<<
>>

2.1. Интернет как фактор, детерминирующий делинквентное поведение несовершеннолетних

На фоне политических, экономических и социальных преобразований, затронувших Россию в последние десятилетие, существенно усилилось влияние средств массовой информации, в особенности информационного пространства сети Интернет, на протекающие процессы модернизации, что нашло свое отражение во всех сферах жизнедеятельности общества.

Как показывают проведенные нами исследования и многочисленные изыскания других авторов, в нашей стране и за рубежом наиболее подвержены криминогенному воздействию, в том числе посредством информационного пространства сети Интернет, несовершеннолетние, так как подростковый возраст - время активного поиска и «потребления» информации.

Влияние контента сети Интернет обусловлено ведущими позициями глобальной сети среди основных источников информации.

Сегодня наряду с акселерацией происходит и ускоренный процесс социального роста, что объясняется в частности подачей подросткам значительных объемов различного рода информации, поэтому современные дети очень рано осознают себя полноправными членами общества, нередко пытаются быть субъектами тех или иных общественных отношений.

Одной из основных причин этого выступает все та же акселерация, которая характеризуется достаточно ранним психофизическим развитием детей в сравнении с предыдущими поколениями. Изменения скоростных характеристик
умственной деятельности являются выражением ее интенсификации за счет увеличения объема школьных программ, расширения информационных возможностей человека путем использования средств массовых коммуникаций (телевидение, кино, радио)[101] и сети Интернет.

Важнейшим фактором, обусловливающим необходимость

криминологического исследования контента сети Интернет в системе детерминации преступности несовершеннолетних, является его способность посредством латентного информационно-психологического воздействия на эмоционально-поведенческое и когнитивное состояние подростка формировать и изменять социальные установки, деформировать правосознание и поведение несовершеннолетних. Многие авторы высказывают мнение о прямой связи всплеска и продолжающегося роста преступности с отрицательным влиянием информации, поступающей из сети Интернет. Однако проследить однозначное негативное воздействие информационного пространства на количественные и качественные изменения преступности несовершеннолетних довольно сложно, так как статистическому учету данная информация не подлежит.

Анализ криминогенных и антикриминогенных аспектов воздействия информационного пространства сети на несовершеннолетних и их преступное поведение лежит в основе разработки комплекса криминологических мер, направленных на снижение криминогенного влияния информации, содержащейся в сети, преступности несовершеннолетних, а также на определение основных направлений использования интернет-пространства в формировании нравственной, моральной, культурной личности подростка.

Изучение влияния контента сети Интернет на несовершеннолетних невозможно без непосредственного рассмотрения информационного пространства сети и тех материалов, которые в нем содержатся. Таким образом, предметом криминологического исследования выступает криминогенная информация, циркулирующая в глобальной компьютерной сети Интернет, как причина,

влияющая на совершение правонарушений и преступлений несовершеннолетними и способствующая их виктимизации.

Компонентами предмета криминологического исследования информационно-телекоммуникационной сети Интернет будут выступать деятельность субъекта-пользователя как причина совершения несовершеннолетними преступлений, а также возможности использования сети в предупреждении преступности несовершеннолетних. Полагаем, что более продуктивным подходом к выявлению существенных признаков глобальных сетей является рассмотрение их основных функций и сетевых процессов, обеспечивающих реализацию этих функций.

Все авторы, преимущественно социологи и специалисты в области массовой коммуникации, психологии А. Е. Войскунский, Е. Ю. Журавлева, И. Г. Опарина, А. А. Родионов отмечают, что главными являются информационная и коммуникативная функции, которые обусловлены сущностью интернета.

Л. К. Раицкая, рассматривая развивающую и познавательную роль интернета, указанные две функции детализирует и дополняет, выделяя следующие: информационную (средство массовой информации, глобальный репозиторий (электронная библиотека); информационно-справочную; коммуникационную (повседневное общение, профессиональное общение); экономическую (электронная торговля товарами и услугами, в том числе интернет-услугами, финансово-банковские расчеты и операции); образовательно­познавательную (дистанционное образование всех форм, самостоятельная работа, самообразование, гипертекстовая навигация); социальную (общение как часть процесса социализации, социальные сети и проекты); управленческую (электронное правительство всех уровней, управление компаниями и организациями, управление в системе образования); психологическую (экспериментальная площадка для личностного развития, изменения на уровне личности в результате интернет-опосредованных видов деятельности (изменения мотивации, структуры Я-концепции, ценностных ориентаций), специфическая поведенческая феноменология (интернет-аддикции); интернет-коммуникация как
новое средство традиционных социальных практик)[102]; развлекательную (игры, видео, аудио, мультимедиа, общение в интернет-сообществах)[103].

На основе анализа рассматриваемой классификации в рамках нашего исследования мы выделили и сгруппировали с точки зрения криминологического изучения следующие виды функций:

- информационную;

- коммуникативную;

- развлекательную.

Информационная функция сети является одной из приоритетных. Термин «информация» происходит от латинского слова informatio, что в переводе означает «изложение», «истолкование», «разъяснение»[104]. Чаще всего определяется как сведения, передаваемые людьми друг другу устным, письменным или другим способом. В русском языке слово «информация» известно с Петровской эпохи, когда его производная «информатор» употреблялась в значении «учитель». В этимологических словарях термин «информация» появляется только с 1861 г., информационный - с 1911 г., информировать - с 1933 г. Однако лишь в XX в. информация стала предметом подлинного научного изучения[105].

Теория информации - одна из наиболее бурно развивающихся отраслей современного научного знания. С момента возникновения она насчитывает почти столько же работ, что и теория относительности - один из фундаментальных разделов современной физики. И в настоящее время формула количества информации К. Шеннона, пожалуй, не менее известна, чем формула взаимосвязи массы и энергии А. Эйнштейна. Теория информации проникает во многие науки о неживой и живой природе, обществе и познании, ее используют и физики, и
химики, и биологи, и экономисты, и лингвисты, и логики, и ученые многих других специальностей[106].

За почти столетний период формирования теории информации было высказано множество точек зрения по поводу ее сущности. В научной литературе до настоящего времени не прекращаются попытки сформулировать универсальное определение информации. При этом отсутствие единого понятия в теории права и законодательстве Российской Федерации порождает множество альтернативных дефиниций. Подавляющее большинство авторов, проводивших исследования в данной сфере, считают, что даже достаточно полного, не говоря уже о всеобъемлющем определении данной категории дать невозможно[107]. Ученые разных стран предложили десятки толкований данного понятия. Представители ноосферной концепции эволюции биосферы и космизма (Р. Абдеев, К. Циолковский, В. Вернадский, А. Ракитов, А. Урсул и др.), а также разработчики теории социоинформационного пространства (П. Бурдье, И. Валлерштейн, А. Гидденс, П. Сорокин и др.) значительную роль отводили фундаментальному понятию «информация» [108] . В Федеральном законе «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» [109] под информацией понимаются любые сведения (сообщения, данные) независимо от формы их представления. В данном исследовании мы будем придерживаться следующего определения информации: сведения об окружающем мире и протекающих в нем процессах, воспринимаемые человеком или специальным устройством; сообщения, осведомляющие о положении дел, о состоянии чего - либо.

Компьютерная информация, воздействуя на познавательную, мотивационную и эмоциональную сферу личности, ее самосознание,
способствует формированию как позитивных, так и негативных личностных черт[110].

Медиасреда обладает следующими особенностями:

- дефицит полезной информации по сравнению с информационным шумом;

- перфомансность как порождение повсеместного распространения мультимедийных средств коммуникации, модифицировавшего все стороны жизни общества (общественно-политическую жизнь, информационные воздействия, межличностное общение и т. д.), превратившего их в спектакль отрежиссированный как по содержанию, так и по пространственно-временной характеристикам;

- пуэрильность (ребячество) - смешение игровой и практической деятельности;

- доминирование визуальной коммуникации, визуальных кодов и визуальных образов, которые стали средством передачи информации;

- коммерциализация коммуникативных систем, где творческий субъект, порождающий информацию, оказывается в роли наемного работника, а собственником информационного продукта становится владелец медийного холдинга;

- размывание границ публичного и интимного;

- «гламурность», исключающая болезни, бедность и другие неприглядные стороны нашей жизни[111].

Г. Н. Г оршенков выделяет функции средства массовой информации, которые присущи, на наш взгляд, в том числе и информационному пространству сети Интернет:

- формирование правосознания населения;

- информирование о состоянии правопорядка, принимаемых правоохранительными органами мерах по борьбе с преступностью, поддержанию правопорядка;

- формирование общественного мнения по поводу преступности, в том числе отношения к лицам, совершающим преступления;

- мобилизация населения на борьбу с преступностью;

- популяризация деятельности правоохранительных органов[112].

Однако, как показало проведенное нами исследование, данные функции практически не популяризируются, механизмы саморегуляции и социального самоконтроля в глобальной компьютерной сети работают слабо, а анализ реального контента сети Интернет позволяет выделить следующие криминогенные свойства ресурсов, оказывающих социально аномальное воздействие на пользователей и побуждающих к совершению правонарушений или преступлений:

- декларация новых этических и эстетических норм и ценностей;

- отрицание семейных ценностей, пропаганда асоциального образа жизни, «фоновых явлений», сексуальной распущенности, суицида и т. д.;

- обоснование и оправдание неуважения, дерзости, насилия, жестокости, агрессии и т. д.;

- агитация социальной, расовой, национальной и религиозной нетерпимости, ксенофобии, экстремизма и терроризма;

- формирование игровых зависимостей, перерастающих в смешивание реального и виртуального миров, перенос сценариев «игрового поведения» в реальную действительность и наступление трагических последствий;

- романтизация и идеализация преступного мира, криминальной субкультуры, информирование о методах и способах подготовки и совершения преступлений.

Немаловажной проблемой является измерение контента и коммуникаций в сети Интернет на предмет его криминогенности. Тем не менее, совокупность отдельных данных позволяют представить хотя бы ее масштабы. Так, Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций ежегодно удаляются десятки тысяч сайтов и (или) страниц сайтов с запрещенной информацией либо ограничивает доступ к ней провайдерам хостинга.

За 2018 г. выявлено 73 тыс веб-зеркал с экстремистскими материалами, которые внесены в реестре интернет-ресурсов с экстремистской информацией, в том числе:

- более 27,5 тыс. сайтов и (или) указателей страниц сайтов в сети Интернет, пропагандирующих деятельность запрещенной в России международной террористической организации «Исламское государство»;

- более 10,4 тыс. сайтов и (или) страниц сайтов, распространяющих материалы праворадикальных организаций Украины («Правый сектор», УНА- УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Братство», батальон «Азов»)[113].

Приведенные статистические данные указывают на существенное увеличение возможностей представителей экстремистских сообществ в распространении противоправной идеологии, формировании экстремистских взглядов, основной платформой распространения которых являются социальные сети.

Вместе с тем официальная статистика отражает лишь зарегистрированные преступления, а учитывая крайне высокий уровень латентности компьютерных преступлений, полагаем, что фактически их намного больше. По данным Национального отделения ФБР, от 85 до 97 % компьютерных посягательств даже не выявляются [114] . По оценкам других экспертов латентность компьютерных
преступлений в США достигает 80 %, в Великобритании - 85 %, в ФРГ - 75 %, в России - более 90 %[115].

Следующим фактором криминогенного воздействия является деструктивная межличностная коммуникация. Подростки заходят в интернет не только для поиска информации, но еще и с целью общения, поэтому немаловажная функция информационного пространства сети Интернет коммуникативная. Коммуникация (от латинского communicatio) означает «сообщение», «передача» (от communicare - делать общим, беседовать, связывать, сообщать, передавать)[116]. Коммуникация спозиции психологии - обмен информацией между живыми организмами (общение) [117]. Н. Луман [118]раскрывает коммуникацию как вид социального взаимодействия. «Субъекты, благодаря коммуникации и обмену информацией в ходе нее, существуют, могут изменяться сами, менять свое поведение и деятельность, влиять на других субъектов. Информация рождается при коммуникации и не существует вне ее. Книги, газеты, журналы, библиотеки, компьютерные ресурсы - это не хранилища информации, которую нужно извлечь, а возможность информации. Она возникает в процессе опосредованной коммуникации, даже если контактирующих разделяют века»[119].

Коммуникативная функция, присущая информационному пространству сети Интернет, позволяет подросткам сочетать возможность получения информации на новостных лентах, пересылки текста (графики, звука, видео) в форме электронной почты, фактически соответствующей возможностям обычных почтовых пересылок. Помимо получения и обмена информацией интернет дает возможность общения в онлайн-режиме в сетях «Одноклассники», «ВКонтакте», Twitter, Facebook, через ICQ, Messenger,Skype, Viber, Jabber, WhatsApp и т. д.

Особенностью общения в глобальной компьютерной сети Интернет является анонимность и возможность выступать в роли, невозможной при обычном общении. Потенциал сети позволяет одновременно поддерживать связь с несколькими собеседниками, выбирать аудиторию и темы для дискуссии, при этом не важен фактор расстояния, не требуется личное знакомство, что снимает целый ряд психологических барьеров и позволяет высказываться в соответствии со своими реальными взглядами и суждениями. Речевая деятельность обладает способностью психологического воздействия, что может способствовать дальнейшему развитию преступного действия (вовлечение, возбуждение, распространение, призывы и пр.) либо спровоцировать морально­психологическую травму потерпевшего [120] . При этом перегрузка социальными контактами, опосредованное общение с «друзьями» способствует «утрате способности и возможности сосредотачивать внимание на конкретном человеке»[121], что ведет не столько к озлоблению и агрессии, как в реальном мире, сколько к «обесцениванию» каждого из контактов на фоне «триумфа» собственного «Я»[122].

Кроме того, в информационном пространстве сети Интернет может создаваться видимость эффективности правонарушений как средства быстрого достижения материальных благ, успеха в жизни, ненужности моральных норм, выгодных пробелов и (или) противоречий, возможности преуспевания любыми средствами, в том числе путем публичной дискредитации, деморализации оппонентов при одновременной пропаганде образа жизни «преступного мира», его идеологии, искажении представления о правомерном и противоправном

4

поведении[123].

Распространение информации в соответствующем свете зачастую создает ложное представление о «слабости» права, его бессилии, массовом нарушении
норм права в современном обществе, что в итоге приводит к формированию у несовершеннолетнего правового нигилизма.

Объясняя эффект, при котором киберпространство порождает у правонарушителя чувство относительной свободы действия, профессор университета Райдер (США) Дж. Шулер ввел понятие «эффект онлайн- дезингибиции»[124].

Основу этого эффекта, по мнению Шулера, составляют:

- дисассоциативная анонимность («ты меня не знаешь»), сущность которой состоит в том, что в условиях анонимности люди могут отделить свои действия в киберпространстве от реального мира и реальной личности, в таком случае человек полагает, что может не брать на себя ответственность за свои действия;

- невидимость («ты меня не видишь») - позволяет избегать установления психологического контакта;

- асинхронность («увидимся позже») - возможность общаться в отдельных случаях без необходимости немедленной реакции на слова или действия собеседника, что является немаловажным дезингибирующим фактором;

- солиптическая интроекция («это все в моей голове») - вероятность того, что при онлайн-общении может возникнуть ощущение, что все происходит исключительно в нашем собственном воображении;

- минимизация власти («мы равны») - возникает из-за опосредованного восприятия атрибутов более высокого социального положения, а также возможности их игнорировать[125].

Еще одно из актуальных направлений обеспечения безопасности несовершеннолетних в информационно-телекоммуникационной сети Интернет - защита от информации и действий, побуждающих к суициду и опасному для жизни поведению, что относится к одной из задач национальной безопасности и уже является требованием действующего законодательства.

По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) ежегодно более 800 тыс. человек кончают жизнь самоубийством, а значительно большее число людей совершают попытки самоубийства. Как фиксирует ВОЗ, суицид является второй ведущей причиной смерти среди молодых людей в возрасте 15-29 лет в глобальных масштабах[126].

О необходимости таких мер свидетельствует также официальная статистика, касающаяся выявления запрещенного суицидального контента в сети Интернет. Так, с 2012 г. по настоящее время специалистами Роспотребнадзора проведена экспертиза более 13 тыс. ссылок на страницы сайтов в сети Интернет с суицидальной тематикой. При этом только за три квартала 2018 г. выявлены 32 106 материалов суицидального характера, содержащих запрещенную информацию о способах совершения самоубийства и (или) призывов к их совершению[127].

С января 2017 г. специалистами Роскомнадзора, Роспотребнадзора и общественных организаций отмечается всплеск активности организаторов суицидальных сообществ в социальных сетях. При этом фиксируется перемещение активности с традиционной для данных сообществ площадки «ВКонтакте» в социальную сеть Instagram. Пользователей-подростков вовлекают в сетевые «игры» «Синий кит», «Тихий дом», «Разбуди меня в 4:20», «Море китов», «Млечный путь», «F57» и т. д. с помощью тематических хэштегов (например, «#ищукуратора», «#синийкит», «#морекитов», «#явигре», «#синий», «#тихийдом» и др.), где предлагают выполнить ряд специфических заданий и психологически подготовиться к совершению самоубийства. Результатом деятельности данных групп стало значительное увеличение попыток самоубийства и рост суицида несовершеннолетних.

Новые формы преступных действий в сети Интернет, оказывающие влияние на сознание ребенка и мотивацию его поведения, не прогнозировались ранее
наукой, не были своевременно оценены криминологами, оказались вне правовой оценки, а значит, и вне мероприятий правоохранительных органов по выявлению и пресечению таких действий.

Основными ресурсами, на которых осуществляется распространение противоправной информация, являются:

- социальные сети - порядка 75 % призывов к суициду, более 50 % детской порнографии, более 20 % незаконного оборота наркотических средств;

- специализированные сайты - 98 % азартных онлайн-игр, незаконный оборот наркотиков (информация о незаконном обороте наркотиков также размещается на «досках объявлений»).

Анализ интернет-аудитории социальных сетей и основных ресурсов распространения противоправной информации позволят констатировать, что такая информация распространяется в основном среди несовершеннолетних.

Внесенные в 2017 году изменения в Уголовный кодекс Российской Федерации восполнили пробелы и позволили установить ответственность не только за вовлечение взрослыми лицами несовершеннолетних в преступную или антиобщественную деятельность, но также и в совершение иных противоправных действий, заведомо представляющих опасность для жизни несовершеннолетнего.

Примером такой деятельности являются случаи вовлечения лицами, достигшими восемнадцатилетнего возраста, подростков в «трейнсерфинг» (проезд на крыше поезда) или иные виды смертельно опасных занятий, таких как «зацепинг», «руфинг» (незаконное проникновение на крыши высоких зданий) либо в другие игры, в том числе по типу «Беги или умри», когда ребенку предлагается перебежать дорогу как можно ближе перед движущимся транспортом.

В социальных сетях найдены примеры, когда публикуются инструкции зацеперской путевой части (ЗЦПЧ), в том числе с зацепом для велосипеда, с рекомендациями для подростков, интересующихся этим видом смертельно
опасной деятельности. По данным МВД России в 2016 г. были травмированы 253 подростка, из них 117 случаев со смертельным исходом (2015 г. - 218 пострадавших детей, из которых 99 летальных случаев).

Учитывая, что указанные действия носят латентный характер и часто фиксируются под видом несчастного случая безотносительно факта нарушения правил использования железнодорожного транспорта, приведенные цифры - лишь «надводная часть айсберга».

Функция развлечения популярна у подростков не меньше, чем возможность общения в сети.

В настоящее время информационно-телекоммуникационная сеть Интернет перенасыщена программными «продуктами». Online, Flash, а также обычные компьютерные игры, онлайн-казино, кинотеатры, радио и музыка, различные чаты, социальные сети и т. д. стали основной составляющей повседневной жизнедеятельности ребенка, без систематического посещения которых он зачастую не видит смысла существования и не представляет иного способа развлечения в свободное время.

Информационная база сети Интернет с каждым годом только увеличивается, а сам интернет для некоторых пользователей становится зависимость. По мнению Е. П. Ищенко, это обусловлено тем, что виртуальная реальность действует на психику в семь раз сильнее, чем наркотические средства [128] . Отдавая должное автору приведенного мнения, мы не можем полностью с ним согласиться относительно силы воздействия, так как не выработаны научно обоснованные методики оценки данного воздействия. При этом мы полностью поддерживаем решение Всемирной организации здравоохранения, которая в 2018 г. планирует внести игровую зависимость в официальный Международный классификатор болезней (МКБ-11), и считаем необходимым рассмотреть вопрос о включении интернет-зависимости в данный
классификатор, кодифицировав по трем уровням: онлайн, офлайн и комплексную зависимость[129].

Профессор психологии К. Янг исследовала механизм зависимости от коммуникативных ресурсов интернета. Виртуальная зависимость от интернета - процесс стадиальный: на первой стадии происходит знакомство и заинтересованность интернетом и новыми возможностями, на второй - интернет замещает значимые стороны жизни, на третьей - можно говорить о собственно бегстве: «Вы совершаете бегство из реального мира и из своей жизни, и это бегство не дает вам предпринять попытки что-либо изменить в своем реальном мире. Вы живете где-то в другом месте».

Янг с коллегами разработала трехуровневую модель зависимости от интернета (ACE):

- accessibility - доступность интернет-ресурсов (интернет-магазин и казино открыты круглосуточно);

- control - контроль за своими действиями (сам кликаешь по ссылкам и жмешь на кнопочки);

- excitement - эмоциональный подъем, возбуждение от результатов собственных действий, возможных выигрышей (проигрышей), полученных доходов (в том числе отрицательных), побед или поражений в аукционах и т. д.[130]

В России подростки наиболее часто посещают интернет-сайт Steam[131]- платформу для развлечений, позволяющую играть, смотреть фильмы и использовать программы. В онлайн-магазине Steam можно получить бесплатно или приобрести абсолютно любые игры и фильмы (в том числе содержащие сексуальный контент, сцены насилия, жестокости и т. д.), а использование многофункциональной системы виртуальной реальности SteamVR позволяет ребенку погрузиться на 360° в игровую среду. Менее востребована в России
игровая онлан-платформа Roblox[132],содержащая более 15 млн разноплановых игр, в которые играют по всему миру.

Таким образом, рассмотренные выше функции информационного пространства сети Интернет оказывают как положительное, так и деструктивное влияние на формирование и развитие личности подростка. Можно предположить, что подростки привыкают к тому, что в глобальной сети Интернет они встречаются с негативными, шокирующими и криминальными явлениями. Но поскольку интернетом удобно пользоваться для удовлетворения потребности в эмансипации от взрослых, общения со сверстниками и поиска нужной информации, необходимо формировать у подростков принцип рационального и потребительского использования сети Интернет.

Необходимо отметить, что рассматриваемая проблема обострена:

- объективным ростом количества потребляемой информации;

- недостаточным уровнем разработанности способов и средств выявления информации;

- низкой эффективностью деятельности органов государственной власти по выявлению информации и профилактике ее воздействия на несовершеннолетних;

- недостаточным взаимодействием между подразделениями,

осуществляющими профилактическую деятельность, а зачастую его полным отсутствием.

Криминологически значимые аспекты влияния информационного пространства сети Интернет на формирование девиантного поведения несовершеннолетних нельзя рассматривать как отдельно стоящую проблему вне изучения криминальной обстановки в стране, их взаимовлияния, причин и условий, способствующих преступности несовершеннолетних.

Причины и условия преступности несовершеннолетних во многом определяются негативными социальными процессами, формирующими
причинный комплекс преступности в целом. Вместе с тем их действие специфично, главным образом в связи с особенностями психологии несовершеннолетних, их повышенной уязвимостью к социальным явлениям. Как отмечает Я. И. Гилинский, нет каких-то особых, специфичных «причин» девиантности подростков и молодежи. Но социально-экономическое неравенство, неравенство возможностей, доступных людям, принадлежащим к различным группам (стратам), своеобразно проявляется у подростков, которые воспринимают противоречия между наличными (и постоянно растущими) потребностями людей и неравными возможностями их удовлетворения особенно остро. Бурное развитие их физических, интеллектуальных, эмоциональных сил, желание самоутвердиться в мире взрослых вступает в противоречие с недостаточной социальной зрелостью, отсутствием профессионального и жизненного опыта, невысокой квалификацией (или отсутствием таковой), а следовательно, и невысоким (неопределенным девиантным) статусом.

Применительно к подросткам остро стоит проблема «канализирования» энергии, социальной активности в общественно одобряемом или хотя бы допустимом направлении, ибо молодость особенно нуждается в социальном признании, самоутверждении опять же при недостаточных возможностях. Неудовлетворенная потребность в самоутверждении приводит к попыткам реализовать себя не только в творчестве (что достаточно сложно), но и в негативных формах активности (комплекс Герострата), таких как насилие, преступления (что «проще»), или же ведет к ретретизму, «уходу» в алкоголь, наркотики, из жизни[133].

Фундаментальное противоречие между потребностями и возможностями современных подростков конкретизируется Г. И. Забрянским:

- противоречие между целями, к которым общество призывает стремиться подростков, и теми легальными возможностями, которые оно им предоставляет для их достижения;

- противоречие между расширением возможностей выбора в различных сферах жизнедеятельности и сужением легальных средств реализации этих возможностей;

- противоречие между расширением потребностей в квалифицированном, престижном и высокооплачиваемом труде и ограниченными возможностями их удовлетворения;

- противоречие между стремлением к богатству и ощущением невозможности его достижения легальными способами;

- противоречие между необходимостью усиления социальной и правовой защиты несовершеннолетних и ограниченными материальными возможностями общества[134].

Данные противоречия обостряются в информационном пространстве сети Интернет, где «золотая» молодежь, имея отличные стартовые возможности, не проработав ни одного дня, пользуется всеми благами человечества, выкладывает на всеобщее обозрение в сеть Интернет фотографии и видеоролики, на которых они наслаждаются беззаботной жизнью и в качестве развлечения совершает правонарушения или преступления, что вызывает у определенной части подростков и молодежи чувство протеста, агрессивные устремления, направленные на установление социальной справедливости. Одновременно происходит публичная дискредитация и деморализация способов получения доходов и поляризация различных социальных групп.

Анализ состояния, структуры и динамики преступности несовершеннолетних свидетельствует о том, что на протяжении длительного времени шло снижение удельного веса совершаемых преступлений, таким образом, с 2000 по 2016 гг. в 3,7 раза сократилось количество несовершеннолетних лиц, совершивших преступления. При этом на 1 января 2016 г. из каждых 100 тыс. молодых людей в возрасте 14-17 лет преступления совершили 425 человек против 166 человек в 2001 г., что свидетельствует о
существенном росте коэффициента преступности несовершеннолетних. Данная тенденция роста происходит одновременно с активным освоением новых информационных технологий и экспоненциальным ростом объема информации, потребляемой в сети Интернет.

Подобная динамика сохранялась до 2015 г., параллельно с ней до 2013 г. наблюдалось снижение численности несовершеннолетнего населения страны в возрасте 14-17 лет[135] , с 2013 г. отмечается прирост населения рассматриваемой возрастной группы, а с 2016 г. - прирост совершаемых подростками преступлений[136].

В соответствии с действующим уголовным законодательством несовершеннолетние несут ответственность за совершение более 130 видов преступлений. Реально ими совершается не более 25 видов, из которых девять составов преступлений составляют большинство (более 95 %), а доля четырех видов преступлений (кража, грабеж, незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ и неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения) составляет свыше 81 %.

Всего в 2018 году в отношении несовершеннолетних совершено 96,2 тыс уголовно наказуемых деяний, в том числе против жизни и здоровья детей - 10,9 тыс.

По данным Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации в первом полугодии 2018 года было осуждено 9 598 несовершеннолетних.

Преступления против собственности (кража, грабеж, разбой, вымогательство, неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения) составляли 75,7 % от общего числа преступлений, совершенных
несовершеннолетними; преступления против общественной безопасности и здоровья населения (незаконное изготовление, приобретение, хранение, перевозка, пересылка или сбыт наркотических средств или психотропных веществ, незаконное приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств) - 9,9 %; преступления против личности (убийство, умышленное причинение тяжкого, средней тяжести и легкого вреда здоровью, изнасилование) - 6,6 %.

Между тем нельзя не признать, что крайне негативной тенденцией преступности несовершеннолетних на протяжении последних десяти лет остается рост удельного веса в общем числе совершенных преступлений деликтов, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных и новых потенциально опасных психоактивных веществ. Доля преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, в общей структуре преступлений несовершеннолетних увеличилась с 2,4 до 9,9 %. Потребление наркотиков в молодежной среде становится элементом особой субкультуры, моды [137] . Последовательный рост указанной категории преступлений на сегодняшний день выдвинул незаконный оборот наркотических средств на третье место среди наиболее часто совершаемых преступлений, тем самым оттеснив на четвертую позицию неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения, и вплотную придвинул его ко второй позиции (грабежам).

Таким образом, в первом полугодии 2018 г. из совершенных несовершеннолетними преступлений небольшой тяжести - 11,3 %; средней тяжести - 38,3 %; тяжких преступлений - 43,3 %; особо тяжких преступлений - 7,1 %.

Защита детей от негативного воздействия информации, распространяемой в сети Интернет, наносящей вред их нравственному и духовному развитию,
психические и физические травмы, - это одна из наиболее важных и актуальных задач государства, решение которой требует незамедлительного принятия комплекса мер по законодательному регулированию, формированию правоприменительной практики и координации усилий всего общества в осуществлении профилактики противоправного воздействия на несовершеннолетних. В кратчайшие сроки должны быть выработаны наиболее оптимальные, действенные и оперативные меры государственного реагирования и противодействия.

Резюмируя вышесказанное, можно констатировать, что девиантное поведение подростков обусловлено не только «классическими» детерминантами, ошибками воспитания в семье, недостаточной деятельностью дошкольных и школьных учебных заведений, государственных учреждений и общественных институтов, но также криминогенным воздействием сети Интернет.

Рассмотренные функций информационно-телекоммуникационной сети Интернет позволяют классифицировать основные формы деструктивного воздействия сети на несовершеннолетних, побуждающие их к совершению правонарушений или преступлений или ведущие к виктимизации:

- контентное воздействие посредством информации, представляющей риск для развития, жизни, здоровья несовершеннолетних (содержащей агрессию, жестокость, насилие, ненормативную лексику, пропаганду экстремизма, наркотических средств, порнографии, суицида и т. д.);

- коммуникативное воздействие в процессе деструктивного межличностного общения (кибербуллинг, кибергруминг, секстинг, троллинг, флейминг, киберсталкинг, склонение к суициду и т. д.).

Проведенный анализ контента и коммуникаций в сети Интернет указывает на необходимость принятия мер по минимизации анонимности, исключению безнаказанности правонарушителей и формированию ответственного отношения пользователей.

Получившие в последние годы широкое распространение в сети Интернет действия, побуждающие к кибербуллингу, троллингу, кибергрумингу, секстингу и
иным формам девиантного поведения, требуют законодательного урегулирования. Внесение данных изменений будет способствовать не только совершенствованию правовой системы обеспечения безопасности несовершеннолетних, снижению уровня их виктимизации от противоправного поведения в сети Интернет, но и предупреждению преступлений.

Анализ состояния, структуры и динамики преступности несовершеннолетних свидетельствует о существенном влиянии информационного пространства сети Интернет на преступность несовершеннолетних.

2.2.

<< | >>
Источник: Кузнецова Елена Владимировна. ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ ДЕЛИНКВЕНТНОГО ПОВЕДЕНИЯ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ, ПРОДУЦИРУЕМОГО КОНТЕНТОМ СЕТИ ИНТЕРНЕТ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2019. 2019

Еще по теме 2.1. Интернет как фактор, детерминирующий делинквентное поведение несовершеннолетних:

  1. 1.1. «Личность» как базисная категория в психологическом изучении преступника
  2. 1.2. Юридические основания подхода к личности преступника как к объекту психологического исследования
  3. Типы генезиса преступного поведения и проявляемые в них типы криминогенной потенции личности преступника
  4. Основные стороны интериндивидной характеристики криминогенной потенции личности, проявляемые в преступном поведении.
  5. Концепция криминогенной сущности личности преступника как основа социально - психологического подхода к про­гнозированию тенденций преступности
  6. 1.2.1. Детерминированность мотивационной основы поведения осужденных в условиях лишения свободы общесоциаль­ными причинами агрессии
  7. Принцип либерализации как фактор трансформации механизма международно-правового регулирования международной торговли услугами
  8. Критические материалы о деятельности полиции в средствах массовой информации как специфическая форма коммуникации между ОВД и обществом
  9. 1.1.Деятельное раскаяние как разновидность посткриминального поведения и его уголовно-правовые последствия
  10. Кузнецова Елена Владимировна. ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ ДЕЛИНКВЕНТНОГО ПОВЕДЕНИЯ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ, ПРОДУЦИРУЕМОГО КОНТЕНТОМ СЕТИ ИНТЕРНЕТ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2019, 2019
  11. ОГЛАВЛЕНИЕ
  12. ВВЕДЕНИЕ
  13. Информационное пространство сети Интернет как объект комплексного криминологического исследования
  14. Правовое обеспечение безопасности несовершеннолетних в сети Интернет: зарубежный и российский опыт
  15. 2.1. Интернет как фактор, детерминирующий делинквентное поведение несовершеннолетних
  16. Механизм криминогенного воздействия информационного пространства сети Интернет на несовершеннолетних
  17. Специально-криминологическое предупреждение криминогенного воздействия информационного пространства сети Интернет на несовершеннолетних
  18. § 3. Интернет как коммуникационная основа информационного общества
  19. БИБЛИОГРАФИЯ