<<
>>

Факторы, влияющие на прогнозирование эффективности исполнения уголовного наказания в виде ограничения свободы

Для осуществления эффективной борьбы с преступностью существует необходимость планирования предупредительных мер воздействия на осужденных. По нашему мнению, криминологические детерминанты снижения успешности прогнозирования эффективности назначения и исполнения ограничения свободы можно разделить на следующие группы:

I.

Недостаточность и недостоверность имеющихся сведений. Эта проблема является значимой для прогнозирования эффективности любого уголовного наказания, в том числе ограничения свободы. Результативность мер, направленных на противодействие преступности, обусловлена полнотой информации о криминогенной обстановке на определенной территории, отсутствием искажений статистических данных.

Юридическое предвидение базируется на данных о состоянии преступности на определенной территории. Информационные центры органов внутренних дел предоставляют сведения о количестве, динамике, структуре преступности в зависимости от объекта посягательства и степени общественной опасности, а также о лицах, совершивших преступления. Эти данные служат основой, на которой строится криминологический прогноз.

Для успешного юридического предвидения также используются сведения, предоставляемые Судебным департаментом при Верховном Суде Российской Федерации: статистика, характеризующая вид и степень общественной опасности деяний, которые стали поводом судебного разбирательства; социально-демографический портрет лиц, совершающих преступления; виды наказаний, им назначаемых.

Кроме того, следует обратить внимание на информацию, содержащуюся в докладах о результатах и основных направлениях деятельности Федеральной службы исполнения наказаний. Например, о численности человек, отбывающих конкретный вид наказания; средствах, использующихся для эффективного решения задач, возложенных на эти наказания; о дополнительных мерах, принимаемых для дальнейшей успешной ресоциализации осужденных.

Несмотря на наличие ряда источников, предоставляющих сведения, используемые для криминологического прогнозирования, проблема недостаточности или недостоверности данных остается нерешенной. На это влияет несколько факторов:

А. Латентность преступлений. В России правоохранительные органы не рассматривают борьбу с этим явлением как первоочередную задачу, не предусматривают ее решения в различных программах, направленных на усиление борьбы с преступностью, а принимаемые порой меры по снижению уровня скрытой преступности носят эпизодический, фрагментарный характер временных кампаний1.

Существует множество факторов, влияющих на латентность преступлений. Одним из них является отсутствие понимания степени общественной опасности деяния и осознания его как преступления. Например, уличная драка (хулиганство), нанесение побоев, незаконное производство аборта и некоторые другие преступления. Кроме того, существуют правонарушения, у которых нет свидетелей, либо они не заявляют о себе. Во многом это обусловлено отсутствием процессуального механизма обеспечения безопасности лиц, содействующих правосудию. В результате, когда лица, совершившие правонарушение, побуждают не сообщать информацию о преступлении в правоохранительные органы

!Кривенцов П. А. Латентная преступность в России: криминологическое исследование: дис. канд.юрид. наук. - М., 2014. - С. 4.

свидетелей и потерпевших, последние чувствуют свою незащищенность от угроз и запугивания[127].

Также нельзя не отметить ряд причин, связанных с уровнем профессионального правосознания сотрудников правоохранительных органов. Латентность некоторого числа преступлений связана с нежеланием этих лиц осуществлять свои обязанности, с низким уровнем профессиональной подготовки, с существующей «палочной системой», с проявлениями коррупции. Помимо этого, негативное влияние на эффективность работы сотрудников правоохранительных органов оказывает большая загруженность, которая препятствует надлежащему исполнению обязанностей, а также недостаточная материальная база и техническая обеспеченность.

Следующей детерминантой латентности преступлений является недоверие населения по отношению к сотрудникам правоохранительной системы. Некоторые лица, являвшиеся в прошлом потерпевшими или свидетелями правонарушения, совершенного работниками органов охраны правопорядка, боятся или не доверяют им. Формирование отношения к сотрудникам правоохранительной системы также связано с тем, что граждане наблюдают случаи, в которых лица, совершившие преступления, остаются безнаказанными. Этот фактор коррелирует с другим -стремлением «разобраться» с таким преступником собственными силами.

Помимо этого, нельзя не учитывать такую причину латентности, как нежелание огласки события преступления (например, при изнасиловании или семейных конфликтах, побоях, истязаниях). Или если сам потерпевший также совершал противоправные деяния.

Результативность криминологического прогнозирования

эффективности наказаний могла бы существенно повыситься при условии построения прогнозов на основе сведений, характеризующихся полнотой и объективностью. Например, если предвидение происходит с учетом данных о

латентных преступлениях. Следовательно, значимым фактором, способствующим предупреждению преступности, является наличие полных и достоверных сведений при регистрации и учете преступлений.

Б. Отсутствие учета региональных особенностей криминальной активности. Для формирования максимально точного криминологического прогноза эффективности наказания следует учитывать все факторы, влияющие на преступность. Таким образом, юридическое предвидение должно включать динамику изменения численности населения региона, его половозрастной и национальный состав, распределение жителей в границах городских и сельских поселений, показатели внутренней и внешней миграции[128].

В докладе территориального органа Федеральной службы государственной статистики по Чеченской Республике «Социально­экономическое положение Чеченской Республики в январе - феврале 2018 года» приводятся соответствующие сведения. Так, по предварительной оценке, численность населения на 1 февраля 2018 г. составила 1439089 человек. Число жителей республики возросло по сравнению с 2017 годом на 22,5 тыс. человек или на 1, 6 %. Прирост населения может рассматриваться как фактор, влияющий на количество совершаемых преступлений, что должно рассматриваться вместе с данными о трудоустройстве, образовании и уровне доходов жителей. В январе 2018 года объем денежных доходов населения в Чеченской Республике составил 22950,3 млн. рублей и сократился на 8,1 % по сравнению с соответствующим периодом

предыдущего года. Среднемесячная начисленная заработная плата работников организаций в январе 2018 года составила 23806,7 рубля и увеличилась по сравнению с соответствующим периодом прошлого года на 15,4 %. Среднемесячная заработная плата в ноябре 2016 г. составила 22646, 2 рублей, в январе - ноябре 2016 г. -22051, 1 рублей и увеличилась по

сравнению с соответствующим периодом 2015 г. на 1, 2 %[129]. В январе 2018 года денежные расходы населения составили 18293,7 млн. рублей и сократились на 11,1 % по сравнению с аналогичным периодом 2017 года (20577,8 млн.)[130].

Помимо рассмотренных показателей, для успешного прогнозирования необходимо обратиться к статистическим данным о преступлениях за прошедшие годы. Так, в январе - декабре 2016 г. зарегистрировано 3723 преступления, что на 8, 7 % больше по сравнению с соответствующим периодом предыдущего года. Из общего числа зарегистрированных преступлений 916 отнесено к тяжким и особо тяжким[131].

Таким образом, при увеличении численности населения на 1, 4% рост числа преступлений составил 8, 7 % (в 2015 г. их число составило 3425). Несмотря на повышение показателей доходов (в том числе заработной платы) на 3, 1%, не приходится говорить об улучшении благосостояния граждан, так как уровень инфляции в 2016 г. составил 5, 4%[132]. Удельный вес тяжких и особо тяжких преступлений увеличился с 21, 8% (в 2015 г.) до 24, 6% (в 2016 г.). Число особо тяжких преступлений увеличилось со 159 до 192 (на 20,8 %) [133]. Число зарегистрированных преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, в 2016 г. увеличилось на 0,7 % и составило 697[134].

В докладе территориального органа Федеральной службы государственной статистики по Чеченской Республике «Социально­

экономическое положение Чеченской Республики в январе - декабре 2016 года» рассматриваются аналогичные показатели не только на уровне региона, но и на уровне муниципальных районов и городских округов Чеченской Республики. Такие статистические показатели обязательно должны учитываться исследователями, осуществляющими криминологическое прогнозирование.

Среди проблем, связанных с применением ограничения свободы, есть сложности как общего характера, так и сложности, вызванные региональными особенностями. Они обусловлены искажением сведений об уровне, динамике, структуре преступности на определенной территории. Однако искажение сведений со стороны уполномоченных лиц в некоторых случаях обусловлено тем, что информация о большом количестве преступлений негативно влияет на авторитет правоохранительных органов и всей уголовно-исполнительной системы. Особенно это касается нераскрытых преступлений. Отрицательными последствиями такого замалчивания являются безнаказанность преступников, а также то, что другим лицам демонстрируется возможность избежать уголовной ответственности и нарушение принципа неотвратимости наказания. Это детерминирует рост преступности в Чеченской Республике, в результате чего ухудшается криминогенная обстановка, которая и без того является сложной.

Факторами, влияющими на динамику преступности, а, следовательно, и на эффективность исполнения и назначения наказаний, являются этнические, религиозные, экономические, социальные, психологические, виктимологические, а также иные причины, которые создают барьеры для собирания объективной информации о совершаемых преступлениях и препятствуют их расследованию1. Эти особенности, проявляющиеся на региональном уровне, могут создавать сложности для эффективного взаимодействия населения с сотрудниками правоохранительных органов.

Особенно это касается граждан, разделяющих идеи религиозного экстремизма[135].

II. Несовершенство положений законодательства, которое обусловливает сложности назначения и исполнения наказания в виде ограничения свободы (некоторые проблемы, связанные с формулировкой правовых норм, были рассмотрены в первой главе настоящего исследования, другие - будут проанализированы в последующих параграфах). Модернизация российской уголовно-исполнительной системы направлена на решение ряда вопросов. Например, более частое назначение и применение мер, альтернативных изоляции от общества, повышение эффективности их исполнения. Одной из самых перспективных мер видится ограничение свободы.

Исследователи отмечают, что в нормативных предписаниях УК РФ и УИК РФ о наказании и исполнении ограничения свободы имеются следующие недостатки:

а) карательное содержание уголовного наказания в виде ограничения свободы в целом не соответствует его месту в системе уголовных наказаний;

б) недостаточность объема ограничений, правовых обязанностей для достижения целей наказания;

в) сближение института ограничения свободы с институтом условного осуждения и с административным надзором[136].

Кроме того, учеными выделяются и следующие пробелы в законодательстве:

- в содержании института ограничения свободы отсутствуют правовые ограничения осужденного, характерные в целом для уголовных наказаний;

- отсутствие возможности применения ограничения свободы к лицам, не имеющим постоянного места жительства;

- правовая регламентация ограничений, которые предусмотрены ч. 1 ст. 53 УК РФ, недостаточна[137].

Необходимо отметить, что наличие указанных выше недостатков в законодательно-правовом регулировании применения наказания в виде ограничения свободы затрудняет работу судебных органов при назначении данного наказания. Это подтверждается анализом правоприменительной практики в стране.

В процессе реализации ограничения свободы в действительности возникают определенного рода проблемы и спорные моменты, на которые, как нам представляется, стоит обратить особое внимание.

1. Запрет на пребывание осужденных вне дома в установленное время суток. Суды на практике часто устанавливают для осужденного в качестве ограничения обязанность находиться по месту своего жительства или пребывания в период с 22. 00 до 6. 00. Между тем встает закономерный вопрос о том, каким образом осуществляется проверка соблюдения данного запрета, поскольку, согласно ч. 2 ст. 60 УИК, инспектор УИИ не имеет права посещать жилище осужденного в ночное время. Выход из подобного положения многие инспектора пытаются найти при помощи телефонного звонка к осужденному домой, тем самым подтверждая его нахождение по месту жительства в указанное время[138]. Но и этот способ не всегда бывает действенным, поскольку некоторые осужденные, стремясь уклониться от надзора инспектора, не оплачивают услуги связи и таким образом добиваются отключения домашнего телефона, другие же осужденные ссылаются на то, что ночными звонками нарушается покой их несовершеннолетних детей. Для повышения эффективности контроля за осужденными, отбывающими наказание в виде лишения свободы, могут

также использоваться электронные браслеты. Проблемы применения этих средств слежения будут рассмотрены ниже.

2. Запрет на посещение определенных мест и мероприятий. Стоит отметить, что порядок определения данных мест и мероприятий законодательно никаким образом не закреплен. Представляется важным установленная в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 22.12.2015 № 58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания»[139] рекомендация судам однозначно, четко, детально определять места и мероприятия, которые находятся под запретом для каждого конкретного осужденного, а не ограничиваясь в судебном приговоре только дословными выдержками из положений ст. 53 УК РФ.

3. Обязанность осужденного появляться в УИИ для регистрации. Основная сложность при реализации данного установленного в ст. 53 УК РФ правового требования состоит в том, что в приговорах суда отсутствует точное число явок осужденного в уголовно-исполнительную инспекцию в течение месяца. Суды обязаны указывать точное число явок в уголовно­исполнительную инспекцию, назначаемых каждому осужденному в течение месяца.

Полагаем, что появление разъяснений многих вопросов правоприменения в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» позволит судьям избежать многих ошибок назначения наказания.

На основании данных, полученных при анализе 160 уголовных дел, по которым вынесены решения в судах Чечни, а также сведений из личных дел 90 осужденных, предоставленных УИИ, было выяснено, что судебные ошибки совершаются нередко. По своему содержанию они совпадают с приведенными выше судебными ошибками (связанными с установлением правоограничений для осужденных к ограничению свободы), допущенными

в других регионах страны. Их можно разбить на группы в зависимости от содержания.

Первая группа ошибок вызвана тем, что суд не конкретизировал перечень ограничений.

Вторая категория ошибок связана с тем, что не соблюдается правило, согласно которому правоограничения должны устанавливаться за каждое противоправное деяние отдельно. Например, Верховным судом Чеченской Республики был обжалован приговор Октябрьского районного суда г. Грозного, в соответствии с которым Д. осужден по п. «а» ч. 3 ст. 158 (два эпизода), ч. 1 ст. 158 УК РФ. В данном случае суду следовало бы перечислить ограничения и обязанности по каждому эпизоду в отдельности, что не было сделано. Вместо этого были установлены правоограничения при назначении наказания по совокупности преступлений. В связи с этим приговор был отменен [140].

Третья группа ошибок обусловлена отсутствием указания на территорию, где должно отбываться наказание. Уголовно-исполнительные инспекции проводят выездные проверки, осуществляют сбор информации и телефонные звонки поднадзорным лицам, посещают осужденных по месту жительства в дневное время, применяют технические средства контроля к осужденным, в том числе те, которые устанавливаются у него дома. В связи с этим представляется крайне важным, чтобы суд верно определил место жительства подсудимого.

В правоприменительной практике встречаются случаи, когда осужденному запрещается покидать территорию одного муниципального образования (в котором он зарегистрирован), хотя фактически он проживает в другом. Впоследствии в результате проверок, проводимых сотрудниками УИИ, устанавливается, что поднадзорное лицо не проживает по указанному в приговоре адресу. Для поиска осужденного приходится проводить

оперативно-разыскные мероприятия. Следовательно, для установления места жительства недостаточно информации, предоставленной самим преступником. Сведения о фактическом проживании лица также должны уточняться на основании справок, полученных от сотрудников правоохранительных органов.

Представляется ошибочным установление лицу, отбывающему ограничение свободы, запрета покидать территорию городского района. В правоприменительной практике нами был обнаружен пример, когда перемещения осужденного были ограничены территорией района уголовно­исполнительной инспекции, которая исполняла наказание. Однако реализация данного запрета стала невозможной ввиду того, что между местом проживания осужденного и районом расположения УИИ находятся два внутригородских района городского округа г. Грозного. Следовательно, для того чтобы посещать уголовно-исполнительную инспекцию, выполняя обязанность проходить регистрацию, лицо, отбывающее ограничение свободы, вынуждено было нарушать другое установленное приговором правоограничение[141].

В правоприменительной практике встречаются ошибки, обусловленные невниманием к особенностям трудовой деятельности лица, совершившего преступления. Так, районный суд назначил наказание в виде ограничения свободы подсудимому, который по характеру своей работы был вынужден выезжать за территорию г. Грозного. При этом приговором был установлен именно запрет покидать город. В результате осужденный потерял работу[142].

Несоблюдение указанного запрета является, согласно ч. 1 ст. 58 УИК РФ, нарушением порядка и условий отбывания наказания в виде ограничения свободы и предусматривает применение к осужденному меры взыскания в виде предупреждения, а также возможность наступления иных

неблагоприятных последствий, согласно ч. 2, 3, ст. 58 УИК РФ. В связи с этим многие исследователи полагают, что не следует назначать наказание в виде ограничения свободы лицу, работа которого носит разъездной или подвижной характер, предполагает вахтовый режим деятельности, если место работы, учебы расположено в ином населенном пункте или в ином субъекте Федерации[143].

Как уже отмечалось, точка в этом вопросе поставлена в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания». В настоящее время принятие решения о возможности покидать территорию муниципального образования возложено на УИИ, если осужденный предпринимает это для осуществления трудовой деятельности или получения образования.

Следующая группа ошибок связана с установлением осужденному обязанностей, не предусмотренных законом (ст. 53 УК РФ). Так, постановлением Грозненского районного суда от 23. 02. 2014№ 44-у-157- 2014 приговор в отношении осужденного был изменен посредством исключения возложения на него следующих обязанностей: трудоустроиться, не злоупотреблять спиртными напитками. Основанием для этого послужило то, что такие ограничения свободы законом не предусмотрены[144].

Полагаем, что установление осужденному обязанности пройти курс лечения от алкогольной зависимости основывалось на аналогии с положениями части 5 статьи 73 УК РФ. В ней содержится примерный перечень правоограничений, который предусмотрен для лиц, отбывающих условное осуждение. Однако установление обязанностей по аналогии недопустимо в российском уголовном праве.

В некоторых изученных нами приговорах суд посчитал целесообразным установить ограничения, которые не предусмотрены ч. 1 ст.

53 УК РФ, в частности: не нарушать общественный порядок, не находиться и не проживать в жилище потерпевшего, не использовать денежное пособие не по прямому назначению, не появляться в общественных местах в состоянии алкогольного опьянения. Однако эти решения суда противоречат закону.

В ч. 1 ст. 53 УК РФ отсутствует указание на возможность установления этих правоограничений.

По нашему мнению, в некоторых случаях для исправления лиц, осужденных к ограничению свободы, и достижения иных целей наказания будет целесообразным возложение на них дополнительных обязанностей, помимо перечисленных выше. Они установлены в ст. 72. 1 УК РФ. Так, при назначении лицу, признанному больным наркоманией, основного наказания в виде ограничения свободы суд может возложить на осужденного обязанность пройти лечение от наркомании и медицинскую и (или) социальную реабилитацию.

Ошибки в правоприменительной деятельности дают повод сотрудникам уголовно-исполнительных инспекций в предусмотренном гл. 47 УПК РФ порядке обращаться в суд с ходатайством для получения разъяснений и устранения трудностей, которые возникают при исполнении приговора. Например, в случае отсутствия возложенной обязанности на осужденного в виде явки на регистрацию, приговор может быть отменен.

Таким образом, обобщая практику ошибочного применения наказания в виде ограничения свободы в различных регионах Чеченской Республики, мы приходим к выводу, что, устанавливая правоограничения, суды не всегда учитывают особенности данной уголовно-правовой меры. В определенных случаях отсутствует конкретизация, необходимая для исполнения наказания. Также встречаются и иные ситуации, в которых суд необоснованно широко трактует перечень правоограничений, которые могут устанавливаться для лица, отбывающего ограничение свободы.

Более внимательный подход к налагаемым запретам и обязанностям позволит реализовать на практике дифференцированный подход к

осужденным и способствовать индивидуализации наказания по мере его исправления.

III. Отсутствие валидных методик, позволяющих осуществить эффективное криминологическое прогнозирование в сфере назначения и исполнения наказания в виде ограничения свободы. Существует несколько наиболее распространенных проблем, снижающих вероятность осуществления точного прогноза.

A. Неправильное определение факторов, влияющих на эффективность применения наказания. Помимо демографических, политических, экономических факторов, следует обращать внимание также на личностные особенности осужденных (особенно, если речь идет о прогнозировании на индивидуальном уровне). Например, на акцентуации характера, психические нарушения (возбудимость, агрессивность и др.), опасные склонности и зависимости (алкоголизм, наркомания и др.). Как справедливо отмечает Е. А. Логинов, помимо положительных сторон большая часть методик имеет недостаток: в большей степени изучаются факторы, влияющие на поведение, а не личностные особенности[145].

Б. Сложности разработки валидных методик криминологического прогнозирования, т. е. методик, соответствующих тем задачам, для решения которых их используют. Эта проблема взаимосвязана со сложностями, указанными в предыдущем пункте.

B. Отсутствие достоверных данных, на которых базируется прогноз. Следовательно, разработка организационных основ сбора, анализа, систематизации криминологической и статистической информации должна положительным образом повлиять на решение рассматриваемой проблемы.

Все эти группы проблем взаимосвязаны, т. к. латентность преступлений приводит к неточности при осуществлении криминологического прогнозирования (в том числе прогнозирования

эффективности применения наказания). Также пренебрежение определенными факторами первоначально негативно влияет на разработку методик, а впоследствии -на предвидение криминальной активности. Это позволяет предположить, что в настоящее время вопрос эффективности криминологического прогнозирования и разработки научно обоснованных методик, служащих этой цели, стоит достаточно остро и нуждается в дальнейшем изучении.

Несмотря на прогрессивность правовых норм, регулирующих применение ограничения свободы, оно не распространилась в той степени, в какой это предполагалось законодателем при осуществлении модернизации. Думается, что соответствующие положения законодательства требуют корректировки как минимум с помощью разъяснений, данных в постановлениях Пленума Верховного Суда, а также надлежащего материально-технического оснащения.

IV. Проблемы, связанные с применением и функционированием электронных средств слежения за лицами, осужденными к ограничению свободы. Полагаем, что есть необходимость принятия ряда организационно­правовых мер, способствующих более эффективному исполнению ограничения свободы, в том числе за счет повышения эффективности деятельности уголовно-исполнительных инспекций и криминологического прогнозирования. Также следует модернизировать положения законодательства, связанные с регламентацией применения электронных средств слежения за осужденными к данному наказанию. Кроме того, необходимо разработать дополнительные методические рекомендации, касающиеся порядка осуществления надзора за лицами, отбывающими ограничение свободы, посредством применения электронных, аудиовизуальных, технических и иных средств контроля.

Практика показывает, что система электронного мониторинга подконтрольных лиц используется недостаточно эффективно, например:

а) из-за того, что нередко случаются поломки контрольных устройств, увеличивается число непосредственных контактов сотрудника с осужденным, что не способствует, по нашему мнению, обеспечению безопасности инспекторов;

б) существуют проблемы, связанные с прикреплением охранных (запретных) зон к подконтрольным лицам. Эти сложности обусловлены плохой детализацией карты (отсутствует прорисовка улиц и домов, нет названий площадей, скверов, парков, стадионов и кладбищ, отсутствуют дороги, улицы, зеленые насаждения, названия микрорайонов, округов и районов населенных пунктов);

в) снятие тревожных сообщений производится формально, без выяснения реальных причин их поступления;

г) с запозданием осуществляется реагирование на то, что контрольные устройства неактивны;

д) имеются сложности, связанные с ответственностью осужденных к ограничению свободы за ущерб в результате повреждения ими оборудования (отсутствуют основания для взыскания денежных средств);

е) требует дополнительного урегулирования вопрос, связанный с взаимодействием УИИ с представителями службы судебных органов по активизации работы по взысканию с осужденного денежных средств, если он повредил оборудование системы электронного мониторинга.

V. Недооценка фактора, связанного с организацией воспитательной работы с осужденными к ограничению свободы. Полагаем, что данное направление деятельности сотрудников уголовно-исполнительных инспекций заслуживает большего внимания. В настоящее время недооценивается его результативность. В результате, наблюдается формальный подход к выполнению воспитательной работы.

Таким образом, с учетом современных условий можно утверждать, что работа по осуществлению мер наказания в виде ограничения свободы ведется недостаточно эффективно. Требуется повышение ее уровня, прежде всего,

при условии модернизации организационно-правового обеспечения работы уголовно-исполнительных инспекций, использованию новых методов работы с осужденными.

VI. Проблема совершенствования организационного обеспечения деятельности УИИ. Решению данной проблемы будет способствовать деятельность в следующих направлениях:

1) повышение уровня подготовки работников УИИ, что, в свою очередь, позволит обеспечить беспрекословное исполнение приговора суда в отношении осужденных к ограничению свободы;

2) представляется важным при организации и проведении профилактической работы с осужденными, к которым применено наказание в виде ограничения свободы, особое внимание уделять изучению их личности с целью определения индивидуальных мер по предупреждению совершения ими повторных преступлений после постановки на учет уголовно­исполнительной инспекцией;

3) обеспечение соблюдения законности и справедливости в деятельности сотрудников уголовно-исполнительных инспекций. Согласно данным исследования и анализу официальных данных ФСИН России, отмечается рост количества актов прокурорского реагирования, поступивших в связи с несоблюдением положений законодательства работниками УИИ. Это обусловлено, в том числе, тем, что в ряде регионов остается на низком уровне качество проведения служебных проверок по фактам совершения повторных преступлений, они проводятся без глубокого изучения причин и обстоятельств совершения осужденными повторных преступлений; кроме того, отмечается достаточно низкий профессиональный уровень сотрудников, которые проводят служебные проверки, - сотрудники не обучаются порядку и методике их проведения.

Выводы по параграфу:

К факторам, детерминирующим снижение эффективности криминологического прогнозирования в сфере назначения и исполнении наказания в виде ограничения свободы, относятся следующие:

- недостаточность и недостоверность сведений о состоянии преступности и мерах ее предупреждения (латентность преступлений, недостаточное внимание к региональным особенностям территории);

- несовершенство положений законодательства, обусловливающее сложности правоприменения;

- отсутствие валидных методик криминологического прогнозирования;

-проблемы, связанные с применением и функционированием электронных средств слежения за лицами, осужденными к ограничению свободы;

-недооценка фактора, связанного с организацией воспитательной работы с осужденными к ограничению свободы;

- проблема совершенствования организационно-правого обеспечения функционирования УИИ.

2.2.

<< | >>
Источник: Ходжалиев Салех Айсаевич. Теория и практика ограничения свободы как вида наказания. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Грозный - 2019. 2019

Еще по теме Факторы, влияющие на прогнозирование эффективности исполнения уголовного наказания в виде ограничения свободы:

  1. § 1. Воинские преступления как форма криминального конфликта
  2. § 3. Криминологический анализ мотивов воинских преступлений
  3. ОГЛАВЛЕНИЕ
  4. ВВЕДЕНИЕ
  5. Факторы, влияющие на прогнозирование эффективности исполнения уголовного наказания в виде ограничения свободы
  6. Методика определения эффективности уголовного наказания в виде ограничения свободы с учетом экономических факторов, сопутствующих применению электронных средств слежения за осужденными
- Авторское право РФ - Аграрное право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -