<<
>>

Глава 3. Следователь-криминалист: полномочия и формы участия в уголовном судопроизводстве

Процесс перманентного реформирования предварительного следствия в России в последние годы создал ряд проблем в теории и практике применения уголовно-процессуального законодательства, обусловленных непоследовательностью позиции законодателя при формулировании ряда новелл, пробельностью регулирования значимых уголовно-процессуальных отношений - в том числе, с участием должностных лиц органов предварительного следствия.

Так, особую актуальность приобретает вопрос о статусе нового участника досудебного производства по уголовным делам - следователя-криминалиста, упоминание о котором появилось в ст. 5 УПК РФ (она была дополнена п. 40.1) благодаря принятию Федерального закона от 2 декабря 2008 г. № 226 «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации»[254]. В соответствии с этой новеллой следователь-криминалист - это должностное лицо, правомочное осуществлять предварительное следствие по уголовному делу и участвовать по поручению руководителя следственного органа в производстве отдельных следственных и иных процессуальных действий или производить отдельные следственные и иные процессуальные действия без принятия дела к своему производству.

Приведенная норма фрагментарно «очерчивает контур» процессуальных полномочий следователя-криминалиста при производстве предварительного следствия по уголовному делу. Однако поскольку производство доследственной проверки не входит в предварительное следствие, которое в силу положений ст. 156 УПК РФ начинается с момента возбуждения уголовного дела, то из буквального толкования рассматриваемой нормы следует, что производство такой проверки и принятие по её результатам процессуального решения в полномочия следователя-криминалиста не входит.

Таким образом, процессуальный статус следователя-криминалиста в нормах УПК законодателем полностью не раскрыт. Остается открытым вопрос: кем всё- таки является следователь-криминалист: должностным лицом или же процессуальной фигурой? Действующий УПК РФ частично отвечает на этот вопрос, указывая, что следователь-криминалист - это должностное лицо, однако это прописано лишь в п. 40.1 ст. 5 УПК РФ. Тем не менее, раздел 2 УПК РФ, посвященный участникам уголовного судопроизводства, не предусматривает следователя-криминалиста как участника уголовного судопроизводства. Наличия только лишь одного пункта в ст. 5 УПК РФ недостаточно для полноценной регламентации правового положения этого лица, и указанное обстоятельство справедливо подвергается критике в юридической литературе.

Так, В.М. Быков обращает внимание на ряд упущений процессуального характера относительно процессуального статуса и полномочий следователя- криминалиста. При этом подчеркивает, что введение такого участника, как следователь-криминалист, является недостаточно обоснованным и излишним1. И действительно, как отмечает А.К. Маслов, ни УПК РФ, ни иные федеральные законы не раскрывают процессуального статуса следователя-криминалиста[255] [256] [257].

М.В. Мешков и А.В. Реут считают, что два таких сомнительных термина как «следователь-криминалист» и «прокурор-криминалист» дестабилизируют всю систему правовых понятий, привносят неопределенность в понятийно-правовой аппарат уголовно-процессуального права, а кроме того, негативно влияют на

понимание закона правоприменителем .

Вполне обоснованно, на наш взгляд, выглядит позиция В.П. Божьева, согласно которой излагать полномочия следователя-криминалиста в ст. 5 УПК РФ, раскрывающей лишь значение содержащихся в УПК понятий, не внося соответствующих изменений в гл. 6 УПК РФ, абсолютно неуместно1. Внимания заслуживает и позиция О.П. Темираева о том, что по своей сущности специфические полномочия следователя- криминалиста производны от функции не следователя, а руководителя следственного органа. Именно ему (как ранее прокурору), а не следователю необходимы полномочия по непосредственному участию в расследовании уголовного дела без принятия его к производству, для того чтобы непосредственно осуществлять свои обязанности[258] [259].

Однако, по мнению И.П. Пилюшина, появление в уголовном судопроизводстве такого участника как следователь-криминалист, вполне закономерно, так как именно он призван заполнить образовавшийся в 2007 г. вакуум в сфере контроля за исполнением законов на стадии предварительного следствия и процессуального контроля за расследованием уголовных дел[260]. Тем не менее, представляется, что данное высказывание не совсем соответствует ведомственным представлениям о роли следователя-криминалиста в организации взаимодействия со следователем: в п. 4 ч. 2 приказа Следственного комитета РФ № 53 от 08 августа 2013 года «Об организации работы следователей- криминалистов в Следственном комитете Российской Федерации»[261] специально оговорено, что запрещается поручение следователям-криминалистам осуществления процессуально-контрольных функций, отнесенных к исключительной компетенции руководителя следственного органа, не связанных с криминалистическим обеспечением производства предварительного следствия. Это высказывание диссонирует и с существующей системой нормативных предписаний, возлагающих полномочия по процессуальному контролю за расследованием уголовных дел на руководителя следственного органа.

Однако, в соответствии с Приказом № 53, основной функцией

следователей-криминалистов является совершенствование профессионального уровня следователей в целях наиболее полного и всестороннего раскрытия и расследования преступлений, подследственных СК РФ, а также выполнение некоторых функций криминалистических подразделений. Данный приказ в развитие положений п. 40.1 ст. 5 УПК РФ наделяет следователя-криминалиста функциями осуществления предварительного следствия по уголовным делам, самостоятельного проведения и участия в производстве следственных и иных процессуальных действий без принятия уголовного дела к своему производству.

При этом следует отметить, что с изданием Приказа № 53, признавшим утратившим силу приказ СК России от 11 августа 2011 года № 124 «Об организации работы следователей-криминалистов в системе Следственного комитета Российской Федерации»[262], следователи-криминалисты лишились двух полномочий: производить прием, регистрацию и проверку сообщений о преступлении, а также принимать участие в планировании расследования (в том числе, в планировании оперативно-розыскных мероприятий).

В настоящее время должность следователя-криминалиста входит в штатное расписание отдела криминалистики следственных подразделений Следственного комитета РФ. Работники данных отделов раскрыли не одну сотню тяжких резонансных преступлений, десятки раз оказывали практическую помощь в расследовании уголовных дел в «горячих» точках страны. Следователи- криминалисты дают квалифицированные научные консультации следователям по проблемам, возникающим в ходе предварительного расследования преступлений. Кроме того, отдел криминалистики осуществляет учебно-методическую работу по обучению молодых следователей (к ним можно отнести тех следователей, чей стаж службы в следственных подразделениях не превышает трех лет). В период недельного обучения следователи проходят стажировку в отделах криминалистики СУ СК РФ по субъектам Российской Федерации. Опытные следователи-криминалисты проводят с молодыми следователями учебнометодические семинары, тематика которых определяется с учетом преобладающего числа преступлений в регионе, а также спецификой уровня следственной работы. Во время стажировки следователей знакомят с новейшими достижениями науки и техники, в частности с теми образцами технических средств, которые поступают из Главного управления криминалистики СК РФ.

На сегодняшний день, большая часть отделов криминалистики имеют в своем распоряжении современное высокотехнологичное оборудование как зарубежного, так и отечественного производства. Среди них можно выделить: комплексы транспортной техники и оборудования для проведения поисковых работ в воде и под землей, беспилотные летательные аппараты для производства фото- и видеосъемки больших территорий и поиска лиц, пропавших без вести, портативные спектрометры для обнаружения различных веществ и др. Кроме того, следователями Главного управления криминалистики СК РФ разработана не имеющая аналогов компьютерная программа «Виртуальный осмотр места происшествия: учебно-методический комплекс», предназначенная для создания интерактивных трехмерных моделей места происшествия, проведения виртуального осмотра. В виду этого, следователям региональных СУ СК РФ предоставлена возможность работать с моделями места происшествия, наиболее распространенными в следственной практике, такими как квартира, лестничная площадка в доме, улица, поле, лес, парковая зона.

Вместе с оказанием практической помощи и обучением молодых следователей, следователи-криминалисты проводят большой объем аналитической работы, суть которой заключается в установлении тех причин и условий, которые способствовали совершению тех или иных категорий преступлений, а также в предложении комплекса мер, направленных на их устранение. Следователи-криминалисты поддерживают на высоком уровне обмен передовым опытом работы между всеми следователями.

Лица, совершившие преступления, их адвокаты становятся все более изощренными в избрании методов ухода от уголовной ответственности и не стесняются изменять ранее данные показания, например, указывая на то, что на них оказывалось давление со стороны следователя и сотрудников полиции. В преодолении таких конфликтных ситуаций важнейшую роль играет использование видеофиксации при проведении следственных действий, что позволяет объективно фиксировать ход и результаты следственных действий и лишает смысла изменять подозреваемому (обвиняемому) свои показания или оказывать воздействие на других участников уголовного процесса с целью их склонения к даче ложных показаний.

Так, в ходе работы аналитической группы по раскрытию преступлений прошлых лет и результатам изучения материалов уголовного дела по факту криминальной смерти И. в 2005 г. принято решение о выезде сотрудников отдела криминалистики и управления уголовного розыска на место совершения преступления в Пермский край. Проведенными в 2014 г. мероприятиями установлены лица, обладавшие информацией по уголовному делу. После возобновления следствия показания свидетелей фиксировались с помощью видеозаписи. В результате грамотно спланированного сотрудниками отдела криминалистики расследования установлено место нахождение подозреваемого Ч., первоначально отрицавшего свою причастность к совершенному преступлению. Правильно организованная работа с ним, основанная на тщательном изучении личностных характеристик, позволили преодолеть сопротивление подозреваемого и получить признательные показания. Уголовное дело направлено в суд для рассмотрения по существу[263].

Не менее важное значение имеет применение следователями- криминалистами криминалистической техники при производстве осмотров мест происшествий по уголовным делам об авиакатастрофах и крушениях поездов на железной дороге.

При осмотре места происшествия авиационной катастрофы применение спутниковых навигаторов и лазерных дальномеров позволяет правильно зафиксировать обломки воздушного судна, особенно когда они разбросаны на значительном расстоянии в результате падения. Это позволит в последующем экспертам восстановить картину происшедшего с привязкой к топографической карте и соответствующим географическим координатам. Создание виртуальных туров из трехмерных панорам мест таких происшествий позволяет участникам уголовного процесса наглядно осмотреть место происшествия, расположение на нем обломков судна, различных его деталей.

Аналогичным образом применение криминалистической техники по фактам крушения поездов на магистральных железнодорожных путях позволяет зафиксировать обстановку места происшествия, что особенно важно по уголовным делам данной категории, так как ремонтные бригады начинают фактически незамедлительно очистку и восстановление железнодорожных путей, изменяя обстановку места происшествия для восстановления движения по магистрали.

Как правило, обучение применению и использованию криминалистической техники происходит в процессе самоподготовки сотрудников подразделений криминалистики, взаимного обмена опытом, а также в ходе стажировок в Главном управлении криминалистики СК России.

К сегодняшнему дню следственные органы СК России обеспечены высокотехнологичным и сложным в применении оборудованием, требующим от лица, которое его применяет, не только навыков владения и знания правил применения, но и определенного мастерства. В связи с этим, однозначно прослеживается тенденция на усиление специализации следователей- криминалистов по использованию различной высокотехнологичной криминалистической техники. Безусловно, владеть всем арсеналом криминалистических средств должен каждый следователь-криминалист. Однако эффективного использования того или иного вида криминалистической техники можно добиться только путем наработки опыта и постоянного совершенствования мастерства, что неизбежно ведет к определенной специализации.

Фактически, следователь-криминалист выполняет функции ранее существовавшего прокурора-криминалиста, процессуальная регламентация деятельности которого также отсутствовала как в УПК РСФСР, УПК РФ, так и в федеральных законах.

Какие же функции в уголовном судопроизводстве осуществлялись прокурором-криминалистом в течение пяти десятилетий?

По мнению А.И. Винберга прокурор-криминалист выступал по уголовному делу как техник-специалист, а не принимал в нём участия как лицо, ведущее расследование или осуществляющее надзор за расследованием1.

Л

С мнением А.И. Винберга не согласны Т.М. Арзуманян, В.М. Николайчик , Э.Б. Мельникова[264] [265] [266], Г.Е. Морозов[267], И.Л. Петрухин[268]. По их мнению, задачи, которые возлагались на прокурора-криминалиста, разительно отличались от задач, которые закон предусматривал для специалиста. Основную цель деятельности прокурора-криминалиста они видели в повышении квалификации следователей в области криминалистической техники, тактики и методики расследования преступлений.

Разнообразие работы прокуроров-криминалистов включало в себя как проведение со следователями занятий по тактике производства отдельных следственных действий, составление различных методических пособий, так и подготовку материалов для назначения судебных экспертиз, изучение различного оборудования. Очевидно, что прокурор-криминалист выполнял намного больше задач, чем предусматривало уголовно-процессуальное законодательство для специалиста. Прокурор-криминалист участвовал в производстве следственных действий, главным образом, с целью методической помощи, а не научно-технической.

Датой основания службы криминалистики органов прокуратуры СССР, а в дальнейшем и РФ, принято считать 19 октября 1954 года, когда Указанием Генерального прокурора СССР № 3/195-2 была утверждена Инструкция «О прокуроре-криминалисте»1, в которой определялись обязанности прокуроров- криминалистов по внедрению в деятельность следователей прокуратуры техникокриминалистических средств и рекомендаций. В данной Инструкции указывалось, что прокурор-криминалист включается в штат следственного отдела, подчиняется начальнику следственного отдела, а кроме того, наделен всеми правами прокурора отдела. Таким образом, с этого момента в структурах следственных подразделений прокуратур субъектов ССР создаются кабинеты криминалистики. В состав этих кабинетов включались наиболее квалифицированные и опытные работники из числа следователей и прокуроров, имеющие стаж службы более пяти лет. Как правило, кабинет криминалистики образовывался из расчета - один прокурор-криминалист на 100 совершаемых на территории убийств. Таким образом, в штате кабинета криминалистики состояли три-четыре прокурора- криминалиста. Впоследствии, в том числе и связи с ростом числа зарегистрированных умышленных преступлений, относящихся к категории тяжких, был увеличен и штат прокуроров-криминалистов, в виду чего произошло преобразование кабинетов криминалистики в отделы криминалистики.

Служба прокуроров-криминалистов была сохранена и при создании в 2007 г. Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации . Однако, ни в ст. 5 УПК РФ, раскрывающей основные понятия, ни в ст. 37 УПК РФ, регламентирующей полномочия прокурора, законодатель не установил процессуальный статус прокурора-криминалиста. [269] [270]

В юридической литературе неоднократно обсуждался вопрос определения процессуального статуса этого должностного лица1. Однако, положение не изменилось и с принятием Федерального закона от 5 июня 2007 г. «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» . Очевидно, что невозможно прокурору-криминалисту осуществлять и функции надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного расследования. В виду этого, на стадии предварительного расследования прокурор-криминалист фактически участвовал не как прокурор, надзирающий за деятельностью органов предварительного расследования, а как грамотный аналитик и методист, оказывающий практическую помощь в расследовании наиболее тяжких либо «резонансных» преступлений, оказавшись, фактически, вне процессуального поля . В.Н. Исаенко отмечает, что с точки зрения уголовно-процессуального закона прокурор-криминалист оказался ненадлежащим субъектом самостоятельного проведения отдельных следственных действий[271] [272] [273] [274]. При этом необходимо отметить, что в случае выезда на место происшествия прокурор- криминалист, наравне со следователем, проводящим осмотр, принимал активное участие. Прокурор, осуществляющий надзор за деятельностью органов предварительного расследования, по общему правилу, не принимал участия в обнаружении и собирании доказательств по уголовному делу.

Деятельность прокуроров-криминалистов, их функции на стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования определяло Положение о прокурорах-криминалистах в органах прокуратуры Российской

Федерации от 23 января 1997 г.[275] (далее - Положение). В соответствии с п. 1 вышеуказанного Положения, деятельность прокуроров-криминалистов была призвана повысить профессиональный уровень следственных кадров; внедрить современные возможности криминалистики и судебной экспертизы в практику расследования и раскрытия преступлений; обеспечить объективное, всестороннее и полное расследование преступлений.

Проанализировав положение прокурора-криминалиста, его права и обязанности можно сделать вывод о том, что до выделения Следственного комитета при Прокуратуре РФ из Прокуратуры РФ, прокурора-криминалиста нельзя было назвать должностным лицом, осуществляющим надзор за деятельностью органов предварительного расследования. По факту он наравне со следователем выступал в роли участника уголовного судопроизводства со стороны обвинения, сочетая в своей деятельности полномочия следователя и специалиста. В связи с передачей от прокуроров к руководителям следственных органов функции процессуального руководства расследованием уголовных дел, возникла необходимость перевести прокуроров-криминалистов в следственные подразделения. При этом, задачи прокуроров-криминалистов, входивших в состав Следственного комитета при прокуратуре РФ, остались теми же самыми, которые они решали ранее, будучи в составе прокуратур.

В современных условиях при отсутствии детальной регламентации процессуального статуса следователя-криминалиста в нормах УПК сложно ответить, какими процессуальными полномочиями обладает следователь- криминалист: следователя или же специалиста-криминалиста? Введя в состав участников уголовного судопроизводства нового участника - следователя- криминалиста, законодатель рассчитывал качественно улучшить состав следственных подразделений, что повысило бы эффективность расследования преступлений. Но для того, чтобы следователь-криминалист обладал на законных основаниях четко регламентированными полномочиями, они должны быть сформулированы и закреплены во всех соответствующих статьях УПК РФ. Только в этом случае результаты его работы, полученные в процессе расследования уголовного дела, будут признаны как судом, так и иными участниками уголовного судопроизводства законными и будут иметь доказательственное значение по уголовному делу.

Таким образом, проблема толкования УПК РФ в части определения объема полномочий следователя-криминалиста осталась неразрешенной и требует научного осмысления, поскольку уголовно-процессуальный закон должен быть четким, ясным и недвусмысленным. Вопросы, имеющие непосредственное значение для правоприменения должны быть подвергнуты глубокому научному анализу для искоренения практики произвольного толкования уголовно- процессуальных норм.

Функциональные обязанности следователя-криминалиста еще нуждаются в детализации, поскольку они должны отличаться от функциональных обязанностей следователя.

Кроме того, на наш взгляд, необходимо введение должности следователя- криминалиста в следственные подразделения и других правоохранительных структур, в частности, в ОВД, для более эффективного расследования преступлений.

Помимо этого, нерешенным остается вопрос о том, в качестве кого указывать следователя-криминалиста в протоколе следственного действия, в случае участия последнего в его производстве.

В ситуации, когда следователь-криминалист находится на месте происшествия и занимается сбором информации для последующего её представления руководству, организует работу по раскрытию преступления, лично знакомится с обстановкой на месте совершения преступления, его деятельность носит не процессуальный, а скорее организационный характер, в виду чего, указывать его в протоколе следственного действия как участвующее лицо нет необходимости.

А вот в случае, когда следователь-криминалист оказывает содействие следователю, производящему следственное действия, путем применения технических средств (например фотосъемка места происшествия, видеозапись обыска, проверки показаний на месте и т.п.), по мнению практических работников следственных подразделений следователь-криминалист должен быть отмечен в протоколе следственного действия либо как специалист, либо как иное участвующее лицо1. Большинство (70%) опрошенных нами следователей указали, что следователь-криминалист, участвующий при производстве следственного действия, проводимого другим следователем, принимает участие в качестве специалиста[276] [277].

Противоположного мнения придерживается М.Р. Глушков, который считает, что следователь-криминалист даже формально не подпадает под статус специалиста, а в случае, если бы и подпадал, то подлежал бы обязательному отводу, поскольку является подчиненным у руководителя следственного органа,

который, в свою очередь, является стороной обвинения по уголовному делу . А в соответствии с ч. 2 ст. 70 и ч. 2 ст. 71 УПК РФ, специалист подлежит отводу в случае, если он находится в служебной или иной зависимости от сторон уголовного судопроизводства.

Исходя из этих соображений, следователь-криминалист должен быть указан в протоколе следственного действия как участвующее лицо - следователь (иначе его процессуальный статус сложно определить). При буквальном толковании положений, предусмотренных ч. 1 ст. 11, ч. 5 ст. 164, ч. 10 ст. 166 УПК РФ, следователь, производящий следственное действие с участием следователя- криминалиста, перед началом проведения должен разъяснить последнему его права - т.е. фактически, положения ст. 38 УПК РФ, что выглядит несколько абсурдно, однако, в таком разъяснении нет необходимости, ввиду отсутствия в данной ситуации у следователя-криминалиста возможности реализации полномочий, предусмотренных ст. 38 УПК РФ. Опять же при осмотре места происшествия участвующий в нем следователь-криминалист вряд ли может быть признан следователем, входящим в состав следственной группы, т.к. нередко осмотр проводится до возбуждения уголовного дела, а ст. 163 УПК РФ обращена своим регулятивным воздействием к правоотношениям, возникающим при расследовании уже возбужденных уголовных дел. Таким образом, можно сделать вывод, что, если в протоколе следственного действия фиксируется участие следователя-криминалиста (когда это следственное действие проводит другой следователь, а следователь-криминалист не включен в состав следственной группы), то статус следователя криминалиста однозначно должен быть определен как специалиста, тем более, что ценность его участия обусловлена именно наличием у него специальных познаний в определенных сферах.

При производстве предварительного следствия по уголовным делам нередко возникают вопросы, ответить на которые сам следователь зачастую не в состоянии. Для ответа на данные вопросы требуется использование специальных знаний из различных областей науки, техники, искусства или ремесла. В этих случаях следователю приходится обращаться за помощью к специалистам, владеющим специальными знаниями, в качестве которых могут привлекаться следователи-криминалисты, обладающие специальными знаниями правового характера, касающимися вопросов расследования отдельных категорий преступлений, различных аспектов использования новых технологий в выявлении и фиксации следов, в расследовании преступлений.

Кроме того, хотелось бы отметить, что в настоящее время во всех правоохранительных структурах нашей страны имеет место значительная текучесть кадров, обусловленная различными как объективными, так и субъективными причинами. В частности, в следственных подразделениях МВД России очень велико число недавно пришедших молодых, еще неопытных сотрудников, что, конечно, отрицательно сказывается на качестве расследования уголовных дел и эффективности работы в целом. В связи с чем полагаем, что появление следователя-криминалиста, как знатока методики расследования отдельных видов преступлений, как лица, обладающего специальными познаниями, в следственных подразделениях МВД России не только желательно, но и крайне необходимо.

По общему правилу уголовного судопроизводства следователь, а также руководитель следственного органа, как субъекты расследования, уполномочены на проведение следственных и иных процессуальных действий только в случае принятия уголовного дела к своему производству либо в случае включения в состав созданной следственной группы. Исключение из этого порядка законодателем сделано именно для следователя-криминалиста, однако, без детализации указанной процедуры.

Следователь-криминалист вправе проводить следственные и иные процессуальные действия по уголовному делу, которое он к своему производству не принял. Такая деятельность для любого следователя возможна лишь по поручению следователя, как субъекта расследования (ч. 1 ст. 152 УПК РФ), либо на основании решения руководителя следственного органа о создании следственной группы и включении в ее состав конкретного сотрудника (ч. 2 ст. 163 УПК РФ).

Модель участия следователя-криминалиста в указанные «рамки» не вписывается. Возникает вполне закономерный вопрос: как следователь- криминалист может принимать процессуальное решение (пусть даже о производстве единичного следственного действия), если он по закону не обладает процессуальным статусом следователя?

На примере СУ СК по Волгоградской области мы видим, что штат следователей-криминалистов отдела криминалистики вместе с начальником и его заместителем составляет 17 человек. Деятельность каждого следователя- криминалиста строится по «зональному» принципу. Так, за каждым из них закреплена своя территория в зависимости от численности проживающего на ней населения. За одним следователем-криминалистом может быть закреплён либо один район города, либо несколько муниципальных районов области[278].

В случае необходимости проведения по уголовному делу каких-либо следственных действий лично следователем-криминалистом, оно изымается из производства следователя и передается руководителем следственного органа - Руководителем СУ СК по Волгоградской области, либо его заместителем для дальнейшего расследования следователю-криминалисту, принимающему его к производству. Фактически, в данной ситуации, следователь-криминалист обладает всеми полномочиями, предусмотренными ст. 38 УПК РФ, и отличается от «рядового» следователя лишь большим опытом. При производстве неотложных следственных действий, как показывает практика, следователь- криминалист по устному распоряжению своего руководителя участвует в их производстве в качестве специалиста. Соответственно, он обладает всеми правами и обязанностями, которыми наделяет УПК РФ данного участника уголовного судопроизводства. Так, например, следователь-криминалист, участвуя в качестве специалиста в ходе осмотра места происшествия, самостоятельно выбирает тактику осмотра, совершает поисковые действия, направленные на обнаружение, фиксацию и изъятие следов преступления. В этой ситуации, следователь, который проводит от своего имени данное следственное действие, лишь процессуально оформляет его. При этом необходимо учитывать общее правило об отводах - участие следователя-криминалиста в качестве специалиста в ходе осмотра места происшествия (и при производстве других следственных действий) однозначно является обстоятельством, препятствующим его дальнейшему участию в производстве предварительного следствия в качестве следователя, принявшего уголовное дело к производству, равно и в качестве члена следственной группы.

Одним из факторов, влияющих на положительные результаты расследования преступлений, стало применение следователями-криминалистами и территориальными следственными подразделениями имеющегося

высокотехнологического криминалистического оборудования.

Одним из наиболее часто используемых видов криминалистического оборудования является программно-аппаратный комплекс для извлечения информации с цифровых носителей информации «UFED Touch Ultimate». Так, при расследовании уголовного дела, возбужденного по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 132 УК РФ, установлено, что обвиняемый М. производил видеозапись на мобильный телефон в момент совершения преступления. При осмотре мобильного телефона, изъятого в ходе выемки у М., с использованием прибора «UFED Touch Ultimate», следователем-криминалистом извлечена видеозапись совершенного преступления, что явилось

неопровержимым доказательством его причастности к совершению преступления[279].

Используется и другая криминалистическая техника. Так, при расследовании уголовного дела, возбужденного по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, по факту безвестного исчезновения П., в ходе проведения проверки показаний на месте с участием подозреваемого Л., проводимой с использованием видеозаписи, в лесном массиве на расстоянии около 2 км от д. Кыштырла Тюменского района Тюменской области установлено местонахождение трупа П. Привязка места обнаружения трупа осуществлялась с использованием оптического дальномера «Optics» и GPS-навигатора Garmin. Кроме того, подозреваемый в ходе проведения проверки показаний на месте пояснил, что выбросил мобильный телефон потерпевшего в кусты, расположенные недалеко от места обнаружения трупа П. При осмотре участка местности следователем-криминалистом с использованием нелинейного локатора «NR-р», в снегу, на глубине около 20 см, обнаружен мобильный телефон

потерпевшего без аккумулятора и крышки1.

При расследовании уголовного дела, возбужденного по признакам состава преступления, предусмотренного п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ, на участке местности между оврагом и д. 52 по ул. Орловская г. Тюмени, в ходе осмотра предметов - вещей подозреваемого К. следователем-криминалистом с использованием источника света «Projectina SL-450» в различных режимах освещения и очков оранжевого цвета, на внутренней поверхности джинсов подозреваемого, возле вшитого замка-молнии обнаружены следы спермы с примесью крови, что было подтверждено экспресс-тестами HEMOPHAN и Phosphatesmo KM (криминалистический чемодан для изъятия биологических следов), а в последующем заключением судебной экспертизы .

Далее следует отметить, что проведение самим следователем- криминалистом следственных и иных процессуальных действий без принятия уголовного дела к своему производству возможно согласно действующему нормативному регулированию лишь в случае его вхождения в состав следственной группы. Однако, в данном случае он обладает полномочиями следователя, предусмотренными ст. 38 УПК РФ, и статус его должен найти закрепление в материалах уголовного дела согласно требованиям ч.ч. 1 и 2 ст. 163 УПК РФ в постановлении руководителя следственного органа. Таким образом, исходя из смысла положений п. 40.1 ст. 5 УПК РФ, следователь-криминалист также может участвовать в предварительном следствии в качестве следователя - члена следственной группы (это уже второй вариант процессуального статуса, которым может быть наделено данное должностное лицо органов предварительного следствия).

Учитывая, что в качестве следователей-криминалистов работают опытные, компетентные в отдельных вопросах расследования, сотрудники, они могут сами [280] [281] возглавлять следственные группы по расследованию резонансных преступлений, приняв уголовное дело к своему производству и реализуя уголовнопроцессуальный статус руководителя следственной группы согласно ч.ч. 3-5 ст. 163 УПК РФ. Это третий вариант процессуального статуса, которым может быть наделен следователь-криминалист при участии в конкретном уголовном деле.

Так, длительное время преступление, связанное с безвестным исчезновением в 2010 г. в г. Тобольск Егорова, оставалось не раскрытым. Старшим следователем-криминалистом было изучено уголовное дело с составлением аналитической справки, где помимо установленных сведений по делу, был указан список всех абонентских номеров, проходящих по делу с указанием принадлежности. По мере изучения уголовного дела конкретный абонентский номер сопоставлялся со сведениями, имеющими значение для дела.

В ходе анализа детализации и биллинга проходящих по уголовному делу лиц были получены сведения, способствовавшие раскрытию особо тяжкого преступления. Следователь-криминалист отдела криминалистики (являвшийся руководителем следственной группы) скоординировал работу следственнооперативной группы, в порядке ст. 91 УПК РФ задержал Фефилина, который под давлением собранных доказательств сознался в совершении убийства Егорова, показал местонахождение сокрытого в колодце трупа потерпевшего с огнестрельными ранениями, изобличил остальных соучастников преступления - Шаповал и Данилюк[282].

Руководством и следователями-криминалистами отдела криминалистики следственного управления проводится мониторинг назначения всего комплекса экспертных исследований по всем преступлениям, отнесенным к компетенции отдела криминалистики.

В отделе криминалистики СУ СК России по Тюменской области разработан научный подход к систематизации и изучению материалов уголовных дел, использованию сведений, полученных от операторов сотовой и проводной связи и т.д. В этих целях в следственной практике успешно применяются методические рекомендации отдела криминалистики «О порядке систематизации, изучения и анализа материалов уголовных дел», «Об использовании технических возможностей операторов связи в целях раскрытия преступлений», «Применение технических возможностей операторов связи на предварительном следствии», и др.

Изложенное позволяет сделать следующие выводы:

1. Введя в состав участников уголовного судопроизводства нового участника - следователя-криминалиста, законодатель рассчитывал качественно улучшить состав следственных подразделений, что повысило бы эффективность расследования преступлений, однако, не обеспечив его надлежаще закрепленным процессуальным статусом, оставил правоприменителя наедине с проблемами, возникающими в результате вовлечения следователя-криминалиста в производство по уголовному делу. Но для того, чтобы следователь-криминалист обладал на законных основаниях четко регламентированными полномочиями, они должны быть сформулированы и закреплены в соответствующих статьях УПК РФ. Только в этом случае результаты его работы, полученные в процессе расследования уголовного дела, будут признаны как судом, так и иными участниками уголовного судопроизводства, законными и будут иметь доказательственное значение по уголовному делу.

2. В системе действующего нормативного регулирования следователь- криминалист может быть вовлечен в уголовно-процессуальные отношения в следующих уголовно-процессуальных статусах:

1) специалиста;

2) следователя, самостоятельно осуществляющего предварительное расследование;

3) следователя - члена следственной группы;

4) руководителя группы следователей.

3. Очевидно, что действующий УПК РФ остро нуждается в более детальной конкретизации полномочий следователя-криминалиста, ввиду чего п. 40.1 ст. 5 УПК РФ необходимо изложить в следующей редакции:

«Следователь-криминалист - должностное лицо, обладающее специальными знаниями в области криминалистики и уполномоченное в пределах, предусмотренной настоящим Кодексом компетенции осуществлять предварительное следствие по уголовному делу, реализуя полномочия, предусмотренные статьей 38 настоящего Кодекса или на основании письменного поручения руководителя следственного органа проводить отдельные следственные и иные процессуальные действия по уголовному делу без принятия его к производству или по поручению руководителя следственного органа участвовать в производстве отдельных следственных и иных процессуальных действий в качестве специалиста в порядке, предусмотренном статьей 58 настоящего Кодекса.».

Такой подход снимает остроту дискуссии по вопросу о статусе этого лица как самостоятельной процессуальной фигуры, в выделении которой действительно нет объективной необходимости - это лицо вполне успешно может функционировать в рамках данных четырех процессуальных статусов. При этом одно и то же должностное лицо по конкретному уголовному делу может менять свой статус следователя, самостоятельно осуществляющего предварительное расследование, и быть включенным в следственную группу или возглавить ее. Однако в силу требований п. 2 ч. 2 ст. 61 УПК РФ и п. 1 ч. 2 ст. 70 УПК РФ, если следователь-криминалист будет вовлечен в уголовнопроцессуальные отношения в качестве специалиста, дальнейшая трансформация его статуса как следователя невозможна, равно как и расследование уголовного дела самостоятельно или в составе следственной группы исключает привлечение данного лица в качестве специалиста. Однако регулирование способов вовлечения в процессуальную деятельность этого должностного лица следственного органа жизненно необходимо, т.к. предложенная теоретическая модель при надлежащем нормативном оформлении может оказаться полезной не только для подразделений СК РФ, но и для других федеральных министерств и ведомств с целью введения в штат должностных лиц с аналогичными функциями.

По нашему мнению, следователь-криминалист в ходе реализации своих полномочий должен осуществлять криминалистическое сопровождение расследования преступления, то есть оказывать содействие в проведении или проводить самостоятельно только те следственные и иные процессуальные действия, которые требуют наличия глубоких знаний в области криминалистики и иных отраслях, не относящихся к правовым.

Только при надлежащей нормативной регламентации правового положения следователя-криминалиста возможна организация должного уровня его взаимодействия со следователем при производстве по уголовному делу[283].

<< | >>
Источник: Зотов Алексей Юрьевич. ДОЛЖНОСТНЫЕ ЛИЦА ОРГАНОВ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ КАК СУБЪЕКТЫ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Волгоград -2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме Глава 3. Следователь-криминалист: полномочия и формы участия в уголовном судопроизводстве:

  1. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ
  2. Проблемы правовой регламентации судебно-экспертной деятельности на современном этапе
  3. ПРИЛОЖЕНИЯ
  4. Введение
  5. § 3. Заключение эксперта и заключение специалиста: соотношение и роль в судебном доказывании
  6. § 1 Судебная экспертиза в стадии возбуждения уголовного дела
  7. § 3. Судебная экспертиза в условиях состязательного уголовного судопроизводства
  8. § 2.5. Общие условия и ограничения осуществления уголовно- процессуальных полномочий должностными лицами загранучреждений и органов расследования представляемого государства в загранучреждениях
  9. БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ И ИСТОЧНИКОВ ИНФОРМАЦИИ
  10. ОГЛАВЛЕНИЕ
  11. Введение
  12. Глава 3. Следователь-криминалист: полномочия и формы участия в уголовном судопроизводстве