<<
>>

§ 3. Субъектный состав правоотношений в сфере наложения ареста на имущество в российском уголовном процессе

При рассмотрении вопроса субъектного состава правоотношений в сфере наложения ареста на имущество, автор ведет речь о субъектах, которые принимают данное решение; лицах, участвующих при наложении ареста на имущество; и о лицах, на имущество которых может быть наложен арест.

Немаловажным условием правомерности наложения ареста на имущество является соблюдение требований закона о лице, правомочном принимать такое решение. В соответствии с УПК РСФСР 1960 г. арест на имущество мог быть произведен одновременно с обыском или выемкой, или же самостоятельно. Ст. 175 УПК РСФСР, напротив, содержала правило, в соответствии правомочием на наложение ареста обладает только следователь. Однако, с принятием Закона СССР № 1556-1 от 12 июня 1990 г. «О внесении изменений и дополнений в Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик»1, данное правило претерпело изменения. Отныне, поскольку наложение ареста на имущество входило в перечень неотложных процессуальных действий, постольку таким правомочием наделялся орган дознания.

В соответствии с действующим УПК РФ возбуждать ходатайство перед судом вправе следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия прокурора. Итоговое решение о наложении ареста на имущество принимает суд, рассматривая ходатайство следователя, в установленном статьей 165 УПК РФ порядке. Суду необходимо указать на конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых он принял такое решение, а также установить ограничения, связанные с владением, пользованием, распоряжением арестованным имуществом. К исключительным случаям, при которых возможно производство данной меры процессуального принуждения без получения судебного решения, в соответствии с ч. 5 ст. 165 УПК РФ, законодатель относит наложение ареста только на имущество, указанное в части первой статьи 1041 УК РФ.

Однако, при изучении диссертантом материалов уголовных дел и материалов ГИАЦ МВД России, содержащие статистические показатели деятельности следователя по наложению ареста на имущество по всей России[89] [90], обосновывается вывод о том, что большинство уголовных дел, по которым накладывается арест на имущество составляют дела о хищении чужого имущества (ст.ст. 158-162 УК РФ), что требует в случаях неотложной необходимости при наличии обоснованного предположения незамедлительного наложения ареста на имущество.

Проводя сравнительный анализ норм, регулирующих институт наложения ареста на имущество в российском уголовно-процессуальном законодательстве, с уголовно-процессуальным законодательством зарубежных государств для диссертанта представляет интерес зарубежный опыт решения вопроса о наложении ареста на имущество без судебного решения.

Так, в статье 2495 УПК Азербайджанской Республики1 в случаях, не терпящих отлагательства, при наличии точных данных, позволяющих полагать, что имущество или предметы и средства, приобретенные преступным путем, были уничтожены, повреждены, испорчены, скрыты лицом, совершившим преступление, или отчуждены им в счет обеспечения предъявленного гражданского иска, следователь может наложить арест на имущество без судебного решения. В статье 142 Уголовно-процессуального кодекса Эстонии предусмотрено, что арест на имущество подозреваемого, обвиняемого или гражданского ответчика может быть наложен, в случаях, не терпящих отлагательства, без разрешения следственного судьи[91] [92].

Аналогичные положения закона также содержатся в УПК Грузии, согласно ст. 155 которого в случаях неотложной необходимости при наличии обоснованного предположения, что имущество будет перепрятано или уничтожено, прокурор вправе вынести мотивированное постановление о наложении ареста на имущество с последующим уведомлением суда в течение 12 часов после исполнения данного постановления[93].

Так же представляет интерес вопрос о наложении ареста на имущество без санкции судьи в Республике Молдова. Так, в ч. 5 ст. 205 УПК Республики Молдова речь идет о наложении ареста на имущество без санкции суда по уголовному преследованию с последующим сообщением ему об этом в обязательном порядке незамедлительно, но не позднее чем в течение 24 часов с момента производства этого процессуального действия, в случаях, не терпящих отлагательства, а также в случаях явного преступления1.

Необходимо отметить, что в УПК Украины закреплены также положения, регламентирующие наложение ареста на имущество или средства на счетах физических или юридических лиц в финансовых учреждениях без судебного решения. Так, в неотложных случаях по тяжким или особо тяжким преступлениям по решению директора Национального антикоррупционного бюро Украины (или его заместителя), согласованным с прокурором, может быть наложен предварительный арест. Такие меры применяются на срок до 48 часов. Безотлагательно после принятия такого решения, но не позднее чем в течение 24 часов, прокурор обращается к следственной судье с ходатайством об аресте имущества[94] [95].

На наш взгляд, норма, предусматривающая наложение ареста на имущество без судебного решения, может быть имплементирована в российское законодательство, например, путем предоставления следователю права без санкции суда накладывать арест на имущество подозреваемого, обвиняемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность в случаях, не терпящих отлагательства, с дальнейшим уведомлением судьи о производстве данного действия и направлении ему копий для последующей оценки.

Так, на основании сравнительного анализа норм, регламентирующих институт наложения ареста на имущество в российском уголовнопроцессуальном законодательстве с уголовно-процессуальным законодательством зарубежных государств (Азербайджанская Республика, Грузия, Украина, Республика Молдова, ФРГ, Эстония и др.) вывода: во-первых, о возможности имплементации в российское законодательство нормы, предусматривающей предоставление следователю права без судебного решения наложить арест на имущество подозреваемого, обвиняемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность в случаях, не терпящих отлагательства, с дальнейшим уведомлением судьи о производстве данного действия и направлении ему копий процессуальных документов о результатах его проведения для оценки законности и обоснованности применения следователем указанной меры процессуального принуждения; во-вторых, отнесение к случаям, не терпящим отлагательства в производстве данной меры процессуального принуждения без получения судебного решения, не только преступлений, перечисленных в части первой статьи 1041 УК РФ, в отношении которых законодатель в соответствии с ч.

5 ст. 165 УПК РФ допускает наложение ареста, но и в случае совершения подозреваемым (обвиняемым) любого из преступлений, отнесенных к хищениям чужого имущества (ст.ст. 158-162 УК РФ), доля которых по данным ГИАЦ МВД России составляет 78% от всех преступлений в сфере экономики, что требует от следователя в случаях неотложной необходимости и при наличии обоснованного предположения незамедлительного принятия процессуального решения о наложении ареста на имущество.

Одновременно с вынесением постановления о наложении ареста на имущество надлежит решить комплекс организационных вопросов, непосредственно связанных с производством этого процессуального действия. Прежде всего, следует заранее наметить круг лиц, которые будут участвовать в аресте имущества.

Необходимо отметить, что в целях повышения результативности применения меры процессуального принуждения в виде наложения ареста на имущество, следователю первоначально необходимо наладить взаимодействие с органами дознания, которые, в свою очередь, должны совместно со следователем планировать оперативно-розыскные мероприятия и проведение наложения ареста на имущество; взаимно обмениваться информацией со следователем; исполнять поручения о проведении оперативно - розыскных мероприятий, а также использовать полученные сведения, посредством оперативно-розыскной деятельности, необходимые для доказывания по уголовному делу; выделять специалистов для проведения указанной меры процессуального принуждения; для установления месторасположения имущества, подлежащего аресту, предоставлять технические средства.

Однако, на практике имеют место факты нарушения сроков исполнения поручения следователей, формального отношения к исполнению поручений о розыске похищенного имущества, установлению имущественного положения подозреваемых, проверке должным образом возможного сбыта похищенного имущества1.

Принимая во внимание указанные направления взаимодействия, следует подчеркнуть, что в научной литературе учеными-процессуалистами неоднократно обсуждался вопрос о необходимости взаимодействия следователя при наложении ареста на имущество не только с органом дознания, но и со специалистом[96] [97]. О чем говорится и в ч. 5 ст. 115 УПК РФ, согласно которой, при наложении ареста на имущество может участвовать специалист. Это свидетельствует о том, что в уголовно-процессуальном законе прямо не указано обязательное участие специалиста при проведении данной меры процессуального принуждения.

Однако, по результатам проведенного в ходе диссертационного исследования анкетирования следователей и изучения материалов уголовных дел к участию в описи имущества исключительно редко привлекаются товароведы, оценщики вещей из комиссионных магазинов, иные лица, обладающие специальными знаниями для определения стоимости имущества, подлежащего описанию, правильно указав его характеристику и индивидуальные признаки. По своему правовому положению они выступают в качестве специалиста. От них требуются незаинтересованность в исходе дела и высокий уровень компетентности в своей области знаний. Специалиста какой области знаний пригласить для участия в рассматриваемом процессуальном действии, решает сам следователь с учетом особенностей имущества, которое подлежит аресту. При наложении ареста на домовладения или иное жилье целесообразно приглашать представителя бюро технической инвентаризации, при наложении ареста на автотранспортные средства - представителя автосервиса и т.д.

При изучении нами практической стороны этой проблемы на вопрос о целесообразности приглашения при наложении ареста на имущество специалиста отрицательно ответили 62,2% из числа опрошенных сотрудников органов, осуществляющих предварительное расследование[98]. Не многие следователи приглашают специалиста при наложении ареста на имущество. Однако, необходимо отметить, что повышению эффективности указанной меры процессуального принуждения участие специалиста только способствует, что подтверждает и следственная практика.

Заслуживает внимания и то обстоятельство, что при наложении ареста на имущество немаловажную роль, по нашему мнению, выполняет специалист- криминалист, который в свою очередь при составлении протокола наложения ареста на имущество может помочь следователю полно и правильно описать подвергнутое аресту имущество, а также оказать консультативную помощь, которая заключается в советах, разъяснениях, консультациях, сообщений сведений справочного характера, для содействия следователю в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, а также в применении технических средств, для предупреждения и недопущения повреждений предметов, обстановки в результате неграмотного обращения. В задачи специалиста-криминалиста, привлекаемого следователем к участию в уголовно- процессуальном производстве, входит применение техникокриминалистических средств, а также достижений науки и техники в соответствии с профессиональной компетенцией и квалификацией.

Еще одним участником, которого следователь может пригласить в качестве специалиста, является судебный пристав-исполнитель. Вместе с тем, необходимо отметить, что вопрос о правом статусе судебного пристава- исполнителя при наложении ареста на имущество на предварительном расследовании в литературе решается неоднозначно. Одни авторы (В.А. Азаров, Ф.Н. Багаутдинов, Е.Н. Клещина) считают необходимым привлекать пристава-исполнителя в качестве специалиста, другие (К.Б. Калиновский, А.В. Смирнов) настаивают на том, что специалист и судебный пристав-исполнитель имеют разные задачи, поэтому являются различными участниками уголовного процесса1.

Однако, на страницах юридической печати представлено мнение, согласно которому решению вопроса об оценке имущества может способствовать приглашение специалиста, которым может быть, например, судебный пристав-исполнитель[99] [100], оказывающий следователю содействие в правильной оценке и определении его стоимости, в решении вопроса о целесообразности включения той или иной вещи в опись, в надлежащем составлении самой описи и, наконец, способный рекомендовать оптимальные направления деятельности по обеспечению возмещения вреда1. Следует согласиться с мнением, что его личное участие в наложении ареста на имущество в значительной степени уменьшит последующую работу по осуществлению исполнения приговора в части имущественных взысканий[101] [102].

Вместе с тем представляется очевидной необходимость конкретизации процедуры оценки имущества и определение в этих целях надлежащего компетентного органа, что позволило бы следователю в значительной степени оптимизировать деятельность по применению указанной меры процессуального принуждения.

Также стоит отметить, что для надлежащей организации деятельности следователя по применению меры процессуального принуждения, связанной с наложением ареста на имущество, следует учитывать то, что немаловажную роль играет взаимодействие следователя с оперативными сотрудниками. Вопрос о розыске похищенного имущества и имущества, являющегося средством возмещения материального вреда, возникает, как правило, уже на стадии принятия решения о возбуждении уголовного дела. Успешное разрешение дела зависит от слаженности в действиях оперативных сотрудников и следствия[103].

Так, оперативные сотрудники могут оказать помощь в сборе необходимой информации путем выявления и опроса очевидцев и свидетелей преступления, которые могли бы видеть, как лицо, у которого будет производиться арест имущества, совершает дорогие покупки или же о стремительном вывозе вещей из его квартиры, квартиры друзей, знакомых или родственников. Уточняют у родственников, соседей, знакомых, коллег по работе, не обращалось ли к ним лицо, у которого проводится наложение ареста на имущество, с просьбой сокрыть, уничтожить, повредить или растратить какое-либо имущество. Также, при наложении ареста на имущество оперативные сотрудники оказывают содействие следователю в осуществлении наблюдения за поведением и действиями лиц, присутствующих при производстве данной меры процессуального принуждения1. В уголовнопроцессуальном законе не указано количество оперативных сотрудников, которым необходимо участвовать при наложении ареста на имущество, однако, на наш взгляд, для более эффективного проведения указанной меры процессуального принуждения, необходимо участие не менее двух оперуполномоченных.

Так, судя по данным, полученным нами при анкетировании следователей[104] [105] и изучении материалов уголовных дел[106], к участию при наложении ареста на имущество все чаще привлекаются оперуполномоченные сотрудники полиции. Что в значительной степени повышает эффективность проведения указанной меры процессуального принуждения. Так, при изучении нами практической стороны этой проблемы на вопрос: «Считаете ли Вы необходимым участие оперуполномоченного полиции в наложении ареста на имущество?» - положительно ответили 65,4% из числа опрошенных сотрудников органов, осуществляющих предварительное расследование. На вопрос: «В чем, на Ваш взгляд, заключаются задачи оперуполномоченного сотрудника полиции при наложении ареста на имущество?» - 50% из числа опрошенных ответили: «в поиске предметов, подлежащих аресту», 30,8% - «в изъятии арестованного имущества», 55,8% - «в оказании помощи следователю» и 42,5% - «в сборе необходимой следователю информации»1. Что свидетельствует о том, что алгоритм действий оперуполномоченных сотрудников полиции при наложении ареста на имущество находит свое отражение с практической стороны рассмотрения данной проблемы. Одновременно, изучение в процессе диссертационного исследования материалов уголовных дел позволяет выявить положительные результаты совместной работы следователя и оперативных служб[107] [108].

Так же, следователю при наложении ареста на имущество наряду с оперативными сотрудниками необходимо взаимодействовать с участковым уполномоченным полиции, на территории обслуживания которого производится наложение ареста на имущество. Участковый уполномоченный предоставит характеристику на лицо, у которого необходимо будет произвести арест имущества, указав при этом уровень материальной жизни этого лица, его окружение и связи. В целях оптимизации проведения мероприятия по сбору необходимой информации совместно с оперативными сотрудниками осуществляет поквартирные и подворные обходы в определенных границах района по месту проведения указанной меры процессуального принуждения.

Одновременно, следователю рекомендуется задействовать в наложении ареста на имущество понятых, которые в большей степени обеспечат эффективность применения указанной меры процессуального принуждения.

Однако обязательное участие понятых при наложении ареста на имущество в отличие от проведения таких следственных действий, как обыск (ст. 182 УПК РФ), выемка электронных носителей информации (ч. 31 ст. 183 УПК РФ), личный обыск (ст. 184 УПК РФ), предъявление для опознания (ст. 193 УПК РФ) действующим УПК РФ не предусмотрено. Одновременно ч. I1 ст. 170 УПК РФ устанавливает, что по усмотрению следователя понятые могут привлекаться и к производству иных следственных действий, однако наложение ареста на имущество таковым не является и отнесено законодателем к иным мерам процессуального принуждения.

Вместе с тем, необходимо учитывать, что законодатель указывает, что понятой обязан удостоверить факт, содержание и результаты действий, при производстве которых он присутствовал. Таким образом, понятой выполняет удостоверительную функцию в уголовном процессе, обеспечивая гарантии достоверности результатов следственных действий, а значит, и допустимости полученных данных в качестве доказательств по уголовному делу. Следует также отметить, что участие понятых необходимо, по нашему мнению, и тогда, когда производятся принудительные поисковые действия, фиксация индивидуальных признаков имущества или принудительное его изъятие.

В этой связи автор полагает, что присутствие понятых необходимо и при описи имущества, находящегося в жилище или ином законном владении, поскольку своим присутствием и подписями понятых не только удостоверяют сам факт производства данного процессуального действия, но и его результаты.

В УПК РСФСР 1960 г. участие данных лиц при наложении ареста на имущество прямо предусматривалось в статье 175. Кроме того, ст. 59 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном

производстве» предусматривает присутствие понятых, а именно при совершении исполнительных действий, связанных с наложением ареста на имущество должника, а также с изъятием и передачей указанного имущества.

Более того, на страницах юридической печати представлен ряд мнений, согласно которым ученые-процессуалисты определяют место наложения ареста на имущество в системе процессуальных действий в российском уголовнопроцессуальном законодательстве, отмечая при этом, что оно относится как к следственным действиям, так и к мерам процессуального принуждения. Они, как и автор, наложение ареста на имущество рассматривают в двух аспектах.

Во-первых, как следственное действие, так как перед принятием решения

0 наложении ареста на имущество следователь проводит ряд следственных

действий, которые в дальнейшем и будут являться основанием для применения данной меры процессуального принуждения. Как отмечают А.В. Смирнов и К.Б. Калиновский путем производства таких следственных действий, как обыск, выемка, осмотр, допрос, устанавливается и разыскивается имущество, подлежащее аресту, а также с помощью направления запросов, и путем оперативно-розыскных мероприятий, предусмотренных Федеральным законом от 12.08.1995 № 144-ФЗ «Об Оперативно-розыскной деятельности».

Следовательно, в определенной степени, наложение ареста на имущество можно отнести к следственным действиям.

Во-вторых, законодатель наложение ареста на имущество рассматривает, как иную меру процессуального принуждения, прямо указывает на это в главе 14 УПК РФ.

Однако, проведенное нами анкетирование показало, что при решении вопроса к какому виду процессуальных действий относится наложение ареста на имущество, 53,8% следователей относят его к следственным действиям, 28,8% - к судебным действиям, и лишь 23,1% из числа респондентов наложение ареста на имущество относят к иным мерам процессуального принуждения[109].

Делая вывод из вышеизложенного и рассматривая наложение ареста на имущество в разных аспектах, предлагается внести в УПК РФ следующие изменения и дополнения:

• ч. 1 ст. 60 УПК РФ («Понятой») изложить в следующей редакции: «Понятой - не заинтересованное в исходе уголовного дела лицо, привлекаемое дознавателем, следователем для удостоверения факта производства следственного или иного процессуального действия, а также содержания, хода и результатов следственного или иного процессуального действия»;

• изложить п. 1,2 ч. 3 ст. 60 УПК РФ в следующей редакции: «Понятой вправе: 1) участвовать в следственном или ином процессуальном

действии и делать по поводу следственного или иного процессуального действия заявления и замечания, подлежащие занесению в протокол»;

2) знакомиться с протоколом следственного или иного процессуального действия, в производстве которого он участвовал.

• изложить ч. I[110] ст. 170 УПК РФ («Участие понятых») в следующей редакции: «В случаях, предусмотренных статьями 115, 177, 178, 181, статьей 183 (за исключением случаев, предусмотренных частью третьей.1), частью пятой статьи 185, частью седьмой статьи 186 и статьей 194 настоящего Кодекса, понятые принимают участие в следственных или иных процессуальных действиях по усмотрению следователя».

С внесениями данных изменений указанные лица могут привлекаться для удостоверения факта, хода и результатов не только следственных, но и иных процессуальных действий.

Одновременно следует отметить, что проведенным нами исследованием установлено то обстоятельство, при котором чаще всего в качестве понятых привлекаются соседи по жилищу лиц, у которых имущество подлежит аресту. При этом, как правило, в качестве понятых привлекаются соседи по жилищу лиц, имущество которых подлежит аресту. В подобной ситуации, распространенной ошибкой является упущение из виду характера

взаимоотношений между лицом, имущество которого подлежит аресту, его родственниками, и такими понятыми, поскольку последние могут преднамеренно препятствовать процедуре наложения ареста на имущество, путем сокрытия имущества, его подмены и иными способами препятствовать осуществлению указанной меры процессуального принуждения1. Вынося решение о наложении ареста на имущество, нужно учитывать данное обстоятельство и при привлечении понятых, учитывать то обстоятельство, которое будет свидетельствовать о незаинтересованности данного лица в исходе уголовного дела, как этого и требует ч. 1 ст. 60 УПК РФ.

Исходя из вышеизложенного, необходимо сделать вывод о том, что участие понятых при применении меры процессуального принуждения в виде наложения ареста на имущество должно являться обязательным, что требует законодательного закрепления. Так же необходимо обратить внимание на недостатки в законодательном регулировании, связанные с определением места наложения ареста на имущество в системе процессуальных действий в российском уголовно-процессуальном законодательстве, устранение которых требует совершенствования уголовно-процессуального регулирования.

Далее, при рассмотрении деятельности участников наложения ареста на имущество, следует признать, что существенным недостатком является арест имущества без участия обвиняемого или его родственников, законных представителей, лишь в присутствии представителя жилищно-коммунального хозяйства. Необходимо учитывать то обстоятельство, что указанные члены семьи могут заявить ходатайство в суд по поводу арестованного имущества, которое по праву собственности принадлежит им, что в дальнейшем будет препятствовать исполнению приговора суда по возмещению вреда, причиненного преступлением. В случаях, когда обвиняемый заключен под стражу, производство наложения ареста на имущество не должно исключать его участия в описании имущества, принадлежащего ему. Протокол наложения ареста на имущество подлежит ознакомлению обвиняемым, в тех случаях, когда его участие в производстве указанной меры процессуального принуждения невозможно обеспечить. Так, при допросе обвиняемого, следователю необходимо зафиксировать все объяснения и замечания обвиняемого, связанные с описанным имуществом, после чего указанный протокол допроса вместе с письменными ходатайствами рассматриваются по существу.

Рассматривая следующий субъект правоотношений в сфере наложения ареста на имущество, необходимо отметить, что защитнику закон не

предоставляет права присутствовать при наложении ареста на имущество. С одной стороны, его не следовало бы рассматривать как стороннего наблюдателя, который собирает факты нарушения законности со стороны должностных лиц, ведущих уголовный процесс. Отстаивая интересы подзащитного, он, тем самым, способствует полноте и объективности производства по уголовному делу в целом. Кроме того, защитник может оказать свою помощь следователю в определении имущества, которое не принадлежит обвиняемому, и в недопущении провокационных действий со стороны обвиняемого и его родственников. Одновременно, возможность участия в этом процессуальном действии защитника является

нецелесообразной по следующим причинам: во-первых, это сложно обеспечить организационно, а во-вторых, заранее представленная ему информация о наложении ареста на имущество послужит поводом для сокрытия имущества, подлежащего аресту.

Необходимо учитывать и то обстоятельство, что защитник может предупредить подозреваемого на какое конкретно имущество должен быть наложен арест, а подозреваемый воспользуется правом, предусмотренным п. 31 ч. 4 ст. 46 УПК РФ, позволяющим ему иметь свидания с нотариусом в целях удостоверения доверенности на право представления интересов подозреваемого в сфере предпринимательской деятельности. Законодатель предусматривает порядок, при котором подозреваемый с момента заключения его под стражу или под домашний арест имеет право на свидания с нотариусом, которые предоставляются без ограничения их количества и продолжительности. Одна из целей такого свидания предоставить подозреваемому, обвиняемому возможность удостоверения адвокату доверенности на право представления его интересов в сфере предпринимательской деятельности, но при этом запрещается совершение нотариальных действий в отношении имущества, денежных средств и иных ценностей, на которые может быть наложен арест в случаях, предусмотренных УПК РФ.

Однако первая практика применения данной нормы свидетельствует о том, что следователю в силу ограниченности времени задержания подозреваемого на срок не более 48 часов (ч. 2 ст. 94 УПК РФ) зачастую не предоставляется возможным установить имущество, денежные средства и иные ценности, подлежащие аресту, особенно при расследовании уголовных дел по экономическим преступлениям. Тем самым законодатель предоставляет лицам, задержанным в качестве подозреваемых возможность, на этом этапе расследования переоформить указанное имущество на других лиц, чем утрачивается возможность наложения на него ареста1.

Одновременно изучение в процессе диссертационного исследования материалов уголовных дел позволяет выявить и положительные результаты, позволяющие констатировать, что суды удовлетворяют ходатайства следователей о наложении ареста на имущество, когда право собственности подозреваемых было переоформлено на других лиц[111] [112].

Рассматривая данный вопрос необходимо четко определить лиц, на имущество которых может быть наложен арест. В соответствии с ч. 1 ст. 115 УПК РФ такими лицами являются подозреваемый, обвиняемый или лица, несущие по закону материальную ответственность за их действия.

Если основанием наложения ареста на имущество выступает обеспечение возможной конфискации имущества, то арест может быть наложен только на имущество подозреваемого и обвиняемого. Однако, в целях обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, взыскания штрафа, других имущественных взысканий описанию подлежит имущество как подозреваемого и обвиняемого, так и иных лиц, предусмотренных законом. Складывающиеся при этом отношения базируются на нормах гражданского права и перечень данных лиц вытекает из главы 59 Гражданского кодекса Российской Федерации[113], регламентирующей обязательства вследствие причинения вреда. Ими могу быть работодатель обвиняемого или подозреваемого (ст. 1068 ГК РФ), финансовые органы казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования (ст.ст. 10701071 ГК РФ), законные представителя не полностью дееспособных (ст.ст. 10731076 ГК РФ), владелец источника повышенной опасности (ст. 1079 ГК РФ). По гражданскому кодексу эти лица признаются гражданскими ответчиками.

Так, например, субъектами ответственности за вред, причиненный несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет, не имеющим доходов или иного имущества, достаточных для возмещения вреда, вред должен быть возмещен полностью или в недостающей его части его родителями, усыновителями или попечителем и т.д. Таким образом, при расследовании уголовных дел о преступлениях, совершенных несовершеннолетними, необходимо обязательно устанавливать и лиц, несущих материальную ответственность за их действия. Игнорирование этого требования может привести к аресту имущества лиц, не имеющих никакого отношения к уголовному делу.

В случае, если преступление совершено группой лиц, которые являются соучастниками преступления, то они в соответствии со ст. 1080 ГК РФ несут солидарную ответственность. Следовательно, для обеспечения иска, имущество указанных лиц может подлежать аресту в различных соотношениях, однако, общая стоимость имущества не должна быть больше суммы заявленного гражданского иска. Тем не менее, как отмечают Б.Т. Безлепкин, С.В. Бородин и М.В. Боровский: «При наложении ареста на имущество указанных лиц необходимо все же установить степень их участия в преступлении. При равной степени участия в преступлении арест должен быть наложен в равных долях на имущество соединяемых, если все они в достаточной мере состоятельны. При несостоятельности одного или нескольких сообвиняемых стоимость арестуемого имущества других (состоятельных) сообвиняемых соответственно возрастает»1.

Кроме того, необходимо исследовать вопросы о круге других лиц, на имущество которых может быть наложен арест, о совокупности и алгоритме доказывания конкретных фактических обстоятельств, свидетельствующих о наличии достаточных оснований полагать, что находящееся у других лиц (кроме подозреваемого, обвиняемого либо лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия) имущество получено в результате действий, изложенных в ч. 3 ст. 115 УПК РФ.

Часть 3 ст. 115 УПК РФ предусматривает возможность ареста имущества, находящегося у других лиц, которые не являются подозреваемыми, обвиняемыми или лицами, несущими по закону материальную ответственность за их действия. В соответствии со ст. 302 ГК РФ, к другим лицам относятся добросовестные приобретатели, о которых, по нашему мнению, и упоминается в ч. 3 ст. 115 УПК РФ.

Это означает, что:

а) имущество принадлежит этим «другим лицам». При этом, как указал Конституционный Суд Российской Федерации[114] [115] часть 3 ст. 115 УПК РФ во взаимосвязи с абз. 9 п. 1 ст. 126 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» не предполагает наложение ареста на имущество должника, находящееся в процедуре конкурсного производства, либо сохранение ранее наложенного в рамках уголовного судопроизводства ареста на имущество должника после введения данной процедуры для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска в отношении отдельных лиц, являющихся конкурсными кредиторами1. Если установлено, что имущество принадлежит обвиняемому (подозреваемому) или иному гражданскому ответчику, то оно подлежит аресту в общем порядке вне зависимости от места нахождения;

б) «другие лица» не знали, что имущество добыто преступным путем. Иначе они подлежат уголовной ответственности как пособники по данному преступлению (ч. 5 ст. 33 УК РФ) или как обвиняемые по другим преступлениям (ст.ст. 174, 174.1, 175 УК РФ);

в) согласно ч. 3 ст. 302 ГК РФ деньги, а также ценные бумаги на предъявителя не могут быть истребованы от добросовестного приобретателя.

Вторая часть нормы, содержащейся в ч. 3 ст. 115 УПК РФ, позволяет трактовать понимание ее содержания таким образом, что арест может быть наложен на имущество, находящееся у других лиц, если есть основания полагать, что оно использовалось или предназначалось для использования этими самыми «другими лицами» в качестве орудия, оборудования или иного средства совершения преступления либо для финансирования терроризма, экстремистской деятельности (экстремизма), организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества

(преступной организации). Данный смысл нормы подтверждается содержанием ч. 3 ст. 1041 УК РФ, которая предусматривает, что такое имущество, переданное осужденным другому лицу (организации), подлежит конфискации, если лицо, принявшее имущество, знало или должно было знать, что оно получено в результате преступных действий[116] [117]. В этой ситуации под «другими лицами» понимаются лица, фактически заподозренные в совершении преступления, поскольку орган уголовного преследования располагает достаточными данными о том, что эти лица использовали имущество в качестве орудия преступления, финансировали терроризм и т.д.

Иными словами, имеются основания для возбуждения в отношении этих лиц самостоятельных уголовных дел по ст.ст. 174, 174[118], 175 УК РФ либо привлечения их в качестве соучастников по уже расследуемому делу. При этом как указал Конституционный Суд Российской Федерации наложение ареста на имущество «других лиц» в связи с их причастностью к преступлениям свидетельствует об их фактическом уголовном преследовании. Такие лица должны считаться подозреваемыми в конституционно-правовом смысле. Широкое понимание понятия подозреваемого дает ему право немедленно воспользоваться помощью защитника, не дожидаясь формального признания за ним этого статуса какими-либо актами органов предварительного расследования1.

Рассматривая далее вопрос о совокупности и алгоритме доказывания конкретных фактических обстоятельств, свидетельствующих о наличии достаточных оснований полагать, что находящееся у других лиц (кроме подозреваемого, обвиняемого либо лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия) имущество получено в результате действий, изложенных в ч. 3 ст. 115 УПК РФ, необходимо отметить, что, некоторые ученые трактуют нормы ст. 115 УПК РФ таким образом, что они однозначно предоставляют возможность ареста имущества подозреваемого и обвиняемого независимо от того, где и у кого оно находится.

Так, по мнению А.П. Короткова, наложение ареста на имущество подозреваемого, обвиняемого или лиц, несущих материальную ответственность за их действия, допускается вне зависимости от места, где оно находится1.

Аналогичной позиции последовательно придерживался И.Л. Петрухин как при исследовании положений ст. 175 УПК РСФСР 1960 года[119] [120], так и при анализе ст. 115 УПК РФ[121].

Одновременно, анализируя в процессе диссертационного исследования методические рекомендации по наложению ареста на имущество, диссертант приходит к выводу о том, что арест может быть наложен на имущество других лиц, но только при наличии доказательств, подтверждающих принадлежность обвиняемому, подозреваемому имущества, собственником которого является другое лицо[122]. При этом лица, считающие себя собственниками имущества, имеют право предъявить иск об освобождении его от ареста, который подлежит рассмотрению судом в порядке гражданского судопроизводства[123].

Обращая свое внимание на положения ч. 3 ст. 115 УПК РФ, диссертант приходит к выводу о том, что на имущество, находящееся у других лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми или лицами, несущими по закону материальную ответственность за их действия, может быть наложен арест только, при наличии достаточных оснований полагать, что оно получено в результате преступных действий, изложенных в ч. 3 ст. 115 УПК РФ.

Исходя из этого, можно сделать вывод о том, что если имущество находится у посторонних лиц, и оно получено не в результате преступных действия, изложенных в ч. 3 ст. 115 УПК РФ, то наложение ареста на него невозможно, в частности данное суждение распространяется и на имущество подозреваемого, обвиняемого, независимо от его законной принадлежности им1.

Однако, как отмечают Г.В. Аршба, С.И. Гирько и В.В. Николюк «закон должен прогнозировать распространенные в реальной действительности случаи укрывания обвиняемым (подозреваемым) имущества у других лиц и предусматривать его арест и изъятие»[124] [125].

Делая вывод из вышеизложенного, предлагается внести в УПК РФ следующие изменения и дополнения: ч. 3 ст. 115 УПК РФ изложить в следующей редакции: «Арест может быть наложен на имущество, находящееся у других лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми или лицами, несущими по закону материальную ответственность за их действия, если есть достаточные основания полагать, что оно принадлежит подозреваемому, обвиняемому либо получено в результате преступных действий подозреваемого, обвиняемого, либо использовалось или

предназначалось для использования в качестве орудия, оборудования или иного средства совершения преступления либо для финансирования терроризма, экстремистской деятельности (экстремизма) организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества

(преступной организации)».

Рассматривая положения ч. 3 ст. 115 УПК РФ, необходимо иметь в виду, что наложение ареста на имущество, которое находится у лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми или лицами, несущими по закону

материальную ответственность за их действия, и «может, с учетом позиции Конституционного Суда Российской Федерации, иметь лишь временный характер и применяться при предоставлении таким лицам процессуальных гарантий, обеспечивающих восстановление нарушенных прав посредством правосудия, отвечающего требованиям справедливости и равенства»[126].

В связи с этим, при наложении ареста на имущество вышеуказанных лиц, суд обязан указать срок, на который налагается арест, при этом учитывая срок предварительного расследования по уголовному делу. В соответствии со ст. 1151 УПК РФ, суд имеет право продлить указанный срок.

Подводя итог вышесказанному, диссертант отмечает, что субъектный состав правоотношений в сфере наложения ареста на имущество определен не в полной мере и нет конкретных сведений о лицах, участвующих при наложении ареста на имущество и о лицах, на имущество которых может быть наложен арест. Одновременно, необходимо отметить, что взаимодействие следователя с правоохранительными органами и лицами участвующими при наложении ареста на имущество является обязательным и продиктовано необходимостью повысить эффективность проведения указанной меры процессуального принуждения.

<< | >>
Источник: СОКОЛОВА МАРИНА ВЛАДИМИРОВНА. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ СЛЕДОВАТЕЛЯ ПО НАЛОЖЕНИЮ АРЕСТА НА ИМУЩЕСТВО. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 3. Субъектный состав правоотношений в сфере наложения ареста на имущество в российском уголовном процессе:

  1. 1. ПОНЯТИЕ СИСТЕМЫ ПРАВА И ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ ЕЕ РАЗВИТИЯ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ
  2. СОДЕРЖАНИЕ
  3. ВВЕДЕНИЕ
  4. § 3. Субъектный состав правоотношений в сфере наложения ареста на имущество в российском уголовном процессе
  5. Роль правоохранительных органов и институтов гранщанского общества в организационно-правовом механизме защиты информационных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации
- Авторское право РФ - Аграрное право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -