<<
>>

§ 2.2. Организационно-правовая характеристика судебной деятельности и формы ее реализации

В целях исследования природы и сущности судебной деятельности представляется необходимым определить, что понимается под судебной деятельностью в нашем государстве.

В известной работе, посвященной исследованию судопроизводства и судебной деятельности Российской Империи, правовед И.Я.

Фойницкий выделил дуалистическую природу судебной власти и судебной деятельности: самостоятельность суда в сфере судебного управления и внутреннюю самостоятельность судебной власти.

«Принцип разделения властей требует, чтобы и в этом отношении судебная власть отмежевалась от всех прочих, в государстве существующих...», - отмечает известный правовед.

Далее И.Я. Фойницкий указывает, что такое отмежевание имеет «огромное государственное значение вопроса о судебном управлении. Решение его определяет положение власти судебной и даже постановку самого разбора; от него зависит, быть ли суду только органом, прикладывающим печать к распоряжению других властей государственных, или самостоятельной государственной силой, волю верховной власти в изданном ею законе ограждающей. Внешняя самостоятельность судебной власти требует такого построения, при котором ее судебная деятельность отправлялась бы во всех своих частях независимо от прочих властей, в государстве существующих. Суд должен быть силой, а для этого необходимо, чтобы в руках судебной власти сосредоточивались все мероприятия, обеспечивающие возможность судебного разбирательства и действительного осуществления судебных решений. Этот признак организации может быть назван полнотой судебной власти».

Относительно внутренней самостоятельности судебной власти правовед отмечал, что «внутренняя самостоятельность судебной власти есть качество, которое прежде всего и более всего зависит от самих судей. Оно есть плод твердого убеждения и высокой безупречной нравственности. Воспитывают его общество, судью окружающее, примеры, в жизни им наблюдаемые, наука, ум его возвышающая.

Если почва в этой основной психологической сфере не подготовлена, никакие государственные мероприятия не сотворят независимого судьи»[102].

Данный вывод, сделанный в ХІХв., актуален до настоящего времени.

В развитие сказанного требуется исследовать сущность предлагаемого построения, при котором судебная деятельность отправлялась бы во всех своих частях, что неизменно подталкивает нас к изучению структуры судебной власти.

В нормативных правовых актах Российской Федерации довольно часто встречаются термины «деятельность суда» либо «обеспечение деятельности судов»[103].

В юридической литературе, при анализе структуры судебной системы, исследователи апеллируют такими понятиями, как «деятельность органов суда», «судебная деятельность», которые в большинстве случаев употребляются как синонимы. Кроме этого, судебная деятельность рассматривается как вид государственной деятельности, как разновидность социальной либо юридической деятельности1.

Вместе с тем, достаточного количества концептуальных разъяснений, что является судебной деятельностью, каковы ее признаки, способы либо формы функционирования в юридической науке не имеется. Из немногочисленных научных исследований по этому вопросу можно отметить работу И.Ю. Носкова «Судебная деятельность: понятие, виды, основные характеристики» (2016 г.), в которой предлагается авторское определение судебной деятельности как «вида государственной деятельности по реализации полномочий судебной власти, определенных Конституцией Российской Федерации, которая осуществляется судами и включает два вида их деятельности: а) правоприменительную деятельность по осуществлению правосудия и б) организационновспомогательную деятельность, служащую повышению качества правосудия». Анализ места понятия «судебная деятельность» в структуре категориального аппарата, отражающего деятельностную сторону судебной власти, привел автора к выводу о том, что «судебная деятельность составляет содержание понятия «деятельность судебной системы»[104] [105].

Указанное определение судебной деятельности, по-нашему мнению, является не бесспорным, поскольку автором не анализируется судебная деятельность с точки зрения соотношения с судебной властью.

Предлагаем рассмотреть понятие «судебная деятельность» с точки зрения соотношения судебной власти и правосудия и представить собственное видение по этому вопросу.

В справочно-юридических источниках существует множество определений понятия «деятельность».

В словаре С.И. Ожегова «деятельность - это занятие, труд. Работа каких-н. органов, сил природы». Д.Н. Ушаков определяет деятельность как работу, систематическое применение своих сил в какой-нибудь области»[106].

В философии деятельность определяется как проявление активности субъекта, выражающейся в целесообразном изменении окружающего мира, а также в преобразовании человеком самого себя. Основной характеристикой деятельности является ее осознанность и достижение цели[107].

В психологии под деятельностью понимают динамическую систему взаимодействия субъекта с миром, направленную на познание и творческое его преобразование. Деятельность связана с сознательной постановкой цели, приобретенных в специальном обучении умений и навыков, использованием орудий и средств, созданных в ходе развития человеческой культуры. Деятельность имеет свою структурную организованность - она имеет мотив, цель, предмет и средства реализации[108].

В науке существует теория деятельности. Общие черты теории деятельности прослеживаются в учениях Аристотеля и Платона, отдельные ее моменты отражены в работах И. Канта, И.Г. Фихте, Г.Ф. Гегеля. Большое значение имел данный принцип для учения К. Маркса. В XX в. эту концепцию применяли в изучении психологии и социологии. Были разработаны психологическая теория деятельности (Л.С. Выготский, С.Л. Рубинштейн, А.Н. Леонтьев) и теория социального действия (М. Вебер, Ф. Знанецкий). Большой вклад в разработку общей теории внесли Г.П. Щедровицкий и Э.Г. Юдин[109].

Категория деятельности играет важную теоретическую и методологическую роль в науке.

Перед исследователями стоит задача выработки общего понятия деятельности, поскольку оно необходимо для выполнения двух важных функций: в качестве объяснительного принципа бытия человека и общества, и средства описания особой формы действительности, являющейся объектом исследования[110].

Впервые структуру деятельности описал Г. Гегель, выделив в ней три элемента: цель, средство и результат. К. Маркс добавил еще два элемента: предмет и характер выполняемых операций.

Таким образом, выделим четыре элемента деятельности:

1. Цель.

2. Средство.

3. Процесс.

4. Результат деятельности.

Вместе с тем, несмотря на разнообразие точек зрения, неоспоримым является тезис о том, что любая деятельность является системой. Она представляет собой комплекс взаимодействующих элементов, которые вместе со связями образуют системное качество. Всякая деятельность имеет определенную структуру. Структура определяется как относительно устойчивый способ связи элементов системы.

Для целей нашего исследования под деятельностью будем понимать комплексную работу системы эмерджентных элементов (цель, средство, процесс), выраженную в конечном результате.

Поскольку в исследуемой дефиниции имеется слово «судебная», предполагается смещение акцента именно на эту составляющую термина «судебная деятельность». Полагаем необходимым рассмотреть структурные связи и совокупность элементов нашего определения с точки зрения системного анализа.

В предыдущей главе мы рассмотрели определение суда и дали толкование этой категории. Проанализируем использование этого термина в нормативных правовых актах.

Современное нормативное употребление термина «суд» имеется как в международных, так и в отечественных правовых актах.

Например, в Уставе ООН Международный Суд определен как главный судебный орган Организации Объединенных Наций.

Конвенцией о защите прав человека и основных свобод, в целях обеспечения соблюдения обязательств, учрежден на постоянной основе Европейский суд по правам человека[111].

Как мы видим, суды учреждаются как главные судебные органы с собственной юрисдикцией.

По отечественному законодательству, судебная власть осуществляется судами, под которыми понимаются самостоятельные и независимые органы, составляющие в совокупности судебную систему государства[112].

Научные подходы к исследованию судебной деятельности разнообразны.

С.В. Калашников считает, что сегодня существует комплекс взаимосвязанных направлений судебной деятельности[113]. К такому комплексу, по его мнению, относятся: осуществление судебными органами мер, направленных на предупреждение правонарушения; деятельность, связанная с восстановлением уже нарушенных прав и свобод; рассмотрение дел, связанных с оспариванием правовых актов; рассмотрение вопросов о возмещении имущественного и компенсации морального ущерба; принятие мер в соответствии с законом о привлечении к юридической ответственности субъекта (субъектов).

Похожее толкование дано в научном исследовании, посвященном вопросам судебной деятельности в условиях формирования информационного общества.

При этом к основному направлению судебной деятельности - правосудию - автор добавляет еще один признак, связанный с организационной деятельностью суда, которая призвана обеспечить создание условий для эффективного осуществления правосудия[114].

Полагаем, данные определения ближе к понятию правосудия, а не судебной деятельности как правовой категории, поскольку авторами в основе дефиниции указываются основные признаки правосудия, в отдельных случаях добавляются некоторые свойства, связанные с организационно-правовой деятельностью суда.

Отдельные авторы исследуют виды судебной деятельности в соотношении с судебной властью. Так, К.Ф. Гуценко, М.А. Ковалев указывают: что «...довольно распространено неоправданное стремление сводить судебную власть к какому-то одному из видов судебной деятельности. Нередко о судебной власти говорят и пишут как о синониме правосудия и наоборот.

Такого рода заблуждение встречается, пожалуй, чаще, чем отмеченное выше. С ним можно столкнуться при изучении не только литературных источников, но даже некоторых действующих законов, а равно считающихся архиавторитетными решений высших судебных инстанций»[115].

Другие исследователи полагают, что судебная деятельность выражается в судебных актах, как результат деятельности органов судебной власти, либо делают попытку выяснить, как соотносятся между собой понятия «судебная деятельность» и «правосудие», тождественные это понятия или нет[116].

Интересны в этом аспекты размышления исследователей XVIII-XIX вв.

Так в трудах И.Я. Фойницкий мы увидим определение что образует понятие суда или судебного места - это «.совокупность должностных лиц судейского звания, учрежденных для совместного отправления судебной деятельности;

присоединяя к ним и иных должностных лиц, состоящих при суде в качестве вспомогательных органов судебной деятельности, мы получаем более широкое понятие судебного установления. Судебную службу несут отдельные лица. Судебная деятельность органами своими имеет не лица, а установления: каждое отдельное лицо, в ней участвующее, действует как установление или член его. Существует ряд внешних условий, обязательных для судебной деятельности.

Таковы условия судебного языка, времени, места и вообще обстановки судебной

120

деятельности..

Следует отметить, что в советский период отдельными специалистами при попытках исследования сущности судебной деятельности в большинстве случаев происходила терминологическая подмена, и анализу подвергался термин «судебное управление», который наиболее часто употреблялся в то время в юридической литературе, законодательных актах в целях определения внепроцессуальной деятельности судов (особенно в части деятельности вышестоящих судов по руководству нижестоящими судами).

Имелись и противники такой концепции, которые предлагали заменить определение «судебное управление» на «организационное управление судами». При этом авторами обеих подходов анализировалось соотношение судебного управления и надзора за судебной деятельностью[117] [118].

Однако в целом судебное или организационное управление судами исследователи считали самостоятельной отраслью государственного управления. Органами управления являлись, по их мнению, высшие и местные органы власти и их исполнительные и распорядительные органы и вышестоящие суды, каждый в пределах своей компетенции и по определенному кругу вопросов.

В целях сравнения рассмотрим смежное определение «организационноправовое обеспечение деятельности судов», встречающееся в юридических источниках.

Организационно-правовое обеспечение деятельности судов, по мнению

авторов термина, следует рассматривать как развивающуюся систему, которая включает комплекс мероприятий. Такой комплекс включает мероприятия «...правового, информационного, кадрового, финансового, материально

технического характера, направленных на создание условий для полного и независимого осуществления правосудия»[119].

Диссертанту представляется, что указанное определение можно отнести не только к деятельности судов общей юрисдикции, но и к деятельности арбитражных, военных судов и мировых судей.

При этом дискуссионной представляется формулировка по административно-правовому взаимодействию и оказанию содействия органами государственной власти. Взаимодействие по вопросам осуществления правосудия и оказания содействия в вопросах организации деятельности судов непременно соприкасается с принципом независимости судебной власти и судьи в отдельности.

По мнению Т.Ю. Вилковой «независимость судей обеспечивается как предусмотренной законом процедурой осуществления правосудия (п. 1 ст. 9 Закона о статусе судей), так и системой взаимосвязанных гарантий непроцессуального характера»[120].

Такие гарантии закреплены в различных нормативных правовых актах, составляющих основу правового статуса судьи[121].

По мнению диссертанта, термины «судебное управление», «организационное управление судами» являются предшественниками исследуемого понятия «судебная деятельность» и в узком понимании включают в себя только организационно-правовое управление, финансовое обеспечение, формирование кадрового состава, управление реализацией социальных гарантий судьи.

Сегодня содержание понятий «судебная власть» и «судебная деятельность» неоднозначно раскрывается в юридической литературе. Единства в подходах не выработано, что, как представляется, во многом определено многогранностью этих явлений. Одни авторы сводят смысл деятельности органов суда только к организации судов, другие признают тесную связь судебной власти с судоустройственным понятием института судебной системы. Мы полагаем, что термин «судебная власть» является универсальной правовой категорией, охватывающей природу особой ветви государственной власти. При этом понятие суда не тождественно понятию судебной власти.

Фундаментальным признаком судебной власти и в то же время ее отличительным признаком от суда является объем юрисдикции. Он должен быть достаточным для полноценного выполнения возложенных на эту ветвь государственной власти задач, главной из которой является эффективное отправление правосудия. Подробное исследование признаков судебной власти отражено диссертантом в отдельном труде[122].

Обобщая вышеизложенное, можно сказать, что судебная власть имеет обязательные характеристики, совокупность которых отражает ее сущность, в том числе ее проявление осуществляется через две функции: ведущую (главную) - правосудие и судебную деятельность. Правосудие и судебная деятельность, в свою очередь, функционируют через собственные, присущие только им формы и инструменты.

Проведенное исследование позволило нам выявить несколько квалифицирующих признаков судебной деятельности.

Первый характеризует судебную деятельность как особый вид государственной деятельности судебных органов, осуществляемой в следующих формах: в виде судебного контроля, надзора за судебной деятельностью нижестоящих судов со стороны вышестоящих, содействия органам судебного сообщества, реализации права законодательной инициативы, формирования судейского корпуса, а также в организационно-правовом, кадровом и социальном обеспечении органов судебной власти.

Второй признак выражается в виде комплексного организационноправового явления, которое по своей правовой природе является другой функцией судебной власти и проявляется в системной и последовательной реализации судебными органами мер правоприменительного, правозащитного, правотворческого, правоохранительного и организационного характера.

Последующий признак указывает, что судебной деятельности как правовой категории присущи такие свойства, как иерархичность норм права; их целостность и в то же время обособленность; эмерджентность (свойства, которые не присущи ее элементам в отдельности, а возникают благодаря объединению этих элементов в единую, целостную систему).

С учетом вышеизложенного, можно сделать вывод о том, что судебная деятельность имеет дуалистическое содержание: во-первых, она рассматривается как комплекс организационно-правовых мер и действий, которые по своей правовой природе осуществляются судом и проявляются прежде всего в системной и последовательной реализации судебными органами мер по организации наиболее эффективной деятельности суда и направлены на организацию качественного отправления правосудия.

Во-вторых, судебная деятельность проявляется и в принятии органами суда судебных актов по разрешению подведомственных суду дел.

<< | >>
Источник: МИШАКОВА Надежда Валерьевна. ОРГАНИЗАЦИЯ СУДЕБНОЙ ВЛАСТИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (НОРМАТИВНО-ПРАВОВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ). ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 2.2. Организационно-правовая характеристика судебной деятельности и формы ее реализации:

  1. § 4. Организационно-правовые формы отношений органов самоуправления с центральными ведомствами.
  2. Правовая характеристика налогообложения индивидуальных предпринимателей без образования юридического лица.
  3. Глава III. Предприятие как организационно-правовая форма
  4. §1. Правовая характеристика предприятия как субъекта права
  5. §2. Предприятие кик имущественный комплекс в соотношении с организационно-правовой формой в России.
  6. ГЛАВА І. ХОЛДИНГ КАК РЕЗУЛЬТАТ ОБЪЕКТИВНОЙ ПОТРЕБНОСТИ ПОСТРОЕНИЯ ОТНОШЕНИЙ ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВОЙ ЗАВИСИМОСТИ
  7. ГЛАВА ВТОРАЯ ГОСУДАРСТВЕННО - ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ТЕОКРАТИИ
  8. § 2. Правовая защита как составная часть правового статуса осужденных к лишению свободы
  9. РАЗДЕЛ 3 ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВЫЕ ФОРМЫ СОТРУДНИЧЕСТВА УКРАИНЫ С МЕЖДУНАРОДНЫМИ МЕЖПРАВИТЕЛЬСТВЕННЫМИ ОРГАНИЗАЦИЯМИ – НАТО; ЕС, В СФЕРЕ ПОСТРОЕНИЯ СОВРЕМЕННОЙ СИСТЕМЫ ЕВРОПЕЙСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
  10. § 1.3. Распределение компете}щии между римскими преторами и курульными эдилами и характер их административно-судебной деятельности
  11. ГЛАВА 3. СОВРЕМЕННЫЕ ПРАВОВЫЕ, ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ И МЕТОДИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СУДЕБНО-ЭКСПЕРТНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ПУТИ ИХ РЕШЕНИЯ
  12. Проблемы правовой регламентации судебно-экспертной деятельности на современном этапе
  13. СОДЕРЖАНИЕ
  14. § 2.1. Теоретико-правовая характеристика правосудия
  15. § 2.2. Организационно-правовая характеристика судебной деятельности и формы ее реализации
  16. § 3.2. Особенности реализации и перспективы оптимизации отдельных форм судебной деятельности
- Авторское право РФ - Аграрное право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -