<<
>>

§ 2.4. Консульская правовая помощь по уголовным делам

В условиях невозможности самостоятельной деятельности на территории загранучреждения следственных органов представляемого государства консульская правовая помощь по уголовным делам и материалам проверок сообщений о преступлении может иметь решающее значение.

Использование «консульского канала» – свободы консульских сношений и беспрепятственного доступа – весьма важно и потому, что возможность и допустимость прямых трансграничных сношений следователей с находящимися за границей лицами, в т.ч. лишь по средствам связи, весьма ограничены.

Венская конвенция о консульских сношениях, являющаяся основным источником современного консульского права, в п. «j» ст. 5 cохранила за консулами единственную уголовно-процессуальную функцию, признанную обычным международным правом, – исполнение поручений компетентных

1 Legal Guidance (Internat. Enquiries).

См. также: Протокол об иностранных следователях в Канаде: Protocol On Foreign Criminal Investigators In Canada of 2007 // Королевская канадская конная полиция: [сайт]. URL: http://www.rcmp-grc.gc.ca/interpol/fcip-pcece-eng.htm; циркулярная нота МИДа Канады: Protocol On Foreign Criminal Investigators In Canada: Circular Note NO. JLA-0142 of Mar. 2, 2007, the Dept. of Foreign Affairs and Internat. Trade // МИД Канады: [сайт]. URL: http://www.international.gc.ca/protocol-protocole/circular-note_note-circulaire_jla- 0142.aspx?lang=eng&view=d (дата обращения: 08.04.2013).

107

органов представляемого государства об оказании правовой помощи по уголовным делам, в т.ч. о передаче документов1. С ней тесно связаны также функции, закрепленные в п.п. «a» и «f» ст. 5 Венской конвенции: защита в государстве пребывания интересов представляемого государства и его граждан (физических и юридических лиц) в пределах, допускаемых международным правом; исполнение обязанностей нотариуса и других подобных обязанностей, а также выполнение некоторых функций административного характера при условии, что в этом случае ничто не противоречит законам и правилам государства пребывания.

Г.В. Бобылев обоснованно относит консульскую правовую помощь по уголовным делам по поручениям органов расследования и судов представляемого государства к административным функциям консулов2.

В докладе Комиссии международного права 1961 г. отмечается, что

«выполнение определенных процессуальных или следственных поручений через консулов отвечает практическим потребностям. Консул может исполнять поручения о правовой помощи в соответствии с процедурой, предписываемой законом представляемого государства, в то время как суды государства пребывания обязаны делать это в соответствии с процедурой, предписываемой законом государства пребывания. Более того, этот порядок значительно быстрее, помимо того, что иностранный суд не обязан, в отсутствие конвенций по данному предмету, удовлетворять просьбу, содержащуюся в поручениях о правовой помощи»3.

Значимость реализации уголовно-процессуальной юрисдикции консульскими должностными лицами существенно возрастает в случае

1 См. историко-правовой анализ консульской юрисдикции и развития консульской правовой помощи по уголовным делам: Литвишко П.А.

Производство процессуальных действий по уголовным делам в загранучреждениях и в отношении лиц, пользующихся международно-правовым иммунитетом: Метод. пособие / науч. ред. А.Г. Волеводз. М.: Следственный комитет Российской Федерации, 2013. С. 48–60.

2 Бобылев Г.В. Указ. соч. С. 67; Международное право: учеб. для бакалавров. С. 526.

3 Report of the International Law Commission on the work of its Thirteenth Sess., 1 May to 7 July 1961, Offic. Records of the Gen. Assembly, Sixteenth Sess., Suppl. No. 10 (A/4843): Extr. from the Yb. of the Internat. Law Commiss., 1961, vol. II. P. 98, para. 19.

108

невозможности производства процессуальных действий на территории зарубежного представительства органами расследования представляемого государства. Так, в соответствии с разъяснением Всепольской прокуратуры 2009 г.1 «прокурор, командируемый за рубеж, выступает, в случае допуска к участию в действиях правовой помощи, исключительно как участник, а не как выполняющий действие. Это также касается процессуальных действий, проводимых в польском дипломатическом или консульском представительстве. В этих случаях лицом, выполняющим действие, является консул».

В силу п. «j» ст. 5 Венской конвенции о консульских сношениях к консульским функциям относится передача судебных и несудебных документов или исполнение судебных поручений или же поручений по снятию показаний для судов представляемого государства в соответствии с действующими международными соглашениями или, при отсутствии таких соглашений, в любом ином порядке, не противоречащем2 законам и правилам государства пребывания.

Приводим текст данного пункта на английском языке: «transmitting judicial and extrajudicial documents or executing letters rogatory or commissions to take evidence for the courts of the sending State in accordance with international agreements in force or, in the absence of such international agreements, in any other manner compatible with the laws and regulations of the receiving State»3.

1 Циркулярное письмо: Pismo Dyrektora Biura Obrotu Prawnego z Zagranicą Prokuratury Krajowej Jozefa Gemry z dnia 27 lutego 2009 r. PR VI 477–4/09.

2 В англоязычной версии «compatible» – совместимом, согласующемся с законами и

правилами государства пребывания, что представляет собой несколько более жесткое требование, нежели «порядок, не противоречащий законам и правилам». См. также об этом: Carlsmith Ball LLP. What a Consular Officer Is Authorized to Do As Opposed To What He Can Do with Impunity // FindLaw.com: правовой портал. URL: http://corporate.findlaw.com/law-library/what-a-consular-officer-is-authorized-to-do-as-opposed- to-what-he.html (дата обращения: 20.08.2012).

3 Vienna Convention on Consular Relations of 24 Apr. 1963 // Собр. договоров ООН: [сайт].

URL: http://treaties.un.org/pages/CTCTreaties.aspx?id=3&subid=A&lang=en (дата обращения: 14.04.2013).

109

Текст п. «j» ст. 5 Венской конвенции на русском языке может толковаться не вполне корректно с точки зрения российского уголовного судопроизводства.

Для точной передачи его содержания и его правильного применения целесообразно обратиться к понятийному аппарату одного из основных международных договоров в сфере правовой помощи – Европейской конвенции о взаимной правовой помощи по уголовным делам 1959 г.1, а также заявлений Российской Федерации к ней (в редакции распоряжения Президента РФ2 ).

Так, под «судебными документами» (judicial documents) следует понимать также документы органов предварительного расследования и прокуратуры, являющихся органами (уголовной) юстиции (judicial authorities)3, а под «судебными поручениями» (letters rogatory) – запросы (поручения) о правовой помощи не только судов, но также органов расследования и прокуратуры. В соответствии со ст. 3 Европейской конвенции и Пояснительным докладом к ней4 такие поручения включают в себя получение доказательств5 (в том числе проведение допросов свидетелей,

1 Европейская конвенция о взаимной правовой помощи по уголовным делам от 20 апр. 1959 г. // Бюл. междунар. договоров. 2000. № 9. С. 51–59; European Convention on Mutual Assistance in Criminal Matters (Strasbourg, 20.IV.1959) // Бюро договоров Совета Европы: [сайт]. URL:

http://conventions.coe.int/Treaty/Commun/QueVoulezVous.asp?NT=030&CM=8&DF=03/06/2 013&CL=ENG (дата обращения: 03.06.2013).

2 О заявлениях и оговорках Российской Федерации при подписании Европейской

конвенции о выдаче 1957 года с Дополнительными протоколами 1975 и 1978 годов и Европейской конвенции о взаимной правовой помощи по уголовным делам 1959 года с Дополнительным протоколом 1978 года по Европейской конвенции о выдаче 1957 года: распоряжение Президента Рос. Федерации от 3 сент. 1996 г. № 458-рп // Собр. законодательства Рос. Федерации. 1996. № 37, ст. 4286.

3 Согласно заявлению к ст. 24 Европейской конвенции (в ред. распоряжения Президента

РФ) для целей Конвенции в качестве «судебных (юридических) органов» в РФ рассматриваются суды, прокуроры, органы дознания и предварительного следствия.

4 Explanatory report on the European Convention on Mutual Assistance in Criminal Matters

(comment. on Art. 3) // Бюро договоров Совета Европы: [сайт]. URL: http://conventions.coe.int/Treaty/en/Reports/Html/030.htm (дата обращения: 14.04.2013).

5 Официальные переводы на русский и украинский языки п. 1 ст. 3, на русский язык ст. 17

Европейской конвенции содержат ошибку, которая на практике приводила к необоснованному ограничению объема оказываемой правовой помощи и неправомерным отказам российской стороны в исполнении поручений компетентных органов

110

экспертов или обвиняемых, обыска, выемки и наложения ареста на имущество), передачу вещественных доказательств, материалов или документов.

Неоднозначным является и толкование термина «поручения по снятию показаний» (commissions to take evidence), поскольку слово «evidence» означает как доказательства в целом (в сочетании с «to procure» evidence и рядом других глаголов), так и лишь (свидетельские) показания (как правило, употребляется только с глаголами «to take» - получать - или «to give» evidence - давать показания). Вместе с тем в переводе на русский язык Конвенции о получении за границей доказательств по гражданским или торговым делам (ст.ст. 15-22)1 термин «to take evidence» используется в своем двойном значении - как для обозначения получения доказательств, так и получения свидетельских показаний.

В официальных чешском2 и словацком3 переводах п. «j» ст. 5 Венской конвенции говорится об «исполнении запросов о правовой помощи либо поручений о получении доказательства для судов представляемого государства» (чешск.: vyřizovani dožadani nebo pověřeni k provedeni důkazu pro soudy vysilajiciho statu; словац.: vybavovani dožiadani alebo povereni na

иностранных государств о допросе подозреваемых и обвиняемых: термин «procuring evidence» (получение доказательств) передан как «получение свидетельских показаний».

1 Конвенция о получении за границей доказательств по гражданским или торговым делам

от 18 марта 1970 г. // Международное частное право. Сб. док. М.: БЕК, 1997. С. 737–744; Convention of 18 Mar. 1970 on the Taking of Evidence Abroad in Civil or Commercial Matters

// Гаагская конф. по междунар. частному праву: [сайт]. URL: http://www.hcch.net/index_en.php?act=conventions.text&cid=82 (дата обращения: 14.04.2013).

2 Videňska umluva o konzularnich stycich // portal.gov.cz: портал публичной администрации Чешск. Респ. URL: http://portal.gov.cz/app/zakony/zakonPar.jsp?idBiblio=31379&fulltext=V~C3~ADde~C5~88sk~ C3~A1~20~C3~BAmluva~20o~20konzul~C3~A1rn~C3~ADch~20styc~C3~ADch&nr=&part=

&name=&rpp=15#local-content (дата обращения: 16.07.2012).

3 Viedensky dohovor o konzularnych stykoch // МИД Словац. Респ.: [сайт]. URL: http://www.mzv.sk/servlet/content?MT=/App/WCM/main.nsf/vw_ByID/ID_DD6F67735A1B6F 80C12576350033486B_SK&OpenDocument=Y&LANG=SK&MENU=konzularne_informacie

&TG=BlankMaster&URL=/App/WCM/konzul_info.nsf/(vw_ByID)/ID_A53D2DF52CAE5230 C12576700047A725 (дата обращения: 16.07.2012).

111

vykonanie dôkazu pre sudy vysielajuceho štatu), поручения по снятию показаний не упоминаются.

Представляется, что именно по причине двойственности толкования в немецком1 и польском2 официальных переводах п. «j» ст. 5 Венской конвенции слова «commissions to take evidence» не употребляются и ведется речь только об исполнении ходатайств об оказании правовой помощи в целом (в немецком переводе «Rechtshilfeersuchen zu erledigen», в польском –

«wykonywanie rekwizycji sądowych»).

В связи с этим считаем, что необходимо принимать указанное английское значение пункта «j» ст. 5 Венской конвенции о консульских сношениях при его толковании в соответствии с п. 4 ст. 33 Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г.3, поскольку оно с учетом объекта и целей договора лучше всего согласовывает английский и русский тексты договора.

Таким образом, на основании п. «j» ст. 5 Венской конвенции о консульских сношениях и аналогичных положений двусторонних консульских конвенций, если другим международным договором или правилами страны пребывания не установлено иное, консульские должностные лица вправе выполнять поручения органов предварительного расследования и судов представляемого государства о производстве любых следственных и иных процессуальных действий по сбору доказательств, а не только допросов и вручений документов, и в отношении лиц независимо от их гражданства.

В связи с этим нельзя не согласиться с А.Г. Волеводз, отмечающим, что

«представляется не в полной мере вытекающим из существа международно-

1 Wiener Übereinkommen über konsularische Beziehungen // admin.ch. URL:

http://www.admin.ch/ch/d/sr/0_191_02/index.html (дата обращения: 16.07.2012).

2 Konwencja Wiedeńska o stosunkach konsularnych // МИД Респ. Польша: [сайт]. URL: http://www.msz.gov.pl/Konwencja,Wiedenska,o,stosunkach,konsularnych,1133.html (дата обращения: 16.07.2012).

3 Венская конвенция о праве международных договоров от 23 мая 1969 г. // Ведомости ВС СССР. 1986. № 37, ст. 772.

правовых документов мнение … о том, что на территории иностранных государств каждая страна вправе лишь допрашивать собственных граждан и вручать им документы о вызове в РФ через дипломатические представительства и консульские учреждения»1.

В существующей русскоязычной версии текст п. «j» ст. 5 Венской конвенции, которая вступила в силу для СССР в 1989 г., дословно воспроизводится в заключенных в последующем двусторонних консульских конвенциях, и эта практика продолжается в настоящее время2. Данная формулировка, причем в усеченном виде – за исключением положения об исполнении судебных поручений в целом, использована и в Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 2002 г.3 (ст. 14): дипломатические представительства и консульские учреждения Договаривающихся Сторон имеют право осуществлять передачу судебных и несудебных документов или исполнять судебные поручения по снятию показаний для судов представляемой Договаривающейся Стороны.

Недостатки формулировки упомянутого положения восполнены лишь в Консульской конвенции между Российской Федерацией и Республикой Куба 1998 г.4, в силу п. «л» ст. 37 которой консульской функцией является

«передача следственных, судебных и других документов или исполнение поручений органов предварительного расследования и судов представляемого государства в соответствии с действующими международными соглашениями или, при отсутствии таких соглашений, в

1 Волеводз А.Г. Международный розыск, арест и конфискация полученных преступным путем денежных средств и имущества (правовые основы и методика) / науч. ред. А.Б. Соловьёв. М.: Юрлитинформ, 2000. С. 229–230; Волженкина В.М. Оказание правовой помощи по уголовным делам в сфере международного сотрудничества: учеб. пособие. СПб.: СПб. юрид. ин-т Генер. прокуратуры РФ, 1999. С. 47–48.

2 См., например: Консульская конвенция между Российской Федерацией и Народной

Республикой Бангладеш от 3 сент. 2007 г. (ст. 37). СПС «КонсультантПлюс».

3 Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 7 окт. 2002 г. // Содружество. Информ. вестн. Совета глав государств и Совета глав правительств СНГ. № 2(41). С. 82–130.

4 Консульская Конвенция между Российской Федерацией и Республикой Куба от 23 марта

1998 г. // Бюл. междунар. договоров. 2000. № 4. С. 66–87.

любом ином порядке, не противоречащем законам и правилам государства пребывания».

Помимо консульских конвенций, рассматриваемая консульская функция прописана во многих заключенных СССР и Россией двусторонних, а также в двух многосторонних договорах о правовой помощи и правовых отношениях – Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г.1 и упомянутой одноименной Конвенции 2002 г. Однако закрепленные в них нормы, в отличие от Венской конвенции, двусторонних консульских договоров и Конвенции 2002 г., имеют, как правило, следующее содержание.

1. Объем правовой помощи, которую консульские должностные лица вправе оказывать компетентным органам представляемого государства, ограничивается проведением допросов (получением показаний) и передачей (вручением) документов. Согласно формулировке большинства договоров о правовой помощи стороны имеют право делать это «через свои дипломатические представительства или консульские учреждения». По причине неоднозначности этой формулировки бытует заблуждение, что она предоставляет право производить указанные действия в загранучреждениях сотрудникам органов расследования представляемого государства.

2. Лица, в отношении которых производятся процессуальные действия, должны являться гражданами представляемого государства.

3. Отсутствуют ограничения по процессуальному статусу допрашиваемых и адресатов документов.

4. Процессуальные действия, в т.ч. вручение документов, производятся на основе добровольности, запрещается применение средств принуждения или угрозы ими.

Как пишут В.П. Зимин и И.Н. Зубов, «в двух случаях (договоры с Вьетнамом и Монголией) вообще не оговаривается запрещение применять

1 Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 янв. 1993 г.: в ред. Протокола к Конвенции от 28 марта 1997 г. СПС «ГАРАНТ ЭКСПЕРТ».

при этом меры принуждения, а в двух других (договор с Чехо-Словакией и конвенция СНГ) такой запрет устанавливается в отношении не только применения, но и угрозы применения средств принуждения … На наш взгляд, такой угрозой является, например, предупреждение свидетеля (в соответствии со ст. 158 УПК России) об уголовной ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний»1.

Применительно к двусторонним консульским договорам указанные права в качестве консульских функций установлены впервые в Консульской конвенции между СССР и Турцией 1988 г., причем в ней, в отличие от большинства действующих международных договоров, конкретизирован процессуальный статус лиц, в отношении которых они могут осуществляться: «консульское должностное лицо имеет право и уполномочено по запросу компетентных властей представляемого государства в качестве стороны, свидетеля и эксперта получать добровольные показания от своих граждан, а также уведомлять их о судебных и иных документах».

«Отклонения» от стандарта рассматриваемых договорных положений содержат Консульская конвенция между Россией и Йеменом 2001 г.2, договоры между Россией и Канадой 1997 г.3, Россией и Индией 1998 г.4 о взаимной правовой помощи по уголовным делам.

Так, в соответствии с Консульской конвенцией с Йеменом консульское должностное лицо имеет право выполнять поручения компетентных органов

1 Зимин В.П., Зубов И.Н. Международное сотрудничество в области борьбы с преступностью и охраны общественного порядка: учеб. пособие. М.: НИИ МВД России, 1993. С. 119–120.

2 Консульская конвенция между Российской Федерацией и Йеменской Республикой от 25

апр. 2001 г. (ст. 13) // Бюл. междунар. договоров. 2009. № 7. С. 48–69.

3 Договор между Российской Федерацией и Канадой о взаимной правовой помощи по уголовным делам от 20 окт. 1997 г. (ст. 19) // Бюл. междунар. договоров. 2001. № 5. С. 64–

72.

4 Договор между Российской Федерацией и Республикой Индией о взаимной правовой помощи по уголовным делам от 21 дек. 1998 г. (ст. 19) // Бюл. междунар. договоров. 2000.

№ 10. С. 42–50.

.

представляемого государства об оказании правовой помощи, если это не противоречит законам и правилам государства пребывания, а также международным договорам, действующим между обоими государствами. Консульское должностное лицо также имеет право, если это не противоречит законам и правилам государства пребывания, передавать гражданам представляемого государства (и лицам без гражданства), проживающим или находящимся временно на территории государства пребывания, судебные и внесудебные документы.

Согласно договорам с Канадой и Индией консульские должностные лица могут собирать свидетельские показания на территории государства пребывания от лиц (с Индией – от свидетелей) на добровольной основе без официального запроса. Предварительное уведомление о предполагаемых процессуальных действиях должно предоставляться государству пребывания. Оно может отказать в своем согласии по любым причинам, указанным в ст. 3 договоров («Отказ в оказании правовой помощи»). Консульские должностные лица могут также вручать документы лицу, добровольно явившемуся в консульство (с Индией – в консульские помещения). Договоры не ограничивают круг лиц, в отношении которых могут выполняться эти действия, по признаку их гражданства.

Н.И. Пашковский относит консульскую помощь по уголовным делам к

«международной пассивной правовой помощи», под которой он понимает предоставление одним государством возможности консулу другого государства проводить процессуальные действия на территории государства пребывания в отношении граждан своего государства1. Такое определение, однако, представляется не вполне удачным с точки зрения возможности его смешения с существующими в науке и правоприменительной практике иностранных государств терминами «активная правовая помощь по уголовным делам» (направление компетентными органами одного государства запроса о правовой помощи компетентным органам другого

1 Пашковський М.І. Указ. соч. С. 7.

государства) и «пассивная правовая помощь» (исполнение компетентными органами одного государства запроса компетентных органов другого государства об оказании правовой помощи)1.

Венская конвенция и некоторые двусторонние консульские договоры содержат отсылочное положение о том, что исполнение рассматриваемых поручений осуществляется в соответствии с действующими международными договорами или, при отсутствии таких договоров, в любом ином порядке, не противоречащем законодательству государства пребывания. В докладе Комиссии международного права 1961 г. подчеркивается, что «консул не может исполнять поручения о правовой помощи в отсутствие договора, предоставляющего ему такое полномочие, разве что государство пребывания против этого не возражает»2.

Из этого следует, что общая договорная норма о свободе консульских сношений с гражданами представляемого государства и беспрепятственного доступа к ним, а также само по себе отсутствие определенно выраженного запрета страны пребывания на осуществление рассматриваемой консульской функции не служат достаточным основанием для ее реализации ни путем производства процессуального действия, ни путем передачи лицу документа. Расширительную и тем самым некорректную интерпретацию данного правила, унаследованную из Консульского устава СССР, содержат Консульские уставы Белоруссии3 (ст. 6 – «консул выполняет в соответствии с процессуальным законодательством Республики Беларусь полученные через Министерство иностранных дел Республики Беларусь поручения следственных органов и судов Республики Беларусь в отношении граждан

1 См., например: Отчет о деятельности прокуратуры Словац. Респ. за 2010 г.: Sprava o činnosti prokuratury Slovenskej republiky za rok 2010 (bod 2.4.2) // Генер. прокуратура Словац. Респ.: [сайт]. URL: http://www.genpro.gov.sk/spravy-o-cinnosti-12b7.html (дата обращения: 16.07.2012).

2 Op. cit.

3 Консульский устав Республики Беларусь: утв. Указом Президента Респ. Беларусь от 19 февр. 1996 г. № 82: в ред. Указа Президента Респ. Беларусь от 15 мая 2000 г. № 262 // Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь: [сайт]. URL: http://ncpi.gov.by/sbornik/sb_text.asp?NR=P39600082 (дата обращения: 14.04.2013).

Республики Беларусь, если это не запрещено законами государства пребывания») и Украины1 (ст. 28 – «консул выполняет поручения следственных либо судебных органов Украины в отношении граждан Украины, если это не запрещено законами государства пребывания. Указанные поручения выполняются с соблюдением процессуального законодательства Украины»).

Можно полагать, что если страна пребывания не признаёт право представляемого государства на осуществление рассматриваемой консульской функции, то ее несанкционированное выполнение ведет к недопустимости соответствующего доказательства и может иметь своим следствием непризнание за консулом страной пребывания иммунитета от своей юрисдикции и свидетельского иммунитета в отношении действий, совершенных консулом при выполнении этой функции, а в определенных случаях может повлечь за собой ответственность консула, в т.ч. уголовную, в соответствии с законодательством страны пребывания2.

Некоторые консульские договоры3 не включают рассматриваемую консульскую функцию в приводимые в них перечни консульских функций. В то же время такие перечни, как правило, не являются исчерпывающими и содержат положение о том, что консульские учреждения могут выполнять также другие функции, возложенные на них представляемым государством, которые не запрещаются законами и правилами страны пребывания или против выполнения которых страна пребывания не имеет возражений.

1 Консульський статут України: затв. Указом Президента України від 2 квітня 1994 р. № 127/94: в ред. Указа Президента України від 21.05.2002 № 474/2002 // Верхов. Рада України: [сайт]. URL: http://zakon4.rada.gov.ua/laws/show/127/94 (дата обращения: 06.06.2013).

2 Например, по ст.ст. 271 и 299 УК Швейцарии. См. также по этому вопросу: Carlsmith Ball LLP. Op. cit.; решение Верхов. Суда ФРГ: Bundesgerichtshof, Beschluß vom 4.4.1990 (3 StB 5/90), BGHSt 36, 396 (ZaoRV 52 [1992], 381).

3 См., например: European Convention on Consular Functions (Paris, 11.XII.1967) (Art. 44,

para. 1) // Бюро договоров Совета Европы: [сайт]. URL: http://conventions.coe.int/Treaty/EN/Treaties/Html/061.htm (дата обращения: 14.04.2013).

При отсутствии соответствующего договора предполагается, что представляемое государство должно обратиться во внешнеполитическое ведомство либо центральный орган по вопросам правовой помощи и правовых отношений страны пребывания за получением согласия на производство рассматриваемых консульских действий. При этом целесообразно прикладывать к такому обращению текст уголовно- процессуального закона представляемого государства, регулирующего порядок проведения действий, для оценки, не противоречит ли он национальному праву страны пребывания. Последняя может дать общее,

«генеральное» разрешение на все подобные действия в дальнейшем, либо разовое, применительно только к конкретному случаю, либо отказать в разрешении.

Некоторые страны законодательно урегулировали порядок производства процессуальных действий иностранными консульскими должностными лицами. Так, согласно § 540 УПК Словакии «иностранное консульское учреждение, действующее на территории Словацкой Республики, может выполнить по поручению органов представляемого государства действие в целях уголовного производства для этих органов только на основании согласия Министерства юстиции. Для вручения документов гражданину представляемого государства либо для допроса лица, если оно явится добровольно, согласия Министерства юстиции не требуется». Таким образом, в Словакии иностранный консул вправе получать добровольные показания от любых лиц независимо от их гражданства, а также с согласия Минюста Словакии производить неограниченный круг процессуальных действий.

В соответствии со ст. 547 УПК Украины консульские учреждения либо дипломатические представительства других государств в Украине имеют право получать на добровольной основе пояснения, вещи, документы от граждан государства, которое они представляют, а также вручать документы таким лицам.

Закон Великобритании о консульских сношениях1 (п. 10) устанавливает, что дипломатический агент или консульское должностное лицо любого государства могут, если они уполномочены на это по законодательству этого государства, приводить к присяге и получать аффидевиты. Королева Великобритании может королевским приказом в совете исключить или ограничить действие данного положения в отношении указанных должностных лиц любого государства, если она усматривает, что на территории этого государства дипломатическим агентам или консульским должностным лицам Соединенного Королевства не разрешается выполнять соответствующие функции. Подобные положения содержат, например, также законы Доминики2, Тринидад и Тобаго3 о дипломатических агентах и консульских должностных лицах (присягах и нотариальных действиях), регулирующие соответствующую деятельность как своих, так и иностранных дипломатов и консулов (п.п. 3, 4).

Представляется, что в силу установленных договорами свободы консульских сношений с гражданами представляемого государства и беспрепятственного доступа к ним консульское должностное лицо, только если иное не оговорено страной пребывания, вправе выполнять поручения о правовой помощи в отношении граждан представляемого государства не только в помещениях консульского учреждения, но и по месту их жительства или пребывания в пределах своего консульского округа, в особенности когда их явка в консульское учреждение затруднительна.

Однако при осуществлении сношений даже с собственными гражданами в уголовно-процессуальных целях загранучреждению следует

1 Consular Relations Act 1968 (c. 18) // legislation.gov.uk. URL: http://www.legislation.gov.uk/ukpga/1968/18 (дата обращения: 14.04.2013).

2 Diplomatic Agents and Consular Officers (Oaths and Notarial Acts) Act (Chap. 17:53, Act 17

of 1978, amended by Act 12 of 1990) // Правительство Содружества Доминики: [сайт]. URL: http://www.dominica.gov.dm/laws/chapters/chap17-53.pdf (дата обращения: 14.04.2013).

3 Diplomatic Agents and Consular Officers (Oaths and Notarial Acts) Act (Chap. 17:03, Act 3 of

1971) // М-во юстиции Респ. Тринидад и Тобаго: [сайт]. URL: http://rgd.legalaffairs.gov.tt/Laws2/Alphabetical_List/lawspdfs/17.03.pdf (дата обращения: 14.04.2013).

изначально оценить, исходя из каждой конкретной ситуации и личности гражданина, насколько вероятна его добровольная готовность к взаимодействию со своим загранучреждением.

В 2012 г. в ходе расследования в Санкт-Петербурге уголовного дела о незаконном лишении свободы О.В. Литвиненко и ее малолетнего сына следователем предпринимались попытки приглашения Литвиненко в российское консульство с целью ее допроса, что повлекло публичные заявления Литвиненко о возможности ее похищения и насильственного вывоза на служебной автомашине с территории консульства в Россию1.

В 2011 г. сотрудники генконсульства США в Санкт-Петербурге посетили по просьбе гражданина США М. предполагаемое место жительства в г. Санкт-Петербурге скрывшейся от него его жены Г. и их несовершеннолетних детей (и жена, и дети имели гражданство как РФ, так и США) с целью выяснения местонахождения и проверки условий проживания детей. Посещение повлекло за собой жалобы Г., на основании которых была проведена процессуальная проверка на предмет наличия в действиях сотрудников генконсульства признаков преступления, предусмотренного ст.

137 УК РФ («Нарушение неприкосновенности частной жизни»). В возбуждении уголовного дела было отказано, а МИДом России в посольство США в Москве направлена нота с требованиями о том, чтобы

«противоправная оперативно-розыскная деятельность американских дипломатов на территории Российской Федерации была прекращена, … в случае повторения подобных действий в отношении виновных будут предприняты соответствующие меры, вплоть до объявления «персона нон

грата»2.

1 Уголовное дело № 300544 ГСУ СК России по г. Санкт-Петербургу; Ольга Литвиненко:

«Отец пытается убить мужа и выкрасть моего второго ребенка» // Компромат.Ru: информ. портал. 2012. 23 апр. URL: http://www.compromat.ru/page_32054.htm (дата обращения: 16.07.2012).

2 Материал проверки № 1364 ск 11 СО по Центр. р-ну ГСУ СК России по г. Санкт- Петербургу.

121

Из числа стран романо-германской правовой семьи, Германия и Польша имеют достаточно развитое регулирование оказания консульской правовой помощи по уголовным делам в законодательстве и ведомственных нормативных правовых актах.

УПК ФРГ норм о консульской правовой помощи не содержит, однако Закон ФРГ о консульских должностных лицах, их функциях и полномочиях1 (§§ 15, 16, 19) устанавливает правила проведения консульских допросов и передачи документов, в соответствии с которыми германские консульские должностные лица: проводят допросы и передают документы на основании ходатайств германских судов и иных органов; полномочны приводить допрашиваемых к присяге; при производстве допросов применяют германские уголовно-процессуальные нормы, при этом консульские допросы, присяги и протоколы приравниваются к произведенным германскими судами и иными органами; передают любые документы лицам, находящимся в их консульском округе; не вправе применять средства принуждения. Допросы, заменяющие собой допросы судьей, и приведения к присяге могут производиться только консульскими должностными лицами, имеющими допуск к занятию должности судьи либо специально уполномоченными МИДом ФРГ с учетом квалификации и опыта работы.

В соответствии с Руководством Минюста ФРГ по сношениям с иностранными государствами в уголовно-правовых вопросах поручения германских судов и иных органов германским зарубежным представительствам о производстве официальных действий именуются

«ходатайствами о ведомственной помощи» (Amtshilfeersuchen, в противоположность ходатайствам о (международной) правовой помощи – Rechtshilfeersuchen), которая «может оказываться в случае, если это согласуется с правом государства пребывания, и по общему правилу

1 Gesetz über die Konsularbeamten, ihre Aufgaben und Befugnisse (Konsulargesetz, KonsG) vom 11 . Sept. 1974 (BGBl. I S. 2317): zuletzt geändert durch Art. 20 G v. 17.12.2008 I 2586 // Gesetze im Internet. URL: http://www.gesetze-im-internet.de/konsg/index.html (дата обращения: 14.04.2013).

122

ограничивается предоставлением сведений, передачей документов германским гражданам и их допросами в качестве свидетелей, экспертов и обвиняемых. При этом не допускается применение мер принуждения или угрозы ими. В этих случаях сношения между германскими органами и

зарубежными представительствами являются не межгосударственными, а внутригосударственными»1.

Как указывается в одном из германских комментариев, «сношения по оказанию правовой помощи между германским органом власти, расположенным в пределах территории ФРГ, и дипломатическим или консульским представительством ФРГ в иностранном государстве не относятся к международной правовой помощи. Соответственно это действует также применительно к сношениям между представительствами иностранных государств в ФРГ и органами власти представляемых государств. Запросы представительств иностранных государств в ФРГ о разрешении определенных мер – например, допроса свидетелей в помещениях представительства – не являются запросами о международной правовой помощи. Решение о разрешении подобных мер принимается федеральным правительством с учетом необходимости поддержания внешних сношений и обеспечения германского суверенитета»2.

Руководство предписывает воздерживаться от использования процедуры ведомственной помощи, если возможно прямое обращение с соответствующими запросами о правовой помощи к учреждению запрашиваемого государства. По этой причине германские зарубежные представительства, как правило, не вправе исполнять указанные ходатайства в большинстве стран Евросоюза, а также, например, в Норвегии и Швейцарии. «Ходатайства о консульских допросах и иных действиях ведомственной помощи могут направляться германскими органами только в исключительных случаях при наличии особых оснований, в частности, если

1 RiVASt (Nr. 129 Abs. 3. S. 33).

2 Wilkitzki, in Grützner/Potz/Kreß, Internationaler Rechtshilfeverkehr in Strafsachen, 2. Aufl., 29. Lfg. Nov. 1991, I. A2, § 59 IRG Rn. 32. S. 21 .

поставленная цель не будет достигнута или не будет своевременно достигнута путем обращения с запросом о правовой помощи к компетентным органам запрашиваемого государства, либо если запрос о правовой помощи был бы связан с недопустимыми затратами труда, времени или финансовых средств. Обращение к германскому зарубежному представительству необходимо обосновать»1.

Ходатайства о ведомственной помощи могут направляться непосредственно в германское зарубежное представительство с уведомлением МИДа ФРГ. Если допрос, передача документа или иное действие ведомственной помощи должны быть произведены в отношении сотрудника германского зарубежного представительства, всегда необходимо предварительное подключение МИДа ФРГ, а ходатайство должно быть представлено в Федеральное ведомство юстиции ФРГ2 .

Руководство содержит сводную информацию3 по странам о

допустимости осуществления в них уголовно-процессуальных функций германскими консульскими должностными лицами и их объеме. Отраженные в информации правила вытекают как из международных договоров ФРГ, так и разрешений государств пребывания, полученных по дипломатическим каналам, причем последние иногда существенно шире по сравнению с положениями договоров.

Некоторые страны пребывания разрешают германским консульским должностным лицам производство процессуальных действий не только в отношении граждан представляемого государства, но и других лиц, в т.ч. собственных граждан. Ряд стран обусловливают возможность выполнения данных действий:

– определенным процессуальным статусом лица;

1 RiVASt (Nr. 130. S. 33–34).

2 RiVASt (Nr. 131. S. 34).

3 RiVASt. Anhang II–Länderteil.

– отсутствием у лица гражданства страны пребывания;

– характером расследуемого преступления;

– проведением действий в пределах помещений представительства.

В соответствии со статьей 586 УПК Польши (она находится в части XIII «Производство по уголовным делам в сфере международных отношений») «при необходимости вручения документа находящемуся за рубежом лицу, имеющему польское гражданство, либо допроса такого лица в качестве обвиняемого, свидетеля или эксперта суд или прокурор обращается в польское дипломатическое представительство или консульское учреждение. В случае невозможности выполнения этих действий в указанном порядке можно обратиться с просьбой об их выполнении в суд, прокуратуру или другой компетентный орган иностранного государства».

Закон Польши «О функциях консулов Республики Польша»1 (ст.ст. 10, 18), воспроизводя названные в УПК Польши функции польских консулов по производству вручений и допросов, предписывает также наличие добровольного согласия соответствующего адресата или подлежащего допросу лица, применение соответствующим образом норм польского права при выполнении этих функций и добавляет к ним передачу для исполнения судам и другим органам государства пребывания запросов о правовой помощи, а также предоставление компетентным органам Польши информации о законодательстве государства пребывания.

В силу принципа субсидиарности внутригосударственного законодательства по отношению к международным договорам (ст. 615 УПК РП) статья 586 УПК РП не подлежит применению, если международным договором Польши предусмотрено иное. В этой связи положения ст. 586 не применяются, к примеру, в отношении польских загранучреждений в Швеции, Дании, Мальте и Саудовской Аравии, так как эти страны заявили о

1 Ustawa z dnia 13 lutego 1984 r. o funkcjach konsulow Rzeczypospolitej Polskiej: tekst ujednolicony na 14.04.2013 // Legeo.pl. URL: http://prawo.legeo.pl/prawo/ustawa-z-dnia-13- lutego-1984-r-o-funkcjach-konsulow-polskiej-rzeczypospolitej-ludowej/ (дата обращения: 14.04.2013).

недопустимости реализации на их территории консульской правовой помощи по уголовным делам1.

Распоряжением Министра юстиции Польши также регламентируется, что суды Польши направляют в дипломатическое представительство или консульское учреждение Польши документы, подлежащие пересылке за рубеж, если она не подпадает под установленные Распоряжением способы, а также обращаются к ним с просьбами об установлении гражданства лиц, проживающих или пребывающих за границей. К запросу о допросе лица суд может приложить бланк протокола допроса и содержание необходимых разъяснений допрашиваемому2.

Запрос о консульской правовой помощи (в литературе встречается указание на него как на «квазимеждународный запрос о правовой помощи»3) составляется в той же форме, что и запрос о международной правовой помощи по уголовному делу, и должен содержать данные о точном адресе местожительства или местопребывания адресата или подлежащего допросу лица, поскольку согласно разъяснению Верховного Суда Польши обязанность их установления на польские загранучреждения не возложена4.

На этапе предварительного расследования должностным лицом, уполномоченным направлять запрос о правовой помощи непосредственно в польское консульское учреждение, является апелляционный, окружной прокурор или окружной военный прокурор, при судебном рассмотрении –

1 Metodyka pracy w sprawach karnych ze stosunkow miedzynarodowych / S.R. Buczma, I. Chećko, J. Gemra, B. Hlawacz, R. Kierzynka, C. Kłos, M. Kołodziej, Ł. Łukuć, S. Modliński, P. Radomski, E. Sidwa, G. Stronikowska, A. Wiśniewska; pod red. J. Gemry. Warszawa: Wydaw. C.H. Beck, 2013. S. 2–3, 5, 18.

2 О подробном порядке действий судов по делам гражданского и уголовного процесса в международных сношениях: распоряжение Министра юстиции Респ. Польша: §§ 18, 36, 39 Rozporządzenia Ministra Sprawiedliwości z dnia 28 stycz. 2002 r. w sprawie szczegołowych czynności sądow w sprawach z zakresu miedzynarodowego postepowania cywilnego oraz karnego w stosunkach miedzynarodowych: tekst ujednolicony na 14.04.2013 // Legeo.pl. URL: http://prawo.legeo.pl/prawo/rozporzadzenie-ministra-sprawiedliwosci-z-dnia-28-stycznia-2002-

r-w-sprawie-szczegolowych-czynnosci-sadow-w-sprawach-z-zakresu-miedzynarodowego- postepowania-cywilnego-oraz-karnego-w-stosunkach/ (дата обращения: 14.04.2013).

3 Metodyka pracy ... S. 2.

4 Ibid. S. 7–8.

председатель окружного суда (по уровню примерно соответствуют прокурору и председателю суда субъекта РФ), МИД Польши при передаче запроса и его исполненных материалов не задействуется1.

Консул, производящий допрос во исполнение соответствующего ходатайства, осуществляет в определенном объеме полномочия прокурора и поэтому в установленных в отношении последнего случаях также подлежит

отводу2.

Рассматривая вопрос об обоснованности включения в запросы о консульской правовой помощи ходатайств об участии прокурора в допросах польских граждан на территории консульства, польский прокурор И. Хечко указывает, что «направляя запрос о правовой помощи в дипломатическое представительство или консульское учреждение, прокурор передает консулу свои полномочия в объеме, предусмотренном в запросе ... Консул подписывает протокол о выполненном им процессуальном действии. Поэтому он не может подтверждать своей подписью проведение его другим лицом. В этой связи следует признать, что обращение к консулу с ходатайством о производстве действия с участием представителя запрашивающей стороны является неправомерным»3.

1 Регламент внутреннего служебного распорядка органов прокуратуры общей юрисдикции Респ. Польша: утв. распоряжением Министра юстиции Респ. Польша: § 279 Rozporządzenia Ministra Sprawiedliwości z dnia 24 marca 2010 r. Regulamin wewnetrznego urzedowania powszechnych jednostek organizacyjnych prokuratury: tekst ujednolicony na 14.04.2013 // Legeo.pl. URL: http://prawo.legeo.pl/prawo/rozporzadzenie-ministra- sprawiedliwosci-z-dnia-24-marca-2010-r-regulamin-wewnetrznego-urzedowania-

powszechnych-jednostek-organizacyjnych-prokuratury/; Регламент внутреннего служебного распорядка органов военной прокуратуры Респ. Польша: утв. распоряжением Министра юстиции Респ. Польша: § 217 Rozporządzenia Ministra Sprawiedliwości z dnia 25 list. 2008 r. Regulamin wewnetrznego urzedowania wojskowych jednostek organizacyjnych prokuratury: tekst ujednolicony na 14.04.2013 // Legeo.pl. URL: http://prawo.legeo.pl/prawo/rozporzadzenie- ministra-sprawiedliwosci-z-dnia-25-listopada-2008-r-regulamin-wewnetrznego-urzedowania- wojskowych-jednostek-organizacyjnych-prokuratury/ (дата обращения: 14.04.2013); §§ 14, 39,

40, 61.1 Rozporządzenia Ministra Sprawiedliwości z dnia 28 stycz. 2002 r. w sprawie szczegołowych czynności sądow …; Zasady obrotu prawnego z zagranicą w sprawach karnych w postepowaniu przygotowawczym / pod red. E. Zalewskiego, K. Karsznickiego, A. Wiśniewskiej, C. Michalczuka. Warszawa: Prokuratura Krajowa, 2009. S. 18, 143–147.

2 Metodyka pracy ... S. 8.

3 Ibid. S. 9.

127

Кроме того, согласно разъяснению Всепольской прокуратуры1 «следует признать обоснованным, вместо обращения за помощью к иностранному органу, направление в польские консульские учреждения также запросов об иностранном законодательстве. Заверенные печатью консульства копии и выписки представляют собой полноценный и не вызывающий сомнений у судов процессуальный материал»2.

В 2011 г. по польскому уголовному делу о катастрофе 10 апреля 2010 г. польского самолета «Ту-154М» первый секретарь посольства Польши в РФ – консул допросила в соответствии с законодательством Польши в качестве свидетелей 4 работников данного посольства (военного атташе, сотрудника его аппарата, консула и сотрудника Бюро охраны правительства) в помещениях посольства по обстоятельствам подготовки визита жертв катастрофы в Россию, а также являвшихся очевидцами катастрофы. Разрешение на производство указанных допросов от компетентных органов России польской стороной не запрашивалось. Перед началом допросов консул предупреждала свидетелей об уголовной ответственности за дачу ложного показания по ст. 233 § 1 УК Польши, а также разъясняла им содержание статей 306 («Заведомо ложный донос») и 307 («Заведомо ложное показание») УК РФ; об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний свидетели консулом не информировались, поскольку польским законом она не установлена3.

Консульская правовая помощь по производству за рубежом допросов свидетелей и потерпевших, предъявления для опознания по фотографии, наведению справок активно используется Институтом национальной памяти

– Комиссией по расследованию преступлений против польского народа,

1 Pismo Dyrektora Biura Obrotu Prawnego z Zagranicą ...

2 В соответствии с международными договорами представление сведений о действующем или действовавшем иностранном законодательстве осуществляется в рамках международной правовой помощи. См.: О мерах по выполнению международных договоров СССР о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам: постановление Президиума ВС СССР от 21 июня 1988 г. № 9132-XI (подп. 1 п. 1) // Свод законов СССР. 1990. Т. 10. С. 162. См. также: RiVASt (Nr. 118. S. 31).

3 Уголовное дело № 201/355051-10 ГСУ СК России.

расследующим т.н. коммунистические и нацистские преступления. Так, в 2010 г. прокуроры Института обратились в польские дипломатические представительства или консульские учреждения с 23 ходатайствами о производстве процессуальных действий, чаще всего заключающихся в допросах польских граждан в качестве свидетелей1.

Вместе с тем в своем отчете за 2012 г. Генпрокурор Польши в числе упущений, которые могут влиять на слишком низкую эффективность розыска обвиняемых, скрывшихся от следствия, указал слишком редкое направление ходатайств о производстве следственных и иных процессуальных действий с участием обвиняемого в порядке ст. 586 УПК РП польскими консульскими службами в случаях, когда установлено, что обвиняемый пребывает в соответствующем иностранном государстве2.

Таким образом, в отличие от предписанного в Германии экстраординарного характера консульских процессуальных действий в сопоставлении с международной правовой помощью по уголовным делам, в Польше, наоборот, последняя имеет субсидиарное значение по отношению к рассматриваемой консульской функции, осуществляемой в отношении собственных граждан.

В соответствии со ст. 163 УПК Албании3 в случае необходимости допроса члена дипломатического персонала или главы дипломатической

1 Информ. о деятельности Ин-та нац. памяти: Informacje o działalności Instytutu Pamieci Narodowej – Komisji Ścigania Zbrodni przeciwko Narodowi Polskiemu w okresie 1 stycz. 2012 r.–31 grud. 2012 r. (s. 34); w okresie 1 stycz. 2010 r.–31 grud. 2010 r. (s. 30, 49); w okresie 1

lip. 2002 r.–30 czerw. 2003 r. (s. 51, 52, 86, 110, 147, 219, 220) // Ин-т нац. памяти – Комис. по расследованию преступлений против польского народа: [сайт]. URL: http://www.ipn.gov.pl/portal/pl/31/Informacje_o_dzialalnosci_IPN.html; Годовой отчет Генер. прокурора Респ. Польша о деятельности прокуратуры в 2010 г.: Sprawozdanie Prokuratora Generalnego z rocznej działalności prokuratury w 2010 r., Warszawa, 2011 r. S. 174 // Генер. прокуратура Респ. Польша: [сайт]. URL: http://www.pg.gov.pl/index.php?0,1209 (дата обращения: 04.05.2013).

2 Годовой отчет Генер. прокурора Респ. Польша о деятельности прокуратуры в 2012 г.:

Sprawozdanie Prokuratora Generalnego z rocznej działalności prokuratury w 2012 r., Warszawa, 2013 r. T. II. S. 631 // Генер. прокуратура Респ. Польша: [сайт]. URL: http://www.pg.gov.pl/index.php?0,1209 (дата обращения: 04.05.2013).

3 Criminal Procedure Code of the Republic of Albania: Law No. 7905, dated 21.03.1995:

consolidated version as of 1 Dec. 2004 // Высш. инспекторат по декларациям, аудиту

миссии за рубежом, если он находится вне пределов территории албанского государства, ходатайство о его допросе передается через Министерство юстиции албанскому дипломатическому или консульскому учреждению, за исключением случаев, когда их явка обязательна.

Кроме того, албанскому консульскому должностному лицу за рубежом участниками уголовного судопроизводства могут подаваться апелляционная жалоба на решение суда, которая незамедлительно пересылается секретарю суда, а также согласие осужденного на исполнение за рубежом приговора албанского суда (ст.ст. 413, 520 УПК).

Согласно УПК Боснии и Герцеговины1 (ст. 174) в случае, если

процедура обращения с запросами о международной правовой помощи не применяется, повестки гражданам Боснии и Герцеговины за рубежом вручаются через дипломатические или консульские миссии Боснии и Герцеговины в иностранном государстве при условии, что иностранное государство не возражает против этого способа вручения и что лицо, которому вручается повестка, добровольно соглашается ее принять. Если повестка вручается в помещении дипломатической или консульской миссии, уполномоченное должностное лицо миссии подписывает подтверждение о вручении как лицо, осуществляющее вручение, а если повестка посылается почтой, оно делает соответствующую отметку в подтверждении о вручении.

Аналогичные правила применительно к вручению как повесток, так и других процессуальных документов содержат законы всех остальных стран бывшей Югославии: УПК Словении2 (ст. 124), Черногории3 (ст. 199),

активов и конфликту интересов Респ. Албания: [сайт]. URL: http://www.hidaa.gov.al/ligje- te-tjera/?lang=en (дата обращения: 15.04.2013).

1 Criminal Procedure Code of Bosnia and Herzegovina of 2003 // ОБСЕ: [сайт]. URL:

http://www.legislationline.org/documents/section/criminal-codes (дата обращения: 15.04.2013).

2 Criminal Procedure Act of the Republic of Slovenia of 1995: status as of 7 Sept. 2007 // Полиция Респ. Словения: [сайт]. URL: http://www.policija.si/eng/index.php/legislation (дата обращения: 15.04.2013).

3 Criminal Procedure Code of Montenegro of 2009 // Программа развития ООН в

Черногории: [сайт]. URL: http://www.undp.org.me/dg/projects/Rule%20of%20Law%20and%20Human%20Rights%20Pro

130

Македонии1 (ст. 120) и Хорватии2 (ст. 160), а также Закон Сербии о взаимной помощи по уголовным делам3 (ст. 100), причем в последнем требования об отсутствии возражений иностранного государства и добровольного согласия адресата на принятие процессуального документа не предъявляются.

УПК Монголии (ст. 400) устанавливает, что свидетель, гражданский истец, гражданский ответчик, их представители или эксперт, которые являются гражданами Монголии и постоянно или временно проживают в иностранном государстве, могут вызываться повесткой через монгольские дипломатические или консульские представительства в соответствующем государстве, если иное не предусмотрено международными соглашениями.

Согласно УПК Болгарии4 (ст. 184) срок считается соблюденным, если к

его истечению ходатайство, жалоба, апелляция или иные документы получены дипломатическим представительством или консульским учреждением, если лицо находится за рубежом.

В Чехии консульская функция по передаче процессуальных документов закреплена в ведомственном нормативном правовом акте – указании общего характера Высшего государственного представителя Чешской Республики «О международно-судебном сотрудничестве по уголовным делам»5 (ст. 13, п. 3 ст. 59): если это возможно в силу международного договора или внутригосударственного законодательства

gramme/Criminal%20Procedure%20Code,%20Official%20Gazette.pdf (дата обращения: 15.04.2013).

1 Code of Criminal Procedure of the Republic of Macedonia // Прокуратура Респ. Македония:

[сайт]. URL: http://www.jorm.org.mk/ang/propisi.shtml (дата обращения: 15.04.2013).

2 Criminal Procedure Act of the Republic of Croatia // Верхов. Суд Респ. Хорватия: [сайт]. URL: http://www.vsrh.hr/EasyWeb.asp?pcpid=286 (дата обращения: 15.04.2013).

3 Law of the Republic of Serbia on Mutual Assistance in Criminal Matters // М-во юстиции

Респ. Сербия: [сайт]. URL: http://www.mpravde.gov.rs/en/articles/legislation- activities/relevant-legislation-in-the-area-of-judiciary/criminal-matter/ (дата обращения: 15.04.2013).

4 Criminal Procedure Code of the Republic of Bulgaria of 2005 // М-во юстиции Респ.

Болгария: [сайт]. URL: http://www.justice.government.bg/Npk/docs/CRIMINAL_PROCEDURE_CODE.pdf (дата обращения: 15.04.2013).

5 Pokyn obecne povahy nejvyššiho statniho zastupce č. 1/2011 ze dne 21 . led. 2011, o

mezinarodni justični spolupraci v trestnich věcech // Justice.cz: правовой портал. URL: http://portal.justice.cz/nsz/soubor.aspx?id=87519 (дата обращения: 15.04.2013).

131

государства, в котором действует загранучреждение Чешской Республики, гражданам Чешской Республики, которые пребывают за рубежом, можно вручить решение и другие процессуальные документы прокуратуры, а равно других органов, осуществляющих предварительное производство, также через загранучреждение Чешской Республики в иностранном государстве (документы направляются в МИД Чехии).

Функции американских консульских должностных лиц и дипломатических агентов по выполнению процессуальных действий и вручению документов по уголовным делам регулируются положениями §§ 4215, 4221 титула 22 Свода законов США и части 92 титула 22 Свода федеральных правил США («Нотариальные и связанные с ними услуги»)1. Консул, выполняющий данные функции, действует в качестве должностного лица, совершающего нотариальные действия (notarizing officer). Эти функции включают в себя: приведение к присяге, отобрание торжественного заявления (вместо присяги), получение показаний без уведомления и участия другой стороны (affidavit), получение показаний с предварительным уведомлением и возможным участием другой стороны (deposition), получение показаний для удостоверения подлинности иностранных документов с их последующим заверением, вручение судебной повестки (subpoena) гражданину США или лицу, постоянно проживающему в США, вручение иных процессуальных документов. При этом приведение к присяге (в т.ч. без последующего получения показаний самим консулом) и получение показаний могут осуществляться как на основании поручений судов и других компетентных органов США, так и запросов сторон уголовного процесса и их представителей (адвокатов); в последнем случае, как правило, взимается специальный сбор.

В соответствии с §§ 4215 и 4221 титула 22 Свода законов США рассматриваемыми процессуальными полномочиями по приведению к

1 22 U.S.C. §§ 4215, 4221; 22 C.F.R. 92. См. также: 7 FAM 911–913, 921–927, Exhibit 921–

926.3; 28 U.S.C. 1783.

присяге и получению показаний обладает каждое консульское должностное лицо США и каждый секретарь дипломатического представительства США.

Названные Правила содержат описание процедуры выполнения соответствующих процессуальных действий консулом. Как правило, соответствующие поручения и запросы содержат подробные указания по их исполнению, которые консул обязан соблюдать. Консул не отвечает за правильность формы аффидевита и способ изложения показаний, не обязан вникать в их достоверность или в возникающие спорные вопросы. При необходимости он одновременно выступает в качестве переводчика или обеспечивает участие последнего. Перед началом процессуального действия консул приводит к присяге свидетеля, а также секретаря, стенографиста, переводчика, аудио- и видеооператора (в случае их участия). Консул проводит допрос свидетеля в устной форме с участием представителей сторон, которые вправе лично проводить допрос и перекрестный допрос, при этом консул не вправе отклонять их вопросы и возражения. Он должен лишь стараться удержать представителей от продолжительных переговоров между собой, отклонений от основной линии обсуждения или отступлений и от попыток запугать или ввести в заблуждение свидетеля. Допрос может быть проведен консулом также на основании письменных перечней вопросов сторон без их участия, при этом запрещается заблаговременно предоставлять свидетелю такой перечень, с тем чтобы не дать ему возможность сформулировать свои ответы заранее. По общему правилу консул обязан присутствовать на всем протяжении процесса получения показаний, протокол получения показаний составляется лично консулом или, в большинстве случаев, стенографистом.

Вместе с тем согласно предписаниям Госдепартамента США консул председательствует при получении показаний, однако после приведения участников допроса к присяге он может временно удалиться, а допрос фактически производится представителями сторон (адвокатами)1.

1 7 FAM 921; U.S. Dept. of State Inform. on Judicial Assistance.

Запрещается выполнять рассматриваемые процессуальные действия консулу, который может иметь в них личную заинтересованность. Правила регулируют также вопросы отвода и самоотвода консула.

В странах, с которыми не заключены договоры, предусматривающие возможность получения показаний консулами, последние могут выполнять данное действие только в случае, если это разрешено национальным законодательством или органами власти страны; судебные повестки вручаются консулами только в странах, законы которых не запрещают этого. Консулы, получившие запросы или поручения о снятии показаний в странах, не разрешающих выполнение данного действия, должны возвратить документы инициаторам, указав причину возврата и альтернативные способы получения таких показаний, например, путем обращения к государству пребывания с соответствующим международно-правовым поручением.

В соответствии со Сборником информации Госдепартамента США по правовой помощи несоблюдение иностранного закона или процедуры может повлечь за собой трудности в использовании доказательств в уголовном судопроизводстве в США. Лица, пытающиеся вручить процессуальные документы или собрать доказательства в иностранном государстве способом, несовместимым с местным законом или процедурой, могут быть также подвергнуты гражданско-правовым или уголовно-правовым санкциям, предусмотренным местным законом1.

Сборник содержит также сводные сведения по странам о возможности

и порядке выполнения уголовно-процессуальных функций американскими консулами2.

На американских консулов законодательством США возложены также функции по передаче компетентным органам государства пребывания запросов о правовой помощи по уголовным делам, мониторингу их исполнения и направления материалов исполненных запросов инициатору в

1 U.S. Dept. of State Inform. on Judicial Assistance.

2 U.S. Dept. of State Inform. on Judicial Assistance (Country-Specific Inform.).

США. Кроме того, Госдепартамент США может в отдельных случаях поручить консулам получить в органах страны пребывания официальные документы, такие как документы о регистрации компании, банковские документы, а также заверенные копии дактокарт, образцы голоса, заключения почерковедческих исследований, паспортные данные и фотографии, организовать проведение медицинского обследования

свидетелей1.

Руководство для прокуроров США к т.н. неформальным методам получения правовой помощи в иностранных государствах, наряду со снятием показаний добровольных свидетелей в посольствах и консульствах США, относит запросы по дипломатическим каналам о предоставлении документов (например, гостиничной документации), которые могут являться документами публичного характера в запрашиваемом государстве и предоставляться иностранными органами по официальному запросу2.

Как отмечается в Руководстве Госдепартамента США по иностранным делам, «по причине … роста преступности возрастают потребность в консульской правовой помощи и ее многоплановость, зачастую она чрезвычайно важна для обеспечения политики и широкого круга различных интересов США, таких как пресечение оборота наркотиков, преследование террористов, усыновление и похищение детей, международная банковская

деятельность»3.

В силу § 4221 титула 22 Свода законов США лицо, которое дало заведомо ложные показания секретарю диппредставительства или консульскому должностному лицу США либо обеспечило дачу их другим лицом, может быть привлечено к уголовной ответственности, осуждено и наказано в любом округе США в том же порядке, как если бы такое преступление было совершено в США при даче показаний уполномоченному должностному лицу. Лицо, которое подделало печать или подпись секретаря

1 7 FAM 931.5–931.6, 932, 933.1–933.3.

2 USAM Title 9 Criminal Resource Manual 278 B, С.

3 7 FAM 911.

диппредставительства или консульского должностного лица на документе в связи с приведением к присяге или получением показаний либо представило в качестве доказательства такой заведомо подложный документ, подлежит наказанию в виде лишения свободы от 1 года до 3 лет и штрафа1.

Правила приведения к присяге, снятия показаний и передачи документов австралийскими дипломатическими агентами и консульскими должностными лицами, подобные американским, изложены в Руководстве по консульской деятельности Австралии (ч. 5)2 .

Нормы о категориях дипломатических агентов и консульских должностных лиц (включая почетных), уполномоченных приводить к присяге, отбирать торжественное заявление, получать показания (аффидевиты), о действительности данных процессуальных действий и о юридической силе полученных таким путем доказательств содержит Закон Канады о доказательствах3 (ст.ст. 52–54). Подобные ему положения содержит Закон Ирландии о дипломатических и консульских должностных лицах (оказании услуг)4, который, кроме того, устанавливает уголовную ответственность за лжесвидетельство, совершенное при проведении названных действий, а также подследственность и подсудность дел о нем на территории Ирландии (графство по месту задержания или содержания под стражей обвиняемого; преступление рассматривается как совершенное в этом графстве).

1 22 U.S.C. § 4221.

2 Australian Consular Operations Handb. (Pt. 5: Legal advice, legal processes and notarial service).

3 Canada Evidence Act (R.S.C., 1985, c. C-5): Act current to 2013-04-16 and last amended on

// М-во юстиции Канады: [сайт]. URL: http://laws-lois.justice.gc.ca/eng/acts/C-5/ (дата обращения: 03.05.2013).

4 Diplomatic and Consular Officers (Provision of Services) Act, 1993 (sect. 5, 6) // Irish Statute

Book: правовой портал Генер. прокуратуры Респ. Ирландия. URL: http://www.irishstatutebook.ie/1993/en/act/pub/0033/print.html (дата обращения: 03.05.2013).

УПК Сингапура1 (ст. 262) устанавливает, что любые свидетельские показания (affidavit) могут быть использованы в любом уголовном суде, если они даны под присягой перед консулом или вице-консулом Сингапура, Малайзии или Соединенного Королевства. УПК Малайзии (ст. 424) и Брунея2 (ст. 380) закрепляют аналогичные правила в отношении показаний (affidavit), данных под присягой перед любым должностным лицом, осуществляющим консульские функции от имени Малайзии, либо перед консулом или вице- консулом Государства Бруней-Даруссалам соответственно. Кроме того, Закон Малайзии об уголовном процессе шариата (федеральные территории)3 устанавливает эти правила в отношении аффидевита под присягой перед любым должностным лицом-мусульманином, осуществляющим консульские функции от имени правительства Малайзии.

УПК Ирака4 (ст. 356) предписывает следственному судье или суду обращаться с ходатайством к иракскому консулу о получении показаний или заявления от иракского гражданина за рубежом. Ходатайство представляется Министерством юстиции с объяснением вопросов, подлежащих постановке.

Закон Маршалловых Островов о консульских функциях5 (§§ 1505, 1509) наделяет каждое дипломатическое или консульское должностное лицо полномочиями по приведению к присяге, отобранию торжественного заявления, получению аффидевита и устанавливает, что данные действия

1 Criminal Procedure Code of the Republic of Singapore 2010 (Act No. 15 of 2010): version in force on 01/01/2013 // Офис Генер. атторнея Респ. Сингапур: [сайт]. URL: http://statutes.agc.gov.sg/aol/browse/titleResults.w3p;letter=C;type=actsAll (дата обращения: 03.05.2013).

2 Criminal Procedure Code of Brunei Darussalam (Cap. 7 of 1951): rev. ed. 2001 // Офис Генер.

атторнея Государства Бруней-Даруссалам: [сайт]. URL: http://www.agc.gov.bn/ (дата обращения: 03.05.2013).

3 Syariah Criminal Procedure (Federal Territories) Act 1997 (Act 560 of 1997): incorp. all

amendments up to 1 Jan. 2006 (sect. 218) // Офис Генер. атторнея Малайзии: [сайт]. URL: http://www.agc.gov.my/Akta/Vol.%2012/Act%20560.pdf (дата обращения: 03.05.2013).

4 Iraqi Criminal Procedure Code (Law No. 23 of 1971): as amended to 14 Mar. 2010 // Ин-т

иностранного публичного и междунар. права о-ва Макса Планка: [сайт]. URL: http://www.mpil.de/shared/data/pdf/gjpi_cpc_1971_v2_eng_doc-56.pdf (дата обращения: 03.05.2013).

5 Consular Functions Act of 1988 [3 MIRC Ch 15]: as of 2004 // Pacific Islands Legal Inform.

Inst. (PacLII): правовой портал. URL: http://www.paclii.org/mh/legis/consol_act_new/cfa228/ (дата обращения: 03.05.2013).

считаются совершенными в Республике Маршалловы Острова и что эти должностные лица не несут ответственности за правдивость содержания или правильность полученных таким способом заявлений или показаний. Лицо, которое путем умышленного действия или бездействия заведомо вводит в заблуждение указанного сотрудника при исполнении любой консульской функции, осуждается к штрафу или тюремному заключению на срок до двух лет, а лицо, подделавшее печать или подпись сотрудника, – к штрафу. Подобные положения содержит одноименный закон Шри-Ланки1 (п.п. 4, 9), добавляя, что дипломатические и консульские должностные лица считаются ex officio мировыми судьями Республики Шри-Ланка, и устанавливая более строгие наказания за оба упомянутые преступления (тюремное заключение до 5 лет).

Законы Бангладеш2, Индии3, Малайзии4, Сингапура5 о

дипломатических и консульских должностных лицах (присягах и сборах) устанавливают наказание в виде тюремного заключения до 3 лет и штрафа за дачу ложных показаний под присягой этим должностным лицам (по закону Бангладеш – в т.ч. почетным консулам), подделку их печати или подписи, использование в качестве доказательства или иное использование аффидевита, содержащего такую подделку. В свою очередь, данные должностные лица наказываются штрафом за незаконные истребование или

1 Consular Functions Act, No. 4 of 1981 // Commonwealth Legal Inform. Inst. (CommonLII): правовой портал. URL: http://www.commonlii.org/lk/legis/num_act/cfa4o1981274/ (дата обращения: 03.05.2013).

2 Diplomatic and Consular Officers (Oaths and Fees) Act, 1948 (Act No. XXI of 1948) (sect. 3,

6, 7) // М-во юстиции Нар. Респ. Бангладеш: [сайт]. http://bdlaws.minlaw.gov.bd/print_sections_all.php?id=228 (дата обращения: 03.05.2013).

3 Diplomatic and Consular Officers (Oaths and Fees) Act, 1948 (Act No. 41 of 1948) (sect. 3–6)

// МИД Респ. Индия: [сайт]. URL: http://meaindia.nic.in/meaxpsite/actsadm/30aa03.pdf (дата обращения: 03.05.2013).

4 Diplomatic and Consular Officers (Oaths and Fees) Act 1959 (Act 348 of 1959): incorp. all

amendments up to 1 Jan. 2006 (sect. 3, 6–8) // Офис Генер. атторнея Малайзии: [сайт]. URL: http://www.agc.gov.my/Akta/Vol.%207/Act%20348.pdf (дата обращения: 03.05.2013).

5 Diplomatic and Consular Officers (Oaths and Fees) Act of 1968 (Chap. 82): rev. ed. 1985 (sect.

3, 6–8) // Офис Генер. атторнея Респ. Сингапур: [сайт]. URL: http://statutes.agc.gov.sg/aol/browse/titleResults.w3p;letter=D;pNum=1;resUrl=http%3A%2F%2 Fstatutes.agc.gov.sg%2Faol%2Fbrowse%2FtitleResults.w3p%3Bletter%3DC%3BpNum%3D1

%3Btype%3DactsAll;type=actsAll (дата обращения: 03.05.2013).

138

взимание сбора либо получение вознаграждения за выполнение консульских действий.

Таким образом, в законодательстве и правоприменительной практике США и других рассмотренных здесь стран англо-американской правовой системы уголовно-процессуальные функции консульского должностного лица приравниваются к действиям нотариуса по обеспечению доказательств и нотариальному заверению, его полномочия по самостоятельному определению тактики допроса весьма ограничены и в большей степени сводятся к фиксации его хода и результатов. Эти действия могут выполняться консулом не только на основании поручений судебно- следственных органов представляемого государства, но и по ходатайству любой стороны процесса.

Следует отметить, что порядок реализации рассматриваемой консульской функции применительно к гражданским и коммерческим делам достаточно подробно (по сравнению с уголовными делами) конкретизирован в Конвенции о получении за границей доказательств по гражданским или торговым делам (ст.ст. 15–22). Представляется, что этот и некоторые смежные с ним международно-правовые акты могут служить определенным ориентиром и в отдельных случаях применяться по аналогии при решении вопросов оказания консульской правовой помощи по уголовным делам1.

Нельзя отрицать, что производство процессуальных действий консульским должностным лицом, в сравнении с оказанием международной правовой помощи, имеет определенные недостатки. Так, консул, не являясь представителем органа уголовной юстиции, не обладает в должной мере специальными познаниями, необходимыми для качественного выполнения действий, например, по выстраиванию тактики допроса, формулированию

1 О возможности применения подобных аналогий высказываются многие современные юристы. См., например: Сопнева Е.В. Аналогии в уголовном процессе // Рос. следователь. 2006. № 3. С. 9–13; Бахта А.С. Аналогия закона и аналогия права как способы восполнения пробелов при применении норм уголовно-процессуального права // Рос. следователь. 2011. № 1. С. 7–9; Балашов А.Н., Мишутина Э.И. Принцип процессуальной аналогии: межотраслевой принцип // Рос. судья. 2011. № 12. С. 10–13.

139

дополнительных вопросов и т.д. Например, допрос польским консулом сводится в основном к заполнению соответствующего формуляра с вопросами компетентного органа Польши, в который вносятся ответы допрашиваемого; по общему правилу консул не может изменять или дополнять вопросы, что зачастую приводит к неудовлетворительному качеству полученных показаний и влечет необходимость направления польскими компетентными органами нового поручения консулу1.

Ввиду указанных факторов качество доказательства, получаемого в рамках консульской помощи, априори существенно уступает качеству доказательства, получаемого представителями правоохранительных органов иностранного государства в рамках международной правовой помощи, в особенности если при выполнении запрашиваемых процессуальных действий иностранным государством разрешено присутствие или участие сотрудника запрашивающего компетентного органа.

В связи с этим консульская правовая помощь, по мнению автора, должна в сопоставлении с международной правовой помощью иметь вспомогательный характер и запрашиваться на основании принципа субсидиарности по отношению к международной правовой помощи в исключительных случаях, как-то:

– чрезвычайная срочность запроса, в особенности если ее не в состоянии обеспечить компетентный орган страны пребывания на основании международного следственного поручения;

– вероятность отказа компетентных органов страны пребывания в исполнении соответствующего международно-правового поручения;

– необходимость избежать осведомленности властей страны пребывания о содержании запрашиваемых действий: по делу, связанному с государственной тайной, иными чувствительными конфиденциальными сведениями (например, по факту фальсификации итогов голосования в

1 Ambasada też może przesłuchiwać // Onet.pl: информ. портал. 2010. 29 дек. URL: http://wiadomosci.onet.pl/kiosk/kraj/ambasada-tez-moze- przesluchiwac,1,4093187,wiadomosc.html (дата обращения: 20.07.2012).

140

загранучреждении), по делу о преступлении, совершенном на территории загранучреждения его сотрудником, либо если участник процессуального действия не желает осведомленности страны пребывания о данном действии;

– необходимость выполнения процессуальных действий исключительно на территории загранучреждения представляемого государства (например, выемки документов загранучреждения, осмотра места происшествия, следственного эксперимента, проверки показаний на месте);

– обеспечение иных существенных интересов производства по делу, его участников или представляемого государства, в частности, в контексте консульской функции по защите интересов сограждан и соотечественников1.

Так, в 2009 г. по расследуемому Следственным комитетом при прокуратуре РФ уголовному делу об убийствах, совершенных в России организованной этнической преступной группой, возникла потребность в допросе в качестве свидетеля гражданки России Б., которая, сменив свои персональные данные, выехала на постоянное место жительства в Республику К., чтобы, по ее словам, «начать новую жизнь». С учетом позиции МИДа России о недопустимости деятельности органов расследования России в российском загранучреждении без согласия страны пребывания, два работника Следственного комитета вместе с сотрудником полиции Республики К., исполняющим представленный перед этим запрос о правовой помощи, по согласованию с посольством РФ в Республике К. встретились в помещении посольства с Б. в день получения ею нового паспорта (по тактическим соображениям предварительная договоренность о встрече с самой Б. не достигалась). После этого Б. была допрошена указанным сотрудником полиции в местном отделе полиции К. в присутствии работников Следственного комитета, при этом высказала

1 См., в частности: Положение о Министерстве иностранных дел Российской Федерации: утв. Указом Президента Рос. Федерации от 11 июля 2004 г. № 865: в ред. Указа Президента Рос. Федерации от 21 авг. 2012 г. № 1198 (подп. 5 п. 2, подп. 28 п. 6).

последним свою обеспокоенность тем, что таким образом она якобы попала в

«спецучеты» полиции Республики К.1

Подобные ситуации вряд ли согласуются с одной из основных функций всех загранучреждений – по защите граждан представляемого государства, соотечественников и покровительству им.

По своей правовой природе запрос о консульской правовой помощи существенно ближе к запросу о международной правовой помощи, нежели к отдельному поручению следователя (дознавателя) о производстве следственных или розыскных действий в другой местности в пределах одного государства (ч. 1 ст. 152 УПК РФ), в связи с чем, по нашему мнению, применительно к запросам о консульской помощи не должен устанавливаться жесткий единообразный срок их выполнения (для отдельных поручений – 10 дней).

Считаем, что обращение к консулу с запросом о правовой помощи и остальные перечисленные действия следователя (дознавателя) подлежат обязательному согласованию: 1) с подразделением ведомственного процессуального контроля центрального аппарата соответствующего органа расследования – на предмет законности и обоснованности запрашиваемого процессуального действия; 2) с подразделением международно-правового сотрудничества центрального аппарата органа расследования – на предмет соответствия запрашиваемого действия международно-правовым нормам; 3) с МИДом – на предмет соблюдения внешнеполитических интересов государства и для содействия в организации выполнения запрашиваемого действия в зарубежном представительстве.

Следует иметь в виду, что как и при международной правовой помощи, консулу может поручаться производство процессуальных действий, но не

Уголовное дело № 602405 СУ СК при прокуратуре РФ по Санкт-Петербургу.

принятие процессуальных решений по уголовному делу, которые должны приниматься следователем (дознавателем) в представляемом государстве1.

Предусмотренная международным правом свобода консульских сношений с гражданами представляемого государства и беспрепятственного доступа к ним может использоваться следственными и другими правоохранительными органами представляемого государства для осуществления прямых контактов с интересующими следствие лицами, находящимися за рубежом, неформального получения от них сведений, документов, предметов для уголовного дела в условиях, когда требуемые действия не связаны с необходимостью производства выемки и иных процессуальных действий на территории иностранного государства, которые по общему правилу выполняются в рамках международной правовой помощи (к примеру, получение материалов о характеристике личности; копий не составляющей коммерческую тайну финансово-хозяйственной

документации; оформленных в виде заверенных справок ответов фирм на переданные им перечни вопросов следствия и т.п.). Так, к консульским функциям относится истребование от компетентных органов государства пребывания документов по запросам организаций и учреждений, находящихся на территории РФ2 .

Многие международные договоры о правовых отношениях по уголовным делам наделяют дипломатические представительства и консульские учреждения ролью каналов передачи документов, предметов и денежных сумм3.

В современных работах указывается на целесообразность направления главам дипломатических представительств и консульских учреждений РФ

1 См. подробнее: Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве: теория, законодательство, практика. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Норма, Инфра-М, 2010.

2 Консульский устав РФ (ст.ст. 5, 28); Положение о Почетном консуле Российской Федерации: утв. приказом МИД России от 13 окт. 1998 г. (п. 8) // Дипломатический вестн. 1998. № 12.

3 См., например: Договор между Российской Федерацией и Республикой Польша о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским и уголовным делам от 16 сент. 1996 г. (ст. 13) // Бюл. междунар. договоров. 2002. № 5. С. 56–86.

поручений российских органов расследования и судов о допросе свидетелей

и потерпевших, в т.ч. иностранных граждан, путем использования систем видеоконференцсвязи1.

В 2013 г. следственный судья Печерского райсуда г. Киева удовлетворила ходатайство следователя о допросе в ходе досудебного расследования в судебном заседании свидетеля – постоянно проживающего в США гражданина Украины П. Кириченко по уголовному делу об убийстве народного депутата Украины Е. Щербаня. Следственный судья, руководствуясь ст. 28 Консульского устава Украины, дала поручение генконсулу Украины в Сан-Франциско обеспечить проведение допроса свидетеля с соблюдением требований УПК Украины2. Допрос этого свидетеля был проведен в открытом судебном заседании с участием сторон уголовного производства в помещении апелляционного суда г. Киева в режиме видеоконференции с генконсульством в Сан-Франциско (там – с участием консула генконсульства). При этом защитниками Тимошенко изначально оспаривалась допустимость доказательства, полученного в результате допроса в данном формате, поскольку он не предусмотрен уголовно-процессуальным законодательством Украины (Консульский устав к таковому, по мнению защиты, не относится) и для его проведения, на их взгляд, требовалось направление запроса о международной правовой помощи в компетентные органы США3 .

Штатные консульские должностные лица и почетные консулы информируют находящихся в их консульском округе граждан

1 Козубенко Ю.В. О возможности допроса в режиме видеоконференцсвязи потерпевших – граждан иностранных государств, находящихся за рубежом // Рос. юрид. журн. 2011. № 4. С. 222–225; Желтобрюхов С.П. Допрос свидетеля (потерпевшего) путем использования систем видеоконференцсвязи // Рос. юстиция. 2011. № 8. С. 43–44.

2 Ухвала слідчого судді Печерського районного суду м. Києва О.I. Царевич вiд 15 квiтня

2013 р. у справі № 757/8149/13-к; Справа про убивство Щербаня. Проти Тимошенко випускають головного свідка // Українська правда. 2013. 19 апр.

3 Полное видео допроса Петра Кириченко по делу об убийстве Е. Щербаня // News24UA:

информ. портал. 2013. 16 мая. URL: http://www.news24ua.com/kirichenko-rasskazal-versiyu- ubiystva-sherbanya-so-slov-samoy-timoshenko-video; Баганець: Кириченка допитають в порушення норм КПК // Українська правда. 2013. 22 апр. URL: http://www.pravda.com.ua/news/2013/04/22/6988700/ (дата обращения: 10.06.2013).

представляемого государства о законах, правилах и обычаях страны пребывания1. Это, очевидно, касается и разъяснения сотрудникам следственных органов представляемого государства норм уголовного и уголовно-процессуального закона страны пребывания.

Полагаем, что консульская правовая помощь по уголовным делам может оказываться только штатными консульскими должностными лицами. Почетные (нештатные) консулы РФ не состоят на государственной службе РФ и, как правило, в отличие от штатных консулов, административно- контрольными функциями не наделяются2. Исключением является только возможность истребования документов почетным консулом. Подобной позиции придерживаются, к примеру, компетентные органы Польши3.

Как было показано, рассматриваемая консульская функция, несмотря на обусловленную объективными причинами эпизодичность своего применения и некоторые присущие ей недостатки, имеет весьма важное, а порой и решающее практическое значение.

Однако в России, несмотря на законодательное закрепление в международных договорах РФ, Положении о Консульском учреждении РФ и в действовавшем до 2010 г. Консульском уставе СССР, рассматриваемая консульская функция на практике не реализовывается, поскольку не трансформирована в УПК РФ. За исключением главы российского загранучреждения, на которого УПК РФ возложено проведение неотложных следственных действий при совершении преступления в соответствующем загранучреждении, российские консульские должностные лица и дипломатические агенты не обладают статусом участника уголовного судопроизводства и с учетом положений статей 1, 7, 75, 453 и 455 УПК РФ

1 Положение о Почетном консуле РФ (п. 4.5); Консульский устав СССР 1976 г. (ст. 27).

2 Консульский устав РФ (гл. 5); Положение о Почетном консуле РФ.

3 Metodyka pracy ... S. 6, 18.

доказательства, собранные ими в рамках оказания правовой помощи органу расследования или суду, могут быть признаны недопустимыми1.

О необходимости закрепления в УПК РФ положения о консульской

правовой помощи по уголовным делам уже упоминалось отдельными авторами2.

Вместе с тем согласно ч. 3 ст. 1 УПК РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью законодательства РФ, регулирующего уголовное судопроизводство; если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные УПК РФ, то применяются правила международного договора3. Из этого следует, что до внесения в УПК РФ необходимых дополнений, регулирующих консульскую правовую помощь, ходатайства о ее оказании в принципе могут направляться российскими органами расследования и судами и исполняться нашими консулами на основании положений соответствующих международных договоров РФ и Положения о Консульском учреждении РФ. Как показано в настоящей работе, к примеру, в Германии и Украине консульская правовая помощь по уголовным делам оказывается в соответствии с отраслевым национальным законодательством этих стран, регулирующим консульскую деятельность, в отсутствие соответствующих норм в их уголовно-процессуальных законах.

В 2011 г. в рамках проведения доследственной проверки по заявлению гражданки России И.М. Бергсет о совершении на территории Норвегии развратных и насильственных действий сексуального характера в отношении

1 См. также: Постановление Пленума Верхов. Суда Рос. Федерации от 31 окт. 1995 г. № 8

«О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» (п. 16): в ред. постановления Пленума Верхов. Суда Рос. Федерации от 16 апр. 2013 г. № 9.

2 Милинчук В.В. Институт взаимной правовой помощи по уголовным делам.

Действующая практика и перспективы развития. М.: ООО Изд-во «Юрлитинформ», 2001. С. 94–95; Устинов А.В. Указ. соч. С. 155.

3 См. также: Постановление Пленума Верхов. Суда РФ от 10 окт. 2003 г. № 5 «О

применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации»: в ред. постановления Пленума Верхов. Суда РФ от 5 марта 2013 г. № 4.

ее несовершеннолетних детей вице-консул генконсульства РФ в г. Гданьске Республики Польша по согласованию с МИДом России и компетентными органами Польши получила объяснение от И.М. Бергсет на территории г. Бранево Польши в присутствии двух сотрудников СК России. По результатам проверки было возбуждено уголовное дело1.

В связи с изложенным, в целях обеспечения потребностей предварительного расследования и правосудия представляется необходимым:

1. В целях обеспечения законности реализации российскими консульскими должностными лицами функций по оказанию консульской правовой помощи по уголовным делам и защите прав участников уголовного судопроизводства внести в ст. 453 и ч. 2 ст. 456 УПК РФ дополнение о том, что в исключительных случаях суд, прокурор, следователь, руководитель следственного органа, дознаватель по согласованию с МИД России может внести запрос о производстве следственных и иных процессуальных действий, о вызове участников уголовного судопроизводства или о передаче процессуальных документов консульским учреждением РФ или консульским отделом дипломатического представительства РФ, если это предусмотрено международным договором РФ или не противоречит законодательству государства пребывания (см. Приложение № 1).

2. Последующий сбор МИДом России от иностранных государств, с которыми установлены консульские отношения, сводной страновой информации, наподобие имеющейся в ФРГ и США, о допустимости и порядке выполнения указанной консульской функции.

3. Последующее обучение консульских должностных лиц основам процедуры и тактики проведения допросов и иных следственных действий.

1 Материал проверки № 201пр-128/11 ГСУ СК России; уголовное дело № 201/713127-11 ГСУ СК России.

147

<< | >>
Источник: ЛИТВИШКО Пётр Андреевич. ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ ЮРИСДИКЦИИ В ЗАРУБЕЖНЫХ ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВАХ ГОСУДАРСТВ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва –2014. 2014

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 2.4. Консульская правовая помощь по уголовным делам:

  1. §1. Особенности возбуждения уголовного дела. Типичные следственные ситуации первоначального этапа расследования
  2. § 2. Правовые основы деятельности уголовно-исполнительных инспекций
  3. § 1. Реализация принципа публичности (официальности) в стадии возбуждения уголовного дела
  4. §3 Особый порядок производства по уголовным делам в системе правовых преимуществ
  5. § 1 Категории лиц, в отношении которых применяется особый порядок производства по уголовным делам
  6. § 1. Порядок возбуждения уголовного дела в отношении отдельных категорий лиц
  7. § 2. Особый порядок производства по уголовным делам в стадии предварительного расследования
  8. § 1 Понятие и значение тактики защиты по уголовным делам в отношении несовершеннолетних
  9. § 3 Виды стратегии защиты в досудебном производстве по уголовным делам в отношении несовершеннолетних
  10. Особенности оценки вещественных доказательств по уголовным делам
  11. Допустимые способы получения вещественных доказательств по уголовным делам
  12. § 1 Судебная экспертиза в стадии возбуждения уголовного дела