<<
>>

Заключение

В заключительной части исследования излагаются наиболее значимые и важные теоретические выводы, предложения, которые могут найти своё отражение в УПК РФ и применение на практике.

1. Во многих положениях действующего уголовно-процессуального законодательства термин «допустимость» используется в связи с доказательствами в самых различных, порой неоднозначных, значениях.

Так, например, ч. 2 ст. 74 УПК РФ предусматривает, что в качестве доказательств допускаются: показания подозреваемого, обвиняемого; показания потерпевшего, свидетеля; заключение и показания эксперта; заключение и показания специалиста; вещественные доказательства; протоколы следственных и судебных действий; иные документы. Согласно ст. 83 УПК РФ, протоколы следственных действий и протоколы судебных заседаний допускаются в качестве доказательств, если они соответствуют требованиям, установленным УПК РФ. В совершенно ином значение термин «допустимость» употребляется в ст. 84 УПК РФ, в которой говорится, что иные документы допускаются в качестве доказательств, если изложенные в них сведения имеют значение для установления обстоятельств, указанных в статье 73 УПК РФ.

В приведённых нормах категорию «допустимость» можно толковать по- разному. Во-первых, «допустимость» как простое указание, что показания подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля, эксперта, специалиста, заключения эксперта, специалиста, вещественные доказательства, протоколы следственных и судебных действий, иные документы имеют статус доказательств (ч. 2 ст. 74 УПК РФ). Во-вторых, «допустимость» как условие, соответствовать требованиям, установленным УПК РФ, для того, чтобы считаться доказательством (ст. 83 УПК РФ). В-третьих, «допустимость» как условие признания определённых объектов доказательствами по уголовному делу в случае, если изложенные в них сведения имеют значение для установления обстоятельств, указанных в ст. 73 УПК РФ (ст. 84 УПК РФ). Такое «разнообразие» трактовок допустимости доказательств в УПК РФ не способствует правильному надлежащему уяснению сущности данной категории.

2. Особой критики заслуживают нормы действующего законодательства, в которых используется термин «недопустимые» в связи с доказательствами. Этот термин встречается в ст. 75 УПК РФ, ст. 88 УПК РФ, ст. 226.7 УПК РФ. По нашему мнению, обозначение доказательств «недопустимыми» противоречит методологическим основам понимания сущности самой категории «доказательство». Появление и существование доказательств в уголовном процессе возможно благодаря собственно результату установления специальных признаков, характеризующих доказательства. Таковыми признаками доказательств являются их допустимость, относимость, достоверность и достаточность. Поэтому правильно утверждать, что недопустимыми могут признаваться процессуальные источники, полученные с нарушением требований действующего УПК РФ, неотносимыми и недостоверными - сведения об обстоятельствах совершённого преступления, которые, соответственно, либо не имеют связи с данным совершённым преступлением, либо не отвечают объективной действительности. Таким образом, доказательства не могут сочетаться с такими терминами, как «недопустимость», «неотносимость» или «недостоверность».

Считать иначе - значит противоречить законам формальной логики.

3. На наш взгляд, ст. 75 УПК РФ необходимо переименовать и представить в новой редакции.

«Статья 75. Допустимость доказательств

1. Показания подозреваемого, обвиняемого; показания потерпевшего, свидетеля; заключение и показания эксперта; заключение и показания специалиста; вещественные доказательства; протоколы следственных и судебных действий; иные документы допускаются в качестве доказательств, если они были получены в соответствии требованиями, установленными настоящим Кодексом.

2. Показания подозреваемого, обвиняемого; показания потерпевшего, свидетеля; заключение и показания эксперта; заключение и показания специалиста; вещественные доказательства; протоколы следственных и судебных действий; иные документы, полученные с нарушением настоящего Кодекса, подлежат исключению из числа доказательств по ходатайству участников процесса или по собственной инициативе следователя, дознавателя, руководителя следственного органа, начальника подразделения дознания, прокурора и суда».

4. В контексте необходимости совершенствования норм действующего УПК РФ, которые связаны с допустимостью доказательств, предлагаются следующие изменения норм уголовно-процессуального законодательства:

- в содержании ст. 83 УПК РФ следует отказаться от формулировки «допускаются в качестве доказательств, если они соответствуют требованиям, установленным УПК РФ», заменив её чётким определением понятия указанного вида доказательств по уголовным делам.

- в ст. 84 УПК РФ необходимо исключить первую часть.

- содержание ст. 88 УПК РФ следует привести в соответствии с её наименованием путём исключения из рассматриваемой нормы второй, третьей и четвёртой частей.

- пункт 1 ч. 6 ст. 226.7 УПК РФ изложить в новой редакции:

«1) об исключении из указанного в обвинительном постановлении доказательства в связи с нарушением закона, допущенным при получении такого доказательства».

5. В результате проведённого исследования установлено, что наиболее

точным и адеквантым образом характеризуют требование допустимости доказательств предложенные в науке уголовного процесса четыре правила допустимости доказательств: 1). о надлежащих субъектах получения

доказательств; 2). о надлежащих источниках и процессуальной форме

доказательств; 3). о надлежащих способах получения доказательств; 4). о надлежащем порядке проведения способов получения доказательств. При этом, по нашему мнению, проблема «асимметрии» правил допустимости доказательств должна рассматриваться в контексте только надлежащего правоприменения норм действующего уголовно-процессуального

законодательства. В целях обеспечения установленного порядка уголовного судопроизводства субъекты, ведущие процесс, обязаны получать доказательства в соответствие с требованиями УПК РФ. Поэтому не столь важно, что получаемые доказательства по своему значению могут быть как обвинительными, так и оправдательными, главное - собрать, зафиксировать и сохранить доказательственную информацию в установленной законом процессуальной форме.

6. Существенные признаки вещественных доказательств, которые отражают специфику данного вида доказательств, сосредоточены в надлежащем определении их его содержания и процессуальной формы. Содержание вещественного доказательства — это сведения обо всех его доказательственных свойствах (например, сведения о месте нахождения предмета, его размерах, принадлежности и т.п.), процессуальная форма вещественного доказательства представляет собой способ существования таких сведений. Она должна отражать всю совокупность этих свойств и характеристик, чтобы быть доступной для субъектов уголовно-процессуальной деятельности. Поэтому сам по себе предмет (вещь, объект), имеющий отношение к совершённому преступлению, не может выступать в качестве надлежащего процессуального источника, в качестве процессуальной формы вещественного доказательства. Предметы, вещи, объекты являются лишь неодушевлёнными источниками сохранившихся следов преступления. Необходимо их преобразование в процессуальную форму, которая способна выразить и нести в себе сведения, имеющие значение для уголовного дела. Такое преобразование происходит в результате сохранения, закрепления и описания всех доказательственных свойств и характеристик предмета (вещи, объекта) в установленном УПК РФ порядке.

7. Действующие законодательные нормы, посвящённые вещественным доказательствам, не совсем точно отражают специфику данного вида доказательств с точки зрения правильного определения и соотношения его содержания и процессуальной формы. В этой связи, считаем необходимым предложить новую редакцию ч. 2 ст. 81 УПК РФ:

«2. Предметы и документы, указанные в ч. 1 ст. 81 УПК РФ, включая электронные носители информации, изъятые в ходе досудебного производства по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных статьями 159 частями пятой - седьмой, 159.1 - 159.3, 159.5, 159.6, 160 и 165 Уголовного кодекса Российской Федерации, если эти преступления совершены в сфере предпринимательской деятельности, а также статьями 171 - 174.1, 176 - 178, 180 - 183, 185 - 185.4 и 190 - 199.2 Уголовного кодекса Российской Федерации, признаются вещественными доказательствами, если на их основе будут получены сведения о наличии или отсутствии обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. Полученные сведения должны быть зафиксированы в протоколе осмотра предмета, документа или электронного носителя информации. О признании предмета, документа или электронного носителя информации вещественным доказательством, а также о его приобщении к уголовному делу выносится соответствующее постановление. Порядок хранения вещественных доказательств устанавливается настоящей статьёй и статьёй 82 настоящего Кодекса».

8. Установленные в результате проведённого исследования особенности оценки вещественных доказательств по уголовным делам показывают, что, в частности, основная цель при определении их относимости, в отличие от других видов доказательств, состоит, прежде всего, в том, чтобы избежать «загруженности» уголовного дела ненужными материалами, приобщения всех изъятых предметов в ходе осмотра места происшествия, других следственных действий, либо полученных в порядке ч. 2 ст. 86 УПК РФ. Специфической особенностью оценки достоверности вещественных доказательств является тот факт, что она зависит в том числе и от правильной оценки достоверности протокола, в котором содержится описание результатов осмотра вещественного доказательства, от оценки достоверности заключений экспертов, проводивших исследования с вещественными доказательствами.

9. К допустимым субъектам получения вещественных доказательств по

уголовным делам относятся, во-первых, должностные лица, которые получают вещественные доказательства путём производства следственных и иных процессуальных действий - дознаватель, следователь, начальник

подразделения дознания, начальник органа дознания, руководитель следственного органа, прокурор, судья; во-вторых, подозреваемый, обвиняемый, их защитники, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик, их представители, которые могут представлять вещественные доказательства, полученные в порядке ч. 2 ст. 86 УПК РФ и ч. 3 ст. 86 УПК РФ.

10. Прокурор, как участник со стороны обвинения, в судебном производстве наделён правомочиями в порядке ст. 286 УПК РФ представлять документы, обладающие признаками, указанными в ч. 1 ст. 81 УПК РФ, которые могут признаваться вещественными доказательствами. Поэтому прокурор участвует в получении вещественных доказательств посредством их представления суду в ходе судебного производства по уголовному делу. Таким образом, прокурор может являться допустимым субъектом получения вещественных доказательств в судебном производстве при соблюдении единственного условия, если отсутствуют обстоятельства, исключающие его участие в уголовном деле, которые предусмотрены ст. 61 УПК РФ.

11. На основе анализа действующего уголовно-процессуального законодательства можно сделать вывод о том, что руководитель следственного органа выступает как допустимый субъект получения вещественных доказательств при соблюдении следующих требований. Во-первых, руководитель следственного органа не должен подлежать отводу по основаниям, указанным в ст. 61 УПК РФ. Во-вторых, руководитель следственного органа, как допустимый субъект получения вещественных доказательств, обязан в порядке ч. 2 ст. 39 УПК РФ возбудить уголовное дело, принять его к своему производству и провести предварительное следствие в полном объёме, обладая при этом полномочиями следователя или руководителя следственной группы, предусмотренными УПК РФ.

12. Начальник подразделения дознания в рамках указанных в УПК РФ полномочий также может выступать как допустимый субъект получения вещественных доказательств. При этом необходимо соблюдение следующих требований: 1) начальник подразделения дознания не должен подлежать отводу по основаниям, указанным в ст. 61 УПК РФ; 2) начальник подразделения дознания обязан в порядке ч. 2 ст. 40.1 УПК РФ возбудить уголовное дело, принять его к своему производству, произвести дознание в полном объёме, обладая при этом полномочиями дознавателя, и в случаях, если для расследования уголовного дела была создана группа дознавателей, - полномочиями руководителя этой группы.

13. Проведённый анализ действующего уголовно-процессуального законодательства РФ показывает, что дознаватель может выступать в качестве допустимого субъекта получения вещественных доказательств при соблюдении следующих требований:

1) не должно быть обстоятельств, предусмотренных ст. 61 УПК РФ, которые исключают участие в уголовном деле дознавателя;

2) дознаватель не проводил и не проводит по уголовному делу оперативно-розыскные мероприятия (ч. 2 ст. 41 УПК РФ);

3) в соответствие с п. 1 ч. 3 ст. 41 УПК РФ дознаватель самостоятельно получает вещественные доказательства в ходе следственных и иных процессуальных действий по возбуждённому и принятому им к своему производству уголовному делу;

4) получение вещественных доказательств дознавателем допустимо так же в случаях и порядке, установленном п.1.1 ч. 3 ст. 41 УПК РФ, в ходе и по итогам дачи органу дознания, обязательных для исполнения письменных поручений о проведении оперативно-розыскных мероприятий, о производстве отдельных следственных действий, об исполнении постановлений о задержании, приводе, заключении под стражу и о производстве иных процессуальных действий;

5) дознаватель получает вещественные доказательства в связи с выполнением им обязательных для исполнения письменных поручений прокурора (п. 4 ч. 2 ст. 37 УПК РФ), следователя (п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК РФ), начальника подразделения дознания (п. 2 ч. 3 ст. 40.1 УПК РФ), начальника органа дознания (ч. 4 ст. 41 УПК РФ).

14. Признание следователя допустимым субъектом получения вещественных доказательств связано с соблюдением следующих требований действующего уголовно-процессуального законодательства. Прежде всего, должны отсутствовать обстоятельства ст. 61 УПК РФ, исключающие возможность участия следователя в производстве по уголовному делу. Так же следователь выступает допустимым субъектом получения вещественных доказательств только при соблюдении положений п. п. 1-3 ч. 2 ст. 38 УПК РФ, т.е. по возбуждённому уголовному делу, принятому к своему производству, в ходе самостоятельного производства следственных и иных процессуальных действий. Следующий случай, когда следователь является допустимым субъектом получения вещественных доказательств, возникает в связи с выполнением им письменных указаний руководителя следственного органа (п. 3 ч. 1 ст. 39 УПК РФ).

15. Суд, как субъект получения вещественных доказательств в уголовном процессе, обладает существенными особенностями по сравнению с иными субъектами, ведущими процесс. На наш взгляд, действующее уголовно-процессуальное законодательство позволяет суду проявлять активность в получении вещественных доказательств. Так, в соответствие со ст. 286 УПК РФ приобщение к материалам уголовного дела документов может быть осу- ществлено в ходе их истребования, проведённого по инициативе суда. Документы же, обладающие признаками, указанными в ч. 1 ст. 81 УПК РФ, признаются вещественными доказательствами.

Допустимым субъектом получения вещественных доказательств суд выступает при соблюдении следующих условий: 1) должны отсутствовать основания для отвода судьи в порядке ст. 61 УПК РФ; 2) соблюдаются требования ст. 63 УПК РФ о недопустимости повторного участия судьи в рассмотрении уголовного дела; 3) состав суда при рассмотрении уголовного дела соответствует правилам ст. 30 УПК РФ; 4) соблюдены правила подсудности, предусмотренные ст. ст. 31-36 УПК РФ.

16. Получение допустимых вещественных доказательств может быть реализовано посредством деятельности подозреваемого, обвиняемого, их защитников, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика, их представителей в порядке ч. 2 ст. 86 УПК РФ и ч. 3 ст. 86 УПК РФ. Однако, существующая модель российского уголовного процесса не позволяет участникам уголовного судопроизводства, не относящиеся к государственным органам, осуществлять следственные и иные процессуальные действия, предусмотренные действующим УПК РФ для собирания доказательств. Они не могут принимать решения по уголовному делу и использовать доказательства в качестве оснований их вынесения. Только должностное лицо, в производстве которого находится уголовное дело, уполномочено делать вывод о наличии либо отсутствии в его распоряжении доказательств, признавать или не признавать сведения доказательствами, и, соответственно, устанавливать с помощью доказательств наличие или отсутствие значимых для уголовного дела обстоятельств.

17. По нашему мнению, не все из предусмотренных в ч. 2 ст. 86 УПК РФ разновидностей источников сведений об обстоятельствах совершённого преступления имеют надлежащую формулировку, позволяющую правильно отождествлять содержание конкретного доказательства с его процессуальной формой. Сказанное в значительной степени имеет отношение к законодательному определению процессуальной формы вещественного доказательства. Более того, необходимо сделать однозначный вывод о том, что законодатель в ч. 2 ст. 86 УПК РФ вообще не определяет процессуальную форму вещественного доказательства. В этой связи на основе гносеологических закономерностей и системного анализа установленных УПК РФ предписаний установлен комплексный характер допустимой процессуальной формой вещественных доказательств по уголовным делам. По общему правилу она состоит из самого предмета (вещи), протокола, содержащего результаты его осмотра, постановления о признании предмета вещественным доказательством и приобщении его к уголовному делу. При этом на основании указанных в ч. 2 ст. 82 УПК РФ правил хранения вещественных доказательств, можно сделать вывод о том, что допустимая процессуальная форма некоторых разновидностей вещественных доказательств «дополняется» следующими материалами: 1) фотографиями; 2) видео- или киноплёнками; 3) документами (постановлениями) о месте нахождения вещественного доказательства; 4) образцами вещественного доказательства, достаточными для сравнительного исследования; 5) протоколами, в которых фиксируются факты уничтожения, утилизации или реализации вещественных доказательств; 6) протоколами, в которых фиксируется осуществленное копирование информации, передача электронных носителей информации, содержащих скопированную информацию, законному владельцу изъятых электронных носителей информации или обладателю содержащейся на них информации.

На наш взгляд, все перечисленные выше материалы необходимо также относить к числу составных компонентов допустимой процессуальной формы вещественного доказательства, наряду с самим предметом, протоколом, содержащим результаты его осмотра, постановлением о признании предмета вещественным доказательством и приобщении его к уголовному делу.

18. В аналогичном контексте следует рассматривать проблему применения научно-технических средств при получении вещественного доказательства, результаты использования которых напрямую связаны с допустимостью процессуальной формы вещественного доказательства. Согласно ч. 6 ст.164 УПК РФ, при производстве следственных действий могут применяться технические средства и способы обнаружения, фиксации и изъятия следов преступления и вещественных доказательств. При этом ч. 5 ст. 166 УПК РФ предусматривает, что в протоколе следственного действия должны быть указаны также технические средства, применённые при производстве следственного действия, условия и порядок их использования, объекты, к которым эти средства были применены, и полученные результаты. К протоколу прилагаются фотографические негативы и снимки, киноленты, диапозитивы, фонограммы допроса, кассеты видеозаписи, чертежи, планы, схемы, слепки и оттиски следов, выполненные при производстве следственного действия, а также электронные носители информации, полученной или скопированной с других электронных носителей информации в ходе производства следственного действия (ч. 8 ст. 166 УПК РФ). Таким образом, результаты использования научно-технических средств в ходе получения и фиксации вещественного доказательства должны оформляться в качестве приложений к соответствующему протоколу следственного действия. На наш взгляд, необходимо поддержать тех учёных, которые в своих работах справедливо выступают за расширение использования научно-технических средств при производстве следственных и иных процессуальных действий, как правило - фотосъёмки и (или) видеозаписи. В этой связи, действующий УПК РФ нуждается в положении, предусматривающем обязательное применение научно-технических средств в ходе производства любых следственных и иных процессуальных действий, если этим самым не ущемляются права и законные интересы участников уголовного судопроизводства. Соответственно, ч. 6 ст. 166 УПК РФ необходимо представить в следующей редакции:

«6. При производстве следственных и иных процессуальных действий применение научно-технических средств и способов обнаружения, фиксации, изъятия следов преступления и вещественных доказательств является обязательным, кроме тех случаев, когда этим самым нарушаются права и законные интересы участников уголовного судопроизводства».

19. К допустимым способам получения вещественных доказательств по уголовным делам следует относить:

- во-первых, производство таких следственных действий, как осмотр, освидетельствование, обыск, выемка, осмотр, выемка и наложение ареста на почтово-телеграфные отправления, контроль и запись переговоров, получение информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами, следственный эксперимент, предъявление для опознания, получение образцов для сравнительного исследования, экспертиза;

- во-вторых, производство иных процессуальных действий: 1) истребование и изъятие документов и предметов (ч. 4 ст. 21 УПК РФ, ч. 1 ст. 144 УПК РФ); 2) истребование результатов документальных проверок или ревизий (ч. 1 ст. 144 УПК РФ); 3) истребование документов и материалов, имеющихся в расположении соответствующего средства массовой информации (ч. 2 ст. 144 УПК РФ); 4) исследование с участием специалистов документов, предметов, трупов (ч. 1 ст. 144 УПК РФ); 5) истребование документов по инициативе суда (ст. 286 УПК РФ);

- в-третьих, представление результатов оперативно-розыскной деятельности;

- в-четвёртых, деятельность подозреваемого, обвиняемого, их защитников, а также государственного обвинителя, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей по собиранию и представлению письменных документов и предметов для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств;

- в-пятых, действия граждан, должностных лиц, предприятий, учреждений и организаций по представлению письменных документов и предметов для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств.

20. Для того, чтобы результаты оперативно-розыскной деятельности были преобразованы в вещественные доказательства необходимо руководствоваться положениями Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд от 27 сентября 2013 года. Согласно указанной Инструкции получение «будущих» вещественных доказательств на основе результатов оперативно-розыскной деятельности производится посредством их пересылки по почте, передачи нарочным либо другим способом с учётом требований нормативных правовых актов, регулирующих организацию делопроизводства. На наш взгляд, рассмотренный способ получения вещественных доказательств должен относиться к иным процессуальным действиям, который необходимо прямо предусмотреть УПК РФ. В связи с этим ст. 89 УПК РФ следует дополнить новой частью следующего содержания:

«2. Результаты оперативно-розыскной деятельности могут быть представлены органу дознания, следователю или в суд для приобщения их к уголовному делу в качестве письменных документов или вещественных доказательств».

21. Помимо участников уголовного процесса, указанных в ч. 2 ст. 86 УПК РФ, правом представления вещественных доказательств обладают так же и иные субъекты уголовно-процессуальной деятельности. В частности, ч. 5 ст. 246 УПК РФ предусматривает возможность представления доказательств государственным обвинителем. В п. 2 ч. 1 ст. 53 УПК РФ сказанно, что правом собирать и представлять доказательства может воспользоваться защитник. Однако указанные участники уголовного судопроизводства не названы в ч. 2 ст. 86 УПК РФ в числе субъектов представления письменных документов и предметов в качестве доказательств. При этом предусмотренные в ч. 3 ст. 86 УПК РФ способы собирания доказательств защитником не совсем коррелируют с положениями ч. 2 ст. 86 УПК РФ, поскольку имеют отношения к порядку осуществления защитником доказательственной деятельности, но не определяют допустимый способ преобразования (представления) полученных защитником письменных документов и предметов для их приобщении в качестве доказательств По нашему мнению, данная неточность должна быть устранена путём включения обозначенных участников процесса в содержание ч. 2 ст. 86 УПК РФ. В этой связи ч. 2 ст. 86 УПК РФ следует изложить в новой редакции:

«2. Подозреваемый, обвиняемый, их защитники, а также государственный обвинитель, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители вправе собирать и представлять письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств».

22. Посредством действий граждан, должностных лиц, предприятий, учреждений и организаций по представлению письменных документов и предметов для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств происходит расширение допустимых способов получения вещественных доказательств по уголовным делам. Однако действующий УПК РФ не содержит прямого предписания о том, что граждане, должностные лица, предприятия, учреждения и организации вправе представлять письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств. В связи с этим считаем необходимым дополнить ст. 86 УПК РФ новой частью следующего содержания:

«2.1 Представлять письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств могут также граждане, должностные лица, предприятия, учреждения и организации».

23. В соответствие с ч. 2 ст. 81 УПК РФ процессуальный порядок получения вещественных доказательств включает в себя осмотр предметов, их признание вещественными доказательствами и приобщение к уголовному делу путём вынесения соответствующего постановления. Вместе с тем, порядок получения допустимых вещественных доказательств в ходе производства следственных действий может иметь определённую специфику, обусловленную особенностями проведения отдельных следственных действий. Такая специфика проявляет себя чаще всего при производстве таких следственных действий, как контроль и запись телефонных и иных переговоров, осмотр трупа, эксгумация, обыск, выемка, наложение ареста на почтово-телеграфные отправления, их осмотр и выемка, получение информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами, предъявление для опознания, проверка показаний на месте, экспертиза. Поэтому несоблюдение правил процессуального порядка производства указанных следственных действий должно влечь за собой признание недопустимыми вещественных доказательств, если соответствующие предметы были получены в ходе проведения таких следственных действий.

24. Разнообразие допустимых способов получения вещественных доказательств по уголовным делам не позволяет предусмотреть в действующем уголовно-процессуальном законодательстве единый универсальный процессуальный порядок осуществления этих способов. Этот факт в свою очередь может негативным образом сказываться на проверке и оценке допустимости вещественных доказательств, полученных в ходе различных способов по уголовным делам. С учётом сказанного предлагаются следующие усовершенствования действующего законодательства:

- дополнить ст. 21 УПК РФ новым предложением о том, что по результатам истребования предметов и документов должны быть составлены протокол истребования в соответствии со ст. 166 УПК РФ, а также постановление о приобщении предметов (документов) в качестве вещественных доказательств по уголовному делу;

- указать в ч. 2 ст. 86 УПК РФ, что представленные письменные документы и предметы должны быть оформлены протоколом представления в соответствии со ст. 166 УПК РФ, при этом в случае соответствия полученных сведений положениям ст. 74 УПК РФ они признаются вещественными доказательствами и приобщаются к уголовному делу соответствующим постановлением;

- привести в соответствие ч. 3 ст. 86 УПК РФ с предписаниями п. 3 ч. 3 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» о том, что защитник вправе собирать и представлять предметы и документы, которые могут быть признаны вещественными и иными доказательствами, в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

<< | >>
Источник: Кравченко Максим Евгеньевич. ДОПУСТИМОСТЬ ВЕЩЕСТВЕННЫХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ. Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. Краснодар - 2017. 2017

Скачать оригинал источника

Еще по теме Заключение:

  1. Заключение
  2. Форма договора о суррогатном материнстве, его участники и порядок заключения
  3. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  4. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  5. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  6. 73. Порядок заключения договора поставки. Урегулирование разногласий при заключении поставки. Периоды и порядок поставки товаров. Исчисление убытков при расторжении договора.
  7. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  8. Заключение
  9. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  10. Консультативные заключения Межамериканского суда по правам человека
  11. Заключение
  12. Получение заключения уполномоченного органа
  13. Заключение
  14. §2. Заключение под стражу и иные меры принуждения на стадии предварительного следствия
  15. Заключение
  16. § 3. Заключение эксперта и заключение специалиста: соотношение и роль в судебном доказывании