<<
>>

§ 1. Понятие и общая характеристика гарантий избирательных прав граждан в Российской Федерации

Провозглашая человека, его права и свободы высшей ценностью, российское государство берет на себя обязательство признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина (ст. 2 Конституции РФ).

Права и свободы человека и гражданина признаются и гарантируются согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией РФ (ст. 17). В свою очередь, условия и средства, обеспечивающие гражданам возможность пользоваться установленными конституцией и другими законами правами и свободами принято считать гарантиями прав граждан.

[5]

Таким образом, государство, с одной стороны, обязано воздерживаться от злоупотребления властными полномочиями и чрезмерного вторжения в сферу субъективных прав личности, а с другой, - создавать необходимые условия для их реализации. Гарантированность прав и свобод личности относится к категории основополагающих конституционных принципов, определяющих характер взаимоотношений личности и государства. [6]

В научной литературе существуют разные подходы к определению понятия, видов и содержания гарантий прав и свобод человека и гражданина.

С.А. Авакьян определяет гарантии осуществления и охраны основных прав и свобод, исполнения обязанностей человека и гражданина как материальные, организационные, духовные и правовые условия и предпосылки, делающие реальностью такие осуществление, исполнение и охрану. При этом правовые (юридические) гарантии помимо механизмов

реализации прав и свобод, исполнения обязанностей должны так же определять ответственность различных субъектов в связи с осуществлением,

п

злоупотреблением и нарушением прав и свобод.

М.В. Баглай в качестве гарантий того или иного права человека и гражданина рассматривает правовые средства, обеспечивающие их

о

реализацию.

Как отмечает С.А. Хвалёв, гарантии прав и свобод - конкретные механизмы, выраженные через правовые нормы и обеспечивающие достижение заинтересованными субъектами тех или иных благ и законных

9

интересов.

Вместе с тем категория «законного интереса» может рассматриваться в более широком значении, чем категория субъективного права личности. По мнению М.С. Матейковича, субъективное конституционное право есть стремление лица к социальному благу конституционного значения, обеспеченное корреспондирующими обязанностями государства и других лиц. При отсутствии необходимых гарантий со стороны государства стремление остается лишь законным интересом».[7] [8] [9] [10]

Категория «гарантий» прав и свобод также раскрывается через категорию «способов их обеспечения». Так, Ю.В. Анохин, исследуя механизм государственно-правового обеспечения прав и свобод личности, выделяет правовые и неправовые (информационный, организационный и идеологический) способы обеспечения прав и свобод личности. При этом «обеспечение» рассматривается в трех аспектах: создание предварительных условий; процесс охраны и защиты прав и свобод граждан; итог, результат деятельности личности, общества и государства, выражающийся в фактической реализации прав и свобод личности. [11]

Особое место в системе гарантий прав и свобод личности занимают юридические (правовые) гарантии. Как отмечает М.И. Абдулаев, именно юридические гарантии обеспечивают различные стадии процесса осуществления, охраны и защиты прав и свобод граждан.

[12] [13]

А.В. Лошкарев под правовыми гарантиями понимает правовые средства, выраженные в нормативно-правовых предписаниях, реализация которых может обеспечить или обеспечивает возможность реализации иных нормативно-правовых предписаний. Также выделяет регулятивную, охранительную и обеспечительную функции правовых гарантий в системе

13

правового регулирования.

Как усматривается из приведенных подходов к определению понятия гарантий прав и свобод человека и гражданина, выделяют правовые и неправовые гарантии в зависимости от их нормативного закрепления. При этом гарантии, понимаемые в широком смысле, имеют направленность не только на реализацию прав и свобод личности, но также на их защиту, восстановление и определение мер ответственности за их нарушения.

Обеспечение защиты и восстановления прав и свобод личности в системе правовых гарантий обусловлено положениями ст. 46 Основного Закона, гарантирующей судебную защиту прав и свобод личности.

В Определении Конституционного Суда РФ от 02 марта 2006 года № 22- О[14] отмечено, что право каждого на судебную защиту предполагает наличие конкретных гарантий, которые позволяли бы обеспечить эффективное

восстановление в правах посредством правосудия, отвечающего требованиям справедливости.

Согласно правовой позиции, выраженной в Постановлении Конституционного Суда РФ от 05 февраля 2007 года № 2-П,[15] право на судебную защиту и доступ к правосудию относится к основным неотчуждаемым правам и свободам человека и одновременно выступает гарантией всех других прав и свобод, оно признается и гарантируется согласно общепризнанным принципам и нормам международного права (ст. 17, ст. 18, ч. 1 и ч. 2 ст. 46, ст. 52 Конституции РФ).

Из приведенных конституционных положений во взаимосвязи со ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах[16] [17] (далее -

17

МПГПП) и ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - ЕКПЧ) следует, что правосудие как таковое должно обеспечивать эффективное восстановление в правах и отвечать требованиям

справедливости.

В целом, можно заключить следующее. Во-первых, предоставляемые государством гарантии объективируют законные притязания личности, трансформируя их в субъективные права. Во-вторых, система и объем гарантий предопределяется обязательством государства признавать и соблюдать права и свободы человека и гражданина, а порядок их защиты и восстановления, основания и меры ответственности за их нарушения - обязательством по защите. В-третьих, «гарантией гарантий» прав и свобод личности выступает право на судебную защиту. Эффективное и справедливое судебное разбирательство обеспечивает реальность предоставляемых государством прав и свобод. В-четвертых, гарантии прав и свобод человека и гражданина обеспечиваются как национальными инструментами, так и международными. При этом государство должно определить их согласованность и доступность для заинтересованных лиц за счет внутренних ресурсов.

Тема гарантий избирательных прав граждан недостаточно освещена в научной литературе. Первым комплексным трудом в этой сфере является исследование В.В. Вискуловой, которая к предмету регулирования института гарантий избирательных прав граждан относит комплекс однородных общественных отношений по признанию, реализации и защите избирательных прав граждан, находящихся под воздействием

учредительных, регулятивных и охранительных норм.[18] Также В.В.

Вискулова усматривает нормативную эквивалентность терминов «гарантии избирательных прав граждан» и «гарантии избирательных прав», предлагая корректировку понятийного аппарата избирательного законодательства - либо путем учреждения единого нормативного термина «гарантии избирательных прав граждан» с сохранением его действующей легальной дефиниции, либо через изменение определения понятия «гарантии избирательных прав» путем расширения адресатов последних.[19] С таким предложением трудно не согласиться. Более того, терминологическая точность повышает качество правового регулирования и исключает ошибки в правопонимании и правоприменении.

По мнению В.В. Вискуловой, институт гарантий избирательных прав граждан является не комплексным, а сложным институтом избирательного права, поскольку избирательное право не составляет самостоятельной отрасли. При этом отдельные субинституты института гарантий избирательных прав граждан имеют признаки комплексности: гарантии прав граждан на получение и распространение информации о выборах, гарантии, определяющие порядок привлечения кандидатов к конституционной ответственности за нарушения при проведении предвыборной агитации. [20]

В.В. Красинский также отмечает сложный характер системы конституционно-правовых гарантий избирательного процесса, которые обеспечивают его легитимацию. Такая система включает в себя несколько элементов: а) гарантии реализации основных избирательных прав и свобод граждан; б) нормативные гарантии; в) организационные гарантии; г) информационные гарантии; д) контрольные гарантии; е) правоохранительные гарантии; ж) финансово-экономические гарантии; з) идеологические гарантии. [21]

С приведенными позициями стоит согласиться, отметив при этом, что сложность института гарантий избирательных прав граждан заключается не только в широком круге охваченных данным институтом общественных отношений, но также в объемной структуре и разнородной нормативной базе.

Нормативная дефиниция гарантий избирательных содержится в ст. 2 Федерального закона от 12 июня 2002 года № 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» (далее - Закон об основных гарантиях). Так, гарантии определяются как установленные Конституцией РФ, законом, иным нормативным правовым актом условия, правила и процедуры, обеспечивающие реализацию избирательных прав граждан Российской Федерации. При этом подчеркивается, что правовые гарантии избирательных прав граждан могут быть изменены исключительно путем внесения изменений соответствующие законы (ст. 1).

Анализ структуры Закона об основных гарантиях позволяет заключить о наличии нормативной системы основных гарантий избирательных прав граждан, в которую включены следующие группы гарантий:

1. гарантии прав граждан Российской Федерации при регистрации

(учете) избирателей, составлении списков избирателей, образовании

избирательных округов, избирательных участков;

2. гарантии прав граждан при выдвижении и регистрации

кандидатов;

3. гарантии прав граждан по получению и распространению

информации о выборах;

4. гарантии прав граждан по участию в избирательных

мероприятиях, организуемых кандидатами в депутаты, а также избирательными объединениями, избирательными комиссиями;

5. гарантии прав граждан при организации и осуществлении

голосования, подсчете голосов избирателей, установлении результатов выборов и их опубликовании;

6. гарантии правовой защиты избирательных прав граждан.

Учитывая нормативную дефиницию и систему основных гарантий

избирательных прав граждан, можно заключить, что реализация избирательных прав граждан Российской Федерации гарантируется, в том числе и за счет механизмов защиты нарушенных прав, определения мер ответственности за допущенные нарушения. Таким образом, нормативная дефиниция корреспондирует выработанным научным подходам к определению понятия гарантий избирательных прав граждан.

Законодательно предусмотрено деление гарантий избирательных прав граждан на основные и дополнительные. Основные гарантии реализации избирательных прав граждан имеют закрепление в Законе об основных гарантиях, дополнительные - в федеральных конституционных законах, иных федеральных законах, законах субъектов Российской Федерации (ст. 1).

Вопрос о наличии дополнительных гарантий на уровне субъектов Российской Федерации является сегодня дискуссионным.

Ряд исследователей скептически относятся к возможностям региональных законодателей по установлению дополнительных гарантий избирательных прав граждан. Так, С.А. Хвалёв выделяет следующие признаки дополнительных гарантий избирательных прав граждан, что делает затруднительным отнесение законов субъектов Российской Федерации к источникам дополнительных гарантий:

1) призваны повышать гарантии, установленные Федеральным законом об основных гарантиях избирательных прав;

2) устанавливаются в целях специального и более полного регулирования общественных отношений, участниками которых выступают определенные группы субъектов, наделенных особым статусом;

3) не могут изменять содержание норм федерального законодательства, устанавливающих какие-либо избирательные процедуры;

4) с содержательной точки зрения должны расширять применение норм федерального законодательства, вводить дополнительные возможности реализации избирательных правомочий, не отменяя и не изменяя при этом их объем, смысл и направленность;

5) устанавливаются по свободному усмотрению регионального

законодателя и не связаны с реализацией обязательных нормотворческих

22

полномочий представительного органа субъекта Российской Федерации.

Таким образом, С.А. Хвалёв приходит к заключению, что нормотворчество субъектов Российской Федерации фактически устраняет дефекты федерального избирательного законодательства, дополнительно его регламентирует и не влечет за собой установление дополнительных гарантий

23

избирательных прав граждан.

Мнения о фактической централизации избирательного законодательства придерживается и Д.М. Худолей, сопрягая этот процесс с особенностями российского федерализма. [22] [23] [24]

На уточняющей и технический характер возможностей субъектов Российской Федерации по самостоятельному регулированию различных

25

аспектов избирательных действий указывает В.В. Вискулова.

В подтверждение этому можно привести широко используемый механизм установления гарантий за счет использования бланкетных норм Закона об основных гарантиях, в которых содержится отсылка к законам субъектов Российской Федерации. Такие гарантии вряд ли можно считать дополнительными с точки зрения приведенных выше признаков.

Вместе с тем следует отметить, что региональный законодатель мог бы обеспечить отдельных участников избирательного процесса дополнительными гарантиями (информационными, организационными), поскольку федеральный законодатель таких гарантий не предусмотрел. Так, например, дополнительные гарантии вполне могут предоставляться избирателям с ограниченными возможностями в сфере получения информации о выборах, например, через социальные учреждения при содействии избирательных комиссий и органов местного самоуправления.

Чтобы оценить эффективность правовых гарантий избирательных прав граждан в целом, необходимо рассматривать содержание избирательных прав с точки зрения допускаемых государством ограничений в сфере их реализации, а также с точки зрения доступности механизмов защиты и возможности привлечения виновных к ответственности за нарушения избирательных прав граждан. Если ограничения являются чрезмерными или отсутствуют должные механизмы защиты нарушенного права, основания привлечения к ответственности виновных лиц, то реализация избирательных прав будет затруднительной или вовсе невозможной. При таких обстоятельствах правовые гарантии будут фиктивными.

Важно исходить из того, что избирательное право в Российской Федерации не носит характер абсолютного права и может подлежать [25] ограничениям. При этом необходимо отметить, что по смыслу ч. 3 ст. 55 Конституции РФ ограничения не могут носить произвольный характер, они должны быть обусловлены социально значимой целью и отвечать принципу соразмерности. Как отмечает М.С. Саликов, рассматривающий ценность Конституции РФ через призму ограничений гарантированных ею прав и свобод, «законодатель призван обеспечить соразмерность ограничения права или свободы, т.е. его соответствие тем конституционно признаваемым целям, во имя достижения которых устанавливается ограничение, чтобы не исказить само существо того или иного права, не поставить его реализацию в зависимость от решения правоприменителя, допуская тем самым произвол органов власти и должностных лиц, затрудняя или исключая судебноправовую защиту граждан и организаций от злоупотреблений... Установление в конституционном законодательстве определенных пределов для ограничения индивидуальных прав и свобод является очень существенным для обеспечения их свободного развития и реализации без угрозы подавления со стороны государства». [26]

В этой связи целесообразно проанализировать содержание избирательных прав граждан в Российской Федерации с точки зрения допускаемых российским законодательством ограничений.

Избирательные права граждан определены Законом об основных гарантиях как конституционное право граждан Российской Федерации избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления, а также право участвовать в выдвижении кандидатов, списков кандидатов, в предвыборной агитации, в наблюдении за проведением выборов, работой избирательных комиссий, включая установление итогов голосования и определение результатов выборов, в других избирательных действиях в порядке, установленном Конституцией РФ, настоящим Федеральным законом, иными федеральными законами, конституциями (уставами), законами субъектов Российской Федерации (пп. 28 ст. 2). При этом право граждан Российской Федерации избирать в органы государственной власти и органы местного самоуправления есть активное избирательное право, а право граждан Российской Федерации быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления - пассивное (пп. 26 ст. 2, пп. 27 ст. 2).

Анализируя труды исследователей, можно заключить, что, несмотря на различное наполнение данного понятия, в целом избирательное право принято рассматривать в объективном и субъективном смысле. В объективном смысле избирательное право - совокупность законодательных актов и отдельных правовых норм, регулирующих статус избирателей, избирательную систему, иные отношения, складывающиеся в ходе избирательного процесса. В субъективном смысле - это гарантированная гражданину государством возможность участвовать в выборах. Как справедливо отмечают А.В. Зиновьев и И.С. Поляшова, при вступлении в электоральное правоотношение объективное право трансформируется в субъективное[27] [28].

С.Д. Князев отмечает, что для объективного избирательного права характерна естественная связь с субъективными избирательными правами российских граждан, которые являются главными их обладателями.[29]

Ограничения активного избирательного права предусмотрены ч. 3 ст. 32 Конституции РФ, п. 3 ст. 4 Закона об основных гарантиях. Под такие ограничения попадают граждане, признанные судом недееспособными и граждане, содержащиеся в местах лишения свободы по приговору суда. Данные ограничения носят исчерпывающий характер, что согласуется с предписанием п. 2 ст. 4 Закона об основных гарантиях, запрещающей дискриминацию избирателей по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, иным признакам. В этой связи положения п. 4 ст. 4 Закона об основных гарантиях о том, что активным избирательным правом обладает гражданин, место жительства которого расположено в пределах избирательного округа, следует рассматривать как норму организационного характера, направленную на реализацию принципа равенства избирательных прав. В подтверждение этому следует привести разъяснения Верховного Суда РФ, содержащиеся в п. 14 Постановления Пленума от 31 марта 2011 года № 5: наличие у гражданина активного избирательного права обусловлено в числе прочих обстоятельств и нахождением места жительства гражданина в пределах избирательного округа, и лишь в предусмотренных законом случаях таким правом могут обладать граждане, место жительства которых находится за пределами избирательного округа. Длительное проживание гражданина в пределах избирательного округа не влечет возникновение у этого гражданина активного избирательного права на участие в выборах по данному округу, за исключением случая, когда активное избирательное право предоставлено таким гражданам законом, в том числе законом субъекта Российской

30

Федерации.

Перечень требований и ограничений при реализации пассивного избирательного права более обширный, что связано с принципами организации и осуществления деятельности органов власти, повышенной социальной, политической и юридической ответственностью представителей власти.

В зависимости от того, какие органы публичной власти избираются, различается возрастной ценз. По общему правилу п. 1 ст. 4 Закона об [30] основных гарантиях, пассивным избирательным правом обладают граждане, достигшие 18-ти лет. Иной возрастной ценз может быть установлен Конституцией РФ, федеральными законами, конституциями (уставами), законами субъектов Российской Федерации. Так, согласно ч. 2 ст. 81 Конституции РФ возрастной ценз на выборах Президента Российской Федерации установлен 35 лет, согласно ч. 1 ст. 97 на выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации - в 21 год. Как следует из п. 8 ст. 4 Закона об основных гарантиях, Конституцией (уставом), законом субъекта Российской Федерации могут устанавливаться дополнительные условия реализации гражданином Российской Федерации пассивного избирательного права, связанные с достижением гражданином определенного возраста. Устанавливаемый минимальный возраст кандидата не может превышать 21 год на день голосования на выборах депутатов законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации и выборного должностного лица местного самоуправления.

Кроме этого п. 6 ст. 4 Закона об основных гарантиях установлен и ценз периодичности на занятие выборной должности: федеральным законом, конституцией (уставом), законом субъекта Российской Федерации могут устанавливаться дополнительные условия реализации гражданином Российской Федерации пассивного избирательного права, не позволяющие одному и тому же лицу занимать одну и ту же выборную должность более установленного количества сроков подряд. Уставом муниципального образования могут устанавливаться дополнительные условия реализации гражданином Российской Федерации пассивного избирательного права, не позволяющие одному и тому же лицу занимать должность главы муниципального образования более установленного количества сроков подряд. Следуя таким предписаниям, в п. 5 ст. 3 Федерального закона от 10

л I

января 2003 года № 19-ФЗ «О выборах Президента Российской Федерации» законодатель установил такое ограничение: не имеет права быть избранным Президентом Российской Федерации гражданин Российской Федерации, занимающий на день официального опубликования (публикации) решения о назначении выборов Президента Российской Федерации должность Президента Российской Федерации второй срок подряд.

Ценз гражданства заявлен в п. 3.1 ст. 4 Закона об основных гарантиях: не имеют права быть избранными граждане Российской Федерации, имеющие гражданство иностранного государства либо вид на жительство или иной документ, подтверждающий право на постоянное проживание гражданина Российской Федерации на территории иностранного государства. Указанные граждане вправе быть избранными в органы местного самоуправления, если это предусмотрено международным договором Российской Федерации.

Согласно ч. 3 ст. 32 Конституции РФ, ч. 3 ст. 4 Закона об основных гарантиях не имеют право быть избранными граждане, признанные судом недееспособными и граждане, содержащиеся в местах лишения свободы по приговору суда.

Криминальный ценз в отношении пассивного избирательного права граждан Российской Федерации содержится в п. 3.2. ст. 4 Закона об основных гарантиях и распространяется на:

- осужденных к лишению свободы за совершение тяжких и (или) особо тяжких преступлений и имеющих на день голосования на выборах неснятую и непогашенную судимость за указанные преступления (пп. «а»);

- осужденные к лишению свободы за совершение тяжких преступлений, судимость которых снята или погашена, - до истечения десяти лет со дня снятия или погашения судимости (пп. «а.1»); [31]

- осужденные к лишению свободы за совершение особо тяжких преступлений, судимость которых снята или погашена, - до истечения пятнадцати лет со дня снятия или погашения судимости (пп. «а.2»);

- осужденные за совершение преступлений экстремистской направленности, предусмотренных Уголовным кодексом Российской Федерации, и имеющие на день голосования на выборах неснятую и непогашенную судимость за указанные преступления, если на таких лиц не распространяется действие пп. «а.1» и «а.2» п. 3.2 ст. 4 (пп. «б»);

- подвергнутых административному наказанию за совершение административных правонарушений, предусмотренных статьями 20.3 и 20.29

32

Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП РФ) - пропаганда и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики; производство и распространение экстремистских материалов, - если голосование на выборах состоится до окончания срока, в течение которого лицо считается подвергнутым административному наказанию (пп. «в»);

- в отношении которых вступившим в силу решением суда установлен факт нарушения ограничений, предусмотренных пунктом 1 статьи 56, подпунктом «ж» пункта 7 и подпунктом «ж» пункта 8 статьи 76 Закона об основных гарантиях избирательных прав, если указанные нарушения либо действия совершены до дня голосования на выборах в течение установленного законом срока полномочий органа государственной власти или органа местного самоуправления, в которые назначены выборы, либо должностного лица, для избрания которого назначены выборы (пп. «г»).

Оценка перечисленных оснований проблематизируется в научной литературе. Так, В.В. Лапаева, разграничивает общие основания для ограничения прав человека (ч. 3 ст. 55 Конституции РФ) и специальные основания для запретов прав (ч. 3 ст. 32 Конституции РФ); субъективные [32] (совершение преступлений, административных правонарушений) и объективные (недееспособность) факторы введения ограничений. Такие разграничения позволяют производить более тщательный анализ допущенного государством вмешательства в сферу субъективных прав и свобод на предмет его правомерности. Ярким примером здесь является оценка ограничения пассивного избирательного права граждан Российской Федерации, осужденных к лишению свободы за совершение тяжких и (или) особо тяжких преступлений, которое было объектом конституционного нормоконтроля и повлекло за собой принятие Федерального закона от 21 февраля 2014 года № 19-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».[33] [34] [35]

Прежняя редакция такого ограничения предусматривала ограничение пассивного избирательного права лиц, осужденных когда-либо к лишению свободы за совершение тяжких и (или) особо тяжких преступлений, за исключением случаев, когда в соответствии с новым уголовным законом эти деяния не признаются тяжкими или особо тяжкими преступлениями. Постановлением Конституционного Суда РФ от 10 октября 2013 года № 20- П[36] сформулированное таким образом ограничение признано:

... соответствующим Конституции РФ в той мере, в какой установленное им в отношении граждан Российской Федерации, осужденных к лишению свободы за тяжкие и (или) особо тяжкие преступления, ограничение пассивного избирательного права, не являющееся уголовным наказанием, может применяться в механизме общеправовых последствий осуждения без специального указания в приговоре в качестве установленного на определенный срок конституционно-правового дисквалифицирующего препятствия для занятия такими лицами выборных публичных должностей после отбытия ими наказания;

не соответствующим Конституции РФ, ее статьям 3 (ч.ч. 2 и 3), 15 (ч. 4), 17 (ч. 3), 19 (ч.ч. 1 и 2), 32 (ч. 1, 2 и 3) и 55 (ч.ч. 2 и 3), в той мере, в какой установлено бессрочное и недифференцированное ограничение пассивного избирательного права в отношении граждан Российской Федерации, осужденных к лишению свободы за совершение тяжких и (или) особо тяжких преступлений.

Как справедливо отмечает В.В. Лапаева, когда криминальный ценз как обусловленная субъективными факторами санкция вводится не уголовным, а избирательным законодательством, «гарантии защиты прав человека отсутствуют»: допускается обратная сила санкции, отсутствует возможность дифференциации ее применения. Аналогичное замечание можно сделать применительно к ограничениям избирательного права в связи с привлечением к административной ответственности. В целом такой подход законодателя к закреплению ограничений избирательных прав может влечь за собой необоснованное вмешательство государства в сферу субъективных прав граждан.

Ценз оседлости при осуществлении пассивного избирательного права установлен ч. 2 ст. 81 Конституции РФ, согласно которой Президентом Российской Федерации может быть избран гражданин Российской Федерации постоянно проживающий в Российской Федерации не менее 10 лет. Для кандидатов на других выборах такие ограничения сегодня не предусмотрены.

Вместе с тем заслуживает внимание установленное ст. 2 Федерального закона от 03 декабря 2012 года № 229-ФЗ «О порядке формирования Совета [37]

ло

Федерации Федерального Собрания Российской Федерации» требование к кандидатам для наделения полномочиями члена Совета Федерации проживать на территории соответствующего субъекта Российской Федерации в течение пяти лет, непосредственно предшествующих выдвижению кандидатом, либо в совокупности в течение двадцати лет, предшествующих выдвижению.

Во-первых, действующий порядок формирования Совета Федерации, в том числе предполагает, что кандидат на должность члена Совета Федерации от исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации выдвигает свою кандидатуру в рамках избирательной кампании кандидата на должность высшего должностного лица соответствующего субъекта, на которого, в свою очередь, ценз оседлости не распространяется.

Во-вторых, ст. 18 Федерального закона от 06 октября 1999 года №184- ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» закрепляет требование о сборе подписей в поддержку кандидата на должность высшего должностного лица субъекта Российской Федерации от имени депутатов представительных органов муниципальных образований и (или) избранных на муниципальных выборах глав муниципальных образований субъекта Российской Федерации.

Таким образом, можно заключить, что «местные» кандидаты на должность высшего должностного лица субъекта Российской Федерации будут иметь политический приоритет над «неместными». В ряде случаев это, по всей видимости, будет являться фактическим препятствием реализации пассивного избирательного права «неместных» кандидатов. То есть отсутствие ограничения в виде ценза оседлости не всегда влияет на обеспеченность пассивного избирательного права. [38] [39]

Имеются дополнительные ограничения пассивного избирательного права в отношении определенного рода субъектов. Согласно п. 3 ст. 6 Федерального закона от 10 января 2003 года № 19-ФЗ «О выборах Президента Российской Федерации», п. 4 ст. 32 Закона об основных гарантиях гражданин Российской Федерации, замещавший должность Президента Российской Федерации и досрочно прекративший исполнение полномочий Президента Российской Федерации в случае отставки, стойкой неспособности по состоянию здоровья осуществлять принадлежащие ему полномочия или отрешения от должности, не может быть выдвинут кандидатом на выборах, назначенных в связи с досрочным прекращением им исполнения своих полномочий.

Схожее ограничение установлено п. 6 ст. 32 Закона об основных гарантиях для граждан Российской Федерации, замещавших должность главы муниципального образования и ушедших с указанной должности в отставку по собственному желанию, в том числе в связи с избранием его депутатом либо на иную выборную должность, замещение которой несовместимо со статусом главы муниципального образования, либо отрешенных от должности главы муниципального образования высшим должностным лицом субъекта Российской Федерации (руководителем высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации), на выборах, назначенных в связи с указанными обстоятельствами.

Вместе с тем такое ограничение распространяется на высших должностных лиц субъектов Российской Федерации с оговоркой, установленной п. 5.3 ст. 32 Закона об основных гарантиях: гражданин Российской Федерации, наделенный полномочиями высшего должностного лица субъекта Российской Федерации и осуществлявший эти полномочия не менее одного года, с согласия Президента Российской Федерации может быть выдвинут кандидатом на выборах высшего должностного лица субъекта Российской Федерации, если эти выборы назначены в связи с досрочным прекращением указанных полномочий в связи с отставкой по собственному желанию.

Видимо, при переходе на новую систему выборов ряда органов государственной власти, а также в связи с введением единого дня голосования, введение такой оговорки связано с организационными вопросами проведения выборов на территории субъектов, объединением или, наоборот, разделением нескольких избирательных компаний.

Пассивное избирательное право может быть ограничено и по решению суда в случае нарушения кандидатом, избирательным объединением законодательства о выборах, если это блокирует реализацию принципов проведения выборов. Основания для отмены в судебном порядке регистрации кандидата, списка кандидатов, регистрации кандидата, включенного в зарегистрированный список кандидатов, определены в п. 7-9 ст. 76 Закона об основных гарантиях и служат мерой конституционной ответственности, применяемой к нарушителю.

Вместе с тем, рассматривая ограничения избирательных прав граждан Российской Федерации как условие их гарантированности, следует исходить из положений ч. 4 ст. 15, ч. 1 ст. 17, ч. 3 ст. 46 Конституции РФ. Согласно данным нормам общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы; права и свободы человека и гражданина признаются и гарантируются в Российской Федерации согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией РФ; каждый вправе в соответствии с международными договорами Российской Федерации обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты.

То есть правовые гарантии избирательных прав граждан могут устанавливаться не только в Конституции РФ, законах Российской

Федерации и ее субъектов, но и в международных договорах Российской Федерации, содержащих нормы избирательного права.

Таким образом, можно заключить следующее.

Гарантии избирательных прав граждан являются разновидностью гарантий прав человека и гражданина. Это сложный институт избирательного права Российской Федерации, который имеет нормативную структуру, включающую в себя не только гарантии реализации избирательных прав, но и гарантии их защиты, основания и порядок привлечения нарушителей к конституционной ответственности.

Анализ научной литературы и нормативных источников гарантий избирательных прав граждан показал, что в отличие от основных гарантий, дополнительные гарантии фактически отсутствуют в системе правового регулирования избирательных прав граждан.

Правомерные ограничения активного и пассивного избирательного права граждан в основе своей не снижают уровень гарантированности избирательных прав и являются необходимым условием их реализации. Вместе с тем отсутствие некоторых правовых ограничений в сфере реализации пассивного избирательного права не всегда предполагает его обеспеченность.

<< | >>
Источник: УХАНОВА Анна Павловна. ИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ВЫБОРОВ КАК ГАРАНТИЯ РЕАЛИЗАЦИИ ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ ПРАВ ГРАЖДАН В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Петрозаводск 2015. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 1. Понятие и общая характеристика гарантий избирательных прав граждан в Российской Федерации:

  1. 1. Правовое качество законов о выборах в субъектах Российской Федерации
  2. Система законодательства: понятие и струю ура
  3. 2.1 Соответствие законодательства субъектов России Конституции Российской Федерации и федеральному законодательству
  4. Функции правовых оценочных понятий
  5. § 2. Эволюция содержания теоретической модели взаимосвязи нормы права, правоотношения и юридического факта
  6. § 3. Функционально-генетическая связь материальных и процессуальных норм права в правовых отношениях
  7. Содержание
  8. § 1. Понятие и общая характеристика гарантий избирательных прав граждан в Российской Федерации
  9. § 3. Гарантии прав граждан на информацию о выборах применительно к участникам и стадиям избирательного процесса в Российской Федерации
  10. § 2. Предвыборная агитация как гарантия реализации избирательных прав граждан в Российской Федерации
  11. § 3. Конституционно-правовая ответственность кандидатов за нарушения порядка проведения предвыборной агитации как гарантия прав граждан на получение информации о выборах
  12. § 1. Категория «общественный контроль» в науке информационного права и информационном законодательстве
  13. § 1. Теория парламентской ответственности Правительства в Российской Федерации
  14. 2.1. Содержание и свойства информационной формы осуществления функций права
  15. Юридические факты-состояния: понятие и признаки
  16. Роль правоохранительных органов и институтов гранщанского общества в организационно-правовом механизме защиты информационных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации
  17. § 1.1 Сроки в российском избирательном праве как разновидность конституционно-правовых сроков: основные особенности конструкции
  18. §1.2 Виды сроков в российском избирательном праве
- Авторское право РФ - Аграрное право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -