<<
>>

Коллизии нормативных правовых актов местного самоуправления

Проблемы соответствия нормативных правовых актов местного само­управления актам более высокой юридической силы обусловлены самой при­родой местного самоуправления как формы народовластия.

Согласно статье 3 Конституции Российской Федерации народ осуществляет свою власть:

) .непосредственно;

2.через органы государственной власти;

3.через органы местного самоуправления.

Таким образом, местное самоуправление - это одна из форм реализации народом принадлежащей ему власти.

С точки зрения данной работы представляется вполне обоснованным ис­следование правовых актов органов (должностных лиц) местного самоуправле­ния проводи ть с учетом соотношения их с правовыми актами государства. Пра­вовой акт органа (должностного лица) местного самоуправления это официаль­но допускаемая государством форма выражения власти, власти обеспеченной и гарантируемой государством. Поэтому правовой акт местного самоуправления необходимо исследовать с позиции единс тва нрава и управления в государстве. Согласно части 2 статьи 1 Федерального закона от б октября 2003 года № 131- ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» местное самоуправление в Российской Федерации - форма осуще­ствления народом своей власти, обеспечивающая в пределах, установленных Конституцией Российской Федерации, федеральными законами, а в случаях, установленных федеральными законами, - законами субъектов Российской Фе­дерации, самостоятельное и под свою ответственность решение населением не­посредственно и (или) через органы местного самоуправления вопросов мест­ного значения исходя из интересов населения с учетом исторических и иных местных традиций ’.

В науке муниципального права выделяются следующие основные черты, характеризующие местное самоуправление и предопределяющие проблематику интеграции актов местного самоуправления в систему законодательства Рос­сийской Федерации.

1. Местное самоуправление имеет свой субъект. Им является население, которое согласно части 1 статьи 3 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» осуществляет местное самоуправление посредством участия в местных референдумах, муни­ципальных выборах, посредством иных форм прямого волеизъявления, а также через выборные и иные органы местного самоуправления.

2. Местное самоуправление занимает особое место в демократическом ме­ханизме управления обществом и государством. Местное самоуправление, его органы нс являются составной частью государственного механизма управле­ния. Вместе с тем местное самоуправление и государственная власть в Рос­сийской Федерации тесно взаимосвязаны - у них единый источник: власть на­рода.

3. Местное самоуправление имеет свой объект управления: вопросы мест­ного значения, касающиеся обеспечения жизнедеятельности населения муни­ципального образования. Их перечень дан в вышеуказанном Федеральном за­коне.

4. Самостоятельность местного самоуправления.

5. Ответственность муниципальных образований.

6. Местное самоуправление осуществляется с учетом интересов населения.

7. В местном самоуправлении находят отражение исторические и иные ме­стные традиции[125].

Наличие самостоятельного сгатуса местного самоуправления как уровня власти естественным образом обуславливает наличие права и обязанности ре­гулировать соответствующие общественные отношения, в том числе принимать правовые акты, в которых отражаются все вышеперечисленные особенности местного самоуправления. Статья 2 Федерального закона от 6 октября 2003 го­да N 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» дает определение муниципального акта, под которым понимает решение по вопросам местного значения или по вопросам осуществ­ления отдельных государственных полномочий, переданных органам местного самоуправления федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации, принятое населением муниципального образования непосредствен­но, органом местного самоуправления и (или) должностным лицом местного самоуправления, документально оформленное, обязательное для исполнения на территории муниципального образования, устанавливающее либо изменяющее общеобязательные правила или имеющее индивидуальный характер.

Данным определением охватываются как акты реализации норм права, так и норматив­ные правовые акты. Государство, таким образом, признает за актами органов местного самоуправления, которые нс входят в систему органов государствен­ной власти, правовой, директивно-властный, общеобязательный характер.

Проблемы соотношения нормативных правовых актов местного само­управления и актов более высокой юридической силы обусловлены общими принципами диалектики части и целого. Динамически развивающаяся часть всегда стремиться выйти за пределы целого и образовать свою систему. Это вполне оправданно в биологическом и социальном движении материи, но в обеспечении оптимальности системы права они играют деструктивную роль, так как нарушают исходный принцип её единства. С другой стороны, это по­зволяет в полной мере учесть потребности в правовом регулировании отдель­ного муниципального образования с учетом исторических и иных местных тра­диций. Однако предоставленная статьёй 12 Конституции Российской Федера­ции местному самоуправлению самостоятельность не означает, что органы ме­стного самоуправления могут действовать независимо от имеющихся в стране законов и других актов органов государственной власти. Эти акты для них яв-

ляются обязательными[126]. Действуя на основании федерального законодательства и законодательства субъектов Федерации, органы месі ного самоуправления ор­ганизуют исполнение федеральных законов, указов Президента Российской Федерации, правовых актов субъектов Федерации. Они оказывают содействие федеральным органам государственной власти, расположенным на их террито­рии, и органам государственной власти субъектов Федерации, осуществляют координацию деятельности органов территориального общественного само­управления[127]. Вступая в диалектические противоречия с указанными норматив­ными правовыми актами, муниципальные акты отражают существующие инте­ресы определенной части общества. Данные противоречия являются одной из форм общественного развития. Это объективная реальность, с которой необхо­димо считаться и которую нужно изучать для оптимального упорядочения об­щественных отношений.

Коллизии муниципальных нормативных правовых актов актам более высо­кой юридической силы можно классифицировать ио различным основаниям:

I. По юридической силе противоречащих актов.

II. По времени возникновения противоречия.

III. По наличию превышения полномочий при издании акта.

I. По юридической силе противоречащих актов.

По данному основанию выделяют следующие виды коллизий:

1. Противоречия муниципальных актов федеральному законодательству, а) Противоречия муниципальных правовых актов федеральному законода­

тельству при наличии прямого логического противоречия тексту федерального нормативного правового акта.

Так, решением Ульяновской Городской Думы от 17.07.2008года №140 бы­ло утверждено Положение «О порядке распоряжения и управления акциями ак­ционерных обществ, созданных в порядке приватизации, но окончании срока приватизации и иных хозяйственных обществ с долей муниципальной собст- ность и освобождается от должности Главой района. С учетом вышеизложенно­го председатель Комитета, кроме того, является муниципальным, служащим. Между тем, согласно требованиям Федерального закона «О муниципальной службе в Российской Федерации» ответственность за неисполнение или ненад­лежащее исполнение обязанностей, связанных с муниципальной службой, мо­гут нести только физические лица - муниципальные служащие. Ответствен­ность для структурных подразделений органа местного самоуправления, где проходят службу муниципальные служащие, законодательством Российской Федерации не предусмотрена.

2. Противоречия муниципальных актов законодательству субъектов Рос­сийской Федерации.

Отдельные нормы Положения «О муниципальной службе в Чердаклинском районе», утвержденного решением Совета депутатов от 27.04.2008 года ЛЫ 5[128], также не соответствуют действующему законодательству. В частности, квали­фикационные требования, предъявляемые для замещения муниципальных должностей муниципальной службы, не соответствовали требованиям п.5 ст.2 Закона Ульяновской области «О муниципальной службе в Ульяновской облас­ти» от 7 ноября.2007 года N 163-30[129].

3. Противоречия муниципальных актов уставам муниципальных образова­ний и другим муниципальным актам более высокой юридической силы, приня­тым компетентными органами.

Согласно пункту 3.3. Устава комитета социальной защиты населения ад­министрации Новомалыклинского района, утверждённого Постановлением Главы Новомалыклинского района Ульяновской области от 9 февраля 2004 го­да №12[130], комитет в пределах своей компетенции издает постановления, распо­ряжения, приказы, и инструкции, обязательные для исполнения всеми предпри­ятиями, учреждениями, организациями, независимо от их организационно­правовых форм. Данное положение противоречит Уставу Новомалыклинского венности, не созданных в порядке приватизации»[131]. Данным Положением возла­гались полномочия по распоряжению муниципальным имуществом на посто­янную комиссию, создаваемую Ульяновской Городской Думой и мэрией горо­да, без внесения соответствующих изменений в Устав юрода, что противоречи­ло положениям ст. 125 Гражданского Кодекса Российской Федерации, согласно которой от имени муниципальных образований своими действиями могут при­обретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права и обязанности органы местного самоуправления в рамках их компетенции, уста­новленной актами, определяющими статус этих органов[132]. Согласно статьи 7 и 14 Федерального закона «Об общих принципах организации местной) само­управления в Российской Федерации» компетенция, вопросы организации и деятельности органов местного самоуправления определяются уставами муни­ципальных образований в соответствии с законами субъектов Российской Фе­дерации [133].

б) Противоречие муниципальною правового акта общим принципам феде­рального законодательства без непосредственного логического противоречия в. формулировках (скрытое противоречие).

3 марта 2006 года главой Базарноеызганского района Ульяновской области утверждено Положение «О комитете по делам молодёжи Базарноеызганского района»[134]. Согласно пункту 6.1. указанного Положения «Комитет» несёт ответ­ственность за реализацию областных и районных целевых программ в сфере молодёжной политики, обеспечивает их выполнение на территории Базарно- сызганского района. Вместе с тем, согласно пункту 4 Положения, а также схеме управления Базарносызганским районом и структуре администрации Базарно- сызганского района, Комитет осуществляет свою деятельность во взаимодейст­вии с органами местного самоуправления, является структурным подразделе­нием администрации Базарноеызганского района. Кроме того, согласно пункту 8 Положения Комитет возглавляет председатель, который назначается на долж- района, в части 1 статьи 41 которого определено, что Устав района, решения Совета депутатов, постановления и распоряжения Главы района, постановления и распоряжения глав сельских администраций, приказы руководителей отрас­левых и территориальных подразделений администрации, муниципальных служб и учреждений, решения, принимаемые жителями района на референду­мах, собраниях (сходах) составляют систему актов месі ного самоуправления[135]. Таким образом, Устав Новомалыклинского района нс предусматривает воз­можности издания комитетом социальной защиты населения администрации таких правовых актов как постановления и распоряжения.

Спецификой всех подвидов указанных коллизий является то, что их нали­чие обуславливает необходимость изучения большого массива нормативных правовых актов различной юридической силы и определения надлежащего пра­вового регулирования конкретных правоотношений, что связано со значитель­ными материальными, временными и трудовыми затратами.

И. По времени возникновения противоречия можно выделить следующие виды коллизий:

Г. Противоречие муниципального акта, возникшее изначально, с момента его создания. К данному виду относятся большинство незаконно издаваемых нормативных правовых актов. Их юридическая специфика заключается в том, что они изначально не должны порождать правовых последствий.

2. Противоречие муниципального акта, возникшее вследствие изменения актов более высокой юридической силы

Так, Постановлением Главы города Димигровграда Ульяновской области от 11.02.1998 года № 145, от 06.05.1998 года № 477 и от 02.11.1998 года утвер­ждены народные заседатели Димитровградского городского суда[136]. При этом институт народных заседателей не применяется в гражданском судопроизвод­стве с 01.02.2003 года, в уголовном судопроизводстве с 01.01.2004 года. Дан- ныс постановления Главы города Димитровграда до настоящего времени не признаны утратившими силу.

Как правило, подобные аюм перестают порождать юридические последст­вия автоматически. Однако существование таких актов может существенно за­труднить правоприменительную практику, изучение правового регулирования правоотношений и «засоряет» систему законодательства в целом.

111. По наличию превышения полномочий при издании акта выделяют кол­лизии следующих видов:

1. Несоответствие решений, содержащихся в муниципальных нормативных правовых актах, изданных муниципальными органами или должностными ли­цами местного самоуправления, их полномочиям.

В рамках данною вида можно выделить несколько подвидов по характеру превышения.

а) Принятие нормативных правовых актов но вопросам хозяйственной дея­тельности предприятий, не являющихся муниципальными.

Так, постановлением главы Майнского района Ульяновской области от 09.07.2008 года № 56 «Об увеличении численности поголовья сельскохозяйст­венных животных в хозяйствах Майнского района»[137] на сельскохозяйственные предприятия независимо от формы собственности указанного района была воз­ложена обязанность но увеличению поголовья коров до 3178 голов к 01.01.2009 года. Данное предписание противоречит требованиям части 2 статьи 1 Граж­данского кодекса Российской Федерации, в которой предусмотрено, что юри­дические лица свободны и самостоятельны в осуществлении своих прав[138]. Ука­занным постановлением возложена обязанность на хозяйствующие субъекты увеличить поголовье коров. Таким образом, приведенное постановление издано главой района с явным превышением своих полномочий.

Другим примером явного превышения органами местного самоуправления своих полномочий служит п. 5 постановления главы администрации Железно­дорожного района ( .Ульяновска от 03.09.2007 года Ns 778 «О проведении Дня пожилых людей»[139]. Данным пунктом на руководи гелей предприятий различных форм собственности возлагалась обязанность оказать Комитету социальной за­щиты населения, сельским администрациям, Комитетам местного самоуправ­ления благотворительную помощь для организации и проведения мероприятий, посвященных Дню пожилых людей. Однако, при всей благородной направлен­ности данного предписания, оно противоречит Федеральному закону от 11.08.1995 года N2 135-ФЗ «О благотворительной деятельности и благотвори­тельных организациях»[140]. В соответствии со статьей 1 данною Федеральною закона под благотворительной деятельностью понимается добровольная дея­тельность граждан и юридических лиц по бескорыстной (безвозмездной или на льготных условиях) передаче гражданам или юридическим лицам имущества, в том числе денежных средств, бескорыстному выполнению работ, предоставле­нию услуг, оказанию иной поддержки. Согласно статье 5 того же Федерального закона благотворители - лица, осуществляющие благотворительные пожертво­вания в различных формах, в том числе в форме бескорыстной передачи в соб­ственность имущества (денежных средств) и (или) объектов интеллектуальной собственности.. В соответствии с данным Федеральным законом граждане и юридические лица вправе беспрепятственно осуществлять благотворительную деятельность на основе добровольности и свободы выбора её целей. Таким об­разом, возложение обязанности на руководителей предприятий различных форм собственности оказан» благотворительную помощь подразделениям рай­онной администрации является незаконным.

б) Принятие органами местного самоуправления, их должностными лица­ми правовых актов по вопросам, отнесенным действующим законодательством к компетенции других органов и должностных лиц.

В рамках данного подвида несоответствий также наблюдается предметное многообразие. Так, нередко органами местного самоуправления принимаются нормативные правовые акты, устанавливающие административную ответствен­ность, в то время как согласно статье 2.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях административная ответственность мо­жет возлагаться только данным кодексом или законами субъектов Российской Федерации[141]. Несмотря на это, распоряжением Главы администрации Таганско­го сельсовета Майнского района Ульяновской области от 01.07.2008 года Х°6 «О временном ограничении использования воды в селе Тагай» запрещено ис­пользование поливальных установок в дневное время на приусадебных участ­ках, а также установлена административная ответственность за нарушения норм и лимита расхода воды2. Это противоречит части 1 статьи 1.1. Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в которой ус­тановлено, что законодательство об административных правонарушениях со­стоит из Кодекса и принимаемых в соответствии с ним законов субъектов Рос­сийской Федерации об административных правонарушениях. Пунктом 2 части 1 статьи 1.3. Кодекса Российской Федерации об административных правонару­шениях закреплено, что перечень видов административных наказаний и правил их применения отнесен к ведению Российской Федерации3. Более того, без уче­та существа правоотношений между гражданами и коммунальными службами по оказанию услуг водоснабжения, которые являются договорными и носят гражданско-правовой характер, а согласно части 2 статьи 1 Гражданского ко­декса Российской Федерации граждане свободны и самостоятельны в осущест­влении своих прав, при полном отсутствии муниципального интереса, пунктом 1 указанного распоряжения введено ограничение в пользовании водой на при­усадебных участках в дневное время.

Нормотворческая практика органов местного самоуправления знает также и другие случаи издания ими нормативных правовых актов с превышением полномочий.

Опротестовано и признано утратившим силу Положение «О порядке при­своєння и сохранения квалификационных разрядов муниципальным служащим Цильнинского района», утвержденное распоряжением Главы района от 05.12.2008 №180-р[142], как принятое с превышением полномочий, так как регули­рование указанных вопросов отнесено к компетенции органов государственной власти субъектов Российской Федерации.

в) Издание органами местного самоуправления и их должностными лицами нормативных правовых актов, ущемляющих общегражданские (конституцион­ные) права и свободы.

Так, распоряжением главы администрации Ундоровского сельсовета от 12.04.2007 года № 47 установлена плата за выдачу справок[143]. Эта норма проти­воречит статье 8 Федерального закона от 27.07.2006 года 149-ФЗ «Об информа­ции, информационных технологиях и защите информации», согласно которой владелец документированной информации о гражданах обязан предоставить информацию бесплатно по требованию тех лиц, которых она касается[144]. Уста­навливая плату за выдачу справок, глава администрации грубо нарушил ука­занную норму, превысив при этом свои полномочия.

Особенностью всех подвидов данных противоречий является то, что при­менение нормативных положений, принимаемых с превышением полномочий, порождает необходимость заинтересованных лиц обращаться в суд и затрачи­вать значительные денежные средства, время и груд на защиту своих прав и свобод.

2. Несоответствия текстов муниципальных нормативных правовых актов, в которых имеются противоречия актам более высокой юридической силы, не связанные с превышением полномочий.

Примером такого несоответствия может служить решение Совета депута­тов Новомалыклинского района Ульяновской области от 21 января 2005 года №25/4 «Об утверждении Положения о порядке управления и распоряжения муниципальной собственностью Новомал ыкл и некого района»[145], пунктом 1 ко­торого утверждено указанное Положение. Согласно пункту 9.6 Положения средства, поступающие от аренды муниципальной собственности, являются внебюджетными доходами района и поступают в полном объеме в бюджет рай­она. Однако понятие «внебюджетные доходы» законодателем используется лишь применительно к доходам бюджетных учреждений, поступающих от осуществления ими предпринимательской деятельности. Доходы муниципаль­ного образования, поступающие от сдачи в аренду муниципального имущества в соответствии со статьями 41,42,62 Бюджетного кодекса Российской Федера­ции, признаются неналоговыми доходами и включаются в состав доходов бюд­жета[146]. Акгы с такими несоответствиями вносят значительную путаницу в пра­воприменительную практику и порождают разночтения, споры и непонимание.

Анализ причин возникновения указанных несоответствий показывает сле­дующее.

Проблемы первого вида возникают в силу самого факта существования нормативных правовых актов различной юридической силы, но вместе с тем регулирующих одни и те же общественные отношения. Возникновение колли­зий обусловлено различными объективными и субъективными причинами.

Среди объективных причин можно указать:

-неясность тех или иных законодательных формулировок;

-ненадлежащую организацию работы разработчиков текстов нормативных правовых актов;

-наличие множества нормативных правовых актов более высокой юриди­ческой силы наряду с ограниченностью аналитических возможностей органов местного самоуправления;

-материально-техническую ограниченность возможностей местного само­управления;

рии, перестают соответствовать изменившемуся федеральному и регионально­му законодательству, но вместе с тем продолжают действовать и порождать со­ответствующие правоотношения.

Проблеми, связанные с превышением компетенции органов и должност­ных лиц местного самоуправления обусловлены в основном общим правовым нигилизмом, свойственном российскому правосознанию[147]. Специфика этих про­блем заключается, как правило, в стремлении достичь определенного положи­тельного социального результата, решить сиюминутные, насущные проблемы, не принимая в расчет неотвратимые последствия.в виде отмены таких решений и, зачастую, аннулировании достигнутых социальных результатов.

Проблема действия муниципальных актов обостряется также и тем, что один и тот же муниципальный нормативный правовой акт может порождать проблемы всех указанных видов одновременно, однако в нем учтены и нацио­нальные традиции населения муниципального образования, и особенности ор­ганизации осуществления местного самоуправления.

Большое количество муниципальных образований на территории'Россий­ской Федерации, конечно, позволяет оптимально учитывать потребности кон­кретных муниципальных образований, но вместе* с тем делает трудно достижи­мым (и даже невозможным) процесс эффективной синхронизации системы за­конодательства Российской Федерации. Поэтому система законодательства о местном самоуправлении нуждается в единой системе организационных мер, механизмах приведения муниципальных нормативных правовых актов в соот­ветствие между собой и актами федерального законодательства и законода­тельства субъектов Российской Федерации.

Таким образом, в отношении нормативных правовых актов местного само­управления должны быть установлены требования, определяющие их место в едином правовом пространстве страны. При рассмотрении качеств правового акта органа (должностного лица) местного самоуправления с учетом его воле­вой сущности и правовой направленности, можно сделать вывод о том, что трс-

- несовершенство федерального законодательства и законодательства субъектов Российской Федерации, не позволяющее в полной мере удовлетво­рить потребности местного самоуправления.

Объективные причины отражают то состояние, которое достигнуто в ходе длительного исторического развития как всей Российской Федерации, так и от­дельных сс территории. Данные причины распространены на всей территории Российской Федерации и порождают проблемы в одинаковых формах.

На современном этапе состояние муниципальных правовых актов в значи­тельной степени обусловлено субъективным причинами, к которым относятся:

- сознательное стремление отступить от требования законности для дости­жения социально полезного результата (то есть в угоду целесообразности);

- наличие прямого умысла на причинение вреда;

- юридическая неірамотность конкретного должностного лица местного самоуправления;

- нежелание должностных лиц местного самоуправления добросовестно исполнять свои обязанности, внимательно изучая и корректируя тексты разра­батываемых нормативных правовых акгов.

При этом следует отметить, что субъективные причины не сводятся только к деятельности отдельных должностных лиц местного самоуправления. Про­блема существования данных причин осложняется тем, что они имманентны сознанию самого населения и являются порой неотъемлемой частью культуры отдельной местности. Указанный комплекс субъективных причин обусловлива­ет на практике довольно низкое качество муниципальных нормативных право­вых актов как в плане составления самих нормативных формулировок, так и в плане технического оформления документа и введения его в действие.

Несоответствия второго вида возникают по причине интенсивного разви­тия общественных отношений, сопровождающегося не менее интенсивным развитием федерального и регионального законодательства. Так, многие муни­ципальные нормативные правовые акты, принятые в полном соответствии с требованием законности и эффективно применяемые на конкретной террито- бования, предъявляемые к ним, представляют собой систему, под которой С.Н. Лопатина понимает «определенный порядок в расположении элементов, уста­навливающих свойства и признаки, и содержание правовых актов органов и должностных лиц местного самоуправления, предопределяющий их внутрен­ние и внешние связи со всеми явлениями правовой действительности»[148].

Подводя итог сказанному отмерим, что придание государством актам ме­стного самоуправления правового, директивно-властного, общеобязательного характера позволяет утверждать, что муниципальные нормативные правовые акты занимают своё особое место в системе законодательства Российской Фе­дерации и нуждаются, в связи с этим, в единых для всех муниципальных обра­зований правилах и механизмах дост ижения их согласованности.

Таким образом, можно констатировать, что выявление и классификация коллизий между Конституцией России, федеральным законодательством и нормативными правовыми актами субъектов Федерации и органов местного самоуправления позволяет выделить причины их возникновения и позволит определить меры по их предупреждению, выявлению и устранению.

<< | >>
Источник: АВУЛХАНОВА СВЕТЛАНА МУХАРЯМОВНА. Конституционное обеспечение единства системы законодательства Российской Федерации. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Саранск- 2009. 2009

Скачать оригинал источника

Еще по теме Коллизии нормативных правовых актов местного самоуправления:

  1. 1. Правовое качество законов о выборах в субъектах Российской Федерации
  2. 2. Коллизии в избирательном законодательстве
  3. 3. Организационно-правовые формы обеспечения единства федерального и регионального избирательного законодательства
  4. Коллизии нормативных правовых актов местного самоуправления
  5. 3.1 Обеспечение соответствии актов субъектов Российской Федерации федеральному законодательству
  6. Средства обеспечения соответствия муниципальных правовых ак­тов нормативным актам более высокой юридической силы
  7. 2. Противоречии, конфликты и коллизии в законодательной системе
  8. § 1. Понятие и причины коллизий законодательной компетенции в Российской Федерации
  9. § 2. Способы преодоления коллизий законодательной компетенции
  10. §3. Виды нормативных правовых актов, принимаемых субъектами
  11. Правовой режим государственных информационных систем
  12. § 1.2. Эволюция правового регулирования оплаты труда медицинских работников
  13. § 4. Законодательство о правовом режиме земель поселений и сфера его действия
  14. Иерархия муниципальных нормативных правовых актов
  15. Правовая культура правотворческой и правоприменительной деятельности
  16. § 3. Реализация правовых актов органов местного самоуправления
  17. Список использованной литературы и нормативных правовых актов
  18. § 4. Виды коллизий правовых актов.
- Авторское право РФ - Аграрное право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -