<<
>>

2.2.Специальные вопросы уголовно-правового стимулирования деятельного раскаяния

При освещении специальных вопросов уголовно-правового стимулирования деятельного раскаяния мы будем исходить из того, каким образом, учитывая состояние действующего уголовного законодательства, положения, высказанные в предыдущих разделах настоящей работы, могут быть реализованы в решении рассматриваемой нами проблемы в рамках Особенной части УК РФ.

Принимая во внимание содержание и структуру УК РФ 1996 г., особенности технико-юридического построения в нем нормативного материала и формы выражения последнего, сформированные временем, единственно возможной формой выражения норм о деятельном раскаянии в Особенной части УК РФ мы полагаем, по-прежнему, должны оставаться примечания к статьям (частям) статей, устанавливающих уголовную ответственность за конкретные преступления. Вместе с тем при высокой степени однородности преступлений, в которых может «точечно» стимулироваться деятельное раскаяние, считаем возможным по аналогии со ст.76.1 УК РФ переносить решение рассматриваемой проблемы в гл.11 УК РФ

«Освобождение от уголовной ответственности».

Следует также отметить, что попытки расширения, в том числе и значительного, сферы уголовно-правового стимулирования деятельного раскаяния применительно к конкретным преступлениям предпринимались неоднократно еще в период действия УК РСФСР 1960 г.232. По подсчетам же Х.Д.Аликперова в то время такая практика могла бы касаться более чем

231 См.также: Кошаева Т.О. Ответственность за преступления в сфере экономической деятельности: пути развития российского уголовного законодательства // Журнал российского права. 2014. № 6. С.25-31.

232 См., напр.: Барков А.В. Уголовный закон и раскрытие преступлений. Минск,1980. С.84; Елеонский В.А. Поощрительные нормы уголовного права и их значение в деятельности органов внутренних дел.

Хабаровск,1984. С.81-84; Сабитов Р.А. Посткриминальное поведение. Томск,1985. С.165; Коробеев А.И. Советская уголовно-правовая политика. Владивосток,1987. С.244-249; Звечаровский И.Э. Уголовно- правовые нормы, поощряющие посткриминальное поведение. Иркутск,1997. С.108.

сорока видов преступлений, описанных в Особенной части УК Азербайджана233.

Рассмотрение проблемы стимулирования деятельного раскаяния применительно к отдельным преступлениям целесообразно осуществить, следуя хронологии Особенной части УК РФ.

Преступления, предусмотренные гл.16 УК РФ «Преступления против жизни и здоровья», никогда не привлекали внимания отечественного законодателя на предмет сопровождения некоторых из них специальными нормами о деятельном раскаянии234. Не встречали мы предложений на этот счет и в научной литературе. Это обстоятельство можно объяснить достаточно высокой степенью общественной опасности преступлений, предусмотренных в этой главе, особой ценностью объекта уголовно-правовой охраны, а также тем, что составы преступлений против жизни и здоровья в большинстве своем относятся к числу материальных. Немаловажно и то, что в рамках одной статьи этой главы, как правило, фигурирует одно и то же последствие преступного деяния, что изначально исключает возможность посредством деятельного раскаяния влиять на ненаступление более тяжких последствий. Тем не менее, в свете сказанного одна ситуация заслуживает, на наш взгляд, особого внимания.

Как известно, отечественный законодатель в разное время по-разному реагировал с помощью уголовного закона на проблему абортов вообще и незаконных в частности. На сегодняшний день, согласно ст.123 УК РФ, аборт считается незаконным только в зависимости от лица, его производящего – это должно быть лицо, не имеющее высшего медицинского образования соответствующего профиля. При этом для российского уголовного закона безразличны такие, казалось бы существенные, обстоятельства как место (в медицинском учреждении или вне его), условия (нормальные или

233 Аликперов Х.Д.

Проблемы дальнейшего совершенствования уголовно-правовых норм, допускающих компромисс в борьбе с преступностью. Баку,1992. С.52.

234 С учетом ранее высказанных критических замечаний по поводу примечания к ст.122 УК РФ (См.: раздел

1.2 работы) в данном случае мы оставляем его без внимания.

антисанитарные) производства аборта, наличие или отсутствие противопоказаний для его проведения. Между тем, по УК Республики Беларусь (ст.156) и Республики Молдова (ст.159) под незаконное производство аборта подпадают все случаи производства этой операции с нарушением закона и существующих предписаний235. В конечном же итоге, по нашему мнению, важно не то, что законодатель считает незаконным в данном случае, а результат производства незаконного аборта: ближайший – угроза здоровью и жизни как минимум для одного человека, отдаленный – смерть потерпевшей либо причинение тяжкого вреда ее здоровью. В этой связи с учетом существующей законодательной конструкции объективной стороны составов преступлений, предусмотренных в ч.1 и 3 ст.123 УК РФ, с целью предотвращения последствий, обозначенных в ч.3, а также менее тяжких последствий, можно было бы дополнить ст.123 УК РФ примечанием следующего содержания: «Лицо, совершившее преступление, предусмотренное частью первой настоящей статьи, добровольно сообщившее об этом в правоохранительные органы, освобождается от уголовной ответственности, при условии, что предпринятыми таким лицом мерами удалось предотвратить причинение вреда здоровью потерпевшей, в том числе наступление последствий, указанных в части третьей настоящей статьи».

Что касается преступлений, предусмотренных в гл.17 УК РФ

«Преступления против свободы, чести и достоинства личности», то замечания, высказанные в предыдущем параграфе по поводу примечания к ст.126 УК РФ, следовало бы дополнить еще одним: указанием на необходимость отсутствия обстоятельств, предусмотренных в п. «в» ч.2 и п.

«в» ч.3, как обязательное условие освобождения от уголовной ответственности. С учетом этого данное примечание могло бы быть изложено в следующей редакции: «Лицо, добровольно освободившее похищенного и

235 См. об этом более подробно: Уголовное право России. Особенная часть / Под ред. Н.М.Кропачева, Б.В.Волженкина, А.И.Бойцова. СПб.,2010. С.250-252.

сообщившее об этом в правоохранительные органы, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях отсутствуют обстоятельства, предусмотренные в пунктах «в» части второй и части третьей настоящей статьи».

С целью предотвращения более тяжких последствий совершенного преступления, чем те, которые уже имеют место, можно было бы сопроводить поощрительным примечанием ст.128 УК РФ: «Лицо, незаконно поместившее другое лицо в психиатрический стационар, освобождается от уголовной ответственности, при условии добровольного сообщения о совершенном преступлении правоохранительным органам и отсутствии последствий, указанных в части второй настоящей статьи».

Оставляя без внимания преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности с точки зрения интересующей нас проблемы, в гл.19 УК РФ посмотрим на ст.138.1 УК РФ. Как показывают результаты исследования, проведенного С.Д.Петроченковым, с момента вступления в силу УК РФ 1996 г. по ст.138.1 (до 7 декабря 2011 г. – по ч.3 ст.138) УК РФ при тринадцатикратном увеличении количества зарегистрированных сообщений уголовные дела стали направляться в суд лишь с 2008 г. и за пять лет после этого их число возросло более чем в два раза, однако, в абсолютных показателях это всего лишь 137 уголовных дел в 2008 г. и 289 дел – в 2012 г. Интересно, что от 6 до 12 % уголовных дел этой категории были прекращены по нереабилитирующим основаниям. Количество осужденных за рассматриваемое преступление за эти пять лет

составило 38, 79, 88, 101 и 123 человека, соответственно236.

Несмотря на крайне редкое в масштабах страны применение этой статьи на практике на фоне известной доступности специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, для населения, не имеющего для этого законных оснований, возможно, уголовно-

236 Петроченков С.Д. Уголовная ответственность за незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации: Автореф. дис. …канд.юрид.наук. М.,2013. С.4-5.

правовое стимулирование деятельного раскаяния в этом направлении принесло бы здесь хоть какой-то положительный эффект. Поэтому руководствуясь целью изъятия из незаконного оборота специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, по аналогии с тем, как этот вопрос решается в примечаниях к ст.222, 223, 228, 228.3 УК РФ, было бы логичным предусмотреть поощрительное примечание к ст.138.1 УК РФ следующего содержания:

«Лицо, добровольно сдавшее в правоохранительные органы предметы, указанные в настоящей статье, освобождается от уголовной ответственности, за исключением случаев их изъятия при задержании лица, а также при производстве следственных действий по их обнаружению и изъятию».

Сказанное выше в отношении преступлений, предусмотренных в гл.16 УК РФ, сохраняет свое значение и в отношении большинства преступлений, предусмотренных в гл.21 «Преступления против собственности». Вместе с тем, принимая во внимание тот факт, что на долю преступлений, предусмотренных только ст.158-160, 164 УК РФ, в период 2006-2010 гг. ежегодно приходилось около 50 % от общего числа зарегистрированных преступлений в стране, а процент раскрываемости, например краж и грабежей в этот период, как правило, не превышал 40 % 237 , по нашему мнению, отечественный законодатель мог бы попробовать реагировать на эту проблему мерами уголовно-правового стимулирования. Учитывая зарубежный опыт решения подобных вопросов, попытку отечественного

законодателя, связанную с введением ст.76.1 УК РФ, подобным образом можно было бы предусмотреть освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием в преступлениях против собственности, дополнив кодекс ст.76.2 УК РФ примерно следующего содержания: «Лицо, впервые совершившее преступление, предусмотренное главой 21 настоящего

237 См.: Состояние законности и правопорядка в Российской Федерации и работа органов прокуратуры. М.,2011. С.41,44.

Кодекса, за исключением преступлений, предусмотренных статьями 161, 162, 163, частью четвертой ст.166, частью второй ст.167 этой главы, освобождается от уголовной ответственности, если добровольно сообщит о совершенном преступлении в правоохранительные органы и полностью возместит ущерб, причиненный в результате преступления». В случае принятия данного предложения правильнее было бы поменять содержание ст.76.1 и 76.2 УК РФ местами, следуя хронологии отражения преступлений против собственности и преступлений в сфере экономической деятельности в рамках раздела У111 Особенной части УК РФ.

При всей необычности названного предложения для отечественного уголовного законодательства его поддержали 67 % опрошенных нами прокурорских работников, 37 % судей и около 50 % работников органов внутренних дел. Отрицательно к нему отнеслись около 30 %, 57 % и 50 % работников названных категорий, соответственно, объясняя свое несогласие, в частности, ссылками на безнаказанность и высокий уровень коррупции среди сотрудников правоохранительных органов.

В связи с тем, что в гл.23 УК РФ «Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях» уголовно-правовое стимулирование деятельного раскаяния в конкретном преступлении уже отражено в примечании к ч.1, 2 ст.204 УК РФ, представляется целесообразным посмотреть на такую законодательную практику более широко, включая примечания к ч.1, 2 ст.184, ст.291, 291.1 УК РФ. Несмотря на различия в объектах уголовно-правовой охраны, в статусе субъектов преступления, эти ситуации во многом схожи в том, что речь идет об уголовно-правовом стимулировании деятельного раскаяния в преступлениях, связанных с дачей-получением уголовно наказуемого незаконного вознаграждения. Возможно, неслучайно поэтому законодательная конструкция названных примечаний, за исключением примечания к ст.184 УК РФ, вобщем-то однотипна.

Следует отметить, что отечественный законодатель последовательно проводит линию на то, что действие примечаний подобного рода распространяется на деяния, связанные только с дачей (подкупом, передачей) незаконного вознаграждения, но не его получением. Определенное отступлением от этой «традиции» можно обнаружить в примечании к ст.291.1 УК РФ, которое распространяется на посредника во взяточничестве и в тех случаях, когда он действует в интересах взяткополучателя – «по поручению взяткополучателя» (ч.1 ст.291.1 УК РФ). Обращает на себя внимание и то обстоятельство, что в отличие от ст.184 и 204 УК РФ, в регламентации взяточничества наблюдается нарушение последовательности действий, его составляющих: получение взятки, предусмотренное ст.290 УК РФ, предшествует ее даче (ст.291 УК РФ) и посредничеству во взяточничестве (ст.291.1 УК РФ)238.

Согласно примечания к ст.204 УК РФ, «Лицо, совершившее деяния,

предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, освобождается от уголовной ответственности, если оно активно способствовало раскрытию и (или) расследованию преступления и либо в отношении его имело место вымогательство, либо это лицо добровольно сообщило о подкупе органу, имеющему право возбудить уголовное дело».

Федеральным законом от 4 мая 2011 г. № 97-ФЗ факт вымогательства коммерческого подкупа или взятки утратил свое самостоятельное значение как основание освобождения от уголовной ответственности, поскольку даже при его наличии на первое место во всех примечаниях (за исключением примечания к ст.184 УК РФ) поставлено требование об активном способствовании раскрытию и (или) расследованию преступления. По логике законодателя только вслед за ним может последовать сообщение о вымогательстве (хотя об этом закон и не говорит) либо добровольное сообщение о подкупе (о даче взятки). Активное способствование раскрытию

238 Законодательная регламентация акта получения взятки предшествовала регламентации актов дачи взятки и посредничества во взяточничестве во всех отечественных Уголовных кодексах (ст.114.3 УК РСФСР 1922 г., ст.117.4 УК РСФСР редакции 1926 г., ст.173, 174, 174.1 УК РСФСР 1960 г.).

и (или) расследованию преступления опережает требование о добровольном сообщении о совершенном преступлении даже при посредничестве во взяточничестве. Исправить такую последовательность (а точнее – непоследовательность) в действиях, составляющих деятельное раскаяние, пытается Пленум Верховного Суда РФ, когда в своем Постановлении от 9 июля 2013 г. № 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» отмечает: «К числу обязательных условий освобождения от уголовной ответственности за совершение преступлений, предусмотренных статьями 291, 291.1 и частью 1 или частью 2 статьи 204 УК РФ, в силу примечаний к указанным статьям относятся добровольное сообщение после совершения преступления о даче взятки, посредничестве во взяточничестве либо коммерческом подкупе органу, имеющему право возбудить уголовное дело, а также активное

способствование раскрытию и (или) расследованию преступления» (п.29)239.

На первый взгляд, незаметное изменение Пленумом порядка совершения действий, образующих в совокупности деятельное раскаяние, но оно оставляет надежду на то, что и правоприменитель будет придерживаться именно такого порядка, не требуя от субъекта деятельного раскаяния до сообщения о преступлении совершения «действий, направленных на изобличение причастных к совершенному преступлению лиц (взяткодателя, взяткополучателя, посредника, лиц, принявших или передавших предмет коммерческого подкупа), обнаружение имущества, переданного в качестве взятки или предмета коммерческого подкупа, и др.» (п.29 Постановления

Пленума)240, т.е. того, что в законе называется «активным способствованием

раскрытию и (или) расследованию преступления». Хочется надеяться, что правоприменитель обратит внимание и на другой момент в приведенном извлечении из Постановления Пленума: в отличие от ситуаций, предусмотренных в примечаниях к ст.204 и 291 УК РФ, в которых

239 Рос.газета. № 154. 2013. 17 июля; Бюллетень Верховного Суда РФ.2013. № 9.

240 Там же.

добровольное сообщение о преступлении не только не является обязательным условием освобождения от уголовной ответственности, но еще и противопоставляется акту вымогательства, в позиции Пленума – это обязательное условие для всех случаев деятельного раскаяния, причем, поставленное на первое место. Правда, нельзя не отметить, что и в самом Постановлении Пленума обозначенная в п.29 последовательность соблюдается не всегда. Так, например, в абзаце первом п.30 Постановления воспроизводится по сути то, что стало предметом критики выше:

«Освобождение от уголовной ответственности взяткодателя либо лица, совершившего коммерческий подкуп, которые активно способствовали раскрытию и (или) расследованию преступления и в отношении которых имело место вымогательство взятки или предмета коммерческого подкупа, не означает отсутствия в их действиях состава преступления»241.

С учетом сделанных замечаний, а также тех, которые были высказаны

ранее при характеристике форм деятельного раскаяния, в числе общих вопросов уголовно-правового стимулирования деятельного раскаяния, можно было бы попытаться предложить новую редакцию рассматриваемых поощрительных примечаний. Однако прежде чем это сделать, следует еще раз обратить внимание на значение акта вымогательства незаконного вознаграждения и в таких примечаниях, и в разъяснении Пленума Верховного Суда РФ от 9 июля 2013 г.

Могут ли взяткодатель или лицо, совершившее деяния, предусмотренные ч.1, 2 ст.204 УК РФ, в отношении которых имело место вымогательство, претендовать на освобождение от уголовной ответственности, если они активно не способствовали раскрытию и (или) расследованию преступления, а до этого (как говорится в Постановлении Пленума) или после этого (как это предписывается в законе) не сообщили о даче незаконного вознаграждения «органу, имеющему право возбудить уголовное дело»? Не могут, также как и не могут претендовать на такое

241 Там же.

освобождение от уголовной ответственности лица, давшие незаконное вознаграждение, без акта вымогательства. В современной редакции примечаний к ч.1, 2 ст.204, ст.291 УК РФ такой акт без деятельного раскаяния вообще утратил свое значение для освобождения от уголовной ответственности. Его значение в интерпретации Пленума может выражаться в другом: в ее исключении, когда, во-первых, речь идет о «действиях лица, вынужденного передать деньги, ценности, иное имущество, предоставить имущественные права, оказать услуги имущественного характера должностному лицу либо лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, в состоянии крайней необходимости или в результате психического принуждения (статья 39 и часть 2 статьи 40 УК РФ), когда отсутствовали иные законные средства для предотвращения причинения вреда правоохраняемым интересам владельца имущества либо представляемых им лиц» (абзац второй п.30), а, во-вторых, «Не образуют состав преступления, предусмотренный статьей 291 либо частями 1 и 2 статьи 204 УК РФ, действия лица, в отношении которого были заявлены требования о даче взятки или коммерческом подкупе, если до передачи ценностей оно добровольно заявило об этом органу, имеющему право возбуждать уголовное дело либо осуществлять оперативно-розыскную деятельность, и передача имущества, предоставление имущественных прав, оказание услуг имущественного характера производились под контролем с целью задержания с поличным лица, заявившего такие требования» (абзац

третий п.30) 242 . Но тогда какой смысл говорить о вымогательстве в

рассматриваемых примечаниях, назначение которых состоит в определении оснований освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием? В существующей ситуации законодателю, по нашему мнению, следует вообще исключить указание на факт вымогательства из примечаний к ч.1,2 ст.184, ч.1,2 ст.204, ст.291 УК РФ, оценивая его при необходимости на основании положений о вине (например, в рамках ст.28, п. «е» ч.1 ст.61

242 Там же.

УК РФ), об обстоятельствах, исключающих преступность деяния, в том числе, названных в Постановлении Пленума.

С учетом изложенного, поощрительные примечания к статьям (частям статей) Особенной части УК РФ, предусматривающим уголовную ответственность за дачу незаконного вознаграждения, можно было бы изложить в следующей редакции:

- к ч.1, 2 ст.184 УК РФ: «Лицо, совершившее деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, добровольно сообщившее о подкупе в правоохранительные органы, освобождается от уголовной ответственности, при условии способствования раскрытию и расследованию совершенного им преступления»;

- к ч.1, 2 ст.204 УК РФ: «Лицо, совершившее деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, добровольно сообщившее о подкупе в правоохранительные органы, освобождается от уголовной ответственности, при условии способствования раскрытию и расследованию совершенного им преступления»;

- к ст.291 УК РФ: «Лицо, давшее взятку, добровольно сообщившее об этом в правоохранительные органы, освобождается от уголовной ответственности, при условии способствования раскрытию и расследованию совершенного им преступления»;

- к ст.291.1 УК РФ: «Лицо, совершившее деяния, предусмотренные настоящей статьей, добровольно сообщившее о посредничестве во взяточничестве, освобождается от уголовной ответственности, при условии способствования раскрытию и расследованию совершенного им преступления».

Пункт 30 рассматриваемого Постановления Пленума Верховного Суда РФ привлекает внимание и другим. Напомним: в последнем абзаце этого пункта говорится, что «не образуют состав преступления, предусмотренный статьей 291 либо частями 1 и 2 статьи 204 УК РФ, действия лица, в отношении которого были заявлены требования о даче взятки или

коммерческом подкупе, если до передачи ценностей оно добровольно заявило об этом органу, имеющему право возбуждать уголовное дело либо осуществлять оперативно-розыскную деятельность, и передача имущества, предоставление имущественных прав, оказание услуг имущественного характера производились под контролем с целью задержания с поличным лица, заявившего такие требования. В этих случаях деньги и другие ценности, переданные в качестве взятки или предмета коммерческого подкупа, подлежат возвращению их владельцу»243. Возникает вопрос: какой из элементов состава преступления дачи взятки или коммерческого подкупа отсутствует в данном случае? Как представляется, таковым может быть только один – субъективная сторона, а точнее – вина в части осознания

общественной опасности совершаемого деяния. При этом отсутствие данного интеллектуального момента умысла можно объяснить только тем, что лицо, добровольно заявляя о предъявленных к нему требованиях, сообщая об этом в соответствующие органы до передачи «ценностей» другому лицу, как бы снимает тем самым с себя ответственность за происходящее, контроль за которым, а, соответственно, и ответственность несут правоохранительные органы. Однако, если в действиях лица, дающего такие ценности под контролем, отсутствует состав преступления, предусмотренный ст. 291 либо ч.1 и 2 ст. 204 УК РФ, оно не является взяткодателем (или лицом, осуществляющим коммерческий подкуп). Но тогда можно ли считать передаваемые таким лицом ценности взяткой или подкупом, и не по этой ли причине «деньги и другие ценности, переданные в качестве взятки или предмета коммерческого подкупа, подлежат возвращению их владельцу»? От ответа на этот вопрос, по нашему мнению, должна зависеть уголовно- правовая оценка действий лица, получающего незаконное вознаграждение.

В рамках гл.24 УК РФ «Преступления против общественной безопасности» с точки зрения рассматриваемой нами проблемы интерес представляют примечания к ст.205.4, 205.5, 208, 210. Эти примечания

243 Там же.

объединяет то, что они сопровождают статьи Особенной части УК РФ, предусматривающие уголовную ответственность за преступления с так называемым «многосубъектным» составом. Особенностью таких преступлений является то, что их совершение изначально предполагает участие нескольких лиц и в этом их суть, в отличие от преступлений, которые могут совершаться как индивидуально, так и в соучастии 244 . По этому признаку к примечаниям к ст.205.4, 205.5, 208, 210 УК РФ следует отнести еще и примечания к ст.282.1, 282.2 УК РФ. Можно предположить, что основная цель таких примечаний заключается в выявлении преступных формирований (объединений нескольких лиц) посредством стимулирования добровольного прекращение участия в них отдельных лиц, а, соответственно,

и прекращении деятельности формирования в целом. Исходя из этих соображений, непонятно почему в перечне названных статей отсутствует ст.209 УК РФ «Бандитизм», а в имеющихся примечаниях не предусмотрено, казалось бы, очевидное условие для освобождения от уголовной ответственности в этом случае – сообщение в правоохранительные органы о факте прекращения участия в незаконном вооруженном формировании, в экстремистском или преступном сообществе (преступной организации)? Поэтому предлагается уточнить редакцию имеющихся примечаний к ст.205.4, 205.5, 208, 210, 282.1, 282.2 УК РФ и дополнить ст.209 УК РФ примечанием подобного рода. В этой связи, например, примечание к ст.208 УК РФ можно было бы изложить в следующей редакции: «Лицо, добровольно прекратившее участие в незаконном вооруженном формировании, сообщившее об этом в правоохранительные органы и сдавшее оружие, освобождается от уголовной ответственности».

Предваряя дальнейшие предложения по совершенствованию уголовного законодательства в рассматриваемом вопросе, необходимо обратить внимание еще на одно обстоятельство. Законодательная конструкция некоторых из

244 См.также: Галиакбаров Р. Особенности квалификации многосубъектных преступлений // Российская юстиция. 2002. № 10. С.45-46.

названных статей Особенной части УК РФ такова, что включает в себя вопросы уголовной ответственности не только за само по себе создание или участие в указанных объединениях, но и за участие в подготовке

«совместного совершения одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений» (ч.1 ст.210 УК РФ), за «участие в совершаемых бандой нападениях» (ч.2 ст.209 УК РФ). Очевидно, это обстоятельство должно учитываться в содержании поощрительных примечаний. Из содержания последних должен следовать четкий ответ на вопрос: в связи с совершением какого преступления, при условии деятельного раскаяния в нем, может следовать освобождение от уголовной ответственности?

Попытаемся ответить на поставленный вопрос на примере примечания к ст.210 УК РФ, согласно которому «Лицо, добровольно прекратившее участие в преступном сообществе или входящем в него (нее) структурном подразделении либо объединении организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп и активно способствовавшее раскрытию или пресечению этого преступления, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления».

Об активном способствовании раскрытию или пресечению какого

«этого» преступления в данном случае идет речь, если из содержания ч.1 ст.210 УК РФ однозначно вытекает, что таких преступлений может быть несколько, а само преступное сообщество (преступная организация) изначально создавалось в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений?

Как представляется сам факт участия в преступном сообществе образует оконченное преступление. Согласно п.15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 июня 2010 г. № 12 «О судебной практики рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участия в нем (ней)», «под участием в преступном сообществе (преступной организации) (часть 2 статьи 210 УК

РФ) следует понимать вхождение в состав сообщества (организации), а также разработку планов по подготовке к совершению одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений и (или) непосредственное совершение указанных преступлений либо выполнение лицом функциональных обязанностей по обеспечению деятельности такого сообщества (финансирование, снабжение информацией, ведение документации, подыскание жертв преступлений, установление в целях совершения преступных действий контактов с должностными лицами государственных органов, лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческой или иной организации, создание условий совершения преступлений и т.п.). Преступление в форме участия лица в преступном сообществе (преступной организации) считается оконченным с момента совершения хотя бы одного из указанных преступлений или иных конкретных действий по обеспечению деятельности преступного сообщества (преступной

организации)» 245 . Важна ли при этом роль лица в функционировании

преступного сообщества? Для признания преступления оконченным – нет. Для определения сферы действия примечания, по нашему мнению, – да. По- видимому, именно это хотел сказать Пленум, когда в п.26 названного Постановления отметил: «Обратить внимание судов на то, что в соответствии с примечанием к статье 210 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности за преступление, предусмотренное этой статьей, если оно добровольно прекратило участие в преступном сообществе (преступной организации) или во входящем в него (нее) структурном подразделении либо в собрании организаторов, руководителей (лидеров) или иных представителей организованных групп и активно способствовало раскрытию или пресечению этого преступления. В постановлении (определении) о прекращении уголовного дела следует указать, какие конкретные действия, способствовавшие раскрытию или пресечению данного преступления, были учтены судом. Участники преступного сообщества (преступной организации),

245 Бюллетень Верховного Суда РФ. 2010. № 8.

совершившие в составе сообщества (организации) иные преступления, не освобождаются от уголовной ответственности за эти деяния» 246 . Однако, какое решение должно приниматься в том случае, если участнику сообщества не удалось пресечь планируемое сообществом преступление, в разработке планов совершения которого он принимал участие? Закон говорит об

«активном способствовании раскрытию или (курсив наш – К.А.)пресечению преступления». По нашему же мнению, здесь должен стоять союз «и», потому что по логике и смыслу поощрительного примечания в приведенном примере лицо не должно освобождаться от уголовной ответственности ни по ст.210 УК РФ, ни по статье Особенной части УК РФ, предусматривающей уголовную ответственность за такое преступление. Другими словами, от субъекта деятельного раскаяния в данном случае необходимо требовать раскрытия участия в преступном сообществе и пресечения (а точнее - предупреждения) совершения планируемого сообществом преступления. Если же исходить из того, что важнее выявить факт организации преступного сообщества, а совершенные им преступления в любом случае подлежат самостоятельной уголовно-правовой оценке, то задачу пресечения вообще можно исключить из текста закона.

В этой связи редакция примечания к ст.210 УК РФ могла бы быть уточнена следующим образом: «Лицо, добровольно прекратившее участие в преступном сообществе (преступной организации) или входящем в него (нее) структурном подразделении либо собрании организаторов, руководителей (лидеров) или иных представителей организованных групп, и сообщившее об этом в правоохранительные органы, освобождается от уголовной ответственности, при условии способствования раскрытию и расследованию этого преступления».

Стимулируя деятельное раскаяние в преступлениях, предусмотренных ст.208, 210 УК РФ, законодателю, на наш взгляд, следовало обратить внимание и на ст.209 УК РФ «Бандитизм». В дополнение к тому, о чем

246 Там же.

говорилось ранее в части признаков, объединяющих эти преступления, заметим, что они во многом схожи и по объективным признакам.

С учетом суждений, высказанных при рассмотрении примечания к ст.210 УК РФ, в данном случае также важно провести грань между участием в банде и участием в совершаемых бандой нападениях. Поэтому редакция примечания к ст.209 УК РФ могла бы быть изложена следующим образом:

«Лицо, добровольно прекратившее участие в банде, и сообщившее об этом в правоохранительные органы, освобождается от уголовной ответственности за такое участие. Уголовная ответственность за участие в совершенных бандой нападениях наступает на общих основаниях».

Следует отметить, что наше предложение о дополнении ст.209 УК РФ поощрительным примечанием в большинстве своем не нашло понимания среди опрошенных нами практических работников. Его поддержали лишь 30

% работников органов прокуратуры, преимущественно из числа тех, кто стоит в резерве на замещение должности прокурора города или района, и 27 % судей. При 10 % тех, кто затруднился оценить наше предложение, единодушно его отвергли работники органов внутренних дел. С учетом этих данных можно предположить, что отрицательное отношение к идее установления поощрительного примечания к ст.209 УК РФ при наличии подобных примечаний к ст.208, 210 УК РФ основано на высокой степени общественной опасности преступления, предусмотренного ст.209 УК РФ, и связанной с этим опасностью ухода от ответственности членов банды. По- видимому, именно эти обстоятельства заслоняют, на наш взгляд, позитивный смысл сделанного предложения.

В завершении анализа рассматриваемой группы поощрительных примечаний обратим внимание на примечания к ст.282.1 и 282.2 УК РФ. В данном случае, как и в предыдущих примечаниях, законодатель проводит четкое разграничение между организацией (созданием) экстремистского сообщества, организацией деятельности экстремистской организации и фактом участия в таком сообществе и деятельности такой организации.

Однотипность законодательных конструкций в названных статьях предопределяет однотипность (по сути – идентичность) сопровождающих их поощрительных примечаний. Единообразны и комментарии уголовного закона в этой части. Нельзя однако не отметить, что только в комментарии к УК РФ под редакцией В.И.Радченко и А.С.Михлина мы увидели однозначный ответ на вопрос о трактовке словосочетания «если в его действиях не содержится иного состава преступления». При выполнении требования о прекращении своего участия в названном сообществе или в организации

«виновный будет нести ответственность за иные преступления, но будет освобожден от ответственности по ст.282.1 (282.2) УК» 247 . Данное требование, как уже отмечалось ранее, целесообразно сопроводить еще одним: сообщением о факте прекращения своего участия в правоохранительные органы. С учетом такого дополнения и исключения из этих примечаний оговорки «если в его действиях не содержится иного состава преступления» они могли бы быть оформлены в такой редакции:

«Лицо, добровольно прекратившее участие в деятельности общественного или религиозного объединения либо иной организации, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности, и сообщившее об этом в правоохранительные органы, освобождается от уголовной ответственности».

В контексте изложенного выше рассмотрение специальных вопросов уголовно-правового стимулирования деятельного раскаяния завершим уточнением редакции поощрительных примечаний к ст.206, 222, 223, 228, 228.3, 275 (с распространением действия на ст.276,278) УК РФ.

Действие примечания к ст.206 УК РФ «Захват заложника», по нашему мнению, следует ограничить посредством требования о ненаступлении последствий, указанных в ч.3 и 4 данной статьи, так как иное делает

247 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв.ред. В.И.Радченко. СПб.,2007. С.591,593.

бессмысленным освобождение от уголовной ответственности в этом случае. С учетом этого замечания редакция примечания могла быть представлена следующим образом: «Лицо, добровольно или по требованию освободившее заложника и сообщившее об этом в правоохранительные органы, освобождается от уголовной ответственности при условии отсутствия последствий, указанных в частях третьей и четвертой настоящей статьи». Говоря о значении последствий захвата заложника, следует обратить внимание на одно обстоятельство. Одним из квалифицированных составов этого преступления является такой как захват в отношении двух или более лиц (п. «ж» ч.2 ст.206 УК РФ). Однако в частях 3 и 4 этой статьи данный признак «теряется», в то время как в современных условиях захват в качестве заложников двух или более лиц – явление не такое уж и редкое. При этом также нередко захват сопровождается причинением смерти нескольким заложникам, причем, это может происходить как по неосторожности, так и умышленно. По нашему мнению, такого рода последствия захвата следовало регламентировать отдельно в рамках ст.206 УК РФ, предусмотрев при этом соответствующее им наказание. Возможен и другой вариант решения рассматриваемой проблемы: исключить из данной статьи указание на различного рода последствия, оценивая их при необходимости на общих основаниях по совокупности с захватом заложника.

Как уже отмечалось при характеристике различных форм деятельного раскаяния, примечания к ст.222, 223, 228, 228.3 УК РФ должны быть дополнены указанием на орган, которому надлежит сдавать предметы, находящиеся в незаконном обороте248. Таким органом и в этом случае мог бы выступать орган правоохраны – правоохранительный орган (органы). Учитывая направленность примечаний к названным статьям на выявление предметов, находящихся в незаконном обороте, и пресечение такого оборота,

248 О совершенствовании ст.222 и 223 УК РФ по другим основаниям см.: Живаев Д.В. Незаконный оборот оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств в современной России: уголовно-правовой аспект // Право в Вооруженных Силах. 2014. № 1. С.103-115.

возможно, следовало бы подумать о сопровождении такими примечаниями ст.234, 238, 242 УК РФ.

<< | >>
Источник: АВСЕНИЦКАЯ Ксения Вячеславовна. ДЕЯТЕЛЬНОЕ РАСКАЯНИЕ: понятие, формы выражения, стимулирование уголовно-правовыми мерами. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва –2014. 2014

Скачать оригинал источника

Еще по теме 2.2.Специальные вопросы уголовно-правового стимулирования деятельного раскаяния:

  1. Оглавление
  2. Введение
  3. 1.1.Деятельное раскаяние как разновидность посткриминального поведения и его уголовно-правовые последствия
  4. 1.3.Деятельное раскаяние в уголовном законодательстве зарубежных стран
  5. 2.2.Специальные вопросы уголовно-правового стимулирования деятельного раскаяния
- Авторское право РФ - Аграрное право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -