<<
>>

Классификация наказаний в системе наказаний

Классификация видов наказаний имеет фундаментальное значение и выступает одной из основ системы наказаний, формируя её структуру на уровне подсистем[134], складывающихся из родственных друг другу по тому или иному признаку видов наказаний. Такие подсистемы имеют достаточные для их дифференциации особенности, сохраняя при этом тесную взаимосвязь, дополняя друг друга и являясь элементами целостной системы наказаний.

Теоретическое и практическое значение классификации наказаний определяется, прежде всего, тем, что классификация наказаний помогает законодателю в построении системы наказаний, а также служит вспомогательным средством при нормативном формулировании многих

институтов Общей части уголовного закона (в частности, назначения наказания, условного осуждения, освобождения от наказания и т.д.) и способствует чёткому конструированию санкций в статьях Особенной части[135].

Как отмечалось выше, в действующем законодательстве виды наказаний классифицируются на три группы - основные, дополнительные и смешанные, т.е. такие, которые могут применяться в качестве как основных, так и дополнительных. Эта классификация закреплена в российском и южнокорейском уголовных законах, притом в УК РФ имеется специальная статья, чётко определяющая место каждого из видов наказаний в классификации (ст. 45 УК РФ).

Основанием для названной классификации видов наказаний служат правила назначения наказания, в связи с чем её можно назвать практико­ориентированной. Основные наказания составляют ядро карательного воздействия, назначаясь самостоятельно, тогда как дополнительные наказания играют вспомогательную роль, позволяя наиболее точно учесть особенности конкретного преступления и наилучшим образом индивидуализировать ответственность для совершившего его лица [136] . Выделение подсистемы смешанных наказаний придаёт системе наказаний большую гибкость применения, предоставляя суду возможность определять основной или дополнительный характер того или иного наказания в зависимости от обстоятельств дела в случаях, предусмотренных законом.

Деление наказаний на основные и дополнительные свойственно для стран континентального права (романо-германской правовой семьи), к числу которых вполне можно отнести как Российскую Федерацию, так и Республику Корея (по крайней мере, по данному признаку). Кроме основных и дополнительных наказаний выделяются также акцессорные наказания, которые являются

«автоматическим» следствием ряда основных наказаний[137], притом они входят в систему наказаний в качестве отдельного наказания, однако могут не указываться судом в приговоре, полагаясь чем-то само собой разумеющимся.

Согласно классификации видов наказаний в российском законодательстве основными являются девять из тринадцати наказаний, а именно: обязательные работы, исправительные работы, ограничение по военной службе, принудительные работы, арест, содержание в дисциплинарной воинской части, лишение свободы на определенный срок, пожизненное лишение свободы и смертная казнь (ч. 1 ст. 45 УК РФ). Дополнительным является только одно наказание - лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград (ч. 3 ст. 45 УК РФ)[138]. Смешанными, то есть применяемыми в качестве как основных, так и дополнительных, являются три оставшихся наказания - штраф, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью и ограничение свободы (ч.

2 ст. 45 УК РФ). Приведённая классификация является закрытой и исчерпывающей[139].

Уголовное законодательство Республики Корея формально относит к числу основных все наказания, кроме конфискации имущества (^^), указывая на дополнительный характер последней в отдельной статье (ст. 49 УК РК). Однако при анализе южнокорейской системы наказаний можно заключить, что основными наказаниями являются только смертная казнь (Л}^), каторжные работы (^^), лишение свободы без исправительного труда (^^) и арест (^^). Практически все остальные наказания могут применяться как в качестве основных, так и дополнительных.

Оговорка «практически» была использована постольку, поскольку

наказание в виде лишения прав (7}^^-^) является даже не дополнительным, а акцессорным, «автоматически» дополняя смертную казнь (что в связи с действующим в Республике Корея мораторием на исполнение смертной казни является отнюдь не избыточным - лицо может быть осуждено к смертной казни и в этом случае подвергается лишению свободы с особым режимом содержания, бессрочно находясь в ожидании казни), пожизненные каторжные работы и пожизненное лишение свободы без каторжного труда (ч. 1 ст. 43 УК РК), ни разу не встречаясь самостоятельно в статьях Особенных частей южнокорейских уголовных законов и не требуя для применения специального указания в приговоре суда. Здесь уместно отметить, что автоматический характер наказания в виде лишения прав является характерной чертой уголовно-правовых систем, испытавших влияние французского законодательства[140], к которым, благодаря имевшему место «посредничеству» Японии, можно в некотором роде отнести и корейскую правовую систему.

Смешанным является наказание в виде приостановления прав ).

Так, например, санкция ст. 105 УК РК (^7], £^; надругательство над

государственным флагом или гербом) предусматривает в качестве одного из альтернативных наказаний приостановление прав на срок до десяти лет, т.е. данное наказание в этом случае может быть назначено в качестве основного. В то же время в санкции ст. 124 УК РК (^^Я]Х, незаконный арест

или незаконное задержание) приостановление прав установлено в качестве дополнительного наказания, назначаемого вместе с каторжными работами на срок до десяти лет (каторжные работы по данной статье могут быть назначены на срок до семи лет). Кроме того, здесь следует отметить, что наказание в виде приостановления прав имеет определённые акцессорные черты, поскольку при осуждении лица к лишению свободы (в любой форме) на определённый срок его права приостанавливаются до отбытия наказания даже без назначения дополнительного наказания в виде приостановления прав.

Смешанными в уголовном законодательстве Республики Корея являются также наказания в виде штрафа ( и малого штрафа (^^). Штраф может быть назначен в качестве основного наказания, выступая как альтернатива лишению свободы на определённый срок (как правило, имеющему достаточно низкую «нижнюю планку» - от одного года). Например, санкция ст. 115 УК РК (^^; участие в беспорядках) предусматривает возможность назначения лишения свободы (в любой форме) или штрафа. Штраф может быть определён и как единственное наказание в санкции статьи, что имеет место, например, в ст. 170 УК РК (^^; возгорание вследствие халатности). Возможность назначения штрафа в качестве дополнительного наказания отдельно оговаривается в ряде статей Особенной части УК РК. Так, например, в ст. 204 УК РК указывается, что штраф может назначаться дополнительно к лишению свободы за совершение преступлений, связанных с незаконным оборотом опиума (°}^7 7; глава 17 УК РК)[141].

Малый штраф, в свою очередь, установлен в качестве основного наказания в ряде санкций статей Особенной части УК РК. Например, в санкции ст. 245 УК РК (^7^^; публичное непристойное действие) малый штраф может назначаться наравне с каторжными работами, штрафом и арестом. Вместе с тем в Законе Республики Корея «О проступках» (777 777; является в некотором смысле аналогом российского Кодекса об административных правонарушениях), опирающемся на систему наказаний из УК РК, содержится положение о том, что в определённых обстоятельствах (в зависимости от личности осуждённого и т.д.) могут быть применены одновременно арест и малый штраф, притом арест в такой ситуации выступает в качестве основного наказания, а малый штраф - в качестве дополнительного (ст. 5 Закона Республики Корея о проступках).

Таким образом, в уголовном законодательстве Республики Корея

классификация видов наказаний выглядит следующим образом: смертная казнь, каторжные работы, лишение свободы без исправительного труда и арест являются основными наказаниями; конфискация имущества - дополнительным наказанием; приостановление прав, штраф и малый штраф - смешанными наказаниями; лишение прав - акцессорным наказанием.

Следует повторить, что южнокорейское уголовное законодательство не содержит чёткой классификации видов наказаний, а представленная выше классификация получена на основании самостоятельного анализа различных норм, относящихся к области уголовного права. В то же время российское уголовное законодательство закрепляет классификацию наказаний в одной норме, что является важным достоинством УК РФ. Возможно, это является следствием высокой степени теоретизации российского уголовного закона, совершенно чуждой южнокорейскому закону, не содержащему, например, даже понятий преступления и наказания.

Родственность или, иными словами, сходство отдельных видов наказаний по самым разнообразным признакам, будь то близость карательного содержания (т.е. типа и объёма прав осуждённого, которые ограничиваются наказанием), либо особенности назначения помимо тех, что были рассмотрены выше (например, по кругу лиц, к которому они могут применяться), может формировать множество более или менее самостоятельных оснований классификации наказаний, выделяемых, прежде всего, в доктрине уголовного права и не являющихся легальными (закреплёнными в законе).

Например, в качестве основания классификации может быть избран характер лишений (правоограничений), которым подвергается лицо при назначении и исполнении наказания (это, в частности, моральное воздействие, ограничение прав, материальные лишения, ограничение или лишение свободы и т.д.). Основанием классификации также может быть избран субъект преступления, подвергающийся наказанию, и тогда наказания разделяются на общие и специальные, где общие назначаются любому лицу (т.е. общему субъекту преступления), а специальные - определённой категории лиц (т.е.

специальному субъекту)[142].

Классификация наказаний по характеру лишений или, иными словами, по содержанию карательного элемента, может предполагать лаконичное и максимально обобщённое деление всех видов наказаний на две группы - имущественные и личные. Наиболее распространёнными в настоящее время примерами имущественных и личный наказаний являются штраф и лишение свободы, соответственно. Важно, что данная классификация признаётся на международном уровне и находит отражение в международных правовых актах, в частности, в ст. 73 Конвенции ООН по морскому праву от 10 декабря 1982 года[143]. Названная статья Конвенции закрепляет запрет применения государствами-участниками соглашения в отношении нарушителей законов и правил рыболовства в исключительной экономической зоне тюремного заключения и иных форм личного наказания[144], относя тем самым тюремное заключение (лишение свободы) к числу личных наказаний и по смыслу некоторых остальных положений Конвенции противопоставляя эти наказания материальным (штрафу, конфискации и др.).

Нельзя не упомянуть также классификацию наказаний по характеру пенитенциарного воздействия, в рамках которой выделяются наказания, связанные с привлечением осуждённого к обязательному труду, и наказания, с привлечением к труду не связанные[145]. Эта классификация основывается на том, что общественно полезный труд (а точнее - трудовая деятельность как таковая) традиционно считается одним из важнейших средств

ресоциализирующего воздействия на осуждённого[146], что находит отражение в уголовном и уголовно-исполнительном законодательстве многих стран, в том числе Российской Федерации и Республики Корея.

Возможна, наконец, классификация видов наказаний по их строгости, являющаяся логическим следствием классификации преступлений по степени тяжести. Так, четырёхуровневая классификация преступлений по степени тяжести, принятая в российском уголовном праве (преступления небольшой, средней степеней тяжести, тяжкие и особо тяжкие преступления) вполне могла бы стать основой для выделения в системе наказаний четырёх категорий видов наказаний по степени строгости - менее строгих, средней строгости, строгих и особо строгих[147]. Притом уровней может быть любое количество, а Н. С. Таганцев отмечал, что системы наказаний (действовавшая в имперской России и зарубежные, принимаемые в конце XIX - начале XX вв.) допускали не только деление «по этажам», но также и всевозможные разветвления, объясняемые множеством сторонних факторов, помимо одного лишь критерия выстраивания прямой лестницы наказаний сообразно свойству поражаемых ими благ[148].

Для классификации видов наказаний по степени строгости обязательным условием является их корреляция со степенями тяжести преступлений. Здесь уместно упомянуть, что несоответствие уголовного закона (и основных составляющих его уголовно-правовых институтов) общественному сознанию снижает его значение в борьбе с преступностью, а в общественном сознании бытует представление о необходимости установления чёткого соотношения между строгостью наказаний с общественной опасностью преступлений[149], т.е. классификация наказаний по степени строгости является востребованной.

Подобная классификация могла бы быть включена в УК РФ (в

Республике Корея, как уже отмечалось, законе не содержит чётко определённую классификацию наказаний, а равно и категоризации преступлений) в рамках комплексной реформы, изменяющей не только классификацию видов наказаний, но и категоризацию преступлений, позволяя упорядочить Особенную часть УК РФ, исключив из неё многие противоречия. Категории преступлений следовало бы соотнести со степенью тяжести наказаний, исходя из социальной ценности объекта преступления, установив трёхзвенную систему. Например, преступления против жизни могли бы быть признаны тяжкими (наибольшая социальная ценность; все преступления в таком случае делились бы на тяжкие, средней и небольшой тяжести), влекущими наказание высокой степени строгости (наибольшая степень строгости, к которой следовало бы отнести наказания, связанные со срочным и бессрочным лишением свободы; все наказания делились бы на наказания высокой, средней и низкой степеней строгости), а санкции статей Особенной части УК РФ в таком случае содержали бы не перечень альтернативных наказаний, а указание на степень их строгости (т.е. ч. 1 ст. 105 УК РФ была бы сформулирована так: «Убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, - влечёт наказание высокой степени строгости»).

В доктрине уголовного права предпринимались также попытки составить универсальную и всеобъемлющую классификацию видов наказаний, подходящую ко всем существующим национальным системам наказаний. Так, подобная классификация может содержать следующие наказания: (1) связанные с лишением жизни; (2) калечащие и болезненные (телесные наказания); (3) связанные с лишением свободы; (4) связанные с ограничением свободы; (5) имущественные; (6) связанные с лишением или ограничением прав; (7) связанные с моральным воздействием; (8) смешанные (например, выдворение иностранца из страны)[150].

Помимо рассмотренных оснований классификации видов наказаний выделяются также основания, определяемые на основе законодательства и

зависящие от: возможности или невозможности установления наказания на определённый срок (т.е. срочные и бессрочные, измеримые и неизмеримые); возможности замены одних наказаний другими, а равно и замены наказаний иными мерами правового воздействия; возможности условного или условно­досрочного освобождения осуждённого от отбывания наказания; возможности условного назначения наказания[151].

Для целей настоящей работы уместно предложить свою классификацию наказаний, позволяющую сгруппировать российские и южнокорейские виды наказаний в рамках сравнительно-правового исследования. В такой классификации целесообразно выделить четыре группы наказаний: наказания, связанные с ограничением и лишением свободы, а также трудом осуждённых (лишение свободы на определённый срок и бессрочно, ограничение свободы, южнокорейское наказание в виде ареста, различные виды работ); наказания, связанные с ограничением и лишением имущественных и иных прав (различные виды штрафов, конфискация имущества, лишение и приостановление прав); военные наказания (российские специальные военные наказания и южнокорейские наказания, применяемые к военнослужащим); неприменимые наказания (смертная казнь и российский арест). Предложенная классификация имеет, прежде всего, локальное значение и служит основой структуры второй главы настоящего исследования.

Итак, южнокорейское уголовное законодательство, в отличие от российского, не содержит чёткой официальной классификации видов наказаний (по правилам назначения или иному основанию), которая может быть получена лишь при анализе норм УК РК и ряда специальных законов. При этом, если в Российской Федерации такая классификация предполагает разделение видов наказаний на три группы, то в Республике Корея групп может быть выделено четыре - основные, дополнительные, смешанные и акцессорные наказания.

<< | >>
Источник: ДОБРЯКОВ ДЕНИС АНДРЕЕВИЧ. СИСТЕМА И ВИДЫ НАКАЗАНИЙ ПО УГОЛОВНОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И РЕСПУБЛИКИ КОРЕЯ (СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ). ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2018. 2018

Еще по теме Классификация наказаний в системе наказаний:

  1. Криминологическая классификация видов и форм терроризма
  2. 3. ПРАВОВОЙ ИНСТИТУТ КАК ЭЛЕМЕНТ СИСТЕМЫ ПРАВА ПОНЯТИЕ И ХАРАКТЕРНЫЕ ЧЕРТЫ
  3. Классификация оценочных понятий, содержащихся в нормах права
  4. § 1. Теоретические основы классификации юридических фактов в отечественном праве
  5. § 3. Правовая природа классификации юридических фактов в уголовно-исполнительном праве
  6. § 1. Судебный контроль на стадии исполнения наказания как средство правовой защиты осужденных
  7. § 3. Административный контроль на стадии исполнения наказания как средство правовой защиты осужденных
  8. § 2. Система и виды административных наказаний, назначаемых за совершение таможенных правонарушений.
  9. § 2. Система уголовного права ФРГ и дополнительное уголовное право («NcbcnstrafrcclU») как ее структурный элемент
  10. § 2. Международным УК («Volkerstrafgesetzbiich»), его структура и место в системе уголовного нрава ФРГ
  11. § 1. Механизм реализации юридической ответственности за воинские преступления в контексте эволюции системы уголовного законодательства Республики Казахстан
  12. §1. Понятие и система составов экологических преступлений по УК РФ
  13. ОГЛАВЛЕНИЕ
  14. Современное состояние и значение системы наказаний
  15. Классификация наказаний в системе наказаний
  16. 3.1. Уголовно-исполнительные меры поощрения для осужденных, отбывающих наказание в виде ограничения свободы
  17. § 3. Классификация позитивной юридической ответственности органов исполнительной власти: ее функциональная составляющая
  18. § 1. Классификация видов социальной эффективности права
  19. § 4. Современное состояние системы законодательства, регламентирующего деятельность полиции
  20. Система источников правового регулирования защиты персональных данных в Европейском Союзе на современном этапе
- Авторское право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -