<<
>>

§ 1. Теоретическая модель взаимосвязи права и правового отношения в механизме правового регулирования

Познание содержания теоретической модели взаимосвязи нормы права, правового отношения, юридического факта было бы неполным, если не про­анализировать их взаимодействие в механизме правового регулирования, по­нять их зависимость и взаимозависимость в системе других нормативно-правовых регуляторов. В подобных дискуссиях рождаются новые идеи о правовых конструкциях, о категориях, о их роли в правовых отношениях, его функциях, влиянии на правоприменительную деятельность, перспективы развития и т. д.

В современной юридической литературе часто обсуждаются высказывания видных российских и советских ученых по проблемным во­просам права. Теоретический и практический анализ этого сложного и мно­гогранного явления поможет нам раскрыть еще одну его немаловажную ре­гулятивную функцию — управление общественными отношениями (социаль­ное управление).

Государство, принимая на себя обязанность правораспоряжения обще­ственными делами, становится единственной публичной, властной силой че­ловеческого сообщества. Социальная обусловленность свидетельствует о том, что основное отличие государства от иных общественных структур со­стоит в том, что в нем сосредоточена и им реализуется государственная власть. Последняя представляет собой процесс взаимосвязанных отношений, в ходе которого люди в силу разных причин (материальных, социальных, ин­теллектуальных и др.) добровольно или по принуждению признают верхо­венство воли других, которая закреплена в нормативных установлениях, и в соответствии с их требованиями строят свою жизнь, совершают поступки и действия. В связи с этим государство, чтобы выполнять свой долг перед об­ществом, обязано использовать свои властные полномочия: обеспечивать на-

109

циональную и личную безопасность своих граждан, осуществлять нормо-творческие, распорядительно-организационные, регулятивные, силовые и другие функции, направленные на защиту интересов своих граждан.

Поскольку юридические законы способно издавать только государство,

92

постольку право непременно связано с существованием государства , так как в обществе, где есть право, общественные отношения не могут существо­вать вовне правовой формы. Понимание самого содержания регулируемых правом общественных отношений дает возможность более глубокого пони­мания его роли в жизни общества, влияния на развитие социальных процес­сов, установления научно обоснованных пределов правового регулирования. Не углубляясь в исследование широкого спектра проблем, решаемых госу­дарством в сфере всего социального управления, мы остановимся лишь на вопросах правового регулирования, так как именно с его помощью государ­ство реализует свое основное предназначение.

По мнению С.С. Алексеева, процесс правового регулирования состоит из трех основных стадий: регламентирования общественных отношений; действия юридических норм; реализации субъективных юридических прав и обязанностей. При их реализации правовое регулирование воплощается в по­ведении конкретных лиц, создавая соответственно и три основных элемента его механизма: юридические нормы; правовые отношения; акты реализации субъективных прав и обязанностей. Кроме того, он подчеркивает, что общее

г 93

значение в этом механизме имеют правосознание субъектов и законность .

Попытку системного анализа механизма правового регулирования пред­принял В.А. Шабалин, который дополнительно отнес к основным его эле­ментам правосознание, правотворчество, юридические нормы, правоотноше­ния, законность и правопорядок.

Наряду с этим он дополнительно проанали-

См.: Тархов В.А. Гражданское право. Общая часть. Уфа, 1998. С. 8. 93 См.: Алексеев С.С. Механизм правового регулирования в социалистическом государ­стве. М., 1966, С. 33-34; Он же. Проблемы теории права. Свердловск, 1972. Т. 1. С. 153— 157.

по

зировал взаимосвязь между этими правовыми явлениями 4. Более широкий подход к понятию механизма правового регулирования можно встретить в работах В.П. Казимирчука. Раскрывая суть трансформации правовых норм в поведении людей, он детально анализирует социальный механизм действия права, включая в него такие элементы, как доведение правовых норм и пред­писаний до всеобщего сведения, постановку в законах и других правовых ак­тах социально полезной цели, поддержку правом социально полезных образ­цов поведения и социально-правовой контроль95.

Приведенные точки зрения в своей основе не противоречат друг другу, их главное различие связано с тактическим подходом рассматриваемой про­блемы. Если в концепциях С.С. Алексеева и В.А. Шабалина акцент делается на регулирующие элементы, то в модели В.П. Казимирчука на описание основных направлений функционирования механизма правового регулирова­ния. Вместе с тем все три концепции имеют общий базовый момент — они описывают механизм правового регулирования в единстве его элементов как неразрывный комплекс средств, правового воздействия.

Активность государственной власти всегда должна быть направлена на то, чтобы создаваемые ею правовые нормы служили основой правового ре­гулирования общественных отношений. История безапелляционно свиде­тельствует о том, что от органического единства государства и права зависят не только повседневные дела и вопросы стратегии, но и судьба государства. В настоящее время уже ни у кого не вызывает сомнений, что правовое регу­лирование остается главным способом управления общественным поведени­ем, одной из ведущих форм государственного руководства страной96, что оно является общесоциальным регулятором общественных отношений и процес-

94 См.: Шабалин В.А. Системный анализ механизма правового регулирования. // Сов. гос-во и право. 1969. № 10. С. 124-125; Он же. Методологические вопросы правове­ дения. Саратов, 1972. С. 137-148.

95 См.: Казгширчук В. П. Социальный механизм действия права. Сов. гос-во и пра­ во. 1970. № 10. С. 37-44; Он же. Право и социология. М., 1972. С. 69-94.

96 См.: Кудрявцев В.К Правовая наука и актуальные вопросы социалистической за­ конности // Коммунист. 1976. № 2. С. 79.

Ill

сов, необходимым инструментом социального управления97,что все институ­ты права, как и право в целом, представляют собой инструмент, обеспечи­вающий нормальное функционирование общества.

Более того, современное право достигло такого уровня, когда, опираясь на государство и достижения других наук, способно учитывать психологию личности и регулировать общественные отношения на уровне микрогрупп, воздействуя на мысли и чувства отдельного человека (индивида). Эта спо­собность права базируется прежде всего на общечеловеческих ценностях, которые направлены на регулирование правил человеческого общежития (общественных отношений). Именно такой подход позволяет нам сегодня го­ворить о праве как об инструменте, который способен предоставлять и за­щищать свободу, волю, справедливость, независимость, равенство, гуманизм и т. д. Каждый человек, если он социально не деформирован, всегда стремит­ся к разумным общечеловеческим ценностям.

Свое государство он рассмат­ривает как справедливый гарант его личной свободы. Таким образом, каж­дый гражданин, видя в праве отражение общечеловеческих идей, будет доб­ровольно, по своему внутреннему убеждению подчиняться его нормативным установкам, именно в этом для него заключается внутренняя обязательность права, которая и воздействует на его сознание и психику. Это качество права принято называть внутренней обязательностью. Внешняя обязательность права выражается в применении к человеку внешнего принуждения (физиче­ского или психического) и касается только поведения лица, а не его созна­ния.

Обладая внутренней и внешней обязательностью, право способно ак­тивно влиять на человека и тем самым закреплять необходимый порядок в обществе. Как справедливо отмечает Ю.И. Гревцов, право оказывает влияние на сознание и волю людей, действиями которых и создаются общественные

См.: Алексеев С.С. Право и управление в социалистическом обществе //Сов. гос-во и право. 1973. № б. С. 15.

112

отношения, поскольку поступки людей, их деятельность (взаимодействие) образуют содержание общественных отношений. И если правовые рекомен­дации и предписания находят у людей понимание и одобрение, если юриди­ческое правило не сдерживает, а открывает простор для прогрессивных форм взаимодействия людей в обществе, то такое правовое регулирование может активно способствовать появлению новых общественных отношений, в том числе за счет регулирования общественных связей. Поведение - вот цен­тральное звено в процессе генезиса правоотношения, которое в общей фор­муле правового регулирования оказывается часто скрытым. Юридическое отношение не возникает само по себе, не творит его и норма права. В каждом конкретном случае оно формируется деятельностью людей, на поведение ко­торых (через их сознание и волю) и воздействует норма права в направлении предусмотренного ею общественного отношения .

P.O. Халфина, исследуя важнейшие основополагающие характеристики права, пришла к выводу, что при всем его разнообразии оно должно обладать следующими основными признаками и принципами".

Во-первых, право необходимо рассматривать как систему правил пове­дения, что четко отграничивается от других явлений общественной жизни. Благодаря этому мы сможем сопоставить его с правовой нормой, которая не­посредственно регулирует общественные отношения. Такое сопоставление позволит нам определить эффективность права, то есть проанализировать ре­зультаты его воздействия на общественные отношения и выявить пределы его возможности.

В то же время определение права как системы норм и включение его в общую нормативную систему общества позволяет нам показать его роль в социальной сфере, раскрыть его взаимодействие с другими нормативными системами. Именно поэтому, прежде всего, необходимо указать на специфи-

См.: Гревцов Ю.И. Проблемы теории правового отношения Л., 1981. С. 51-52. См.: Халфина P.O. Право как средство социального управления. М., 1988. С. 17.

113

ческие признаки, выделяющие и отграничивающие его от других видов нор­мативных систем.

Во-вторых, право находится в неразрывной связи с государством, в ко­торой оно всегда выражает волю господствующего класса или волю всего народа, определяемую объективными условиями жизни общества. Эта характеристика раскрывает социальное содержание и сущность права.

Соблюдение норм права обеспечивается возможностью применения средств государственного принуждения, что выделяет право из всех осталь­ных нормативных систем. Исходя из этого определяются пределы действия права, поскольку именно возможность использования средств государ­ственного принуждения требует особой осторожности при применении его к людям и общественным образованиям.

В-третьих, характерным признаком права является его общеобязатель­ность и формальная определенность.

В теории права и отраслевых науках давно идет спор о том, означает ли установление правового запрета возложение на всех граждан юридической обязанности не совершать деяния того самого рода и вида, который описан существующей нормой. Оригинальная попытка связать действие запретов с возникновением конкретных прав и обязанностей была предпринята Н.Г. Александровым. В начале 60-х годов XX в. он разработал концепцию «эвен­туальных правоотношений», согласно которой обязанность воздержаться от совершения запрещенных действий (и соответствующее право компетентных органов пресекать такие действия) устанавливается лишь на случай возник­новения той ситуации, при которой может быть нарушен запрет100. В то вре­мя концепция не нашла широкой поддержки, а ее критики утверждали, что

См.: Александров Н.Г. Законность и правоотношения в советском обществе. М., 1955. С. 89-90.

114

уголовный закон и другие запретительные нормы прямо возлагают на граж­дан и должностных лиц соответствующие обязанности101.

Предположение о регулирующей роли запретов через обязанность и ее отождествление с ответственностью (так называемая позитивная ответствен­ность) привели некоторых авторов к выводу о том, что на всех граждан воз­ложена уголовная ответственность независимо от того, совершают они пра­вонарушения или нет102.

Между тем представители отраслевых наук, особенно уголовного права, высказывали свое несогласие о регулирующей (через обязанность) роли уго­ловно-правовых запретов. М.С. Строгович возражал против предположения, что из статей Особенной части Уголовного кодекса проистекают конкретные обязанности граждан: «Иначе получилось бы, что люди, строжайшим обра­зом соблюдающие законы, всю свою жизнь только и делают, что исполняют свои обязанности не совершать того, что запрещено уголовным законом, и что каждый их шаг есть выполнение ими обязанностей, возложенных на них

103

нормами уголовного права» .

Думается, что механизм действия запретов отличен от способов реали­зации большей части правовых норм именно по той причине, что запреты существовали до права (табу) и не составляют его специфику. По логической структуре запреты родственны нормам морали и исследуются с позиций аб­солютной деонтологии (логика, изучающая поведение отдельно взятого ли­ца). Запрет действует всегда, безотносительно к конкретной ситуации, по­этому правом определяются не условия его действия, а редкие изъятия из не­го (крайняя необходимость, необходимая оборона). Многовековая традиция настолько тесно ассоциировала закон и кару, что в обыденном правосознании

101 См.: Кечекъян С.Ф. Правоотношения в социалистическом обществе. М., 1958. С. 62,129.

102 См.: Назаров Б.Л. Социалистическое право в системе социальных связей. М, 1976. С. 260,271,272,283.

103 Строгович М. С. Вопросы теории правоотношения // Сов. гос-во и право. 1964. № 6. С. 56-57.

115

право также нередко связывают с запретами и наказаниями за их наруше­ние. К сожалению, сама специфика запретов, занимающая важное место в го­сударственной правовой системе, до сих пор должным образом не исследо­вана.

С характеристикой юридической нормы как продукта государственного волеизъявления логически связан тезис о ее деонтичности. Момент должен­ствования имеет, бесспорно, существенное значение для понимания юриди­ческих явлений, однако при характеристике правовой нормы происходит его некоторая абсолютизация. Категория должного вырабатывается в результа­те мыслительного освоения объективной действительности и отражает чело­веческие представления о порядке протекания тех или иных социальных процессов. Человеческие же представления о том, что должно быть, не всегда соответствуют тому, что бывает на самом деле, поэтому едва ли справедливо ограничивать норму тем, что признано должным. Логически развивая это по­ложение, формирование юридической нормы можно было бы поставить в аб­солютную зависимость от воли законодателя. Между тем даже в моменты апофеоза абсолютизма воля законодателя оказывается жестко ограниченной объективными обстоятельствами. «Как бы ни был абсолютен монарх, — писал в свое время П.И. Стучка, - и его воля ограничена... И он уже знает, что только законы человеческие, не противоречащие законам природы, могут оказывать существенное влияние на систему общественных отношений. От­сюда первые законодатели были весьма осторожны и объявляли законом лишь то, что уже вошло в обычай или было уже проведено»104.

Возникает закономерный вопрос: можно ли сводить юридическую нор­му исключительно к правилу должного поведения? Не будет ли более точ­ным рассматривать ее не только в качестве авторитетного предписания, но и в качестве действительного варианта поведения, оптимального с точки зре­ния законодателя. То, что в своей практической деятельности люди отдают

104 Стучка П.И. Избранные произведения по марксистско-ленинской теории права. Рига, 1964. С. 107.

117

виде требований нормативного акта, норма не перестает оставаться явлением объективной действительности. Появление того или иного законоположения свидетельствует о реальном существовании или о перспективах возникнове­ния в ближайшее время определенных обстоятельств, нуждающихся в нор­мативном регулировании. Следовательно, положение правовой нормы явля­ется отпечатком, слепком, копией того, что существует в реальной действи­тельности, а законотворчество, особенно в современный период, при наличии высокоразвитой юридической техники, многообразия законодательных форм — действенным способом целенаправленного преобразования условий чело­веческого сосуществования.

Таким образом, можно констатировать тот факт, что движимые опреде­ленными социальными интересами авторитетные социальные субъекты (го­сударство, правитель, руководство партии, организации, корпорации и т.д.), выполняя властно-управленческие функции, являются официальными выра­зителями этих интересов и стремятся к их удовлетворению. Осуществляя эту деятельность, они вынуждены добиться определенной ориентированности в массовом поведении людей, направить его по определенному руслу. Одними из способов достижения этого являются выработка целевых нормативов, то есть определенных правил поведения, и обеспечение их выполнения в той или иной форме. Социальные поведенческие нормативы создаются на основе существующих реальных общественных отношений, которые субъект нормо­творчества квалифицирует как общественно выгодные и не противоречащие достижению преследуемых им целей. В отдельных случаях он может опи­раться лишь на формирующиеся способы массового практического поведе­ния либо на известные обстоятельства, условия, дающие возможность пред­полагать появление определенных форм поведения, и целенаправленно им содействовать либо препятствовать. Именно эти варианты общественных от­ношений, апробированные в соответствующих привычках, обычаях, тради­циях и иных формах устоявшегося поведения, выступают в качестве матери­альной базы, на основе которой устанавливаются авторитетные нормы. Та-

117

виде требований нормативного акта, норма не перестает оставаться явлением объективной действительности. Появление того или иного законоположения свидетельствует о реальном существовании или о перспективах возникнове­ния в ближайшее время определенных обстоятельств, нуждающихся в нор­мативном регулировании. Следовательно, положение правовой нормы явля­ется отпечатком, слепком, копией того, что существует в реальной действи­тельности, а законотворчество, особенно в современный период, при наличии высокоразвитой юридической техники, многообразия законодательных форм — действенным способом целенаправленного преобразования условий чело­веческого сосуществования.

Таким образом, можно констатировать тот факт, что движимые опреде­ленными социальными интересами авторитетные социальные субъекты (го­сударство, правитель, руководство партии, организации, корпорации и т.д.), выполняя властно-управленческие функции, являются официальными выра­зителями этих интересов и стремятся к их удовлетворению. Осуществляя эту деятельность, они вынуждены добиться определенной ориентированности в массовом поведении людей, направить его по определенному руслу. Одними из способов достижения этого являются выработка целевых нормативов, то есть определенных правил поведения, и обеспечение их выполнения в той или иной форме. Социальные поведенческие нормативы создаются на основе существующих реальных общественных отношений, которые субъект нормо­творчества квалифицирует как общественно выгодные и не противоречащие достижению преследуемых им целей. В отдельных случаях он может опи­раться лишь на формирующиеся способы массового практического поведе­ния либо на известные обстоятельства, условия, дающие возможность пред­полагать появление определенных форм поведения, и целенаправленно им содействовать либо препятствовать. Именно эти варианты общественных от­ношений, апробированные в соответствующих привычках, обычаях, тради­циях и иных формах устоявшегося поведения, выступают в качестве матери­альной базы, на основе которой устанавливаются авторитетные нормы. Та-

118

ков, как нам представляется, механизм образования и выражения социальных норм, в том числе юридических.

В настоящее время право представляет собой сложную юридическую систему государственного управления. Его нормы регулируют практически все стороны общественных отношений, государственного управления, пове­дение физических и юридических лиц, международного сотрудничества и т. д. Право вездесуще, оно сопровождает человека на протяжении всей его жизни — с момента рождения (в отдельных случаях и с момента зачатия) и до самой смерти; не проходит дня и даже часа, чтобы человек не вступал во взаимодействие с правом. Государство, устанавливая общие, типовые прави­ла (нормы) поведения для всех людей и во всех сферах общественной жизни, наделено специфической силой власти, которая и обеспечивает их соблюде­ние.

Огромная заслуга, а также незаменимость права заключается в том, что именно оно способствует выполнению стоящих перед обществом задач на каждом этапе его развития и решает их специфическими, только ему прису­щими средствами правового воздействия. В обществе, в котором доминирует право, основные общественные отношения должны существовать лишь в правовой форме, однако это не означает, что все остальные реальные обще­ственные отношения, которые не облечены в правовую форму, не могут су­ществовать. Жизненная реальность такова, что, несмотря на свое существо­вание, они не способны (могут) порождать те правовые последствия и соот­ветственно оправдывать те ожидания, которые могли бы осуществить при облечении их в надлежащую правовую форму. Раскрытие связи правовой формы и содержания регулируемых отношений дает возможность более глу­боко понять место права в жизни общества, возможности его воздействия на развитие общественных процессов, а также, что не менее важно, устанав­ливать научно обоснованные пределы правового регулирования106.

См.:ХалфинаP.O. Указ. соч. М. 1988. С. 18.

119

По нашему мнению, право является сложным многосторонним явлени­ем, которому всегда должна быть присуща безукоризненная внутренняя дисциплина, а составляющие его нормы ни в коем случае не должны идти вразрез и противоречить друг другу. Несоблюдение этих устоявшихся в мировой юриспруденции принципов может повлечь за собой неэффектив­ность правовых предписаний. Истории известны многие примеры, когда бла­годаря несовершенству правовых норм, многие государства переживали «ве­ликие депрессии», и, наоборот, благодаря удачным правовым проектам мно­гие страны становились процветающими. В связи с этим, творя право, госу­дарство в лице своих законотворческих органов должно в первую очередь определить конечную цель принимаемого нормативного акта, заранее про­считать полезность его действия, экономическую и политическую эффек­тивность. П.М. Рабинович писал, что под эффективностью правовых норм следует понимать все общественные последствия их действия. Такая трак­товка эффективности способна, как утверждал автор, охарактеризовать со­вокупность всех реальных изменений, последствий, которые возникают в объективной действительности в результате осуществления закона, в том

числе тех, которые не охватывались идеальным предвидением, не отража­ют лись в цели .

Правовые нормы, верно отражавшие общественные отношения, могут устареть, утратить эффективность и даже начать приносить прямой вред. Характер взаимосвязи правовой нормы с различными сторонами обществен­ной жизни и определяет те условия, которые в конечном счете обеспечивают эффективность ее действия108. Ни для кого не секрет, что мало иметь хоро­ший, совершенный закон, гораздо сложнее обеспечить его соблюдение.

Стадия выработки и принятия нормативного правового решения имеет свою существенную специфику и именуется правотворчеством, которое

107 См.: Рабинович П.М. Проблемы теории законности развитого социализма. Львов, 1979. С. 83.

108 См.: Эффективность правовых норм / В.И. Никитинский, И.С. Самощенко, В.В Глазирин. М., 1980. С. 76.

121

вых членов гражданского общества правом не предопределена и не обуслов­лена, большинство граждан имеют правоспособность, наделяющую их широ­кой возможностью совершать любые сделки, за исключением запрещенных. По своему усмотрению и желанию они могут реализовывать или не реализо-вывать гарантированные правом определенные блага. Издавна считается правильным положение, согласно которому «гражданам разрешено все, что не запрещено правом», однако должностным лицам разрешено только то, что предписано приказом, инструкцией или вытекает из компетенции.

В связи с этим трудно не согласиться с Н.Г. Александровым, который считал, что право адресовано именно свободной воле участников обществен­ных отношений и имеет смысл лишь там, где у адресата нормы существует

1 19

выбор вариантов поведения . Механизм перехода потребностей и интересов в право заключается в том, что каждого отдельного человека для того, чтобы он стал действовать, все побудительные силы, вызывающие его действия, неизбежно должны пройти через его голову, превратиться в побуждения его воли, точно так же и все потребности гражданского общества независимо от того, какой класс в данное время господствует, неизбежно проходят через волю государства, чтобы в форме законов получить всеобщее значение пз.

Аналогичную позицию занимает В.К. Бабаев, который считает, что воля пронизывает всю деятельность человека, его поведение во всех областях жизни, в том числе в правовой сфере. Воля — сознательно обусловленное психофизиологическое состояние человека, выраженное в целенаправленном поведении. Как функция мозга воля отражает окружающий мир, социальные и иные потребности и интересы человека. Именно они определяют (детерми­нируют) направленность воли, ее содержание114.

Таким образом, становится очевидным обстоятельство, что правовые предписания адресованы не столько интеллекту, сколько воле, ибо для реа-

См.: Александров Н.Г. Сущность права. М., 1950. С. 35-36.

См.: Комаров С.А. Общая теория государства и права: Учебник. М., 1997. С. 45.

См.: Теория государства и права: Учебник. / Под ред. В.К. Бабаева. М., 2004. С. 203.

121

вых членов гражданского общества правом не предопределена и не обуслов­лена, большинство граждан имеют правоспособность, наделяющую их широ­кой возможностью совершать любые сделки, за исключением запрещенных. По своему усмотрению и желанию они могут реализовывать или не реализо-вывать гарантированные правом определенные блага. Издавна считается правильным положение, согласно которому «гражданам разрешено все, что не запрещено правом», однако должностным лицам разрешено только то, что предписано приказом, инструкцией или вытекает из компетенции.

В связи с этим трудно не согласиться с Н.Г. Александровым, который считал, что право адресовано именно свободной воле участников обществен­ных отношений и имеет смысл лишь там, где у адресата нормы существует

1 19

выбор вариантов поведения . Механизм перехода потребностей и интересов в право заключается в том, что каждого отдельного человека для того, чтобы он стал действовать, все побудительные силы, вызывающие его действия, неизбежно должны пройти через его голову, превратиться в побуждения его воли, точно так же и все потребности гражданского общества независимо от того, какой класс в данное время господствует, неизбежно проходят через волю государства, чтобы в форме законов получить всеобщее значение пз.

Аналогичную позицию занимает В.К. Бабаев, который считает, что воля пронизывает всю деятельность человека, его поведение во всех областях жизни, в том числе в правовой сфере. Воля — сознательно обусловленное психофизиологическое состояние человека, выраженное в целенаправленном поведении. Как функция мозга воля отражает окружающий мир, социальные и иные потребности и интересы человека. Именно они определяют (детерми­нируют) направленность воли, ее содержание114.

Таким образом, становится очевидным обстоятельство, что правовые предписания адресованы не столько интеллекту, сколько воле, ибо для реа-

См.: Александров Н.Г. Сущность права. М., 1950. С. 35-36.

См.: Комаров С.А. Общая теория государства и права: Учебник. М., 1997. С. 45.

См.: Теория государства и права: Учебник. / Под ред. В.К. Бабаева. М., 2004. С. 203.

122

лизации права недостаточно знать, как надо поступать в той или иной юри­дической ситуации. В реальной жизни многие правонарушители знают, как надо вести себя, но делают иначе. Право не только средство информации, но и способ регулирования поведения, по своей природе и предназначению оно призвано воздействовать на волевое поведение участников общественных отношений при помощи соответствующих стимулов и запретов. Именно по­этому законодатель должен стремиться к тому, чтобы право было обращено в будущее, а не отражало описание настоящего.

Думается, что широко распространенное в отечественной юридической науке мнение о том, что наше право выражает волю всего народа, было явно политизированным и преждевременным, так как выражать волю всего народа право может лишь в подлинно демократическом обществе, в котором бес­прекословно соблюдаются все установленные юридические процедуры его функционирования, где чтятся и уважаются идеи равенства, справедливости и свободы. К тому же эти идеи должны поддерживаться и исповедоваться доминирующим большинством народа. Подобный подход позволяет нам сделать вывод, что только та часть юридических норм (права), которая нашла всенародное одобрение и поддержку, выражает волю всего народа. История доказала, что существовавшая на протяжении многих лет догма была явно надуманной и носила нигилистический характер. Более того, право советско­го периода явно соответствовало иному, критикуемому принципу, гласяще­му, что «право есть возведенная в закон воля господствующего класса». Коммунистическая «верхушка», провозгласив идею отмирания государства и права, прикрываясь интересами трудового народа, сумела создать хорошо за­конспирированное, глубоко идеологизированное законодательство, которое по своей форме было правильным, а по сути - являлось антинародным. Со­держащиеся в нем постулаты защищали правящую элиту, то есть выражали лишь волю господствующего класса.

Итак, идеи равенства, справедливости и свободы, выражающие суть естественного права, существуют в самых разнообразных формах — право-

123

сознании, правоотношениях, правовых понятиях и других правовых явлени­ях. Характерным является тот факт, что законодательством становится не все право, а только та его часть, которая облекается в законодательную фор­му, то есть обретает статус положительного (позитивного) права. Все осталь­ное право продолжает существовать в виде названных принципов. В то же время специфической чертой законодательства является то, что оно может либо правильно отражать право, либо искажать его главную идею свободы и справедливости. И тогда, по мнению С.С. Алексеева, будет мала степень «права в праве»115, а точнее, будет мала степень права в законодательстве.

В советской юридической науке проблема соотношения права и закона обсуждалась довольно широко и бурно, поэтому останавливаться более под­робно на ней нет никакого смысла. Мы полагаем, что законодательство — значительная часть юридической формы выражения права. Именно поэтому право никогда не может совпадать с законодательством, так как последнее возникает вместе с государством, на протяжении всего его существования сопутствуя ему, а право - задолго до законодательства, существуя в сознании человека, в его обычаях, традициях и иных религиозных и нравственных ус­тановках.

Для обеспечения жизнедеятельности принимаемого правового реше­ния право всегда должно соответствовать требованиям времени и законно­сти. Установленное государством право, которое закрепляет общие правила и принципы деятельности людей и организаций, должно находиться под его постоянной защитой и обеспечиваться принудительной силой. Государство по отношению к праву определяет необходимость правового регулирования тех или иных отношений, устанавливает политические, правовые и организа­ционные формы правотворчества, выявляет волевое содержание права, обес­печивает его соблюдение и исполнение всеми социальными субъектами П6.

См.: Алексеев С.С. Новые подходы - требование перестройки. // Сов. гос-во и право. 1991. №2. С. 7.

116 См.: Комаров С.А. Общая теория государства и права: Учебник. С. 45.

124

Следовательно, государство, создав свое право, не вправе его нарушать, поэтому отличительными, характерными свойствами права должны быть та­кие атрибуты, как нормативность, всеобщность и общеобязательность. Бла­годаря юридическим нормам, правовое регулирование, обладая особой нор­мативностью, заключает в себе идею равного мерила по отношению к каж­дому человеку, которого данный институт признает субъектом права.

По нашему мнению, право есть средство достижения общественного компромисса, состоящего из договоренности, согласия, взаимных уступок, разумной необходимости и других консолидирующих институтов, которые в целом приводят в действие механизмы социального управления.

Подготовка к введению в действие нормативных правовых актов требу­ет его легального толкования и обязательного доведения всех требований до адресатов. В связи с этим государство организует на страницах периодиче­ской печати, специальных ведомостях, бюллетенях, журналах, с помощью лекций, радио, телевидения, компьютерных программ и сайтов пропаганду соответствующего акта. Для достижения наибольшей эффективности права необходимо четко донести до сведения граждан основные благие цели и за­дачи принимаемого или уже принятого юридического документа.

Исторически доказано, что в настоящем демократическом, правовом го­сударстве общественные отношения всегда должны выступать инициатором возникновения правовых отношений, а право, в свою очередь, обязано об­служивать эти инициативы, применяя как поощрительные, так и каратель­ные функции. Если случится наоборот, то есть право будет порождать пра­вовые отношения, то ни о каком демократическом правовом государстве не может идти и речи, так как всегда будут присутствовать принципы дикта­торского строя («был бы человек, а статью мы найдем»).

В процессе правотворческой деятельности государства существенную роль играет его участие в международном общении. Значение этого фактора особенно возросло на современном этапе развития общества. В резуль­тате научно-технической революции все более необходимым и неизбежным

125

становится решение самых различных вопросов, связанных с международ­ным общением. В настоящее время трудно указать сферу, в которой не было бы необходимости активного участия государства в международном обще­нии. Все это обусловливает его активность в различных международных со­глашениях и договорах, а это, в свою очередь, требует соответствующего правового регулирования внутренних правоотношений. Именно поэтому су­щественное значение имеет имплементация международных соглашений в национальное внутригосударственное право.

Итак, в правотворческой деятельности государства, как нигде, видна его неразрывная связь с правом. Но для того, чтобы созданные или санкциониро­ванные государством нормы реализовались в жизни общества, существенное значение имеет его правоприменительная деятельность, в процессе которой общая, абстрактная норма закона или подзаконного акта «обрастает» деталя­ми и подробностями, связанными с тем, что она применяется к конкретному, единичному117.

Рассмотрим этап реализации нормативного правового решения. В связи с этим С.С. Алексеев не без основания считает, что данный вид деятельно­сти может существовать в различных формах, таких как: 1) исполнение, ко­гда субъекты активно осуществляют субъективные права; 2) использование, выражающееся в осуществлении возможностей, вытекающих из дозволений; 3) соблюдение, когда субъекты общественных отношений сообразуют свое поведение с юридическими запретами, то есть добросовестно исполняют возложенные на них обязанности. Следовательно, реализация права выража­ется в поведении участников общественных отношений и осуществляется то­гда, когда органы, наделенные властными полномочиями, направляют свою деятельность на то, чтобы обеспечить претворение норм права в жизнь118.

См.:ХалфинаP.O. Указ. соч. С. 67.

См.: Алексеев С.С. Общая теория права. Т. 1. М., 1981. С. 303. Он оюе. Механизм правового регулирования в социалистическом государстве. С. 94- 95.

126

Таким образом, правоприменительная деятельность государства — явле­ние куда более сложное, которое не может быть сведено только к изданию актов применения права. Принятая в установленном порядке правовая норма призвана, прежде всего, обеспечить определенное желаемое поведение лю­дей. Совершенство закона и практики тесно связаны между собой. На осно­вании того, как правоприменительная система государства, использует за­кон в качестве модели своей деятельности, добивается его выполнения, можно судить о достижении целей, поставленных законом. Реальность на­глядно доказала, что право обязано всегда контролировать все составляю­щие его нормативные системы, иначе может наступить его крах, а вместе с ним произойдет крах того государства, которое оно призвано обслуживать.

Торопливые попытки создать идеальную правовую базу для новой су­веренной демократической России привели к тому, что имеющиеся норма­тивные акты, исходящие от высшей государственной власти и органов мест­ного самоуправления, постоянно вступают в противоречие друг с другом. Наличие таких противоречий приводит к развитию правового нигилизма и параличу власти в сфере государственного управления общественными от­ношениями. В стране происходит постепенное обесценивание и разрушение правовой системы государства. Вновь создаваемая нормативная база не слу­жит благим целям и не работает на перспективу государственного строитель­ства, она создается под конкретную группу людей для решения сиюминут­ных задач.

Будет не совсем правильно, если мы не исследуем еще одно существен­ное свойство права, а именно его функции. Как мы уже отмечали, право — это система общеобязательных правил поведения, которая упорядочивает обще­ственные отношения, предписывая их участникам должное поведение, во­площая интересы и волю государства (господствующего класса). В связи с этим трудно не согласиться с С.А. Комаровым, который справедливо счита­ет, что только через функции права мы можем увидеть основные направле-

127

ния его воздействия на общественные отношения119. Через них выражаются наиболее существенные, главные черты права, направленные на осуществле­ние конкретных задач, стоящих перед правом на определенном этапе его раз­вития.

Итак, право закрепляет сложившиеся в обществе господствующие от­ношения, содействует возникновению и формированию новых, объективные предпосылки для которых уже созрели, развивает сложившиеся отношения, преодолевает отношения, противоречащие господствующим интересам, ох­раняет господствующие отношения. Таким образом, право играет двоякую роль: закрепляет сложившиеся отношения или вызывает к жизни новые, к которым законодатель сознательно стремится.

Если экономические условия созрели для нового способа производства, то в такие переломные периоды государство и право имеют особенно важное значение. Поскольку право неотделимо от государства, то, очевидно, и его функции неразрывно связаны с функциями государства. Право не может су­ществовать, воздействуя на общественные отношения, в противоречии с функциями государства. В связи с этим функции права могут быть определе­ны как главные направления нормативно-правового воздействия государства на общественные отношения, соответствующие социально-политическому, экономическому и идеологическому содержанию регулирования.

Анализ функций права как единой, целостной системы позволит нам не только сгруппировать, упорядочить полученные знания и проанализировать их работоспособность в отдельности, но и глубже понять внутреннее содер­жание каждой функции. Наиболее полно эта позиция изложена в трудах Т.Н. Радько, который считает, что поскольку социальные нормы также воз­действуют на указанные сферы общественных отношений, то функции права совпадают с функциями других социальных норм по своим целям. Следова-

119 См.: Комаров С.А. Общая теория государства и права: Курс лекций. Саранск, 1994. С. 43.

128

тельно, экономическая, политическая, идеологическая функции права могут рассматриваться как общесоциальные в отличие от специально-юридических, что свидетельствует не о разных функциях права, а об их разных свойст-вах " . На основании этого он делает вывод, что система функций права не­посредственно связана с самой системой права и выделяет 5 групп функций права:

- общеправовые, присущие всем отраслям права;

- отраслевые, свойственные одной какой-то отрасли права;

- межотраслевые, присущие двум и более отраслям права;

- правовых институтов;

- нормы права или отдельные нормы.

Функции права всегда выражают его сущность, являются путями реше­ния правового регулирования. В юридической литературе можно встретить множество подходов к их классификации, где авторы по-разному выражают свое видение данной проблемы, что не только обогащает исследуемую тему, но и помогает увидеть многие вопросы, существующие в отраслевых науках и не лежащие на поверхности теории государства и права. В то же время мы считаем, что устоявшаяся классификация функций права на данный пе­риод может претендовать на роль аксиомы. Все остальные только дополня­ют и развивают ее составляющие части. Исходя из этого более предпочти-тельной представляется классификация, предложенная В.К. Бабаевым :

1. Основные юридические функции права:

- регулятивная - выражается в установлении позитивных правил пове­ дения, предоставлении субъективных прав и возложении юридических обя­ занностей на субъектов права;

- охранительная - направлена на охрану общезначимых, наиболее важ­ ных экономических, политических, национальных, личных отношений, вы-

См.: Радъко Т.Н. Основные функции социалистического права. Волгоград, 1970. С. 38^2.

121 См.: Теория государства и права. С. 256-261.

129

теснение явлений, чуждых данному обществу.

2. Неосновные юридические функции права:

- Компенсационная - предусматривает механизм восстановления соци­ альной справедливости причиненного незаконными действиями государст­ венных органов, должностных лиц, других граждан. Данная функция прису­ ща гражданскому, трудовому, отчасти уголовному праву;

- ограничительная — направлена на ограничение некоторых действий лиц, ущемляющих права других граждан. Конституция РФ гарантирует рав­ные права и свободы человека и гражданина. Эти права могут быть ограни­чены законом в интересах защиты основ конституционного строя, безопасно­сти государства, нравственности, здоровья, прав и законных интересов дру­гих лиц и т. д.;

- восстановительная — направлена на восстановление нарушенного пра­ва, прежнего правового положения, возврат незаконно отобранного имуще­ства, восстановление на работе и т. д. Как правило, она тесно связана с ком­пенсационной, поскольку восстановление нарушенного права влечет за собой и компенсацию потерь. Реализация восстановительной функции осуществля­ется в форме отмены принятого правового акта или совершенного юридиче­ски значимого действия.

3. Основные социальные функции права:

- экономическая - регулирует правомерные действия участников эко­ номических отношений, гарантирует защиту собственности и свободу пред­ принимательства, обеспечивает товарно-денежные отношения;

- политическая - обеспечивает отношения власти со всеми социальными группами государства;

- воспитательная — представляет собой способность права выражать оп­ределенную идеологию государства и оказывать влияние на правосознание, мысли и чувства людей. Она направлена на формирование правомерного по­ведения и выполняет превентивное (предупредительное) воздействие. Эта

130

функции осуществляются главным образом методами убеждения и при­нуждения.

В регулятивной функции С.С. Алексеев выделяет две подфункции — ста­тическую и динамическую122, где регулятивная статическая функция выра­жается в воздействии права на общественные отношения посредством закре­пления их в тех или иных правовых институтах. На современном этапе раз­вития нашего государства решающее значение в проведении статической функции принадлежит институтам права собственности, юридическая суть которых в том и состоит, чтобы закрепить экономические основы. Кроме то­го, эту функцию отчетливо можно увидеть в ряде других институтов, в том числе в правосубъектности граждан или отдельных организаций, определе­нии компетенции государственных органов, правового статуса юридических лиц, формы правления, государственного устройства и т. д. Регулятивная ди­намическая функция выражается в воздействии на общественные отношения путем оформления их движения (динамики), развития. Иными словами, это нормы права, направленные на обслуживание посредством права тех или иных социальных процессов. Характеристика этой функции права предпола­гает выяснение важнейших путей ее осуществления, поскольку любой из них играет существенную роль во всем регулятивном процессе, осуществляемом правовой системой.

В юридической литературе встречаются и иные подходы к классифи­кации функций права. Так, С.А. Комаров предлагает классифицировать их в зависимости от того, насколько право закрепляет («консервирует») то, что уже сложилось в обществе и государстве, на -сколько оно обеспечивает про­грессивное развитие общественных отношений в будущем, и выделяет функ­ции статические и динамические123.

Все функции права реализуются единственно возможным способом: путем установления меры дозволенного и обязательного поведения, то есть

См.: Алексеев С.С. Общая теория права. Т.1. М., 1981. С 192.

См.: Комаров С. А. Общая теория государства и права: Курс лекций. С. 44.

131

посредством определения конкретных прав и обязанностей членов общества (социальных субъектов). Кроме того, через понимание функции права рас­крывается непосредственная связь между сущностью права и реальными общественными отношениями, на которые оно воздействует, ведь их реали­зация есть переход от «должного» в общественных отношениях к действи­тельному.

При рассмотрении функций права следует остановиться на его системе, которая выражается в разделении единого права на отдельные взаимосвязан­ные части. В настоящее время система права включает в себя всю норматив­но-правовую базу государства, отрасли и подотрасли права, иные правовые институты, выполняющие роль регулятора общественных отношений. Раз­деление права на отдельные части объясняется определенными различиями, которые и обусловливают группировку норм права по отраслям. В свою оче­редь, каждой отрасли определена самостоятельная часть системы, регули­рующая специфические, однородные общественные отношения. Следова­тельно, каждая отрасль права должна иметь свое индивидуальное понятие права, которое и будет отражать ее единые и отличительные признаки.

В советской юридической науке на протяжении длительного периода существовала нерушимая догма (незыблемое мнение) в подходе определе­ния права, основывавшаяся на словах К. Маркса и Ф. Энгельса, обращенных к буржуазии в «Манифесте Коммунистической партии». «Ваше право есть лишь возведенная в закон воля вашего класса, воля, содержание которой оп­ределяется материальными условиями жизни нашего класса»124. Исходя из этой фразы, идеологами и правоведами Советского Союза впоследствии бы­ли разработаны различные вариации определения права. Однако все они по своей сути не отступали от главной идеологической линии и гласили, что право — это совокупность правил поведения (норм), установленных или санкционированных государством, выражающих волю господствующего

Маркс К, Энгельс Ф. Соч. Т. 3. С. 322.

132

класса, применение которых обеспечивается принудительной силой го­сударства в целях охраны, закрепления и развития общественных отношений и порядков, выгодных и угодных господствующему классу125.

Несмотря на то что в последние годы такого рода положения уточняют­ся идеями, например, о противоречивости классовой сущности, наличии в ней разных уровней, значении права как общесоциального регулятора, тезис о классовой природе права остается незыблемым постулатом российской правовой науки. Мы разделяем точку зрения С.С. Алексеева о том, что право может иметь классовые черты, и даже в определенных общественных систе­мах в явлении, именуемом правом, такие черты могут приобрести домини­рующее значение, что отражено в ряде высказываний Маркса, Энгельса, Ле­нина. Более того, осмыслить право вообще, его свойства, отвлекаясь от клас­сового фактора, в принципе невозможно. Дело в том, что по своей изначаль­ной, исконной природе оно, надо полагать, не может быть охарактеризовано как классовое явление. И еще более существенно то, что сам классовый фак­тор следует рассматривать не сам по себе, а как один из элементов широкой социальной палитры, то есть в контексте целостности тесно и многообразно взаимодействующих социальных феноменов " .

Впоследствии некоторые авторы перестали ограничивать себя воспроиз­ведением знаменитой цитаты, появилось множество иных дефиниций права, например: «право - особая форма политики», «право - это система общест­венных отношений», «право как институт справедливого руководства обще­ством, посредством которого социалистическое государство закрепляет и на-

См.: Основные задачи советского социалистического права. М., 1938. С. 183; Го-лунский С.А., Строгович М.С. Теория государства и права. М., 1940. С. 156; Теория госу­дарства и права. М., 1949. С. 113; Карееа М.П., Кечекъян С.Ф., Федосеев А.С, Федъкин Г.И. Теория государства и права. М., 1955. С. 70; Марксистско-ленинская общая теория государства и права. Основные институты и понятия. М., 1970. С. 375.

126 См.: Алексеев С.С. Право: время новых подходов // Сов. гос-во и право. 1991. № 2. С. 5.

133 правляет соответствующую общим интересам советского народа систему

197

общественных отношений» и т. д.

Ошибочность данных подходов заключалась в том, что в их основу бы­ли положены прежде всего политические мотивы, а не требования юрис­пруденции. Все они не давали ответа на главные вопросы, что такое право, в чем его сущность, каковы характерные особенности, зачем оно нужно обще­ству и т. д. Кроме того, право как возведенная в закон воля господствующего класса не может выражаться в чем-то не «возведенном в закон» . В совре­менных условиях только в форме законов или иных нормативных актов эта воля представляет собой право. Оно является общественным отношением ме­жду законодателем, с одной стороны, и субъектами права — с другой. Это от­ношение и по форме, и по содержанию есть отношение надстроечное, не су­ществующее вне законодательства. Что касается правовых отношений между гражданами, организациями и другими субъектами, то они не только коре­нятся в материальных условиях жизни общества, но и непосредственно по­рождаются во многих случаях конкретными материальными потребностями. Все материальные и множество идеологических отношений между людьми в состоянии существовать и без правового регулирования. Правовую форму эти отношения приобретают вследствие правового регулирования их госу­дарством. В большинство отношений люди вступают по своей воле, и ста­вить эту волю в один ряд с регулирующей волей законодателя нельзя.

Из того, что право реализуется в правовых отношениях, вовсе не следу­ет, что каждое из них не существует отдельно в качестве объективной реаль­ности и не может послужить предметом научной абстракции. Когда говорят о правах индивида, рабочего, крестьянина, государственного чиновника, пре­зидента, то речь идет о субъективных правах. Естественно, что каждый субъ­ект понимает свои права по-своему, поэтому и склонен толковать их как в

Автор также солидарен с мнением В.А. Тархова, высказанным по этому вопросу в Общей части курса Гражданского права (Уфа, 1998. С. 12-14).

128 Тархов В.А. Гражданское право. Общая часть. Уфа, 1998. С. 16.

134

свою пользу, так и в пользу иных предпочитаемых им лиц. Истинное содер­жание субъективных прав и применение равного масштаба даются объектив­ным правом. Субъективные права закрепляются в норме и воплощаются в правовых отношениях субъектов. Отсутствие конкретной нормы, в которой было бы выражено определенно субъективное право, может создать иллю­зию, будто оно существует только в правовых отношениях. Однако это да­леко не так, любое правоотношение зависит от законодательства, регули­рующего его. Если такое законодательство отсутствует, то и соответственно отношения не будут являться правовыми.

Происходящие в стране перемены, активные интеграционные процессы, ведущие Россию в лоно мировой цивилизации, в правовой сфере требуют исследования основных теоретических подходов и ключевых принципов наиболее развитых государств мира. Так, наше внимание привлекла позиция известного американского правоведа Л. Фуллера, который определяет право как «институт принуждения поведения человека власти правил, существую-щих в обществе» . Учитывая тот факт, что данное определение в последнее время становится популярным и в нашей стране, мы хотим, поддерживая дискуссию по этому вопросу, высказать свою точку зрения.

Если рассмотреть это определение в более широком смысле, то можно прийти к выводу, что государство не имеет монополии на право. Любая ор­ганизационная структура любого масштаба имеет свои правила, то есть свое мононормное право, которое и пытается проводить в жизнь. Чем круп­нее организация, тем, вероятно, большее количество правил она имеет. Более того, Л. Фуллер считает, что термин «право» может быть применен к разно­го рода процессам даже в достаточной мере неформальным, очень далеким от официальной правовой системы, и полагает, что именно это делает их по­хожими, так как и официальное право, и формальное «подчиняют поведение правилам».

129 Цит. по: Фридмэн Л. Введение в американское право: Пер. с англ. / Под ред. М. Калантаровой. М., 1993. С. 22-24.

135

Действительно, на первый взгляд может показаться, что при таком под­ходе с помощью системы правовых норм, установленных государством, реа­лизуется только ряд общественных отношений, которые нужны государству, а другая их часть остается без юридического внимания, неурегулированной. Но в этом и состоит весь абсурд такого подхода к этой проблеме, так как го­сударство не в силах урегулировать все отношения и все правила, сущест­вующие в обществе. Государство всегда выделяет только те нужные ему «правила», которые уже на данный период действительно нуждаются в пра­вовом регулировании, затем, соблюдая определенные юридические каноны, возводит их в ранг права.

В связи с этим механизм государственного регулирования занимает гла­венствующее место в подчинении поведения своих граждан установленным правовым нормам. Бесспорно, не только государство диктует правила пове­дения своим гражданам в тех или иных местах и жизненных ситуациях. Су­ществует множество «неписаных» правил, которые не нашли легального го­сударственного закрепления, однако чтятся и соблюдаются многими гражда­нами. Это касается обычаев, традиций, религиозных культов и т. д. Необхо­димо отметить, что эти правила настолько сильны в своем исполнении, что часто и не нуждаются в государственном закреплении. Кроме того, многие организации, партии, секты имеют свое «право» в виде уставов, кодексов, положений, которые не всегда согласуются с официальной государственной правовой политикой. В них закрепляются правила поведения членов этих ор­ганизаций, экономические, политические, религиозные, принудительно-физические и иные факторы. Однако такие правила ни в коем случае не должны рассматриваться как легальное право, так как они не обладают необ­ходимой юридической силой, а государство в них не нуждается.

В связи с этим отбирать у государства монополию на право не со­всем правильно, потому что если оно не будет заниматься юридическим правотворчеством и создавать официальное легальное право, тогда можно будет поставить вопрос: а полноценно ли это государство?

136

Реальность настоящего времени такова, что современные государства уже не могут существовать вне права. Создавая свои правовые системы, они вынуждены считаться как со своими внутренними, так и с внешними (меж­дународными) правилами и стандартами. Развитие интеграционных процес­сов в различных сферах международного сотрудничества, а также объедине­ние совместных интересов в целях укрепления международного правопоряд­ка, оказание содействия заинтересованным государствам в борьбе с преступ­ностью, выработка и внедрение адекватно обоснованных государственно-правовых реформ постоянно требуют от ученых-правоведов теоретических оценок и практических рекомендаций совершенствования этого процесса. Современное право должно соответствовать реалиям данного периода и правдиво отображать складывающиеся правовые отношения в обществе. Го­сударство, в свою очередь, должно творить такое право, которое соответст­вовало бы как его внутренним потребностям, так и требованиям мирового сообщества. Оно должно чувствовать любые «прорехи» в праве и срочно принимать меры к их устранению, защищать и развивать его регулятивный потенциал. Современное государство должно посредством организации ис­полнительной власти, судебной, надзорной и контрольной деятельности обеспечивать реализацию правовых норм, обязывать всех следовать право­вым предписаниям, не допускать существования правовых коллизий, оказы­вать праву идеологическую и политическую поддержку, воспитывать у граж­дан уважение к принятому закону.

На основании изложенных мнений о роли и значении права следует, что оно представляет собой сложное многогранное социальное явление, которое можно рассматривать бесконечно в самых различных плоскостях и аспектах. В настоящее время уже ни у кого не вызывает сомнений, что правовое регу­лирование остается главным способом управления государством и общест­вом, что именно право является тем общесоциальным регулятором, без кото­рого общественные отношения и все остальные процессы государственного

137

устройства потеряют самый необходимый инструмент социального управле­ния.

История становления и развития земной цивилизации свидетельствует о том, что право как устойчивая стабильная нормативная система государст­венного регулирования общественных отношений имеет свое специфическое содержание, которое только в единстве с объективными свойствами права помогает нам глубже понять его социальное предназначение и ценность. Мы считаем, что общее определение права должно быть конкретизировано при­менительно к каждому государству. В свою очередь, каждое определение не должно быть «застывшим, неизменным»1 , так как оно находится в по­стоянном развитии и вместе с ним процесс его познания. В настоящее время в общей теории права сложилось устойчивое мнение, которое определяет право как систему общеобязательных социальных норм, охраняемых силой государства . По мнению С.С. Алексеева, это «является итогом длитель­ной творческой работы советских ученых, их крайних позиций при освеще­нии понятия права»132. Мы полностью разделяем данную позицию, и именно по этой причине не стали рассматривать массу иных дефиниций, которые в большинстве случаев и по сути, и по смыслу дублируют друг друга, а на по­верхности остается только игра слов.

Мы осознаем то обстоятельство, что движущей силой развития общест­ва, государства, права и других социальных процессов, являются противоре­чия и споры, в которых рождается истина. Следовательно, современная зада­ча российской теории состоит в том, чтобы исследовать то или иное поня­тие права в динамике, находить существующие противоречия, вести интел­лектуальные споры в поисках наилучшего, приближаться к истине.

По нашему глубокому убеждению, понятие права является одним из са­мых сложных, динамичных, многогранных и многоаспектных, точное опре-

0 ЯвичЛ. С. Сущность права. Л., 1985. С. 98.

1 См.: Юридический энциклопедический словарь. 2-е изд., доп. М., 1987. С. 348.

2 См.: Алексеев С.С. Общая теория права: В 2 т. М., 1981. Т. 1. С. 102.

138

деление которому вряд ли можно найти стараниями ученых-юристов и фи­лософов права. Динамика права, его постоянное движение вперед делают эту задачу трудновыполнимой. В связи с этим у каждой эпохи, у каждой обще­ственно-политической формации, у каждого типа государства, у каждого по­литического режима должно быть свое понятие права, которое преломляется к тем общественным отношениям и социальным явлениям, которые оно ре­гулирует. Жизнь общества — это постоянная динамика, а значит, право тоже динамично.

Таким образом, право представляет собой особую систему общеобяза­тельных легально установленных охраняемых государством юридических норм, регулирующих значительную часть общественных отношений.

<< | >>
Источник: ПОЛИЩУК НИКОЛАЙ ИВАНОВИЧ. ЭВОЛЮЦИЯ И СОСТОЯНИЕ теоретической модели ВЗАИМОСВЯЗИ НОРМЫ ПРАВА, ПРАВООТНОШЕНИЯ И ЮРИДИЧЕСКОГО факта. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора юридических наук. Санкт-Петербург - 2008. 2008

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 1. Теоретическая модель взаимосвязи права и правового отношения в механизме правового регулирования:

  1. § 2. Роль и место ответственности в правовом регулиро­вании социалистических общественных отношений
  2. § 3. Системная модель юридической ответственности в категориальном аппарате общей теории права
  3. § 1. Методология исследования правовой системы
  4. § 1. Теоретическая модель взаимосвязи права и правового отношения в механизме правового регулирования
  5. § 2. Эволюция содержания теоретической модели взаимосвязи нормы права, правоотношения и юридического факта
  6. § 3. Функционально-генетическая связь материальных и процессуальных норм права в правовых отношениях
  7. § 1. Теоретические основы классификации юридических фактов в отечественном праве
  8. § 2. Правовая защита как составная часть правового статуса осужденных к лишению свободы
  9. § 2. Административно-правовые средства регулирования экономики
  10. §3. Принципы правового регулирования электронного взаимодействия субъектов трудовых и непосредственно связанных с ними отношений
  11. Правовые нормы и принципы института правовых ограничений
  12. 1.2. Проблемные вопросы структуры процессуальной нормы права
  13. §1. Понятие и содержание правовой культуры в теории права
  14. Правовое воспитание как условие формирования правовой культуры
  15. Модернизация целей и направлений правового воспитания по формированию правовой культуры
  16. Сущность правовых стратегий
  17. Понятие правового механизма защиты информационных прав и свобод человека и гражданина в России
- Авторское право РФ - Аграрное право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -