<<
>>

Тайна совещания судей к особое мнение судьи при постановлении оправдательного приговора

В соответствии со ст. 298 УПК РФ, приговор постановляется судом в со­вещательной комнате, в которой во время его вынесения моїут находиться лишь судьи, входящие в состав суда по данному уголовному делу.

'Гайна совещания судей является необходимой гарантией обеспечения не­зависимости судей, свободы их внутреннего убеждения и подчинения только закону. Она призвана исключить возможность оказания постороннего влияния на судей при вынесении приговора и позволяет нм свободно выражать свое мнение по рассматриваемым вопросам.

Вместе е тем, уголовно-процессуальное законодательство нс содержит определения понятия «тайна совещания судей». В уголовно-процессуальной литературе для его обозначения используются и другие словосочетания: «су­

дейская тайна»*, «тайна внутреннего убеждения»[318] [319], «тайна совещательной ком­наты»[320] [321]. Думается, что термины «судейская тайна» и «тайна внутреннего убеж­дения» недостаточно конкретны и не выражают смысл рассматриваемого поня­тия, который заключается в конфиденциальности совещания судей (выделено мной - Н.С.). Термин «тайна совещательной комнаты» искажает смысл ст. 298 УПК РФ, поскольку судьи постановляют приговор «тайно» не потому, что они вошли в совещательную комнату, а потому, что они в ней совещаются.

Термин «тайна» в юридическом значении представляет собой «сведения, которые известны узкому кругу субъектов, разглашение которых влечет юри­дическую ответственность»'’.

Следовательно, тайна совещания судей - это конфиденциальные сужде­ния судей, входящих в состав суда, рассматривающего данное уголовное дело, имевшие место при обсуждении и постановлении приговора, разглашение ко­торых является нарушением уголовно-процессуального закона и влечет безус­ловную отмену или изменение приговора в соответствии с п. 8 ч. 2 ст. .381 УПК РФ. Представляется целесообразным закрепить указанное понятие в сг.

5 УПК РФ.

Требование тайны совещания является обязательным для суден, посколь­ку они не вправе разглашать информацию о том, кем из них и какие именно предложения вносились в ходе обсуждения приговора.

Постановление приговора судом в совещательной комнате является од­ной из гарантий его законности, обоснованности и снравс/іливосіи. Тайна со­вещания судей обеспечивается тем, что с момента появления суда в совеща­тельной комнате и до момента его возвращения в зал судебного заседания ни одно постороннее лицо, в том числе и секретарь судебного заседания, нс вправе находиться в этой комнате или входить в нее. УПК РФ предусматривает право суда в течение рабочего дня, а также по окончании рабочего времени, сделать перерыв для отдыха с выходом из совещательной комнаты. Думается, что зако­нодателю необходимо обратить внимание на редакционную неточность, допу­щенную в ч. 2 ст. 298 УПК РФ, и изменить в слове «перерыв» единственное число на множественное - «перерывы».

Для обеспечения тайны совещания судей совещательная комната должна представлять собой специально оборудованное изолированное помещение (на­личие одного входа, отсутствие телефона и иных средств связи). Тем не менее, в настоящее время во многих судах таких комнат нет, и совещание судей про­водится в кабинете судьи. В таких случаях судьи сами должны обеспечить кон­фиденциальность совещания (закрыть дверь кабинета с целью исключить воз­можное появление посторонних, отключить телефон).

При коллегиальном рассмотрении уголовного дела оправдательный при­говор постановляется в сложной обстановке совещательной комнаты. В про­цессе его обсуждения возможно столкновение различных точек зрения. Вместе е тем, решение должно быть принято безотлагательно.

Судья, мнение которого не было принято в ходе голосования, может, не­взирая на результаты голосования, сохранить и выразить свою точку зрения в форме так называемого особого мнения. Представляется справедливой позиция авторов, полагающих, что «особое мнение судьи - это глубоко демократиче­ский институт»[322].

Особое мнение судьи - это уголовно-процессуальный документ, в кото­ром судья в письменной форме выражает свое мотивированное несогласие с мнением других судей относительно вопросов, разрешаемых при постановле­нии приговора2.

Судья, оставшийся при особом мнении по постановленному приговору, вправе письменно изложить его в совещательной комнате (ч. 5 ст. 301 УПК

РФ). Из этого следует, что судья может писать особое мнение, а может, как и раньше, его не писать, ограничившись устным изложением своей позиции, в со­вещательной комнате.

Предположим, что судья, оставшийся в меньшинстве, не воспользовался правом изложить в письменном виде свое особое мнение. В этом случае ника­кого следа в деле особое мнение судьи, изложенное им устно в совещательной комнате, не оставит. Вместе с тем, право судьи на особое мнение является га­рантией, ограждающей свободу и независимость проявления его внутреннего убеждения.

Считаю целесообразным изменить формулировку ч. 5 сг. 301 УПК РФ, установив обязанность судьи письменно изложить особое мнение, и сформули­ровать первое предложение ч. 5 ст. 301 УПК РФ в следующей редакции: «Су­дья, оставшийся при особом мнении по постановленному приговору, обязан письменно изложить его в совещательной комнате».

С.И. Прокопьева в свое время предлагала закрепить в законе обязанность председательствуюнщго вносить в особый бланк, прилагающийся к приговору, устное заявление народного заседателя о несогласии с мнением двух других су­дей. Это, по се мнению, позволило бы заседателю подавать его во всех случаях разногласий с судьей[323]. Думается, данное предложение не потеряло своей акгу- альности и сегодня, оно применимо в случаях коллегиального рассмотрения дел профессиональными судьями.

Наличие в деле особого мнения судьи в известной мерс повысит ответст­венность судей, постановивших приговор, за его законность, обоснованность и справедливость. В данном случае приговору противопоставляется другой про­цессуальный документ, его оспаривающий.

Этот документ всегда будет нахо­диться в ноле зрения судей вышестоящего суда, которые, тем самым, получают возможность сопоставить две, иногда взаимоисключающие, позиции но данно­му уголовному делу, сравнить их и выбрать наиболее обоснованную. Это не

может не побудить судей еще раз сопоставить мотивы приговора с мотивами особого мнения судьи, критически оценить свою позицию по делу. Не исклю­чен и такой вариант, при котором судьи, ознакомившись-в совещательной ком­нате с особым мнением, изложенным в письменном виде, могут отказаться от принятого решения и поддержать точку зрения судьи, оставшегося в меньшин­стве'.

В соответствии со ст. 301 УПК РФ, особое мнение при провозглашении приговора нс объявляется, но в обязательном порядке приобщается к пригово­ру-

В юридической литературе нет единой позиции относительно круга лиц, имеющих право на ознакомление с особым мнением. Так, высказано суждение о том, что особое мнение судьи должно приобщаться к уголовному делу в запе­чатанном конверте, чтобы исключить возможность ознакомления с ним участ­ников уголовного процесса[324] [325].

В современной науке уголовного процесса высказана точка зрения о не­обходимости объявлять, что по делу имеется особое мнение, и указывать на это в протоколе судебного заседания. Тем не менее, согласно данной позиции само особое мнение оглашению не подлежит[326].

Другие ученые считают, что с особым мнением вправе знакомиться судьи вышестоящих судов при рассмотрении дела в кассационной инстанции или при проверке законности и обоснованности приговора в порядке надзора. Кроме них, с особым мнением могут знакомиться работники прокуратуры, осуществ­ляющие надзор, а также адвокаты - с разрешения председателя суда „ после вступления приговора в законную силу[327]. Третьи авторы полагают, что с особым

мнением судьи могут знакомиться все лица, имеющие право на ознакомление с делом’.

В поддержку последней позиции Л.С. Халдеев высказывает следующие аргументы: во-первых, судья, написавший особое мнение, убежден в своей правоте и должен иметь гарантии, что его несогласие будет проверено другими профессионалами, имеющими право на исправление ошибки. Иначе его особое мнение, как справедливо указывает автор, «пустое и никому не нужное сотря­сение воздуха». Во-вторых, лицо, осужденное двумя голосами из трех, должно знать о наличии особого мнения, гак как «это не только моральное удовлетво­рение тем фактом, что кто-то из судей ему поверил, но и серьезная заявка на проверку дела вышестоящей судебной инстанцией». В-третьих, особое мнение содержи т аргументы и мотивы несогласия, которые обязательно должны быть проверены лицами, имеющими полномочия принимать решения. В-четвертых, в уголовно-процессуальном законе закреплено, что особое .мнение не оглашает­ся, но приобщается к делу, при-этом «не упоминается ни о его тайне, ни о запе­чатанных конвертах или каких-либо других условиях, призванных обеспечить соблюдение «тайны» особого мнения, ...что автоматически переводит его в разряд одного из процессуальных документов»[328] [329] [330].

С.И. Прокопьева полагала, что «особое мнение должно трать роль маїс- риала дела, с которым могли бы знакомиться участники процесса»5.

При расхождении судей во мнениях вряд ли следует скрывать от общест­венности, что приговор принят нс единогласно. В связи с этим И.Л. Петрухин справедливо заметил, что «престиж правосудия и законная сила приговора от этого не пострадают»[331].

Тем не менее, некоторые процессуалисты полагают, что особое мнение не может быть оглашено потому, что судья, согласно ч. 2 ст. 298 УПК РФ, не вправе разглашать суждения, имевшие место во время совещания[332]. Ряд авторов считает, что «никто из участников судебного разбирательства и присутствую­щих не должен знать, что при вынесении приговора один из судей остался при особом мнении, так как это тайна совещательной комнаты»[333]. Как верно отмеча­ет Е.Г. Мартынчик, «безнравственно скрывать как от граждан, присутствующих в зале судебного заседания, так и от участников судебного разбирательства сам факт наличия особого мнения судьи»[334] [335].

Думается, особое мнение судьи не должно являться предметом тайны со­вещания судей. Следует согласиться с позицией З.В. Макаровой, полагающей, что особое мнение судьи - «это не его суждения, которые он высказывал во время совещания; это - окончательные выводы судьи и решение по делу в це­лом, ... выводы, сформулированные в процессе судебного разбирательства и на основе исследованных в нем материалов, выражающие внутреннее убеждение судьи, изложенные в совещательной комнате в виде отдельного акта, приоб­щенного к уголовному делу» ’.

Полаг аю, что особое мнение должно быть мотивированным, изложено в письменной форме в совещательной комнате, приобщено к материалам уголов­ного дела и оглашено после провозглашения приговора. Как верно отмечает С.А. Ворожцов, «обоснованная аргументация особого мнения сше больше ук­репляет уверенность судьи в занятой им позиции»[336].

В ряде случаев законодатель предусматривает возможность оглашения особого мнения. Так, например, подлежит опубликованию особое мнение судьи Конституционного Суда РФ (ст. 76 Федерального конституционного закона РФ от 21 июля 1994г. № 1-ФКЗ «О Конституционном суде Российской Федера­ции»)[337]. Считаю, что в уголовном судопроизводстве должны действовать анало­гичные правила. Возможность ознакомиться с особым мнением должна быть у всех участников процесса.

Здесь уместно привести точку зрения практических работников, опро­шенных автором. При анкетировании судей и работников аппарата судов им предлагалось ответить на следующий вопрос: «Может ли предъявляться для ознакомления всем участникам процесса, имеющим право на кассационное об­жалование, особое мнение судьи?». Согласно результатам исследования 59,2% судей считают, что особое мнение может предъявляться для ознакомления всем участникам процесса, имеющим право на кассационное обжалование: 32, 1% - отрицательно ответили на данный вопрос; 8,7 % - затруднились ответить. На­ряду с этим большинство судей (59,2%) считает, что особое мнение судья нс может быть предметом тайны совещания судей[338]. В противном случае с особым мнением судьи нс могли бы знакомиться судьи вышестоящего суда и прокурор, так как закон не делает для них каких-либо изъятий, и они сами не вправе на­рушить гайну совещания сулей (в нижестоящем суде).

В данном случае речь идет об официальном процессуальном документе, составленном и подписанном судьей, коюрмй подтверждает спорность приня­того решения.

Полагаю, что особое мнение не является нредмеюм тайны совещания су­дей, поскольку разглашению не подлежат «суждения», имевшие место «во вре­мя совещания», а не выводы и решения, к которым пришел судья, руководству­ясь своим внутренним убеждением и оставшийся в меньшинстве. В связи с этим считаю, что изложение особого мнения является обязанностью судьи.

Особое мнение должно быть мотивированным, письменным, приобщено к при­говору, оглашено немедленно после провозглашения приговора, а его копия вручена вместе с копией приговора. Таким образом, следует изменить форму­лировку ч. 5 ст. 301 УГП< РФ и изложить ее в следующей редакции: «Судья, ос­тавшийся при особом мнении по постановленному приговору, обязан письмен­но изложить его в совещательной комнате. Особое мнение приобщается к при­говору и подлежит оглашению в зале судебного заседания сразу же после про­возглашения приговора, а его копия вручается вместе с копией приговора в по­рядке и лицам, установленным статьей 312 УПК РФ».

В юридической литературе советского периода критической оценке под­вергалось положение, в соответствии с которым судья, высказавшийся за оп­равдание подсудимого, обязан был принять участие в разрешении других во­просов. Обязанный участвовать в обсуждении и голосовании последующих во­просов судья вынужден был действовать вопреки своему внутреннему убежде­нию[339].

В соответствии с современным уголовно-процессуальным законодатель­ством, по общему правилу, ни один судья не вправе воздержаться от голосова­ния по вопросам указанным в ст. 299 УПК РФ (ч. 2 ст. 303 УПК РФ). Особый порядок совещания судей предусмотрен для тех случаев, когда судья, голосо­вавший за оправдание подсудимого, остается в меньшинстве. При такой ситуа­ции этому судье предоставляется право воздержаться от голосования лишь по вопросам применения уголовного закона (ч. 3 ст. 301 УПК РФ). Считаю необ­ходимым в ч. 3 сг. 301 УПК РФ предусмотреть для судьи, голосовавшего за оп­равдание, возможность воздержаться от голосования по всем другим вопросам.

Исходя из ч. 2 ст. 303 УПК РФ, приговор подписывают все судьи, в том числе и судья, оставшийся при особом мнении, он не вправе уклониться от подписания приговора. На мой взгляд, данная норма нс согласуется с принци­пом свободы оценки доказательств, в соответствии с которым доказательства

оцениваются по внутреннему убеждению судей, руководствующихся при этом законом и совестью (ст. 17 УПК РФ). Подписывая приговор, судья, выразивший свое несогласие с выводами большинства судей, вынужден поступиться своим внутренним убеждением. В связи с этим, думается, уместно привести следую­щую аналогию. При производстве комиссионной судебной экспертизы в случае возникновения разногласий между экспертами каждый из них составляет от­дельное заключение по вопросам, вызвавшим разногласия (ст. 200 УПК РФ). Почему же тогда приговор, по сути, являясь своеобразным «экспертным заклю­чением» о виновности или невиновности подсудимого, должен подписываться и судьей, имеющим противоположное мнение? Следует законодательно закре­пить возможность судьи, оставшегося при особом мнении, воздержаться от подписания приговора, поскольку у него имеется возможность изложить моти­вированные выводы в самостоятельном процессуальном документе - особом мнении, которое он и должен подписать. Полагаю, что в ч. 2 ст. 303 УПК РФ следует внести изменения следующего содержания: «Приговор подписывается всеми судьями, за исключением судьи, оставшееся при особом мнении. Судья, оставшийся в меньшинстве, подписывает свое особое мнение».

К сожалению, в УПК РФ отсутствует определение понятия «особое мне­ние судьи», полагаю, что это изложенные в письменном виде выводы судьи, ос­тавшегося в меньшинстве во время постановления приговора но уголовному делу, по вопросам, указанным в ст. 299 УПК РФ.

Выводы:

1. Статью 5 УПК РФ целесообразно дополни іь пуню ом 54.1 следующего содержания: «тайна совещания судей -- это конфиденциальные суждения судей, входящих в состав суда, рассматривающего данное уголовное дело, имевшие место при обсуждении и постановлении приговора, разглашение которых явля­ется нарушением уголовно-процессуального закона и влечет безусловную от­мену или изменение приговора в соответствии с п. 8 ч. 2 ст. 381 УПК РФ».

2. Следует внести изменение в первое предложение ч. 2 ст. 298 УПК РФ: «По окончании рабочего времени, а также в течение рабочего дня суд вправе сделать перерывы для отдыха с выходом из совещательной комнаты» (пред­ложено мной - Н.С.).

3. Статью 5 необходимо дополнить пунктом 24.1 следующего содержа­ния: «Особое мнение судьи - это изложенные в письменном виде выводы су­дьи, оставшегося в меньшинстве во время постановления приговора по уголов­ному делу, ио вопросам, указанным в ст. 299 УПК РФ».

4. Не следует обязывать судыо, который голосовал за оправдание подсу­димого, голосовать ио остальным вопросам. В связи с этим первое предложение ч. 3 ст. 301 УПК РФ целесообразно изложить в следующей редакции: «Судье, голосовавшему за оправдание подсудимого и оставшемуся в меньшинстве, пре­доставляется право воздержаться от голосования по всем другим вопросам, указанным в ст. 299 УПК РФ».

5. Предлагается изменит!, формулировку ч. 5 ст. 301 УПК РФ н изложить ее в следующей редакции: «Судья, оставшийся при особом мнении по поста­новленному приговору, обязан письменно изложить его в совещательной ком­нате. Особое мнение приобщается к приговору и подлежит оглашению в зале судебного заседания сразу же после провозглашения приговора, а его копия вручается вместе с копией приговора в порядке и лицам, установленным стать­ей 312 УПК РФ».

6. Следует законодательно закрепить право судьи, оставшегося при осо­бом мнении, воздержаться от подписания приговора, поскольку у него имеется возможность изложить мотивированные выводы в самостоятельном процессу­альном документе - особом мнении, которое он и должен подписать. Поэтому в ч. 2 ст. 303 УПК РФ целесообразно внести изменения следующего содержания: «Приговор подписывается всеми судьями, за исключением судьи, оставшегося при особом мнении. Судья, оставшийся в меньшинстве, подписывает свое осо­бое мнение».

153

<< | >>
Источник: СУХАНОВА Haтaлья Николаевна. ПОСТАНОВЛЕНИЕ ОПРАВДАТЕЛЬНОГО ПРИГОВОРА В РОССИЙСКОМ УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Иркутск - 2008. 2008

Скачать оригинал источника

Еще по теме Тайна совещания судей к особое мнение судьи при постановлении оправдательного приговора:

  1. СОДЕРЖАНИЕ
  2. ВВЕДЕНИЕ
  3. Оправдательный приговор в истории российского уголовно-процессуального законодательства
  4. Постановление оправдательного приговора в случае» если в отношении подсудимого коллегией присяжных заседателей вынесен оправдательный вердикт
  5. Тайна совещания судей к особое мнение судьи при постановлении оправдательного приговора
  6. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  7. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
  8. 2.1. Значение требований законности и обоснованности для вынесения юридически справедливого правоприменительного акта.
- Авторское право РФ - Аграрное право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -