<<
>>

§ 1. Международно-правовые основы сохранения или использования объектов культурного наследия (памятников истории и культуры)

Часть 4 статьи 15 Конституции РФ устанавливает, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы.

При этом ряд норм, содержащихся в них, реализован в отечественном законодательстве путем трансформации - переработки международных норм права с учетом отечественных правовых традиций, особенностей предмета регулирования, стандартов юридической техники.

Конвенция об охране всемирного культурного и природного наследия, принятая 16.11.1972 на семнадцатой сессии Генеральной Конференции ЮНЕСКО (далее - Конвенция 1972 г., если не указано иное),

ратифицирована Союзом ССР 12.10.1988[3].

Федеральный закон № 73-ФЗ не противоречит Конвенции и распространяет свое действие, основные ее принципы на регулируемые им правоотношения в сфере государственной охраны памятников истории и культуры. Статья 25 Федерального закона № 73-ФЗ прямо отсылает к Конвенции в части механизма признания объекта охраны всемирным культурным наследием, являясь бланкетной нормой права.

Статья 2431 УК РФ, предусматривающая ответственность за нарушение требований сохранения или использования объектов культурного наследия, либо выявленных объектов культурного наследия народов Российской

Федерации, по конструкции является бланкетной, при этом ее признаки характеризуют не само запрещенное законом деяние, а юридические факты, предшествующие нарушению уголовно-правового запрета. В этом случае бланкетность диспозиции является формой установления условий наступления уголовной ответственности с помощью норм иных отраслей права[4]. К исследуемой статье в полной мере применим термин - международно-правовая бланкетность.

А.В. Наумов подразделяет международно-правовую бланкетность на явную и неявную. При «явной бланкетности в диспозиции статьи делается отсылка к нормам международного права (ст.

356 УК РФ), при неявной - уголовно-правовой запрет обусловлен обязанностью России, вытекающей из международных договоров, при этом в тексте статьи ссылки на договоры отсутствуют»[5].

Таким образом, ст. 2431 УК РФ является нормой уголовного закона с неявной международно-правовой бланкетностью. При толковании исследуемая норма права отсылает не только к отечественному законодательству, но и опосредованно через него к нормам международного права, охраняющим культурные ценности.

Для целей настоящего исследования представляет интерес трактовка терминов: «объект культурного наследия», «культурная собственность», «культурная ценность», «культурное достояние народа, государства, человечества» через призму международных нормативно-правовых актов.

Преступления в отношении памятников истории и культуры, как результатов жизнедеятельности человечества, известны с давних времен. С момента зарождения государство стремилось защитить и сохранить результаты культурной жизнедеятельности, которые в основном были связаны с религиозными верованиями. На ранних стадиях развития общества люди пытались сохранить природные и историко-культурные объекты, руководствуясь, в большей степени, религиозными побуждениями. Вместе с тем, государство принимало меры к сохранению культурных ценностей от разрушения в результате войн и вооруженных конфликтов. Однако институт международно-правовой охраны объектов культурного наследия появился только в XIX веке.

Первое упоминание об особом статусе объектов культурного наследия содержится в решениях Пражской конвенции 1815 г.[6] Они стали правовым оформлением результатов победы коалиции Европейских государств над Наполеоновской Францией. Конвенция декларировала неприкосновенность во время вооруженных конфликтов культурных ценностей, хранимых в музеях и библиотеках[7].

Свое развитие институт охраны культурного наследия получил в Гаагских конференциях, проводившихся в 1899 и 1907 гг., занимавшихся кодификацией международно-правовых норм в ходе военных конфликтов.

В итоговых документах - конвенциях, на межгосударственном уровне было акцентировано внимание на необходимости сохранения храмов, исторических памятников, зданий, служащих целям науки. Предусматривалось преследование лиц, виновных в разрушении культурных ценностей. Согласно ст. 27, 28 IV Конвенции «О законах и обычаях сухопутной войны» и ст. 5, 7 IX Конвенции «О бомбардировках морскими силами во время войны» (Гаага, 1907 г.) не допускалось ведение боевых действий на территории памятников истории и культуры, использование их в качестве плацдармов вооруженной обороны. Воспрещалось отдавать на разграбление город, даже взятый приступом. Инициатором принятия Гаагских конвенций стал Российский Император Николай II. В принятых конвенциях сформулированы положения о запрете уничтожения памятников истории, религии и культуры и впервые введена ответственность государства за действия, повлекшие за собой уничтожение памятника истории и культуры[8]. Последовавшая Первая мировая война сделала невозможным выполнение достигнутых договоренностей. В 1915 г. германскими войсками был разрушен памятник истории и культуры мирового масштаба «Кафедральный собор Нотр-Дам» в г. Реймсе (Франция) 1211 г. постройки. Позже, в 1991 г., собор был включен в список Всемирного культурного наследия. В 1914 г. была разрушена «Палата суконщиков беффруа Ипра», расположенная в г. Ипр (Бельгия), включенная в список Всемирного культурного наследия в 1999 г[9].

Последующее развитие института международно-правовой охраны связано с анализом итогов Первой мировой войны.

В этой связи необходимо более подробно остановиться на «Договоре о защите учреждений, служащих целям науки и искусства, 1935 г.». Принятие данного международного правового акта является важной вехой в развитии института международно-правовой охраны объектов культурного наследия.

Инициатором разработки и принятия международно-правового договора стал общественный деятель и художник Н.К. Рерих. В историю документ вошел под именем Пакта Рериха.

И хотя в нем не содержится определения или перечня историко-культурных ценностей, тем не менее, Пакт закреплял такие положения, как необходимость защиты всех эталонных образцов этнокультурной деятельности человечества вне зависимости от их происхождения и принадлежности (ст. 2); необходимость составления списка памятников истории и культуры, подлежащих защите (ст. 4); необходимость идентификации объектов охраны путем вывешивания опознавательного знака (ст. 3) и другие нормы, без которых защита и сохранение культурных ценностей немыслима в современном мире. В рамках Пакта был утвержден предложенный Рерихом отличительный знак, которым предполагалось отмечать взятые под юридическую защиту памятники истории и культуры. Этим знаком было «Знамя Мира» - белое полотнище, на котором изображены три соприкасающихся амарантовых круга - прошлые, настоящие и будущие достижения человечества, окруженные кольцом Вечности. В настоящее время знак «Знамени Мира» используется ЮНЕСКО для обозначения памятников всемирного культурного наследия. Пакт стал отправной точкой создания современного института правовой охраны объектов культурного наследия[10] [11]. Международно-правовой документ был принят 15.04.1935 г. в г. Вашингтоне (США) двадцать одним государством Северной и Южной Америки. По инициативе ООН в честь подписания Пакта Рериха ежегодно 15 апреля отмечается Международный день культуры11. Пакт Рериха стал наиболее полным региональным договором, устанавливающим обязанность стран, его заключивших, охранять культурные ценности. Он ввел определённый порядок документирования обстоятельств его нарушения.

Разрушительное воздействие на систему международно-правовой охраны объектов культурного наследия, культурных ценностей произвела Вторая мировая война, в ходе которой было полностью либо частично утеряно большое количество памятников истории и культуры. Расовое и культурное превосходство, декларируемое национал-социалистами, привело к полному или частичному разрушению памятников в центральной и восточной Европе. Наибольший урон война принесла памятникам истории и культуры, расположенным на территории СССР. Были практически полностью разрушены архитектурный ансамбль памятников Великого Новгорода X-XIII в., включенный в 1992 г. в список объектов Всемирного культурного наследия; дворцовый комплекс Петергофа, включенный в 1990 г. в список объектов Всемирного культурного наследия. Точное количество памятников истории и культуры, разрушенных во время войны, и причиненный ущерб никем не подсчитывался. Согласно сведениям, приведенным М.М. Богуславским, «чрезвычайная Г осударственная Комиссия Союза ССР по выявлению и расследованию преступлений немецкофашистских захватчиков зафиксировала факт разрушения ими 427 музеев и музейных комплексов (из общего числа 992 музеев, имевшихся в Советском Союзе), 44 тыс. театров и клубов»[12].

Дальнейшее развитие института международно-правовой охраны культурных ценностей неразрывно связано с созданием Организации Объединенных Наций, соответствующих международно-правовых институтов, таких как ЮНЕСКО, Международного исследовательского центра по сохранению и реставрации культурных ценностей (ICCROM) и других.

10.12.1948 была принята «Всеобщая декларация прав человека», которая в ст. 27 закрепила за человеком право «свободно участвовать в культурной жизни общества, наслаждаться произведениями искусства, участвовать в научно-техническом прогрессе и пользоваться его благами»[13].

Результатом обобщения правотворческой и правоприменительной практики в послевоенный период в части регламентации вопросов охраны международного культурного наследия стала Гаагская конвенция «О защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта» (Гаага, 1954 г.) (которой соответствует «Европейская культурная конвенция» (Париж, 1954 г.) и Протоколы к ней[14] (далее - Гаагская конвенция 1954 г., если не указано иное). Гаагская конвенция 1954 г. в ст. 1 дает определение понятию «культурные ценности, пользующиеся международно-правовой защитой». Согласно ее тексту, культурными ценностями признаются, независимо от их международно-правовой принадлежности, следующие материальные объекты:

а) ценности, движимые или недвижимые, которые имеют значение для культурного наследия народа, а именно памятники архитектуры, искусства и истории, религиозные или светские, археологические месторасположения, архитектурные ансамбли, которые в качестве таковых представляют исторический, культурный или художественный интерес, произведения искусства, рукописи, книги, другие предметы художественного, исторического или археологического значения, а также научные коллекции, собрания редких книг, архивы фото-видео материалов или (и) репродукции указанных выше предметов;

б) здания, созданные для экспонирования движимых историкокультурных ценностей (указанных в предыдущем пункте), а именно музеи, хранилища архивов, крупные библиотеки, а также укрытия, предназначенные для сохранения в случае вооруженного конфликта ценных предметов (также указанных в предыдущем пункте);

в) историко-культурные центры, как место сосредоточения наибольшего количества указанных выше культурных ценностей и мест их экспонирования[15].

Гаагская конвенция 1954 г. стала основным инструментом международного права, способствующим борьбе с уничтожением и повреждением культурных ценностей во время войн. Основанная на положениях Гаагских конвенций 1899 и 1907 гг., а также на Пакте Рериха 1935 г., она стала международным договором, акцентирующим внимание на защите, в случае вооруженного конфликта, ценностей, представляющих историческое и культурное значение. А это включает защиту как недвижимых объектов (музеев, отдельных историко-культурных сооружений, памятников и т.п.), то есть непосредственно объектов культурного наследия, так и движимых объектов - предметов, документов, неразрывно связанных с недвижимыми объектами (музейных коллекций, книг, мебели, элементов интерьера и т.п.)[16]. Гаагская конвенция 1954 г. определила вектор развития международно-правового института охраны культурных ценностей, культурного наследия. Основные положения Гаагской конвенции 1954 г. были успешно имплементированы в законодательство стран, присоединившихся к ней.

Определённым этапом развития международного права в части охраны культурного наследия, культурных ценностей человечества стала Конвенция «О мерах, направленных на запрещение и предупреждение незаконного ввоза, вывоза и передачи права собственности на культурные ценности»[17] (Париж, 1970 г.) (далее - Конвенция 1970 г., если не указано иное). Статья 1 Конвенции 1970 г. дала более широкое, чем предыдущий международноправовой документ, толкование термина «культурные ценности». К ним были отнесены объекты религиозного или (и) светского характера, которые рассматриваются присоединившимся к ней государством в качестве ценности для археологии, истории, литературы, искусства и науки в целом. Конвенция 1970 г. отнесла к «культурным ценностям» не только здания, памятники и произведения изобразительного искусства, но и флору, фауну, полезные ископаемые, палеонтологические образцы, археологические и этнологические артефакты, произведения декоративного искусства, рукописи, книги и инкунабулы, а также фоно-, фото- и киноархивы. Она положила начало институту международно-правовой охраны культурных ценностей в любое время, то есть не только во время вооруженных конфликтов, как предусматривали конвенции, предшествовавшие ей.

Приведенное в Конвенции 1970 г. определение культурных ценностей настолько широко и нормативно, что его практическое применение возможно только в случае уточнения государством, какие культурные ценности должны охраняться согласно его законодательству, при этом должно быть указано, что считается таковыми[18]. Соответственно, в случае имплементации Конвенции 1970 г. в национальное законодательство от государства требуется уточнение перечня охраняемых объектов, уничтожение или повреждение которых приведет к значительному обеднению его культурной идентичности.

Значимым этапом развития международно-правового института охраны памятников истории и культуры стало принятие Генеральной Конференции ЮНЕСКО 16.11.1972 Конвенции «Об охране всемирного культурного и природного наследия»[19] (далее - Конвенция 1972 г., если не указано иное). В соответствии с ее положением создан Межправительственный комитет (Комитет всемирного наследия), в составе представителей стран - участников Конвенции 1972 г., который на основе установленных критериев принимает решение о включении объектов в список всемирного культурного и природного наследия. Созданы консультативные органы (категория II), к которым относятся Международный совет по охране достопримечательных мест и памятников древности (ICOMOS, международная неправительственная организация, штаб-квартира в Париже); Международный исследовательский центр по сохранению и реставрации культурных ценностей (ICCROM, международная правительственная организация, штаб-квартира в Риме), которые дают экспертную оценку памятника истории и культуры, подлежащего внесению в список объектов культурного наследия, оказывают консультативную помощь в реставрации и консервации памятников истории и культуры[20]. Кроме этого, указанные организации выделяют специалистов для проведения экспертной оценки сохранности объекта при его современной эксплуатации, оценке вреда, нанесенного объекту в результате воздействия природных и техногенных факторов[21]. Использование международно-правового опыта для оценки характера вреда, нанесенного объекту культурного наследия, во многом абстрагированного от внутригосударственных критериев, может быть учтено при определении наличия (отсутствия) состава преступления, предусмотренного ст. 2431 УК РФ.

Конвенция 1972 г. дает определение понятию «объект культурного наследия», устанавливает его соотношение с термином «культурная ценность», который в соответствии с позицией авторов международно - правового документа является более широким понятием, включающим исторические и культурные ценности нематериального характера. Российское законодательство частично восприняло нормы

Конвенции 1972 г., определяющие условия и порядок отнесения тех или иных объектов материального мира к памятникам истории и культуры, хотя дословного совпадения с текстом Федерального закона № 73-ФЗ нет[22].

Согласно требованиям Конвенции 1972 г., для включения в Список всемирного наследия объект должен обладать определёнными установленными критериями, подчеркивающими его историческую, этнокультурную и (или) природную самобытность. Так, «Кижский погост» (Республика Карелия, Россия), включенный в список Всемирного культурного наследия в 1990 г., в соответствии с паспортом объекта, является «шедевром творческого гения человека; представляет собой

выдающийся пример типа строения, архитектурного или технологического ансамбля или ландшафта, иллюстрирующего важный этап (периоды) развития человеческой истории; представляет выдающийся пример традиционного человеческого поселения»[23]. Историко-архитектурный

ансамбль «Казанский Кремль» (Республика Татарстан, Россия), включенный в список Всемирного культурного наследия в 2000 г., в соответствии с паспортом объекта «отражает воздействие, которое оказывает последовательная смена или взаимообмен общечеловеческих ценностей в пределах определенного периода времени или определенного культурного района мира на развитие архитектуры или технологии, монументального искусства, градостроительства или планирования ландшафтов; является уникальным или, по меньшей мере, исключительным свидетельством культурной традиции или цивилизации, существующей или исчезнувшей; представляет выдающийся пример типа строения, архитектурного или технологического ансамбля или ландшафта, иллюстрирующего важный этап (этапы) развития человеческой истории»[24].

Таким образом, Конвенция 1972 г. «Об охране всемирного культурного и природного наследия» является основополагающим международноправовым документом, определяющим критерии отнесения отдельных памятников природного, либо рукотворного происхождения к эталонным образцам культурного наследия человечества. Кроме этого, она устанавливает правовой режим их использования и (или) сохранения, определяет ориентиры развития внутригосударственных норм права в сфере регулирования указанных правоотношений.

В настоящее время отсутствует единый международно-правовой документ, определяющий ответственность за ненадлежащее использование памятников истории и культуры, приведшее к их повреждению, разрушению.

По нашему мнению, это связано с различным отношением к объекту уголовно-правовой охраны в разных странах мира. Отчасти возникший пробел в международном праве устраняет другой международно-правовой документ - Европейская конвенция «О правонарушениях, связанных с культурной собственностью» (Париж, 01.07.1985)[25]. На значимость документа указывает тот факт, что кроме 47 стран Совета Европы, она ратифицирована Канадой, Багамскими островами, Тринидадом и Тобаго, что повышает статус указанного международно-правового документа. Россия ратифицировала Европейскую конвенцию 16.01.1992 (далее - Европейская конвенция, если не указано иное).

Документ развивает логику международно-правовых актов, устанавливающих видовые признаки объектов охраны, определяет условия наступления ответственности за уничтожение или повреждение объектов, признанных культурной собственностью государства. Приложение II Европейской конвенции содержит перечень предметов материального мира, подлежащих охране. В него включены: объекты архитектуры, истории и (или) искусства; участки местности с находящимися на них историческими строениями и другими сооружениями большой научной, художественной, исторической и архитектурной ценности как светского, так и религиозного характера, включая группы традиционных (для народа, этнической группы) сооружений, исторические кварталы в городских или сельских районах и представляющие интерес, с точки зрения этнологии, сооружения, ушедших культур и эпох (в том числе, места археологических раскопок).

Особый интерес для проводимого исследования представляет приложение III Европейской конвенции, которое содержит сведения о уголовно-наказуемых деяниях в отношении культурных ценностей. В документе предусмотрена ответственность за несогласованные с компетентным государственным органом охраны страны изменения в конструктивные особенности (архитектурный облик) памятника, монументального ансамбля, приведшие к частичной, либо полной утрате исторической и (или) культурной значимости объекта. Собственник или владелец памятника архитектуры, охраняемого передвижного памятника, охраняемого монументального ансамбля или охраняемого участка местности несет ответственность за сохранность его в надлежащем состоянии и должен сообщать о дефектах, которые могут привести к его разрушению. Указанная норма предусматривает необходимость принятия собственником и (или) иным владельцем объекта охраны правового обязательства, предусматривающего сохранение памятника истории и культуры в должном состоянии. Схожие по содержанию и предмету охраны положения содержатся и в УК РФ.

Положения Европейской конвенции «О правонарушениях, связанных с культурной собственностью» были учтены в преамбуле Европейской конвенции «Об охране археологического наследия» (г. Валлетта 16.01.1992)[26].

Результатом имплементации Европейских конвенций в уголовное законодательство Российской Федерации явилось принятие Федерального закона № 245-ФЗ от 23.07.2013[27], внесшего изменения в ст. 243 УК РФ, а также включившего в УК РФ новый состав преступления (ст. 2431). Само по себе это подтверждает исключительную важность законодательной деятельности государства в области уголовно-правовой охраны объектов культурного наследия на современном этапе развития.

По нашему мнению, законодателю следует повторно обратиться к отдельным положениям приложения III Европейской конвенции, с целью

внесения соответствующих изменений в ст. 2431 УК РФ. Так, в указанной статье уголовного закона должен быть конкретизирован субъект совершенного преступления. Таковым должен признаваться исключительно собственник памятника истории и культуры или иной его законный владелец, что полностью согласуется с приложением III Европейской конвенции «О правонарушениях, связанных с культурной собственностью».

30.03.2017 министры культуры, а также представители правоохранительных органов государств - членов межгосударственного объединения «G 7» подписали во Флоренции «Декларацию по борьбе с контрабандой и расхищением объектов культурного наследия»[28]. Созданию и подписанию этого международно-правового документа предшествовала работа межправительственных организаций, обеспокоенных разрушением и разграблением объектов культурного наследия в странах ближнего Востока и Северной Африки. В преамбуле Флорентийской декларации сказано: «Обращаемся ко всем государствам с призывом принять меры по пресечению расхищения и контрабанды культурного наследия из стран, где они находятся, запрета незаконного ввоза и торговли антиквариатом, а также установить контроль государств за этим рынком»[29]. Подписавшие Флорентийскую декларацию государства приняли на себя обязательство усилить сотрудничество правоохранительных органов по охране Всемирного культурного наследия.

Зародившись в XIX в. как инструмент зашиты памятников истории и культуры во время ведения войн, институт охраны культурного наследия развился в XXI в. до междисциплинарного уровня противодействия различного вида угрозам. Современные глобализационные вызовы порождают объективную потребность в его совершенствовании и выработке действенного механизма международно-правовой защиты исторических и культурных ценностей, Всемирного культурного наследия.

<< | >>
Источник: Халиков Искандер Альфредович. Уголовная ответственность за нарушение требований сохранения или использования объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 1. Международно-правовые основы сохранения или использования объектов культурного наследия (памятников истории и культуры):

  1. § 6. Сотрудничество в области науки, культуры и образования
  2. Оглавление
  3. Введение
  4. § 1. Международно-правовые основы сохранения или использования объектов культурного наследия (памятников истории и культуры)
  5. § 2. Правовое регулирование порядка сохранения или использования объектов культурного наследия в Российской Федерации
  6. § 3 Проблемы пенализации нарушения требований сохранения или использования объектов культурного наследия
  7. Заключение
  8. Библиографический список
  9. § 3. Структура теоретической модели взаимосвязи нормы права, правоотношения и юридического факта
  10. ВВЕДЕНИЕ
  11. Список использованной литературы
- Авторское право РФ - Аграрное право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -