<<
>>

1.2. Формы выражения деятельного раскаяния и их отражение в уголовном законе

Действующее уголовное законодательство не знает общего понятия, которое охватывало бы различные проявления деятельного раскаяния, в нем, предусмотренные. Не наблюдается единообразия в отношении к этому вопросу, равно как и к терминологии, обозначающей такие проявления, и в теории уголовного права.

Так, например, О.С.Лустова различные проявления деятельного раскаяния называет его объективными признаками71. Г.А.Есаков

70 См.: Елеонский В.А. Поощрительные нормы уголовного права и их значение в деятельности органов внутренних дел. Хабаровск,1984. С.147; Звечаровский И.Э. Посткриминальное поведение: понятие, ответственность, стимулирование. С.108-109; Тер-Акопов А.А. Добровольный отказ от совершения преступления. М.,1982. С.54; Уголовное право России. Общая часть: Учебник для вузов / Под ред. Ф.Р.Сундурова. Казань,2003. С.269; Уголовное право России. Общая часть: Учебник / Под ред. В.Н.Кудрявцева, В.В.Лунеева, А.В.Наумова. М.,2003. С.463-464.

71 Лустова О.С. Указ.соч. С.8-9.

именует «активные позитивные посткриминальные действия лица, описанные в ч.1 ст.75 УК», условием освобождения от уголовной ответственности 72 . Просто об «определенных видах позитивного послепреступного поведения, свидетельствующих о деятельном раскаянии» говорит А.В.Наумов 73 . По мнению С.Г.Келиной, деятельное раскаяние,

«которое может выразиться в соответствующем поведении, подробно описанном в законе», – это одно из оснований освобождения от уголовной ответственности по ст.75 УК РФ 74 . В.В.Сверчков, критически оценивая высказывания многочисленных авторов, называющих различные проявления деятельного раскаяния «формами», именует их «субъективными условиями», а само деятельное раскаяние «одной (единой) формой» 75 . Приведенное, возможно неисчерпывающее многообразие терминологии, обозначающей по сути одно и то же явление – деятельное раскаяние, – наверное не имеет принципиального значения, хотя может вызывать трудности в применении уголовного закона.

На наш взгляд, основанием освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием выступают различные варианты, виды позитивного (положительного) посткриминального (послепреступного) поведения, иными словами – различные формы деятельного раскаяния. Однако самого по себе наличия такого основания недостаточно, требуется наличие условий, в данном случае предусмотренных в ч.1 ст.75 УК РФ: 1) совершения преступления впервые; 2) совершение впервые не любого преступления, а только небольшой или средней тяжести. Но даже при наличии названных основания и условий, освобождение от уголовной ответственности может состояться лишь в том случае, если орган, применяющий уголовный закон сделает вывод об утрате в результате всего

72 См.: Уголовное право России. Части Общая и Особенная: учебник для бакалавров / Отв.ред. А.И.Рарог. М.,2013. С.218.

73 Наумов А.В. Российское уголовное право: курс лекций: в 3 т. Т.1: Общая часть. М.,2011.637.

74 Уголовное право России. Общая часть: Учебник / Под ред. В.Н.Кудрявцева, В.В.Лунеева, А.В.Наумова. М.,2003. С.464.

75 Сверчков В.В. Указ.соч. С.152.

этого комплекса «основание, условия» общественной опасности лица, совершившего преступление.

Как представляется, есть одно явление, именуемое «деятельным раскаянием», которое может по-разному, в разнообразных формах проявляться в жизни, «иметь наружный вид, внешнее очертание» и отражаться в уголовном законе. Причем, реальная действительность и ее отражение в уголовном законе в этом смысле могут не совпадать. Н.С.Шатихина, говоря о том, что деятельное раскаяние может проявляться в определенных формах, замечает, что предметом уголовно-правового изучения могут быть только те из них, которые имеют уголовно-правовые последствия и, следовательно, способны сделать этот институт значимым в уголовно- правовом смысле. С этой оговоркой автор называет «три основные формы деятельного раскаяния»: явку с повинной, содействие раскрытию

преступления, заглаживание вреда 76 .

Н.С.Шатихина добавляет, что

названными формами «исчерпывается возможность реализации деятельного раскаяния в уголовном праве на сегодняшний день», но они вместе с тем могут «наполняться отдельными признаками, чертами и условиями в зависимости от основных разновидностей преступного поведения, однако суть их остается неизменной»77. Соглашаясь со сказанным в целом, все-таки остается неясным из каких соображений автор определил всего лишь три формы деятельного раскаяния и именно те, которые названы выше. При такой постановке вопроса следовало, по-видимому, подтвердить сказанное ссылками на уголовный закон. Это необходимо было бы сделать для того, чтобы подтвердить уголовно-правовую значимость только названных автором форм, поскольку, как известно, перечень проявлений деятельного раскаяния,

предусмотренных в уголовном законе, гораздо шире. В конечном итоге было бы логично призвать законодателя придерживаться позиции автора, хотя бы на уровне их общей регламентации в п. «и», «к» ч.1 ст.61, ч.1 ст.75 УК РФ.

76 Шатихина Н.С. Указ.соч. С.868.

77 Там же.

Употребляя понятие форм деятельного раскаяния в настоящей работе, мы имеем в виду, прежде всего, те его различные проявления, которые регламентированы в п. «и», «к» ч.1 ст. 61, ст. 62, 64, 75, 76, 76.1, в примечаниях к ст. 126, к ч.1, п. «а» ч.2 ст.127.1, 178, к ч.1, 2 ст.184, 198, 199 (с распространением действия на ст.199.1), к 200.1, ч.1, 2 ст.204, 205.1, 205.3,

205.4, 205.5, 206, 208, 210, 212, 222, 223, 228, 228.3, 275 (с распространением

действия на ст.276, 278), 282.1, 282.2, 282.3, 291, 291.1, 307, 322.2, 322.3 УК РФ78.

С учетом определения понятия деятельного раскаяния, предложенного ранее, к приведенному перечню статей УК РФ необходимо сделать несколько пояснений.

Во-первых, некоторые ученые ставят под сомнение обоснованность отнесения к деятельному раскаянию те его проявления, которые закреплены в п. «и», «к» ч.1 ст.61 УК РФ. Как отмечал в свое время Л.Л.Кругликов, законодатель предусматривает деятельность по недопущению или уменьшению вреда, не принимая во внимание мотивы, которыми при этом может руководствоваться виновный. Мотивами такой деятельности могут выступать не только раскаяние в содеянном, но и жалость к потерпевшему, страх перед наказанием и т.д. Другими словами, применение п.1,9 ст.38 УК РСФСР 1960 г. законодатель не ставит в зависимость от раскаяния, поскольку

определяющее значение имеет сама деятельность, указанная в этих пунктах79.

Со ссылкой на эту позицию Р.А.Сабитов применительно к обстоятельствам, закрепленным в п. «и», «к» ч.1 ст.61 УК РФ оговаривается: эти

«обстоятельства довольно часто бывают связаны с раскаянием, но не всегда» 80 . С этой оговоркой, как и с суждением Л.Л.Кругликова, следует согласиться. Однако приводятся они в ответе на другой вопрос, поставленный

78 По состоянию на 1 сентября 2014 г.

79 Кругликов Л.Л. Предотвращение виновным вредных последствий совершенного преступления // Советская юстиция. 1979. № 20. С.7.

80 Сабитов Р.А. Теория уголовно-правового регулирования поведения лица после совершения им преступления и вынесения ему приговора. С.230.

Р.А.Сабитовым: «являются ли видами деятельного раскаяния те формы посткриминального поведения, которые закреплены в п. «и», «к» ч.1 ст.61 УК…»81? На наш взгляд, безусловно – да. Неслучайно поэтому в большинстве комментариев уголовного закона анализ ст.75 УК РФ сопровождается ссылками на анализ п. «и», «к» ч.1 ст.61 УК РФ82. Ссылки же на разнообразие возможных мотивов такого поведения, вряд ли имеют значение, так как сам Р.А.Сабитов сначала называет его посткриминальным, при характеристике мотивов правомерного посткриминального поведения допускает и низменные, включая «страх перед властью» 83 , а при определении мотивов явки с повинной прямо говорит о том, что «они могут быть положительными (раскаяние, чувство вины и сострадания к потерпевшему, угрызения совести и др.) и отрицательными (желание ввести следствие в заблуждение и др.)»84.

Таким образом, по нашему мнению, необоснованно, говоря о деятельном раскаянии, давать оценку обстоятельств, предусмотренных в п.

«и», «к» ч.1 ст.61 УК РФ, на предмет их относимости к последнему на основе суждений только о раскаянии.

Во-вторых, в названном нами перечне отсутствует указание на примечание к ч.1, 2 ст.122 УК РФ, поскольку достижение согласия на возможное причинение вреда здоровью потерпевшего, достигнутое до момента совершения преступления, не имеет отношения к деятельному раскаянию вообще и в данном случае, в частности. Следуя предусмотренной в этом примечании логике законодателя, необходимо не только в этом, но и других подобных случаях угрозы здоровью человека либо причинения ему

81 Там же.

82 В этой связи порой прямо говорится о том, что «составляющие деятельного раскаяния представляют собой соответствующие смягчающие обстоятельства» (Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации для работников прокуратуры (постатейный) / Отв.ред. В.В.Малиновский; науч.ред. А.И.Чучаев. М.,2011. С.227).

83 Сабитов Р.А. Теория уголовно-правового регулирования поведения лица после совершения им преступления и вынесения ему приговора. С.23. Правда, чуть ниже автор при разграничении добровольного

отказа и деятельного раскаяния говорит о том, что последнее должно быть вызвано только «социально-

нравственными побуждениями – чувством вины и сожаления о случившемся, внутренним осуждением своих неправомерных деяний, желанием искупить вину» (Там же. С.24).

84 Там же. С.237. Приведенный Р.А.Сабитовым пример отрицательного мотива явки с повинной, на наш взгляд, неудачен, поскольку по словам самого же автора это пример «ложной» явки с повинной (Там же. С.237).

вреда, освобождать лицо, совершившее преступление, от уголовной ответственности. Удивительно и то, что в рассматриваемом примечании законодатель полностью игнорирует характер вреда, угрожающего здоровью не только потерпевшему, но и в последующем другим лицам.

В-третьих, в приведенном перечне отсутствует указание на примечание к ч.1 ст.134 УК РФ, так как, по нашему мнению, вступление в брак с потерпевшей (потерпевшим) от преступления, требуемое законом в этом случае, не устраняет само по себе общественной опасности ни содеянного, ни лица, его совершившего. Тот факт, что решение этого вопроса отнесено к компетенции суда, по нашему мнению, также мало в чем убеждает. Стимулировать такого рода деятельное раскаяние посредством обещания освобождения хотя бы и от наказания (а не от уголовной ответственности), вряд ли нравственно, учитывая возраст потерпевшей (потерпевшего). Не уместны здесь и суждения о том, что мотивы такого посткриминального поведения не имеют уголовно-правового значения.

Вместе с тем следует отметить, что зарубежное уголовное законодательство знает аналоги рассматриваемой нормы. Так, например, согласно ч.2 §100 УК Австрии, если участник похищения женщины, которая не обладает свободой воли или не способна себя защитить, женится на похищенной, то он подлежит наказанию только в том случае, если брак объявляется недействительным или расторгается85.

В-четвертых, в приведенном выше перечне отсутствует указание на

примечание к ст.205 УК РФ, поскольку, учитывая конструкцию объективной стороны состава преступления, предусмотренного ч.1 ст.205 УК РФ, по своей сути в этом примечании регламентируется не деятельное раскаяние, а частный случай добровольного отказа от доведения преступления до конца. В этой связи нельзя не видеть противоречия в уголовно-правовых последствиях добровольного отказа в рамках ст.31 УК РФ, согласно ч.2 которой лицо «не

85 Уголовный кодекс Австрии. СПб.,2004. С.149.

подлежит уголовной ответственности», и в данном случае, когда речь идет об

«освобождении от уголовной ответственности».

Итак, в настоящее время в качестве форм деятельного раскаяния в уголовном законе называются следующие его проявления после совершения преступления: в нормах Общей части УК РФ

- явка с повинной; активное способствование раскрытию и расследованию преступления, изобличению и уголовному преследованию других соучастников преступления, розыску имущества, добытого в результате преступления (п. «и» ч.1 ст.61 УК РФ);

- оказание медицинской и иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления; добровольное возмещение имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в результате преступления, иные действия, направленные на заглаживание вреда, причиненного потерпевшему (п. «к» ч.1 ст.61 УК РФ);

- добровольная явка с повинной; способствование раскрытию и расследованию преступления; возмещение причиненного ущерба или иным образом заглаживание вреда, причиненного в результате преступления (ч.1 ст.75 УК РФ). В данном случае указывается на обязательное влияние деятельного раскаяния на утрату лицом, совершившим преступление, общественной опасности;

- примирение с потерпевшим и заглаживание причиненного потерпевшему вреда (76 УК РФ);

- возмещение в полном объеме ущерба бюджетной системе РФ (ч.1 ст.76.1 УК РФ);

- возмещение ущерба, причиненного гражданину, организации или государству в результате совершения преступления, и перечисление в федеральный бюджет денежного возмещения в размере пятикратной суммы причиненного ущерба либо перечисление в федеральный бюджет дохода, полученного в результате совершения преступления, и денежного

возмещения в размере пятикратной суммы дохода, полученного в результате совершения преступления (ч.2 ст.76.1 УК РФ);

в нормах Особенной части УК РФ в соответствии с ч.2 ст.75 УК РФ

- добровольное освобождение похищенного (примечание к ст. 126 УК

РФ «Похищение человека»);

- добровольное освобождение потерпевшего и способствование раскрытию совершенного преступления (п.1 примечания к ст.127.1 УК РФ

«Торговля людьми»);

- способствование раскрытию преступления, возмещение ущерба или заглаживание вреда, причиненного в результате преступления, иным образом (п.3 примечания к ст.178 УК РФ «Недопущение, ограничение или устранение конкуренции»);

- добровольное сообщение о подкупе органу, имеющему право возбудить уголовное дело (примечание к ч.1, 2 ст.184 УК РФ «Оказание противоправного влияния на результат официального спортивного соревнования или зрелищного коммерческого конкурса»)86;

- полная уплата суммы недоимки и соответствующих пеней, а также

суммы штрафа в размере, определяемом в соответствии с Налоговым кодексом РФ (п.2 примечания к ст.198 УК РФ «Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с физического лица»);

- полная уплата суммы недоимки и соответствующих пеней, а также суммы штрафа в размере, определяемом в соответствии с Налоговым кодексом РФ (п.2 примечания к ст.199 УК РФ «Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации» с распространением действия на ст.199.1 УК РФ «Неисполнение обязанностей налогового агента»);

86 Наличие факта вымогательства в данном случае не имеет отношения к деятельному раскаянию, поэтому мы оставляем его без внимания.

- добровольная сдача наличных денежных средств и (или) денежных инструментов (п.4 примечания к ст.200.1 УК РФ «Контрабанда наличных денежных средств и (или) денежных инструментов»);

- активное способствование раскрытию и (или) расследованию преступления, соединенное либо с фактом вымогательства, либо с добровольным сообщением о подкупе органу, имеющему право возбудить уголовное дело (примечание к ч.1, 2 ст.204 УК РФ «Коммерческий подкуп»);

- своевременное сообщение органам власти или иным образом способствование предотвращению либо пресечению преступления, которое лицо финансировало и (или) совершению которого содействовало (п.2 примечания к ст.205.1 УК РФ «Содействие террористической деятельности»);

- сообщение органам власти о прохождении обучения в целях осуществления террористической деятельности, способствование раскрытию совершенного преступления или выявлению других лиц, прошедших такое обучение, осуществлявших, организовавших или финансировавших такое обучение, а также мест его проведения (примечание к ст.205.3 УК РФ);

- добровольное прекращение участия в террористическом сообществе и сообщение о его существовании (примечание к ст.205.4 УК РФ);

- добровольное прекращение участия в деятельности организации, которая в соответствии с законодательством Российской Федерации признана террористической (примечание к ст.205.5);

- добровольное или по требованию властей освобождение заложника (примечание к ст.206 УК РФ «Захват заложника»);

- добровольное прекращение участия в незаконном вооруженном формировании со сдачей оружия (примечание к ст.208 УК РФ «Организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем»);

- добровольное прекращение участия в преступном сообществе (преступной организации) или входящем в него (нее) структурном подразделении либо собрании организаторов, руководителей (лидеров) или иных представителей организованных групп и активное способствование

раскрытию или пресечению этих преступлений (примечание к ст.210 УК РФ

«Организация преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней)»);

- сообщение органам власти о прохождении обучения, заведомо для обучающегося проводимого в целях организации массовых беспорядков либо участия в них, способствование раскрытию совершенного преступления или выявлению других лиц, прошедших такое обучение, осуществлявших, организовавших или финансировавших такое обучение, а также мест его проведения (примечание к ст.212 УК РФ «Массовые беспорядки»);

- добровольная сдача оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств за исключением случаев изъятия данных предметов при задержании лица, а также при производстве следственных действий по их обнаружению и изъятию (примечание к ст. 222 УК РФ «Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств»);

- добровольная сдача предметов, указанных в ст.223 УК РФ, за исключением случаев изъятия данных предметов при задержании лица, а также при производстве следственных действий по их обнаружению и изъятию (примечание к ст.223 УК РФ «Незаконное изготовление оружия»);

- добровольная сдача наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, и активное способствование раскрытию или пресечению преступлений, связанных с незаконным оборотом указанных средств, веществ или их аналогов, а также с незаконными приобретением, хранением, перевозкой таких растений либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, изобличению лиц, их совершивших, обнаружению имущества, добытого преступным путем, за исключением случаев изъятия названных предметов

при задержании лица и при производстве следственных действий по их обнаружению и изъятию (п.1 примечания к ст.228 УК РФ «Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные приобретение, хранение, перевозка растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества»);

- добровольная сдача прекурсоров наркотических средств или психотропных веществ, растений, содержащих прекурсоры наркотических средств или психотропных веществ, либо их частей, содержащих прекурсоры наркотических средств или психотропных веществ, и активное способствование раскрытию или пресечению преступлений, связанных с незаконным оборотом названных средств или веществ, а также с незаконными приобретением, хранением, перевозкой таких растений либо их частей, содержащих прекурсоры наркотических средств или психотропных веществ, изобличению лиц, их совершивших, обнаружению имущества, добытого преступным путем, за исключением случаев изъятия названных предметов при задержании лица, а также при производстве следственных действий по их обнаружению и изъятию (п.1 примечания к ст.228.3 УК РФ

«Незаконные приобретение, хранение или перевозка прекурсоров наркотических средств или психотропных веществ, а также незаконные приобретение, хранение или перевозка растений, содержащих прекурсоры наркотических средств или психотропных веществ, либо их частей, содержащих прекурсоры наркотических средств или психотропных веществ»);

- добровольное и своевременное сообщение органам власти или иным образом способствование предотвращению дальнейшего ущерба интересам Российской Федерации (примечание к ст.275 УК РФ «Государственная измена» с распространением действия на ст.276 УК РФ «Шпионаж» и ст.278

УК РФ «Насильственный захват власти или насильственное удержание власти»);

- добровольное прекращение участия в деятельности общественного или религиозного объединения либо иной организации, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности (п.1 примечания к ст.282.1 УК РФ «Организация экстремистского сообщества»);

- примечание к ст.282.2 УК РФ «Организация деятельности экстремистской организации», содержание которого полностью повторяет содержание п.1 примечания к ст.282.1 УК РФ;

- своевременное сообщение органам власти или иным образом способствование предотвращению либо пресечению преступления, которое лицо финансировало, а равно способствование пресечению деятельности экстремистского сообщества или экстремистской организации, для обеспечения деятельности которых лицо предоставляло или собирало средства либо оказывало финансовые услуги (примечание к ст.282.3 УК РФ

«Финансирование экстремистской деятельности»);

- активное способствование раскрытию и (или) расследованию, соединенное либо с фактом вымогательства, либо с добровольным сообщением о даче взятки органу, имеющему право возбудить уголовное дело (примечание к ст.291 УК РФ «Дача взятки»);

- активное способствование раскрытию и (или) пресечению преступления и добровольное сообщение органу, имеющему право возбудить уголовное дело о посредничестве во взяточничестве (примечание к ст.291.1

«Посредничество во взяточничестве» УК РФ);

- добровольное заявление свидетеля, потерпевшего, эксперта, специалиста или переводчика о ложности данных ими показаний, заключения или заведомо неправильном переводе (примечание к ст.307 УК РФ «Заведомо

ложные показания, заключение эксперта, специалиста или неправильный перевод»);

- способствование раскрытию преступления (примечания к ст.322.2

«Фиктивная регистрация гражданина Российской Федерации по месту пребывания или по месту жительства в жилом помещении в Российской Федерации и фиктивная регистрация иностранного гражданина или лица без гражданства по месту жительства в жилом помещении в Российской Федерации», к ст.322.3 «Фиктивная постановка на учет иностранного гражданина или лица без гражданства по месту пребывания в жилом помещении в Российской Федерации» УК РФ).

Ознакомление с приведенным перечнем форм деятельного раскаяния, отраженных в уголовном законе, даже без раскрытия их содержания позволяет сделать несколько выводов.

Во-первых, упоминания об отдельных проявлениях деятельного раскаяния либо просто о поведении лица после совершения преступления присутствуют в УК РФ и при регламентации институтов, не имеющих непосредственного отношения к институту деятельного раскаяния: в рамках общих начал назначения наказания (п. «и», «к» ч.1 ст.61 УК РФ), при назначении наказания в случае досудебного соглашения о сотрудничестве (в ч.1, 2 ст.62 УК РФ), при назначении более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление (ст.64 УК РФ).

Во-вторых, перечень форм деятельного раскаяния является открытым87. Это подтверждается не только существующим разнообразием со стороны законодателя в описании оснований для наступления уголовно- правовых последствий деятельного раскаяния, сопровождение их в ряде случаев словосочетанием «иным образом», но и, в частности, тем, что перечень обстоятельств, смягчающих наказание, в числе которых называются

87 В комментариях ст.75 УК РФ в этой связи нередко говорят о «примерном» перечне позитивных действий, нахванных в этой статье (См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. А.И.Чучаева. М.,2013. С.227; Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: Научно- практический (постатейный) / Под ред. С.В.Дьякова, Н.Г.Кадникова. М.,2013 (СПС «КонсультантПлюс»).

наиболее общие формы деятельного раскаяния (обстоятельства, указанные в п. «и», «к» ч.1 ст.61 УК РФ), является открытым. Согласно ч.2 ст.61 УК РФ,

«при назначении наказания могут учитываться в качестве смягчающих и обстоятельства, не предусмотренные частью первой настоящей статьи».

В-третьих, законодатель не придерживается единообразного подхода в описании одних и тех же проявлений деятельного раскаяния. Причем, далеко не всегда это можно объяснить спецификой совершенного преступления, что, наверное, оправдывало бы такое словесное многообразие. Например, в п. «и» ч.1 ст.61 УК РФ речь идет просто о «явке с повинной», в ч.1 ст.75 УК РФ она называется еще и «добровольной». «Добровольное возмещение имущественного ущерба», предусмотренное в п. «к» ч.1 ст.61 УК РФ, в ч.1 ст.75 УК РФ звучит уже по другому: как «Возмещение причиненного ущерба». В рамках одной и той же ст. 76.1 УК РФ «Освобождение от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности» в одном случае говорится о «возмещение в полном объеме ущерба бюджетной системе Российской Федерации» (ч.1), в другом – «о возмещении ущерба, причиненного гражданину, организации или государству» (ч.2). И это при одинаковом видовом объекте преступлений в сфере экономической деятельности. Небезынтересно и то, что в примечаниях к статьям Особенной части УК РФ, о которых упоминается в ст.76.1 УК РФ, деятельное раскаяние описывается совсем иначе: например, если в ч.1 ст.76.1 УК РФ оно определяется как «возмещение ущерба, причиненного бюджетной системе Российской Федерации, в полном объеме», то в примечании к ст.198 УК РФ речь идет о «полной уплате суммы недоимки и соответствующих пеней, а также суммы штрафа в размере, определяемом в соответствии с Налоговым кодексом Российской Федерации».

В-четвертых, не может не показаться странным то, что деятельное раскаяние при совершении преступлений небольшой и средней тяжести может влечь за собой освобождение от уголовной ответственности лишь при условии одновременной утраты общественной опасности лица, их

совершившего (ч.1 ст.75 УК РФ), а при совершении более тяжких преступлений, деятельное раскаяние в которых также сопровождается освобождением от уголовной ответственности, такое требование отсутствует(ч.2 ст.75 УК РФ). При этом в последнем случае далеко не всегда выдвигается и такое требование, обязательное для первой ситуации, как

«совершение преступления впервые». В этой связи можно ли признать справедливым освобождение от уголовной ответственности лица, совершившего, например похищение человека из корыстных побуждений и добровольно освободившего его (примечание к ст.126 УК РФ), в то время как при совершении простой кражи (ч.1 ст.158 УК РФ) наступление аналогичных уголовно-правовых последствий, во-первых, поставлено в зависимость от выполнения целой совокупности требований, предусмотренных ч.1 ст.75 УК РФ, а, во-вторых, зависит от усмотрения правоприменителя?

Наконец, нельзя не обратить внимание на тот факт, что в содержании некоторых примечаний законодатель придерживается необъяснимой логики в определении характера и последовательности действий, выступающих в качестве основания для освобождения от уголовной ответственности. Так, в содержании примечаний к ч.1, 2 ст.204, ст.291 УК РФ в части требуемой законом совокупности активного способствования раскрытию и (или) расследованию преступления с фактом вымогательства, по нашему мнению, сочетается несочетаемое. Мало того, что при определенных условиях вымогательство может выступать таким обстоятельством, исключающим

преступность деяния, как крайняя необходимость 88 . Но реально ли

способствовать раскрытию преступления, претендуя на освобождение от уголовной ответственности, без сообщения о подкупе, состоявшемся при вымогательстве?

88 См.: Яни П.С. Вымогательство взятки как признак крайней необходимости, исключающий ответственность за дачу взятки // Законность. 2012. № 5. С.16-19. Он же: Вымогательство взятки как основание освобождения взяткодателя от ответственности и как признак крайней необходимости // Законность. 2012. № 11. С.39-43.

Перечень вопросов, возникающих при ознакомлении с текстом уголовного закона в части регламентации различных проявлений деятельного раскаяния в конкретных его статьях не исчерпывается приведенными. Например, с учетом активности законодателя в этом направлении напрашивается вопрос о том, какая закономерность существует и существует ли она вообще в сопровождении «поощрительными» примечаниями статей Особенной части УК РФ? Ответ на этот и другие вопросы представляется целесообразным дать в следующей главе настоящей работы, когда речь пойдет о совершенствовании уголовного законодательства о деятельном раскаянии. В данном же случае обратим внимание на другое.

Несмотря на отмеченное разнообразие в описании в законе различных проявлений деятельного раскаяния, они, так или иначе, производны и перекликаются с теми, которые в общей форме сначала названы в п. «и», «к» ч.1 ст.61 УК РФ как обстоятельства, смягчающие наказание, а затем в целом продублированы в ч.1 ст.75 УК РФ уже как наиболее типичные проявления – формы – собственно деятельного раскаяния. Поэтому прежде чем говорить о частностях, охарактеризуем их.

Логика посткриминального поведения, направленного на выход из конфликта с уголовным законом посредством раскаяния в содеянном, в большинстве случаев подразумевает прежде всего то, что в уголовном законе называется «явкой с повинной». Независимо от сочетания с иными проявлениями раскаяния в содеянном, именно это обстоятельство зачастую, так или иначе, делает зримыми для органов уголовной юстиции и лицо, совершившее преступление, и его положительные после этого поступки. Не случайно и в п. «и» ч.1 ст.61 УК РФ, и в ч.1 ст.75 УК РФ явка с повинной («добровольная явка с повинной») открывает перечень форм деятельного раскаяния, в них регламентированных.

В процессе становления и развития отечественного уголовного законодательства и практики его применения представления о явке с повинной, ее уголовно-правовых последствиях и сфере действия не

оставались неизменными. В то время как в раннерусских правовых актах слово «явити» имело смысл «сделать явным что-то, раскрыть» (ст.88,89 Соборного Уложения 1649 г.), позднее «явити-явка» стала пониматься и как

«явиться», т.е. лично прийти куда-то. По сведениям В.К.Коломееца в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. явка с повинной (повинная) в различных формах указывалась и рассматривалась в более чем пятидесяти статьях. Причем, в ст.134 Уложения оговаривались не только материально-, но и процессуально-правовые аспекты явки с повинной. Как отмечает В.К.Коломеец, законодательство и практика этого времени предусматривали очень высокие требования к субъективной ее составляющей, как отмечает автор: «к морально-нравственным аспектам

явки с повинной»89.Между тем, обоснованность такого рода требований была

объяснимой до той поры, пока, наряду с явкой с повинной, в законодательстве (в Основах уголовного законодательства союза ССР и союзных республик 1958 г.) не появилось другое обстоятельство –

«чистосердечное раскаяние». Одновременное наличие в уголовном законе этих двух обстоятельств, смягчающих ответственность, продолжавшееся вплоть до принятия УК РФ 1996 г., приводило к тому, что на страницах специальной литературы все чаще стали высказываться мнения, что в оценке явки с повинной приоритет должен отдаваться ее внешним проявлениям, что мотивы подобного поведения уголовно-правового значения не имеют. Возможно, не случайно поэтому, в период действия УК РСФСР 1960 г. такое обстоятельство, смягчающее ответственность, как «чистосердечное раскаяние», осужденные ставили на первое место в числе обстоятельств, способных в наибольшей степени влиять на смягчение ответственности, а судьи отводили ему последнее место, мотивируя свою позицию тем, что раскаянию на словах, не нашедшему своего выражения в конкретных

89 Коломеец В.К. Положения о явке с повинной в российском законодательстве (1845-2005 гг.) // Журнал российского права. 2006. № 1. С.34.

положительных поступках, не должно придаваться такое значение90. Можно предположить, что помимо прочего в основе таких разноречий лежал уголовный закон, формально противопоставлявший чистосердечное раскаяние явке с повинной (п.9 ст.38 УК РСФСР излагался в редакции

«чистосердечное раскаяние или явка с повинной»). При этом в обзоре судебной практики Верховного Суда РФ от 14 мая 1997 г. было рекомендовано под чистосердечным раскаянием в рамках ст.38 УК РСФСР понимать «такие обстоятельства, при которых виновный по собственной инициативе в процессе предварительного следствия или в суде рассказывает обо всех обстоятельствах дела, отрицательно оценивает свои действия (курсив наш – К.А.)». В этой связи по делу Григорьева отмечалось, что

«осужденный виновным себя не признал (курсив наш – К.А.). Следовательно, вывод суда о чистосердечном раскаянии ошибочен»91.

Акцент на субъективную составляющую в период действия уголовного законодательства этого периода ставился при освещении вопросов деятельного раскаяния и в учебной литературе. Так, например, уже «на пороге» принятия нового Уголовного кодекса Р.А.Сабанин называл в качестве обязательного условия освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием полное признание своей вины, социальной вредности преступления и сожаления о случившемся 92 .Между тем как замечает Н.С.Шатихина, в сознании многих ученых до настоящего времени происходит подмена понятий «раскаяние» и «признание собственной вины», которая и порождает не имеющие под собой легальных оснований суждения о наличии особой психологической стороны деятельного раскаяния. В основе

любой из форм последнего лежит признание вины в том смысле, что

90 См.: Звечаровский И.Э. Уголовно-правовые нормы, поощряющие посткриминальное поведение личности. Иркутск, 1991. С.106. На это же самое обстоятельство позднее обращается внимание и в другой работе (См.: Михеев Р.И., Меньшикова Н.А. Добровольный отказ от преступления. Деятельное раскаяние. Явка с повинной: Учебное пособие. Ч.2. Хабаровск,2000. С.78).

91 Определение № 51 кп096-62сп по делу Григорьева // Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за первый квартал 1997 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. № 8.

92 См.: Уголовное право. Часть Общая: В 4 т. Т.4: Освобождение от уголовной ответственности и наказания: основание, виды и последствия / Под ред. И.Я.Козаченко. Екатеринбург,1995. С.28.

явившись с повинной, способствуя расследованию и раскрытию преступления, возмещая причиненный ущерб и т.п., лицо, прежде всего, признается в том, что именно оно совершило данное преступление. При этом лицо может сожалеть о совершенном преступлении, а может и нисколько не раскаиваться в содеянном – это не имеет никакого уголовно-правового значения с формальной точки зрения, для констатации факта деятельного раскаяния93 . Автор делает оговорку о том, что действительное раскаяние, сопровождавшееся признание вины, сожалением о случившемся, важно, но лишь с точки зрения частной превенции. Однако такого условия закон не выдвигает для освобождения от уголовной ответственности и наступления для лица других положительных уголовно-правовых последствий 94 . Уточним: для констатации деятельного раскаяния – да, а вот для освобождения от уголовной ответственности по ч.1 ст.75 УК РФ указанное требование фактически присутствует в связи с необходимостью вывода правоприменителя об утрате лицом общественной опасности.

Анализ действующего Уголовного кодекса в части регламентации явки с повинной дает основание полагать, что и закон, и практика его применения окончательно отдали предпочтение явке – деятельному раскаянию, а в словосочетании «явка с повинной» последняя оговорка – это не более чем дань традиции, тем более, что в уголовно-процессуальном законодательстве до настоящего времени сохраняется аналог чистосердечного раскаяния – признание вины. Так, одним из условий производства дознания в сокращенной форме выступает признание своей вины подозреваемым (п.2

ч.2 ст.226.1 УПК РФ)95.

93 Шатихина Н.С. Указ.соч. С.872-873.

94 Там же. С.873.

95 Именно в уголовно-процессуальном законодательстве находит свое отражение признание вины и в некоторых зарубежных странах. Так, согласно ст.495-8 УПК Франции, признание вины позволяет при согласии прокурора назначить наказание в виде тюремного заключения сроком не более одного года и не

более половины срока, который подсудимый мог бы получить, и это наказание в виде тюремного заключения может быть условным (Воспр. по: Пиюк А.В. Некоторые проблемные аспекты особого порядка разрешения уголовных дел // Российская юстиция. 2014. № 2. С.34-35).

При этом уголовно-процессуальный закон достаточно четко дает определение понятия и явки с повинной. Согласно ст.142 УПК РФ «Явка с повинной», она представляет собой добровольное сообщение лица о совершенном им преступлении. Заявление о явке с повинной может быть сделано как в письменном, так и в устном виде. Устное заявление принимается и заносится в протокол в порядке, установленном ч. 3 ст.141 УПК РФ. В свете изложенного представляются неосновательными сожаления В.В.Сверчкова о признании явки с повинной в судебной практике в тех случаях, когда «лицо отказывается признать себя виновным (хотя бы частично), даже если оно явилось в правоохранительные органы и изложило все факты содеянного», когда «не учитывается факт признания лицом своей вины и мотивация лица, совершившего посткриминальное позитивное поведение» 96 . Думается, что не только действующее, но и прежнее законодательство не дает и не давало оснований для утверждения о том, что

«повинная предполагает чистосердечное раскаяние, выразившееся в заявлении явившегося об обстоятельствах совершенного преступления и признании своей вины»97. И это не случайно, поскольку лицу, совершившему преступление, «удобнее» в смысле оправдания собственного «я» добровольно заявить о содеянном без действительного или даже мнимого признания своей вины98.

Для констатации явки с повинной в уголовно-правовом смысле важно решить два вопроса, ответы на которые в законе отсутствуют.

Во-первых, в то время как в п. «и» ч.1 ст.61 УК РФ речь идет просто о

«явке с повинной», в ч.1 ст.75 УК РФ она называется еще и «добровольной». Вслед за этим в учебной и специальной литературе уже стало правилом считать обязательной характеристикой явки с повинной ее добровольность.

Самое простое толкование добровольности явки с повинной состоит в том, чтобы сообщение о совершенном преступление не было

96 Сверчков В.В. Указ.соч. С.159-162.

97 Там же. С.165.

98 Звечаровский И.Э. Посткриминальное поведение: понятие, ответственность, стимулирование. С.113.

вынужденным99 . Невынужденность явки с повинной иногда определяется другим общим определением: «лицо, совершившее преступление, по собственной воле обращается в орган дознания, следствия, в прокуратуру или в суд с заявлением о совершенном им преступлении»100. В дальнейшем трактовка добровольности переходит в плоскость конкретных примеров, ограничивающих случаи проявления собственной воли интересами, с одной стороны, лица, совершившего преступление, с другой – правоохранительных органов, суда. Так, например, в постановлении Пленума Верховного Суда РФ отмечается, что при решении вопроса о том, имело ли место такое смягчающее обстоятельство как явка с повинной, судам необходимо проверять, являлось ли заявление, поданное в органы расследования, или сообщение (в любой форме) о преступлении, сделанное должностному лицу органа расследования, добровольным и не связано ли это с тем, что лицо было задержано в качестве подозреваемого и подтвердило свое участие в

совершении преступления. Если по делу, возбужденному по факту совершенного преступления, лицо, его совершившее, не установлено, добровольное заявление или сообщение лица о содеянном им должно рассматриваться как явка с повинной. Как явку с повинной следует рассматривать также заявление лица, привлеченного к уголовной ответственности, о совершенных им иных преступлениях, неизвестных органам расследования 101 . По мнению В.М.Лебедева, заявления лиц, уже известных правоохранительным органам, о признании своего участия в преступлении с указанием обстоятельств его совершения, изобличением других соучастников, выдачей вещественных доказательств и похищенного должны расцениваться не как явка с повинной, а как активное

способствование раскрытию преступления либо как иное проявление

99 См.: Российское уголовное право: в 2 т. Т.1. Общая часть: учеб. / Под ред. Л.В.Иногамовой-Хегай, В.С.Комиссарова, А.И.Рарога. М.,2006. С.388.

100 Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под ред. В.М.Лебедева, Ю.И.Скуратова. М.,1996. С.210.

101 О практике назначения судами уголовного наказания: Постановление Пленума Верховного Суда РФ №

40 от11 июня 1999 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 8.

деятельного раскаяния102. Иногда от факта известности правоохранительным органам о лице, совершившем преступление, предлагают не ставить под сомнение явку с повинной, а дифференцировать ее уголовно-правовые последствия. В этой связи, в одном из источников утверждается, что добровольная явка с повинной лица, ранее скрывавшегося от следствия и находившегося в розыске в связи с обвинением в преступлении, не может служить основанием освобождения от уголовной ответственности, но она может быть учтена судом в качестве смягчающего наказание103.

В п.19 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 июня 2013 г.

№ 19 «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности» разъясняется, что «Отсутствие явки с повинной лица в случае, когда преступление не выявлено и не раскрыто, не является уклонением от следствия и суда»104. А если преступление выявлено, зарегистрировано, но не раскрыто и лицо, его совершившее, добровольно сообщает об этом в правоохранительные органы, будет ли здесь явка с повинной? По нашему мнению, ответить на этот вопрос можно положительно.

Как представляется, сам по себе факт осведомленности правоохранительных органов о совершенном преступлении и предполагаемом лице, его совершившем, не предрешает ответа на вопрос о недопустимости признания явки с повинной, а точнее – о возможности наступления соответствующих уголовно-правовых последствий. Если исходить из определения понятия явки с повинной, данное в законе (ст.142 УПК РФ), не отождествлять это обстоятельство с другими, подтверждающими деятельное раскаяние, то добровольное сообщение лица о совершенном им преступлении можно считать явкой с повинной безотносительно осведомленности об этом правоохранительных органов, при

102 Лебедев В.М. О некоторых вопросах назначения судами уголовного наказания // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 9. С.3-4.

103 См.: Уголовное право России. Общая часть: Учебник для вузов / Под ред. Ф.Р.Сундурова. Казань,2003. С.513.

104 Бюллетень Верховного Суда РФ. 2013. № 8.

условии, что это лицо в установленном законом порядке не привлекалось до этого к уголовной ответственности в качестве подозреваемого или обвиняемого. Уголовно-правовые последствия такой явки с повинной, по нашему мнению, нельзя дифференцировать в зависимости от факта осведомленности о совершенном преступлении и лице, его совершившем. Явка с повинной либо есть, либо ее нет. Лицо, скрывшееся от следствия или суда, до этого не привлеченное к уголовной ответственности, не получившее статуса подозреваемого или обвиняемого, добровольно явившееся в правоохранительные органы, должно считаться явившимся с повинной со всеми вытекающими отсюда уголовно-правовыми последствиями. Подозреваемый или обвиняемый в такой же ситуации может претендовать на освобождение от уголовной ответственности или смягчение наказания через призму уже не явки с повинной, а с точки зрения иных проявлений деятельного раскаяния, если они помимо собственно самой явки будут иметь место.

Таким образом, определяя явку с повинной как добровольное сообщение лица о совершенном им преступлении, причем, делая это на законодательном уровне, по нашему мнению, излишне саму явку с повинной называть еще и

«добровольной». В связи с этим логично было бы и другое решение: использовать в уголовном законе вместо понятия явки с повинной ее определение в уголовно-процессуальном законе: добровольное сообщение лица о совершенном им преступлении. Это решение, во-первых, способствовало бы унификации понятийного аппарата не только материального и процессуального уголовного законодательства, но и понятийного аппарата Общей и Особенной частей собственно уголовного закона, в котором на сегодняшний день в первом случае говорится о явке с повинной, а во втором

– о добровольном сообщении (заявлении) о совершении конкретного преступления. Во-вторых, в оценке предлагаемого решения нельзя

недооценивать большую доступность определения понятия явки с повинной в уголовно-процессуальном законе лицам, совершившим преступление105.

Мотивы явки с повинной могут быть самыми разнообразными: действительное раскаяние в содеянном, сожаление о случившемся, страх перед разоблачением, стремление снять подозрение с невиновного человека и т.д. По общему правилу они не имеют уголовно-правового значения, поскольку заинтересованность законодателя в данном случае выражается в стремлении выявить факт совершения преступления и тем самым предупредить наступление более тяжких последствий, чем те, которые уже имеют место, сократить силы и средства на раскрытие преступления и т.д. Вместе с тем в некоторых случаях именно субъективная составляющая явки с повинной имеет определяющее уголовно-правовое значение для ее констатации. Когда добровольное сообщение лица о совершенном им преступлении преследует цель скрыть другое (другие) преступление или ввести следствие в заблуждение, оно не должно влечь за собой последствий, предусмотренных ст.61,75 УК РФ.

Во-вторых, с определением в законе явки с повинной как добровольного сообщения лица о совершенном им преступлении открытым остается вопрос о возможных границах, времени такого сообщения; сообщения которое способно влечь соответствующие льготные уголовно-правовые последствия для лица, совершившего преступление. Отчасти ответ на этот вопрос мы попытались дать выше. Учитывая однако, что нередко в литературе и комментариях уголовного закона этому вопросу уделяется специальное внимание, выскажемся по поводу предлагаемых в этой связи вариантов ответов.

В подавляющем числе случаев вопрос о времени явки с повинной увязывается в литературе с этапами уголовного процесса или, что реже – с процессуальным статусом лица, совершившего преступление. В этой связи

105 См. также: Звечаровский И.Э. Посткриминальное поведение: понятие, ответственность, стимулирование. С.113.

некоторые авторы считают, что она может иметь место только до вынесения постановления о возбуждении уголовного дела по признакам преступления, о котором сообщается в заявлении106. Другие ученые отодвигают эту границу до момента предъявления лицу обвинения в совершенном преступлении107. Р.А.Сабитов, справедливо замечая, что решение этого вопроса зависит не столько от стадии процессуальной деятельности, сколько от фактов

известности либо неизвестности о совершенном преступлении и лице, его совершившем, говорит о том, что явиться с повинной можно до возбуждения уголовного дела, во время производства по делу и даже в период отбывания наказания за другое преступление108 . Наконец, хотя и весьма обще, но по сути совершенно точно отвечает на поставленный вопрос А.В.Наумов: «Явка с повинной имеет уголовно-правовое значение в пределах сроков давности привлечения к уголовной ответственности»109. К сказанному следует лишь добавить, что при таком понимании границ возможной явки с повинной следует руководствоваться ее определением в ст.142 УПК РФ с теми исключениями добровольности сообщения лица о совершенном им преступлении, о которых шла речь выше, что собственно подчеркивает и сам автор данного ответа: важно лишь чтобы такое сообщение было не вынужденным, а добровольным 110 . Другими словами, при характеристике явки с повинной как института материального и процессуального уголовного права нельзя ограничиваться указанием либо на ее уголовно-правовые, либо на ее уголовно-процессуальные аспекты, что как раз и происходит, на наш взгляд, в приведенных выше ответах на вопрос о границах явки с повинной.

Вышеприведенный перечень наиболее типичных ответов на вопрос о времени явки с повинной будет неполным еще без одного: без имеющегося

106 Жариков Ю. Явка с повинной как обстоятельство, смягчающее наказание осужденного // Уголовное право. 2007. № 5. С.32.

107 См., напр.: Уголовное право. Общая часть: учебник / Под ред. Н.И.Ветрова, Ю.И.Ляпунова. М.,1997. С.457.

108 Сабитов Р.А.Теория уголовно-правового регулирования поведения лица после совершения им преступления и вынесения ему приговора. С.235-237.

109 Наумов А.В. Практика применения Уголовного кодекса Российской Федерации: комментарий судебной практики и доктринальное толкование / Под ред. Г.М.Резника. М.,2005. С.145.

110 Там же.

ответа законодателя на этот вопрос. Согласно примечанию к ст.307 УК РФ,

«свидетель, потерпевший, эксперт, специалист или переводчик освобождаются от уголовной ответственности, если они добровольно в ходе дознания, предварительного следствия или судебного разбирательства до вынесения приговора суда или решения суда заявили о ложности данных ими показаний, заключения или неправильном переводе». Это по сути единственный случай, когда на законодательном уровне называется предельная граница возможного деятельного раскаяния, причем, в форме именно явки с повинной в совершении конкретного преступления. Можно ли этим правилом руководствоваться и в других подобных случаях? На наш взгляд, с учетом специфики характера совершенного преступления – да, не исключая сказанного А.В.Наумовым о сроках давности уголовного преследования.

Уголовно-правовая характеристика явки с повинной должна быть дополнена указанием на ее уголовно-правовое значение (уголовно-правовые последствия).

В значении обстоятельства, смягчающего наказание, она может сопровождать любое преступление независимо от категории (п. «и» ч.1 ст.61, ч.1 ст.62 УК РФ). Нельзя однако забывать о том, что в этом случае уголовно- правовое значение явки с повинной, наряду с другими обстоятельствами, указанными в п. «и», «к» ч.1 ст.61 УК РФ, может быть нейтрализовано обстоятельствами противоположного значения – отягчающими наказание (ст.63 УК РФ). В значении обстоятельства, способного повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности по усмотрению правоприменителя, она может сопровождать преступления небольшой и средней тяжести (ч.1 ст.75 УК РФ). В значении обстоятельства, влекущего за собой обязательное освобождение от уголовной ответственности, она может сопровождать преступления, регламентация которых в Особенной части УК РФ дополняется поощрительными примечаниями. Причем, в последнем случае допускаются два варианта наступления таких последствий: а) когда

самой по себе явки с повинной достаточно для их наступления (например, примечания к ч.1, 2 ст.184, ст.307 УК РФ); б) когда такие последствия наступают лишь при совокупности явки с повинной с другими проявлениями деятельного раскаяния (например, примечание к ст.291, 291.1 УК РФ).

Говоря об уголовно-правовом значении явки с повинной в значении, определенном в ст.142 УПК РФ, следует иметь в виду, что она может выступать еще ив качестве обстоятельства, прекращающего осуществление длящегося преступления, а также выступать основанием для возобновления срока давности привлечения к уголовной ответственности (ч.3 ст.78 УК РФ).

По мнению Р.А.Сабитова, явку с повинной следует отграничивать от явки для отбытия наказания, которая служит основанием для возобновления течения срока давности обвинительного приговора суда (ч.2 ст.83 УК РФ)111. Действительно, такого рода явка не вписывается в значение явки с повинной, определенной в ст.142 УПК РФ. Поэтому она, в отличие от всех приведенных выше случаев и не сопровождается ни смягчением наказания, ни освобождением от уголовной ответственности за совершенное преступление, по которому состоялось осуждение с назначением наказания. Позиция Р.А.Сабитова, на наш взгляд, сомнительна в другом: в приведенном примере, призванном подтвердить им сказанное. Автор отмечает, что явка для отбытия наказания «заключается в прибытии осужденного в правоохранительный

орган с целью отбыть наказание, назначенное приговором. Субъектом этого посткриминального действия является осужденный, уклонившийся от отбывания наказания, например, совершивший побег из исправительной колонии» 112 .Между тем, такое посткриминальное действие имеет двойное уголовно-правовое значение: как явка для отбытия назначенного судом наказания (ч.2 ст.83 УК РФ) и как явка с повинной в преступлении, предусмотренном ст.313 УК РФ, поскольку побег из исправительной колонии, предшествовавший названному «посткриминальному действию»,

111 Сабитов Р.А. Теория уголовно-правового регулирования поведения лица после совершения им преступления и вынесения ему приговора. С.237.

112 Там же. С.238.

объявлен законодателем преступлением. Явка последнего рода выступает ничем иным как одной из форм деятельного раскаяния со всеми вытекающими отсюда уголовно-правовыми последствиями.

Следуя хронологии, предусмотренной в уголовном законе, второй по значимости формой проявления деятельного раскаяния выступает «активное способствование раскрытию и расследованию преступления, изобличению и уголовному преследованию других соучастников преступления, розыску имущества, добытого в результате преступления» (п. «и» ч.1 ст.61 УК РФ) или просто – «способствование раскрытию и расследованию преступления» (ч.1 ст.75 УК РФ). Указанное разнообразие в описании в законе данной формы деятельного раскаяния этим не исчерпывается и дополняется различиями в соответствующих примечаниях к статьям Особенной части УК РФ. Так, например, о «способствовании раскрытию преступления» здесь идет речь только в двух случаях: в примечании к ст.127.1 УК РФ «Торговля людьми» и в п.3 примечания к ст.178 УК РФ «Недопущение, ограничение или устранение конкуренции». Все остальные случаи упоминания о данной форме деятельного раскаяния в примечаниях к статьям Особенной части УК РФ сопровождаются определением «активное», а предмет «способствования» формулируется в двух вариантах: «раскрытию и (или) расследованию преступления» (примечания к ч.1, 2 ст.204, ст.291 УК РФ) и «раскрытию и (или) пресечению преступления» (примечание к ст.210, п.1 примечания к ст.228, п.1 примечания к ст.228.3, примечание к ст.291.1 УК РФ). Рассматриваемая форма деятельного раскаяния регламентируется в законе, как правило, в совокупности с иными формами такого раскаяния, причем, в одном случае в качестве проявления раскаяния даже более общего по объему содержания, чем явка с повинной (п.2 примечания к ст.205.1 УК РФ).

Приведенное многообразие законодательных формулировок способствования раскрытию преступления невольно заставляет задуматься об обоснованности такой законодательной практики. Помимо того, что

правоприменитель всегда должен отражать в процессуальных документах различные аспекты «способствования», подобную задачу для себя должно решать и лицо, совершившее преступление. Например, такое лицо должно понимать, чему оно способствует: раскрытию, расследованию или пресечению преступления? При внимательном изучении уголовного закона в части употребления в названных примечаниях союзов «и», «или» такое лицо может прийти к выводу о том, что орган, применяющий уголовный закон, всегда сохраняет возможность быть неудовлетворенным не только степенью активности по способствованию, но и характером поступков по раскрытию, расследованию или пресечению преступления. Обращаем внимание на это обстоятельство еще и потому, что названные вопросы неоднозначно решаются в специальной литературе и в комментариях уголовного закона.

Федеральным законом от 29 июня 2009 г. № 141-ФЗ регламентация рассматриваемой формы деятельного раскаяния претерпела изменения, в связи с чем речь стала идти о способствовании не только раскрытию, но и расследованию преступления 113 . Такое законодательное решение стало результатом неоднократных предложений по усовершенствованию уголовного закона в этой части114. Однако до настоящего времени четкого отграничения понятий раскрытия и расследования преступления в рамках п.

«и» ч.1 ст.61, ч.1 ст.75 УК РФ не проводится не только в судебной практике, но и в теории уголовного права. Еще до изменения уголовного закона в этой части Президиум Верховного Суда РФ отмечал, что активное способствование раскрытию преступления должно выражаться в том, что виновное лицо предоставляет органам следствия информацию, до того им не известную (указывает место нахождения орудий преступления, помогает в организации и проведении следственных действий, представляет вещественные доказательства и т.д.), изобличает других соучастников преступления, оказывает помощь в розыске добытого в результате

113 Собрание законодательства РФ. 2009. № 26. Ст.3139.

114 См., напр.: Благов Е.В. Актуальные проблемы уголовного права (Общая часть). Ярославль,2008. С.154; Сверчков В.В. Указ.соч. С.168.

преступления115. Дословное толкование данной формы деятельного раскаяния в рамках ст.61 УК РФ мы встречаем теперь уже в комментарии УК РФ под редакцией Председателя Верховного Суда РФ В.М.Лебедева в 2011 г. с тем лишь дополнением, что изобличение и уголовное преследование других соучастников преступления и помощь в розыске имущества, добытого в результате совершения преступления – это «определенные формы активного способствования виновного в раскрытии преступления» 116 . Между тем, предметом комментария в последнем случае выступает не «активное способствование раскрытию преступления», а «активное способствование раскрытию и расследованию преступления». Подобным образом объясняется значение этой законодательной формулировки и в современной учебной литературе, где, в частности, отмечается, что раскрытие и расследование преступления заключается в доказывании совершения преступления данным лицом 117 . К сожалению, рассматриваемая проблема, по сути, осталась без внимания и в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 июня 2013 г. № 19 «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности», если не считать того, что в п.5 Пленум пояснил: «Условие освобождения от уголовной ответственности в виде способствования раскрытию и расследованию преступления следует считать выполненным, если лицо способствовало раскрытию и расследованию преступления, совершенного с его участием»118. Обошел стороной эту проблему и Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 9 июля 2013 г. № 9 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях», в п.29 которого было дано общее понятие рассматриваемой формы деятельного раскаяния:

«Активное способствование раскрытию и (или) расследованию преступления должно состоять в совершении лицом действий, направленных на

115 См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. № 4. С.21.

116 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв.ред. В.М.Лебедев. М.,2011. С.221.

117 Российское уголовное право. Общая часть / Под ред. А.И.Чучаева. М.,2012. С.208.

118 Рос.газета. «Федеральный выпуск». № 6121. 2013. 5 июля; Бюллетень Верховного Суда РФ. 2013. № 8.

изобличение причастных к совершенному преступлению лиц (взяткодателя, взяткополучателя, посредника, лиц, принявших или передавших предмет коммерческого подкупа), обнаружение имущества, переданного в качестве взятки или предмета коммерческого подкупа, и др.»119. Судя по публикациям, не обращалось особого внимания на соотношение понятий раскрытия и расследования преступления и на стадии подготовки названного постановления Пленума Верховного Суда РФ120.

Тем не менее, попытки провести содержательное разграничение в понятиях раскрытия и расследования преступления применительно к проблеме деятельного раскаяния предпринимаются в специальной литературе. Так, в одном из комментариев Уголовного кодекса отмечается, что способствование расследованию преступления выражается в сообщении следователю или дознавателю неизвестных им данных, оказывающих помощь в собирании и оценке доказательств; способствование раскрытию преступления – в сообщении сведений, доказывающих совершение

преступления121. А разве первое не «работает» на второе и не перекликается

ли эта позиция с вышеприведенной позицией Президиума Верховного Суда РФ? По мнению В.В.Сверчкова, способствовать расследованию можно уже раскрытого преступления, и именно этим продиктована необходимость отражения в законе формулировки «способствование раскрытию и расследованию преступления»122. Ему вторит Е.В.Благов, когда пишет, что

«результаты содействия доказыванию преступления не менее важны для

судьбы уголовного дела, чем раскрытие преступления» 123 . Р.А. Сабитов полагает, что понятие «способствование расследованию преступления» охватывает собой способствование раскрытию преступления124, а в позиции

119 Бюллетень Верховного Суда РФ. 2013. № 9.

120 См., напр.: Иванов Н. К дискуссии о разъяснениях Пленума Верховного Суда о квалификации взяточничества // Уголовное право. 2013. № 5. С.72.

121 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации для работников прокуратуры (постатейный).

С.186.

122 Сверчков В.В. Указ.соч. С.168-169.

123 Благов Е.В. Указ.соч. С.154.

124 Сабитов Р.А. Теория уголовно-правового регулирования поведения лица после совершения им преступления и вынесения ему приговора. С.245.

П.А.Лупинской, на которую ссылается автор, акценты расставлены несколько иначе: расследование преступления – это деятельность органов дознания и предварительного следствия по собиранию, проверке и оценке доказательств, на основе которых устанавливаются имеющие значение для дела обстоятельства, в целях быстрого и полного раскрытия преступления, изобличения и привлечения к уголовной ответственности лицо, его совершившего, принятию мер по пресечению преступления, выявлению и устранению причин и условий, способствовавших его совершению, а также обеспечению возмещения ущерба, причиненного преступлением 125 . Следовательно, раскрытие преступления – это лишь один из результатов расследования преступления. И с этой точки зрения, на наш взгляд, последнее подчинено первому. Вместе с тем в процессе расследования преступления решаются и другие задачи, в том числе по изобличению и уголовному преследованию других соучастников преступления, розыску имущества добытого в результате преступления. Поэтому в законе можно было бы обойтись использованием формулировки «способствование расследованию преступления». Если же сохранять существующую в п. «и» ч.1 ст.61 УК РФ, ориентируясь на лицо, совершившее преступление, то логично было бы использовать ее и в ч.1 ст.75 УК РФ, и во всех иных случаях

«способствования».

Таким образом, в общем виде способствование раскрытию и расследованию преступления можно определить как стремление лица, совершившего преступление, своими действиями оказать помощь органам уголовной юстиции в установлении всех обстоятельств содеянного.

Что касается характеристики способствования раскрытию и расследованию преступления как «пассивного» или «активного», то в комментариях уголовного закона порой на это обстоятельство не обращается

125 Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Отв.ред. П.А.Лупинская. М.,2001. С.281.

вообще никакого внимания126 либо объясняется значение только активного способствования в рамках п. «и» ч.1 ст.61 УК РФ 127 . В большинстве же случаев здесь обнаруживается стремление провести различия между простым и активным способствованием.

В одном из постановлений Президиума Верховного Суда РФ отмечалось, что для активного способствования недостаточно признать себя виновным в совершении преступления и чистосердечно раскаяться в содеянном наряду с другими соисполнителями, недостаточно просто сообщить об обстоятельствах совершения преступления 128 . Как полагает Р.А.Сабитов, об активности способствования раскрытию и расследованию преступления можно судить по следующим фактам: инициатива в способствовании должна исходить от самого подозреваемого или обвиняемого, содействие раскрытию преступления должно быть достаточно эффективным, принести существенную пользу полному и всестороннему расследованию уголовного дела. Уточнение отдельных деталей не может служить доказательством активности129. В одном из источников отмечается, что в основе дифференцированного употребления в тексте закона понятия способствования лежат два обстоятельства. Во-первых, простое («пассивное») «способствование раскрытию преступления» выражается лишь в даче лицом правдивых и подробных показаний о совершенном преступлении, в то время как «активное способствование раскрытию преступления» предполагает наряду с указанными действиями и личное активное участие лица, совершившего преступление, в проведении следственных действий, в собирании доказательств. Во-вторых, и это самое главное, основанием освобождения от уголовной ответственности по ч.1 ст.75 УК РФ может выступать и «активное», и «пассивное» способствование

126 См., напр.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации для работников прокуратуры. 186-187; Шатихина Н.С. Указ.соч. С.880-882.

127 См., напр.: Постатейный комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.И.Чучаева. М.,2004. С.153.

128 Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. № 7. С.13.

129 Сабитов Р.А. Теория уголовно-правового регулирования поведения лица после совершения им преступления и вынесения ему приговора. С.244.

раскрытию преступления. Однако тот факт, что в данном случае речь идет о деятельном раскаянии в совершении преступлений небольшой или средней тяжести, причем – о совершении их впервые, можно сделать вывод о достаточности лишь правдивых показаний лица с признанием вины в содеянном для постановки вопроса об освобождении от уголовной ответственности130. Следуя этой логике, а она, на наш взгляд, вытекает из закона, складывается ситуация, не лишенная противоречия: в качестве основания полного и безусловного освобождения от уголовной ответственности по ч.1 ст.75 УК РФ может выступать не только активное, но и пассивное способствование, а в качестве основания лишь возможного и всего лишь смягчения наказания требуется активное способствование. Можно

возразить тем, что для применения ч.1 ст.75 УК РФ необходима совокупность способствования с явкой с повинной и заглаживанием вреда, причиненного в результате преступления. Но и этот, казалось бы бесспорный с точки зрения грамматического толкования уголовного закона вывод, не бесспорен не только в теории уголовного права131, но и в судебной практике.

С этимологической точки зрения «способствовать» означает

«помогать», «оказывать помощь», «активный» – «деятельный»,

«действующий»132. Насколько целесообразно в уголовном законе и в практике его применения ставить сначала перед лицом, совершившим преступление, а затем перед правоприменителем задачу уяснения и следования или оценки оказания помощи в раскрытии и расследовании преступления и деятельного оказания такой же помощи? Реально ли при такой постановке вопроса обеспечить единообразное применение уголовного закона? 133. Еще в период действия УК РСФСР 1960 г. Л.А.Долиненко в этой связи справедливо отмечала, что практически крайне трудно оценить, какие действия являются

130 См.: Уголовное право России. Общая часть: Учебник / Под ред. И.Э.Звечаровского. М.,2010. С.527-528. 131 См., напр.: Щепельков В.Ф. Уголовный закон: преодоление противоречий и неполноты. М.,2003. С.347- 348.

132 Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: Современное написание: В 4 т. Т.1. А-З; Т.4. Р-Я. М.,2004. С.14,499.

133 См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 1998. № 7. С.6.

активными, а какие таковыми не являются. Для одного лица определенные действия следует расценивать как активные, применительно к другому лицу, к другой ситуации – эти же самые действия могут быть и не признаны таковыми134.

По нашему мнению, в свете установленных в УК РФ 1996 г. приоритетов в объектах уголовно-правовой охране (личность – общество – государство) позиция законодателя труднообъяснима, когда для освобождения от уголовной ответственности на основании примечания к ч.1 и п. «а» ч.2 ст.127.1 УК РФ достаточно «всего лишь» добровольного освобождения потерпевшего и способствования раскрытию преступления, а для наступления таких же уголовно-правовых последствий на основании примечания, например, к ч.1, 2 ст.204 УК РФ требуется не только добровольное сообщение о подкупе, но еще и активное способствование раскрытию и (или) расследованию преступления. Эти вопросы и замечания, по нашему мнению, можно было бы снять установлением в уголовном законе единой формулировки «способствование раскрытию и расследованию преступления» без избирательного названия такого способствования

«активным» и без союзов «и», «или». Заметим, что несмотря на установленный императив в освобождении от уголовной ответственности в соответствующих примечаниях к статьям Особенной части УК РФ, использование даже такой формулировки всегда сохраняет возможность правоприменителю применять рассматриваемые примечания по своему усмотрению.

Как уже отмечалось ранее, в четырех случаях, предусмотренных в законе, регламентация рассматриваемой формы деятельного раскаяния сопровождается требованием по пресечению преступления» (примечание к ст.210, п.1 примечания к ст.228, п.1 примечания к ст.228.3, примечание к ст.291.1 УК РФ). Казалось бы, с точки зрения русского языка,

134Долиненко Л.А. Смягчающие ответственность обстоятельства по действующему законодательству и в судебной практике. Иркутск,1980. С.57.

способствование пресечению преступления необходимо отличать от способствования предотвращению преступления, что предусмотрено в примечаниях к ст.205, 205.1 УК РФ. Однако при внимательном ознакомлении с конструкцией составов преступлений, предусмотренных в этих статьях, и фактически, и юридически в первом случае лицо, вставшее на путь совершения преступления, способствует недоведению его до конца – предотвращению осуществления террористического акта 135 , а во втором – лицо, совершившее преступление, может способствовать и предотвращению преступления, которое оно финансировало и (или) совершению которого оно содействовало, если оно еще не начато, и его пресечению, если оно уже осуществляется. Другими словами, предотвращается то, чего еще нет, а

пресекается то, что уже имеет место быть. В этой связи в литературе отмечается, что способствование пресечению преступления представляет собой содействие деятельности правоохранительных органов, направленной на прекращение уже начатого или продолжающегося преступления, недопущение окончания преступления на стадиях приготовления или покушения. Пресечение длящегося преступления означает прекращение и самого преступления, а пресечение продолжаемого – недопущение новых его эпизодов136.

Особенность такого рода деятельного раскаяния заключается в том,

что лицо, совершившее преступление, способствует пресечению преступлений, которые могли бы быть продолжены или совершены другими лицами.

Анализируя законодательную практику сопровождения конкретных преступлений рассматриваемой формой деятельного раскаяния, следует обратить внимание не столько на то, что практически все эти преступления регламентированы в разделе 1Х «Преступления против общественной

135 Именно поэтому данная ситуация подпадает под признаки добровольного отказа от доведения преступления до конца, а не деятельного раскаяния.

136 Сабитов Р.А. Теория уголовно-правового регулирования поведения лица после совершения им преступления и вынесения ему приговора. С.245.

безопасности и общественного порядка», за исключением ст.291.1 УК РФ, сколько на то, какие преступления по характеру она (форма деятельного раскаяния) сопровождает. С этой точки зрения, можно сделать вывод, что в совершение таких преступлений, как правило, вовлечено уже или может быть вовлечено в будущем несколько лиц, и что все они способны детерминировать, воспроизводить дальнейшую подобную или даже более общественно опасную преступную деятельность. В этой связи возникает закономерный вопрос о том, почему законодатель не сопроводил поощрительным примечанием подобным тем, которые предусмотрены к ст.208, 210 УК РФ, и ст.209 УК РФ, в которой идет речь не только о создании банды, но и участии в ней и в совершаемых ею преступлений? Неужели законодатель не заинтересован ни в прекращении такого участия и уж тем более – в предотвращении или пресечении совершаемых бандой преступлений? Практика борьбы с преступлениями, связанными с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и т.п. убедила в недостаточности только их добровольной сдачи для того, чтобы претендовать на освобождение от уголовной ответственности. Так почему бы этот опыт не использовать и применительно к преступлениям, связанным с незаконным оборотом оружия? В этом случае можно было бы сохранить самостоятельность существующей формы деятельного раскаяния – добровольной сдачи соответствующих предметов преступлений, предусмотренных ст.222, 223 УК РФ, – предусмотрев дополнительное самостоятельное основание для освобождения от уголовной ответственности в форме способствования или предотвращению и пресечению, или расследованию преступлений, связанных с незаконным изготовлением и оборотом оружия.

Согласно п. «и» ч.1 ст.61 УК РФ в предмет способствования также входит изобличение и уголовное преследование других соучастников преступления, розыск имущества добытого в результате преступления. Как правило, отдельное толкование данных форм деятельного раскаяния в

литературе не приводится, ограничиваясь констатацией того, что это

«определенные формы активного способствования виновного в раскрытии преступления» 137 . Р.А.Сабитов уделяет специальное внимание раскрытию содержания данных понятий и говорит о том, что способствование изобличению соучастников преступления выражается в содействии, во- первых, их обнаружению, а, во-вторых, доказыванию их виновности, например, путем изобличения на очной ставке или в процессе других следственных действий. Значение же способствования уголовному преследованию автор логично объясняет со ссылкой на п.55 ст.5 УПК РФ: оно выражается в содействии процессуальной деятельности, осуществляемой стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления138. В качестве примеров способствования розыску имущества, добытого в результате преступления, Р.А.Сабитов называет указание места нахождения имущества, кому оно передано, что на него приобретено и т.п. По мнению автора в этом случае речь не может идти об имуществе, изготовленном незаконным путем (оружии, наркотических средствах, фальсифицированной водке и т.п.)139. На наш взгляд, эта позиция не бесспорна тогда, когда лицо способствует розыску имущества, добытого в результате преступления, например, путем хищения, не зная о том, что оно изготовлено или произведено незаконно.

При характеристике данной формы «способствования» в одном из комментариев Уголовного кодекса обращается внимание не на

«содействие…», а на «сообщение следствию или дознанию неизвестных им данных…», подтверждающих, в частности, участие в преступлении иных лиц140.По нашему мнению, позиция Р.А.Сабитова в этом вопросе более точна, поскольку «сообщение» представляет собой лишь одну из форм содействия. К

137 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв.ред. В.М.Лебедев. С.221.

138 Сабитов Р.А. Теория уголовно-правового регулирования поведения лица после совершения им преступления и вынесения ему приговора. С.245-246.

139 Там же. С.246.

140 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации для работников прокуратуры (постатейный). С.186-187.

тому же способствование раскрытию и расследованию преступления в этом случае может выражаться в содействии процессуальному закреплению уже известных следствию или дознанию данных.

Содержание приведенных комментариев, как представляется, дает основание полагать, что способствование изобличению и уголовному преследованию других соучастников преступления, розыск имущества добытого в результате преступления представляет собой частный случай способствования раскрытию и расследованию преступления. Возможно, не случайно поэтому о таком способствовании не упоминается не только в ч.1 ст.75 УК РФ, но и, как правило, в поощрительных примечаниях к статьям Особенной части УК РФ. Исключение из этого правила представляют два примечания: к ст.228 и 228.3 УК РФ. Однако и в этом случае законодатель в другой редакции и в несколько усеченном виде определяет рассматриваемую форму деятельного раскаяния: речь идет, во-первых, о способствовании только изобличению лиц, совершивших преступления, а, во-вторых, не о розыске, а об обнаружении имущества, добытого преступным путем.

В связи с изложенным, необходимо сделать два замечания.

Во-первых, тот факт, что законодатель говорит о способствовании изобличению и уголовному преследованию других соучастников преступления, розыске имущества добытого в результате преступления всего лишь в трех случаях: применительно к стадии назначения наказания и к двум статьям Особенной части УК РФ, на наш взгляд, не является свидетельством отсутствия потребности в расширении такой практики. Как показали результаты нашего исследования, именно данная форма деятельного раскаяния, при условии ее самостоятельной регламентации в уголовном законе, могла бы представлять повышенный интерес со стороны лиц, уже отбывающих (или даже – отбывших) наказание. Наше предложение на этот счет поддержали 62 % опрошенных. При этом 15 % – затруднились ответить, а 23 % – высказались отрицательно.

Во-вторых, неоднократное упоминание о примечаниях к ст.228,228.3 УК РФ при характеристике практически всех основных форм деятельного раскаяния, на первый взгляд, говорит о высокой требовательности законодателя к лицам, совершающим преступления, в них предусмотренные, для того, чтобы они могли претендовать на освобождение от уголовной ответственности. По нашему же мнению, это обстоятельство в сочетании с громоздкостью этих примечаний, необъяснимой в некоторых случаях их редакцией говорит о неуверенности законодателя в реализации уголовно- правовой политики в борьбе с «наркотическими» преступлениями посредством таких примечаний и необходимости их совершенствования.

Согласно п. «к» ч.1 ст.61 УК РФ, обстоятельствами, смягчающими наказание признаются: оказание медицинской и иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления, добровольное возмещение имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в результате преступления, иные действия, направленные на заглаживание вреда, причиненного потерпевшему. О возмещении причиненного ущерба или иным образом заглаживании вреда, причиненного в результате преступления идет речь в ч.1 ст.75 УК РФ. Заглаживание причиненного потерпевшему вреда выступает одним из двух (наряду с примирением с потерпевшим) элементов основания освобождения от уголовной ответственности по ст.76 УК РФ. Грамматическое толкование приведенных положений позволяет сделать вывод, что и в том, и в другом случаях внимание законодателя фокусируется на такой форме деятельного раскаяния как заглаживание вреда, причиненного в результате преступления, объединяющей все иные названные здесь проявления такого раскаяния. Мы разделяем мнение Н.С.Шатихиной в том, что совершением преступления вред причиняется не только потерпевшему, но и всему блоку общественных отношений,

охраняемых уголовным правом 141 . Именно поэтому в данном случае

правильнее говорить о заглаживании вреда, а не ущерба и без упоминания о

141Шатихина Н.С. Указ.соч. С.882.

потерпевшем от преступления. Вместе с тем, вряд ли можно поддержать предложение автора об отказе в использовании в ст.75 УК РФ понятия ущерба и замене его на более общее понятие вреда 142 , учитывая то обстоятельство, что с точки зрения русского языка первое понятие сочетается с понятием возмещения, а последнее – с заглаживанием. С этой же точки зрения, представляется вполне оправданной в тексте закона конкретизация заглаживания причиненного вреда на отдельные его проявления, получившая в последнее время достаточно широкое развитие при формулировании оснований освобождения от уголовной ответственности за деятельное раскаяние в конкретных преступлениях (ст.76.1 УК РФ). Вместе с тем, нельзя не обратить внимание на то обстоятельство, что в поощрительных

примечаниях к статьям Особенной части УК РФ данная форма деятельного раскаяния отражена лишь в трех случаях: в п.3 примечания к ст.178, п.2 примечания к ст.198, п.2 примечания к ст.199 УК РФ, причем, в первом случае – в совокупности с иными формами деятельного раскаяния. В этой связи в специальной литературе неоднократно высказывались предложения о расширении такой законодательной практики, особенно, применительно к преступлениям имущественного характера. Так, в свое время И.Э.Звечаровский предлагал на случай добровольного возмещения ущерба или возвращения похищенного предусмотреть в уголовном законе правило даже об обязательном освобождении от наказания применительно к неквалифицированным составам преступлений, предусмотренным в ст.90, 91,

93, 145, 146 УК РСФСР 1960 г.143. В современной литературе В.В.Сверчковым

высказано мнение о том, что возмещение ущерба является обязательным условием деятельного раскаяния в случае, если причиняется имущественный вред потерпевшему, особенно, при совершении корыстных преступлений144. В известной статье Н.Ф.Кузнецовой, посвященной критической оценке

142 Там же.

143 Звечаровский И.Э. Уголовно-правовые нормы, поощряющие посткриминальное поведение личности. Иркутск,1991. С.110.

144 Сверчков В.В. Указ.соч. С.170-171.

законотворческой деятельности в современных условиях, автором предлагалось введение в УК РФ такой меры, как реституция, согласно которой «Возмещение потерпевшему причиненного ему преступлением ущерба имуществом или в денежном эквиваленте назначается судом в дополнение к наказанию либо взамен наказания за преступления небольшой или средней тяжести»145.

Исходя из положения о том, что любое преступление, независимо от

его законодательной конструкции, причиняет ущерб (вред) охраняемым уголовным законом общественным отношениям 146 , что восстановить причиненный ущерб можно только потерпевшему (да и то только в части имущественного ущерба и морального вреда 147 ), но не объекту посягательства, следует говорить о том, что заглаживание вреда, причиненного в результате преступления, в самом общем виде заключается в уменьшении вредных последствий преступления. Это может выражаться в возврате похищенного имущества или его денежного эквивалента, в восстановлении поврежденного имущества, в принесении публичных извинений, компенсации потерпевшему морального, физического или материального вреда со стороны лица, совершившего преступление, в оплате стоимости лечения, лекарств для восстановления здоровья потерпевшего, подорванного совершенным преступлением и т.п.

По всеобщему признанию, среди многообразных проявлений заглаживания вреда, причиненного в результате преступления, приоритет принадлежит возмещению имущественного ущерба. Это объясняется не только наибольшей зримостью этой формы деятельного раскаяния для правоприменителя, но и ее максимальной устремленностью на восстановление нарушенных преступлений общественных отношений. Актуальность раскаяния в такой форме можно подтвердить следующими

145 Кузнецова Н.Ф. О совершенствовании уголовного закона // Российская юстиция. 2009. № 5.

146 Прохоров В.С. Преступление и ответственность. Л.,1982. С.56-57.

147 Как справедливо замечает Н.С.Шатихина, не все последствия преступления устранимы, восстановимы по своей сути. «Загладить полностью возможно только материальный вред, т.е. ущерб» (Шатихина Н.С. Указ.соч. С.884).

данными. Результаты выборочного исследования по делам о хищениях, проведенного в 70-х годах прошлого столетия Г.И.Чечелем, показывали, что лишь в 25 % изученных автором уголовных дел ущерб возмещался полностью, но лишь в 10 % это возмещение носило добровольный характер148. По сведениям, представленным в информационно-аналитической записке о состоянии законности и правопорядка в стране, подготовленной Академией Генеральной прокуратуры РФ, в 2011 г. выявлено 202 454 преступления экономической направленности, что на 26,8% меньше, чем в 2010 г. (276 435). Из них 108 834 (54%) составили тяжкие и особо тяжкие преступления, 40 315 (19,9%) – преступления, совершенные в крупном или особо крупном размерах. Материальный ущерб от указанных преступлений составил 160,7 млрд. руб., а возмещен он был только на сумму 69 млрд. руб.149. В другом источнике со ссылкой на ГИАЦ МВД России по 2011 г. приводятся такие данные: общий ущерб по оконченным и приостановленным уголовным делам в 2011 г. превысил 250 млрд. руб.150, около 60% от этой суммы приходится на преступления против личности и собственности. При этом обращается внимание на то, что в ходе предварительного расследования по уголовным делам о преступлениях против собственности в 2011 г. возмещено 24,09 млрд. руб., что составило всего 16% от общей суммы ущерба по этой категории дел (149 млрд. руб.), а в первом полугодии прошлого года этот показатель еще более снизился, составив всего 15% от причиненного ущерба в 94 млрд. руб. Несколько выше эти показатели в отчетности подразделений Следственного комитета РФ, согласно которым показатели возмещения ущерба по делам о преступлениях против собственности

148 Чечель Г.И. Смягчающие ответственность обстоятельства и их значение в индивидуализации наказания. Саратов,1978. С.113.

149 Состояние законности и правопорядка в Российской Федерации и работа органов прокуратуры. 2011 год. М.,2012. С.128. Аналогичный ущерб в 2010 г. составил 176 млрд.руб. (Состояние законности и

правопорядка в Российской Федерации и работа органов прокуратуры. 2010 год. М.,2011. С.166). По данным МВД РФ, только за первое полугодие 2014 г. аналогичный размер ущерба составил 107,25 млрд. руб. (МВД

РФ: Состояние преступности (январь-июнь 2014 года) (mvd.ru/Deljatelnost/statistics/reports ).

150 За первое полугодие 2014 г. размер ущерба от таких преступлений составил 166,13 млрд. руб.(mvd.ru/Deljatelnost/statistics/reports).

колебались в 2011 г. в пределах 30 – 32%, а в первом полугодии 2012 г. увеличились до 40%151.

В свете приведенных данных, возможно не случайно, в первой половине 2013 г. при подготовке проекта постановления Пленума Верховного Суда РФ, «объясняющего, как правильно освобождать преступников от уголовного наказания», проблема возмещения ущерба от преступления была поставлена во главу угла, а авторами этого документа прямо говорилось о том, что ущерб от преступления может быть возмещен в натуре, «скажем, представлением вещи того же рода и качества, ремонт или исправление поврежденного имущества. Но компенсировать убытки деньгами тоже

хорошо, а иногда даже намного лучше»152. Логическим продолжением такой

позиции стало положение, теперь уже Постановления Пленума Верховного Суда по обозначенной проблематике от 27 июня 2013 г. «Возмещение ущерба и (или) заглаживание вреда (статьи 75-76.1 УК РФ) могут быть произведены не только лицом, совершившим преступление, но и по его просьбе (с его согласия или одобрения) другими лицами, если само лицо не имеет реальной возможности для выполнения этих действий (например, в связи с заключением под стражу, отсутствием у несовершеннолетнего самостоятельного заработка или имущества). В случае совершения преступлений, предусмотренных статьями 199 и 199.1 УК РФ, возмещение ущерба допускается и организацией, уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с которой вменяется лицу (примечание 2 к статье 199 УК РФ)» (п.3)153. Соглашаясь в целом с такой постановкой вопроса, по нашему мнению, он должен все-таки в первую очередь решаться на законодательном, а не на правоприменительном уровне: необходимо расширить практику установления поощрительных примечаний к статьям Особенной части УК РФ, устанавливающим уголовную ответственность за целый ряд имущественных

151 См.: Титова В.Н. Возмещение вреда, причиненного преступлением // Законность. 2013. № 12. С.28.

152 Верховный суд разрешит преступникам возмещать вред в натуре. Раскаяние в рублях // Рос.газета. 2013. 5 июня.

153 Рос.газета. «Федеральный выпуск». № 6121. 2013. 5 июля.

преступлений, включая корыстные. Как представляется, такое решение будет более понятным лицам, совершившим соответствующие преступления, и выполнимым ими, чем требование о «выполнении обязательств по возврату имущества и (или) возмещению убытков потерпевшим», вытекающее из акта об амнистии от 2 июля 2013 г. № 2559-6 ГД «Об объявлении амнистии»154. Неясно, кто и кому давал такие обязательства и о каких «убытках» в данном случае идет речь, так как уголовный закон не знает такого термина.

Исходя из гражданского законодательства, возмещение морального вреда в уголовно-правовой литературе порой определяется как «компенсация его в денежной форме» (ст.1101 ГК РФ) 155 . По нашему мнению, такая категоричность здесь вряд ли обоснована, поскольку, например, при совершении преступления, предусмотренного ст.128.1 УК РФ «Клевета», вполне может иметь место возмещение вреда и в не материальной форме, в частности путем публичного извинения перед потерпевшим. Следует также учитывать то обстоятельство, что моральный вред – это не только нравственные, но и физические страдания, причиненный действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие физическому лицу от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье,

достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна) или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и т.д.) либо имущественные права156. Поэтому права Н.С.Шатихина, когда отмечает, что возместить моральный вред можно двумя основными способами: 1) какими-либо действиями лица, совершившего преступление, направленными на примирение с потерпевшим, что может выступать основанием применения ст.76 УК РФ. Здесь заглаживание причиненного

154 Рос.газета. 2013. 4 июля.

155 См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации для работников прокуратуры (постатейный). С.187.

156 См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. № 3. С.9.

потерпевшему вреда выступает своеобразным способом примирения с ним157;

2) путем компенсации в материальной (обычно в денежной) форме, что относится уже к сфере действия гражданского права158. Что касается первого способа, то мы разделяем точку зрения тех авторов, которые полагают, что стороной примирения может выступать не только физическое, но и юридическое лицо 159 , не только сам потерпевший, но и его близкие родственники и законные представители (ст.42 УПК РФ).

Говоря о совершенствовании законодательной регламентации добровольного возмещения имущественного ущерба следует также поддержать предложения, высказываемые в литературе, о необходимости определения в уголовно-процессуальном законодательстве четкой процедуры такого возмещения160.

В п. «к» ч.1 ст.61 УК РФ идет речь о возмещении только морального

вреда. Между тем, и в специальной литературе, и в судебной практике нередко говорят о возмещении и вреда физического. Строго говоря, вряд ли такое возможно в буквальном значении этого понятия. К тому же непосредственно в восстановлении здоровья потерпевшего лицо, совершившее преступление, как правило, не участвует. Поэтому в данном случае может идти речь лишь о компенсации затрат, связанных с лечением, восстановлением здоровья, оплатой затрат, связанных с временной нетрудоспособностью, больничного и санаторного лечения.

В числе действий, направленных на заглаживание вреда, причиненного потерпевшему, законодатель называет оказание медицинской и иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления. Сфера возможного проявления такого рода раскаяния, на первый взгляд, ограничена

157 На наш взгляд, в этой связи было бы правильнее в тексте ст.76 УК РФ сначала говорить о заглаживании причиненного потерпевшему вреда, а затем уже о примирении с ним.

158 Шатихина Н.С. Указ.соч. С.885.

159 См.: Минулин Р.М. Прекращение уголовных дел в связи с примирением сторон. Тюмень,2006. С.105; Бриллиантов А.В. Освобождение от уголовной ответственности: с учетом обобщения судебной практики:

научно-практическое пособие. М.,2010. С.86-87.

160 См., напр.: Ибрагимова А.И. Противоправные и наносящие вред деяния: различие и способы возмещения причиненного вреда // Российская юстиция. 2014. № 2. С.56-59.

преступлениями против жизни и здоровья. Однако, по нашему мнению, оно имеет особое значение практически во всех случаях причинения или угрозе причинения вреда жизни и здоровью по неосторожности. Так, в первоначальной редакции УК РФ 1996 г. была предусмотрена уголовная ответственность за оставление места дорожно-транспортного происшествия (ст.265), исключенная в последующем из Уголовного кодекса Федеральным законом РФ от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ. Между тем, в предверии принятия этого кодекса в специальной литературе высказывались предложения принять иное решение названной проблемы: по аналогии с некоторыми зарубежными Уголовными кодексами предусмотреть примечание к ст.211 УК РСФСР 1960 г., согласно которому «в случае предотвращения виновным водителем последствий, перечисленных в ч.ч.2,3 настоящей статьи, суд может назначить этому лицу наказание, не связанное с

применением мер исправительно-трудового воздействия»161. Очевидно, что в

подобных случаях речь может идти об оказании потерпевшему не только неотложной медицинской, но и иной помощи, например, незамедлительном доставлении потерпевшего в больницу.

Анализ иных проявлений деятельного раскаяния, регламентированных в примечаниях к отдельным статьям Особенной части УК РФ, как и дополнительные предложения по совершенствованию законодательной регламентации рассмотренных выше форм деятельного раскаяния, представляется целесообразным сделать в следующей главе работы, а ее, в свою очередь, предварить анализом зарубежного уголовного законодательства в этой части.

161 См.: Звечаровский И.Э. Уголовно-правовые нормы, поощряющие посткриминальное поведение личности. С.108.

<< | >>
Источник: АВСЕНИЦКАЯ Ксения Вячеславовна. ДЕЯТЕЛЬНОЕ РАСКАЯНИЕ: понятие, формы выражения, стимулирование уголовно-правовыми мерами. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва –2014. 2014

Скачать оригинал источника

Еще по теме 1.2. Формы выражения деятельного раскаяния и их отражение в уголовном законе:

  1. Виды, правовые формы предпринимательской деятельности без образования юридического лица.
  2. 44.Договор хранения: понятие, правовая характеристика, форма, предмет и иные существенные условия. Хранение в силу закона.
  3. Деятельное раскаяние
  4. § 3.2. Особенности реализации и перспективы оптимизации отдельных форм судебной деятельности
  5. АВСЕНИЦКАЯ Ксения Вячеславовна. ДЕЯТЕЛЬНОЕ РАСКАЯНИЕ: понятие, формы выражения, стимулирование уголовно-правовыми мерами. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва –2014, 2014
  6. Оглавление
  7. Введение
  8. Глава 1.Социально-правовая природа института деятельного раскаяния
  9. 1.1.Деятельное раскаяние как разновидность посткриминального поведения и его уголовно-правовые последствия
  10. 1.2. Формы выражения деятельного раскаяния и их отражение в уголовном законе
  11. 1.3.Деятельное раскаяние в уголовном законодательстве зарубежных стран
  12. Глава 2. Проблема стимулирования деятельного раскаяния уголовно-правовыми мерами
  13. 2.1.Общие вопросы уголовно-правового стимулирования деятельного раскаяния
  14. 2.2.Специальные вопросы уголовно-правового стимулирования деятельного раскаяния
  15. Список использованной литературы
  16. Приложение
  17. Деятельное раскаяние
- Авторское право РФ - Аграрное право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -