<<
>>

Анализ квалифицирующих и особо квалифицирующих признаков состава вымогательства (ч.2 и 3 ст. 163 УК РФ)

Часть 2 ст. 163 УК РФ гласит: "Вымогательство, совершённое:

а) группой лиц по предварительному сговору;

б) неоднократно;

в) с применением насилия, -

наказывается лишением свободы на срок от трех до семи лет с конфискацией имущества или без таковой."

Диспозиция данной уголовно-правовой нормы имеет ссылочный ха­рактер и, чтобы раскрыть содержание предусмотренных ч.2 ст.

163 УК квалифицирующих признаков, необходимо обратиться к другим нормам Уголовного кодекса.

Первый квалифицирующий признак вымогательства - совершение группой лиц по предварительному сговору - базируется на определении данной формы соучастия, содержащимся в ч.2 ст.35 УК РФ: "Преступление признаётся совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нём участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления." В теории уголовного права достаточно обстоятельно исследованы проблемы института соучастия, в том числе и по названной его форме.16|Данный квалифицирующий признак в уголовном законодательстве встречается наиболее часто и давно, тем не менее единого понимания в

161 См.: Бурчак Ф.Г. Соучастие: социальные, криминологические и правовые проблемы. Киев, 1986; Галиакбаров Р.Р. Квалификация групповых преступлений. М., 1980; Гаухман Л.Д. Соучастие в преступлении по советскому уголовному законодательству (Опыт сравнительного правоведения). М., 1990; Красиков Ю.А. Соучастие в преступлении. Лекция 10. М., 1996; Тельнов П.Ф. Ответственность за соучастие в преступлении. М., 1974; и др. См.: Тельнов П.Ф. Квалификация групповых хищений социалистического имущества И Советская юстиция. 1971. С. 19; аналогичный подход и у профессора Кригера Г.А. См.: указ. соч. С. 217.

теории он не получил. И это несмотря на то, что законодатель в ч.2 ст.35 УК РФ сформулировал его дефиницию. Основные расхождения заключаются в признании того, что создаёт эту форму группового объединения: или это только соисполнительство,[140] или допускается и соучастие с распределением ролей.[141] Подобные расхождения в понимании сущности рассматриваемого квалифицирующего признака приводят к тому, что отдельные важные для квалификации вопросы освещаются в работах учёных неодинаково, что не способствует единообразному их применению в судебной практике.

Так, некоторые авторы полагают, что этот вид группового преступления будет иметь место даже тогда, когда соучастники выполняют различные возложенные на них функции по совершению преступления, но обязательным при этом должно явиться осознание факта вхождения в группу, что он действует во исполнение её намерений и планов. Один из участников может выступить в роли организатора, второй - исполнителя, а третий - пособника.[142]

Другие авторы придерживаются мнения, что наличие группы с предварительным сговором может быть установлено только при условии, что все участники группы являются соисполнителями, в той либо иной мере выполняющими объективную сторону состава преступления. Так, профессор Галиакбаров Р.Р. отмечает, что "групповым признается преступление, каждый участник которого умышленно, согласованно с другими, совместно,

в полном объёме или частично выполняет единое для участников преступление.»[143] В иных случаях речь может идти только о сложном соучастии.

По нашему мнению, более предпочтительной является первая точка зрения. Об этом свидетельствует анализ действующих уголовно-правовых норм (ст.ЗЗ - 35 УК РФ), а также общего учения о соучастии. Создавая конструкцию преступной группы, Р.Р. Галиакбаров акцентирует внимание на совместности как основе этой конструкции. Но совместность участия - это общий объективный признак соучастия вообще, а не только преступной группы. При любой форме соучастия необходимо установить наличие согласованных, взаимодополняющих совместных действий, единых преступных последствий и причинной связи между ними. Поэтому совершить преступление совместно, не значит совершить его в соисполнительстве. Часть I ст.35 УК РФ говорит о соисполнительстве только применительно к первой, самой примитивной форме соучастия — преступной группе без предварительного сговора. Все остальные формы (группа лиц по предварительному сговору, организованная группа, преступное сообщество (преступная организация)) допускают и выполнение отдельными участниками иных функций при совершении преступления, кроме непосредственного выполнения объективной стороны.

Некоторые авторы предлагают компромиссное, довольно противоре­чивое решение. Так, З.А. Незнамова отмечает: "Поскольку вымогательство является сложным преступлением, исполнителями признаются и те, кто выполнил только одну часть объективной стороны (только предъявил требование или только высказал угрозы). По нашему мнению, не могут быть признаны соисполнителями вымогательства лица, действия которых

находятся за рамками состава (в частности, прием имущества, распространение позорящих сведений). Во всяком случае, это касается группы лиц по предварительному сговору в элементарной форме (разрядка моя - А.У).[144] Как понимать «элементарную форму» и как квалифицировать совершённые этими лицами деяния?

Однако, при наличии отдельные спорных положений в главном все единодушны. Сговор всегда должен быть предварительным, т.е. состоявшимся до начала совершения действий, образующих объективную сторону вымогательства. Форма соглашения (письменная, устная, конклюдентная), промежуток времени между сговором и совершением действий, предусмотренных ст. 163 УК РФ, значения не имеют.[145] Но сговор должен касаться основных признаков (обстоятельств) замышляемого преступления. В подобной ситуации степень общественной опасности совместной преступной деятельности значительно возрастает, так как виновные, предварительно сговариваясь, продумывают возможность более удачного их совершения и сокрытия следов преступления.[146]

Например, по п. «а» ч. 2 ст. 163 УК РФ осуждены А., С. и Н., со­вершившие преступление при следующих обстоятельствах. Указанная группа лиц разработала план получения «хорошего куша» от удачливого бизнесмена К. С. как лидер группы дал задание А. собрать необходимую для совершения вымогательства информацию. А. установил, когда К. остается в офисе на непродолжительное время один, затем на машине привез С. и Н. к офису. Последние вошли в офис, а А. стал ожидать их в машине. Н. как наиболее внешне внушительный встал у выхода, а С. подошёл к К. и, угрожая макетом пистолета, потребовал передать им 30 тысяч долларов

США через 5 суток. При этом С. отметил, что не только сам потерпевший будет покалечен, но и пострадают его жена и дочь. Анализ и оценка совершённых действий показал, что объективную сторону вымогательства выполнил только С., Н. молчаливо, но все-таки подкреплял высказанную потерпевшему угрозу. Но А. в это время ожидал их в машине.[147] В соответствии с точкой зрения профессора Галиакбарова Р.Р. следователь и суд квалифицировали содеянное С. неверно. Но, по нашему мнению, с учётом изложенных выше соображений, квалификация содеянного всеми членами группы, данная следователем и судом, верна.

Второй квалифицирующий признак вымогательства - неоднократность- определяется в соответствии со ст.16 и примечанием 3 к ст. 158 УК РФ.

Ч. 1 ст. 16 УК устанавливает: "Неоднократностью преступлений признаётся совершение двух или более преступлений, предусмотренных одной статьёй или частью статьи настоящего Кодекса. Совершение двух или более преступлений, предусмотренных различными статьями настоящего Кодекса, может признаваться неоднократным в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части настоящего Кодекса». Пределы неоднократности при вымогательстве как раз подпадают под положение, изложенное во второй части отмеченной уголовно-правовой нормы. В примечании 3 ст. 158 УК РФ установлено, что вымогательство признается неоднократным, если ему предшествовало совершение одного или более преступлений, предусмотренных этими статьями (ст. 158 - 166 УК РФ), а также статьями 209, 221, 226,229 УК РФ.

Условия вменения этого квалифицирующего признака, достаточно широко встречающегося в действующем уголовном Кодексе, обстоятельно рассмотрены в теории уголовного права и в судебной практике, в том числе применительно к вымогательству. Суть их заключается в следующем. Неоднократным (повторным до предыдущему законодательству)

вымогательство будет в случае, если виновный ранее совершил любое из перечисленных в примечании 3 ст. 158 УК РФ преступлений. При этом не имеет значения, был ли виновный судим за них или не был. Но в любом случае следует устанавливать - не снята или не погашена судимость, не истекли сроки давности привлечения к уголовной ответственности за ранее совершённое преступление.

Вместе с тем, необходимо отметить, что правоприменительная практика встречалась и встречается с трудностями в квалификации, когда "неоднократное" (повторное) конкурирует с "продолжаемым" вымогательством. И в первом, и во втором случаях необходимо оценить два или более деяния, совершенных виновным,. При установлении неодно­кратности" вымогательства деяния подлежат квалификации по п. «б» ч.2 ст. 163 УК, а при наличии признаков "продолжаемого" вымогательства - по ч.1 ст. 163 УК (конечно, при отсутствии иных квалифицирующих признаков). Отмеченная сложность квалификации исследуемого вида преступлений получила сегодня особую остроту. Это связано с отмеченной ранее характерной чертой вымогательства - создание так называемой "крыши", после чего осуществляется ежемесячный сбор "дани" с бизнесменов, предпринимателей. Вымогатели с применением насилия предъявляют требование передавать по определённым числам соответствующие суммы денег. За это они обещают охрану от посягательств со стороны других преступников.

Каким образом следует квалифицировать деяния вымогателей? Будет ли в данном случае неоднократность? Ведь имеют место факты мно­гократного получения денег, разделённые значительным промежутком времени. Следует отметить, что однозначного решения обозначенной ситуации нет. Так, профессор Незнамова З.А. полагает, что "классическим примером продолжаемого вымогательства является ежемесячное собирание

так называемой "дани" с предпринимателей (разрядка моя - А.У.)".[148] При этом она аргументирует свой вывод понятием продолжаемого вымогательства, данным Пленумом Верховного Суда: "Не образуют повторности неоднократные требования передачи имущества или права на имущество, обращённые к одному или нескольким лицам, если эти требования объединены единым умыслом и направлены на завладение одним и тем же имуществом."[149]

Определение продолжаемого преступления (вымогательства), данное Пленумом Верховного Суда, в основном, соответствует и теоретическому обоснованию этого вида преступлений. Основными признаками продолжаемого преступления признаются единый умысел, объединяющий несколько преступных актов, и их направленность на завладение одним и тем же имуществом (на один и тот же источник изъятия имущества при хищении и Т.Д.).

А вот указание Пленума Верховного Суда на множественность лиц- потерпевших при продолжаемом вымогательстве, по нашему мнению, нельзя понимать буквально. Представляется, что если неоднократные требования предъявляются лицам, являющимися совладельцами (на праве общей или долевой собственности) какого-либо имущества, то квалифицирующего признака - неоднократность - нет. Но если эти лица являются самостоятельными собственниками (несколько предпринимателей, бизнесменов), то предъявление им даже разового требования о передаче имущества, права на имущество или совершение других действий имущественного характера под угрозой применения насилия либо унич­тожения или повреждения имущества уже создаёт уголовно-правовой признак - неоднократность. Поэтому ежемесячное собирание "дани" с одного потерпевшего оценивается как единое продолжаемое вымогательство и

подлежит квалификации в соответствии с размером требуемого имущества (при отсутствии иных квалифицирующих признаков). Если собирается "дань" с двух и более лиц, то вымогательство признаётся совершённым неоднократно и должно быть квалифицировано по п. "б" ч.2 ст. 163 УК РФ.

е Третий квалифицирующий признак вымогательства законодатель

связывает с применением насилия, - п. "в" ч. 2 ст. 163 УК РФ, в этой норме речь идёт

о физическом насилии, которое применяется перед, одновременно или сразу после предъявления требования о передаче имущества, права на имущество,

• совершения других действий имущественного характера. В теории уголовного права этот квалифицирующий признак получает различное толкование. Например, Г.Л. Кригер, комментируя ст. 163 УК РФ, пишет: «Под насилием, предусмотренным в ч. 2 настоящей статьи, имеется в виду насилие, не вызвавшее кратковременного расстройства здоровья или

• незначительную стойкую утрату общей трудоспособности. Имеется в виду нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль. К этому виду насилия могут быть отнесены и лишение свободы, захват потерпевшего или его близких, если при этом не создавалось опасности для их жизни или здоровья.»172

• По мнению А.И. Рарога, законодатель вложил в этот признак более широкое содержание: «Под вымогательством с применением насилия следует понимать совершение этого преступления, связанное с ограничением свободы, причинением физической боли, нанесением ударов, побоев, причинением лёгкого или средней тяжести вреда здоровью

• потерпевшего или его близких».173

Два Комментария Уголовного кодекса РФ, два подхода к определению объекта рассматриваемого квалифицирующего признака

172 См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. М., 1997. С. 423.

173 См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации.

• М., 1999. С. 376.

вымогательства. А для правоприменителя нужен ответ один и точный, поэтому законодателю, по нашему мнению, следует ещё раз вернуться к

уточнению редакции п. «в» ч.2 ст. 163 УК.

В рассматриваемом случае физическим насилием виновный подкрепляет свое требование, подавляя волю потерпевшего, заранее парализуя возможные оборонительные действия с его стороны, обращение за помощью в правоохранительные органы и другие. В уголовно-правовом смысле, насилие - это собирательное понятие: убийство, причинение тяжкого, средней тяжести, лёгкого вреда здоровью, побои, изнасилование, незаконное лишение свободы и др. Но в данной норме закона не конкретизируется степень тяжести насилия, вреда здоровью потерпевшего, который может причинить виновный. Поэтому мы обращаемся к другим нормам Особенной части УК РФ и, прежде всего, к п.«в» ч.З ст. 163 УК, где в качестве особо квалифицирующего признака предусмотрено причинение потерпевшему тяжкого вреда здоровью. Следовательно, закон ограничивает максимальный предел насилия, которое охватывается п. "в" ч.2 ст. 163 УК, - это вред средней тяжести в соответствии со ст. 112 УК РФ (все пункты без исключения). По этому же пункту квалифицируется вымогательство, сопровождавшееся причинением лёгкого вреда здоровью (ст. 115 УК РФ), побоями (ст. 116 УК РФ), истязаниями без квалифицирующих обстоятельств (ч.1 ст.117УК).

В учебной литературе высказано мнение, что ст.117 УК РФ полностью поглощается п. "в" ч. 2 ст. 163 УК РФ.[150] С подобной рекомендацией вряд ли можно согласиться. Истязание при наличии квалифицирующих признаков относится к категории тяжких преступлений. Санкция части 2 ст. 117 УК предусматривает лишение свободы на срок от трех до семи лет, то есть так же, как и санкция части 2 ст. 163 УК. Равные по тяжести преступления вряд ли могут поглощать друг друга. Поэтому наиболее верно, справедливо будет,

174

как представляется, квалифицировать деяние по совокупности п. "в" ч.2 ст. 163 и ч.2 ст. 117 УК РФ.

Особую опасность вымогательства законодатель связывает с наличием организованных форм преступного поведения или опасного рецидива виновного, а равно с тяжестью наступивших или возможных последствий. Так, ч.З ст. 163 УК РФ устанавливает: "Вымогательство, совершённое:

а) организованной группой;

б) в целях получения имущества в крупном размере;

в) с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего;

г) лицом, ранее два или более раза судимым за хищение либо вымогательство, - наказывается лишением свободы на срок от семи до пятнадцати лет с конфискацией имущества".

Понятие первого квалифицирующего признака дано в ч.З ст.35 УК РФ: "Преступление признаётся совершённым организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений". Это уже высокая форма совместного совершения вымогательства, благодаря которой этот вид корыстно-насильственного преступления относят уже к среднему уровню организованной преступности. От группы лиц по предварительному сговору организованная группа отличается, прежде всего, устойчивостью. Устойчивость характеризуют "такие признаки, как стабильность ее состава, тесная взаимосвязь между членами, согласованность их действий, постоянство форм и методов преступной деятельности, длительность ее существования и количество совершённых преступлений.175

Следует согласиться с мнением Л.Д. Гаухмана и С.В.Максимова, что одним из определяющих признаков организованной группы, характеризующих ее устойчивость, является наличие её организатора или

175 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г. "О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм", п. 4. Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 1997. №

руководителя. "Именно организатор создаёт группу, осуществляя подбор соучастников, распределяет роли между ними, устанавливает дисциплину и т.п., а руководитель обеспечивает целенаправленную, спланированную и слаженную деятельность как группы в целом, так и каждого ее участника с

• соблюдением групповой дисциплины."[151]

Наряду с "устойчивостью" группы лиц закон называет и целевую направленность создания группы - совершение, как правило, нескольких преступлений (это особо характерно для вымогателей), а если одного, то сложного, требующего тщательной подготовки, разработки плана, тактики

• воздействия на потерпевших, особенно когда таковыми являются крупные банки, бизнесмены с собственной службой безопасности.[152]

Организованные группы вымогателей чаще всего состоят из значи­тельного числа лиц, поэтому практически важно определить пределы уголовной ответственности каждого из них. Для этого в УК РФ 1996 г.

• специально введена норма, регламентирующая этот вопрос. Часть 5 ст.35 УК устанавливает следующие принципиальные положения:

- организатор или руководитель организованной группы подлежит уголовной ответственности за ее организацию и руководство ею в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК;

• - организатор или руководитель организованной группы подлежит уголовной ответственности также и за все совершенные организованной группой преступления, если они охватывались его умыслом;

- другие участники организованной группы несут уголовную от­ветственность за участие в ней в случаях, предусмотренных соответ­ствующими статьями Особенной части УК РФ;

- другие участники организованной группы несут ответственность только за преступления, в подготовке или совершении которых они участвовали.

Это достаточно чёткое законодательное установление в литературе толкуется по-разному. Так, в Комментарии к Уголовному кодексу Российской Федерации при характеристике организованной группы в её в состав включают участников, которые выполняют иные, не

соисполнительские действия, а связанные с подбором соучастников,

обеспечением заранее мер по сокрытию преступления, и т.д.[153]

Профессор Галиакбаров Р.Р., критикуя эту точку зрения, отмечает, что в новейшей литературе повторяется попытка чрезмерно широкого

• толкования признаков организованной группы, включения в её состав не только исполнителей, но и иных соучастников, непосредственно не выполняющих объективную сторону конкретных преступлений. "Это на практике ведёт к необоснованному расширению пределов ответственности, переводу фактически пособнических действий (сложное соучастие) в разряд

• исполнения преступления в составе организованной группы."[154] Автор при определении организованной группы, также как и при определении группы лиц по предварительному сговору, за основу берет наличие соисполнительства. Нет его, значит, нет и организованной группы.

Необходимо отметить, что мнение профессора Галиакбарова Р.Р. несколько расходится с позицией законодателя. В ч. 5 ст.35 УК РФ четко сказано, что членами организованной группы признаются лица, участвовавшие в подготовке или совершении преступлений. Такую же

позицию занимает и Пленум Верховного Суда РФ, который при определении пределов организованной группы называет и такие действия, как "подготовка средств и орудий преступления, подбор соучастников, обеспечение заранее мер по сокрытию преступления."180

В заключение необходимо отметить, что только при установлении всех объективно-субъективных признаков организованной группы деятельность вымогателей подлежит квалификации по п. «а» ч.З ст. 163 УК РФ. Пределы ответственности отдельных членов организованной группы зависят от содержания двух критериев: объективного и субъективного. Объективный критерий заключается в том, что действия лица дополняют деятельность группы, вплетаются в неё, обусловливая наступление преступных последствий, т.е. находятся с ними в причинной связи.181

Субъективный критерий состоит в осознании лицом того, что оно принимает участие в вымогательстве, совершаемом организованной группой: оно осознаёт преступные цели создания этой группы, её планов и принимает их, подчиняясь организатору или руководителю группы и соблюдая установленную дисциплину. При наличии обоих критериев действия каждого участника квалифицируются по п. "а" ч.З ст. 163 УК РФ без ссылки на ст.ЗЗ УК РФ.

В случае, если лицо оказывает разовую помощь организованной группе вымогателей (предоставление транспортного средства, информации и т.д.), то квалификация этих действий осуществляется со ссылкой на соответствующую часть статьи 33 УК РФ.

Законодательная формулировка следующего квалифицирующего признака - совершение вымогательства в целях получения имущества в круп­ных размерах - существенно отличается от аналогичного, содержавшегося в ст. 148 УК РСФСР - повлекшее причинение крупного ущерба. Ранее этот

180См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1995. № 9.

С. 14.

144.

181См.: Козлов А.П. Соучастие: традиции и реальность. СПб., 2001. С.140 -

квалифицированный состав имел место только при реальном наступлении обозначенных последствий (ущерб на сумму, двухсоткратно превышающую минимальный размер оплаты труда). В действующем законодательстве состав сконструирован так, что реальное наступление крупного ущерба е потерпевшему находится за рамками состава. Как справедливо отмечает

профессор А.И.Рарог, преступления, в которых крупный размер преступного дохода составляет цель деяния (например, п. «б» ч.З ст. 162, п.

«б» ч.З ст. 163 УК РФ), т.о. характеризует субъективную сторону, считаются оконченными независимо от достижения указанной цели.[155] Следовательно,

• для квалификации по п. "б" ч. 3 ст. 163 УК РФ достаточно установить цель

получить имущество на сумму, пятисоткратно превышающую минимальный

размер оплаты труда, право на имущество на эту же сумму или совершить

другие действия имущественного характера, плата за которые превышает

пятьсот минимальных размеров оплаты труда.

Цель преступного посягательства вытекает из содержания требования

вымогателей, когда потерпевшему конкретно указывается крупный размер имущества, которое он должен им передать. При установлении и фактическом подтверждении этой цели деяние вымогателей подлежит квалификации по п."б" ч. 3 ст. 163 УК РФ. Отмеченные ситуации, как в правило, не представляют большой трудности для квалификации содеянного.

Но зато возникают сложности при квалификации продолжаемого вымогательства, когда от потерпевшего под угрозой применения насилия требуют ежемесячно передавать соответствующую сумму. Применительно к квалификации хищений этот вопрос решён и в теории, и в практике. Так, в

• Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 11 марта 1972 г.

указывалось: "Действие лица, совершившего несколько хищений

государственного или общественного имущества, причинивших в общей сложности ущерб в крупном размере, должны квалифицироваться по статьям

об ответственности за хищение в крупном размере, если они совершены одним способом и при обстоятельствах, свидетельствующих об умысле совершить хищение в крупном размере».183 Однако, при хищении речь идёт о положительном материальном ущербе, поэтому обычным суммированием стоимости причинённого вреда решается вопрос о его общем размере.

В то же время, при продолжаемом вымогательстве, когда выплачи­вается "ежемесячная дань", общая сумма трудно исчислима. Поэтому для обеспечения правильной квалификации, как представляется, правоприменительные органы должны исходить из следующих моментов: 1) как определяется месячная выплата - в твёрдой сумме, в процентах от раз­мера прибыли; 2) какой срок, хотя бы примерный, определяет виновный (в течение года, нескольких лет, период действия контракта и др.). С учётом отмеченных моментов и определяется размер требуемого виновным имущества. При достижении размера выплаты, в пятьсот раз превышающего минимальный размер оплаты труда, деяние квалифицируется по п. "б" ч.2 ст. 163 УК РФ.

Наиболее опасный состав вымогательства закон связывает с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего (п. "в" ч.З ст. 163 УК РФ). Как видно из содержания диспозиции, объективная сторона этого вида вымогательства осложнена наступлением тяжкого вреда здоровью, подпадающему под признаки ст.111 УК РФ.[156] По сути дела, в анализируемой уголовно-правовой норме сконструирован материальный состав. И, как известно, в соответствии с положениями Общей части УК РФ (ст.30 УК) при материальных составах возможна стадия покушения в случае ненаступления предусмотренных в диспозиции последствий по причинам, не зависящим от воли виновного. Однако особенность состава вымогательства с причинением тяжкого вреда здоровью такова, что момент его окончания связан с

183

Бюллетень Верховного Суда СССР. 1972. № 4. С. 12.

причинением вреда не основному непосредственному объекту (собственности), а дополнительному - здоровью потерпевшего. Эта особенность обусловливает то, что покушения на данное преступление не может быть. Если тяжкий вред здоровью при физическом насилии не наступает, то квалификация осуществляется по п. "в" ч.2 ст. 163 УК РФ.

Итак, причинение при вымогательстве тяжкого вреда здоровью потерпевшего, ответственность за который предусмотрена ст. 111 УК РФ, предопределяет квалификацию содеянного по п. »в» ч.З ст. 163 УК РФ. Но ст.

111 УК состоит из четырёх частей, причём, третья и четвёртая части предусматривают ответственность за особо тяжкие преступления. Поэтому при квалификации содеянного предстоит решить вопрос, все ли четыре части названной статьи охватываются анализируемым составом вымогательства. По этому вопросу в литературе высказаны противоположные точки зрения.

Так, профессор Незнамова З.А. полагает, что этот квалифицирующий признак вменяется ’’как при умышленном, так и неосторожном причинении тяжкого вреда здоровью потерпевшего. Данный признак не требует дополнительной квалификации по ст.111 УК. Не требуется и дополнительная квалификация по ч.4 ст.111 УК, когда умышленное причинение тяжкого вреда в процессе вымогательства повлекло по неосторожности смерть потерпевшего.»184 [157] Противоположного мнения придерживается Б.В.Яцеленко, который отмечает, что ’’если от причинённого тяжкого вреда здоровью наступила по неосторожности смерть потерпевшего, действия виновного следует дополнительно квалифицировать по ч. 4 ст.111 УК РФ".[158]

Профессор Игнатов А.Н., раскрывая данный квалифицирующий признак, не высказал конкретно своего мнения по поводу этого аспекта

квалификации. А, судя по тексту, он допускает, что ч.4 ст.111 УК РФ поглощается п. "в" ч.З ст. 163 УК РФ.[159]

Профессор Гаухман Л.Д. и профессор Максимов С. В. полагают, что причинение при вымогательстве тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего, должно быть квалифицировано по совокупности п. "в" ч. 3 ст. 163 и ч. 4 ст.111 УК РФ, также как и при разбойном нападении, сопряжённом с причинением тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего.[160]

По нашему мнению, наиболее обоснованна и практически приемлема точка зрения Л.Д.Гаухмана, С.В. Максимова, Б.В. Яцеленко. Причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего, не может быть поглощено составом вымогательства по следующим причинам. Во-первых, об этом свидетельствуют особенности конструкции состава вымогательства, где жизнь, как дополнительный непосредственный объект, не обозначена. Соответственно, объективная сторона ограничивается наступлением преступных последствий только в виде тяжкого вреда здоровью, а наступление смерти находится за ее пределами. Не предполагается данным составом и «двойная» форма вины, что характерно для ч. 4 ст.111 УК РФ.

Во-вторых, по степени общественной опасности оба преступления равны, санкции этих норм предполагают максимальный срок лишения сво­боды до 15 лет. По принятым правилам квалификации поглощение одного состава другим равным невозможно. Профессор А.В.Наумов отмечает, что при совпадении пределов санкций в сравниваемых преступлениях необходима квалификация по их совокупности, так как дополнительное деяние приобретает тогда равную общественную опасность с преступлением», в то время как степень общественной опасности последнего

должна быть всегда более высокой по сравнению с опасностью образующих его частей.[161] Такой же точки зрения придерживается профессор Н.Ф.Кузнецова: «Компоненты не могут быть равными, а тем более выше по тяжести, нежели основное преступление».[162]

е В-третьих, судебная практика на основе обобщении многолетнего

опыта определила своё отношение к разрешению аналогичной ситуации применительно к сходному преступлению - разбою. Так, в названном ранее постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 5 сентября 1986 года отмечено: "Если тяжкие телесные повреждения повлекли смерть потер-

• певшего, содеянное следует квалифицировать по совокупности преступ­лений, предусмотренных п. "в" ч.2 ст. 146 УК РСФСР и ч.2 ст. 108 УК РСФСР"[163]/п. «в" ч.З ст.162 УК РФ 1996 г, и ч.4 ст.111 УК РФ 1996 г. - А..У./. Представляется, что имеют место все объективные и субъективные основания распространить это положение и на состав вымогательства.[164]

• Необходимо отметить, что отмеченные расхождения в рекомендациях

по квалификации особо тяжких преступлений, к которым относятся анализируемые особо квалифицированные составы вымогательства и причинения тяжкого вреда здоровью, содержащиеся в учебной литературе, вряд ли способствуют подготовке студентов, завтрашних

• правоприменителей (судей, прокуроров, следователей). Поэтому целесообразно на основе тщательного анализа названных составов, теоретических основ квалификации преступлений, судебной практики принять рекомендации на уровне Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

При рассмотрении конструкции состава этого вида вымогательства следует обратить внимание на не совсем удачную редакцию квалифицирующего признака. Законодатель говорит о причинении тяжкого вреда здоровью потерпевшего. В уголовном праве потерпевшим в составе вымогательства понимают лицо, к которому предъявляется требование о передаче имущества, права на имущество, совершение других действий имущественного характера. Следовательно, определяют потерпевшего с учётом основного объекта, а не дополнительного. Поэтому возникает проблема, как квалифицировать вымогательство, когда тяжкий вред здоровью причиняется близким потерпевшего, а не ему самому. Поэтому приходится применять расширительное толкование и вменять виновному п. «в" ч.З ст. 163 УК РФ. В силу отмеченного, целесообразно внести дополнение в редакцию этого пункта, который будет звучать следующим образом: "С причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего или его близких".

Пункт "г" ч.З ст. 163 УК РФ устанавливает ответственность за вымогательство, совершённое лицом, ранее два или более раза судимым за хищение либо вымогательство. В судебной практике не возникает особых трудностей при квалификации фактов вымогательства в соответствии с этим квалифицирующим признаком. Правда, иногда имеют место ошибки, неточности при применении соответствующих норм Общей и Особенной частей УК РФ, регламентирующих ответственность при наличии признаков рецидива. Поэтому считаем целесообразным выделить и рассмотреть основ­ные моменты.

Во-первых, анализируемая норма регламентирует ответственность при наличии в деянии вымогателя (вымогателей) признаков опасного или особо опасного рецидива (ст. 18 УК РФ).[165] Рецидив преступлений влечёт, по

общему правилу, более строгое наказание, в силу чего ст. 18 УК не только определяет качественно-количественные признаки всех видов рецидива, но и устанавливает определённые ограничения в признании опасного и особо опасного рецидивов.[166] Так, в ч.4 ст. 18 УК определено, что судимости за преступления, совершённые лицом в возрасте до восемнадцати лет, а также судимости, снятые или погашенные в порядке, предусмотренном ст.86 настоящего Кодекса, не учитываются при признании рецидива преступлений.

Во-вторых, рассматриваемый квалифицирующий признак имеет сугубо личностный индивидуальный характер. В силу этого он влияет на квалификацию деяния только конкретного лица, у которого усматриваются признаки опасного или особо опасного рецидива. Поэтому, если вымогательство совершает группа лиц по предварительному сговору, а в

деянии одного из участников группы усматриваются признаки опасного или особо опасного рецидива, то квалификация осуществляется отдельно. В отношении этого лица возбуждается уголовное дело по п. "г" ч.З ст. 163 УК, а все остальные будут нести ответственность в соответствии с п. "а" ч.2 ст. 163 УК (при отсутствии иных квалифицирующих признаков). При этом очень важно учесть, что наличие рецидива, учтённого при квалификации по п. "г" ч.З ст. 163 УК РФ,[167] уже не может быть учтено повторно при назначении наказания.[168]

2.3.

<< | >>
Источник: Уфалов Андрей Германович. Проблемы совершенствования уголовно­правового регулирования ответственности за вымогательство и шантаж. Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. Саратов - 2003. 2003

Скачать оригинал источника

Еще по теме Анализ квалифицирующих и особо квалифицирующих признаков состава вымогательства (ч.2 и 3 ст. 163 УК РФ):

  1. ОГЛАВЛЕНИЕ
  2. Введение
  3. Характеристика общественной опасности вымогательства и шантажа, их место в системе имущественных преступлений
  4. Развитие уголовно-правовых норм, регламентирующих ответственность за вымогательство и шантаж в законодательстве России
  5. Объективно-субъективные признаки уголовно-правового понятия вымогательства
  6. Анализ квалифицирующих и особо квалифицирующих признаков состава вымогательства (ч.2 и 3 ст. 163 УК РФ)
  7. Проблемные вопросы разграничения вымогательства с другими корыстно-насильственными преступлениями
  8. Глава 3. Уголовно-правовое понятие шантажа и проблемы ответственности за его совершение
  9. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  10. 2.3. Незаконное изготовление, приобретение, хранение и другие действия с наркотическими средствами или психотропными веществами с целью сбыта, а равно их сбыт либо без цели сбыта
  11. ВВЕДЕНИЕ
  12. §3. Имущество
- Авторское право РФ - Аграрное право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -