного значения, подвергнутых повреждению либо уничтожению (утрате, разрушению) в результате совершенного преступления, административного правонарушения, устанавливается Правительством Российской Федерации»;

- часть вторую ст. 32 Федерального закона № 73-ФЗ дополнить абзацем следующего содержания: «Заключение историко-культурной экспертизы в отношении объектов культурного наследия, выявленных объектов культурного наследия (в том числе археологических объектов) должны обязательно включать сведения об объемах и стоимости в денежном эквиваленте восстановительных работ, а в отношении уничтоженного (утраченного, разрушенного) объекта культурного наследия, выявленного объекта культурного наследия выводы о целесообразности работ по его воссозданию»;

- абзац второй части 2 ст. 32 Федерального закона № 73-ФЗ следует изложить в следующей редакции: «В случае несогласия с заключением историко-культурной экспертизы соответствующий орган охраны объектов культурного наследия по собственной инициативе, либо по заявлению заинтересованного лица вправе назначить повторную экспертизу в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, за исключением экспертных исследований в целях определения характера и размера вреда, причиненного объекту культурного наследия, выявленному объекту культурного наследия, проведенных по инициативе компетентных органов в рамках административного расследования, доследственной проверки, предварительного расследования, судебного разбирательства»;

- часть 4 ст. 32 Федерального закона № 73-ФЗ изложить в следующей

редакции: «Заключение историко-культурной экспертизы подлежит обязательному размещению федеральным органом охраны объектов культурного наследия, региональным органом охраны культурного наследия на официальных сайтах указанных органов охраны объектов культурного наследия в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», за исключением заключений историко-культурной экспертизы, проведенной по инициативе компетентных органов в рамках административного расследования, доследственной проверки, предварительного расследования, судебного следствия».

Примечание к ст. 2431 УК РФ в качестве критерия определения характера и размера вреда устанавливает стоимость «восстановительных работ», которая в денежном эквиваленте должна превышать пятьсот тысяч рублей. По нашему мнению, «восстановительные работы» - это один из видов работ по обеспечению физической целостности и сохранению историко-культурной ценности объекта культурного наследия, выявленного объекта культурного наследия (в том числе археологического объекта). «Восстановительные работы» не идентичны по своему содержанию работам по ремонту и реставрации объекта охраны. Они должны проводиться в целях возвращения предмета охраны к исходному, имевшемуся до повреждения состоянию.

В целях преодоления разногласий в толковании УК РФ и законодательства, регламентирующего сохранение и использование объектов культурного наследия, целесообразно внести изменения в Федеральный закон № 73-ФЗ, дополнив его ст. 43.1 «Восстановительные работы» следующего содержания: «Восстановление памятника, ансамбля или достопримечательного места - научно-исследовательские, изыскательные, проектные и производственные работы, проводимые на основании заключения историко-культурной экспертизы в целях возвращения исходного до повреждения состояния, дальнейшего сохранения историкокультурной ценности объекта культурного наследия. На основании ч. 2 ст. 61 настоящего Федерального закона финансирование проведения

восстановительных работ производится за счет средств лица, причинившего вред объекту культурного наследия в соответствии со вступившим в законную силу решением суда». Аналогичные по характеру и объему изменения следует внести в ст. 47.2 Федерального закона № 73-ФЗ, в части восстановления выявленного объекта культурного наследия.

Экспертное исследование в случаях определения денежного эквивалента указанного вида работ должно быть проведено в соответствии с Федеральным законом от 31.05.2001 № 73-ФЗ «О государственной судебноэкспертной деятельности в Российской Федерации»132.

Объекты культурного наследия являются малопривлекательными в инвестиционном плане. Наряду с тем, что они расположены в центральной части исторически сложившихся городов и поселений, современное использование их затруднено охранными ограничениями, которые предъявляют требование к территории, на которой расположен памятник, его внешнему виду, внутренней планировке и т.п. В этой связи собственник памятника истории и культуры, приобретая его, принимает на себя бремя обязательств, жертвуя интересами собственного обогащения, извлечения прибыли от его использования. Излишнее, по мнению владельца объекта, обременение в большинстве случаев ведет к незаинтересованности его в сохранении и надлежащем использовании. Как следствие этого, нарушения норм противопожарной безопасности, санитарно-эпидемиологических и других охранительных норм, происходящие в результате действия, а чаще всего, преступного бездействия, ведут к разрушению объекта.

Представляется, что денежный эквивалент стоимости восстановительных работ не должен быть определяющим критерием при установлении вреда, причиненного объекту культурного наследия. Он должен быть учтен в совокупности с иными критериями, носящими нематериальный характер.

Таким образом, для определения размера вреда, причиненного объекту культурного наследия, необходимо:

• использовать комплексный подход к расчету сумм, затраченных на восстановление поврежденного памятника;

• учитывать нематериальные активы, характеризующие историческую и культурную значимость объекта оценки, возможность использования объекта охраны после проведения реставрационных работ;

• как дополнительный критерий определения размера вреда может быть учтен характер обременений объекта охраны.

Кроме этого, полагаем необходимым отказаться от использования в диспозиции ст. 2431 УК РФ такого термина, характеризующего общественноопасные последствия, как «в крупном размере». Так как преступления, совершенные в отношении объектов культурного наследия, являются преступлениями против общественной нравственности, то они не могут ограничиваться исключительно материальными критериями для характеристики общественно-опасных последствий, применяемыми в большей степени при квалификации преступлений против собственности[132]. В этой связи следует использовать более широкую категорию - «существенный вред». Признание вреда существенным должно зависеть от материальных и нематериальных составляющих, а именно стоимости работ по восстановлению объекта культурного наследия; значимости данного объекта, исходя из категории памятников федерального, регионального и местного значения, указанных в ст. 4 Федерального закона № 73-ФЗ; индивидуальности и неповторимости объекта культурного наследия (культурологическая оценка); возможности его последующей эксплуатации; обратимости (необратимости) последствий повреждения.

Статью 2431 УК РФ, с учетом изменений, внесенных в Федеральный закон № 73-ФЗ, следует изложить в следующей редакции: «Нарушение требований сохранения и (или) использования объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации, включенных в единый государственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации, либо выявленных объектов культурного наследия, повлекшие по неосторожности их уничтожение или повреждение, причинившее существенный вред».

Примечание к ст. 2431 УК РФ необходимо изложить в следующей редакции: «Повреждением объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации, включенных в единый государственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации, выявленных объектов культурного наследия в настоящей статье признается действие (бездействие), причинившее существенный вред, при определении размера которого должна быть учтена стоимость восстановительных работ, превышающая пятьсот тысяч рублей, а в отношении объектов археологического наследия - стоимость мероприятий, необходимых в соответствии с законодательством Российской Федерации для сохранения объекта археологического наследия, превышающая пятьсот тысяч рублей».

Предложенные изменения в УК РФ, Федеральный закон № 73-ФЗ могли бы способствовать более четкому определению содержания бланкетности ст. 2431 УК РФ. В качестве критерия определения вреда, причиненного объекту культурного наследия, будет учитываться не только денежный эквивалент восстановительно-реставрационных работ, но и его индивидуальная культурно-историческая неповторимость.

<< | >>
Источник: Халиков Искандер Альфредович. Уголовная ответственность за нарушение требований сохранения или использования объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 1. Объективные признаки состава преступления, предусмотренного статьей 2431 Уголовного кодекса РФ:

  1. Объективно-субъективные признаки уголовно-правового понятия вымогательства
  2. Анализ квалифицирующих и особо квалифицирующих признаков состава вымогательства (ч.2 и 3 ст. 163 УК РФ)
  3. Глава 2. ХАРАКТЕРИСТИКА ЛЖЕПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА С УЧЕТОМ ОБЪЕКТИВНЫХ И СУБЪЕКТИВНЫХ ПРИЗНАКОВ СОСТАВА ПРЕСТУПЛЕНИЯ
  4. §2. Понятие дорожно-транспортных преступлений и их место в системе Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации.
  5. ГЛАВА ВТОРАЯ. Юридический анализ объекта и субъективных признаков составов дорожно-транспортных преступлений и проблемы их законодательного конструирования.
  6. Оглавление
  7. § 1. Объективные признаки состава преступления, предусмотренного статьей 2431 Уголовного кодекса РФ
  8. § 2. Субъективные признаки состава преступления, предусмотренного статьей 2431 Уголовного кодекса РФ
  9. § 1 Проблемы разграничения нарушения требований сохранения или использования объектов культурного наследия от смежных составов преступлений
  10. § 2 Отграничение нарушения требований сохранения или использования объектов культурного наследия от составов административных правонарушений
  11. § 3 Проблемы пенализации нарушения требований сохранения или использования объектов культурного наследия
  12. § 3. Военно-уголовный закон ФРГ («Wehrstrafgcsetz») и его уголошю-праповос значение
  13. ГЛАВА 2. КВАЛИФИЦИРУЮЩИЕ ПРИЗНАКИ СОСТАВОВ ПРЕСТУПЛЕНИЙ НЕЗАКОННОГО ОБОРОТА НАРКОТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ ИЛИ ПСИХОТРОПНЫХ ВЕЩЕСТВ:
  14. § 2. Генезис понимания феномена «воинские преступления» в истории национальной и зарубежной правовой мысли
- Авторское право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -