<<
>>

§ 3.2. Использование видеоконференц-связи в стадии предварительного расследования

Новые технологии позволяют быстро и эффективно решать служебные задачи органов предварительного расследования, в максимально короткие сроки осуществлять уголовное судопроизводство.

Видеоконференц-связь - это новая технология, но уже достаточно активно использующаяся в различных областях человеческой жизни, таких, как бизнес, управление, образование, медицина, рекрутмент, оперативный контроль, безопасность, уголовное и гражданское судопроизводство, в быту (поддержание связи с родственниками и друзьями).

А.В. Устинов понимает видеоконференцию как компьютерную технологию, которая обеспечивает аудиовизуальное взаимодействие нескольких, удаленных друг от друга пользователей в режиме реального времени, дает возможность добавлять к средствам передачи данных голоса, а также обмениваться аудио- и визуальной информацией1.

В.А. Терехин и А.Е. Федюнин рассматривают видеоконференц-связь в уголовном судопроизводстве как основанное на правовых нормах российского и международного уголовно-процессуального законодательства интерактивное взаимодействие участников уголовного процесса, в ходе которого осуществляется непрерывный и четкий информационный обмен изображением и звуком, которые имеют значение для уголовного дела, в режиме реального времени посредством обособленной телекоммуникационной сети[261] [262].

А.Г. Волеводз определяет видеоконференц-связь в уголовном судопроизводстве как технологию, позволяющую осуществлять аудиовизуальное взаимодействие нескольких участников уголовного процесса в режиме реального времени[263].

Более полное определение видеоконференц-связи дает Е.А. Архипова, рассматривая ее как «основанное на нормативных положениях российского уголовно-процессуального законодательства и нормах международного права интерактивное взаимодействие участников уголовного процесса, в ходе которого производится непрерывный и четкий обмен аудиовизуальной информацией, имеющей значение для уголовного дела, в режиме реального времени посредством обособленной телекоммуникационной сети»[264].

Исходя из этих определений, можно сделать вывод, что для реализации видеоконференц-связи необходимо наличие определенных программноаппаратных средств (видеокамера, микрофон, акустическая система, устройство отображения информации, подключенные к соответствующей сертифицированной телекоммуникационной сети).

Кроме того, видеоконференц-связь можно осуществлять посредством программно-аппаратных комплексов на базе персонального компьютера, который содержит программный кодек видеоконференц-связи, взаимодействующий с компьютерной периферией, в результате чего обеспечивается возможность проведения видеоконференц-связи.

В задачи кодека входит кодирование и декодирование. Он кодирует видеоизображения, регистрируемые видеокамерой, и звук, регистрируемый микрофоном, в последовательность цифровых данных, которые передаются на удаленную систему видеоконференц-связи. Принимая видео- и аудиопотоки, кодек декодирует их, вновь преобразовывая в аналоговую форму.

В Германии Закон о защите свидетелей 1977 г. урегулировал порядок проведения допросов несовершеннолетних и лиц, подвергшихся опасности, вне стен суда с последующей трансляцией видеозаписи1.

Впервые видеоконференц-связь использовалась в уголовном процессе 18 ноября 1999 года в Челябинском областном суде, при дистанционном рассмотрении кассационной жалобы[265] [266].

В 2010 году среди ученых и практиков отмечались противоположные мнения по вопросу использования системы видеоконференц-связи.

Так, администратор Высшего арбитражного суда И.А. Дроздов, высказывался, что «Судья при оценке доказательств ориентируется, в том числе, и на свое личное восприятие. При общении через телевизор зачастую невозможно определить, говорит ли человек правду»[267]. О перспективах использования «видеотрансляции через Интернет» при производстве предъявления для опознания и дистанционном допросе следователем лица, находящегося в другом городе или в другой стране положительно высказывались Е.П. Ищенко и А.А. Топорков, отмечая, что использование технологии интернет-видеоконференций обеспечивает полноту восприятия информации, равно как и при вызове допрашиваемого в кабинет следователя. При этом видеосвязь должна отличаться хорошим качеством видео- и аудиотрансляции, а также возможностью проверить результаты следственного действия1.

В 2009 г. было узаконено использование видеоконференц-связи в суде надзорной инстанции[268] [269], а в 2010 г. право участвовать при пересмотре судебных решений посредством видеоконференц-связи предоставлено лицам, в отношении которых ведется (велось) производство о применении принудительных мер медицинского характера[270]. Аналогичная возможность участия осужденного в заседании суда апелляционной инстанции предусмотрена и законом № 433-ФЗ от 29.12.2010[271] (ч.2 ст. 389.12 УПК РФ).

В настоящее время система видеоконференц-связи успешно используется в судебных заседаниях, а в юридической среде бурно обсуждается практика ее применения.

Использование видеоконференц-связи в стадии судебного производства в своих трудах рассматривают такие ученные, как Ю.А. Веселова[272],

С.П. Желтобрюхов[273], В.В. Иванов2, С.В. Лазарев3, Б.А. Поликарпов4; анализ зарубежного законодательства в данной сфере - Е.А. Архипова5, А.Г. Волеводз6; а перспективы использования технических средств видеоконференц-связи в следственных и процессуальных действиях - А.А. Антонов7, Л.В. Бормотова8, Е.А. Зайцева и А.И. Садовский9, И.В. Е.Н. Киек[274], А.С. Клементьев12, Е.Г. Кравец13, С.А. Новиков14, Р.И. Скворцов15 и

Систему видеоконференц-связи в сфере уголовного судопроизводства используют в стадии судебного производства: при дистанционном допросе свидетеля и потерпевшего (ч. 4 ст. 240 УПК РФ с 2011 г.1), в ходе судебного рассмотрения жалоб (п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 февраля 2009 г. № 1 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»[275] [276] [277]) и ходатайств (ч. 6 ст. 35 УПК РФ с 2009 г.[278]) заявителя и обвиняемого, при разрешении вопросов, связанных с исполнением приговора (ч. ч. 2 и 2.1 ст. 399 УПК РФ), при допросе свидетеля (ст. 2781 УПК РФ с 2011 г.[279]). Вопрос об использовании видеоконференц-связи в перечисленных случаях решается судом по собственной инициативе либо при подаче соответствующего ходатайства от участника процесса.

Успешное использование видеоконференц-связи в стадии судебного производства дает основание вести речь о перспективе ее использования и на досудебных стадиях производства по уголовным делам.

В уголовно-процессуальном законодательстве таких стран, как Австралия1, Великобритания[280] [281], Германия[282] и ряде других стран[283] разработаны нормативно-правовые основы использования видеоконференц-связи и допустимости доказательств, полученных с помощью такой технологии. Очевидно, что изучение зарубежного опыта в данной области позволит значительно расширить сферу использования видеоконференц-связи.

В законодательстве иностранных государств предусмотрены разные формы видеоконференц-связи. Так, в Уголовном кодексе Канады[284] установлены положения об участии в судебных заседаниях посредством «кабельного телевидения» или любыми другими средствами, которые позволяют лицу «участвовать в одновременной визуальной связи и устном общении» или «виртуально присутствовать». В ст. ст. 69, 287 УПК Эстонии1 предусмотрена «long-distancehearing» - дистанционная дача свидетельских показаний. В уголовно-процессуальных законах Республики Беларусь[285] [286] (ст. 68) и Республики Казахстан[287] (ст. ст. 213, 345, 370) предусмотрено участие лица «вне зала судебного заседания с использованием видеотехнических средств», «дистанционное участие лица» или использование «видеоконференции», «видеосвязи», «научно-технических средств в режиме видеосвязи (дистанционный допрос)»[288].

Возможность и обоснованность использования в уголовном процессе данного вида технических средств подтверждены успешным опытом проведения кассационных судебных заседаний в режиме видеоконференц-связи в Верховном Суде Российской Федерации, Челябинском и Пензенском областных судах, Московском городском суде, Хабаровском краевом суде и многих других[289].

Широкое распространение видеоконференц-связь имеет в области медицины: для удаленной диагностики, лечения, консультаций. Описывая ее использование при синхронной телемедицинской консультации, О.В. Переведенцев и О.И. Орлов отмечают, что «обмен данными происходит при помощи средств видеоконференц-связи в режиме реального времени. Обсуждение клинического случая включает голосовую и видеоинформацию, а также возможность обмена и совместного редактирования электронных документов всеми участниками телеконсультации... После того, как результирующий документ подготовлен, необходимо отправить его в адрес заказчика телеконсультации. В связи с тем, что электронная цифровая подпись пока не используется во всех медицинских учреждениях, этот документ необходимо не только передать по электронной почте или иным способом по каналам связи, но и обеспечить отправку его бумажного оригинала с подписью консультантов и ответственных сотрудников, печатью организации»[290].

Кроме того, на сегодняшний день системы видеоконференц-связи уже весьма эффективно используются в деятельности следственных подразделений при производстве амбулаторных судебно-психиатрических экспертиз. Так, они осуществляются на территориях, географически отдаленных от места проведения экспертизы, где физическое доставление участника уголовного судопроизводства, в отношении которого назначено проведение судебнопсихиатрической экспертизы, к месту ее проведения и обратно трудоемко, требует больших финансовых затрат и не всегда реализуемо в связи с погодными условиями. В ходе проведенного анкетирования следователей и дознавателей стало известно, что данными местами являются УМВД России по Камчатскому краю и УМВД России по Сахалинской области.

Ряд авторов описывает производство таких экспертиз следующим образом: участник уголовного судопроизводства, в отношении которого назначено проведение судебно-психиатрической экспертизы, дав предварительно согласие на подобный способ проведения следственного действия, находится у точки аудио-видеодоступа в сети Интернет вместе со следователем (защитником, переводчиком, законным представителем несовершеннолетнего). В свою очередь, аналогичная точка доступа оборудована в психиатрическом диспансере, где заседает комиссия экспертов, у которой на момент очного обследования имеются необходимые материалы уголовного дела и медицинская документация. После обязательного удостоверения личности всех участвующих в следственном действии непосредственно проводится очное собеседование психиатров с обследуемым (при условии, что обстоятельства уголовного дела и психическое состояние обследуемого лица не препятствует этой процедуре). Далее, оформленное надлежащим образом заключение экспертов с обязательной отметкой об использовании технических средств поступает следователю1. Использование видеоконференц-связи при проведении судебнопсихиатрических экспертиз в указанных регионах России позволяет существенно сократить сроки предварительного расследования, сделать следствие наступательным и своевременным.

О целесообразности использования систем видеоконференц-связи в ходе уголовного судопроизводства высказывали свое мнение Б.А. Поликарпов, обосновывая его рядом положительных моментов: «уменьшение расстояний, сокращение времени и материальных затрат, усиление безопасности, предупреждение противодействия уголовному преследованию[291] [292]; Е.А. Архипова, отмечающая мобильность, минимизацию возможности возникновения оснований для приостановления предварительного следствия по ч. 3 и ч. 4 ст. 208 УПК РФ, минимизацию возможности побега осужденного, снижение материальных затрат, эффективность проведения следственного действия за счет контролируемости за ним лица, ведущего производство по делу[293]. В качестве положительных моментов использования видеоконференц-связи в стадии предварительного расследования С.А. Новиков рассматривает разумный срок уголовного судопроизводства и эффективность расследования; удобство явки для допрашиваемых, а также за счет этого повышение достоверности даваемых показаний; дополнительное использование средства фиксации допроса; запросы о правовой помощи1.

В тех случаях, когда участник уголовного судопроизводства находится на большом расстоянии от того места, где ведется производство по делу, в том числе в местах отбывания наказания, использование системы видеоконференцсвязи может стать незаменимым помощником. Таким образом будет решена проблема этапирования осужденных, которая требует значительных затрат бюджетных средств, при этом всегда связана с риском побега осужденных. По поводу использования системы видеоконференц-связи в условиях следственного изолятора, Б.А. Поликарпов отмечает возможность исключения совершения побегов лица, в отношении которого избрана мера пресечения в виде заключения под стражу или исполняется приговор, во время этапирования[294] [295]. Кроме того, при проведении следственных и процессуальных действий дистанционно, обеспечивается безопасность следователя, дознавателя при контакте с участником уголовного судопроизводства, достоверно или предполагаемо имеющим заболевания, передающиеся воздушно-капельным или контактным путем.

В федеральной целевой программе «Развитие судебной системы России на 2013-2020 годы» предусмотрено создание мобильных подвижных офисов судей с применением видео-конференц-связи для проведения выездных заседаний в географически удаленных населенных пунктах России, а в качестве технической базы предполагается использование специального пассажирского микроавтобуса с расширенными функциональными возможностями[296].

Федеральным законом от 20.03.2011 года №2 39-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации»1 в УПК РФ внесены дополнения, разрешившие суду допрос свидетеля и потерпевшего путем использования систем видеоконференц-связи. Между тем следователи и дознаватели не менее остро нуждаются в возможности дистанционного получения показаний допрашиваемых лиц.

По инициативе депутата Г осударственной Думы К.А. Лазарева 8 апреля 2015 г. на рассмотрение Государственной Думы внесен Законопроект, зарегистрированный с 1 апреля 2015 г. под номером 764131-6 «О внесении дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (в части производства предварительного расследования с применением систем видеоконференц-связи)»[297] [298].

В Законопроекте предлагается дополнить УПК РФ ст. 164.1 «Общие правила применения видеоконференц-связи при производстве следственных и иных процессуальных действий».

Подобную новеллу в своей диссертационной работе, посвященной применению видеоконференц-связи в уголовном судопроизводстве России и зарубежных стран, предлагала Е.А. Архипова. Так, по ее мнению, необходимо дополнить УПК РФ статьей 164.1, закрепляющей возможность применения видеоконференц-связи при производстве допроса, очной ставки, предъявления для опознания, освидетельствования, следственного эксперимента и проверки показаний на месте[299].

В Законопроекте такая возможность предусмотрена еще и при получении образцов для сравнительного исследования, и при ознакомлении участников

уголовного судопроизводства с процессуальными документами, заключениями экспертиз[300].

Предлагаемый Законопроект, также, как и принятый в 2011 году, не только способствует более полному и всестороннему рассмотрению обстоятельств по делу, но и влечет за собой сокращение сроков рассмотрения уголовных дел, оптимизацию качества процесса и его эффективность.

В анализируемом Законопроекте предусмотрен ряд обстоятельств, когда при производстве следственных и иных процессуальных действий возможно использование систем видеоконференц-связи, порядок производства указанных следственных и процессуальных действий носит отсылочный характер. Перечислен круг лиц, к которым может применяться видеоконференц-связь при производстве допроса. Рассмотрены случаи, когда производство следственного действия с использованием видеоконференц-связи не допустимо. В качестве основания для проведения следственных и иных процессуальных действий, предложено постановление следователя или дознавателя. Думается, что в таком постановлении должны быть перечислены основания ее проведения. Затем в соответствующий орган следствия (дознания) направляется поручение об организации и проведении следственного или процессуального действия с использованием видеоконференц-связи. Поручение должно быть исполнено в срок не позднее 10 суток. Поручение должно содержать решение о проведении конкретного следственного действия путем использования систем

видеоконференц-связи, а также наименование следственного органа (органа дознания), в производстве которого находится уголовное дело; суть рассматриваемого уголовного дела; обоснование необходимости проведения следственного действия путем использования систем видеоконференц-связи; наименование следственного органа (органа дознания), которому адресовано поручение по организации следственного действия путем использования систем видеоконференц-связи; данные участника следственного действия и адрес его места жительства; время и дата планируемого следственного действия.

Думается, что в обязанности следователя (дознавателя), выполняющего данное поручение, входят: 1) вызвать и обеспечить явку лица, указанного в поручении; 2) организовать при помощи специалиста связь со следователем (дознавателем), проводящим следственные и процессуальные действия; 3) удостоверить личность лица, явившегося на следственное действие; 4) уведомить об использовании технических средств, разъяснить ему права, обязанности и ответственность; 5) по окончании следственного действия направить следователю (дознавателю), в производстве которого находится уголовное дело, копии документов, удостоверяющих личность участников следственного действия; подписанный протокол следственного действия; иные документы, представленные допрашиваемым лицом) и относящиеся к его показаниям, или его письменные заметки, использованные в ходе дачи показаний (ч. 5 ст. 190 УПК РФ).

Однако проведение таких следственных и процессуальных действий, которые предложены в Законопроекте, как освидетельствование, следственный эксперимент, проверка показаний на месте, получение образцов для сравнительного исследования, ознакомление участников уголовного

судопроизводства с процессуальными документами и заключениями экспертиз, все же, как нам видится, лучше проводить не посредством видеоконференцсвязи, а в порядке, предусмотренном ст. 152 УПК РФ. Получение образцов для сравнительного исследования, ознакомление участников уголовного

судопроизводства с процессуальными документами и заключениями экспертиз с помощью видеоконференц-связи лишь усложняет их производство, в то время как технические средства должны способствовать облегчению работы следователя, дознавателя. Использование видеоконференц-связи при освидетельствовании, следственном эксперименте, проверке показаний на месте не обеспечивает их полноту и объективность.

Кроме того, поручение о производстве следственного действия с использованием видеоконференц-связи вполне могло бы осуществляться органом дознания (а не следователем, как это указано в Законопроекте), так как по большому счету, в его обязанности будут входить лишь организационные функции производства следственного действия с использованием видеоконференц-связи, а функция составления самого протокола будет лежать на следователе (дознавателе), в производстве которого находится уголовное дело. Для этого необходимо предусмотреть возможность обмена и совместного редактирования электронных документов (протокола следственного действия) как следователем (дознавателем), в производстве которого находится уголовное дело, так и органом дознания, которому поручено организовать производство следственного действия с использованием видеоконференц-связи.

После составления протокола он должен быть распечатан органом дознания, которому поручено организовать производство следственного действия с использованием видеоконференц-связи, и подписан участниками следственного действия.

Полученные в ходе следственного действия с использованием систем видеоконференц-связи документы и объекты направляются в опечатанном виде и в условиях, исключающих возможность ознакомления с ними посторонних лиц.

Важно также обеспечить участие адвоката при производстве следственных действий с использованием видеоконференц-связи, который, в соответствии с ч. 2 ст. 53 УПК РФ, участвуя в производстве следственного действия, в рамках оказания юридической помощи своему подзащитному вправе давать ему в присутствии следователя краткие консультации, задавать с разрешения следователя вопросы допрашиваемым лицам, делать письменные замечания по поводу правильности и полноты записей в протоколе данного следственного действия. По нашему мнению, адвокат должен находиться рядом со своим подзащитным для реализации своих прав и обязанностей, связанных с защитой прав и интересов подозреваемых и обвиняемых при производстве по уголовному делу.

Производство следственного действия с использованием систем видеоконференц-связи должно осуществляться с участием специалиста. Привлечение специалиста проводится в порядке, предусмотренном ст. 168 УПК РФ.

Выглядит достаточно убедительным и логичным соображение И.В. Казначея о том, что: «При проведении опознания в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым, должны быть применены настройки систем видеоконференц-связи, позволяющие исключить визуальное наблюдение опознающего со стороны опознаваемого1».

Возможность использования видеоконференц-связи в стадии предварительного расследования особенно актуальна для отдаленных регионов страны, а также для регионов с низкой плотностью населения.

Использование видеоконференц-связи в досудебной стадии способствовало бы осуществлению уголовного судопроизводства в разумные сроки, сокращению материальных затрат при расследовании уголовных дел.

Интереса заслуживают, хотя и небесспорные, мнения В.Л. Будникова и С.А. Новикова, согласно которым правоприменитель не нуждается во внесении изменений в УПК РФ для того, чтобы использовать систему видеоконференцсвязи при производстве допроса и очной ставки. Обосновывают свою точку зрения авторы отсутствием исчерпывающего перечня технических средств, которые возможно использовать при производстве следственных действий (ч. 6 ст. 164, ч. 5, 8 ст. 166 УПК РФ)[301] [302] и необходимостью провести аналогию с дистанционным допросом в суде и признать допустимым получение показаний с помощью систем видеоконференц-связи следователями и дознавателями[303]. Думается, что УПК РФ все же необходимо дополнить статьей, содержащей

нормы общего характера, регламентирующей использование систем

видеоконференц-связи при производстве допроса, очной ставки и предъявления для опознания, которая бы учла бы особенности проведения таких следственных действий. За основу нами предлагается взять конструкцию уже имеющейся в УПК РФ ст. 278.1, которая предусматривает особенности допроса свидетеля путем использования систем видеоконференц-связи и изложить статью следующим образом:

«Статья 191.1 Особенности проведения допроса, очной ставки и предъявления для опознания с использованием систем видеоконференц-связи

1. Проведение допроса, очной ставки и предъявления для опознания с

использованием систем видеоконференц-связи осуществляется при

необходимости по решению следователя, дознавателя или ходатайству участника уголовного судопроизводства в случаях:

а) если участник следственного действия не имеет возможности явиться по состоянию здоровья или другим уважительным причинам, в том числе значительной отдаленности от органа, ведущего производство по делу, по месту расследования уголовного дела;

б) если имеется необходимость обеспечения безопасности лица, участвующего в уголовном судопроизводстве;

в) в том случае, если участник следственного действия - малолетнее или несовершеннолетнее лицо.

2. Следователь или дознаватель, ведущий производство по уголовному делу, в порядке, предусмотренном частью первой статьи 152 настоящего Кодекса, выносит поручение органу дознания по месту нахождения участника уголовного судопроизводства организовать проведение допроса, очной ставки, предъявления для опознания путем использования систем видеоконференцсвязи.

3. Допрос, очная ставка, предъявление для опознания проводится с учетом настоящей статьи по общим правилам, установленным статьями 178-191, 192 и 193 настоящего Кодекса.

4. До начала производства допроса, очной ставки и предъявления для опознания орган дознания по поручению следователя или дознавателя, ведущего производство по уголовному делу, удостоверяет личность допрашиваемого, опознающего или опознаваемого лица, разъясняет им права, ответственность, а также порядок производства соответствующего следственного действия.».

Потерпевший и свидетель, привлеченные к участию в следственном действии, предупреждаются об ответственности, предусмотренной как ст. 307, так и ст. 308 УК РФ. Эксперт, специалист и переводчик предупреждаются только об ответственности, предусмотренной ст. 307 УК РФ за дачу заведомо ложных показаний, при производстве допроса или очной ставки, или неправильный перевод при производстве предварительного расследования. Более детально вопрос ответственности эксперта рассмотрен в работах как С.М. Г арисова, Е.А. Зайцевой, А.И. Садовского1.

Для обеспечения надлежащего качества изображения и звука, а также информационной безопасности при производстве допроса, очной ставки и предъявления для опознания, предлагается осуществление видеоконференцсвязи с помощью единой системы информационно-аналитического обеспечения деятельности (ИСОД) МВД России, пришедшим на смену единой информационной телекоммуникационной системы (ЕИТКС)[304] [305], информационной безопасностью которой занимается Департамент информационных технологий, связи и защиты информации (ДИТС и ЗИ), созданный в 2011 году в структуре МВД России. В иных структурах, производящих предварительное расследование (Следственный комитет РФ, федеральная служба безопасности, таможенные органы, федеральная служба судебных приставов, государственный пожарный

надзор федеральной противопожарной службы) предлагается использовать подобные системы. В тех случаях, когда производство указанных следственных действий с использованием видеоконференц-связи с помощью ИСОД не представляется возможным, допустимо использование видеоконференц-связи посредством информационно-телекоммуникационной сети Интернет по защищенному соединению. Что касается помещений, предназначенных для ведения переговоров, в ходе которых обсуждаются вопросы, содержащие сведения, составляющие государственную тайну, то в них, согласно Указу Президента РФ от 17 марта 2008 года № 351 «О мерах по обеспечению информационной безопасности Российской Федерации при использовании информационно-телекоммуникационных сетей международного

информационного обмена»[306], размещение технических средств, подключаемых к информационно-телекоммуникационным сетям международного

информационного обмена осуществляется только при наличии сертификата, разрешающего эксплуатацию таких технических средств в указанных помещениях. При необходимости подключения информационных систем, информационно-телекоммуникационных сетей и средств вычислительной техники, используемых для хранения, обработки или передачи информации, содержащей сведения, составляющие государственную тайну, либо информации, обладателями которой являются государственные органы и которая содержит сведения, составляющие служебную тайну, к информационнотелекоммуникационным сетям международного информационного обмена такое подключение производится только с использованием специально предназначенных для этого средств защиты информации, в том числе шифровальных (криптографических) средств, прошедших в установленном законодательством Российской Федерации порядке сертификацию в Федеральной службе безопасности Российской Федерации и (или) получивших подтверждение соответствия в Федеральной службе по техническому и экспортному контролю. Выполнение данного требования является обязательным для операторов информационных систем, владельцев информационно - телекоммуникационных сетей и (или) средств вычислительной техники.

Использование видеоконференц-связи в досудебном производстве способствовало бы осуществлению уголовного судопроизводства в разумные сроки, сокращению материальных затрат при расследовании уголовных дел. Под «разумным сроком» Европейским Судом по правам человека понимается период времени, позволяющий избежать чрезмерного, необоснованного промедления при расследовании и рассмотрении уголовного дела1.

Значимость принципа разумного срока, с учетом технического оснащения органов предварительного расследования и разработки новейших модификаций данного технического средства, будет постоянно возрастать. Существенным моментом здесь также стоит обозначить возможность значительного сокращения сроков исполнения запросов о правовой помощи по уголовным делам. Совершенно верно отметили В.А. Азаров и Д.Г. Рожков, что разумный срок уголовного судопроизводства - это гарантия права на скорый суд, на справедливое судебное разбирательство и доступ к правосудию; обязанность должностных лиц, ведущих производство по уголовному делу, осуществлять свою деятельность рационально и эффективно[307] [308].

В связи с нарушением права граждан на справедливое судебное разбирательство в разумные сроки, п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, ст. 6.1. УПК РФ, в Европейский суд по правам человека (далее ЕСПЧ) неоднократно обращались российские граждане. Например, по делу «Конашевская и другие против России» (Konashevskaya and Others v. Russia) (жалоба №3009/7) ЕСПЧ обязал государство-ответчика выплатить компенсацию вреда женщинам-заявительницам (в сумме около 10 000 евро), в отношении которых более шести лет велось судебное разбирательство по уголовному обвинению их в совершении мошенничества при отягчающих вину обстоятельствах1. Или дело «Шеноев против России» [Shenoyev v. Russia] жалоба (№ 2563/06), в котором заявитель, отбывающий наказание в виде лишения свободы, жаловался на незаконный характер содержания его под стражей и чрезмерную длительность (более шести лет) производства по уголовному обвинению в незаконном обороте оружия и ограблениях. ЕСПЧ единогласно постановил, что в данном деле российские власти нарушили требования пункта 3 статьи 5 и пункта 1 статьи 6 Конвенции, и обязал государство-ответчика выплатить заявителю 4 000 евро в качестве компенсации морального вреда[309] [310]. ЕСПЧ в решении по жалобе Кривоносова отмечает: «за задержки, вызванные неявкой, и за неспособность суда поддерживать порядок несет ответственность государство»[311].

Думается, что возможно именно такие обстоятельства и являлись предпосылкой возможности использования видеоконференц-связи в суде, а дальнейшее законодательное закрепление ее использования в ряде следственных действий, представляется весьма перспективным. Таким образом, в качестве преимуществ использования систем видеоконференц-связи в стадии предварительного расследования можно выделить: сокращение сроков предварительного расследования; обеспечение безопасности участников уголовного процесса; сокращение финансовых затрат на производство следственных действий; повышение эффективности и качества расследования уголовных дел.

<< | >>
Источник: Родивилина Виктория Александровна. Процессуальные особенности использования технических средств в стадии предварительного расследования. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Иркутск - 2016. 2016

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 3.2. Использование видеоконференц-связи в стадии предварительного расследования:

  1. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ.
  2. § 2. Реализация принципа публичности (официальности) в стадии предварительного расследования (общие условия предварительного расследования)
  3. § 2. Особый порядок производства по уголовным делам в стадии предварительного расследования
  4. Родивилина Виктория Александровна. Процессуальные особенности использования технических средств в стадии предварительного расследования. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Иркутск - 2016, 2016
  5. ОГЛАВЛЕНИЕ:
  6. Введение
  7. ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ ТЕХНИЧЕСКИХ СРЕДСТВ И ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ИХ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ В СТАДИИ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ
  8. § 1.2. Понятие и общая характеристика технических средств, используемых в стадии предварительного расследования
  9. § 1.3. Цели, задачи, принципы и формы использования технических средств в стадии предварительного расследования
  10. ГЛАВА 2. ОСНОВЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ТЕХНИЧЕСКИХ СРЕДСТВ В СТАДИИ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ
  11. § 2.1. Анализ уголовно-процессуального законодательства, регламентирующего использование технических средств в стадии предварительного расследования
  12. § 2.2 Процессуальные особенности порядка фиксации хода и результатов следственных и процессуальных действий с использованием технических средств
- Авторское право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Информационное право РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -