<<
>>

§ 2. Порядок и сроки применения меры процессуального принуждения в виде наложения ареста на имущество

Наложение ареста на имущество целесообразно после установления определенных оснований и условий, от которых зависит возможность применения иной меры процессуального принуждения, имеющей согласно ч.

1 ст. 111 УПК РФ своей целью обеспечение установленного УПК РФ порядка уголовного судопроизводства и надлежащего исполнения приговора, а также после установления наличия имущества, которое подлежит аресту.

Процессуальный порядок наложения ареста на имущество предусмотрен п. 9 ч. 2 ст. 29, ч. 1 ст. 115, ч.ч. 1-4 ст. 165 УПК РФ. При этом, наложение ареста на имущество возможно только по решению суда.

В соответствии со ст. 115 УПК РФ следователь с согласия руководителя следственного органа возбуждает перед судом ходатайство о наложении ареста на имущество подозреваемого, обвиняемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия, а также на имущество, находящееся у других лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми или лицами, несущими по закону материальную ответственность за их действия. Указанное ходатайство в соответствии с ч. 4 ст. 7 УПК РФ должно быть законным, обоснованным и мотивированным; оно должно включать в себя определенную совокупность доказательств, подтверждающих факт совершения противоправного деяния; подозрение в этом конкретного лица; реальную цель

наложения ареста на имущество - обеспечение исполнения приговора в части гражданского иска, взыскания штрафа, других имущественных взысканий или возможной конфискации имущества; существование имущества, подлежащего аресту.

К постановлению о возбуждении ходатайства перед судом о наложении ареста на имущество прилагаются следующие копии материалов уголовного дела: постановление о возбуждении уголовного дела; постановление о признании (привлечении) лица гражданским истцом (ответчиком); постановление о привлечении в качестве обвиняемого. В случае наложения ареста на недвижимое имущество, к постановлению о возбуждении ходатайства перед судом о наложении ареста на имущество необходимо прилагать копию выписки из государственного реестра о праве собственности на недвижимое имущество.

Также к постановлению прилагаются копии протоколов следственных действий, заключений экспертиз и других документов (ст. 74 УПК РФ), подтверждающих необходимость и обоснованность применения указанной меры процессуального принуждения, в которых содержатся сведения о наличии имущества, подлежащего аресту, его стоимость и другие значимые обстоятельства, без которых наложение ареста на имущество будет недопустимым'1.

Указанное ходатайство направляется в суд вместе с прилагаемыми копиями материалов уголовного дела, но только после получения согласия руководителя следственного органа[196] [197].

В соответствии с ч. 1 ст. 115 УПК РФ арест на имущество накладывается на основании судебного решения, в котором суд указывает на конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых он принял такое решение, а также устанавливает ограничения, связанные с владением, пользованием, распоряжением арестованным имуществом.

Во всех случаях наложения ареста на имущество перед возбуждением следователем ходатайства перед судом необходимо руководствоваться принципом оперативности. Так, ему необходимо в кратчайшие сроки (желательно до возбуждения уголовного дела) получить информацию об имуществе лиц, в отношении которых возбуждено уголовное дело, о местонахождении указанного имущества и соответственно о круге лиц, несущих по закону материальную ответственность за действия подозреваемого, обвиняемого, на имущество которых будет наложен арест[198].

Ходатайство о наложении ареста на имущество подлежит рассмотрению единолично судьей районного суда или военного суда соответствующего уровня по месту производства предварительного следствия или производства следственного действия не позднее 24 часов с момента его поступления (ч. 2 ст. 165 УПК РФ). Исключительными являются случаи наложения ареста на ценные бумаги либо их сертификаты, решение по которым должно приниматься судом по месту нахождения имущества либо по месту учета прав владельца ценных бумаг с соблюдением требований ст.

115 УПК РФ (ч. 1 ст. 116 УПК РФ).

В исключительных случаях в соответствии с ч. 5 ст. 165 УПК РФ, когда наложение ареста на имущество, указанного в ч. 1 ст. 1041 УК РФ, не терпит отлагательства, указанная мера процессуального принуждения может быть произведена на основании постановления следователя без получения судебного решения. Следователь обязан уведомить судью и прокурора о производстве указанной меры процессуального принуждения, но не позднее 3 суток с момента ее начала. В свою очередь, суд проверяет законность принятия указанного решения по копиям постановления и протокола о производстве наложения ареста на имущество, которые следователь прилагает к уведомлению. В связи с этим, следователю необходимо заблаговременно собрать необходимые документы, подтверждающие обоснованность ходатайства, одновременно принимать необходимые меры к установлению, розыску и аресту имущества подозреваемого, обвиняемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия.

В соответствии с ч. 3 ст. 165 УПК РФ при избрании меры процессуального принуждения в виде наложения ареста на имущество в судебном заседании вправе участвовать следователь. Автор согласен с мнением А.Ю. Епихина, который утверждает, что «в настоящее время присутствие следователя на судебном заседании носит формальный характер, что значительно осложняет принятие судом положительного результата»1. Данный автор указывает на необходимость исключения формального подхода следователей к участию в судебных заседаниях. Следователю необходимо аргументировано излагать суду свою позицию и при необходимости обоснованно опровергать доводы защиты.

Учитывая решения Конституционного Суда Российской Федерации, надлежит отметить, что следователь обязан уведомить заинтересованных лиц о том, что они имеют право участвовать в судебном заседании по оценке законности и обоснованности принятого решения и произведенных действий[199] [200]. Несмотря на это, в судебно-следственной практике встречаются случаи, когда заинтересованные лица (подозреваемый, обвиняемый, иное лицо, их защитники и представители) обжалуют решения суда о наложении ареста на имущество, ссылаясь на то, что их не уведомили о предстоящем судебном заседании по решению вопроса о наложении ареста на имущество1.

В этой связи, автор отмечает, что ст. 165 УПК РФ при проведении следственных действий не предусматривает участие в них заинтересованных лиц, что обеспечивает эффект внезапности. Что свидетельствует о том, что следователь не обязан уведомлять кого-либо о возбужденном ходатайстве и предстоящем судебном заседании.

По результатам судебного заседания суд имеет право принять одно из следующих решений: об удовлетворении ходатайства следователя; об отказе в его удовлетворении. Решение суда исполняется органом предварительного расследования. При этом:

• как и любое другое решение, оно подлежит исполнению незамедлительно, однако вступает в силу после истечения срока на обжалование. Данное исключение указано в приведенном выше Решении Конституционного Суда Российской Федерации от 16.12.2008 № 1076-о-п[201] [202] и предопределенно оперативным характером решения;

• Федеральным законом от 29.06.2015 190-ФЗ[203] установлено, что при решении вопроса о наложении ареста на имущество суд должен указать на конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых он принял такое решение, а также установить ограничения, связанные с владением, пользованием, распоряжением арестованным имуществом. Вместе с тем суд вправе принять иное решение, например, наложить арест на конкретное имущество, запретив его отчуждение, но дозволив пользование. Во многих случаях нет необходимости устанавливать максимальные ограничения прав собственника, очевидно, что запрет на распоряжение имуществом не исключает возможности пользования им.

В таком случае, в защиту права частной собственности высказался Конституционный Суд Российской Федерации, который призывает правоприменителя обеспечить «разумную соразмерность между используемыми средствами и преследуемой целью, с тем, чтобы соблюдался баланс конституционно-защищаемых ценностей, и лицо не подвергалось чрезмерному обременению»1.

В судебной практике нередки случаи отказа судом в удовлетворении ходатайств следователей о наложении ареста на имущество[204] [205]. Основными причинами отказа, как свидетельствуют результаты изучения судебных решений являются: отсутствие достаточных данных, подтверждающих, что имущество, на которое предполагается наложить арест получено подозреваемым, обвиняемым в результате преступных действий; отсутствие сведений о том, что действия подозреваемых, обвиняемых по отчуждению имущества, находящегося на момент направления следователем ходатайства в суд в собственности их родственников, совершены в целях неисполнения приговора в части имущественного взыскания; наличие сведений о том, что недвижимое имущество - жилое помещение является единственным пригодным для проживания помещением, поэтому на него в силу ч. 1 ст. 446 ГПК РФ не может быть обращено взыскание.

Перед наложением ареста на имущество следователю необходимо решить комплекс организационных вопросов, непосредственно связанных с производством этого процессуального действия. Прежде всего, следует заранее наметить круг лиц, которые будут участвовать в наложении ареста на имущество.

В соответствии со ст. 164 УПК РФ при наложении ареста на имущество обязательно соблюдение общих условий (правил) производства следственных действий. Участие подозреваемого (обвиняемого) в следственных действиях целесообразно при определении перечня имущества, которое принадлежит подозреваемому (обвиняемому) и подлежит аресту, а также для решения определенных тактических задач, которые следователю надо решить при наложении ареста на имущество, что напрямую не указано в законе.

Для недопущения нарушения законных прав и интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, следователь о готовящемся наложении ареста на имущество подозреваемому (обвиняемому) не сообщает, поскольку данное уведомление заинтересованных лиц не привело бы указанную меру процессуального принуждения к решению поставленной перед ней цели[206].

Более подробно о лицах, кто должен принимать участие при производстве указанной меры процессуального принуждения, диссертантом изложено в третьем параграфе первой главы диссертационного исследования.

Продолжая исследование вопроса процессуального порядка наложения ареста на имущество, диссертант отмечает, что имущество, на которое наложен арест, может быть изъято либо передано на хранение определенным лицам по усмотрению лица, производившего арест имущества (ч. 6 ст. 115 УПК РФ).

Драгоценные металлы и камни передаются на хранение в Государственное учреждение по формированию Государственного фонда драгоценных металлов и драгоценных камней Российской Федерации, хранению, отпуску и использованию драгоценных металлов и драгоценных камней при Министерстве финансов Российской Федерации (Г охран России), а при отсутствии подразделений этого учреждения в данном регионе - в банк или специализированное хранилище, имеющее соответствующую лицензию[207].

Денежные средства, не являющиеся вещественными доказательствами, сдаются следователем в финансовый орган прокуратуры субъекта Российской Федерации или приравненной к ней военной и иной специализированной прокуратуры для зачисления на лицевые счета в органах казначейства по учету денежных средств во временном распоряжении.

Хранение автомобилей, мотоциклов и иных транспортных средств, на которые наложен арест, производится по письменному поручению следователя на специально отведенных охраняемых местах хранения задержанных транспортных средств (специализированных стоянках), а маломерных судов - на спасательных станциях государственной инспекции по маломерным судам (если они не могут быть переданы на хранение владельцу).

Изложенное позволяет утверждать, что эффективность применения меры процессуального принуждения в виде наложения ареста на имущество в частности зависит от оперативности, распланированных действий следователя и применения надлежащих мер к обеспечению сохранности арестованного имущества.

Имущество, подверженное быстрой порче, может быть изъято и передано для реализации немедленно1.

Лицу, которому передано арестованное имущество, разъясняются его права и обязанности, а также оно предупреждается об ответственности, в том числе и об уголовной (ст. 312 УК РФ) за его сохранность, о чем делается соответствующая запись в протоколе. В протоколе в описательной его части указываются: ход и результат указанного действия; существенные обстоятельства для уголовного дела; излагаются заявления участников процессуального действия; перечисляется все имущество, подлежащее аресту, с указанием его количества, индивидуальных признаков, стоимости, степени износа, а также его функциональная пригодность[208] [209]. Если имеется имущество, неподлежащее аресту, и оно оставлено его законному владельцу, как и при отсутствии такого имущества, что так же указывается в протоколе.

Для исключения неправомерного ареста имущества, которое принадлежит другим лицам, а также в целях исключения возможности замены имущества таким же, но с менее ценным или пришедшим в негодность от длительного использования, следователю при исполнении данной меры процессуального принуждения необходимо истребовать

правоустанавливающие документы у их правообладателя. К таким документам, в частности, относятся: технические паспорта на номерные вещи, гарантийные талоны на бытовую технику, товарные и кассовые чеки и др[210].

Далее, рассматривая процессуальный порядок наложения ареста на имущество, необходимо уделить внимание основаниям отмены указанной меры процессуального принуждения. Наложение ареста на имущество отменяется на основании постановления, определения лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело, в случаях, когда основания и условия применения данной меры процессуального принуждения отпали, а также в случае истечения срока ареста имущества, который был установлен судом, либо в случае отказа от продления указанного срока (ч. 9 ст. 115 УПК РФ).

К таким условиям относятся:

а) общие условия наложения ареста на имущество: прекращение уголовного дела или преследования конкретного лица (ст. 213, 239 УПК РФ); постановление оправдательного приговора (ст. 306 УПК РФ);

б) специальные условия: отказ истца от гражданского иска (ч. 5 ст. 44 УПК РФ); добровольное возмещение вреда; отказ судом в удовлетворении иска, либо оставление иска без рассмотрения (ч. 3 ст. 250, ч. 2 ст. 306 УПК РФ); недоказанность «преступного происхождения» имущества; доказанность, что имущество принадлежит не гражданскому ответчику1.

Особое внимание вопросу наложения ареста на имущество при приостановлении уголовного дела уделял Конституционный Суд Российской Федерации от 31.01.2011 № 1-П[211] [212]. Поводом для этого послужила ситуация с арестом недвижимого имущества, принадлежащего Л.И. Костаревой, которой было запрещено не только распоряжаться им, но и пользоваться - сдавать в аренду офисные помещения. По версии следственных органов, данное имущество фактически было приобретено на средства, добытые преступным путем сыном заявительницы, и доходы от аренды этого имущества предназначались для финансирования преступной деятельности.

Между тем само уголовное дело было приостановлено на основании п. 2 ч. 1 ст. 208 УПК РФ в связи с тем, что подозреваемые скрылись и находятся в международном розыске. Как утверждала заявительница, арест на имущество в виде запрета им пользоваться, не освобождая ее от обязанности нести расходы по содержанию и эксплуатации принадлежащих ей офисных помещений, причиняет ей ежемесячные убытки в размере от 60 тыс. рублей до 150 тыс. рублей. Кроме того, он фактически влечет за собой принудительное банкротство с последующим отчуждением ее имущества.

Так, после рассмотрения обращения гражданки Л.И. Костаревой, Конституционный Суд Российской Федерации признал ч. 9 во взаимосвязи с ч. 3 ст. 115 УПК РФ и п. 2 ч. 1 ст. 208 УПК РФ не соответствующими Конституции РФ. Конституционный Суд Российской Федерации указал на то, указанные нормы не предусматривают эффективной защиты законных интересов собственника, на имущество которого наложен арест, в целях обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, когда подозреваемое или обвиняемое лицо скрылось от следствия, что в последующем привело к приостановлению уголовного дела[213].

Признавая перечисленные нормы не соответствующими Конституции РФ, Конституционный Суд Российской Федерации предписал федеральному законодателю внести в УПК РФ необходимые изменения, чтобы обеспечить эффективную защиту права собственности лицам, на чье имущество в рамках производства по уголовному делу, предварительное расследование по которому приостановлено, наложен арест.

При этом, Конституционный Суд Российской Федерации обратил внимание на то, что до приостановления предварительного следствия следователь обязан выполнить все следственные действия, производство которых возможно в отсутствие подозреваемого или обвиняемого, для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, в том числе виновности причастных к преступлению лиц, и обстоятельств, подтверждающих, что арестованное имущество получено в результате совершения преступления или является доходами от этого имущества либо использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия преступления либо для финансирования терроризма, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации)1.

Осведомленность лица, являющегося собственником арестованного имущества, относительно указанных обстоятельств может являться основанием для его уголовного преследования, а также для признания данного имущества вещественным доказательством. Однако, в случаях, когда причастность указанного лица к преступлению не установлена и уголовное дело приостановлено, уполномоченным органам необходимо решить вопрос об отмене наложения ареста на его имущество или минимизации его убытков, связанных с ограничением права собственности вследствие наложения ареста на имущество, путем изменения отдельных ограничений, которым подвергнуто арестованное имущество[214] [215].

Так, по мнению диссертанта, решение Конституционного Суда Российской Федерации прямо не указывает следователю на отмену меры процессуального принуждения в виде наложения ареста на имущество, в тех случаях, когда уголовное дело приостановлено, однако решение вопроса о соразмерности срока ограничения права собственности должно быть объективным без нарушения законных интересов собственника имущества.

Длительность наложения ареста на имущество напрямую связано с внутренним убеждением следователя, на что указывает законодатель. Однако, исходя из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, лицу, производящему наложение ареста на имущество, необходимо свести до минимума отрицательные последствия применения данной меры процессуального принуждения для собственника имущества. Положительным примером является только запрет на право распоряжения имуществом, а не одновременный запрет на пользование и распоряжение имуществом[216].

Далее, говоря о приостановлении предварительного следствия, когда на имущество, находящееся у других лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми или лицами, несущими по закону материальную ответственность за их действия, наложен арест (ч. 3. ст. 115 УПК РФ), необходимо отметить, что в соответствии с ч. 6 ст. 208 УПК РФ следователь до приостановления предварительного следствия обязан установить обстоятельства, подтверждающие, что арестованное имущество получено в результате преступных действий подозреваемого, обвиняемого либо использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия, оборудования или иного средства совершения преступления либо для финансирования терроризма, экстремистской деятельности (экстремизма), организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации), а также рассмотреть вопрос о возможном изменении ограничений, связанных с владением, пользованием, распоряжением арестованным имуществом, либо об отмене ареста, наложенного на имущество.

То есть, исходя из трактовки указанных статей, следует, что при возбуждении ходатайства перед судом о наложении ареста на имущество, следователь не в полном объеме предоставляет доказательства, подтверждающие обоснованность наложения ареста на имущество, и в случае приостановления предварительного расследования ему необходимо повторно установить обстоятельства, подтверждающие обоснованность принятия указанного решения. Что, по мнению диссертанта, вызывает противоречия в указанных нормах.

Так же, особое внимание следует уделить разумному сроку продолжительности ареста на имущество лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми или лицами, несущими по закону материальную ответственность за действия последних.

Согласно ч. 32 ст. 6[217] УПК РФ, при решении вопроса о наложении ареста на имущество необходимо учитывать общий срок продолжительности применения данной меры процессуального принуждения, а также ряд обстоятельств, способствующих определению разумного срока наложения ареста. К таким обстоятельствам согласно ч. 3 ст. 61 УПК РФ можно отнести: правовую и фактическую сложность уголовного дела, поведение участников уголовного судопроизводства, достаточность и эффективность действий должностных лиц, производимых в целях своевременного осуществления уголовного преследования и общую продолжительность уголовного судопроизводства1.

По мнению диссертанта, законодателем не в полной мере гарантирована защита прав и законных интересов лиц, потерпевших от преступлений, а также лиц, на имущество которых наложен арест. Так, в случае приостановления срока предварительного расследования по уголовному делу по п.п. 1, 2 ч. 1 ст. 208 УПК РФ, собственник арестованного имущества не имеет права неограниченное время распоряжаться им. Проблемные ситуации возникают, при приостановлении уголовного дела, когда собственником арестованного имущества является третье лицо, не являющееся подозреваемым (обвиняемым) по уголовному делу, так как после приостановления предварительного расследования, запрет пользования и распоряжения арестованным имуществом приобретает уже не временный характер, а постоянный. Проводя анализ одного из проектов Федерального закона, целью которого является оптимизация порядка производства наложения ареста на имущество, необходимо отметить, что в данном проекте речь идет о приостановление уголовного дела, которое не связано с установление конкретного срока ареста1.

Анализируя ситуацию в широком смысле, подлежит решению вопрос о целесообразности взаимосвязи института приостановления предварительного расследования по уголовному делу с установлением сроков наложения ареста на имущество. В этой связи диссертант обращается к постановлению Конституционного Суда Российской Федерации от 21.10.2014 №25-П[218] [219], в котором установлено, что приостановление срока предварительного расследования не связано с затягиванием срока наложения ареста на имущество. Конституционный Суд Российской Федерации указывает на то, что срок наложения ареста на имущество необходимо устанавливать сразу в момент избрания данной меры процессуального принуждения, с указанием его в постановлении суда. Однако не стоит забывать о том, что указанный срок должен соответствовать принципу разумности и при первой необходимости продлеваться. Необходимо также отметить, что затягивание сроков наложения ареста на имущество возникает не только при приостановлении предварительного расследования, но и при длительном сроке следствия.

Исходя из этого, дискуссии о продолжительности сроков расследования уголовного дела при наложении ареста на имущество, несомненно, актуальны. В практической деятельности суду особое внимание уделяется самостоятельности определения срок ареста имущества, учитывая при этом последствия применения данной меры. В свою очередь, при изучении нами практической стороны указанной проблемы, выявлены некоторые нерешенные

вопросы в деятельности следователя по наложению ареста на имущество, в частности при составлении постановления о ее применении. Так, при возбуждении перед судом ходатайства о применении данной меры процессуального принуждения, следователь не в полной мере обладает информацией об имуществе подозреваемого (обвиняемого), которое подлежит аресту, что значительно усложняет наложение ареста на конкретное имущество. На практике достаточно часто встречаются случаи, когда в постановлении о наложении ареста на имущество не содержатся конкретные индивидуальные сведения об имуществе, не отражаются его особенности, количество, а также стоимость имущества, подлежащего аресту[220].

При этом, наложение ареста на имущество в определенной степени носит элементы поискового характера, хоть и является организационнораспорядительным действием. Так, при наложении ареста на имущество особое место занимает вопрос, как и с помощью каких средств, будет разыскиваться имущество, подлежащее аресту, так как наложение ареста на имущество состоит не только в описи имущества и запрете распоряжаться и в необходимых случаях пользоваться им, но и в его обнаружении. Однако, следует отметить, что на первоначальном этапе расследования при возбуждении уголовного дела следователю не всегда известно, какое конкретно имущество принадлежит и находится в собственности подозреваемого (обвиняемого), что вызывает некоторые сложности при составлении ходатайства в суд о наложении ареста на имущество. Так, следователь в постановлении о возбуждении перед судом ходатайства о применении данной меры процессуального принуждения должен указать имущество, которое он установил непосредственно в момент начала расследования уголовного дела.

Причем, в указанном ходатайстве может присутствовать и опись изъятого имущества, либо имущества, которое было обнаружено при подготовке ходатайства.

На данный счет, необходимо ли судье указывать конкретное имущество, подлежащее аресту, ученые-процессуалисты высказывают различные точки зрения. Одни авторы считают, что необходимо указывать предполагаемое имущество, когда в материалах уголовного дела не имеются точные данные об этом имуществе1.

По мнению Г.В. Аршба, С.И. Гирько и В.В. Николюка в постановлении судьи стоит перечислить конкретное имущество, которое было возможно установить в ходе предварительного расследования, однако, не исключая возможности включения в опись имущества изъятого в ходе проведения указанной меры процессуального принуждения, а также имущества, дополнительно обнаруженного у подозреваемого, обвиняемого или лиц, несущих материальную ответственности за их действия[221] [222]. К.В. Задерако указывает на то, что в ходатайстве о наложении ареста на имущество необходимо указывать лишь стоимость имущества, на которое предполагается наложить арест[223].

Другую точку зрения высказывают Н.В. Буланова, Е.В. Быкова, Н.А. Власова, С.В. Руденко и другие ученые, рекомендуя при наложении ареста на имущество указывать на конкретный вид имущества, а также место нахождения этого имущества[224].

Исследуя далее наложение ареста на имущество как самостоятельный институт уголовно-процессуального права, диссертант отмечает, что новеллой в уголовно-процессуальном законодательстве явились внесенные Федеральным законом от 29.06.2015 № 190-ФЗ изменения, в частности решение вопроса о законодательном регулировании срока наложения ареста на имущество, а именно положение, содержащееся в ч. 7 ст. 1151 УПК РФ1, которое предусматривает обжалование решения следователя о продлении срока применения меры процессуального принуждения в виде наложения ареста на имущество. Данное положение защищает законные интересы лиц и организаций, на имущество которых наложен арест.

В соответствии с ч. 3 ст. 1151 УПК РФ ходатайство о продлении или отмене срока наложения ареста на имущество рассматривает судья[225] [226].

Рассматривая далее вопрос о сроке применения данной меры процессуального принуждения, необходимо отметить, что на законодательном уровне используется два вида понятия «срока». Срок, как формально определенный промежуток времени наложения ареста на имущество, и как разумный срок, после продления изначального срока ареста имущества (ч. 6 ст. ІІ51 УПК РФ). Норма, указанная в ч. 6 ст. 1151 УПК РФ отсылает правоприменителя к ч. 32 ст. 61 УПК РФ, в которой речь идет о продлении срока наложения ареста на имущество с соблюдением разумного срока. Несмотря на это, законодателем при наложении ареста на имущество, требования ч. 32 ст. 61 УПК РФ прямо не предусмотрены.

Проводя сравнительный анализ норм ст. 115 УПК РФ и ч. 32 ст. 61 УПК РФ, необходимо отметить, что при первоначальном наложении ареста на имущество установить срок, который будет являться разумным сроком, практически невозможно. Следовательно, при наложении ареста на имущество и при продлении указанного срока необходимо учитывать различные временные промежутки применения данной меры процессуального принуждения. Отсюда следует, что на законодательном уровне данный подход не учитывался всесторонне1. Обращаясь к позициям Конституционного суда Российской Федерации и практике Европейского Суда по правам человека, обосновывается вывод о том, что указанные правовые акты обращают свое внимание на разумный срок наложения ареста на имущество, отмечая, что разумность срока должна быть оценена по некоторым критериям, таким как: сложность уголовного дела; поведение лиц, участвующих в уголовном деле; поведением должностных лиц и т.д.2.

Если при применении меры процессуального принуждения в виде наложении ареста на имущество лиц, не являющихся подозреваемыми или обвиняемыми по уголовному делу, срок наложения ареста на имущество продлен необоснованно, указанные лица имеют право на предъявление иска о выплате им денежной компенсации за нарушения права на разумность срока уголовного судопроизводства. Необходимо также отметить, что потерпевшие при нарушении разумных сроков наложения ареста на их имущество имеют право требовать возмещения, причиненного им имущественного вреда. Диссертант солидарен с приведенной выше позицией Конституционного Суда [227] [228]

Российской Федерации, в которой речь идет об установлении определенного срока ареста на имущество. Решение данного вопроса приведет к устранению проблем, связанных с возмещением вреда, причиненного длительным сроком наложения ареста на имущество.

Таким образом, при нарушении установленного судом срока наложения ареста на имущество, необходимо, сделать вывод о том, что будет незаконно ограничено и право собственности лица, на имущество которого наложен арест. Так, при нарушении должностными лицами, ведущими уголовный процесс, срока наложения ареста на имущество, которое впоследствии приведет к ограничению права пользования и распоряжения данным имуществом, лицами, на имущество которых наложен арест должно быть реализовано право предусмотренное ч. 3 ст. 133 УПК РФ, регламентирующее право на возмещение вреда любому лицу, незаконно подвергнутому мерам процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу.

Рассматривая далее формы возмещения причиненного вреда, по нашему мнению, необходимо отметить и ч. 6 ст. 1151 УПК РФ, которая также относится к нарушению разумного срока применения меры процессуального принуждения в виде наложения ареста на имущество. Применение данной нормы целесообразно в момент нарушения разумных сроков наложения ареста на имущество, которые сопровождаются продолжительным арестом, при этом полностью изменяя материальное положение физического или юридического лица в худшую сторону, в случаях, когда указанные лица несут имущественные потери. Указанные вопросы, связанные с возмещением имущественного вреда разрешаются в порядке гражданского судопроизводства.

Изложенное позволяет сделать вывод о том, что оптимизация деятельности следователя по соблюдению разумных сроков наложения ареста на имущество призвана способствовать исследованию новых подходов в ее правовой регламентации. Хотя и законодателем внесены в УПК РФ изменения, способствующие улучшению правовой регламентации наложения ареста на имущество, необходимо отметить, что они не в полной мере способствуют

решению указанных проблем.

Так, автором обосновывается вывод о необходимости: предоставления исключительного суду права на установление разумного и необходимого срока действия меры процессуального принуждения в виде наложения ареста на имущество и создания надлежащих для реализации собственниками арестованного имущества условий, необходимых для защиты их процессуальных прав; а также создании пострадавшим от нарушения разумных сроков применения указанной меры процессуального принуждения условий для заявления требования о возмещении причиненного им имущественного вреда в порядке гражданского судопроизводства (ч. 6 ст. 115[229] УПК РФ, ст.ст. 1069-1070 ГК РФ); оптимизации процессуального порядка обеспечения прав и законных интересов потерпевших и гражданских истцов в случае приостановления производства по уголовному делу в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого, а также при наложении ареста на денежные вклады третьих лиц, не являющихся подозреваемыми или обвиняемыми.

<< | >>
Источник: СОКОЛОВА МАРИНА ВЛАДИМИРОВНА. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ СЛЕДОВАТЕЛЯ ПО НАЛОЖЕНИЮ АРЕСТА НА ИМУЩЕСТВО. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 2. Порядок и сроки применения меры процессуального принуждения в виде наложения ареста на имущество:

  1. § 2. Особый порядок производства по уголовным делам в стадии предварительного расследования
  2. СОДЕРЖАНИЕ
  3. ВВЕДЕНИЕ
  4. § 1. Тенденции формирования теоретических и правовых основ наложения ареста на имущество в их историческом развитии
  5. §2. Сущность наложения ареста на имущество как меры процессуального принуждения
  6. § 3. Субъектный состав правоотношений в сфере наложения ареста на имущество в российском уголовном процессе
  7. § 4. Объекты правоотношений в сфере наложения ареста на имущество
  8. § 2. Порядок и сроки применения меры процессуального принуждения в виде наложения ареста на имущество
  9. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  10. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
  11. ВВЕДЕНИЕ
  12. § 1. Понятие исполнения мер процессуального принуждения
  13. § 2. Правовая природа и отраслевая принадлежность деятельности по исполнению мер процессуального принуждения
  14. § 3. Решение об избрании мер процессуального принуждения как основа и пределы деятельности по их исполнению
  15. § 2. Исполнение мер пресечения, избираемых решением суда
  16. § 1. Исполнение мер уголовно-процессуального принуждения, применяемых решением органа расследования
  17. § 2. Исполнение мер уголовно-процессуального принуждения, применяемых решением суда
  18. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ
  19. § 2.4. Консульская правовая помощь по уголовным делам
- Авторское право РФ - Аграрное право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -