<<
>>

2.2. Особенности родительских прав

Изучение ограничения родительских прав предполагает исследование их содержания. Причем, надо заметить, что в разные исторические периоды родительские права и обязанности имели свои характерные особенности.

Законодательство дореволюционной России содержало понятие «родительская власть», включающее в себя права и обязанности родителей[94]. «Власть в общем и широком смысле есть господство одного над другим или другими. Это господство может принадлежать ... на основании относительного преимущества, вытекающего, однако, из

естественной необходимости или по закону природы - такова власть

50

родителей над малолетними детьми» .

В соответствии с законодательством того периода времени замужняя женщина (жена и мать детей) практически повиновалась мужу. Как писал Г.Ф. Шершеневич: «Хотя закон наш, говоря о родительской власти, постоянно упоминает обоих родителей, однако следует признать, что при жизни обоих родителей власть может принадлежать лишь отцу, так как возлагаемая на жену обязанность повиновения воле мужа, главы дома, противоречит самостоятельности ее власти в семье. К матери власть переходит только при обстоятельствах, устраняющих отца (смерти, лишения прав состояния)»[95].

Статья 107 Свода Законов Гражданских устанавливала правило, согласно которому жена обязывалась «повиноваться мужу своему, как главе семейства».

Гражданский кассационный департамент Правительствующего Сената разъяснил следующим образом данное положение: «Муж считается главою семейства, в состав которого входит и жена... Поэтому преимущественное право на воспитание детей принадлежит отцу как главе семейства»[96].

Наделенные родительской властью мать и отец имели право требовать возврата детей от всякого лица, удерживающего у себя ребенка вопреки воле родителей. Самовольное удержание посторонним лицом чужого ребенка и те неудобства, которые могут возникнуть для сего последнего от усвоенной им за это время привычки к лучшей житейской обстановке, не могут составить основания к лишению или ограничению родительских

53

прав неповинных в том родителей (п.

4 ст. 164 Свода Законов).

К личным правам родителей относилось право применять домашние исправительные меры в соответствии со ст. 165 Свода Законов Гражданских, в случае же безуспешности этих средств родители властны: несовершеннолетних детей в возрасте от 10 до 17 лет отдавать для исправления в воспитательно-исправительные заведения для несовершеннолетних; детей обоего пола за упорное неповиновение родительской власти, развратную жизнь и другие явные пороки заключать в тюрьму (это осуществлялось только посредством судебной власти); приносить на них жалобы. Для рассмотрения жалоб родителей на детей был создан специальный суд, который не только вел разбирательство, но и примирял стороны. При этом родители не должны были представлять никаких доказательств вины детей. Исследование этого вопроса считалось неуместным. У детей спрашивали, что они могут сказать в свое оправдание, но если в их ответах содержалось что-либо, что могло бы квалифицироваться как «наветы на родителей» или «выражение непочтения», то это только усугубляло вину детей[97].

Если родители могли применять физические наказания в отношении своих детей почти до 1917 года, то попытки заключить их в тюрьму на срок от трех до четырех месяцев за непослушание в XIX веке стали противоречить существующим в то время представлениям настолько, что губернаторы, к которым родители все еще изредка обращались с подобными требованиями, отказывались их выполнять[98].

Таким образом, в рассматриваемый период времени родители обладали следующими правами в отношении своих детей:

- правом на воспитание;

- на общение с ребенком в случае раздельного проживания родителя;

- правом требовать возврата ребенка от других лиц;

- правом отречения от своих детей (в некоторых губерниях).

В то же время обязанности родителей носили имущественный и личный характер. В соответствии со ст. 172 Свода Законов родители обязаны были давать несовершеннолетним детям пропитание, одежду и воспитание, доброе и честное по своему состоянию.

Комментируя данные положения, А.З. Соколовский писал, что родители должны обращать свое внимание на нравственное образование своих детей и стараться домашним воспитанием приготовить нравы их и содействовать видам правительства[99].

Имущественные обязанности родителей в отношении своих несовершеннолетних детей были сформулированы в ст. 180: «Во время несовершеннолетия детей родители управляют имуществом, собственно детям принадлежащим, на праве опекунском»[100]. Принцип, сформулированный в данной статье, означал, что родители не имели права на имущество детей, а распоряжаться им могли лишь в интересах детей и под надзором опекунских учреждений.

Преобразования, происходившие в России после октября 1917 года, коренным образом повлияли на правовое регулирование семейных отношений, поскольку новая политическая власть и господствующая в то время идеология почти полностью отрицали прежнее семейное законотворчество. Как писал А.Г. Гойхбарг, «брачное право советской России коренным образом отличалось не только от прежнего дореволюционного брачного права, но и от брачного права всех остальных европейских и заокеанских стран, в которых еще господствует буржуазный

со

строй» . Поэтому зарождалось семейное право новой России, которая не признавала прежнюю идеологию, что нашло свое отражение в первых декретах ВЦИК и СНК РСФСР: от 18 декабря 1917 г. «О гражданском браке, о детях и о ведении книг актов состояния»[101] и от 19 декабря 1917 г.

«О расторжении брака»[102]. Впоследствии принципиально новые положения семейного законодательства были изложены в первом семейном кодексе 1918 года[103], который не признавал церковные браки, что означало, по мнению А.Г. Гойхбарга, что «государство может устанавливать свои запреты, совершенно не считаясь с тем, что та или иная религия этих запретов не знает»[104].

Первый семейный кодекс 1918 года, регулируя родительские права и обязанности, устанавливал ограничение и лишение их родительской власти в отличие от дореволюционного законодательства.

При этом учитывался:

- во-первых, возрастной критерий, так как в соответствии со ст. 149 Кодекса законов об Актах гражданского состояния, Брачном, Семейном и Опекунском праве родительские права предоставлялись родителям в отношении детей мужского пола - до 18 лет и детей женского пола - до 16 лет;

- во-вторых, ст. 153 названного кодекса, закрепляя принцип осуществления родительских прав исключительно в интересах детей, предусматривала, что при неправомерном их осуществлении суду

63

предоставляется право лишить родителей этих прав .

Другое принципиально важное положение, установленное ст. 150 первого семейного кодекса, касалось равенства прав отца и матери по отношению к детям. Причем подобного рода положения повлияли не только на российское семейное законодательство, но и на законодательство многих зарубежных государств. Австрийский профессор Ф. Швинд отмечал, «что на протяжении столетий семейное право имело патриархальную ориентацию, что накладывало свой отпечаток, с одной стороны, на правовые отношения между супругами, а с другой стороны - на правоотношения между родителями и детьми. Эта система наделяла отца доминирующим правовым положением. Идея равноправия полов, впервые реализованная на европейском континенте законодательством РСФСР 1918-1919 гг., после Второй мировой войны стала во все возрастающей степени проникать в законодательство западноевропейских стран, в том числе и в австрийское»[105].

На правовое регулирование родительских прав и обязанностей безусловно оказала свое влияние и господствующая в то время идея замены семейного воспитания детей общественным, что нашло свое закрепление в ст. 161 Семейного кодекса 1918 года, где хотя и сказано, что родители обязаны доставлять несовершеннолетним, нетрудоспособным и нуждающимся детям пропитание и содержание. Вместе с тем в примечании к этой статье устанавливалось, что означенная обязанность родителей прекращается, поскольку дети находятся на общественном или государственном иждивении[106]. На родителей возлагалась обязанность заботиться о личности несовершеннолетних, об их воспитании и подготовке к полезной деятельности. Семейный кодекс 1918 года обязывал родителей защищать как личные, так и имущественные права детей. Дети не имели права на имущество родителей, равно как и родители не имели права на имущество детей (ст. 160).

Второй семейный кодекс РСФСР 1927 года сохранил основные положения, касающиеся содержания прав и обязанностей родителей, установленных семейным кодексом 1918 года: заботиться о детях, готовить их к общественно полезной деятельности, защищать их интересы, содержать их, требовать возврата от лиц, незаконно удерживающих ребенка, отдавать детей на воспитание и обучение, заключать договоры ученичества и договоры о поступлении детей на работу по найму в случаях и в порядке, предусмотренных действующим законодательством (ст. 45) .

Вместе с тем данный семейный кодекс ввел ограничения, касающиеся определения религиозной принадлежности детей. Так, если первый семейный кодекс допускал возможность заключения письменного соглашения об определении принадлежности детей к той или иной религии (Примечание к ст. 148)[107], то ст. 37 КЗоБиС[108] устанавливала, что такое соглашение никакого юридического значения не имеет.

Советское семейное право того времени играло важную роль в формировании семьи, родительских прав и обязанностей в соответствии с идеологией тех лет. Идеологические соображения в значительной степени отражались на содержании семейного кодекса РСФСР 1969 года[109]. Он расширил круг родительских прав и обязанностей по воспитанию детей, в том числе и в случаях раздельного проживания родителей, кроме того определил порядок участия отдельно проживающего родителя в воспитании детей (ст. 56 КоБС).

В науке семейного права не было единого мнения относительно осуществления родительских прав исключительно в интересах детей, что объяснялось содержанием ст. 52 КоБС, где говорилось, что «родительские права не могут осуществляться в противоречии с интересами детей». А

71

ранее ч. 6 ст. 18 Основ семейного законодательства и ст. 33 КЗоБСиО 1927 года гласили: «Родительские права осуществляются исключительно в интересах детей».

Как отмечал Е.М. Ворожейкин, проблема интереса в советском семейном праве значительно более широкая, чем только проблема интересов детей. Она включает в себя интересы семьи в целом, интересы отдельных членов семьи, интересы супругов и др. К тому же проблема «интереса» в семейном праве имеет философский, юридический и в какой- то мере экономический аспект»[110]. Далее автор обращал внимание на различия в понимании интереса детей в законодательных актах разных исторических периодов России, указывая при этом на то, что в Семейном кодексе 1927 года вопрос об учете интересов детей при осуществлении родительских прав звучал нетрадиционно: «Родительские права осуществляются исключительно в интересах детей». И хотя в литературе по семейному праву подобного рода мнение не всегда разделялось[111], представляется, что речь идет о разных понятиях, что важно учитывать при анализе ограничения родительских прав.

Семейный кодекс 1969 года говорит об осуществлении родительских прав «не в противоречии с интересами детей», тогда как ранее требовалось осуществление их исключительно в интересах детей»[112]. По мнению Е.М. Ворожейкина, формулировка нового закона более четкая и более целесообразная, поскольку она нацеливает на учет интересов ребенка, имея в виду, что они превыше остальных. При коллизии интересов новая формулировка дает возможность поиска более правильного решения, с тем чтобы обеспечить максимальный учет интересов и других участников правоотношения[113].

Семейный кодекс Российской Федерации 1995 года впитал в себя основные международно-правовые положения, касающиеся правового регулирования отношений между родителями и детьми, статуса ребенка. Ратификация в 1990 году СССР Конвенции ООН 1989 г. «О правах ребенка»[114], закрепление в Конституции РФ 1993 года принципиально нового подхода к вопросам защиты семьи, материнства и детства (ст. 38) предопределили содержание нового семейного кодекса, в котором нашли свое место новые семейно-правовые институты, в том числе ограничение родительских прав.

Родительские права и обязанности, предусмотренные Семейным кодексом РФ, по мнению A.M. Нечаевой, состоят из двух частей: в первую входит попечение о нравственном развитии ребенка, его насущных потребностях материального характера, вторая представляет собой

по

конституционную предпосылку семейного воспитания . К основным родительским правам, установленным Семейным кодексом РФ, относятся: права и обязанности родителей по воспитанию и образованию детей (ст.

63) , права и обязанности родителей по защите прав и интересов детей (ст.

64) , право осуществлять родительские права родителем, проживающим отдельно от ребенка (ст. 66), право на защиту родительских прав (ст. 68). Все эти права относятся к личным правам и обязанностям родителей. Что касается их имущественных прав и обязанностей, то они сводятся в конечном счете к алиментным обязательствам.

Исследуя характерные особенности родительских прав, предусмотренных Семейным кодексом 1995 года, необходимо подчеркнуть, что по мере изменения семейного законодательства, касающегося правового регулирования содержания родительских прав, обязанностей, учета их особенностей, менялись и научные представления о правовой природе родительских прав.

Рассматривая суть родительских прав, нельзя не отметить, что некоторые их характеристики остаются неизменными на протяжении тысячелетий.

Так, к естественному праву, по мнению древнеримских юристов, относились все значимые с точки зрения права предписания природы. В свое время Ульпиан писал: «Естественное право - это то, которому природа научила все живое: ибо это право присуще не только человеческому роду, но и всем животным, которые рождаются на земле и в море» . К институтам естественного права он относил, в частности, брак и воспитание детей, отмечая, что «и животные, даже дикие, обладают

ОЛ

знанием этого права» .

Родительские права с точки зрения современного понимания права относятся к естественным правам. А естественное право означает совокупность принципов, правил, прав и ценностей, продиктованных самой природой человека и не находится в прямой зависимости от законодательного признания или непризнания его в конкретном государстве[115].

Но родительское право, как и всякое другое естественное право относится к числу субъективных прав, что означает реальную возможность индивида свободно пользоваться определенными благами, совершать желательные, одобряемые государством действия в границах и порядке, обозначенном в законе. Другими словами, даже естественными по своей природе правами нельзя пользоваться произвольно, по собственному усмотрению, не считаясь с интересами государства, других участников семейных правоотношений.

Права человека - это субъективные права, выражающие не потенциальные, а реальные возможности индивида, закрепленные в Конституции и законах. Данное положение следует подчеркнуть, поскольку в правоведении нередко встречается трактовка субъективного права лишь как элемента конкретного правоотношения, возникающего при

ОЛ

наличии юридического факта, который порождает данное отношение . Такая позиция в юридической литературе подверглась критике. Справедливо отмечалось, что способ возникновения, форма проявления и реализация тех или иных прав не имеют принципиального значения для их

ОЛ

характеристики как субъективных . Все эти соображения нельзя не

учитывать при характеристике ограничения прав, в том числе родительских.

Закрепление того или иного субъективного права в законодательстве должно означать реальную возможность индивида свободно пользоваться определенным благом, совершать определенные действия в границах и порядке, обозначенных в законе. Существование таких границ и предопределяет понимание ограничения прав, в данном случае родительских.

Анализируя природу родительских прав, А.И. Пергамент отмечала, что вследствие органической связи родительских прав с обязанностями по воспитанию детей родительские права представляют собой не только меру возможного поведения, но и меру должного поведения. Это поведение определяется теми требованиями, которые государство ставит перед родителями. К тому же А.И. Пергамент считала, что родительское право - важнейшее личное право человека, дающее возможность удовлетворить одно из самых глубоких человеческих чувств - чувство родительской любви.

И, наконец, родительские права, относясь к личным правам, представляют совокупность правомочий, отражающих естественно- правовые начала, обеспечивающие индивидуальность и оригинальность личности во взаимоотношениях с государством и обществом. Столь сложное сочетание особенностей родительского права, определяющих специфику их ограничения, связано с необходимостью учитывать прежде всего интересы несовершеннолетних детей, которые, как верно отмечал Е.М. Ворожейкин, «не есть единожды и навсегда данная категория. Содержание этого понятия меняется. Со временем оно наполняется новым содержанием, в зависимости от возраста детей, от состояния их развития и других фактов . Все это вместе взятое также определяет цели и своеобразие ограничения родительских прав.

При ограничении родительских прав как таковых учитывается еще одна их особенность, которую Е.М. Ворожейкин называл семейно- правовым «колоритом», объясняющим необходимость ограничения родительских прав, особенно когда речь идет об интересах детей. Имеется в виду влияние (такого «колорита» - С.С.) на формирование интересов семьи в целом85. Развивая эту мысль, О.Ю. Косова называет этот критерий «общесемейным», в соответствии с которым в своих действиях по отношению к ребенку родители должны учитывать не только его личные интересы, но и интересы других членов семьи и интересы семьи в целом86.

По мнению Ю.Г. Долгова, не всегда понимание родителями интереса ребенка соответствует его подлинному интересу. Первоочередная обязанность родителей в этой связи - определить истинные интересы ребенка с учетом его возрастных и иных изменений и обеспечить осуществление родительских прав в соответствии с происшедшими изменениями в интересах ребенка87. А охраняемые законом интересы ребенка заключаются в предоставляемой семейным законодательством возможности пользоваться предоставляемыми ему конкретными социальными благами и обращаться в необходимых случаях за защитой к компетентным органам государства88. Именно с таких позиций рассматривается ограничение родительских прав, связанное с интересами ребенка.

Что же касается правовой природы родительских прав, в юридической литературе нет на этот счет единства мнений. А.И. Пергамент относит родительские права (имея в виду под этими правами право на воспитание) к числу абсолютных прав89. Под абсолютными правами в теории права понимают субъективные права, носителем которых противостоит определенное число обязанных лиц. Обязанность, соответствующая

85 Там же. С. 179.

86 Косова О.Ю. Семейное и наследственное право России. М., 2001. С. 128.

87 Долгов Ю.Г Охраняемые законом интересы супругов, родителей и несовершеннолетних детей в семейном праве Российской Федерации: Автореф. дисс.... канд. юрид. наук. М., 2004. С. 18.

88 Там же.

89 Пергамент А.И. Правовые вопросы семьи и воспитания детей // Советская юстиция. 1968. № 21. С. 9.

72

абсолютным правам, всегда состоит в воздержании широкого круга лиц от совершения действий, ущемляющих абсолютные права.

По мнению В.А. Рясенцева, право родителей на воспитание детей следует рассматривать как «относительные», но обладающие абсолютным характером защиты. Автор поясняет, что «оно (право родителей на воспитание своих детей - С.С.) является относительным потому, что обращено лишь к ребенку. В отношении всех других лиц это право носит абсолютный характер, если только родитель (иной воспитатель) не злоупотребляет этим правом»[116].

Е.М. Ворожейкин считает, что обе эти точки зрения по-своему обоснованы. Если рассматривать права родителей на воспитание детей с позиции их правовой защиты, то они действительно выглядят как абсолютные: никто не может препятствовать неправомерному их осуществлению и они защищаются от противоправных посягательств любого и каждого[117]. Однако Е.М. Ворожейкин не согласен с мнением А.И. Пергамент, полагающей, что «праву родителей не противостоят обязанности других конкретных лиц»[118], поскольку он считает, что право

93

родителей на воспитание - это одновременно и их обязанность .

Есть и другая точка зрения: «все родительские права раскрываются через их обязанности; это наиболее тесно связывает интересы родителей и детей»[119], что в конечном счете сказывается на ограничении родительских прав.

Говоря об особенностях родительских прав, надо сказать, что Семейный кодекс определяет содержание родительских прав в самом общем виде. В законе на этот счет нет и не может быть детальных указаний. Государство не устанавливает контроль над тем, как отцы и матери выполняют свой родительский долг, предоставляя им возможность самим выбирать необходимые для этого средства и способы воспитания. Каждый отец и каждая мать воспитывают ребенка по-своему. Не вмешиваясь в этот сугубо индивидуальный процесс, законодатель вместе с тем устанавливает пределы осуществления родительских прав и обязанностей. Такое требование продиктовано заботой о детях и является в ряде случаев оправданным ограничением родительских прав.

Еще одна особенность родительских прав, по мнению H.H. Тарусиной, состоит в неразрывном единстве прав и обязанностей родителей - не в общепринятом теоретическом контексте (каждому праву как виду и мере возможного поведения соответствует обязанность как вид и мера должного поведения), а в специальном контексте (право есть одновременно обязанность)[120].

Как отмечает Т.А. Фаддеева, термином «родительские права» охватываются как права, так и обязанности обоих родителей в отношении детей. Это связано с традиционным представлением о том, что права родителей есть одновременно и их обязанности перед своими детьми, обществом и государством[121].

Несомненно, родительские права и обязанности тесно связаны друг с другом, что накладывает свой отпечаток и на институт ограничения родительских прав. Однако трудно согласиться с М.В. Антокольской, которая считает, что необходимо ввести право родителей на отказ от прав и обязанностей в отношении детей. Признавая при этом невозможность прекращения биологической связи между родителями и детьми, а также, что отказ от родительских прав аморален, автор считает, что не нужно ждать, когда родители, не исполняющие свои родительские права и

97

обязанности, будут лишены родительских прав . Согласиться с данной

98

точкой зрения нельзя, поскольку родительские права неотчуждаемы , являются одновременно и обязанностями и от них нельзя отказаться, их

99 т-1

нельзя передать другим лицам . Безусловно, что в жизни могут возникать ситуации, когда родители (или один из них) не могут по каким-то причинам находиться с ребенком, заниматься его воспитанием, но это вовсе не означает, что можно ставить вопрос о передаче родительских прав и обязанностей другим лицам, а уж тем более об отказе от них. Что касается той ситуации, о которой говорит М.В. Антокольская, в случаях ненадлежащего исполнения родителями родительского права и обязанности по воспитанию детей, установленного Конституцией РФ (п. 2 ст. 38), возможно применение не только лишения (ст. 69 Семейного кодекса), но и ограничения родительских прав (ст. 73 Семейного кодекса).

Следующая особенность родительских прав состоит в том, что они носят срочный характер. Эта особенность имеет место во всех семейных кодексах России после 1917 года. Ранее Сводом Законов Российской Империи родительская власть не прекращалась с достижением ребенком совершеннолетия, а могла лишь ограничиваться по основаниям, указанным в законе. Современное семейное законодательство устанавливает случаи, когда родительская власть прекращается до достижения ребенком совершеннолетия: - это регистрация брака до 18 лет (п. 2 ст. 21 Гражданского кодекса и п. 2 ст. 13 Семейного кодекса) и эмансипация несовершеннолетнего, достигшего 16 лет (ст. 27 Гражданского кодекса). На срочный характер родительских прав обращали внимание А.И. Пергамент[122], В.А. Рясенцев[123] и другие ученые.

Характеризуя особенности родительских прав, В.А. Рясенцев выделял кроме срочного их характера следующие специальные признаки личных прав родителей: гармоничное сочетание интересов родителей и интересов детей: предоставление родительских прав матери и отцу на равных

началах; реальный характер прав родителей на воспитание детей;

102

сочетание в родительских правах личных и общественных интересов .

Таковы общие критерии родительских прав, которые так или иначе сказываются на их ограничении. Рассмотрев признаки родительских прав, обратив внимание и на их связь с родительскими обязанностями, нетрудно придти к выводу: существующие родительские обязанности по-своему ограничивают родительские права, исходя прежде всего из интересов ребенка.

102 Там же. С. 154.

<< | >>
Источник: СМИРНОВСКАЯ Светлана Ивановна. ОГРАНИЧЕНИЕ РОДИТЕЛЬСКИХ ПРАВ ПО СЕМЕЙНОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва 2007. 2007

Скачать оригинал источника

Еще по теме 2.2. Особенности родительских прав:

  1. § 3.3. Особенности реализации права на охрану здоровья в условиях эко­номической интеграции в рамках Европейского Союза
  2. Установление родительских прав при использовании суррогатного материнства
  3. 70.Понятие, особенности субъектного состава, предмет и источники правового регулирования договора бытового подряда. Особенности защиты прав заказчика по договору.
  4. ГЛАВА IV. ОСОБЕННОСТИ АДМИНИСТРАТИВНОГО ПРАВА ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН.
  5. 2.1 Особенности семейного права как правового образования и проблема определения его места в гражданском праве
  6. СМИРНОВСКАЯ Светлана Ивановна. ОГРАНИЧЕНИЕ РОДИТЕЛЬСКИХ ПРАВ ПО СЕМЕЙНОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва 2007, 2007
  7. ГЛАВА II РОДИТЕЛЬСКИЕ ПРАВА
  8. 2.1. Ограничение возможности быть обладателем родительских прав
  9. 2.2. Особенности родительских прав
  10. ГЛАВА III ПОНЯТИЕ ОГРАНИЧЕНИЯ РОДИТЕЛЬСКИХ ПРАВ, ЕГО ОСНОВАНИЯ И ПРАВОВЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ
- Авторское право РФ - Аграрное право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -