<<
>>

§ 2. Процессуальные правовые отношения в доминирующих отраслях права

Едва ли найдется в юридической теории и практике столь острая и «ус­тойчивая» проблема, как процессуальные правовые отношения. Они облада­ют существенной спецификой, обусловленной природой их прямого предна­значения.

Невозможно установить материальное правовое отношение и при­менить материальную норму права вне рамок процессуальных отношений. Сам факт их существования отражает диалектическое соотношение между содержанием и формой. Материальные нормы предназначены для регулиро­вания социальных связей с точки зрения их содержания; процессуальные -для обеспечения реализации материально-правового содержания в соответ­ствующей, наиболее рациональной форме.

В связи с этим на современном этапе в эволюции соотношения матери­ального и процессуального правоотношения признано считать, что, во-первых, наличие и регулятивное проявление процессуальных норм обуслов­лено потребностями реализации норм материальных; во-вторых, процессу­альные нормы играют весьма важную роль в обеспечении оптимальных ус­ловий правового регулирования; в-третьих, по своей сущности и содержанию

См.: Курс советской криминологии. Т. 1. М., 1985. С. 163-168. 251 См.: Уголовный процесс: Учебник / Под ред. В.П. Божьева. 3-е изд., испр. и доп. М.,2002. С. 99-100.

236

правового регулирования процессуальные нормы обеспечивают соблюдение основных правовых принципов, продекларированных государством.

К сожалению, в юридической литературе наблюдается некоторая недо­оценка социальной значимости процессуального права, происходит прини­жение его истинной роли, просматривается некоторый «процессуальный ни­гилизм». Как ни странно, это характерно не только для общей теории госу­дарства и права, но и для отраслевых наук, которые по своей сути вообще не могут существовать и полноценно развиваться без норм процессуального права. В этом можно убедиться, проанализировав некоторые учебники как по общей теории государства и права, так и по отраслевым наукам.

В них не рассматриваются вопросы о процессуальных нормах, их особенностях, функциях, задачах, значении и т. д. Между тем изучение процессуального права с позиции правотворчества и правоприменения представляет собой чрезвычайно важный объект научных исследований, ибо без этого невоз­можно дальнейшее совершенствование и развитие законодательства, укреп­ление правопорядка, соблюдение законности, искоренение преступности. Недостаточное внимание уделялось до настоящего времени в юридической литературе и процессуальной форме правотворческой деятельности. Это свя­зано в первую очередь с тем, что проблемы правотворчества, процедуры соз­дания правовых норм сравнительно мало исследовались юридической нау­кой. К тому же процесс издания правовых норм регламентирован в законе недостаточно полно и всеобъемлюще.

По нашему мнению, только изучение основных положений теории ма­териальных и процессуальных правоотношений через их соотношения, взаимосвязи и взаимообусловленность будет способствовать правильному развитию отечественной правовой системы.

Изучение роли гражданского процессуального права (гражданского процесса) в общественных отношениях, складывающихся в сфере граждан­ского судопроизводства, относится к числу фундаментальных теоретических исследований. Как особый вид общественных отношений гражданский про-

237

цесс генетически возникает в результате сознательного, целенаправленного стремления людей разрешить, урегулировать спорные материально-правовые отношения. Именно поэтому в его среде не может существовать ни одно процессуальное отношение, которое не предусмотрено нормами права.

Понятие гражданского процесса определяется в науке по-разному. Одни ученые полагают, что это порядок осуществления правосудия по граждан-

252

ским делам , другие — урегулированная гражданско-процессуальным пра­вом деятельность суда и других субъектов гражданского процесса, а также исполнительное производство253, третьи - определяют его как одно сложное

г- "254

правоотношение либо как совокупность правоотношении , возникающих при рассмотрении и разрешении гражданских дел, четвертые - как деятель­ность и связанные с ней правовые отношения суда и других участников про­цесса25 , и наконец, пятые - понимают под гражданским процессом единство трех составляющих: процессуальной деятельности, процессуальных отноше­ний и процессуальной формы256.

Кроме общепризнанных подходов, длительное время в науке граждан­ского процессуального права бурно обсуждалась концепция широкого и уз­кого понимания гражданского процесса. Сторонники узкого толкования от­носят к гражданскому процессу только деятельность суда по осуществлению правосудия по гражданским делам. Широкое понимание было предложено Н.Б. Зейдером в середине 60-х годов XX в. и сразу нашло поддержку среди многих ученых. Его суть заключается в единстве целей, предмета деятельно­сти, общности принципов, сходства отдельных институтов и процессуальной

ОСІ

См., напр.: Юдельсон КС. Вопросы советского гражданского процесса военного времени. Свердловск, 1943. С. 3; Пучинский В.К. Понятие, предмет, источники советского процессуального права. М., 1966. С. 33.

253 См.. Советский гражданский процесс / Под ред. М.С. Шакарян. М., 2002. С. 7.

254 См.: Мозолин В.П. О гражданско-процессуальном правоотношении /Сов. гос-во и право. 1955. № 6. С. 56; Авдеенко Н.И. Механизм и пределы регулирующего воздействия гражданского процессуального права. Л., 1969. С. 46.

255 См.: Советский гражданский процесс / Под ред. К.И. Комиссарова, В.М. Семено­ ва. М., 1988. С. 11-12.

256 См.: Гагарынов А.В. Понятие гражданского процесса // Правоведение. 1988. № 4. С.96-99.

238

формы и т. д. Помимо этого, сторонники широкого толкования гражданско­го процесса включают в него как деятельность суда, так и других органов (третейского суда, правоохранительных, административных органов и т. д.). На основании данного подхода можно утверждать, что современный граж­данский процесс - это урегулированная гражданским процессуальным пра­вом совокупность процессуальных действий и гражданско-процессуальных отношений, складывающихся между судом и другими субъектами при рас-смотрении и разрешении гражданского дела судом общей юрисдикции .

Гражданский процесс охватывает процессуальные действия суда, сто­рон, других участников процесса, их процессуальные права и обязанности. Суду и всем другим участникам для достижения целей правосудия законода­тельством предоставляются определенные процессуальные права с возложе­нием на них соответствующих процессуальных обязанностей, которые непо­средственно реализуются в ходе процесса. Так, право на обращение в суд осуществляется путем подачи искового заявления, право на защиту против иска - путем подачи возражений на него или предъявления встречного иско­вого заявления. Праву истца и ответчика участвовать в судебном заседании соответствует обязанность суда надлежащим образом известить стороны о времени и месте заседания. В связи с этим особенно четко просматривается своеобразие отношений, возникающих в гражданском процессе, смысл кото­рых заключается в том, что они могут осуществляться только в порядке и формах, установленных нормами гражданского процессуального права.

Как особый вид общественных отношений гражданские процессуальные отношения генетически возникают в результате сознательного, целенаправ­ленного стремления людей разрешить, урегулировать спорные материально-правовые отношения. Именно поэтому не может существовать ни одно про­цессуальное отношение, если оно не предусмотрено нормой права. Единст­венная форма существования таких отношений — правовые отношения.

См.: Гражданский процесс / Под ред. В.В. Яркова. М., 2004. С. 6; Гражданский процесс / Под ред. М.К. Треушникова. М., 2003. С. 5.

239

Являясь результатом целенаправленной деятельности государства, про­цессуальные отношения не могут не конституироваться самим государством. Без созидательной деятельности законодателя, направленной на регулирова­ние спорных материальных отношений, не было бы и процессуальных от­ношений. Поэтому их всегда следует рассматривать как надстроечные над первичными, материальными через посредствующее звено - судебную дея­тельность.

В возникновении и прекращении процессуальных отношений действиям суда придается решающее значение, так как только они вызывают к жизни гражданские процессуальные отношения, поскольку предусмотренные зако­ном правила судебной деятельности могут быть реально выполнены лишь в сочетании с правилами поведения участников гражданского судопроизводст­ва. Деятельность суда вне реализации прав и обязанностей участников про­цесса реально неосуществима. Данное обстоятельство позволяет нам сделать вывод о том, что гражданское судопроизводство - это неразрывная цепь ор­ганически связанных и взаимопроникающих действий и правоотношений, так как только судебные решения влекут за собой реализацию процессуаль­ных прав и обязанностей участников процесса. И наоборот, осуществление процессуальных прав и обязанностей субъектов процессуального права (уча­стников процесса) невозможно вне соответствующих им действий суда, при помощи которых они либо гарантируются, либо непосредственно осуществ­ляются.

Гражданские процессуальные правоотношения являются достаточно сложным по содержанию юридическим понятием. Давно известные юриди­ческой науке, они продолжают вызывать споры, неоднозначное толкование многих важных вопросов понятийного характера. Выделим наиболее харак­терные признаки, присущие процессуальным отношениям:

1) по своей сути являются правоприменительными, поскольку их основ­ным содержанием является деятельность по применению норм как матери­ального, так и процессуального права. Данная правоприменительная дея-

240

тельность имеет свою исключительную специфику, которая отражает осо­бенности данной отрасли права;

2) имеют четкое развитие, которое определяется стадиями гражданского процесса и предполагает строгое соблюдение последовательности проведе­ния процессуальных действий. На практике невозможен переход процессу­ального отношения от этапа к этапу, минуя совершение определенных дейст­вий;

3) носят властный характер, так как здесь проявляется такое начало гра­жданского процессуального метода регулирования, как императивность. Суд, применяя в рамках процессуальных отношений нормы права, выступает в ка­честве органа власти, его указания являются обязательными для всех участ­ников гражданского процесса. Последние вправе обжаловать судебные акты, но игнорировать их, вести себя независимо от требований суда они не могут. Суд первой, апелляционной, кассационной, надзорной инстанции всегда вы­ступает в качестве обязательного субъекта гражданских процессуальных от­ношений;

4) гражданские процессуальные правоотношения как реально, так и по общему правилу имеют только правовой характер, то есть существуют в правовой форме. Этим они отличаются от материально-правовых отношений, в которых выделяются наиболее важные группы общественных отношений и действий, нуждающиеся в правовом регулировании. Процессуальные право­отношения возникают только в связи с осуществлением государственной функции, то есть правосудия по гражданским делам. Поэтому представить их существование вне правовой формы как теоретически, так и практически не­возможно. Исключение составляют лишь те случаи, когда применение граж­данских процессуальных норм производится по аналогии (ч. 4 ст. 1 ГПК РФ). В таком случае эти правоотношения возникают как фактические и только затем регулируются нормами гражданского процессуального права.

Таким образом, существенной чертой гражданского процесса является тот факт, что вся его деятельность протекает в особой процессуальной фор-

241

ме, которая определяет систему требований, закрепленных нормами граж­данского процессуального права. Эта система предполагает наличие в своем составе правил, которые определяют круг и порядок деятельности всех без исключения лиц, участвующих в процессе, последовательность, содержание и характер всех действий, а также ответственность за их невыполнение.

Кроме того, гражданско-процессуальное законодательство содержит ис­черпывающий перечень лиц, которые должны или могут принимать участие в деятельности суда. Данное участие не может быть «беспредметным», по­скольку каждый должен занимать в процессе определенное место, заранее предусмотренное законом. Никто не может занимать два или более мест од­новременно. Обретение статуса любого субъекта возможно лишь в том слу­чае, если лицо отвечает всем требованиям, закрепленным процессуальным законом. Следовательно, положение каждого участника процесса предусмот­рено законом заранее, а соответственно этому точно, детально установлена совокупность его прав и обязанностей. Участник процесса может совершать только те действия, которые ему разрешает определенное, к нему от­носящееся правило, то есть действия, которые ему необходимы для реализа­ции своих прав или осуществления своих обязанностей. Ни один участник не вправе подменять собой другого и выполнять несвойственные ему функции.

Процессуальная форма предусматривает сроки и последовательность совершения всех действий каждым из участников процесса. Законом уста­новлены сроки защиты права, подачи кассационных и частных жалоб, рас­смотрения гражданских дел судами, подачи заявлений о пересмотре дела по вновь открывшимся обстоятельствам и др. Закон обязывает участников про­цесса совершать все свои действия в определенной законом последователь­ности. Так, ответчик может заявить встречный иск в уже начатом процессе только после того, как дело возбуждено, но не позднее вынесения судом ре­шения, третье лицо, заявляющее самостоятельные требования на предмет спора, также может вступить в дело до постановления решения и т. д.

242

Системность гражданской процессуальной формы особенно ярко прояв­ляется в инстанционном построении судебных органов и стадийном развитии процессуальных правоотношений и процессуальной деятельности. Инстан-ционное построение судебных органов обеспечивает контроль выше­стоящих судов за законностью и обоснованностью судебных решений, осу­ществлением общего руководства судебной практикой. Стадийное развитие процессуальных правоотношений способствует последовательному и объек­тивному установлению фактических обстоятельств дела, правильному при­менению закона.

Как известно, гражданское процессуальное законодательство всю судебную деятельность делит на стадии, определяя их в зависимости от круга непосредственных задач, выполняемых судом на определенном этапе развития процессуальных правоотношений. Для каждой стадии создаются группы норм, регулирующих действия суда и отношения, возникающие в результате этих действий, между судом и лицами, участвующими в процессе. Последовательность стадий, а соответственно действий, приме­нения различных норм процессуального права и возникновения процессу­альных отношений строго предопределена. Так, сначала должна наступить стадия возбуждения дела, предполагающая предъявление иска, прием судом искового заявления и возникновение отношений между истцом и судом. По­сле нее наступает стадия подготовки дела к судебному заседанию и т. д. Ста­дии не могут следовать вне этого порядка, и соответственно не может быть иной последовательности действий. Наряду с последовательностью процес­суальная форма определяет способы оформления и фиксации процес­суальных действий, форму и содержание искового заявления, решения суда, протокола судебного заседания и т. д.

Таким образом, в гражданской процессуальной форме не только преду­сматриваются субъекты совершения определенных действий, виды этих дей­ствий, их порядок, последовательность, но и определяются способы их про­цессуального выражения и закрепления.

243

На основании изложенного возможно охарактеризовать системность гражданской процессуальной формы как ее особое качество. Ни в одной дру­гой системе процессуальных форм (за исключением уголовно-процес­суальной) мы не сталкиваемся с такой разветвленной и одновременно ис­ключительно четкой структурой. В этом качественном признаке гражданской процессуальной формы есть как положительные, так и отрицательные мо­менты. Гражданская процессуальная форма является системой наиболее рег­ламентированных процессуальных гарантий, предоставляемых всем участ­вующим в процессе лицам (от момента возбуждения дела и до исполнения судебного решения). Будучи нацеленной на быстрое и правильное осуществ­ление правосудия, такая система обеспечивает и достоверное установление всех обстоятельств дела, и правильное применение соответствующего закона. В этом проявляются ее положительные стороны.

Вместе с тем указанная система достаточно громоздка, дорога и далеко не во всех случаях оперативна. Именно эти обстоятельства необходимо учи­тывать во всех тех случаях, когда решается вопрос об использовании судеб­ной формы для защиты соответствующих гражданских прав. Судебную про­цессуальную форму защиты, на наш взгляд, желательно распространить на целый ряд субъективных прав, которые пока такой защиты не имеют. Одно­временно было бы целесообразно сократить число тех случаев, когда судеб­ная форма используется без достаточной необходимости.

В свое время было признано неразумным использовать сложную и доро­гостоящую судебную форму для взыскания алиментов во всех случаях через суд. Законодатель учел это обстоятельство и разрешил взыскание алиментов на основании добровольного заявления плательщика, чем в значительной степени разгрузил работу судов, сэкономил денежные средства, время участ­ников и т. д. Это касалось и случаев расторжения брака при обоюдном со­гласии супругов на развод. К сожалению, встречаются еще случаи, когда су­дебная гражданская процессуальная форма защиты используется без долж­ной необходимости.

244

При осуществлении правосудия соблюдение процессуальной формы обязательно. В данном случае она рассматривается как неотъемлемый кон­ститутивный момент (элемент) судебной деятельности. Нарушение формы, несоблюдение правил, ее определяющих, подрывают юридическую основу правосудия. Рассмотрение дела судом в незаконном составе, неподписание решения судьей (или кем-либо из судей), отсутствие в деле протокола судеб­ного заседания, нарушение правил о тайне совещания — все эти нарушения процессуальной формы влекут за собой безусловную отмену судебного ре­шения (ст. 362-364 ГПК РФ). В этих случаях не применяется известное по­ложение гражданского процесса о том, что не может быть отменено правиль­ное, по существу, решение суда по одним лишь формальным соображениям. Гражданско-процессуальная форма играет здесь существенную роль, опреде­ляя юридическую значимость всей деятельности по осуществлению правосу­дия. Нарушение формы делает соответствующую деятельность юридически ничтожной.

Судебная процессуальная форма имеет много общих черт с иными фор­мами юрисдикционной деятельности, которая может осуществляться упол­номоченными на то государственными органами. Наиболее близко к ней сто­ит уголовно-процессуальная форма. Единый характер правосудия как госу­дарственной деятельности по охране и защите прав предопределяет черты сходства уголовно-процессуальной и гражданской процессуальной форм. Их общность объясняется: общими задачами по защите общественных от­ношений; едиными правовыми принципами, положенными в основу уголов­но-процессуального и гражданского процессуального права, регулирующими судебную деятельность; применением права к строго ограниченному кругу субъектов общественных отношений; однообразным содержанием судебной деятельности по принудительному применению права. Именно в силу этих обстоятельств основные черты гражданской процессуальной судебной фор­мы характерны и для уголовно-процессуальной формы.

245

Нормы гражданского процессуального права — общеобязательные, фор­мально определенные правила поведения, выражающие волю народа через веление государства и охраняемые им правила, предоставляющие участни­кам гражданского судопроизводства процессуальные права и налагающие на них процессуальные обязанности258.

Регулятивная способность каждой гражданской процессуальной нормы определяется содержащимися в ней правилами, которые устанавливают рам­ки должного и возможного поведения участников гражданского процесса. Рассматриваемые нормы регулируют поведение людей, предписывая опреде­ленные правила деятельности. Эти нормы устанавливают границы соответст­вующего поведения людей только в качестве участников судопроизводства, то есть субъектов отношений, которые возникают в ограниченный период деятельности суда как государственного органа в связи с рассмотрением кон­кретного гражданского дела - от предъявления иска (заявления) до заключи­тельной деятельности специальных органов по принудительному исполне­нию судебных решений. Участниками отношений могут стать как физиче­ские, так и юридические лица. Возможность их выступления в качестве уча­стников процесса должна быть заранее предусмотрена нормами процессу­ального права, которые формулируются в виде правил поведения. В отличие от некоторых других правовых норм гражданские процессуальные регули­руют деятельность людей опосредованно, ставя ее в зависимость от деятель­ности государственного органа - суда.

Особенности норм гражданского процессуального права в системе норм права определяются его предметом, то есть системой органически взаимосвя­занных отношений. Предмет обладает строго очерченными гранями, так как совокупность отношений, его составляющих, охватывается деятельностью суда по рассмотрению и разрешению гражданских дел. Особенность предме­та гражданского процессуального права состоит в том, что процессуальные

258 См.: Алексеев С.С. Проблемы теории права. Т. 1. Свердловск, 1972. С. 203.

246

отношения неотъемлемы от судебной деятельности. Такая производность да­ет основание рассматривать деятельность как самостоятельное понятие, как составную часть предмета гражданского процессуального права.

Регулируя судебную деятельность, нормы права устанавливают опреде­ленный масштаб, меру необходимого поведения суда как коллектива людей, уполномоченного на осуществление государственной функции правосудия. Общий характер и общеобязательность гражданских процессуальных норм как регулятора общественных отношений определяются их природой и пре­дусматривают применение одинаковых гражданско-процессуальных правил и процедур к различным физическим и юридическим лицам. Общеобязатель­ность рассматриваемых норм предполагает неопределенность числа случаев их применения вследствие возможной повторяемости регулируемых ими правовых отношений. Общий характер гражданских процессуальных норм не влечет за собой обязательного многократного или периодического их применения, так как они несут в себе суть предписания, общие правила, рас­считанные на неоднократное применение, но реальность случаев их при­менения неопределенна. Причем в реальной жизни, несмотря на свое суще­ствование, отдельные нормы на практике могут и не применяться (или край­не редко). Однако это обстоятельство нисколько не умаляет их регулятивную или охранительную функцию.

Своеобразие отношений, возникающих в процессе судебной деятельно­сти, проявляется в том, что эта деятельность может осуществляться в рамках, установленных нормами гражданского процессуального права, и для нее возможны только те действия, которые заранее предусмотрены данными нормами. Гражданская процессуальная норма законодательно фиксирует со­ответствующий порядок судебной деятельности, который является единым для всего гражданского судопроизводства.

Общепризнанным является положение, что любая норма, в том числе процессуальная, обеспечивается мерами государственной охраны, возможно­стью принудительного осуществления. Возможность государственного при-

247

нуждения и указание на меру принуждения — неотъемлемые свойства нормы гражданского процессуального права, как и правовой нормы вообще. Это, однако, не означает, что государственное принуждение является единствен­ным или доминирующим способом обеспечения процессуальных норм. Доб­ровольное соблюдение процессуальных норм есть простейшая форма их реа­лизации, при которой существование права выполняет превентивную роль. Следовательно, каждая норма гражданского процессуального права обеспе­чена соответствующей санкцией.

В понятие гражданской процессуальной санкции следует включить все правовые способы реализации требований рассматриваемых норм. Однако это вовсе не означает, что каждая норма имеет только ей присущую санкцию. Специфика процессуального права вообще и гражданско-процессуального в частности такова, что одну общую санкцию могут иметь группы норм и даже правовые институты. Так, многие нормы доказательственного права, преду­сматривающие обязанность суда собрать все необходимые по делу доказа­тельства и правильно их проанализировать, чтобы вынести обоснованное решение, имеют общую санкцию - отмену необоснованного решения суда, которая установлена в ст. 362 ГПК РФ. Более того, для обеспечения соблю­дения норм гражданского процессуального права применяются санкции дру­гих отраслей права (например, уголовная ответственность свидетелей и экс­пертов за невыполнение ими гражданских процессуальных обязанностей).

Санкции гражданских процессуальных норм может применять только суд или от его имени органы, на то уполномоченные (судебный пристав). Применение этих норм есть процесс осуществления властных полномочий суда по отношению к лицам, участвующим в процессе, а также реализации государственно-правовой функции по совершению правосудия. Большинство норм гражданского процессуального права носит дозволяющий, а не запре­щающий характер, в отличие, например, от норм уголовного права. Дозволе­ние может быть выражено прямо. Так, все нормы, раскрывающие принцип диспозитивности, устанавливают правила, разрешающие различным участ-

248

никам процесса совершать процессуальные действия (предъявлять иск, заяв­лять отводы, признавать иск, заключать мировые соглашения и т. д.).

Дозволение может быть выражено и косвенно, опосредованно, в виде индифферентных на первый взгляд правил, содержащих перечень тех или иных случаев. Например, перечень дел, подведомственных и подсудных суду (гл. 3. ГПК РФ), практически есть дозволение, установленное законодателем для обращения в суд за защитой права в определенном порядке. Косвенные дозволения нельзя трактовать так широко, как это делалось в римском граж­данском праве: «разрешено все то, что не запрещено». Участники процесса могут совершать только те действия, а соответственно приобретать процес­суальные права и обязанности, которые предписаны им нормами права не­посредственно, то есть разрешены.

Рассмотрев особенности гражданских процессуальных норм, следует охарактеризовать их специфические качества:

1. Общий характер и общеобязательность гражданских процессуальных норм как регулятора общественных отношений определяются их юридиче­ской природой, в которой содержатся правила применения одинаковых про­цедур к различным физическим и юридическим лицам.

2. Гражданские процессуальные нормы как категория надстроечная яв­ляются результатом целенаправленной деятельности государства, поскольку возникающие на их основе отношения им конституируются и охраняются.

3. Регулируя судебную деятельность, нормы права устанавливают опре­деленный масштаб, меру необходимого поведения суда как государственного органа, уполномоченного осуществлять функцию правосудия.

4. Процесс реализации государственно-правовой функции по осуществ­лению правосудия осуществляется с помощью санкции гражданских процес­суальных норм, которые может применять только суд или уполномоченные им на то органы или должностные лица. Применение этих норм свидетельст­вует о реализации властных полномочий суда по отношению к лицам, участ­вующим в процессе.

249

5. Регулятивная способность каждой гражданской процессуальной нор­мы определяется содержащимися в ней правилами, которые устанавливают рамки должного и возможного поведения участников процесса, предоставляя им в период осуществления судопроизводства гражданские процессуальные права и возлагая на них процессуальные обязанности.

В теории права имеется устоявшееся мнение о том, что гражданский процесс возникает в связи с гражданско-правовым спором или иной право­вой ситуацией, когда охраняемый законом интерес лица требует приме­нения формы судебной защиты, которая осуществляется путем признания прав, восстановления положения, существовавшего до нарушения права, пресечения действий, нарушающих право, и другими способами, преду­смотренными законом. Ни интересы общества в целом, ни интересы отдель­ного индивида отнюдь не требуют, чтобы в любом случае гражданского пра­вонарушения или возникновения правового спора приводился в движение весь механизм гражданского судопроизводства.

Гражданский процесс, как правило, возникает лишь по инициативе за­интересованного лица, право иных, незаинтересованных лиц на возбуждение дела специально предусматривается законом. В результате государственная деятельность по защите права в гражданском судопроизводстве приобретает диспозитивный характер, где личный, индивидуальный интерес субъекта становится решающей основой процесса. Указанные черты гражданского и уголовного процессов существенным образом влияют на пределы и характер гражданского процессуального и уголовно-процессуального регулирования.

Решающим фактором, обусловливающим различие между гражданской процессуальной и уголовно-процессуальной формами, являются особенности предмета судебной деятельности, соответствующим образом влияющие на формирование тех существенных черт, которые характеризуют задачи граж­данского и уголовного судопроизводства, их основные принципы, структуру правовых институтов, меры ответственности и т. п. Общетеоретические по­ложения о нормах права практически полностью распространяются на уго-

250

ловно-процессуальные нормы. Они установлены государством, имеют общий и общеобязательный характер, их применение обеспечено механизмом госу­дарственного принуждения и т. д. Однако все это не лишает их некоторой специфики, подчеркивающей их индивидуальность и обособленность.

Особая специфика процессуальных правоотношений обусловлена тем, что «они родились в недрах судебного процесса» . Более того, правосудие существует, поскольку есть процессуальные отношения, которые иначе как юридическими не бывают. Вне процессуальных отношений правового харак­тера нет суда и его нормоприменительной деятельности.

Процессуальное право признано обслуживать весь без исключения комплекс материального права. Но из всего многообразия этих правовых от­ношений наиболее емким и разнообразным является уголовный процесс (уголовное судопроизводство), рассмотрение которого поможет нам опреде­лить роль и значение процессуального права в системе правовых отношений государства.

В законодательстве и правовой литературе термины «уголовный про­цесс» и «уголовное судопроизводство» употребляются как тождественные (ст. 118 Конституции РФ, ст. 1 УПК РФ и т. д.), хотя с позиций семантики было бы правильней именовать судопроизводством только ту часть уголов­ного процесса, которая связана с уголовно-процессуальной деятельностью и правоотношениями, складывающимися в суде, поскольку правовые отноше­ния, которые возникают на стадиях возбуждения уголовного дела, предвари­тельного расследования, исполнения приговора, производства в надзорной инстанции и по вновь открывшимся обстоятельствам трудно назвать судо­производством. Мы полагаем, что это обстоятельство будет учтено в процес­се дальнейшего совершенствования уголовно-процессуального законодатель­ства, а применительно к терминологии действующего законодательства ука­занные понятия приходится использовать как равнозначные.

ЯвичЛ. С. Сущность права. Л., 1985. С. 146.

251

Уголовный процесс является необходимой, и притом единственно воз­можной, формой реализации норм уголовного права. Если нормы иных от­раслей материального права реализуются в форме уголовного судопроизвод­ства лишь в тех случаях, когда нарушения их норм носят преступный харак­тер, то необходимой и исключительной формой осуществления норм уголов­ного права всегда является уголовное судопроизводство.

Однако уголовный процесс не может быть сведен только к форме реали­зации норм уголовного права. Подтверждением этому может служить нали­чие, во-первых, таких уголовно-процессуальных принципов, как гласность, устность, состязательность, обеспечение обвиняемому права на защиту, и других, гарантирующих оптимальное осуществление специфических задач уголовногоьсудопроизводства; во-вторых, особенностей уголовно-процессуальных отношений и свойственного только им круга участников, более широкого, чем круг субъектов уголовно-правовых отношений, спе­цифики юридических фактов (фактических составов), влекущих возникнове­ние, изменение и прекращение уголовно-процессуальных отношений.

Основными компонентами уголовного процесса являются уголовно-процессуальная деятельность соответствующих участников и складываю­щиеся между ними правовые отношения. Поэтому трудно не согласиться с М.С. Строговичем в том, что связь указанных компонентов следует рассмат­ривать в плане взаимодействия содержания и формы, где уголовно-процессуальные отношения представляют собой правовую форму в виде дея­тельности органов дознания, следствия, прокуратуры и суда, по осуществле­нию возложенных на них задач в области борьбы с преступностью, а сама эта деятельность является содержанием уголовно-процессуальных отношений260. Последние в таком понимании являются общественными отношениями меж­ду участниками уголовного судопроизводства, действующими в порядке, ус­тановленном нормами уголовно-процессуального права, вне такого порядка

260 См.: Строговач М.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1968. Т. 1. С. 34.

252

уголовно-процессуальных отношений нет и быть не может. Система точно указанных и подробно регламентированных законом действий участников уголовного судопроизводства, осуществляемых при организующей, направ­ляющей и решающей роли уполномоченных органов государства (дознания, следствия, прокуратуры, суда) в пределах компетенции каждого из них, и об­разует уголовно-процессуальную деятельность как содержание всего уголов­ного процесса.

Итак, уголовный процесс представляет собой очень сложную, специфи­ческую отрасль права, которая по форме является вторичной (надстроеч­ной) над первичной (базисной), уголовно-правовой, а по своей сути высту­пает «прародительницей» материальных уголовно-правовых отношений, через которые в дальнейшем и реализуются нормы уголовного права. Спе­цифическим является и то обстоятельство, что в уголовно-процессуальном праве нет и не должно быть ни одного действия, совершаемого вне правовых отношений, так как в данном случае не будет самих участников (субъектов), которые могли бы реализовать свои права или исполнять свои обязанности. Только уголовный процесс способен юридически закрепить возникновение, изменение и прекращение материальных уголовно-правовых и производных от них уголовно-исполнительных правоотношений.

В советской юридической науке, исследовавшей проблемы уголовного материального и процессуального права, за основу принималось известное мнение К. Маркса, который считал, что «если судебный процесс сводится к одной только бессодержательной форме, то такая пустая формальность не имеет никакой самостоятельной ценности... Судебный процесс и право так же тесно связаны друг с другом, как, например, формы растений связаны с растениями, а формы животных - с мясом и кровью животных. Один и тот же дух должен одушевлять судебный процесс и законы, ибо процесс есть

253

только форма жизни закона, следовательно, проявление его внутренней жиз-ни»261.

Приведенные слова К. Маркса раскрывают сущность взаимосвязей ме­жду уголовно-правовым и уголовно-процессуальным правом, уголовным за­коном и уголовным процессом. Учитывая тесную взаимосвязь смежных по­нятий и явлений, можно сделать вывод, что только комплексный подход при исследовании проблем материальных и процессуальных правовых отноше­ний даст всесторонний и наиболее полный ответ на имеющиеся вопросы.

Исходя из положения К. Маркса, в научной литературе утверждалось, что уголовный процесс, как и уголовно-процессуальное право, детерминиро­ван262 уголовным материальным правом; бытие уголовного процесса обу­словлено прежде всего необходимостью реализации норм уголовного права в форме их применения. Вместе с тем наличие столь тесной связи уголовного процесса и уголовного права не исключает того, что уголовный процесс имеет собственное содержание. Как правильно отмечается в литературе, диалектика содержания и формы состоит не только в их относительно само­стоятельном характере, а это означает: то, что в одной связи является фор­мой, в другой может оказаться содержанием, имеющим свои собствен­ные формы263.

Уголовный процесс возникает в связи с преступлением — самым опас­ным с точки зрения интересов государства и общества посягательством на действующий правопорядок. Уголовное наказание - основной способ защи­ты нарушенного преступлением права. Указанное обстоятельство придает всей государственной деятельности по раскрытию преступления и наказанию преступника особый общественный интерес, который выступает как основ­ной «двигатель дела», явно преобладая над интересом отдельных субъектов

261 Маркс К, Энгельс Ф. Соч. Т. 1. С. 158.

262 См.: Бооїсьев В.П., Фролов Е.А. Уголовно-правовые и процессуальные правоотно­ шения // Сов. гос-во и право. 1974. № 1. С. 88.

263 См.: Марксистско-ленинская философия. Диалектический материализм. М., 1968. С. 244; Мотовшювкер Я.О. Вопросы теории советского уголовного процесса. Томск, 1971. С. 86.

254

права. В каждом случае обнаружения признаков преступления, независимо от желания субъектов, уголовное дело должно быть возбуждено, а соответст­вующие органы и лица обязаны принять все предусмотренные законом меры к установлению события преступления, лиц, виновных в совершении престу­пления, и к их наказанию.

Как показывают анализ уголовно-процессуального законодательства и практика его применения, уголовно-правовые и уголовно-процессуальные отношения во многих случаях действительно взаимосвязаны и существуют одновременно, что не исключает существования какого-то одного из назван­ных видов отношений при отсутствии другого.

Возможен и обратный вариант, когда посредством уголовно-процес­суальных отношений устанавливается отсутствие уголовно-правовых. На­пример, это имеет место в случаях, предусмотренных в ст. 24 УПК РФ «Ос­нования отказа в возбуждении уголовного дела, прекращения уголовного де­ла и уголовного преследования», когда любое из обстоятельств, перечислен­ных в части первой названной статьи, исключает возможность производства по уголовному делу независимо от того, в какой стадии процесса оно выяв­лено. В соответствии ст. 427 УПК РФ «Прекращение уголовного преследова­ния с применением принудительной меры воспитательного воздействия» к несовершеннолетнему обвиняемому вместо уголовного наказания могут быть применены меры воспитательного воздействия. В случае совершения преступления лицом, обладающим в силу ст. 31 Венской конвенции о дипло­матических сношениях и ст. 45 Венской конвенции о консульских сношениях дипломатическим иммунитетом, в возбуждении дела отказывается, либо производство по нему прекращается в соответствии со ст. 3 УПК РФ.

Вместе с тем необходимо помнить, что уголовно-процессуальные отно­шения могут возникать или прекращаться на базе других федеральных и ме­ждународных законов. Выполняя свою миссию, каждый из них будет спо­собствовать или развитию, или прекращению уголовно-правовых отноше­ний. Например, для привлечения к уголовной ответственности лиц, перечне-

255

ленных в ст. 447 УПК РФ, необходимо преодолеть положение об их непри­косновенности. Данная процедура регулируется несколькими федеральными законами:

- статус и процессуальный иммунитет депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации и члена Совета Федерации определен Федеральным законом от 8 мая 1994 г. «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собра­ ния Российской Федерации»;

- статус и процессуальный иммунитет депутата законодательного (пред­ставительного) органа государственной власти субъекта Федерации регули­руется Федеральным законом от 22 сентября 1999 г. «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных орга­нов государственной власти субъектов Российской Федерации», Конституци­ей РФ, уставом и законами субъекта Федерации;

- статус и процессуальный иммунитет депутата, члена выборного органа местного самоуправления, выборного должностного лица органа местного самоуправления, срок их полномочий, порядок подготовки и проведения вы­боров, условия осуществления данными лицами своей деятельности регла­ментируются Федеральным законом от 12 августа 1995 г. «Об общих прин­ципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»;

- статус и процессуальный иммунитет судьи Конституционного Суда РФ, судьи федерального суда общей юрисдикции или федерального арбит­ражного суда, мирового судьи и судьи конституционного (уставного) суда субъекта Федерации определен ст. 122 Конституции РФ, федеральными кон­ституционными законами от 23 октября 1996 г. «О судебной системе Россий­ской Федерации», от 24 июня 1994 г. «О Конституционном Суде Российской Федерации» и от 26 июня 1992 г. «О статусе судей Российской Федерации»;

- статус и процессуальный иммунитет председателя Счетной палаты, его заместителей, аудиторов и инспекторов Счетной палаты определен Феде-

256

ральным законом от 18 ноября 1994 г. «О Счетной палате Российской Феде­рации».

На основании изложенного мы полагаем, что уголовно-процессуальные правоотношения возникают, изменяются и прекращаются при взаимодейст­вии:

1) с внешними смежными отраслями права (конституционное, уголов­ное, уголовно-исполнительное), когда осуществляется главное предназначе­ние норм уголовно-процессуального законодательства по непосредственно­му обслуживанию базовых отраслей права;

2) внешними отраслями права (гражданское, административное и т. д.) когда они обслуживаются косвенно при выполнении второстепенных право­вых действий;

3) внешними федеральными международными законами и подзакон­ными правовыми актами, регулирующими уголовное судопроизводство в си­лу своей компетенции;

4) внутри самих уголовно-процессуальных отношениях, при разграни­чении компетенции в различных звеньях государственной системы уголов­ного судопроизводства и должностных лиц (председатель суда - судья, ру­ководитель следственного органа - следователь, начальник подразделения дознания - дознаватель и т. д.);

5) между участниками уголовно-процессуальных отношений в связи с вынесением процессуальных решений.

В отличие от гражданско-правового спора, который не требует столь оперативного и немедленного реагирования со стороны государства, так как дело защиты своего субъективного права полностью зависит от заинтересо­ванности самого субъекта, каждый факт уголовного правонарушения регист­рируется, и по нему предпринимаются уголовно-процессуальные действия. Уголовно-процессуальная форма начинает применяться с момента соверше­ния преступления, в результате чего начинает работать жесткая система уго­ловно-процессуальных стадий, совершение любого преступления требует

257

немедленного реагирования со стороны государства. В то же время граждан­ское судопроизводство вообще не знает стадии предварительного следствия, и в силу этого его процессуальная форма отличается по объему, предмету и субъектам от уголовно-процессуальной формы. Общепризнанное суждение о том, что обязательным участником процессуального отношения должен быть суд, правильно для гражданского процесса, но не всегда применимо в уго­ловном процессе, так как на стадии возбуждения уголовного дела, предвари­тельного следствия или дознания суд как участник уголовно-процессуальных правовых отношений практически отсутствует.

Следует помнить, что все процессуальные действия по расследованию преступления и рассмотрению уголовного дела проходят в строго установ­ленной законом последовательности — стадиями уголовного процесса. Дан­ная последовательность образует упорядоченную, взаимосвязанную систему действий, которая последовательно сменяет одна другую с целью достиже­ния общих задач уголовного судопроизводства. Каждая стадия является от­носительно самостоятельной и заканчивается итоговым процессуальным до­кументом, который наделяет участников этих правовых отношений обоюд­ными, специфическими правами и обязанностями. Вместе с тем каждой ста­дии свойственны непосредственные задачи, свой круг субъектов, определен­ная форма процессуальной деятельности, особый характер уголовно-процессуальных правоотношений и, наконец, итоговое процессуальное ре­шение, свидетельствующее о завершении процессуальной деятельности на данном этапе и знаменующее переход дела на следующую ступень уголовно­го судопроизводства. При этом закон четко определяет порядок вхождения в уголовное судопроизводство того или иного участника этих правовых отно­шений.

Характеризуя структуру уголовного судопроизводства, последователь­ность развития процессуальной деятельности, крупнейший дореволюци­онный ученый И.Я. Фойницкий писал о том, что каждое уголовное дело име­ет моменты возникновения и прекращения, между которыми укладывается

258

ряд его промежуточных процессуальных состояний: предварительное произ­водство и окончательное производство в суде. Первое включает в себя пред­варительное исследование, состоящее, в свою очередь, из дознания и предва­рительного следствия, задачей которых является установление обстоятельств преступления и собирание доказательств виновности лица. К предваритель­ному производству он относил и решение вопроса о том, быть или не быть судебному разбирательству (предание суду), и «подготовительные к суду распоряжения». Далее следовало окончательное производство в суде, а затем - производство по пересмотру судебного приговора в апелляционном, касса-ционном порядке или в порядке возобновления уголовных дел .

В современном уголовном судопроизводстве выделяют шесть основных и две исключительные стадии. К первым относят стадии возбуждения уго­ловного дела, предварительного расследования, подготовительных действий к судебному заседанию, судебного разбирательства, производства в суде первой инстанции и исполнения приговора. Исключительными стадиями принято называть стадии, в которых осуществляется пересмотр приговоров и иных решений суда, вступивших в законную силу. Это деятельность суда надзорной инстанции и возобновление дел ввиду новых или вновь открыв­шихся обстоятельств. Профессор Я.О. Мотовилкер справедливо указывал на то, что «движение уголовного дела означает его переход из одного состояния в другое» . Смена состояния уголовно-процессуальной деятельности всегда определяется уровнем решения задач уголовного судопроизводства и имеет количественные и качественные характеристики.

На первой стадии возникновения правовых отношений существует еди­ный и равный для всех граждан правовой статус, гарантированный Консти­туцией РФ и иными нормативными актами государства. При этом возмож­ность совершать определенные правовые действия для одних участников

См.: Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. 2. Спб., 1899. 26S Мотовипкер Я. О. О предмете и движущей силе уголовного процесс // Правоведе­ние. 1987. №6. С. 81.

259

уголовно-процессуальных отношений соотносится с правами, а для других — с обязанностями, где субъективные права — это меры возможного поведения, а субъективные обязанности — меры должного поведения.

На этом этапе в содержание правового статуса входят только те права и обязанности, которыми наделен каждый гражданин, а не те, которыми он об-ладает в конкретных правоотношениях . Если в его содержание включить права и обязанности, вытекающие из конкретных отраслевых правоотноше­ний, то в этом случае правовой статус будет постоянно меняться, так как права и обязанности граждан в конкретных правоотношениях неодинаковы.

Согласно действующему уголовно-процессуальному законодательству все участники данных правовых отношений вступают в уголовное судопро­изводство по-разному: одни - посредством реализации своих субъективных прав, другие — в силу должностных обязанностей, третьи - по воле должно­стных лиц, четвертые — по велению совести, пятые — в результате исполне­ния поручения одного из субъектов и т. п.

Совершенно очевидно, что динамика уголовно-процессуальных право­отношений неразрывно связана со всеми стадиями уголовного судопроизвод­ства, именно их строгая очередность влияет на возникновение, изменение и прекращение этих отношений определяет правовой статус субъектов. Сле­довательно, характерной особенностью уголовно-процессуальных отноше­ний является тот факт, что в результате динамики уголовного судопроизвод­ства по мере изменения стадий уголовного процесса изменяется как круг участников, так и их правосубъектность.

В реальной действительности нет и не может быть бессубъектных уго­ловно-процессуальных правоотношений. Регулятивная роль уголовно-процессуального права состоит, прежде всего, в определении пределов должного или возможного поведения участников процессуальных отноше­ний. Содержащиеся в нормах уголовно-процессуального права веления (доз-

266 См.: Петров Ю.А. Соотношение понятий гражданства, правоспособности, право­вого положения граждан //Вест. Ленингр. ун-та. 1974. № 5. С. 119.

260

воления) и запреты потому и существуют, что ими регулируется поведение людей: следователей, судей, обвиняемых, потерпевших, свидетелей и др.267

По своей юридической природе субъективное право представляет юри­дическую возможность для конкретного субъекта права действовать согласно собственному волеизъявлению и в целях удовлетворения своих интересов, не противоречащих общему интересу тех, кто осуществляет экономическое и политическое господство. Такая юридическая возможность признана и охра-няется государством . Следовательно, содержанием уголовно-процессуальных норм являются правила поведения участников уголовно-процессуальных отношений. Любое лицо, реализуя свои права и обязанно­сти, содержащиеся в нормах уголовно-процессуального законодательства, становится участником конкретного правоотношения по конкретному уго­ловному делу. Независимо от формы изложения содержания нормы уголов­но-процессуального права она носит двухсторонний, правоустанавливающий и правообязывающий характер. При этом субъективные права и обязанности взаимосвязаны, так как не существует субъективного права, реализация ко­торого не означала бы выполнение соответствующей обязанности.

Помня о том, что уголовно-процессуальное право - это всегда право, ко­торое определяет связь между элементами содержания уголовного процесса, необходимо исследовать юридическое выражение этой связи, то есть его процессуальную форму. Достижение задач (назначения) уголовного судо­производства во многом связано с проблемами уголовно-процессуальной формы, так как она выступает в качестве одной из гарантий правильного раз­решения дела, именно в ней закреплены выработанные в теории и апробиро­ванные на практике способы установления фактических обстоятельств со­вершенного преступления. Любое отступление от процессуальной формы, как правило, означает нарушение важнейшего принципа, лежащего в основе уголовно-процессуальной деятельности, - принципа законности.

См.: Уголовный процесс: / Под ред. В.П. Божьева. М., 2002. С. 108. См.: Явич Л.С. Общая теория права. Л., 1976. С. 172.

261

На необходимость неукоснительного соблюдения процессуальной фор­мы как непременного условия принятия правильного решения по делу мно­гократно указывали в своих постановлениях Пленум Верховного Суда СССР и Пленум Верховного Суда РФ .

Общепризнанным аспектом значения уголовно-процессуальной формы является также оказание воспитательного воздействия на граждан, привитие им уважительного отношения к закону, органам и должностным лицам, их представляющим. В условиях современной российской действительности, когда едва ли не нормой жизни является нигилистическое отношение к зако­ну, данный аспект приобретает особую актуальность. Значение процессуаль­ной формы, ее социальная ценность заключаются также в том, что она вы­ступает и как гарантия обеспечения прав и интересов участвующих в деле лиц, позволяя им реально осуществлять свои права и защищать законные ин­тересы.

Одни ученые отождествляют процессуальную форму с процедурой про­изводства по делу, характеризуя ее как регламентированные правом порядок, принципы и систему уголовно-процессуальной деятельности270. Другие авто­ры подчеркивают содержательную сторону процессуальной формы и опреде­ляют ее как систему правоотношений, возникающих в ходе деятельности субъектов процесса . Третьи - акцентируют внимание на внешней стороне

См.: О строгом соблюдении законов при рассмотрении судами уголовных дел: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 18 марта 1963 г. // Бюл. Верховного Суда СССР. 1963. № 3; Об улучшении организации судебных процессов и повышении культуры их проведения: Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР от 7 февраля 1967 г. (с изм. от 20 декабря 1983 г.; в ред. Постановления Пленума от 21 декабря 1993 г.) // Бюл. Верховного Суда РФ. 1994. № 1.

270 См.: Шпіїлев В.Н. Содержание и формы уголовного судопроизводства. Минск, 1974; Юридическая процессуальная форма: теория и практика. М., 1976; Развитие и совершенствование уголовно-процессуальной формы. Воронеж, 1979; Якуб М.Л. Процессуальная форма в советском уголовном судопроизводстве. М., 1981.

271 См.: РустамовХ.У. Уголовный процесс. Формы. М., 1998. С. 13.

262

процессуальной формы как на совокупности условий выполнения уголовно-процессуальных действий, на их обрядности272.

По нашему мнению, наиболее емкое и точное по своему существу опре­деление процессуальной формы было дано в работах профессора М.С. Стро-говича, который подразумевал под ней установленный уголовно-процессуальным правом порядок (процедуру) производства по уголовным делам, то есть последовательность стадий и условия перехода дела из одной стадии в другую; общие условия, характеризующие производство в конкрет­ной стадии; основания, условия и порядок производства следственных и су­дебных действий, выполняя которые компетентные государственные органы и должностные лица реализуют свои полномочия, а граждане осуществляют свои права и обязанности; содержание и форму решений, которые могут быть вынесены по уголовному делу .

Являясь неотъемлемым признаком уголовного судопроизводства, про­цессуальная форма охватывает всю уголовно-процессуальную деятельность, от начала до завершения, на всех ее этапах и во всех проявлениях. Это каса­ется и последовательности уголовного судопроизводства в целом, и порядка совершения отдельных процессуальных действий. Уголовно-процессуальная форма предстает в виде многоступенчатой конструкции; ее основу, фунда­мент составляет предусмотренный законом единый порядок осуществления процессуальной деятельности, который определяется общими принципами российского уголовного процесса.

Далее уголовно-процессуальная форма конкретизируется, приобретает определенные элементы, свойственные различным ступеням, частям процес­суальной деятельности. Наконец, наличие тех или иных черт и атрибутов

272 См.: Поляков М.П. О ценности обрядовой стороны уголовного судопроизводства // Гос-во и право. 1999. № 9. С. 87.

273 См.: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1. М., 1968. С. 51; Он же. Природа советского уголовно-процессуального права и его характерные черты // Советский уголовно-процессуальный закон и проблемы его эффективности. М., 1979. С. 16.

263

процедуры уголовно-процессуальной деятельности обусловлено категорией уголовного дела и его конкретными особенностями. Но при всем этом про­цессуальная форма как общее понятие конструируется не путем механиче­ского сложения всех этих частных форм, а посредством синтезирования всей их совокупности во всем многообразии и взаимосвязи.

Закрепив единый порядок уголовного судопроизводства по всем делам и во всех органах расследования и суда, действующее уголовно-процессуаль­ное законодательство предусматривает целый ряд групп уголовно-процес­суальных правоотношений, при производстве которых действует особый по­рядок уголовного судопроизводства:

Первая группа регулирует особенности производства по уголовным де­лам в отношении несовершеннолетних (гл. 50 УПК РФ). Особый порядок су­допроизводства по делам данной категории обусловлен физическими, умст­венными и психическими особенностями развития несовершеннолетних, в силу которых они не могут самостоятельно в полной мере защищать свои ин­тересы и пользоваться всеми правами. Правовые нормы, регулирующие производство по уголовным делам в отношении несовершеннолетних, на­правлены в первую очередь на защиту этих лиц от необоснованного подозре­ния или обвинения, на справедливое разрешение дела, на обеспечение того, чтобы любые меры воздействия на несовершеннолетнего правонарушителя были всегда соизмеримы с особенностями как его личности, так и преступ­ления.

Вторая группа регулирует особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявляемым ему обвинением (гл. 40 УПК РФ). Данная процедура предусматривает упрощенную систему судебного процесса. Основная идея данного нововведения заключается в том, что обви­няемый вправе согласиться с предъявляемым ему обвинением и при опреде­ленных условиях ходатайствовать о постановлении приговора без проведе­ния судебного разбирательства, в связи с чем суд обязан смягчить ему нака­зание. В этом случае судебное следствие не проводится, доказательства не-

264

посредственно судом не исследуются. Судья выносит приговор на основании материалов предварительного следствия. Этот особый порядок учитывает волеизъявление сторон, заинтересованных в том, чтобы их права и интересы были обеспечены судом без неоправданных задержек и излишнего примене­ния мер процессуального принуждения. Кроме того, особый порядок судеб­ного разбирательства учитывает и интересы общества, поскольку значитель­но экономит материальные средства и помогает достичь целей уголовного судопроизводства с наименьшими затратами.

Третью группу составляют особенности производства по уголовным де­лам, подсудным мировому судье в части, касающейся дел частного обвине­ния (гл. 41 УПК РФ). Уголовные дела частного обвинения возбуждаются пу­тем подачи мировому судье заявления потерпевшим или его законным пред­ставителем, а в случае смерти потерпевшего — путем подачи заявления близ­ким родственником. Уголовное дело частного обвинения может быть возбу­ждено прокурором, если потерпевший в силу беспомощного состояния или по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы. Ми­ровой судья не выносит особого постановления о возбуждении уголовного дела частного обвинения, поскольку сам факт подачи заявления в суд означа­ет возбуждение уголовного дела. Особенностью данного производства явля­ется и то обстоятельство, что на мирового судью возлагается обязанность разъяснения сторонам возможности примирения, то есть окончания дела ми­ром. В случае их согласия мировой судья по их заявлениям выносит поста­новление о прекращении дела.

Четвертая группа регулирует особенности производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий выборных и должностных лиц, об­ладающих процессуальным иммунитетом и имеющих право на дополнитель­ные гарантии в сфере уголовного судопроизводства (гл. 52 УПК РФ). Эти особенности заключаются в том, что из общих правил, регламентирующих осуществление уголовного преследования, применение мер процессуального принуждения и порядок судебного разрешения уголовных дел, законом уста-

265

новлены особые правила защиты данной категории лиц от уголовного пре­следования.

Пятая группа упорядочивает особенности производств о применении принудительных мер медицинского характера (гл. 51 УТЖ РФ). Уголовным законом установлено, что лица, которые во время совершения общественно опасного деяния находились в состоянии невменяемости, то есть не могли отдавать себе отчет в своих действиях или руководить ими, уголовной ответ­ственности не подлежат. К таким лицам по определению суда могут быть применены принудительные меры медицинского характера. Несмотря на то что данный вид наказания не является мерой уголовного наказания, он при­меняется независимо от желания больного и его близких родственников, так как связан с ограничением свободы граждан. Если возникает необходимость, суд может прекратить, изменить или продлить принудительные меры меди­цинского характера.

Шестая группа рассматривает особенности производства в суде с уча­стием присяжных заседателей (гл. 42 УПК РФ). Привлечение к участию в от­правлении правосудия представителей народа, призванных принимать реше­ния по уголовным делам не в соответствии с законом, а на основе личного жизненного опыта, здравого смысла, устоявшихся традиций, сложившихся обычаев, позволяет достичь максимально справедливого судебного решения. Принцип случайного подбора присяжных заседателей и упрощенная проце­дура самоотводом и отводов уменьшают вероятность постороннего вмеша­тельства в их деятельность. Четкое разграничение полномочий профессио­нального судьи, председательствующего в судебном заседании, и присяжных заседателей гарантирует каждому гражданину право на судебную защиту со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Особый порядок уголовного судопроизводства выражается в предостав­лении некоторых дополнительных процессуальных гарантий участникам уголовно-процессуальных правоотношений в связи с решением всевозмож­ных вопросов по расследованию и рассмотрению уголовных дел. Это имен-

266

но те особенности, которые существуют в рамках единого порядка уголовно­го судопроизводства, и их существование продиктовано необходимостью учета специфики прав и обязанностей субъектов, вступающих в правовые отношения на различных стадиях процесса. Такая личностная специфика связана либо с возрастом, либо с наличием физических или психических не­достатков, препятствующих субъекту самому полноценно осуществлять свои права и исполнять обязанности, либо с наличием у лица уголовно-процессуального иммунитета и т. д.

Выделяя данные производства в самостоятельные главы УПК РФ, за­конодатель счел необходимым специально подчеркнуть, что порядок судо­производства в этих случаях определяется общими правилами Кодекса с оп­ределенными изъятиями (ч. 2 ст. 314, ст. 324, ч. 2 ст. 420, ч. 3 ст. 433, ч. 2 ст. 447, и т. д.). Эти формулировки закона не оставляют никаких сомнений в том, что наличие некоторых особенностей в процессе расследования и рас­смотрения названных категорий уголовных дел самим законодателем не рас­сматривается как конструирование каких-либо особых видов уголовного су­допроизводства. Речь идет лишь об определенных особенностях в рамках единого порядка судопроизводства по уголовным делам. Что касается всех остальных случаев предоставления дополнительных процессуальных гаран­тий отдельным субъектам, то, по нашему мнению, подобное решение вопро­са о соотношении общего и особенного в процессе возбуждения, расследова­ния и рассмотрения соответствующих уголовных дел правомерно и правиль­но. Развитие уголовного процесса невозможно без демократизации его осно­вополагающих начал.

Анализ содержания правовых норм, регулирующих данный вид право­вых отношений, позволяет нам говорить об особенностях норм уголовно-процессуального права. Для нас становится совершенно очевидным обстоя­тельство, свидетельствующее о невозможности установить уголовно-правовое отношение и применить материальную норму уголовного права вне рамок уголовно-процессуальных отношений. Применить нормы материаль-

267

ного уголовного права можно лишь одновременно с применением норм уго­ловно-процессуального права, причем делать это вправе лишь участники правовых отношений, которые специально уполномочены на это государст­вом. С.С. Алексеев отмечает, что нормы процессуального права целеустрем­ленны на то, чтобы обеспечить проведение в жизнь предписаний материаль­ного права. В этом отношении, оставаясь самостоятельными отраслями, они имеют производное, подчиненное в том же самом смысле, в каком форма ка­кого-либо явления зависит от его содержания274.

Сама по себе норма уголовно-процессуального права, как и в любой другой отрасли, «мертва» лишь до тех пор, пока не возникают правовые отношения. С появлением таковых она оживает и становится реальным фак­тором в социально-правовом механизме государства. Будучи связующим звеном, между противоправным деянием и правовыми последствиями (нака­занием) уголовно-процессуальные правоотношения являются тем единствен­ным инструментом, с помощью которого реализуются уголовно-правовые отношения. Эти отношения жизненно необходимы для урегулирования кон­фликта, возникающего между государством и гражданином вследствие со­вершения последним общественно опасного деяния. Они являются именно той правовой формой, в рамках которой происходит его разрешение. Таким образом, без уголовного процесса уголовное право превращается в фикцию; без уголовного права существование уголовного процесса беспредметно и

275

бессмысленно .

Характерной особенностью одновременного применения норм уголов­ного и уголовно-процессуального законодательства является точная законо­дательная регламентация прав и обязанностей субъектов данных правовых отношений. Нормы уголовно-процессуального права имеют конкретной це­лью наиболее эффективное осуществление задач уголовного судопроизвод-

См.: Алексеев С.С. Общие теоретические проблемы системы советского права. М., 1961. С. 139.

275 См.: Уголовный процесс / Под ред. В.П. Божьева. С. 7.

268

ства. Как и другие нормы права, они являются регулятором поведения людей (в данном случае - субъектов уголовного процесса). С помощью этих норм государство регулирует поведение лиц, участвующих в возбуждении, рассле­довании, рассмотрении и разрешении уголовных дел, направляя его в сторо­ну, соответствующую задачам уголовного судопроизводства.

Не вдаваясь в дискуссии, которые ведут представители общей теории права и отраслевых наук о структуре правовой нормы, заметим, что трех­членная структура норм уголовно-процессуального права не должна вызы­вать каких-либо сомнений. Следует согласиться с Б. А. Галкиным в том, что сохранение для процессуального права традиционной схемы элементов структуры правовой нормы обусловлено необходимостью подробной регла­ментации процессуальной деятельности как одним из требований законности в уголовном судопроизводстве . Специфическим для структуры рассматри­ваемых норм является особенно четкое выражение в них гипотезы и диспо­зиции; при этом санкция нередко формулируется применительно не к одной, а ко многим однородным нормам, иногда к целому комплексу диспозиций и гипотез.

Как бы ни была сформулирована норма уголовно-процессуального пра­ва: в виде запрета или дозволения, предписания или ограничения, она всегда указывает на то, как может (должен) вести себя участник уголовного процес­са в определенной процессуальной ситуации. В этом смысле нормы уголов­но-процессуального права являются совокупностью установленных государ­ством юридических возможностей и обязанностей субъектов уголовного процесса. Такие права и обязанности представляют собой две неразрывно взаимосвязанные стороны единого целого, ибо не существует ни одного про­цессуального права, осуществление которого не означало бы выполнения коррелятивной обязанности. В органическом сочетании уголовно-

См.: Галкин Б.А. Советский уголовно-процессуальный закон: Автореф. дис. ... д-раюрид. наук. М., 1962. С. 12.

269

процессуальных прав и обязанностей состоит двуединый (правообязываю-щий) характер любой уголовно-процессуальной нормы.

Именно такая регламентация позволяет обеспечивать строгое соответ­ствие закону, обоснованность и высокую эффективность деятельности по выявлению и раскрытию преступлений, изобличению виновных, справедли­вому применению к ним предусмотренных законом мер уголовного наказа­ния или иного воздействия, а также последовательно добиваться неуклонного осуществления прав и обязанностей лиц, участвующих в производстве по уголовным делам, ограждать их от злоупотреблений и некомпетентности.

Н.В. Витрук, рассматривая место правосубъективности в правовом по­ложении личности, пишет, что она постоянно находится в непосредственной связи с правами и обязанностями как их необходимая предпосылка. Это са­мостоятельная правовая категория, существующая наряду с правами и обя­занностями и свидетельствующая о правовой способности лица иметь права и обязанности, быть их носителем на любой стадии их проявления, в том числе самостоятельно (своими действиями) либо через законных представи­телей приобретать, осуществлять, изменять или прекращать, а также отвечать за неправомерную реализацию и исполнение277.

Мы согласны с мнением тех авторов, которые считают, что правосубъ­ектность имеет самостоятельное содержание, которое не может быть сведено лишь к совокупности прав и обязанностей. «Та или иная совокупность прав и обязанностей не дает и не может дать нам понятия правоспособности, не может его образовать. Способность (возможность) иметь право не есть пра-во... Это явления, лежащие в неодинаковых плоскостях» . Значение право­способности совсем не в том, что это право, а в том, что она позволяет быть носителем (обладателем) права, точнее, прав и обязанностей279.

277 См.: Витрук Н.В. Основы теории правового положения личности в социалистиче­ ском обществе. С. 115.

278 Патюлин В.А. Государство и личность в СССР. М., 1965. С. 124.

279 См.: Комаров С.А. Общая теория государства и права. М., 1997. С. 147.

270

Государство, фиксируя то или иное проявление гражданского состояния личности, заранее определяет объем правового статуса, весь комплекс прав, свобод и обязанностей, тем самым признает личность субъектом действую­щего права. Следовательно, признав личность правосубъектной, оно одно­временно наделяет ее и правовым статусом, и общей правосубъектностью, которая может найти свою конкретизацию в отраслевой правосубъектности. При возникновении отраслевых правовых отношений государство в каждом конкретном случае будет определять правоспособность и дееспособность (неправоспособность и недееспособность) субъектов этих отношений.

На основании изложенного можно сделать вывод о том, что правосубъ­ектность в отрыве от правового статуса в целом не существует, а их связь носит конкретизированный (отраслевой) характер. Так, в процессе производ­ства по уголовному делу все участники правовых отношений: со стороны об­винения (гл. 6 УПК РФ), защиты (гл. 7 УПК РФ), иные участники уголовно­го судопроизводства (гл. 8 УПК РФ) реализуют свои процессуальные права и обязанности. Но не всякий раз реализация нормы является актом ее приме­нения. В.П. Божьев считает, что соблюдение правовых установлений, испол­нение обязанностей и использование предоставленных прав присущи не только должностным лицам, отвечающим за ход и исход производства по уголовному делу, но и гражданам - субъектам уголовно-процессуальных от­ношений. Применение уголовно-процессуальной нормы всегда связано с воздействием, требованиями к субъектам со стороны должностных лиц, от­ветственных за производство по уголовному делу на различных стадиях. При этом властное веление выражает их главенствующую роль на том или другом этапе производства280. Данный вывод нашел свое подтверждение и в общей теории права, считающей уголовно-процессуальное право как «вла­стную индивидуально-правовую деятельность, которая направлена на реше-

См.: Уголовный процесс / Под ред. В.П. Божьева С. 103, 104.

271 ниє юридических дел и в результате которой в ткань системы включаются

281

индивидуальные предписания» .

Нормы уголовно-процессуального права — это установленные государст­вом общие и общеобязательные правила поведения участников уголовно-процессуальных правоотношений, обеспеченные силой государственного принуждения и общественного воздействия, направленные на наиболее эф­фективное осуществление уголовного судопроизводства.

Основываясь на данном понимании норм уголовно-процессуального права, мы полагаем, что они представляют собой такие правила поведения, которые:

1) установлены государством, то есть сформулированы законодатель­ными органами государства в соответствующих нормативных актах. В уго­ловно-процессуальном праве в отличие от некоторых других отраслей права нет санкционированных норм, то есть правил поведения, которые существо­вали бы и до признания за ними юридической силы;

2) являются общими, то есть рассчитаны не на конкретные уголовно-процессуальные действия и правоотношения, а на неоднократно повторяю­щиеся в процессе возбуждения, расследования, рассмотрения и разрешения уголовных дел. В этом смысле, будучи конкретны по содержанию своих тре­бований, велений, нормы уголовно-процессуального права абстрактны по своему объекту и адресату. Данное свойство, типичное для любой правовой нормы, имеет особое значение в уголовном судопроизводстве. Здесь наряду с общими правилами поведения приходится неизбежно встречаться и с такими, которые хотя и содержат в себе государственное веление, но носят, однако, сугубо конкретный характер (например, судебный приговор);

3) имеют общеобязательный характер, поскольку распространяются на всех лиц, которые являются или могут стать в будущем конкретно-определенными участниками уголовного судопроизводства (подозреваемы-

Алексеев С.С. Общая теория права. Т. 1. М. С. 321.

272

ми, обвиняемыми, потерпевшими и др.). Следует учитывать, что абстракт­ность адресата уголовно-процессуальной нормы сочетается с конкретно­стью участника уголовно-процессуальных правоотношений, на которого та­кая норма распространяется. Так, правила поведения обвиняемого общеобя­зательны для всех обвиняемых и по всем уголовным делам, но они не приме­няются и не могут применяться в отношении других участников, поскольку на них распространяются иные правила уголовного процесса;

4) обеспечены силой государственного принуждения (меры процессу­ального принуждения) и общественного воздействия (убеждения). Уголов­но-процессуальное право, как и право в целом, ничто без государственного аппарата, способного принуждать к соблюдению норм права. Как бы ни была велика сила общественного воздействия или правового убеждения, до тех пор, пока существует право, остается необходимость в государственном при­нуждении. Это значит, что применение принуждения возможно к тем, кто не желает сознательно и добровольно согласовывать свое поведение с требова­ниями правовых норм. При этом принуждение должно быть только там и то­гда, где и когда меры общественного воздействия или правового убеждения оказываются недостаточными.

В отличие от других видов государственного принуждения меры уго­ловно-процессуального принуждения имеют свои характерные признаки:

1) применяется только в сфере уголовно-процессуального правоотноше­ния в целях устранения препятствий в осуществлении задач уголовного су­допроизводства;

2) круг лиц, к которым они применяются (основания, порядок, формы, условия и пределы), точно определен и регламентирован уголовно-процессуальным законодательством;

3) законность, обоснованность и целесообразность применения мер уголовно-процессуального принуждения обеспечиваются системой процес­суальных гарантий личности, находящейся под надзором соответствующих государственных органов.

273

<< | >>
Источник: ПОЛИЩУК НИКОЛАЙ ИВАНОВИЧ. ЭВОЛЮЦИЯ И СОСТОЯНИЕ теоретической модели ВЗАИМОСВЯЗИ НОРМЫ ПРАВА, ПРАВООТНОШЕНИЯ И ЮРИДИЧЕСКОГО факта. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора юридических наук. Санкт-Петербург - 2008. 2008

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 2. Процессуальные правовые отношения в доминирующих отраслях права:

  1. 1. ПОНЯТИЕ СИСТЕМЫ ПРАВА И ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ ЕЕ РАЗВИТИЯ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ
  2. 1. ВИДЫ ПРАВОВЫХ ИНСТИТУТОВ
  3. § 2. Эволюция содержания теоретической модели взаимосвязи нормы права, правоотношения и юридического факта
  4. § 3. Сопутствующие элементы теоретической модели взаимосвязи нормы права, правоотношения и юридического факта
  5. § 2. Процессуальные правовые отношения в доминирующих отраслях права
  6. § 3. Функционально-генетическая связь материальных и процессуальных норм права в правовых отношениях
  7. § 1. Теоретические основы классификации юридических фактов в отечественном праве
  8. § 3. Правовая природа классификации юридических фактов в уголовно-исполнительном праве
  9. § 3. Соотношение материальных и процессуальных норм права в обеспечении правовой защиты осужденных к лишению свободы
  10. §7. Административное право Японии
  11. § 1. Правовая природа экономических споров и анализ алгоритмов их разрешения
  12. 2.4. Особенности рецепции римского права в СССР и в современной России.
  13. §1. Основные этапы развития досудебного производства в уголовном процессе Швейцарии: историко-правовой аспект
  14. § 2. Преимущества электронного взаимодействия перед традиционными формами взаимодействия в рамках трудовых и непосредственно связанных с ними отношений
- Авторское право РФ - Аграрное право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -