<<
>>

§ 2.1. Проведение проверок сообщений о преступлении и производство по уголовным делам должностными лицами и органами представляемого государства

В соответствии со ст.ст. 40, 146 УПК РФ возбуждение уголовного дела публичного обвинения и выполнение неотложных следственных действий возлагаются на глав дипломатических представительств и консульских учреждений РФ – по уголовным делам о преступлениях, совершенных в пределах территорий данных представительств и учреждений.

Эти должностные лица не обладают полноценным процессуальным статусом органа дознания, т.е. остальными его полномочиями и обязанностями, например, по проведению дознания в полном объеме, исполнению поручений следователя о производстве следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий после направления уголовного дела руководителю следственного органа, по принятию мер к установлению лица, совершившего преступление, и т.д.

Некоторые юристы рассматривают данных должностных лиц в качестве «органов дознания с усеченной компетенцией», однако автор полностью солидаризируется с учеными, опровергающими такое мнение1. О.А. Малышева, например, называет их «специальными субъектами досудебного производства по уголовным делам»2. О.Д. Жук обоснованно относит их к субъектам уголовного преследования3.

1 См., например: Арестова Е.Н. Органы дознания: понятие, виды, содержание процессуальной деятельности // СПС «КонсультантПлюс», 2009.

2 Малышева О.А. Система органов дознания нуждается в совершенствовании правовой

основы ее построения // Юрид. мир. 2010. № 3. С. 40–42.

3 Жук О.Д. Субъекты уголовного преследования по уголовно-процессуальному законодательству Российской Федерации // Законодательство. 2004. № 5, 6. СПС

«ГАРАНТ ЭКСПЕРТ».

Считаем необходимым использовать для обозначения указанных лиц содержащуюся в ст. 157 УПК РФ формулировку – «должностные лица, которым предоставлены полномочия органов дознания».

Согласно п. 19 ст. 5 УПК РФ неотложные следственные действия – это действия, осуществляемые органом дознания после возбуждения уголовного дела, по которому производство предварительного следствия обязательно, в целях обнаружения и фиксации следов преступления, а также доказательств, требующих незамедлительного закрепления, изъятия и исследования.

Из положений ст.ст. 40, 146 и 157 УПК РФ следует, что главы зарубежных представительств РФ не вправе реализовывать предоставленные им уголовно-процессуальные полномочия по уголовным делам частно- публичного и частного обвинения, а также делам, по которым производство предварительного следствия необязательно.

В этой связи некоторые авторы ведут речь о противоречии в нормах закона, о том, что это «своего рода нонсенс, который … нельзя оставлять без соответствующей реакции»1, либо «законодательный пробел, восполнение которого имеет важное практическое значение»2, и предлагают придать указанным должностным лицам правовой статус органов дознания3.

Нельзя согласиться с позицией указанных авторов, требующей расширения установленных действующим законом пределов уголовно- процессуальных полномочий руководителя зарубежного представительства, поскольку она не учитывает исключительный, экстраординарный характер этих полномочий, которые не относятся к обычным функциям представительства и реализуются на территории иностранного государства. Наоборот, следует исходить из необходимости их максимального

1 Балакшин В. Неполное определение органов дознания // Законность. 2004. № 2. СПС

«КонсультантПлюс».

2 Арестова Е.Н. Указ. соч.

3 Арестова Е.Н. Там же; Балакшин В. Указ. соч.

ограничения. Использование подобного рестриктивного принципа и достаточности уголовно-процессуальной деятельности главы зарубежного представительства необходимо для соблюдения норм международного права.

Такой принцип по сути и применен российским законодателем, который минимизировал объем допустимых процессуальных действий и решений глав загранучреждений и сузил круг уголовно наказуемых деяний, по которым они могут проводиться и приниматься, – до преступлений, имеющих более высокую степень общественной опасности, а также возложил уголовно-процессуальные функции лично на указанных должностных лиц, не предусмотрев возможность их делегирования, перепоручения подчиненным сотрудникам.

На лимитированный и «временно замещающий» характер уголовно- процессуальной деятельности глав загранучреждений РФ уже обращалось внимание рядом ученых. Так, по мнению Б.Т. Безлепкина, «существование такого уголовно-процессуального правила обусловлено необходимостью производства неотложных следственных действий в обстановке полного временного отсутствия физической возможности у правоохранительных органов осуществлять свою юрисдикцию в данном месте и в данное время … По тем же соображениям («больше некому») право и обязанность безотлагательного возбуждения уголовного дела и производства неотложных следственных действий имеют … главы дипломатических и консульских учреждений Российской Федерации»1. Указанные должностные лица

«возбуждают уголовные дела о преступлениях, непосредственно связанных с

деятельностью подчиненных, и в связи с удаленностью от традиционных органов расследования производят следственные действия по ним»2.

1 Безлепкин Б.Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный). М.: КНОРУС, 2010 (коммент. к ст.ст. 40, 157). СПС

«КонсультантПлюс».

2 Там же. См. также: Безлепкин Б.Т. Краткое пособие для следователя и дознавателя. М.: Проспект, 2011 (п.п. 1.2, 3.2.5). СПС «КонсультантПлюс».

Аналогичное мнение высказано О.В. Мичуриной1. Также и О.А. Малышева отмечает, что «необходимость включения во вторую группу указанных должностных лиц объясняется отсутствием реальной возможности у органов дознания немедленно после поступления сообщения о преступлении приступить к установлению, закреплению и изъятию следов преступления»2. В одном из комментариев к УПК РФ указывается, что упомянутые должностные лица «в силу специфики своей деятельности первыми сталкиваются с преступлениями в условиях, когда другие органы дознания и следователи по причине территориальной отдаленности объективно не могут вести предварительное расследование»3.

Отдельные авторы обоснованно задаются также вопросом, «как глава дипломатического представительства и консульского учреждения, не имея специальных познаний в области уголовного процесса и криминалистики, грамотно и правильно сможет выполнить следственные действия»4.

Таким образом, в имеющейся научной литературе затрагивается только

«внутригосударственная» проблематика времени и пространства, то есть отсутствия возможности прибытия в сжатый срок к расположенному на отдаленном расстоянии месту происшествия представителей правоохранительных органов представляемого государства.

Однако учитывая, что территория, занимаемая зарубежным представительством иностранного государства, всегда принадлежит в публично-правовом смысле стране пребывания, упускается из виду проблематика соответствующих процессуальных ситуаций с точки зрения норм международного права.

1 Мичурина О.В. Некоторые замечания о системе органов дознания и необходимости ее совершенствования // Законодательство. 2007. № 2. С. 80–86.

2 Малышева О.А. Указ. соч.

3 Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Г.Д. Агамов, Р.Х. Батхиев, Т.А. Боголюбова [и др.]; под ред. А.Я. Сухарева. М.: НОРМА, 2004 (коммент. к ст. 157). СПС «КонсультантПлюс».

4 Девятьяров М.В. Особенности расследования преступлений, совершенных в

расположении дипломатических представительств и консульских учреждений // Рос. следователь. 2007. № 7. С. 2–3.

51

Так, в силу положений Венских конвенций помещения представительства не должны использоваться каким-либо образом, несовместимым с функциями представительства. Сотрудники зарубежных представительств государств обязаны уважать законы и правила государства пребывания; они также обязаны не вмешиваться во внутренние дела этого государства. Данное положение находит отражение и во внутригосударственном законодательстве как представляемых государств, так и стран пребывания1. В частности, в соответствии с законодательством РФ сотрудники посольств, консульских учреждений, постоянных представительств РФ при международных организациях, представительств и представители федеральных органов государственной власти за рубежом, члены их семей обязаны воздерживаться от любых действий, которые могут быть истолкованы как вмешательство во внутренние дела государства пребывания2. Работа в представительстве РФ за границей может быть прекращена досрочно в случаях несоблюдения работником законов и обычаев страны пребывания или невыполнения работником принятых на себя при заключении трудового договора обязательств по обеспечению соблюдения членами своей семьи законов и обычаев страны пребывания3.

1 См., например: Положення про дипломатичні представництва та консульські установи іноземних держав в Україні: затв. Указом Президента України від 10 червня 1993 р. № 198/93 (п.п. 2, 6 и 21) // Верхов. Рада України: [сайт]. URL: http://zakon1.rada.gov.ua/laws/show/198/93 (дата обращения: 27.03.2013); 22 U.S.C. § 4315.

2 См., например: Положение о Постоянном представительстве Российской Федерации при

международной организации: утв. Указом Президента Рос. Федерации от 29 сент. 1999 г.

№ 1316: в ред. Указа Президента Рос. Федерации от 21 авг. 2012 г. № 1198; Положение о Торговом представительстве Российской Федерации в иностранном государстве: утв. постановлением Правительства Рос. Федерации от 27 июня 2005 № 401: в ред. постановления Правительства Рос. Федерации от 2 окт. 2009 г. № 791. СПС

«КонсультантПлюс»; Положение о представителе Федерального космического агентства в Федеративной Республике Бразилии и его заместителе: утв. приказом Роскосмоса от 11 окт. 2010 г. № 154 // Бюл. норматив. актов федер. органов исполнительной власти. 2010.

№ 49.

3 Трудовой кодекс Российской Федерации от 30 дек. 2001 г. № 197-ФЗ (ст. 341): в ред. Федер. закона от 2 апр. 2014 г. № 56-ФЗ; Об особенностях прохождения федеральной государственной гражданской службы в системе Министерства иностранных дел Российской Федерации: Федер. закон от 27 июля 2010 г. № 205-ФЗ (ст. 10) // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2010. № 31, ст. 4174.

Традиционно в качестве использования помещений зарубежного представительства каким-либо образом или в целях, несовместимых с его функциями, в литературе называется производство там задержаний и арестов кого бы то ни было, даже граждан представляемого государства1. Соответствующие нормы закреплены и в отдельных нормативных правовых актах2. Неприемлемым является указание отдельными современными авторами на то, что «в случаях, когда задержание по подозрению в совершении преступления осуществляется в соответствии с УПК … главами дипломатических представительств и консульских учреждений Российской Федерации, подозреваемые содержатся в помещениях, которые определены указанными должностными лицами и приспособлены для этих целей»3.

В УПК Украины 2012 г.4 (ст. 522), с грубым нарушением норм международного права, устанавливается, что руководитель дипломатического представительства или консульского учреждения Украины имеет право задержать лицо на необходимый срок, но не более чем на сорок восемь часов, и обязан предоставить задержанному лицу доступ к получению правовой помощи. Эти должностные лица обязаны обеспечить доставление задержанного лица в подразделение органа государственной

1 См., например: Сатоу Э. Руководство по дипломатической практике / под общ. ред. Ф.Ф. Молочкова. М.: Изд-во Ин-та междунар. отношений, 1961. С. 210. § 381; Дёмин Ю.Г. Указ.соч. С. 54; Волеводз А.Г., Соловьёв А.Б. Международный розыск, арест, конфискация и передача иностранным государствам денежных средств и имущества, полученных преступным путем, а также вещественных доказательств по уголовным делам. М.: Юрлитинформ, 2007. С. 382–384.

2 Положение о дипломатических и консульских представительствах иностранных

государств на территории Союза Советских Социалистических Республик: утв. постановлением ЦИК СССР, СНК СССР от 14 янв. 1927 г. (ст. 4) // СЗ СССР. 1927. № 5, ст. 47, 48.

3 Рыжаков А.П. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской

Федерации (постатейный) // СПС «КонсультантПлюс», 2010 (коммент. к ст. 95); Девятьяров М.В. Некоторые проблемы, возникающие при возбуждении уголовных дел главами дипломатических представительств и консульских учреждений // Вестн. Владимирского юрид. ин-та. 2007. № 3(4). С. 72–73.

4 Кримінальний процесуальний кодекс України від 13.04.2012 № 4651-VI: в ред. Закону

України від 23.02.2014 № 767-VII // Верхов. Рада України: [сайт]. URL: http://zakon2.rada.gov.ua/laws/show/4651-17/paran3#n3 (дата обращения: 18.04.2014).

власти на территории Украины, уполномоченного на содержание задержанных лиц, и сообщение о факте законного задержания следователю органа досудебного расследования по месту проведения досудебного расследования в Украине.

На первый взгляд, проведение внутреннего, в том числе уголовного, расследования зарубежным представительством по факту какого-либо инцидента, происшедшего на его территории, не должно восприниматься страной пребывания как использование помещений представительства, несовместимое с его функциями.

Тем не менее, надлежит учитывать прежде всего тот факт, что ни одним из действующих международных договоров не предусмотрена возможность осуществления зарубежными представительствами государств уголовно-процессуальной юрисдикции (за исключением консульской правовой помощи) и каких-либо функций по расследованию преступлений на занимаемой ими территории, и это касается любых следственных и иных процессуальных действий, в особенности тех, которые связаны с применением принуждения.

Как уже нами отмечалось, осуществление представляемым государством уголовно-процессуальной юрисдикции на территории своего загранучреждения представляет собой норму обычного, а не договорного международного права. Однако является очевидным факт, что международное право и национальное законодательство стран пребывания демонстрируют весьма рестриктивный подход к осуществлению такой юрисдикции. В связи с этим тщательному рассмотрению подлежат методы реализации этой юрисдикции (в частности, применение принуждения), круг ее субъектов и лиц, в отношении (с участием) которых осуществляется процессуальная деятельность.

Международными договорами предусматривается лишь оказание консульской правовой помощи на территории зарубежных представительств

– исполнение консульскими должностными лицами поручений органов

расследования и судов представляемого государства о производстве процессуальных действий по уголовным делам, в частности, допросов и вручений документов.

Сама по себе возможность и объем осуществления данной консульской функции определяются применительно к каждому государству пребывания в отдельности, при этом основное требование к ее выполнению – добровольность со стороны участника процессуального действия, запрет на применение к нему каких-либо мер принуждения либо угроз ими; как правило, требуется также его принадлежность к гражданству представляемого государства.

Применив аналогию, можно сделать вывод о том, что два указанных условия подлежат соблюдению и главами загранучреждений при проведении процессуальных действий по материалам и делам о совершенных в их помещениях преступлениях. О подобной аналогии пишут С.П. Щерба и Е.В. Быкова: «Главы дипломатических представительств и консульских учреждений Российской Федерации в соответствии с п. 3 ч. 3 ст. 40 УПК РФ вправе допрашивать граждан России и вручать документы об их вызове на территорию Российской Федерации. Но меры принуждения не применяются в таких случаях и к собственным гражданам (ст. 12 Минской конвенции)»1.

Российский законодатель, по нашему мнению, пошел по верному пути, возложив уголовно-процессуальные функции только на глав дипломатических представительств и консульских учреждений и не наделив ими руководителей представительств государственных (в т.ч. правоохранительных) органов за рубежом, а также представительств РФ при международных организациях.

Это объясняется тем, что уголовно-процессуальные полномочия руководителей дипломатических представительств и консульских учреждений по расследованию преступлений, совершенных в пределах

1 Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации … под ред. А.Я. Сухарева (п. 3 коммент. к ст. 456).

соответствующей территории, вытекают не только из их административно- властных полномочий по управлению деятельностью возглавляемого ими загранучреждения и административному расследованию любых произошедших в нем инцидентов, но также из их функций, которыми другие официальные представительства государства за рубежом не обладают, а именно:

– консульских функций, включающих в себя выполнение следственных поручений органов представляемого государства;

– функций посольства (посла) по осуществлению координации деятельности и контроля за работой находящихся в государстве пребывания представительств (представителей) государственных органов и иных официальных представительств аккредитующего государства, которые обязаны согласовывать свою деятельность с послом. Посол имеет право приостанавливать исполнение решений и предотвращать действия в государстве пребывания представителей государственных органов аккредитующего государства, в случае если такие решения и действия не отвечают интересам последнего1.

По этим причинам уголовно-процессуальные полномочия глав дипломатического представительства и консульского учреждения, на наш взгляд, должны распространяться на расположенные в соответствующей стране пребывания представительства при международных организациях и все другие представительства аккредитующего государства.

В имеющихся российских и зарубежных источниках не уделено должного внимания проблематике объема действий должностных лиц загранучреждений на стадии возбуждения уголовного дела.

1 Положение о Посольстве РФ (п. 3); Положение о Чрезвычайном и Полномочном После Российской Федерации в иностранном государстве: утв. Указом Президента Рос. Федерации от 7 сент. 1999 г. № 1180: в ред. Указа Президента Рос. Федерации от 21 авг. 2012 г. № 1198 (п.п. 6, 9). СПС «КонсультантПлюс»; О координирующей роли Министерства иностранных дел Российской Федерации в проведении единой внешнеполитической линии Российской Федерации: Указ Президента Рос. Федерации от 8 нояб. 2011 г. № 1478 (п.п. 6, 8) // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2011. № 46, ст.

6477.

56

Между тем, имеется интересный опыт в этой сфере. Так, например, в австралийских загранучреждениях действует порядок, прописанный в Руководстве МИДа Австралии по поведению и этике1 (п.п. 9.1–11.2), который устанавливает каналы передачи сообщений о служебных проступках и преступлениях сотрудников загранучреждений и третьих лиц, положения о доносительстве инсайдеров о правонарушениях (whistleblowing), порядок производства служебных расследований и их корреляцию с уголовными расследованиями. Порядок реагирования сотрудников австралийских загранучреждений на сообщения о преступлениях граждан Австралии за рубежом закреплен также в Руководстве по консульской деятельности Австралии2 (п.п. 1.2, 3.1–3.11).

В России в настоящее время действуют два ведомственных документа МИДа, регулирующих порядок передачи его загранучреждениями сообщений о преступлении компетентным органам представляемого государства. В целях реализации закрепленного в ч. 3 ст. 12 УК РФ экстратерриториального юрисдикционного принципа пассивного гражданства в отношении наиболее серьезных преступлений циркулярным указанием МИДа России 2011 г. послам, генеральным консулам и консулам РФ предписано направлять в СК России информацию, поступившую от граждан либо из компетентных органов государства пребывания, о наиболее серьезных преступлениях, совершенных в отношении российских граждан, находящихся на территории иностранных государств3. Приказом МИДа России 2011 г. утверждены порядок уведомления представителя нанимателя о фактах обращения в целях склонения федеральных государственных гражданских служащих системы МИД России к совершению коррупционных

1 Conduct and Ethics Manual of 2010 // МИД Австралии: [сайт]. URL: http://www.dfat.gov.au/publications/conduct-ethics/index.html (дата обращения: 27.03.2013).

2 Australian Consular Operations Handbook of 2013 // МИД Австралии: [сайт]. URL: http://www.dfat.gov.au/publications/consular-operations-handbook/index.html (дата обращения: 27.03.2013).

3 Об информировании Следственного комитета Российской Федерации о преступлениях в отношении граждан Российской Федерации, находящихся за рубежом: циркулярное указание МИД России от 26 дек. 2011 г. № 54934/кд.

правонарушений, регистрации таких уведомлений, организации проверки

содержащихся в них сведений и перечень сведений, содержащихся в уведомлениях1.

Поводами для возбуждения уголовного дела главой загранучреждения РФ из перечисленных в главе 19 УПК РФ могут являться заявление о преступлении, заявление о явке с повинной, а также сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников и оформляемое рапортом об обнаружении признаков преступления.

В силу ст. 144 УПК РФ сообщение о любом преступлении, совершенном на территории загранучреждения РФ, в любой из этих форм должно быть принято и проверено лично главой данного загранучреждения, зарегистрировано в подразделении делопроизводства (секретариате) загранучреждения, а заявителю должен быть выдан документ о принятии сообщения о преступлении с указанием данных о лице, его принявшем, а также даты и времени его принятия.

Согласно ч. 1 ст. 144 УПК РФ дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа обязаны принять, проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении и в пределах компетенции, установленной данным Кодексом, принять по нему решение в срок не позднее 3 суток со дня поступления указанного сообщения. При проверке сообщения о преступлении дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа вправе получать

1 Об утверждении Порядка уведомления представителя нанимателя о фактах склонения федеральных государственных гражданских служащих центрального аппарата Министерства иностранных дел Российской Федерации, территориальных органов – представительств Министерства иностранных дел Российской Федерации на территории Российской Федерации, дипломатических представительств и консульских учреждений Российской Федерации, представительств Российской Федерации при международных (межгосударственных, межправительственных) организациях к совершению коррупционных правонарушений, регистрации таких уведомлений, организации проверки содержащихся в них сведений и перечня сведений, содержащихся в уведомлениях: приказ МИД России от 13 апр. 2011 г. № 5105 // Рос. газ. 2011. 29 июня.

объяснения, образцы для сравнительного исследования, истребовать документы и предметы, изымать их в порядке, установленном данным Кодексом, назначать судебную экспертизу, принимать участие в ее производстве и получать заключение эксперта в разумный срок, производить осмотр места происшествия, документов, предметов, трупов, освидетельствование, требовать производства документальных проверок, ревизий, исследований документов, предметов, трупов, привлекать к участию в этих действиях специалистов, давать органу дознания обязательное для исполнения письменное поручение о проведении оперативно-розыскных мероприятий.

Очевидно, что эти положения ст. 144 УПК РФ касаются также глав загранучреждений РФ, за исключением дачи названного поручения органу дознания.

Вместе с тем, исходя из вышеупомянутого принципа максимальной ограниченности и достаточности уголовно-процессуальной деятельности главы зарубежного представительства, по нашему мнению, следует признать, что к проводимой им проверке сообщения о преступлении не должна применяться процедура продления ее сроков до 10 и 30 суток, прописанная в ч. 3 ст. 144 УПК РФ. Это подтверждается также тем, что ни должностные лица, которым предоставлены полномочия органов дознания, ни даже орган дознания не указаны среди органов и должностных лиц, уполномоченных выступать с ходатайством о продлении срока или удовлетворять таковое.

Далее, согласно ст. 145 УПК РФ по результатам рассмотрения сообщения о преступлении орган дознания, дознаватель, следователь, руководитель следственного органа принимает одно из следующих решений:

1) о возбуждении уголовного дела публичного обвинения; 2) об отказе в возбуждении уголовного дела; 3) о передаче сообщения по подследственности, а по уголовным делам частного обвинения – в суд. О принятом решении сообщается заявителю; при этом заявителю разъясняются его право обжаловать данное решение и порядок обжалования.

В силу ч. 3 ст. 145 УПК РФ в случае принятия решения, предусмотренного пунктом 3, орган дознания, дознаватель, следователь, руководитель следственного органа принимает меры по сохранению следов преступления. Очевидна необходимость в возложении данной обязанности и на должностное лицо, которому предоставлены полномочия органа дознания в соответствии с Кодексом.

Несомненно, указанные положения должны быть применимы также к руководителям загранучреждений, за исключением полномочия по принятию решения об отказе в возбуждении уголовного дела. Во-первых, принятие данного решения в ситуации проведения проверки загранучреждением, по сравнению с двумя остальными решениями, обладает меньшей срочностью, а во-вторых, его принятие требует большего объема специальных познаний в области уголовного материального и процессуального права от указанных должностных лиц. При этом статьей 40 УПК РФ на последних возложено принятие решения только о возбуждении уголовного дела.

Полагаем, что в свете максимальной лимитированности процессуальных полномочий глав загранучреждений и само решение о возбуждении уголовного дела должно приниматься ими только тогда, когда возникает необходимость в неотложных следственных действиях, которые не могут быть произведены до возбуждения уголовного дела. Во всех остальных случаях эти должностные лица, приняв меры по сохранению следов преступления, обязаны в кратчайший срок передать материалы проверки по подследственности. К тому же своей собственной подследственности в соответствии со ст. 151 УПК РФ руководители загранучреждений РФ, разумеется, не имеют.

Авторы одного из комментариев к УПК РФ справедливо указывают, что по смыслу закона указанные должностные лица «полномочны возбуждать уголовные дела и проводить неотложные следственные действия исключительно тогда, когда процессуальные мероприятия, необходимые в конкретном случае, по объективным причинам невозможно отсрочить до

прибытия следователя (опасность уничтожения или сокрытия следов преступлений, уклонение подозреваемого лица от расследования, продолжение им преступной деятельности и т.п.). При отсутствии подобных причин материалы о преступлении должны быть переданы по подследственности в соответствующий орган предварительного следствия согласно п. 3 ч. 1 ст. 145 УПК … Должностные лица, выполняющие функции органов дознания, – … главы дипломатических представительств и консульских учреждений – наделены процессуальными полномочиями потому, что они могут оказаться единственными представителями государственной власти на определенной территории»1.

Таким образом, в принципе уголовные дела должны возбуждаться главами загранучреждений по фактам очевидных преступлений, когда установление в деянии состава преступления не требует проведения значительного количества проверочных мероприятий, процессуальных действий и специальных познаний, после чего в возможно короткий срок, но не позднее 10 суток уголовное дело должно быть направлено руководителю следственного органа.

Как представляется, передачу главами загранучреждений РФ как материалов проверки по подследственности в порядке п. 3 ч. 1 ст. 145 УПК РФ, так и возбужденного уголовного дела руководителю следственного органа в порядке ч. 3 ст. 157 УПК РФ следует (при условии внесения соответствующего изменения в закон) осуществлять в адрес Генеральной прокуратуры РФ, поскольку, во-первых, эти должностные лица ввиду отсутствия специальных познаний могут испытывать трудности с точным определением подследственности, а во-вторых, по УПК РФ прокурор уполномочен передавать уголовное дело или материалы проверки сообщения 0 преступлении от одного органа предварительного расследования другому, споры о подследственности уголовного дела разрешает также прокурор.

1 Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Л.Н. Башкатов, Б.Т. Безлепкин, М.В. Боровский [и др.]; отв. ред. И.Л. Петрухин. М.: Велби, Проспект, 2008 (коммент. к ст. 40). СПС «КонсультантПлюс».

В случае, если совершенное в помещениях загранучреждения РФ деяние явно не подпадает ни под один из экстратерриториальных юрисдикционных принципов (активный или пассивный личный, реальный, универсальный), материалы проверки по соответствующему факту должны быть переданы главой загранучреждения компетентным органам страны пребывания по принадлежности. Возбуждение уголовного дела о таком преступлении главой загранучреждения является недопустимым1.

Такая ситуация будет иметь место, например, в случаях:

– нарушения работниками местной фирмы-подрядчика – гражданами страны пребывания правил техники безопасности при производстве строительных или других работ в загранучреждении, повлекшего по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью или смерть одного из них;

– совершения в условиях очевидности в зарубежном представительстве РФ гражданином государства пребывания (а равно третьей страны или апатридом), прибывшим для оформления российской туристической визы, хищения имущества или даже убийства другого подобного лица, находящегося там с той же целью. В подобных случаях уголовное дело может возбуждаться лишь по факту должностного преступления, к примеру, при наличии признаков халатности со стороны сотрудников загранучреждения, не обеспечивших безопасность его деятельности.

В отличие от принципа законности, применяемого к совершенным внутри страны преступлениям (ст. 21 УПК РФ), как Россией, так и другими государствами, как правило, применяется, за исключением случаев принятия уголовного судопроизводства по соответствующему ходатайству иностранного государства, принцип целесообразности и практикуется дифференцированный подход к рассмотрению вопроса о возбуждении уголовных дел о преступлениях, совершенных вне пределов страны (в

1 Rep. ... on Extraterritorial criminal jurisdiction. P. 25–32.

России – на основании ст. 12 УК РФ, закрепляющей активный и пассивный личные, реальный и универсальный принципы): с учетом весьма ограниченных возможностей сбора доказательств за рубежом, в особенности при нахождении там обвиняемого, данные уголовные дела возбуждаются не в каждом случае наличия к тому повода и основания, а преимущественно если имеются основания полагать, что иностранное государство, где совершено преступление, по тем или иным причинам, в т.ч. политического характера (включая нестабильную внутриполитическую обстановку), не обеспечит объективного и квалифицированного расследования и судебного рассмотрения дела, наказания виновного иностранного гражданина либо не обеспечит прав и интересов российского гражданина, совершившего преступление или являющегося потерпевшим. Такие уголовные дела возбуждаются, в частности, если деяние вызывает большой общественный резонанс, обладает особой важностью.

На применение принципов субсидиарности и разумности при возбуждении уголовных дел об экстратерриториальных преступлениях указывается и Европейским комитетом по проблемам преступности1.

Так, Генпрокуратурой и затем СК России расследовалось уголовное дело по факту совершения в 2006 г. в г. Багдаде (Ирак) вооруженного нападения на автомобиль дипмиссии России, в результате которого были взяты в заложники и убиты сотрудники посольства РФ. В 2007 г. после переговоров с иракской стороной и командованием коалиционных многонациональных сил российским следователям была предоставлена возможность выезда в Багдад, где в течение нескольких недель следователи Генпрокуратуры выполнили необходимые следственные действия на территории посольства России, ознакомились со следственными

Rep. ... on Extraterritorial criminal jurisdiction. P. 10, 30–31.

материалами компетентных органов Ирака и получили копии интересующих их документов и видеоматериалов1.

В 2012 г. следственная группа ФБР провела осмотр места происшествия и другие действия по сбору доказательств (совместно с ливийской стороной) в рамках американского уголовного расследования нападения исламистов на специальную миссию США в Бенгази (Ливия), в результате которого были убиты несколько американских дипломатов, в т.ч. посол США в Ливии2.

Подобный дифференцированный подход должен учитываться и при возбуждении в представляемом государстве уголовного дела о преступлении, совершенном на территории его загранучреждения, среди прочего имея в виду «судебную перспективу» дела в сопоставлении с параллельным расследованием по тому же факту в стране пребывания и процессуальную экономию – соразмерность совершенного деяния процессуальным и логистическим затратам на его расследование.

Представляемыми государствами обычно не расследуются преступные посягательства на загранпредставительства извне, а именно:

– нападения на загранучреждения, насильственные действия и угрозы в отношении их персонала;

– совершение в отношении загранучреждений террористических актов, экстремистских действий, в т.ч. с использованием взрывных и других

«сюрпризных» устройств в почтовых и иных поступлениях (т.н. письмо- бомба и т.п.), биотерроризм3;

1 О расследовании уголовного дела по факту вооруженного нападения на автомобиль дипломатической миссии России в Багдаде (Ирак) // Генер. прокуратура РФ: [сайт]. 2007. 5 июня. URL: http://genproc.gov.ru/news/news-64387/ (дата обращения: 11.07.2012).

2 UPDATE 2-U.S. investigators visit Libya compound where ambassador was killed //

Reuters.com: [сайт]. 2012. 4 окт. URL: http://www.reuters.com/article/2012/10/04/libya-attack- us-idUSL6E8L4NQV20121004; Report of the Accountability Review Board on the Sept. 11-12, 2012, killings of four U.S. government personnel, including the U.S. Ambassador to Libya, J.Ch. Stevens, in Benghazi, Libya // Госдепартамент США: [сайт]. URL: http://www.state.gov/documents/organization/202446.pdf (дата обращения: 16.06.2013).

3 Сибирская язва обнаружена в посольстве РФ в Вашингтоне // Лента.Ру: информ. портал.

2001. 31 окт. URL: http://www.lenta.ru/terror/2001/10/31/embassy/; White powder threat hits

– психологический терроризм, заведомо ложные сообщения об актах терроризма, поступающие по телефону и другим средствам связи, подбрасывание муляжей взрывных устройств;

– хулиганство, повреждение здания, уничтожение, повреждение или хищение имущества загранучреждения и его персонала, вандализм, надругательство над государственным гербом, флагом представляемой

страны1.

В этих случаях аккредитующим государством, как правило, предпринимаются только определенные дипломатические акты, демарши: заявление с требованием от страны пребывания обеспечить расследование и привлечение виновных к ответственности; направление нот; вызов во внешнеполитическое ведомство аккредитующего государства дипломатического представителя страны пребывания для объявления ему представления, вручения ноты протеста и т.п.

Кроме того, в целях обращения внимания международного сообщества и во исполнение резолюций Генассамблеи ООН информация о подобных преступлениях представляется аккредитующими государствами для включения в доклады Генсекретаря ООН об эффективных мерах по усилению защиты, безопасности и охраны дипломатических и консульских представительств и представителей, подготавливаемые каждые два года. Из одноименных типовых резолюций Генассамблеи ООН, принимаемых по результатам рассмотрения докладов, следует, что прежде всего именно страны пребывания должны проводить соответствующие расследования и привлекать виновных лиц к ответственности.

embassy in Moscow // Bio Prep Watch: информ. портал. 2013. 11 янв. URL: http://www.bioprepwatch.com/weapons_of_bioterrorism/white-powder-threat-hits-u-s-embassy-

in-moscow/326956/ (дата обращения: 27.03.2013).

1 См. также: Девятьяров М.В. Международное сотрудничество субъектов расследования преступлений, совершаемых на территории дипломатических представительств и консульских учреждений, с правоохранительными и судебными органами государств пребывания // Вестн. Владимирского юрид. ин-та. 2007. № 4(5). С. 173–175.

65

В 2012 г. неизвестные бросили бутылки с зажигательной смесью на территорию посольства Литвы в Минске, расследование по факту хулиганства, в т.ч. осмотр места происшествия на территории посольства с согласия посла, проводилось Следственным комитетом Белоруссии. Генпрокуратура Литвы заявила о том, что у литовских правоохранительных органов нет оснований начинать самостоятельное расследование этого же события, однако они готовы оказать всестороннюю правовую и экспертную помощь правоохранительным органам Белоруссии. В МИД Литвы был вызван посол Белоруссии в Литве, где ему вручена нота протеста; на сайте МИДа Литвы сообщено, что «ответственные белорусские ведомства должны немедленно предпринять соответствующие шаги для выявления лиц, совершивших нападение, и привлечь их к ответственности»1.

В 2011 г. японские правоохранительные органы отказали в связи с отсутствием состава преступления в возбуждении уголовного дела на основании ноты посольства России в Токио с требованием принять меры к уголовному преследованию представителей японской ультраправой организации, которые по случаю т.н. дня северных территорий пришли к посольству РФ и надругались над российским флагом. Официальный представитель МИДа России заявил о том, что «российская сторона потребовала проведения повторного расследования в отношении действий упомянутых лиц, установления их вины и должного наказания. Кроме того, российская сторона резервирует за собой право привлечь японских

1 Прокуратура: у Литвы нет оснований расследовать выпад против посольства в Минске // DELFI: информ. портал. 2012. 7 нояб. URL: http://ru.delfi.lt/news/politics/prokuratura-u-litvy- net-osnovanij-rassledovat-vypad-protiv-posolstva-v-minske.d?id=59930969; Для расследования атаки неизвестными посольства Литвы в Минске создана следственная группа из числа наиболее квалифицированных следователей // БелаПАН: [сайт]. 2012. 7 нояб. URL: http://belapan.com/archive/2012/11/07/eu_585979/; По поводу инцидента в Беларуси // МИД Литов. Респ.: [сайт]. 2012. 7 нояб.; В Министерство иностранных дел Литвы был вызван посол Беларуси // МИД Литов. Респ.: [сайт]. 2012. 8 нояб. URL: http://www.urm.lt/index.php?3562330161 (дата обращения: 12.11.2012).

хулиганов к уголовной ответственности в соответствии с российским законодательством»1.

В подобных случаях, при отказе правоохранительными органами страны пребывания в возбуждении уголовного дела, прекращении уголовного дела или оправдании обвиняемого и несогласии представляемого государства с таким решением, компетентные органы последнего могут возбудить уголовное дело и осуществлять уголовное преследование того же лица за то же деяние, объявить его в международный розыск, однако очевидно, что вероятность исполнения страной пребывания запросов представляемого государства о правовой помощи, передаче уголовного преследования, экстрадиции по таким делам практически равна нулю.

Однако рассматривать как бесперспективные подобные расследования в представляемом государстве все же не стоит. Так, с учетом оснащенности загранучреждения современными средствами видеофиксации, при проникновении в загранучреждение даже большого числа правонарушителей, к примеру в ходе массовых беспорядков, иногда возможно из различных источников установить личность прежде всего их лидеров, наиболее активных участников, которые могут быть затем задержаны в представляемом государстве либо на территории третьих стран, а также собрать необходимые доказательства в форме видеоматериалов.

Такие расследования способствуют установлению на международной арене имиджа представляемого государства как державы, активно применяющей экстратерриториальный юрисдикционный принцип защиты и стремящейся к обеспечению неотвратимости наказания за преступления,

1 Япония отказалась повторно расследовать случай с осквернением флага РФ // РИАН.Ру: электрон. период. изд. 2011. 3 марта. URL: http://www.rian.ru/world/20110303/341512637.html; Об устном представлении Посольству Японии в Москве // МИД России: [сайт]. 2011. 8 февр. URL: http://www.mid.ru/bdomp/brp_4.nsf/newsline; Комментарий официального представителя МИД России А.К. Лукашевича относительно решения японской стороны не привлекать к ответственности лиц, надругавшихся над флагом России 7 февраля // МИД России: [сайт]. 2011. 2 марта. URL: http://www.mid.ru/bdomp/brp_4.nsf/newsline (дата обращения: 12.07.2012).

направленные против ее интересов и совершенные при попустительстве или поощрении со стороны властей страны пребывания. Так, например, при ратификации Конвенции о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов 1973 г. Республика Бурунди заявила, что сохраняет за собой право не применять, в частности, положения п. 2 ст. 2 Конвенции о наказании за соответствующие преступления к случаям, когда предполагаемые преступники принадлежат к национально-освободительному движению, признанному Бурунди или международной организацией, членом

которой является Бурунди, и их действия являются частью их борьбы за освобождение1.

Информирование властей страны пребывания зарубежным представительством о совершенном в пределах его территории преступлении носит скорее дискреционный характер. Нормами международного права обязанность такого информирования не предусмотрена2. Вместе с тем следует иметь в виду, что подлежащее соблюдению сотрудниками загранучреждений законодательство страны пребывания может устанавливать уголовную ответственность за недоносительство и укрывательство преступлений, совершенных в пределах действия его

1 Convention on the Prevention and Punishment of Crimes against Internationally Protected Persons, including Diplomatic Agents of 14 Dec. 1973: Status as at 03-06-2013 // Собр. договоров ООН: [сайт]. URL: http://treaties.un.org/Pages/ViewDetails.aspx?mtdsg_no=XVIII- 7&chapter=18&lang=en (дата обращения: 03.06.2013).

2 См. при этом Соглашение о порядке расследования несчастных случаев на производстве,

происшедших с работниками при нахождении их вне государства проживания от 9 дек. 1994 г. // Бюл. междунар. договоров. 1996. № 1. С. 6–10. Согласно ст.ст. 1, 3 Соглашения расследование каждого несчастного случая на производстве, происшедшего с работником, временно находящимся на территории другой Стороны в командировке, в том числе порядок оповещения о травме, образование комиссии по расследованию, организация ее работы, возникшие в связи с этим обязанности предприятий, учреждений здравоохранения, служб государственного надзора и других заинтересованных организаций и должностных лиц, решение иных вопросов, связанных с организацией расследования, проводится в порядке, устанавливаемом соответствующими нормативными актами Стороны по месту пребывания пострадавшего на момент несчастного случая.

территориальной юрисдикции. При этом, разумеется, руководство загранучреждения пользуется иммунитетом от такой ответственности.

Очевидно, что принятие руководством загранпредставительства решения как об информировании местных правоохранительных органов о совершенном в нем преступлении, так и о разрешении их доступа на территорию представительства для производства проверочных мероприятий или следственных действий будет зависеть от целого ряда факторов, как-то:

1) является ли деяние внешним или внутренним преступным посягательством против загранучреждения, его персонала, их имущества;

2) выходят ли следы преступления за пределы территории загранучреждения, к примеру:

– наличие посторонних очевидцев;

– совершение преступления, повлекшего смерть человека1;

– возникновение в результате преступления необходимости обращения за медицинской помощью в стране пребывания;

3) состояние двусторонних отношений и степень взаимного доверия стран;

4) характер места происшествия в пределах загранучреждения (служебные помещения с ограниченным доступом, неслужебная зона);

5) личность субъекта преступления, его поведение после совершения преступления (сотрудничество со следствием, противодействие следствию, попытки или угрозы обжаловать действия следствия властям страны пребывания):

1 Следует иметь в виду, что, к примеру, современная законодательная и правоприменительная практика США исходят из того, что личная неприкосновенность сотрудника загранпредставительства, члена его семьи продолжает действовать и после их смерти, в связи с чем власти страны пребывания не вправе удерживать, обыскивать или производить вскрытие тела такого лица, если только не имеет место определенно выраженный отказ от неприкосновенности в установленном порядке. См.: 12 FAM 229. Рук. Госдепартамента США по иностранным делам: U.S. Department of State Foreign Affairs Manual (FAM) // Госдепартамент США: [сайт]. URL: http://www.state.gov/m/a/dir/regs/fam/ (дата обращения: 29.03.2013).

69

– сотрудник загранучреждения; какой-либо другой представитель аккредитующего государства, пользующийся иммунитетом от местной уголовной юрисдикции (в этом случае страна пребывания не обладает в отношении деяния конкурирующей юрисдикцией); не пользующийся таким иммунитетом сотрудник органа власти представляемого государства, находящийся в длительной или краткосрочной загранкомандировке;

– гражданин представляемого государства, постоянно проживающий в представляемом государстве, или постоянно проживающее в нем лицо без гражданства, характеризующие данные на них по месту их жительства, работы, учебы;

– гражданин представляемого государства, имеющий постоянное место жительства в стране пребывания, соотечественник1;

– гражданин государства пребывания, третьей страны или апатрид;

6) тяжесть и характер совершенного преступления;

7) предмет преступного посягательства (к примеру, содержащие государственную тайну документы);

8) наличие реальной возможности осуществить уголовное преследование лица в представляемом государстве;

9) перспективы расследования и судебного рассмотрения уголовного дела в представляемом государстве, прогнозируемая вероятность последующего обращения к стране пребывания с запросом о правовой помощи, об экстрадиции либо с поручением об осуществлении уголовного преследования по этому делу;

10) необходимость применения задержания, мер физического воздействия, мер процессуального принуждения к преступнику;

11) гражданство, место жительства и личность потерпевшего;

12) необходимость специальных познаний или техники для закрепления следов преступления.

1 См.: О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом: Федер. закон от 24 мая 1999 г. № 99-ФЗ: в ред. Федер. закона от 2 июля 2013 г. № 185-ФЗ.

70

Так, в случае совершения в помещениях загранучреждения преступления каким-либо государственным служащим представляемого государства, пусть даже не пользующимся иммунитетом от местной юрисдикции, к которому нет необходимости применять задержание1, а все источники доказательств преступления находятся в пределах территории загранучреждения, уведомление властей страны пребывания о деянии будет скорее нецелесообразным.

В 1993 г. посольство Югославии в Тиране (Албания) проинформировало МИД Албании об обнаружении во дворе посольства и резиденции посла взрывных устройств. Албанцами была создана следственная группа, которая произвела осмотр места происшествия в присутствии персонала посольства по просьбе поверенного в делах Югославии и другие следственные действия. В ходе дальнейшего расследования албанские власти установили, что взрывчатку подложили сами сотрудники посольства, и сообщили об этих обстоятельствах Генсекретарю ООН2 .

В любом случае все действия допущенных на территорию загранучреждения работников правоохранительных органов страны пребывания должны проводиться под контролем сотрудников загранучреждения. Последние должны позаботиться также о минимизации потенциальных поводов для последующей явки представителей властей страны пребывания на территорию загранучреждения для собирания там дополнительных доказательств, что возможно в случае возбуждения ими уголовного дела.

1 См. о разграничении фактического и уголовно-процессуального задержания: Руководство по расследованию преступлений: учеб. пособие / рук. авт. кол. А.В. Гриненко. М.: НОРМА, 2002. С. 147; Супрун С. Разграничение физического, фактического и уголовно-процессуального задержания // Уголовное право. 2007. № 1. С. 92–96.

2 Рассмотрение эффективных мер по усилению защиты, безопасности и охраны

дипломатических и консульских представительств и представителей: докл. Генер. секретаря ООН (док. A/49/295 от 5 авг. 1994 г., вербальная нота пост. представительства Албании, вербальные ноты пост. представительства Югославии).

В силу ст. 157 УПК РФ неотложные следственные действия производят также главы дипломатических представительств и консульских учреждений РФ, которым предоставлены полномочия органов дознания в соответствии со ст. 40 УПК РФ. После производства неотложных следственных действий и не позднее 10 суток со дня возбуждения уголовного дела орган дознания направляет уголовное дело руководителю следственного органа; данное положение по смыслу статьи должно касаться и должностных лиц, которым предоставлены полномочия органов дознания, в том числе глав загранучреждений РФ.

Вопрос о том, какие из закрепленных в УПК РФ следственные действия могут быть отнесены к неотложным, является дискуссионным1. Автор солидаризируется с С. Супруном, акцентирующим внимание на том, что неотложными могут являться любые предусмотренные УПК РФ следственные действия и что «законодатель отказался от перечисления неотложных следственных действий и предоставил органу дознания право выбора тех из них, выполнение которых может обеспечить оперативность и успех первоначального этапа предварительного расследования»2.

Вместе с тем, исходя из рестриктивного принципа уголовно- процессуальной деятельности глав загранучреждений, полагаем, что производство судебной экспертизы и допрос эксперта не носят неотложного характера и поэтому не могут ими производиться.

По нашему мнению, из набора следственных действий, проводимых данными должностными лицами, должны быть также исключены следующие:

1) производство выемки предметов и документов, содержащих государственную или иную охраняемую федеральным законом тайну. Такие

1 Сопнева Е.В. О неотложных следственных действиях в уголовном процессе // Уголовное судопроизводство. 2008. № 3. С. 30–33.

2 Супрун С. Супрун С. Понятие и система неотложных следственных действий // Уголовное право. 2007. № 4. С. 98–102.

предметы и документы могут изыматься главами загранучреждений обычным путем без процессуального оформления как следственного действия в силу наличия у этих должностных лиц административно- властных полномочий по распоряжению ими;

2) наложение ареста на корреспонденцию, ее осмотр и выемка в учреждениях связи; контроль и запись телефонных и иных переговоров; получение информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами. Эти следственные действия исключаются постольку, поскольку предполагают снятие информации с технических каналов связи, получение информации и документов от поставщиков услуг телекоммуникационной и почтовой связи, операторов электросвязи, находящихся в стране пребывания.

Законом исключено также применение руководителями загранучреждений на рассматриваемой стадии любых предусмотренных УПК РФ мер процессуального принуждения.

Поскольку применительно к процессуальной деятельности зарубежного представительства производство осмотра жилища его сотрудника (при отсутствии согласия проживающих в нем лиц), в том числе арендованного за пределами территории представительства, обыска и выемки в этом жилище, личного обыска сотрудника представительства, члена его семьи представляет собой исключительный и не терпящий отлагательства случай, эти следственные действия могут быть произведены там на основании постановления главы загранучреждения без получения судебного решения с последующей судебной проверкой их законности в порядке, предусмотренном ст. 165 УПК РФ.

В силу ст. 184 УПК РФ личный обыск подозреваемого может быть произведен без соответствующего постановления при задержании лица, а также при наличии достаточных оснований полагать, что лицо, находящееся в помещении или ином месте, в котором производится обыск, скрывает при

себе предметы или документы, которые могут иметь значение для уголовного дела.

Как видно, возникновение необходимости проведения главами загранучреждений на анализируемом этапе процессуальных действий, которые ограничивают конституционные права человека и гражданина и требуют предварительного получения судебного решения, крайне маловероятно. Кроме этого, в силу ст. 165 УПК РФ ходатайство о производстве следственного действия вправе возбудить перед судом только следователь или дознаватель, и оно подлежит рассмотрению судом по месту производства предварительного следствия или производства следственного действия.

Таким образом, законом по сути исключена возможность получения главами загранучреждений судебных решений и проведения требующих их процессуальных действий. При возникновении необходимости в проведении таких действий на территории загранучреждений РФ или в жилище их сотрудников, пользующихся неприкосновенностью, ходатайства об их производстве должны возбуждаться следователем (дознавателем) перед соответствующим российским судом после принятия им к своему производству уголовного дела, поступившего от главы загранучреждения РФ.

Следует отметить, что в силу наличия у руководителя зарубежного представительства административно-властных полномочий в отношении служебных помещений, архивов, документов и имущества представительства, а также в отношении подчиненных сотрудников соответствующие предметы и документы могут отыскиваться и изыматься главами загранучреждений (в том числе принудительно, со вскрытием помещений и предметов мебели) без процессуального оформления как обыска или выемки. Это, разумеется, не касается жилища подчиненных сотрудников представительства и находящихся в нем предметов и документов. В то же время необходимо иметь в виду, что в соответствии с

положениями международных договоров и национального законодательства некоторых государств пребывания, регулирующими неприкосновенность упомянутого жилища, глава представительства (или замещающее его лицо) уполномочен давать согласие компетентным органам государства пребывания на доступ в это жилище1.

В 2013 г. в УПК РФ внесены дополнения, определяющие территориальные подследственность и подсудность уголовных дел о преступлениях, совершенных за рубежом.

Подследственность (ст. 152 УПК РФ): если преступление совершено вне пределов РФ, уголовное дело расследуется по основаниям, предусмотренным ст. 12 УК РФ, или в соответствии со ст. 459 УПК РФ2 по месту жительства или месту пребывания потерпевшего в РФ, либо по месту нахождения большинства свидетелей, либо по месту жительства или месту пребывания обвиняемого в РФ, если потерпевший проживает или пребывает вне пределов РФ.

Подсудность (ст. 32 УПК РФ): если преступление совершено вне пределов РФ и предварительное расследование уголовного дела осуществлялось на территории РФ в соответствии со ст. 459 УПК РФ3 по основаниям, предусмотренным ст. 12 УК РФ, уголовное дело рассматривается судом, юрисдикция которого распространяется на место жительства или место пребывания потерпевшего в РФ либо на место жительства или место пребывания обвиняемого в РФ, если потерпевший проживает или пребывает вне пределов РФ. Уголовное дело частного обвинения или заявление потерпевшего о преступлении, совершенном

1 См., в частности, ст.ст. 22, 30 Венской конвенции о дипломатических сношениях.

2 Данная формулировка является некорректной, поскольку ст. 459 УПК РФ регулирует лишь одну из процессуальных форм реализации материально-правовой нормы, содержащейся в ст. 12 УК РФ, – по ходатайствам компетентных органов иностранных государств об осуществлении уголовного преследования или о возбуждении уголовного дела в отношении гражданина Российской Федерации.

3 Тем самым из подсудности неоправданно исключаются преступления, дела о которых

возбуждаются российскими органами по собственной инициативе, а не поступают от иностранных органов.

гражданином РФ в отношении гражданина РФ1 вне пределов РФ, подлежит рассмотрению мировым судьей, чья юрисдикция распространяется на территорию, на которой проживает потерпевший или обвиняемый.

Таким образом, в законе не нашли должного разрешения ситуации, когда ни потерпевший, ни обвиняемый не имеют места жительства или пребывания в России либо когда по делу нет потерпевшего, а обвиняемый не проживает и не пребывает в России. В связи с этим более удачными представляются законы зарубежных стран, в которых, кроме того, подсудность и вытекающая из нее подследственность экстратерриториальных преступлений основываются по общему правилу на месте жительства (пребывания) лиц, их совершивших, а не потерпевших2. А

§ 11 УПК ФРГ3 специально устанавливает, что «граждане ФРГ,

пользующиеся правом экстерриториальности, а также проходящие службу за границей федеральные или земельные государственные служащие сохраняют с точки зрения подсудности место жительства, которое они имели на территории ФРГ. В случае если они не имели такого места жительства, в качестве такового рассматривается место нахождения Федерального правительства. Данные положения не применяются к почетным консулам».

Правила территориальной подсудности применительно к таким специальным случаям содержала и ст. 1074 Устава уголовного

1 Тем самым необоснованно изъяты из данной подсудности преступления, совершенные иностранцами или в их отношении.

2 УПК Чешск. Респ. (§ 18): Zakon o trestnim řizeni soudnim (trestni řad): zakon ze dne 29. list. 1961 č. 141/1961 Sb.: ve zněni zakona ze dne 30. ledna 2013 č. 45/2013 Sb. // epravo.cz: правовой портал. URL: http://www.epravo.cz/top/zakony/sbirka-zakonu/zakon-o-trestnim- rizeni-soudnim-trestni-rad-616.html; УПК Словац. Респ. (§ 17): Trestny poriadok: zakon z 24. maja 2005 č. 301/2005 Z.z.: v zneni zakona z 26. jula 2012 č. 236/2012 Z.z. // vyvlastnenie.sk: правовой портал. URL: http://www.vyvlastnenie.sk/predpisy/trestny-poriadok/; УПК Респ. Польша (ст. 32): Kodeks postepowania karnego: ustawa z dnia 6 czerw. 1997 r.: tekst ujednolicony na 01.04.2013 // Legeo.pl: правовой портал. URL: http://prawo.legeo.pl/prawo/kodeks-postepowania-karnego-z-dnia-6-czerwca-1997-r/ (дата обращения: 01.04.2013).

3 Strafprozeßordnung (StPO): zuletzt geändert durch Art. G v. 21.1.2013 I 89 // Gesetze im Internet: правовой портал. URL: http://www.gesetze-im-internet.de/stpo/ (дата обращения: 28.03.2013).

76

судопроизводства 1864 г.1, согласно которой «лица, служащие за границей и учинившие преступления по должности вне пределов отечества, по вызове их в Россию судятся в С.-Петербургской Судебной Палате».

В зарубежной литературе неоднократно обсуждалась идея создания Постоянного международного дипломатического уголовного суда (Permanent International Diplomatic Criminal Court), который обладал бы обязательной юрисдикцией в отношении преступлений, совершенных лицами, пользующимися дипломатическим иммунитетом, и учреждения при нем штата следователей, которые производили бы сбор соответствующих

доказательств2.

До внесения упомянутых дополнений в УПК РФ территориальные подследственность и подсудность уголовного дела о преступлении, совершенном на территории загранучреждения РФ или в жилище его сотрудника, устанавливались, как правило, по месту совершения преступления путем применения юридической фикции, заключающейся в следующем.

Согласно законодательству РФ посольства, консульские учреждения, постоянные представительства РФ при международных организациях входят в систему МИДа России. Соответственно уголовное дело о преступлении, совершенном на их территории, могло расследоваться и рассматриваться судом по месту нахождения МИДа России. Выбор таких подследственности и подсудности обосновывался и тем обстоятельством, что в МИДе России может находиться большинство доказательств (служебная переписка и т.д.) и свидетелей из числа его сотрудников. Этот же суд мог бы в порядке ст. 165

1 Свод законов Российской империи. СПб.: Рус. Кн. Товарищество «Деятель», 1912. СПС

«КонсультантПлюс», 2009. 1 электрон. опт. диск (CD-ROM). Загл. с этикетки диска.

2 Wright S.L. Diplomatic Immunity: A Proposal for Amending the Vienna Convention to Deter Violent Criminal Acts // Boston Univ. Internat. Law J. 1987. Vol. 5. P. 177–189; Ross M.S. Rethinking Diplomatic Immunity: A Review of Remedial Approaches to Address the Abuses of Diplomatic Privileges and Immunities // Amer. Univ. J. of Internat. Law & Policy. 1989. Vol. 4.

P. 195; Barker J.C. The Abuse of Diplomatic Privileges and Immunities: A Necessary Evil? Aldershot: Dartmouth, 1996. P. 153–155; Parkhill J.S. Diplomacy in the Modern World: A Reconsideration of the Bases for Diplomatic Immunity in the Era of High-Tech Communication

// Hastings Internat. & Comparative Law Review. 1997–1998. Vol. 21 . P. 593.

УПК РФ осуществлять судебную проверку законности неотложных следственных действий, произведенных главами загранучреждений РФ, а также рассматривать жалобы на их решения и действия (бездействие) в порядке ст. 125 УПК РФ (в действующей редакции УПК РФ этот вопрос остается нерешенным).

То же касалось и определения подследственности и подсудности дела о преступлении, совершенном в помещениях представительства федерального органа государственной власти РФ за рубежом, – по месту нахождения центрального аппарата соответствующего органа в г. Москве (к примеру, ФМС России в отношении помещений его представительств, Минэкономразвития России – в отношении торгпредств)1. Учитывая единичные случаи подобных преступлений, вести речь о существенном увеличении нагрузки на соответствующие территориальные органы расследования и суды не приходилось.

Приведенная правовая фикция была известна российскому праву уже в XIX в. Как указывал Н.С. Таганцев, «по началу обратной экстерриториальности действия нашего Уложения расширяются, и сами деяния рассматриваются как учиненные в пределах России … когда они учинены за границей нашими дипломатическими агентами, консулами на Востоке или иными служащими»2. В соответствии со ст. 6 Уголовного уложения (изд. 1909 г.)3 «действие сего Уложения распространяется на преступные деяния, учиненные в иностранных государствах российскими подданными, пользующимися в этих государствах правом внеземельности».

В 2012 г. украинский законодатель установил в новом УПК Украины (ст. 523), что досудебное расследование уголовного правонарушения, совершенного на территории дипломатического представительства или консульского учреждения Украины за границей, осуществляется следователем органа досудебного расследования, юрисдикция которого

1 См., например: ‘‘Civilian Extraterritorial Jurisdiction Act (CEJA) of 2011’’ (§ 3245).

2 Таганцев Н.С. Указ. соч.

3 Свод законов Рос. империи.

распространяется на территорию местонахождения центрального органа исполнительной власти в сфере иностранных дел Украины.

Упомянутая правовая фикция неоднократно применялась в российской следственной практике1.

Так, СО при ОВД по району Арбат в 2010 г. проводилась проверка по обращению МИДа России о краже неустановленными лицами денежных средств в помещении посольства РФ в Королевстве Бельгия2. В 2011–2012 гг. ГСУ СК России по г. Москве проводилась процессуальная проверка по обращению МИДа России о выдаче сотрудниками консульского отдела посольства РФ в Республике М. российских виз без достаточных оснований гражданам Республики Н., отнесенной к миграционно опасным странам3.

В случае возникновения необходимости в проведении процессуальных действий на территории загранучреждения или в жилище его сотрудника уже после принятия переданного главой загранучреждения уголовного дела к своему производству следователем (дознавателем) в представляемом государстве, последний может по предварительному согласованию с внешнеполитическим ведомством представляемого государства, в зависимости от обстоятельств дела и исходя из ситуации в конкретной стране:

1. Поручить производство процессуальных действий соответствующему консульскому учреждению представляемого государства в порядке оказания консульской правовой помощи (в т.ч. предъявить обвинение, допросить лицо в качестве обвиняемого), если это предусмотрено международным договором или допускается страной пребывания.

1 См. также определение Верхов. Суда РФ от 20 июня 1997 г. № 5-В97-64, в соответствии с которым жалобы граждан РФ, постоянно проживающих за ее пределами, на действия должностных лиц дипломатических представительств и консульских учреждений РФ подлежат рассмотрению применительно к ст. 47 Закона РФ «О гражданстве Российской Федерации» в Московском городском суде. Бюл. Верхов. Суда РФ. 1997. № 11 .

2 Материал проверки № 2пр-2010 СО по ЦАО СУ СК при прокуратуре РФ по г. Москве; уголовное дело № 209173 СО при ОВД по р-ну Арбат.

3 Материал проверки № 203-74пр-11 ГСУ СК России по г. Москве.

При необходимости обеспечить участие в производимом консулом следственном действии следователя (дознавателя), в производстве которого находится соответствующее уголовное дело, или сотрудника, осуществляющего процессуальный контроль за его расследованием.

2. Самостоятельно произвести процессуальные действия по предварительному согласованию с компетентными органами страны пребывания, при необходимости в присутствии их представителей.

3. При наличии особых оснований – направить в компетентные органы страны пребывания запрос о производстве ими процессуальных действий в загранучреждении (например, в случае потребности применения для сбора доказательств громоздкой или иной специальной техники, транспортировка которой из представляемого государства невозможна или затруднительна), при необходимости в присутствии представителей компетентных органов представляемого государства.

В случае особой взаимной заинтересованности в совместном расследовании преступления, совершенного в помещениях загранучреждения, представляемое государство и страна пребывания могут создать совместную следственно-оперативную группу, что может, среди прочих преимуществ, существенно облегчить взаимное получение разрешений на производство в загранучреждении следственных действий органами страны пребывания и представляемого государства друг у друга.

4. Самостоятельно произвести процессуальные действия без получения согласия компетентных органов страны пребывания в исключительных случаях, например, когда:

– велика вероятность отказа в даче такого согласия страной пребывания, особенно в условиях, если она к тому же не допускает выполнение процессуального действия на своей территории иностранным консулом;

– получение согласия страны пребывания или информирование ее о процессуальном действии противоречит интересам представляемого

государства или предварительного расследования, например, ввиду характера преступления, фигурантов дела, в частности, в случае совершения в представительстве преступления его сотрудником и тем более его главой;

– производство допросов и иных процессуальных действий не может быть поручено консульским должностным лицам, например, в целях обеспечения объективности, по причине их тесных служебных или личных взаимоотношений с обвиняемым, либо в силу уже имеющегося у них другого процессуального статуса по соответствующему уголовному делу, либо если следственные действия должны быть проведены в отношении их самих и не могут быть отложены до их возвращения в представляемое государство;

– требуется производство особо сложного следственного действия, требующего соответствующей квалификации и профессиональных навыков следователя, криминалиста, применения определенных тактических приемов. К примеру, производство осмотра, обнаружение и фиксация вещественных доказательств с применением криминалистической техники, необходимость преодоления противодействия свидетеля (в особенности из числа сотрудников загранучреждения) и иных конфликтных или, по определению В.Н. Карагодина, мнимобесконфликтных ситуаций1.

Протоколы и иные документы на бумажных и электронных носителях, полученные в подобных исключительных случаях, могут быть переданы через загранучреждение в представляемое государство дипломатической почтой, их перемещения самим следователем (дознавателем) по территории страны пребывания за пределами загранучреждения следует избегать. Подобным материалам уголовных дел рекомендуется присваивать соответствующий гриф секретности.

В случае если на территории названных объектов предстоит выполнение процессуального действия, требующего судебного решения (например, обыска в жилище сотрудника загранучреждения, в том числе

Драпкин Л.Я., Карагодин В.Н. Криминалистика: учеб. М.: Проспект, 2011. С. 277–298.

арендованного вне территории загранучреждения), это решение должно быть заранее получено в соответствующем суде представляемого государства.

В связи с общими условиями судебного разбирательства – непосредственности и гласности – на его стадии сбор доказательств в загранучреждении достаточно затруднителен, поэтому должны быть приняты все возможные меры к их наиболее полному и качественному закреплению в ходе досудебного производства.

В свете изложенного представляется возможным заключить, что российским законом в целом установлены не противоречащие международному праву и достаточные полномочия соответствующих должностных лиц по расследованию совершенного в загранучреждении преступления, правовое регулирование которых, вместе с тем, нуждается в дальнейшем совершенствовании.

<< | >>
Источник: ЛИТВИШКО Пётр Андреевич. ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ ЮРИСДИКЦИИ В ЗАРУБЕЖНЫХ ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВАХ ГОСУДАРСТВ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва –2014. 2014

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 2.1. Проведение проверок сообщений о преступлении и производство по уголовным делам должностными лицами и органами представляемого государства:

  1. §1. Особенности возбуждения уголовного дела. Типичные следственные ситуации первоначального этапа расследования
  2. §2. Понятие дорожно-транспортных преступлений и их место в системе Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации.
  3. § 2. Принцип публичности (официальности): понятие, сущность и содержание
  4. § 1. Реализация принципа публичности (официальности) в стадии возбуждения уголовного дела
  5. § 1. Объективные признаки состава преступления, предусмотренного статьей 2431 Уголовного кодекса РФ
  6. § 2. Субъективные признаки состава преступления, предусмотренного статьей 2431 Уголовного кодекса РФ
  7. Консультативные заключения Межамериканского суда по правам человека
  8. ПРИЛОЖЕНИЯ
  9. 3.2. Причины и условия преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств или психотропных веществ
  10. § 1. Воинские преступления как форма криминального конфликта
  11. § 2. Правоприменительная деятельность в сфере реализации юридической ответственности за воинские преступления
  12. ОГЛАВЛЕНИЕ
  13. ВВЕДЕНИЕ
  14. § 1.2. Теоретико-правовые основания осуществления уголовно- процессуальной юрисдикции в загранучреждениях представляемым государством