<<
>>

§ 5. Принципы устойчивого развития городов. Инструменты и факторы управления.

Необходимость выделения и анализа принципов экологической политики в масштабах и применительно к европейским городам проявляется в том, что в соответствии с ними (и, конечно, с учетом и на основе общих и специальных принципов экологической политики Европейского Союза в целом) формируются цели и контролируется процесс устойчивого развития городов. Безусловно, этот процесс происходит под самым сильным воздействием прогнозируемых и предвиденных потребностей будущих поколений городского населения стран Европы.

В

литературе и в нормативных документах Европейского Союза в качестве важнейшего указывается принцип городского менеджмента как комплексный принцип экологической политики, отражающий взаимодействие глобального принципа устойчивого развития, провозглашенного в Рио-деЖанейро в 1992 г., закрепленного в ряде международно-правовых и национальных актов экологического права, и частных принципов, на которых строится охрана окружающей среды в городах.

Согласно принятому большинством стран мира подходу устойчивое развитие[260] может быть достигнуто только тогда, когда этого добиваются последовательной работой. Рыночные силы или иные

подсознательные неконтролируемые феномены сами по себе не могут решить серьезных проблем устойчивого развития. Устойчивый городской менеджмент требует разнообразного инструментария для удовлетворения эколого-политических, социальных и экономических потребностей, чтобы этим создать необходимую базу для интеграции. Рассмотрим подробнее предлагаемые европейскими специалистами эколого-политические инструменты, которые можно подразделить на пять больших групп: 1) совместная работа и партнерство; 2) интеграция в другие политические сферы; 3) рыночные механизмы; 4) информационный менеджмент, а также ярмарки; 5) контроль.

Каждый из этих инструментов (групп инструментов) рассматривается в реальных ныне европейских проектах как элемент интегративной системы устойчивого городского менеджмента. Составители проекта «Города будущего в Европе» полагают, что не существует и в принципе не должно существовать единого рецепта о том, как их применять или комбинировать между собой. Каждый город должен выбрать подходящий ему путь к устойчивому развитию. Пока от государства к государству, от города к городу (в рамках Европейского Союза - особенно учитывая вступление в него новых 10 членов в 2004 г.) все еще слишком

сильны различия. По разному простроены системы органов управления и контроля, их функции и организация, и не совпадают экологические характеристики, т.е. состояние окружающей среды в городах. Поэтому требуется, соответственно, разрабатывать и осуществлять разные подходы. И хотя общей целью - согласно проекту о городах будущего - является создание и совершенствование интегративного процесса городского менеджмента, отдельные его элементы формируются путем сопоставления различных интересов.

Дифференцированность европейских городов. Это, по мнению разработчиков проекта, один из основных факторов, учитываемых (подлежащих учету) при реализации концепции устойчивого развития. При обсуждении данной темы в ходе работы над проектом «Города будущего в Европе» члены рабочей группы сочли необходимым учитывать, что правовая и организационная базы для мер городской политики сильно отличается от национальных правовых баз государств-членов ЕС. Частично такое различие вызвано тем, что компетенция между различными уровнями органов управления поделена по-разному.

Это объясняется как общими различиями в правовых системах отдельных государств, так и имеющимися у них правовыми, культурными, управленческими традициями, традициями местного самоуправления, складывавшимися на протяжении веков[261]. Кроме того, города, естественно, различаются по своему географическому положению и возможностям управления; в зависимости от меры их (органов) компетенции и дееспособности; процедуры и средства, которые они вправе использовать, развиты в разной степени. При этом необходимо учитывать, что устойчивое развитие есть процесс, поэтому город, подготовленный к будущему, стоит тоже рассматривать как процесс, а не как конечную цель.

На наш взгляд, это очень важный элемент всей концепции (проекта) и использование этой идеи в российских условиях может существенно повлиять на разработку градостроительных и природоохранных мероприятий в

261

Российской Федерации. Соответствующим образом, необходимо обращаться с политическими процессами и их содержанием. Этот тезис приобретает практическое значение, когда необходимо внедрить одну административную практику из одного места в другое.

Разработчики проекта «Города будущего в Европе» обоснованно считают, что не стоит предлагать общих решений или рецептов, пригодных для всех городов. Единственное, что, по их мнению, имеет смысл - это рамочные условия, которые будут помогать городам создавать инновационные концепции в соответствии с местными демократическими традициями и с учетом позитивной административной (управленческой) практики и качества профессиональных знаний на местах. Но независимо от того, какими компетенциями в каких государствах располагают те или иные органы управления, надо отметить, что, несмотря на большое количество задач в Европе, административные органы находятся в целом в благоприятной ситуации для внедрения концепции устойчивого развития.

Разработчики проекта «Город будущего в Европе» полагают, что концептуализация принципа устойчивого развития в условия интеграции, о которой как принципе европейской политики речь шла выше, имеет своим достоинством следующее обстоятельство: охрану окружающей среды как таковую можно будет не включать в перечень направлений деятельности государств, поскольку основной целью данного перечня являются достижение иных целей. В то же время, по их мнению, специальное указание на охрану окружающей среды следует оставить в тех областях государственного регулирования, которые особо затрагивают окружающую среду сельскохозяйственная, транспортная и энергетическая политики. Соответственно в ст. 33 (1) Европейской конституции охрана окружающей среды и устойчивое сельскохозяйственное развитие должны быть указаны в качестве задач или даже подняты до уровня целей сельскохозяйственной политики; следует указать защиту окружающей среды и устойчивое использование энергетических ресурсов в ст. 70; ст. 154 (2) Конституции Европы должна быть дополнена таким образом, чтобы

Сообщество тоже принимало в расчет защиту окружающей среды и устойчивое использование энергетических ресурсов. Как видим, эти

предложения вступают в некоторое противоречие с теми, которые были высказаны многими юристами-экологами (Г. Винтер и др.) и, возможно, могут несколько «снизить» роль эколого-значимых мероприятий.

Подход к охране городской среды с точки зрения экосистем. Этому подходу также уделяется существенное место в проекте «Города будущего в Европе». Он даже обозначается в нем в качестве принципа, поскольку современные воззрения и принимаемые международным сообществом меры по охране биоразнообразия[262] кардинально меняют не только исходные оценки о соотношении природы и человека, но и содержание мер, предназначенных для улучшения положения и того, и другого.

Согласно этому принципу, т.е. подходу к охране городской среды с точки зрения экосистем, каждый город необходимо рассматривать как своеобразную, сложную, состоящую из многих элементов комплексную систему, постоянно переживающую превращения и развивающуюся. Получение энергии, использование природных ресурсов, борьбу с проблемой отходов надо рассматривать в динамике как круговорот[263]. Сохранением, возобновлением, поддержкой и когда нужно - ограничением - этого круговорота и достигаются цели устойчивого развития. Регулирование проблем дорожного движения также является принципиальным элементом мышления с точки зрения экосистем. Например, концентрация «двойственных сетей» является

базирующейся на принципах экосистемного мышления. Данная конструкция создает рамки для городского развития на региональном или местном уровне, которая в свою очередь, состоит из двух систем: гидрологической и системы инфраструктуры. Гидрологическая система воздействует на охрану окружающей среды тем, что контролируются массы воды и потоков. Система инфраструктуры дает возможность минимизировать индивидуальное движение, поддерживать использование публичных транспортных средств, использование велосипедов или передвижения пешком. В соответствии с анализом этих систем можно разработать основные принципы подготовленности к будущему наших городов с учетом физических законов экосистем. Кроме того, экосистемный подход включает и особое социальное понимание, согласно которому каждый город является и социальной экосистемой. Защита и развитие разнообразия этих элементов и есть одна из целей устойчивого развития.

Кооперация и партнерство (сотрудничество). Кооперация и партнерство между разными уровнями, организациями и группами интересов являются существенными факторами, которые во многом определяют попытки внедрить устойчивое развитие в городах. Как указывают разработчики проекта «Города будущего в Европе» именно кооперация и партнерство при планировании и реализации городской экономики составляют своего рода «оппозицию» по отношению к тенденциям отдельных организаций и органов преследовать свои цели (и планы) независимо от интересов городского населения и широкой общественности. Кроме того, большинство городских проблем можно решить только скоординированными действиями различных участников и органов. В частности это необходимо для того, чтобы реализовать закрепленный в Пятой Программе действий по охране окружающей среды принцип общей ответственности. Не менее важна другая предпосылка. Она тоже проходит «красной нитью» через весь проект. Её суть сводится к внешне привычному для нас (с учетом марксистской теории) положению: развитие городов надо формировать по принципу «учимся на практике». Чтобы привлечь как можно

более широкие слои в процессы принятия решений и управления. Необходимо, чтобы организации и лица желали активно бороться за идущие всем на пользу улучшения. Если понимать менеджмент устойчивого развития городов как процесс образования, становится ясным значение эксперимента в этом процессе. Создатели проекта в этой связи подчеркивают, что очень много также можно почерпнуть из обмена опытом. Поэтому они рекомендуют два вида совместной работы. Первый концентрируется на деятельности коммунального управления, охватывая профессиональное образование и меры повышения квалификации, междисциплинарные работы, партнерство и создание сетей. Последнее охватывает и публично-частное партнерство, в том числе с неправительственными организациями. Второй делает акцент на отношениях между администрацией и населением, охватывает публично­консультационную работу, развитие процедур участия граждан в принятии решений, инновативные образовательные методы и сенсибилизирующие компании. Независимо от того, чему отдавать предпочтение, надо констатировать, что в наши дни традиционные методики работы не являются достаточными и требуют восполнения инновативными концепциями, в том числе и потому, что помимо названных выше причин совместная работа способствует равноправию различных участников, действия которых необходимы для достижения целей устойчивого развития.

Новые подходы: кооперативная экологическая политика. Многие специалисты считают, что нужно разрабатывать совершенно иные подходы, в большей мере опирающиеся на добровольность, согласие, содействие, взаимодействие и т.п. И на самом деле в практике некоторых стран эти тенденции уже реализуются или, как минимум, осознаны в виде задач экоменеджмента и экологической политики. О некоторых из них речь шла выше. Остановимся на еще одном - активно разрабатываемом в Дании, Голландии и ФРГ подходе, получившем общее название «кооперативная экологическая политика» и объединяющем ряд решений, принятых в самых разных сферах охраны окружающей среды: от

согласительных процедур с промышленностью до кооперации органов местного самоуправления и городских административных структур.

Значение идеи о кооперации в экологической политике в ФРГ, велико: с самого начала существования экологической политики в Германии, т.е. с момента принятия экологической программы Федерального правительства в 1971 г. принцип кооперации стал одним из трех главных принципов экологической политики и был закреплен в соответствующих актах. Поэтому осмысление предмета кооперативной экологической политики на этом фоне является уже долгое время одной из важных задач социального и научного (социологического, политического, экономического, юридического и экологического) специального анализа[264]. И хотя кооперативные элементы в экологической политике существовали всегда, сегодня наметилась тенденция к их расширению. Так, во многих отраслях экологической политики становится видно, что императивный подход «управления сверху» наталкивается на свои границы. И охрана окружающей среды второго поколения, для которой ликвидации вреда или предотвращение уже существующих опасностей больше не имеет значения, а релевантным стало профилактическое становление постоянного экологически справедливого развития, требует других инструментов. Уже не достаточно на базе уменьшающихся последствий технических (технологических) решений подходить к проблемам охраны окружающей среды, не затрагивая ядро экологической политики. Все больше ощущается необходимость привести в соответствие между собой потребление и необходимый минимум потребления, мобильность и потребление энергии и т.п., а затем привести это в соответствие с принципами устойчивого развития. Здесь действуют инструменты косвенного управления наряду с рефлексивными и кооперативными (консенсуальными / согласительными)[265]. Такие тенденции прослеживаются в сфере обращения с отходами, защите климата, политике химикатов и продуктов

или, например, в постановлении об экоаудите. Эти новые тенденции конкретно проявляются и в различных политических программах и в разных правовых документах. Так, Шестая экологическая программа действий Европейского Союза «Экология 2010: наше будущее находится в наших руках», четко требует усиленного внедрения норм в разработку политики и правовых предписаний. Европейская Комиссия рассматривает новые формы управления, в том числе альтернативы, к традиционному закреплению правом как добровольных обязательств и соглашений, которые облегчают предприятиям задачу вводить инновативные изменения, так и других инструментов (правовых средств). К этому также относится модель совместного регулирования, то есть создание административных рамок, устанавливающих цели регулирования, а индустрия по согласительной процедуре будет решать детали практического применения и реализации мер по выполнению правовых рамочных норм. Во втором случае Н. Дозе, например, подчеркивает, что такого рода «новое право» не создается предусмотренными для процесса правотворчества в традиционном смысле и легитимированными органами, а является основанным на договоре между администрацией и адресатами норм абстрактно-генеральным квази-правом. Эти нормативные соглашения (нормо-соглашения) возникают в процессе согласования с отдельными экономическим предприятиями или союзами предпринимателей, которые пытаются путем правоустановления соответствующих союзов предрасположить их членов к соответствующему поведению. Такое согласование приобретает формализованный характер благодаря тому, что соответствующее предприятие или союз дает в определенном документе согласие на добровольное проведение перечня мер или на отказ от загрязняющих окружающую среду видов деятельности. Далее орган в государственном заявлении выражает позитивное отношение к этому добровольному заявлению, и подчеркивает свой отказ от проведения правового регулирования вопросов, являющихся предметом добровольного согласия в течение некоторого времени. Примером может служить соглашение по охране

климата от 10 ноября 2000 года[266] между правительством ФРГ и субъектами экономической деятельности. На практике такое «соглашение» подписывается представителями Правительства и предпринимателей. Кроме того, как вариант возможно подписание общественного (публичного) договора.

Приведем еще пример. Первый касается осуществления в ФРГ в масштабах страны в целом попытки институционализации этой идеи: в рамках совместного Устава (регламента) Федеральных министерств от 26 июля 2000 года, где было установлено, что при подготовке законодательных актов необходимо проверять, можно ли достичь целей этого акта, в том числе и нормативными обязательствами. На этом фоне были исследованы возможности и границы экологической политики и определено соотношение регулятивных, мотивировочных, рефлексивных и кооперативных инструментов. В итоге был выработан ряд рекомендаций, как для государственных управленческих структур, так и для предпринимателей и органов коммунального самоуправления.

По господствующему мнению, к достоинствам согласительных инструментов относятся: а) предотвращение чрезмерной формализации права нормирования; б) более быстрое и постоянное разрешение конфликтов;

в) сокращенное время на реакцию при изменении рамочных условий;

г) получение разносторонней информации о проблемах, возможностях их решения и границах возможного обременения адресатов; д) активизация всех задействованных лиц для решения проблемы; е) такого рода согласования требуют менее точных формулировок, т.к. их проще планировать, чем принимать законодательный акт; ж) вопросы конституционно-правовых норм отступают на задний план, что очень существенно в ФРГ; з) соответствующему компетентному органу предоставляется больше пространства для подбора мер, нацеленных в точности на потребности адресата и повышение признания регулирования у адресата.

Но в то же время некоторые авторы указывают на их недостатки: а)нарушение принципа разделения властей, ограничение прав Парламента, а тем самым потеря прозрачности принятия решений; б) уход из конституционно-правового поля и тем самым уменьшение правовой защиты адресатов и третьих лиц; в) тенденция менее интенсивного регулирования[267].

В литературе выявляются и анализируются предпосылки успеха кооперативной правительственной деятельности[268]. Опишем их хотя бы кратко:

1. Главной и первой является «дамоклов меч», то есть возможность политики административного управления переключиться в любой момент на более строгое правовое регулирование. Поэтому экономика часто идет на такие соглашения, чтобы предотвратить худшие (жесткие) для себя последствия, поскольку участники экономического оборота никогда не знают, каких расходов это потребует. Можно дифференцировать нормоакцессорные и нормотворческие соглашения. При акцессорном варианте определенное регулирование уже существует и «угроза» с точки зрения государственного регулирования исходит из возможностей принятия государством более строгих, отягощающих положение частных лиц норм, в случае если до определенного дня соглашение такого рода не будет выполнено. Пример: постановления об упаковках. Во втором варианте давления меньше, поскольку пока что никакого регулирования вообще не существует. Если первое происходит в рамках иерархического соотношения государства и частных лиц, то нормотворческие соглашения находятся в большей степени в тени такой иерархии.

2. Добровольные соглашения должны содержать базисные данные и квантифицируемые цели, для того, чтобы их достижение можно было проверить. Желательно также установить промежуточные цели, чтобы в случае

неудачи возобновить переговоры. Стоит также создавать систему сопровождающего мониторинга для отслеживания достижений. При

публичном опубликовании результатов мониторинга на обязанную сторону может быть оказано дополнительное давление. Широко обсуждается возможность введения штрафов при нарушении заключенных соглашений.

3. Сочетание публичного и рыночного давления. Публичное

давление играет роль в тех случаях, когда участвующие фирмы в недостаточной степени выполнили добровольные обязательства;

рыночное давление возникает тогда, когда потребители продукции предприятия или группы предприятий действует экологически - осознанным образом при выборе продукции.

4. Меры, к которым обязывается сторона, не должны существенно повышать их расходы. Так анализ 97 добровольных обязательств в рамках 7 соглашений, которые в сопоставлении с поставленными целями не имели успеха, показывает, что к этому привело существенное повышение расходов. Это, однако, не является абсолютным правилом, что подтверждается приблизительно 20 успешными и в то же время дорогостоящими случаями.

5. Если добровольное обязательство берет на себя сообщество (объединение предпринимателей), нужно проанализировать его компетенцию с точки зрения того, сможет ли оно добиться выполнения этого от своих членов. Это требование становится тем более сложным, чем разветвлённее структура членства. Негативным примером является попытка договора с индустрией, производящей упаковки, и предпринимателями, осуществляющими торговлю напитками, заменить одноразовую тару многоразовой. Это объясняется противоречивыми интересами и недостаточной обозримостью участников (производство тары и торговля) и при этом надо учитывать, что не всегда эффективно добиваться равномерной реализации добровольных обязательств внутри определенного союза или группы. В

некоторых случаях стоит рассматривать возможность для малых или средних предприятий быть освобожденными от обязательства за счет компенсационной выплаты, но при этом возложить основные тяготы на большие предприятия, которые из-за своих более выгодных возможностей внедрения новых технологий могут переложить на себя ответственность малых предприятий.

6. В то же время четкая структура союзов в определенных

экономических отраслях является важной предпосылкой

эффективности добровольных соглашений, поскольку союзы выступают основными партнерами государства в переговорах. А если их нет или они плохо выражены, то, во-первых, сложно отыскать сторону для переговоров, а во-вторых, даже собрав отдельные предприятия «за стол», реализации не получится скорее всего из-за отсутствия реализующих структур.

7. Наличие общей демократической традиции (например, в Голландии или Дании)[269].

Второй пример касается реализации этого подхода в условиях большого города - субъекта Федерации. 7 марта 2003 г. члены экономического, политического и административного сообщества г.Гамбурга основали совместную инициативу «Экологическое партнерство Гамбурга». Цели этого проекта заключаются в том, чтобы: улучшить экологический баланс города; устойчиво развивать экономику; одновременно усиливать экологические инновации и модифицировать экономику для того, чтобы Гамбург стал более конкурентноспособным и привлекательным для инвесторов. Центральный элемент соглашения добровольная поддержка охраны окружающей среды предприятиями. Со своей стороны городское управление готово снизить некоторым предприятиям 30% платы, взимаемой с них в соответствии с Федеральным законом по охране

атмосферного воздуха от имиссий (BimSchG[270]). Кроме того, в некоторых предприятиях будет внедрена система экологического менеджмента[271] и экологической прибыли (Ekoprofit). Наконец, и это чрезвычайно важно, - в зависимости от размера предприятия город несет от 20 до 70% расходов на указанные мероприятия. Союз промышленников Гамбурга планирует создать систему «СОг-мониторинг» и уменьшить выбросы этого вредного вещества в окружающую среду.

Промышленная палата Гамбурга совместно с государственными органами работает над программой «Экологическая проверка промыслов», разъясняющей каждому мастеру простые возможности экономии ресурсов. Создается Союз качества экологически сознательных промышленных предприятий, члены которого вводят у себя на предприятиях систему экологического менеджмента. Эта программа будет действовать для малых и средних предприятий, а не только для крупных, обладающих значительными финансовыми и иными возможностями для внедрения новых систем менеджмента.

Все члены «Экологического партнерства Гамбурга» могут использовать логотип для общей, не связанной с товаром, рекламы. Государственные органы, со своей стороны, хотят улучшить консультационную работу, интернетное представительство и работать над дальнейшим улучшением жизни горожан[272].

Особое внимание в литературе обращают на статус участвующих в кооперативной экологической политике субъектов.

Как правило, их стремятся определять в качестве партнеров, устанавливать различные виды связей между ними и налаживать соответствующие формы сотрудничества, не забывая, разумеется, и о контроле (достаточно мягком) за их деятельностью.

Партнеры по кооперации в рамках кооперативной экологической политики -

это, в первую очередь, организации (предприятия, союзы, правительственные и

неправительственные организации). Этим тезисом А. Зуханек обращает внимание, к примеру, на то, что хотя в рамках кооперативной экологической политики действуют, конечно, физические лица, но, как правило, они действуют не как частные лица, а как «агенты» организаций, таких как государство, предприятия, союзы промышленников и союзы экологические, неправительственные организации. Это предопределяет их соответствующее пространство для действий. Так, представитель предприятия, даже если «в сердце/в душе» придает большое значение экологическим аспектам, не может действовать только в соответствии с ними, а должен в первую очередь представлять интересы предпринимателей (работодателей). Это действует, конечно, отягощающее на конкретную попытку кооперации, но так называемый момент подлежит учету, так как соответствующие физические лица всегда действуют в качестве представителей множества лиц и их интересов, то есть организации следует принимать их как корпоративно действующие лица, как инструменты общественной кооперации[273].

Корпоративно действующие лица должны в условиях конкуренции

инвестировать свою способность к кооперации, в частности, и в общие

предпосылки кооперации в целом[274]. Кооперация требует от каждого, кто в ней участвует, вложений в прямой или косвенной форме. Политики должны заключать компромиссы, которые могут им стоить голосов избирателей или других необходимых форм поддержки. Предприятия должны нести расходы по изменению их продукта или технологий производства. Экологические организации должны снижать свои требования и объяснять это своим членам и спонсорам.

Таким образом, в рамках успешной кооперации все партнеры должны инвестировать какой-либо ресурс: деньги, время, добрую волю и т.п., чтобы

вернуть и обосновать эколого-политические инвестиции («returns on investment»)[275]. Содержанием эта формула наполняется путем специфических инвестиций, которые необходимы для устойчивого развития успешной кооперативной экологической политики. Особенно надо обратить внимание на следующие условия успеха кооперации в области охраны окружающей среды, а именно: репутацию действующего лица, касающуюся его кооперативной способности, и готовность к кооперации как институциональную предпосылку успеха. И в том, и в другом случае речь идет о материальных ценностях.

Приведенные выше положения эколого-правовой доктрины о реализации принципов устойчивого развития и экологической политики с помощью испытанных временем и новых правовых средств позволяют сделать ряд выводов. Первый из них состоит в том, что в настоящее время необходима дальнейшая научная разработка основных понятий экологического права, а также выявление соотношения таких понятий как «устойчивое развитие», «охрана окружающей среды», экологическая государственная,

региональная, кооперативная, символическая, городская политика.

Второй вывод основывается на наличии различий между мерами, средствами, финансированием и эффективностью осуществления охраны окружающей среды на разных уровнях. Отсюда возникает актуальная задача ликвидации разрыва между глобальной (международной), региональной и локальной (в том числе городской) экологической политикой.

Третий вывод состоит в том, что необходимо как можно шире использовать практику реализации охраны окружающей среды в различных по своим экологическим, экономическим, социально-политическим и иным характеристикам регионах, стремясь, с одной стороны, унифицировать инструменты, а с другой - максимально использовать природоохранные и эколого­политические особенности, позитивно воздействующие на повышение эффективности охраны окружающей среды. Например, в условиях Москвы это объективные факторы типа концентрации финансовых средств, развитость науки и т.п. или субъективные - заинтересованность городской администрации в улучшении экологической ситуации в городе.

SuchanekA. Op. cit. s. 353.

Средства управления охраной городской среды. Можно выделить ряд рекомендуемых и широко применяемых в городах Европейского Союза инструментов для обеспечения устойчивого развития городского менеджмента, разработанных в проекте «Города будущего в Европе». Все они, на наш взгляд, должны быть применены в городах России, в первую очередь, характеризующихся сложной экологической обстановкой.

Первый. Инструменты по совместной работе и партнерству. Они базируются на концепции обучения на практике. Внедрение их в процессы решения и управления означает, что соответствующие организации и лица активно стараются добиться определенных улучшений. При этом существует ряд механизмов, которые способствуют развитию совместной работы и партнерства:

а) профессиональное образование или повышение квалификации для работников коммунального управления, чтобы они с большим пониманием обращали внимание на эколого-политические аспекты своей деятельности;

б) изменение структуры внутренней системы управления, в частности на коммунальном уровне, для достижения лучших результатов междисциплинарной работы и нахождения более общих подходов к решению экологических проблем.

Второй. Разработка сетей, делающих возможной мобилизацию всех ресурсов, а также поддержка энтузиазма всех сторон для учета как можно большего количества мнений при решении экологических проблем. Улучшение работы с населением для подготовки и принятия решений «снизу вверх», а не «сверху вниз». Образование общественности в плане экологических проблем города, общая включенность населения.

Третий. Инструменты для формирования, интеграции и внедрения коммунальной экологической политики. Они помогают администрации (органам управления) ставить перед собой шаги, цели, на основании которых они могут разрабатывать секторальные (или) единичные цели. Они должны рассматриваться как интегративные элементы экологического менеджмента. Среди этих инструментов:

а) общегородские экологические заявления и хартии по

формированию целей, перечню действий, объяснению стратегии, поощрению участия населения и разработке критериев для оценки экологически значимых последствий конкретных мер;

б) общегородские экологические стратегии и планы действий по реализации заявлений, хартий и планов действий, содержащие конкретные цели о месте, порядке, видах, ответственных лицах внедрения и контроля за эколого-политическими мерами, и их финансирование;

в) стратегии в соответствии с коммунальной программой о

поддержке экологического менеджмента и его контроля. Введение бюджетов по хозяйствованию в области природных ресурсов с целью помощи администрации, хозяйствования экологическими потоками, методами современного бухгалтерского учета;

г) внедрение систем экологического менеджмента для точного определения процедур вместо ожидаемых результатов;

д) внедрение экологических экспертиз для оценки предполагаемого действия в области строительства и оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС), для оценки экологических последствий как части процесса планирования.

Четвертый. Инструменты экологической перестройки экономики. Их цель состоит в согласовании рыночных механизмов с устойчивым развитием. Насколько коммунальные управления (органы) могут их внедрять, зависит от государств-членов ЕС и существующего в них административного законодательства, а также традиций. Они сильно различаются друг от друга. Чем

меньше влияние администрации на местах, тем больше ответственность центрального правительства.

К такого рода инструментам обычно относят: 1) коммунальные экологические налоги и сборы, другие платежи, которые взимаются за действия, несоответствующие экологическим потребностям; 2) ценовые льготы как мотивация для экологически значимого поведения, соответствующего требованиям; 3) регулирование обеспечения населения информацией с целью разрешения противоречий между экономией ресурсов и коммерческими целями; 4) изменение инвестиционного планирования с целью продления жизни товаров вместо направленности на быструю их амортизацию; 5) учет экологических потребностей при бюджетном планировании в целом; 6) учет экологических потребностей при заключении договоров с коммунальными администрациями с целью поддержки производителей экологически ориентированных товаров.

<< | >>
Источник: Степаненко Вера Станиславовна. РЕАЛИЗАЦИЯ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ В УСЛОВИЯХ КРУПНОГО ГОРОДА. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2005. 2005

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 5. Принципы устойчивого развития городов. Инструменты и факторы управления.:

  1. Понятие и признаки акционерного общества в России и предпринимательской корпорации в США
  2. Введение
  3. § 1. Особенности реализации региональной экологической политики в условиях мегаполиса.
  4. § 2. Общая характеристика и классификация правовых принципов экологической политики.
  5. § 4. Общая характеристика программ по реализации экологической политики европейских городов.
  6. § 5. Принципы устойчивого развития городов. Инструменты и факторы управления.
  7. Библиографический список
  8. 2.4.0собенности правового положения Банка России как органа надзора
  9. § 3. Основные проблемные положения законодательства о несостоятельности (банкротстве) субъектов предпринимательства
  10. § 3. Этап профессионализации деятельности полиции (1930–1980 гг.): приоритет подавления преступности по отношению к соблюдению конституционных прав человека
  11. 3.1 Институциональные основы международной торговли услугами и направления их реформирования
  12. Анализ деятельности зарубежной полиции в сфере реагирования на общественную критику
  13. § 2. Традиции как средство регулирования общественных отношений в англосаксонском праве
  14. Государственно-частное партнерство и экологическая функция
  15. Список литературы
  16. §1. Роль Интернета в формировании правовой культуры личности
  17. § 1. Основные научные подходы к определению гражданского общества и его взаимодействие с государственным аппаратом
  18. § 1. Виды, формы и стадии контроля гражданского общества за государственным аппаратом
- Авторское право РФ - Аграрное право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -