<<
>>

§ 3. Проблемы наложения ареста на ценные бумаги в уголовном судопроизводстве

Изменяющиеся финансово-экономические отношения в нашем государстве обусловили поворот к инновациям в жизни «обычных» граждан, ставших более просвещенными в области разнообразных возможностей получения прибыли, связанной с приобретением и пользованием ценными бумагами1.

На практике рассмотрение вопроса об основаниях и порядке наложения ареста на ценные бумаги вызывает ряд вопросов, которые, на наш взгляд, требуют детального изучения.

Среди них, понятие ценных бумаг, под которыми принято считать «документы, соответствующие установленным законом требованиям и удостоверяющие обязательственные и иные права, осуществление или передача которых возможны только при предъявлении таких документов (документарные ценные бумаги)». В соответствии с гражданским законодательством к ценным бумагам относят значительное количество документов. Согласно действующему законодательству к каждому виду ценных бумаг должны соответствовать их реквизиты, определенная форма, а также своя специфика осуществления операций, учета ценных бумаг и их хранения и другие требования.

При этом, для понимания того, что относится к ценным бумагам, необходимо уточнить, что же следует понимать под имуществом, на которое может быть наложен арест? Согласно п. 131 ст. 5 УПК РФ имуществом являются любые вещи, включая наличные денежные средства и документарные ценные бумаги; безналичные денежные средства, находящиеся на счетах и во вкладах в банках и иных кредитных организациях; бездокументарные ценные бумаги, права на которые учитываются в реестре владельцев бездокументарных ценных бумаг или депозитарии; имущественные права, включая права требования и исключительные права.

Так, на законодательном уровне сформулировано понятие «имущество». Тем не менее из его содержания усматривается, что не все виды имущества представлены исчерпывающим образом. Например, исходя из содержания п.

131 ст. 5 УПК РФ следует, что к имуществу, в частности, отнесены бездокументарные ценные бумаги, в то время как в ч. 1 ст. 116 УПК РФ (особенности порядка наложения ареста на ценные бумаги) речь идет о ценных бумагах либо их сертификатах, то есть о более широком подходе к пониманию категории «ценные бумаги».

С учетом изложенного диссертант отмечает, что однозначное понимание того, что следует относить к имуществу, позволит следователю оптимизировать деятельность по применению данной меры процессуального принуждения как в целом, так и применительно к отдельным видам имущества, например, при наложении ареста на ценные бумаги (ч. 1 ст. 116 УПК РФ).

Таким образом, есть основания полагать, что содержание представленного в УПК РФ понятия «имущество» нуждается в исследовании с целью конкретизации входящих в него структурных элементов, а именно категории ценных бумаг.

Так, с учетом действующей нормативной правовой базы, регламентирующей различные категории ценных бумаг, необходимо систематизировать знания об особенностях каждого вида ценных бумаг, перечисленных в УПК РФ.

В этой связи, следует отметить, что ценными бумагами согласно ч. 1 ст. 142 ГК РФ являются документы, соответствующие установленным законом требованиям и удостоверяющие обязательственные и иные права, осуществление или передача которых возможны только при предъявлении таких документов (документарные ценные бумаги).

Одновременно, ценными бумагами признаются также обязательственные и иные права, которые закреплены в решении о выпуске или ином акте лица, выпустившего ценные бумаги в соответствии с требованиями закона, и осуществление и передача которых возможны только с соблюдением правил учета этих прав в соответствии со статьей 149 ГК РФ (бездокументарные ценные бумаги).

Вместе с тем, согласно ч. 2 ст. 142 ГК РФ, ценными бумагами являются «акция, вексель, закладная, инвестиционный пай паевого инвестиционного фонда, коносамент, облигация, чек и иные ценные бумаги, названные в таком качестве в законе или признанные таковыми в установленном законом порядке».

Рассматривая такую категорию имущества, как ценные бумаги, необходимо отметить, что особенности порядка наложения ареста на ценные бумаги закреплены в ст. 116 УПК РФ. Как верно отмечает Ф.Н. Багаутдинов, это объясняется наличием у ряда физических и юридических лиц, имеющих в своей собственности ценные бумаги, стоимость которых выражается в денежном эквиваленте, в виду чего они также могут быть подвергнуты аресту1.

Заслуживает внимания и то обстоятельство, что в ст. 116 УПК РФ говорится и о наложении ареста на сертификаты ценных бумаг. Однако, когда речь идет о сертификате, удостоверяющем права на указанные в нем ценные бумаги, например, о сертификате акций, то арест должен быть наложен как на сертификат, так и на сами акции, которыми владеет подозреваемый (обвиняемый), и наоборот, арест акций предполагает наложение ареста на соответствующий сертификат[230] [231].

В ст. 116 УПК РФ говорится, что арест осуществляется в целях обеспечения возможной конфискации имущества, указанного в ч. 1 ст. 1041 УК РФ, либо в целях обеспечения возмещения вреда, причиненного преступлением, либо в целях обеспечения исполнения наказания в виде штрафа арест на ценные бумаги либо их сертификаты. Арест налагается по месту нахождения имущества либо по месту учета прав владельца ценных бумаг с соблюдением требований по наложению ареста на имущество.

Вместе с тем, диссертант согласен с мнением Н.С. Каштановой, которая утверждает, что формулировка «по месту нахождения имущества либо по месту учета прав владельца ценных бумаг», которая используется отечественным законодателем, носит некую правовую неточность. Из смысла указанной формулировки неясно истинное ее значение, вкладываемого в нее законодателем. То ли речь идет о правилах определения территориальной подсудности при возбуждении перед судом ходатайства о наложения ареста на ценные бумаги, то ли речь идет о месте, куда (в зависимости от типа ценной бумаги) должны быть направлены копии постановления суда, а также протокола следователя о наложении ареста на ценные бумаги.

Наглядным примером может выступать наложение ареста на бездокументарные ценные бумаги, когда копии постановления суда, а также протокола следователя о наложении ареста на указанные ценные бумаги направляются в место нахождения эмитента либо держателя реестра ценных бумаг, которые при получении указанных процессуальных актов не могут совершать операции, связанные с распоряжением ценными бумагами)1.

Однако, не все ученые-процессуалисты усматривают в вышеуказанной норме установленные законодателем правила территориальной подсудности при возбуждении перед судом ходатайства о наложении ареста на ценные бумаги. Так, В.Ю. Петрикин отмечает, что при наложении ареста на ценные бумаги должен соблюдаться порядок, предусмотренный ст. 115 УПК РФ, а особенности, изложенные в ст. 116 УПК РФ, отвечают всего лишь целям наложения ареста и описания ценных бумаг в протоколе[232] [233].

Проведенный нами анализ судебной практики по уголовным делам выявил наличие серьезных противоречий в вопросе толкования вышеуказанной формулировки.

Так, отменяя постановление суда о разрешении наложения ареста на ценные бумаги и направляя материалы на новое судебное рассмотрение, апелляционная инстанция отметила: в соответствии с ч. 3 ст. 115 УПК РФ ходатайство следователя о наложении ареста на имущество рассматривается судом в порядке, установленном ст. 165 УПК РФ. Согласно данной позиции законодателя, ходатайства о проведении следственных действий подлежат рассмотрению по месту производства предварительного следствия или производства следственного действия. Вместе с тем, имеется специальная норма, зафиксированная в ч. 1 ст. 116 УПК РФ, которая регулирует особенности порядка наложения ареста на ценные бумаги. Согласно положениям ч. 1 ст. 116 УПК РФ арест на ценные бумаги либо их сертификаты налагается по месту нахождения имущества либо по месту учета прав владельца ценных бумаг с соблюдением требований ст. 115 УПК РФ1.

В рамках рассмотрения другой апелляционной жалобы суд апелляционной инстанции также указал, что в силу ч. 1 ст. 47 Конституции РФ никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом[234] [235].

Вышеизложенная судебная практика позволяет сделать вывод о том, что в ч. 1 ст. 116 УПК РФ суды усматривают правила определения территориальной подсудности при возбуждении перед судом ходатайства о разрешении наложения ареста на ценные бумаги.

Вместе с тем, в судебной практике встречаются и случаи, при которых в рамках оценки правомерности принятия судом первой инстанции постановления о разрешении наложения ареста на ценные бумаги суды апелляционной инстанции не усматривали процессуальных нарушений и отмечали, что в соответствии с ч. 2 ст. 165 УПК РФ ходатайства о разрешении наложения ареста на ценные бумаги подлежат рассмотрению по месту производства предварительного следствия или производства следственного действия, а не по месту нахождения имущества либо по месту учета прав владельца ценных бумаг[236].

Анализируя норму, предусмотренную ч. 1 ст. 116 УПК РФ («арест налагается по месту нахождения имущества либо по месту учета прав владельца ценных бумаг»), необходимо отметить, что в ней существуют некоторые противоречия в понимании формулировки «по месту нахождения имущества либо по месту учета прав владельца», которые предусматривают особенности наложения ареста на ценные бумаги и требуют законодательного регулирования указанной нормы. Исходя из смысла вышеуказанного выражения, если законодатель имел целью установление подсудности при рассмотрении судом ходатайств о разрешении наложения ареста на ценные бумаги, то необходимо отметить, что на практике данное понимание вызывает некоторые трудности, для решения, которых, на наш взгляд, необходимо в ч. 2 ст. 165 УПК РФ внести следующее изменение: «Ходатайство о производстве следственного действия подлежит рассмотрению единолично судьей районного суда или военного суда соответствующего уровня по месту производства предварительного следствия или производства следственного действия, за исключением случаев, для которых частью первой статьи 116 настоящего Кодекса установлены иные правила определения территориальной подсудности. Указанное ходатайство должно быть рассмотрено не позднее 24 часов с момента его поступления в суд, за исключением случаев, предусмотренных частью 3[237] настоящей статьи».

Вместе с тем, нельзя не согласиться с мнением Н.С. Каштановой, которая утверждает, что, если законодатель не ставил перед собой цели в виде установления специфической территориальной подсудности при наложении ареста на ценные бумаги, а имеющаяся судебная практика по ч. 1 ст. 116 УПК РФ ошибочно трактует толкование норм действующего уголовно

процессуального законодательства, в УПК РФ необходимо внести также некоторые изменения и дополнения, которые устранят правовые пробелы в указанной норме. Данный автор предлагает внести следующие изменения в ч. 1 ст. 116 УПК РФ: «В целях обеспечения возможной конфискации имущества, указанного в части первой статьи 1041 УК РФ, обеспечения возмещения вреда, причиненного преступлением, или исполнения наказания в виде штрафа арест на ценные бумаги либо их сертификаты налагается по месту нахождения имущества или учета прав владельца ценных бумаг с соблюдением требований статьи 115 настоящего Кодекса, в том числе с учетом правил определения территориальной подсудности, установленных частью второй статьи 165 настоящего Кодекса»1.

Рассматривая далее специфику наложения ареста на ценные бумаги, диссертант отмечает, что не подлежат аресту ценные бумаги на предъявителя, находящиеся у добросовестного приобретателя (ч. 2 ст. 116 УПК РФ). В соответствии со ст. 302 ГК РФ добросовестным приобретателем признается лицо, которое возмездно приобрело имущество у другого лица, не имеющего право его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать.

При этом следует иметь в виду, что по российскому законодательству признак «добросовестности» актуален в случае, если собственник спорного имущества приобрел данное имущество посредством сделки, отвечавшей условиям действительности сделок, за исключением факта неуправомоченности лица, отчуждавшего имущество. Кроме того, приобретатель не признается добросовестным в случаях, если на момент приобретения имущества: а) в Едином государственном реестре прав (далее ЕГРП) имелась отметка о судебном споре по данному имуществу; б) данное имущество не было зарегистрировано за отчуждавшим его лицом1. Однако, несмотря на то, что законодателем вполне четко разъяснен закон о недопустимости наложения ареста на ценные бумаги, которые приобретены добросовестно, в судебной практике имеют место и отрицательные результаты наложения ареста на ценные бумаги на предъявителя, находящиеся у добросовестного приобретателя[238] [239].

Обращая свое внимание на положения ч. 2 ст. 116 УПК РФ, диссертант приходит к выводу о том, что не подлежат аресту лишь только ценные бумаги на предъявителя, находящиеся у добросовестного приобретателя. Однако, в гражданском законодательстве указаны не только предъявительские ценные бумаги, но и документарные ордерные, а также именные ценные бумаги, удостоверяющие денежное требование.

На наш взгляд, действующая реакция ч. 2 ст. 116 УПК РФ изначально была основана на положениях ч. 3 ст. 302 ГК РФ, в соответствии с которой деньги, а также ценные бумаги на предъявителя не могут быть истребованы от добросовестного приобретателя1.

В 2013 году значительные изменения ряда положений были внесены в ГК РФ, направленные на разрешение существующих проблем, связанных с институтом ценных бумаг. Так, Федеральным законом от 02.07.2013 № 142-ФЗ[240] [241] в ГК РФ введена специальная ст. 1471, в которой говорилось об особенностях истребования документарных ценных бумаг от добросовестного приобретателя. В соответствии с ч. 3 ст. 1471 не могут быть истребованы от добросовестного приобретателя предъявительские ценные бумаги независимо от того, какое право они удостоверяют, а также ордерные и именные ценные бумаги, удостоверяющие денежное требование.

Заслуживает внимания и то обстоятельство, что в соответствии с ч. 1 ст. 149[242] ГК РФ бездокументарные ценные бумаги, удостоверяющие только денежное право требования, а также бездокументарные ценные бумаги, приобретенные на организованных торгах, независимо от вида удостоверяемого права не могут быть истребованы от добросовестного приобретателя. На вышеуказанное обстоятельство в п. 41 Постановления Пленума «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» обращает внимание и Верховный Суд РФ3.

Исходя из вышеизложенного можно сделать вывод о том, что действующее гражданское законодательство расширило положения ч. 3 ст. 302

ГК РФ об особенностях истребования имущества от добросовестного приобретателя.

На основании изученного уголовно-процессуального и гражданского законодательства, диссертантом предлагается внести в ч. 2 ст. 116 УПК РФ следующие изменения и дополнения, и изложить их в следующей редакции: «Не подлежат аресту документарные предъявительские ценные бумаги, независимо от удостоверяемого ими права, ордерные и именные ценные бумаги, удостоверяющие денежное требование, а также бездокументарные ценные бумаги, приобретенные на организованных торгах либо удостоверяющие только денежное право требования, находящиеся у добросовестного приобретателя».

Одновременно следует отметить, что при анализе содержания ч. 2 ст. 116 УПК РФ, наше внимание привлекло то обстоятельство, что из содержания ч. 3 ст. 115 УПК РФ следует, что арест может быть наложен на имущество, находящееся у других лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми или лицами, несущими по закону материальную ответственность за их действия, если есть достаточные основания полагать, что оно получено в результате преступных действий подозреваемого, обвиняемого либо использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия, оборудования или иного средства совершения преступления либо для финансирования терроризма, экстремистской деятельности (экстремизма), организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации). Так, закон регламентирует наложение ареста и на имущество других лиц, то есть необходимо определиться с противоречиями, сталкивающимися в ч. 3 ст. 115 и в ч. 2 ст. 116 УПК РФ, а именно с вопросом о возможности наложения ареста на ценные бумаги предъявителя, находящиеся у добросовестного приобретателя, в том случае, если есть достаточные основания полагать, что указанные ценные бумаги являются объектом преступных действий, изложенных в содержании ч. 3 ст. 115 УПК РФ[243].

В юридической литературе на данный счет ученые-процессуалисты высказывают различные точки зрения. Так, по мнению Г.В. Аршбы, указанные ценные бумаги не подлежат аресту1. Другой точки зрения придерживается В.Ю. Петрикин, указывающий, что наложение ареста на данный вид ценных бумаг у добросовестного приобретателя возможно, при условии, если они подделаны подозреваемым, обвиняемым или похищены из собственности правомерного владельца, а затем проданы добросовестному приобретателю[244] [245] [246].

Автор придерживается второй точки зрения, так как на наш взгляд, при системном толковании ч. 3 ст. 115 УПК РФ в ее взаимосвязи с ч. 2 ст. 116 УПК РФ следует опираться на Письмо Г енпрокуратуры России от 30.03.2004 № 36-1204, в котором отмечено: если есть достаточные основания полагать, что ценные бумаги на предъявителя были, например, подделаны подозреваемым (обвиняемым) или похищены из собственности правомерного владельца, а затем проданы добросовестному приобретателю, то такие ценные бумаги в соответствии с ч. 3 ст. 115 и п. 3.1 ч. 2 ст. 82 УПК РФ подлежат аресту и приобщению к материалам уголовного дела в качестве вещественных доказательств[247]. Изложенное позволяет констатировать, что ценные бумаги на предъявителя, являющиеся объектом преступных действий, изложенных в ч. 3 ст. 115 УПК РФ и находящиеся у добросовестного приобретателя, подлежат аресту, что также подтверждается и изученной нами судебной практикой[248].

Исследуя особенности порядка наложения ареста на ценные бумаги, необходимо обратить внимание на ч. 3 ст. 116 УПК РФ, в которой указаны необходимые сведения, подлежащие фиксации в протоколе о наложении ареста на ценные бумаги. Проанализировав позиции разных авторов, диссертант соглашается с мнением тех из них, которые отмечают, что некоторые сформулированные в ст. 116 УПК РФ правила, с учетом специфики отдельных видов ценных бумаг, не могут быть исполнены органами, осуществляющими предварительное расследование по уголовному делу, или исполнены лишь частично1. Так, по мнению О.Е. Михайловой, в протоколе о наложении ареста на ценные бумаги необходимо указывать и сведения о документах, которые удостоверяют право собственности на эти ценные бумаги, однако указанное требование нельзя распространять на ценные бумаги «на предъявителя», поскольку право собственности на указанные ценные бумаги не свидетельствует о существовании документов, удостоверяющих данное право[249] [250]. Данную точку зрения поддерживает также и В.И. Ханжин[251].

Заслуживает внимания и то обстоятельство, что согласно п. 5 ч. 3 ст. 116 УПК РФ при составлении протокола о наложении ареста на ценные бумаги, в нем указываются и сведения о документе, удостоверяющем право собственности на них. При этом, необходимо отметить, что к таковым сведениям, в первую очередь, относятся непосредственно ценная бумага, выписка из реестра владельцев ценных бумаг, выписка из реестра учета прав владельцев ценных бумаг, выписка из счета депо в депозитарии, договор о приобретении ценных бумаг, свидетельство о праве на наследство и т.д.[252] Разъяснения о документах, которые удостоверяют право собственности на ценные бумаги, содержатся так же и в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (ранее действующего)1.

На страницах юридической печати дискуссию вызывает и вопрос о правильности составления протокола наложения ареста на ценные бумаги, в котором помимо вышеизложенных сведений, необходимо указывать сведения о номинальной стоимости ценных бумаг, подлежащих аресту (п. 2 ч. 3 ст. 116 УПК РФ). Под номинальной стоимостью ценной бумаги понимается денежная сумма, формально поименованная (указанная) в ценной бумаге, в сертификате ценной бумаги или оговоренная в условиях ее выпуска[253] [254] [255]. В соответствии с ч. 1 ст. 17 Федерального закона «О рынке ценных бумаг»[256] решение о выпуске ценных бумаг должно содержать, в том числе, номинальную стоимость эмиссионных ценных бумаг в случае, если наличие номинальной стоимости предусмотрено законодательством Российской Федерации.

Так, например, пунктом 1 статьи 14 Федерального закона «Об инвестиционных фондах»[257] установлено, что инвестиционный пай является именной ценной бумагой, удостоверяющей долю его владельца в праве собственности на имущество, составляющее паевой инвестиционный фонд. При этом в ч. 3 этой же статьи отмечено, что инвестиционный пай не имеет номинальной стоимости. Не обладают ею ипотечный сертификат участия1, а также российская депозитарная расписка[258] [259].

Исходя из вышеизложенного, диссертант формулирует вывод о том, что отсутствие возможности соблюдения требований п. 2 ч. 3 ст. 116 УПК РФ об обязательном указании следователем в протоколе наложения ареста на имущество номинальной стоимости у некоторых ценных бумаг, которые по существу не обладают такой стоимостью (например, инвестиционный пай, ипотечный сертификат участия, а также российская депозитарная расписка), не должно исключать возможность наложения на них ареста, что подтверждается и судебной практикой о допустимости наложении ареста на данный вид имущества, что также противоречит определению «имущества», закрепленному в п. 131 ст. 5 УПК РФ, поскольку к таковому относятся как документарные, так и бездокументарные ценные бумаги.

Диссертант согласен с мнением А.Е. Сумина, который отмечает, что отсутствие номинальной стоимости у ряда ценных бумаг не может являться основанием для отсутствия указания в протоколе о наложении ареста на неноминированные ценные бумаги их стоимости, так как обратное является нарушением прав владельцев ценных бумаг, а выходом из данной ситуации будет являться указание рыночной стоимости ценных бумаг данного вида, определение которой может быть поручено специалисту либо получено от управляющей организации (например, паевого инвестиционного фонда)[260].

На основании изученного законодательства о рынке ценных бумаг диссертантом предлагается внести в п. 2 ч. 3 ст. 116 УПК РФ следующие изменения и дополнения, и изложить их в следующей редакции: «2) номинальная стоимость или право, удостоверенное в ценной бумаге».

Следующим, заслуживающим внимания вопросом при исследовании института наложения ареста на ценные бумаги является приглашение специалиста при применении данной меры процессуального принуждения. Так, на страницах юридической печати нашла отражение позиция, о том, что для определения рыночной стоимости акций и облигаций, на которые необходимо наложить арест, следователю надлежит получать соответствующие сведения от организации, осуществляющей продажу и покупку акций, запрашивать подобные сведения у заинтересованных участников уголовного процесса и их представителей, либо выяснять рыночную стоимость, основываясь на заключения специалиста или эксперта1, которую автор поддерживает.

Одновременно следует отметить, что ч. 5 ст. 115 УПК РФ устанавливает возможность участия специалиста при аресте имущества. К тому же, в действующем УПК РФ нет ограничений по привлечению эксперта для дачи заключения в случаях, когда наложение ареста на ценные бумаги требует применения специальных знаний (глава 25 УПК РФ).

Ранее, обязательное участие специалиста при определении стоимости ценных бумаг было регламентировано Приказом Министерства юстиции от 27.10.1998 № 153 (утратил силу с 14 марта 2008 г.)[261] [262], в котором говорилось о том, что судебный пристав-исполнитель обязан назначить специалиста, который составит соответствующее заключение о стоимости ценной бумаги в письменном виде. На наш взгляд, подобный порядок с приглашением специалиста необходимо применять и следователю при наложении ареста на ценные бумаги в рамках уголовного судопроизводства, либо как показывает практика, вопрос об определении стоимости ценных бумаг для следователя является нередко затруднительным. Так же немаловажную помощь при наложении ареста на ценные бумаги могут оказать работники банка, биржи, преподаватели экономических образовательных учреждений высшего образования, занимающихся подготовкой специалистов в области экономики и права и т. д.

Решение вопросов о наложении ареста на ценные бумаги, во всех случаях требует специальных знаний в области экономических наук. Однако, как показывает практика, у следователя недостаточно таких знаний, что приводит в ряде случаев к неправильному оформлению документации, которая в будущем приводит, к примеру, к незаконному наложению ареста на ценные бумаги, либо исключению определенных бумаг из описи, что влияет на правильность возмещения потерпевшему вреда. При изучении нами практической стороны этой проблемы о существовании категории ценных бумаг, не подлежащей аресту, 34,5% из числа опрошенных следователей и руководителей следственных органов ответили отрицательно, что такая категория не существует1. При этом, несмотря на то, что 19,2% опрошенных сотрудников органов, ведущих предварительное расследование ответили, что такая категория существует, ни один респондент не смог назвать ее конкретный вид. Большинство же опрошенных следователей воздержались от ответа на вышеуказанный вопрос (42,3%)[263] [264]. Это свидетельствует о том, что следователи слабо теоретически подготовлены к проведению наложения ареста на ценные бумаги, ими недостаточно изучены основы законодательства Российской Федерации о рынке ценных бумаг, а также ряд иных нормативных правовых актов, связанных с ценными бумагами.

В связи с этим, как нами было указанно выше, при наложении ареста на ценные бумаги участие специалиста обязательно. На основании вышеизложенного, диссертантом предлагается внести в УПК РФ следующие изменения и дополнить его ч. 5 ст. 116 УПК РФ в следующей редакции: «При наложении ареста на ценные бумаги участие специалиста обязательно».

Изучая далее практическую сторону указанной проблемы, на вопрос о целесообразности приглашения при наложении ареста на ценные бумаги специалиста положительно ответили 65,4% из числа опрошенных сотрудников органов, ведущих предварительное расследование, что на 34,6% больше, чем отрицательных и нейтральных ответов вместе[265]. Полученные данные свидетельствуют о том, что абсолютное большинство опрошенных поддерживают позицию автора о законодательном закреплении участия специалиста при наложении ареста на ценные бумаги. На наш взгляд, и о чем свидетельствует практика, участие специалиста значительно повысит эффективность проведения данной меры процессуального принуждения.

На практике значительное внимание уделяется также и проблеме хранения ценных бумаг, подлежащих аресту. В УПК РФ нет положений, которые закрепляют определенный порядок их хранения. Однако если ценные бумаги имеют доказательственное значение, то данные ценные бумаги необходимо хранить при уголовном деле или они должны быть переданы на хранение их владельцу, если их подлинность не вызывает сомнений. Владелец ценных бумаг, кому они переданы на хранение, предупреждается об уголовной ответственности за незаконные действия в отношении имущества, подвергнутого аресту.

Делая вывод из вышеизложенного необходимо отметить, что правовой механизм наложения ареста на ценные бумаги является малоизученным и очень сложным. В проведенном диссертационном исследовании, как с теоретической, так и с практической стороны, изучены основания и особый порядок наложения ареста на ценные бумаги. По результатам выделен целый ряд вопросов, который, был автором детально изучен, кроме того, по результатам диссертационного исследования внесены предложения по совершенствованию действующего уголовно-процессуального законодательства, что позволит в дальнейшем следователю оптимизировать деятельность по применению данной меры процессуального принуждения как в целом, так и применительно к отдельным видам ценных бумаг.

<< | >>
Источник: СОКОЛОВА МАРИНА ВЛАДИМИРОВНА. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ СЛЕДОВАТЕЛЯ ПО НАЛОЖЕНИЮ АРЕСТА НА ИМУЩЕСТВО. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 3. Проблемы наложения ареста на ценные бумаги в уголовном судопроизводстве:

  1. § 1. Реализация принципа публичности (официальности) в стадии возбуждения уголовного дела
  2. СОДЕРЖАНИЕ
  3. ВВЕДЕНИЕ
  4. §2. Сущность наложения ареста на имущество как меры процессуального принуждения
  5. § 3. Проблемы наложения ареста на ценные бумаги в уголовном судопроизводстве
  6. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
  7. § 2. Правовая природа и отраслевая принадлежность деятельности по исполнению мер процессуального принуждения
  8. § 4. Субъекты исполнения мер процессуального принуждения
  9. § 2. Исполнение мер пресечения, избираемых решением суда
  10. § 2. Исполнение мер уголовно-процессуального принуждения, применяемых решением суда
  11. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ
  12. ИСК ОБ ОСВОБОЖДЕНИИ ИМУЩЕСТВА ОТ АРЕСТА В СВЯЗИ C ТЕКУЩЕЙ РЕФОРМОЙ ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА И ПОДГОТОВКОЙ ПРОЕКТА ЕДИНОГО КОДЕКСА ГРАЖДАНСКОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА
- Авторское право РФ - Аграрное право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -