<<
>>

2.1. Анализ практики реагирования на критические материалы в средствах массовой информации о деятельности органов внутренних дел России на современном этапе

Согласно ведомственным нормативным документам, ключевую роль в процессе реагирования на критические материалы о деятельности органов внутренних дел в СМИ играют руководители подразделений органов внутренних дел, чья деятельность является «... полиаспектной, эмоционально насыщенной, требует от субъекта труда развитой волевой, коммуникативной, моральноэтической составляющей личности»[89]. На сегодняшний день актуальна роль современного руководителя органов внутренних дел как «. дипломата, устанавливающего контакты с партнерами и властями, успешно преодолевающего внутренние и внешние конфликты»[90].

Зачастую именно от позиции и мнения руководителя органов внутренних дел в той или иной проблемной ситуации, адекватности его реагирования на критический материал, зависит репутация и имидж ведомства.

Согласно распоряжения министра внутренних дел России для снижения общественного резонанса и локализации негативного распространения слухов о деятельности органов внутренних дел задействуется руководящий состав органов внутренних дел различного уровня. В процессе реагирования на общественную критику руководители выступают в качестве лиц, ответственных по занимаемой должности за сотрудников и способных адекватно, эффективно реагировать на те или иные проблемные ситуации, связанных со служебной деятельностью. Сложность подобных ситуаций, которых можно назвать кризисными, в новизне, неопределенности и неоднозначности. В этих условиях руководителям приходится принимать непростые управленческие решения.

В интересах более углубленного изучения современного состояния управленческой деятельности руководителей органов внутренних дел различного уровня автором в 2014 г. было проведено социологическое исследование практик реагирования на критические материалы о деятельности органов внутренних дел в средствах массовой информации, программа которого представлена в приложении 1. Работа проводилась в двух территориальных органах МВД России - МВД по Республике Татарстан и ГУ МВД России по Нижегородской области. Отметим, что первый территориальный орган характеризуется высоким уровнем общественной критики из-за событий в ОВД «Дальний», а второй отличается отсутствием резонансных событий с негативной составляющей, способных вызвать вал общественной критики деятельности полиции.

В ходе исследования было опрошено 114 руководителей подразделений органов внутренних дел различного уровня. Описание логики и результатов обработки полученных эмпирических данных осуществляется в следующей последовательности:

- в первую очередь, рассматривается и анализируется отношение руководителей органов внутренних дел к средствам массовой информации, их мнение об объективности и влиянии средств массовой информации на деятельность органов внутренних дел;

- во-вторую очередь, выявляется и анализируется отношение руководителей органов внутренних дел к общественной критике, позволяющее выявить основные тенденции и перейти к анализу процесса реагирования на критические материалы;

- в заключение, выделяются преобладающие типы реагирования

руководителей органов внутренних дел на критические материалы о деятельности органов внутренних дел в средствах массовой информации.

Отметим, что результаты экспертного опроса руководящего состава по некоторым вопросам будут сравниваться с итогами анкетирования слушателей факультета подготовки руководителей территориальных органов внутренних дел Академии управления МВД России, проведенных в 2009 и 2012 гг., интервьюирования руководителей региональных подразделений информации и общественных связей, проведенного в 2013 г.

на Высших академических курсах Академии управления МВД России, а также социологических исследований об уровнях доверия к органам внутренних дел и средствам массовой информации, проведенных Фондом общественного мнения (ФОМ) в 2014 г. и Всероссийским центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ) в 2011, 2012, 2015, 2016 гг.

Рисунок 2. Стаж службы респондентов в органах внутренних дел

Анализ основных характеристик опрошенных руководителей ОВД показал, что подавляющее большинство из них (88 %) занимают должности, относящиеся к старшему руководящему составу, остальные 12 % - к категории среднего руководящего состава. При этом, распределение респондентов по стажу работы

выглядит следующим образом: проработавшие в органах внутренних дел более 25 лет составили 28,1 % от общего числа опрошенных, от 21 до 25 лет - 26,3 %, от 16 до 20 лет - 33,3 %, от 11 до 15 лет - 9,6 %, от 6 до 10 лет - 1,8 %, от 5 лет и менее - 0,9 % (см. рис. 2).

■ служба общественного порядка

■ следствие

■ оперативная служба

■ обеспечивающие подразделения

■ отделы МВД

Рисунок 3. Подразделения, в которых служат респонденты Данное распределение объясняется тем, что на должностях руководящего состава, как правило, находятся лица старшего возраста, имеющие больший стаж работы. Более половины респондентов находятся на службе в органах внутренних дел около 20 лет, что свидетельствует о многолетнем опыте руководства в рамках службы. Руководителями отделами внутренних дел на районном уровне являются 44,7 % опрошенных. Оперативными подразделениями руководят 32,5 % респондентов, к службе по обеспечению общественного порядка и общественной безопасности относятся 12,3% от общего числа анкетируемых, представителями обеспечивающих служб (внутренняя служба) являются 2,6 % респондентов, органы следствия представлены 0,9 % (см. рис. 3). Таким образом, социальнопрофессиональная общность руководителей ОВД может рассматриваться как достаточно стабильная группа, значимые характеристики членов которой в той или иной степени совпадают: подавляющее большинство из них имеют большой стаж работы в органах внутренних дел и высокий уровень руководящей

должности.

Характеризуя современное состояние процесса реагирования на критические материалы, следует отметить, что согласно ведомственным нормативным документам[91] [92] руководители органов внутренних дел на районном и территориальном уровне обеспечивают организацию информирования населения и представления информации о деятельности ОВД средствам массовой информации. Реагирование на критические материалы непосредственно возложено на сотрудников подразделений информации и общественных связей органов внутренних дел, контроль своевременного реагирования на критические материалы в СМИ и сети Интернета осуществляет руководство Управления общественных связей (УОС) МВД России.

В ходе исследования респондентам были заданы последовательно четыре вопроса, касающихся средств массовой информации. В первую очередь руководителям подразделений органов внутренних дел (ОВД) было предложено оценить степень влияния средств массовой информации (СМИ) на деятельность органов внутренних дел. По результатам опроса, лишь десятая часть (10,5 %) опрошенных считают влияние СМИ на деятельность ОВД сильным. Наибольшее число респондентов (36 %) придерживаются мнения, что СМИ скорее влияют, чуть меньше (32,5 %) считают это влияние средним, 14,9 % согласны с тем, что СМИ скорее не влияют, и абсолютное меньшинство (3,5 %) респондентов отрицают какое-либо влияние СМИ на деятельность ОВД.

Таким образом, чуть меньше половины (46,5 %) руководителей относятся к СМИ как к авторитетному социальному институту, имеющему серьезное влияние на правоохранительную деятельность. Треть респондентов назвала это влияние средним (32,5 %). Менее всего среди руководителей сторонников мнения о «невлиятельности» СМИ - 18,4% (см. рис. 4).

не влияют скореє не влияют средне влияют скорее влияют сильно влияют

Рисунок 4. Оценка влияния СМИ на деятельность ОВД Между тем, по данным фонда «Общественное мнение» (ФОМ)[93] [94], 59 % населения уверены в положительном влиянии журналистов на жизнь страны. Их негативное влияние видят лишь 5 % россиян. Полагают, что никакого влияния нет, 20 % респондентов. Причем 54 % опрошенных считают, что за последнее время профессиональный уровень российских журналистов повысился. 25 % уверены, что он не изменился, 7 % - что снизился. У журналистов, считают респонденты, возможностей высказывать свое мнение «столько, сколько нужно» (65 %) или даже «слишком много» (13 %). Это подтверждают и данные

л

Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) , утверждающие, что наиболее влиятельным общественным институтом по сравнению с церковью, партиями и профсоюзами, россияне считают средства массовой информации (3,64 балла из 5 возможных). По сравнению с 2000 г., оценка роли СМИ практически не изменилась (тогда их влияние в среднем оценивалось на 3,60 балла). Наименее значительной роль этого института выглядела в 2008 г. (3,52 балла).

Далее руководителям ОВД было предложено высказать свое мнение об объективности СМИ при отражении общественного мнения. 35,1 % респондентов считают, что СМИ и объективны, и не объективны. 31,6 % придерживаются мнения, что СМИ скорее объективны, и лишь 11,4 % опрошенных считают СМИ объективно отражающими общественное мнение. 13,2 % руководителей считают, что СМИ скорее не объективны, а 3,5 % категорично отрицают объективность СМИ при отражении общественного мнения (см. рис. 5).

Рисунок 5. Оценка объективности отражения общественного мнения средствами массовой информации

Как видим, чуть меньше половины (43 %) респондентов рассматривают СМИ как объективно отражающих общественное мнение. Чуть более трети из них (35,1 %) сомневаются в объективности СМИ при отражении общественного мнения. И только 16,7 % руководителей ОВД считают СМИ не объективными, а преследующими какие-то свои цели (корыстные, корпоративные, личные).

На вопрос о важности учета критических материалов о деятельности органов внутренних дел в СМИ почти половина руководителей ОВД (47,4 %) считают учет общественной критики важным. С ними согласны треть опрошенных респондентов

(32,5 %), которые считают, что учет критики скорее важен. Как видим, что большинство (79,9 %) опрошенных руководителей ОВД учитывают

контролирующую функцию СМИ над деятельностью ОВД в своей управленческой деятельности (см рис. 6). Представители этого типа понимают важность социальной роли современных СМИ в современном демократическом государстве. Десятая часть (9,6 %) участников опроса считают этот учет в своей управленческой деятельности и важным, и не важным. 4,4 % опрошенных считают учет критики скорее не важным, и меньшинство (1,8 %) считают учет критики не важным. Таким образом, лишь 15,8 % опрошенных руководителей не придают значения критическим материалам о деятельности ОВД. Это свидетельствует об их непонимании роли СМИ в процессе формирования общественного мнения о работе полиции и низком уровне знаний медиасферы.

Рисунок 6. Оценка важности учета критических материалов

о деятельности ОВД в СМИ

По результатам опроса, проведенного среди слушателей факультета подготовки руководителей территориальных ОВД Академии управления МВД России, большая часть респондентов заявили о высокой готовности к выполнению управленческих функций, но «... как относительно низкая расценивается опрошенными готовность к качественно новым задачам (взаимодействие с население, общественными объединениями, средствами массовой информации)»[95]. Можно сказать, что руководители органов внутренних дел оказались не готовы к равноправному диалогу со СМИ, которые на сегодняшний день являются важнейшим и влиятельным институтом в жизни общества.

Участившиеся факты нарушения сотрудниками органов внутренних дел законности и служебной дисциплины вызывают обоснованную негативную реакцию в обществе и являются основанием для появления критических материалов. В связи с этим, респондентам было предложено оценить степень действенности критики деятельности ОВД в СМИ. Публичную общественную критику считают действенной 18,4 % руководителей ОВД. Чуть больше трети (33,3 %) респондентов придерживаются мнения, что критика скорее действенна. Менее трети опрошенных (26,3 %) считают критику и действенной, и не действенной. скорее не действенной критику считают 14,9 %, а 1,8 % категорично считают, что социальная критика ОВД в СМИ не действенна. Таким образом, чуть более половины опрошенных руководителей (51,8 %) считают публичную критику действенным инструментов и рассматривают критические материалы как серьезный повод для управленческого реагирования в целях совершенствования деятельности ОВД (см. рис. 7). Гораздо меньше (16,7 %) руководителей придерживаются мнения о бесполезности публичной критики. Этот тип руководителей предпочитает ее не замечать, как результат, своим игнорированием они лишь усугубляют коммуникативный диссонанс в отношениях ОВД и общества.

Рисунок 7. Оценка действенности критики деятельности ОВД в СМИ Представим полученные результаты ответов на первые четыре вопроса, касающихся СМИ, в виде таблицы (таблица 1).

Табл.1

Отношение руководителей ОВД к СМИ

Влиятельность

СМИ

Объективность

СМИ

Важность учета критики Действенность

критики

Да 46 % 43 % 79,9 % 51,8 %
И да, и нет 32,5 % 35,1 % 9,6 % 26,3 %
Нет 18,4 % 16,7 % 6,2 % 16,7 %

Как видим, по всем вопросам, кроме вопроса о важности учета критики, мнения руководителей подразделений ОВД распределились почти одинаково. Половина руководителей согласна с влиятельностью и объективностью средств массовой информации и действенностью общественной критики, а в число другой половины входят сомневающиеся и отрицающие объективность, влиятельность СМИ и действенность критики. Лишь по вопросу учета критических материалов респонденты проявили почти полную солидарность - 80 % опрошенных считают этот критерий оценки деятельности ОВД важным. Таким образом, можно сделать вывод, что половина руководителей ОВД недопонимают сущность такого социального института как СМИ, но в связи с актуальностью проблемы публичной общественной критики считают учет критических материалов о деятельности полиции в СМИ важным.

Далее в ходе опроса участникам было предложено высказать свое отношение к критическим материалам средств массовой информации различного уровня (федерального, регионального, районного) и российского сегмента интернета. В приведенной ниже диаграмме отражено отношение руководителей ОВД к СМИ различного уровня по степени важности (см. рис. 8). Как видно, наиболее важной руководители ОВД считают критику СМИ федерального уровня. Причем наиболее болезненно воспринимается критика именно федерального ТВ, которое в силу своей доступности и широте охвата аудитории является лидером российского медиапространства. Далее по важности следуют региональные, а затем районные СМИ.

Рисунок 8. Оценка степени важности критических материалов в СМИ различного уровня Вполне закономерно, что материалы федеральных СМИ вызывают сравнительно больший общественный резонанс. Критика местного уровня не так болезненна, скорее всего, из-за меньшей по численности аудитории СМИ и более близких отношений руководства ОВД с муниципальными руководителями и руководителями районных СМИ. Хотя следует учитывать, что наиболее

подробную информацию предоставят именно местные СМИ, поскольку они ориентированы на освещение событий и проблематику в своем регионе, наиболее включены в процессы, происходящие на местах, и наиболее полно отражают нюансы этих процессов. Таким образом, можно сделать вывод, что критика местного уровня воспринимается не так серьезно, как критика, прозвучавшая на федеральном уровне и ставшая предметом обсуждения не только большей по численности аудитории СМИ, но и вышестоящего ведомственного руководства.

Этот факт свидетельствует о том, что для руководителей ОВД на территориальном и районном уровне важнее оценка федерального уровня, чем оценка своего, местного (регионального или районного) уровня. Другими словами, для руководителей ОВД важно мнение по вертикали сверху, мнение руководства, чем мнение по горизонтали, то есть общественное мнение. Это противоречие объясняется сильной централизацией деятельности органов внутренних дел России, полной подконтрольностью единому федеральному началу управления, в результате чего ослабевает авторитет региональных (муниципальных) властей и связь с населением. На второй план уходит главный показатель эффективности деятельности ОВД - удовлетворенность местного населения работой полиции.

По мнению же большинства руководителей территориальных подразделений информации и общественных связей ОВД, участников экспертного опроса, важна критика любого уровня, и на каждый критический материал необходимо адекватно реагировать независимо от СМИ, его опубликовавшего. При этом отметим, что на сегодняшний день в российском медиапространстве наблюдается постоянный рост числа издательских домов, телеканалов, радиокомпаний, но вместе с этим «...происходит уменьшение сектора общественно-политической прессы, способной выполнять функции диалога, форума, контроля и артикуляции общественных интересов»[96]. Таким образом, на сегодняшний день актуальна проблема дифференциации критических материалов по качественной характеристике (репутации) СМИ, его опубликовавшего.

На сегодняшний день сотрудники органов внутренних дел в силу специфичности своей профессии, связанной с ограничением прав и свобод граждан, постоянно находятся в центре общественного внимания и вызывают повышенный интерес средств массовой информации, особенно когда «... освещаются факты нарушения закона сотрудниками органов внутренних дел»[97]. В общественном сознании сотрудник органов внутренних дел является представителем государства, в связи с чем он должен служить примером законопослушного поведения. Нарушение общепринятых правил, норм сотрудниками ОВД вызывает больший негативный резонанс, чем делинквентное поведение акторов, не наделенных государственными полномочиями.

В представленном графике (см. рис. 9) отчетливо выражены наиболее общие точки зрения руководителей ОВД о причинах появления общественной критики в СМИ.

разочарование в ОВД эмоциональное восприятие действительности

сведение счетов страх перед ОВД желание улучшить деятельность ОВД недовольство качеством деятельности ОВД

Рисунок 9. Причины появления критических материалов о деятельности ОВД в средствах массовой информации

По мнению опрошенных руководителей подразделений ОВД, главной причиной появления критических материалов является чрезмерно эмоциональное восприятие действительности общественностью (38,6 %). Этот факт можно объяснить тем, что большей частью причины обращения граждан за помощью в полицию носят негативную окрашенность из-за совершенных посягательств против них или их имущества. Обостренное эмоциональное состояние характерно не только для пострадавшего, но и для подозреваемого в преступлении. Ожидание граждан идеального исполнения полицейскими своих служебных обязанностей нередко на практике оборачивается разочарованием. Хотя, как показывает опрос, меньше всего респонденты считают причинами общественной критики разочарование в ОВД (6,1 %), так же как и страх перед ОВД (6,1 %). Чуть больше трети респондентов (37,7 %) видят в критике недовольство качеством

деятельности ОВД, таким образом, признавая существующую проблему качества предоставляемых полицией социальных услуг.

Почти четверть опрошенных придерживается мнения о том, что подоплекой критических материалов является сведение счетов с сотрудниками ОВД (22,8 %). Чуть меньше руководителей воспринимают критику как искреннее желание улучшения деятельности ОВД (16,7 %). Таким образом, можно делать вывод, что лишь чуть более трети участников опроса понимает, что сотрудники ОВД стали объектами общественной критики из-за низкого уровня качества предоставляемых населению услуг.

Между тем, данные проведенного исследования сотрудниками ФГКУ «ВНИИ МВД России» позволили получить информацию об адекватности представлений сотрудников полиции о том, почему граждане не удовлетворены их работой. Налицо полное несовпадение с мнением населения. Большинство граждан (более 70 %) причины неудовлетворенности действиями полиции связывают с их негативным и грубым поведением. В ответах сотрудников полиции, причины неудовлетворенности их работой людьми существенно искажены. Для них, в первую очередь, это несовершенство законодательства - 34 % ответов; отсутствие сил и средств, что не позволяет в полной мере решать проблемы населения - 17 %. Таким образом, сотрудники ОВД склонны объяснять недовольство населения внешними обстоятельствами.

Характеризуя контакты с населением как успешные, полиция вступает в противоречие с объективной реальностью и с восприятием ее образа, формируемого в массовом сознании. В результате анализа оценки сотрудниками полиции показателей качества своих взаимоотношений с населением, можно подчеркнуть, что «... фактор успешности в социальном общении при выполнении служебных обязанностей, который они часто используют, имеет скорее формальное, чем содержательное значение. На вербальном уровне их оценки практически не связаны с эмоционально-коммуникационной сферой взаимодействия и не основаны на субъективной потребности самореализации сотрудников в сфере социальных отношений»[98]. Таким образом, было выявлено неадекватное реальному положению дел восприятие сотрудниками полиции своих отношений с населением. Рассматривая службу с точки зрения социальных взаимодействий с людьми в среднем более 60% опрошенных полицейских удовлетворены ею, и только 30% в той или иной мере выразили неудовлетворенность контактами с гражданами в процессе несения службы.

Успешность выполнения средствами массовой информации функции так называемой «четвертой власти» зависит от того, как воспринимают органы внутренних дел контроль со стороны гражданского общества: как помеху в работе со стороны некомпетентных граждан или как реальную помощь в проведении курса реформ. Восприятие критических материалов руководителями подразделений ОВД (можно было выбрать несколько вариантов ответа) отражено на ниже приведенном рис. 10.

Рисунок 10. Оценка восприятия критических материалов.

Данные свидетельствуют о том, что почти половина опрошенных руководителей ОВД (43 %) главным образом воспринимают общественную критику, выраженную в средствах массовой информации, как попытку непрофессионала вмешаться в деятельность ОВД. Лишь треть руководителей (31,6 %) воспринимают критику как резерв для совершенствования, как помощь в устранении недостатков воспринимают 29,8 % опрошенных, как доведение до их сведения фактов, оставшихся вне поля их зрения 28,9 % респондентов. Четверть опрошенных (25,4 %) воспринимают общественную критику как неприятный момент на службе. Исходя из этого, можно констатировать, что руководители подразделений ОВД не готовы адекватно воспринимать общественную критику. Большей частью они считают критику деятельности ОВД в СМИ необоснованной и принимают этот неприятный факт как данность сегодняшнего дня.

Это подтверждают и эксперты из ведомственных исследовательских центров МВД, которые фиксируют неудовлетворенность сотрудников ОВД своими медийными образами: «... освещение средствами массовой информации деятельности органов внутренних дел необъективно и способствует снижению авторитета»[99] [100] [101]. По мнению сотрудников органов внутренних дел, «... главным «виновником» недоверчивого и опасливого отношения горожан к милиции

Л

выступают средства массовой информации» . Это играет негативную роль в оценках сотрудниками ОВД роли критических материалов, определяющими факторами которых являются «. ощущение неприязни, страха, неуважения к ним со стороны населения, ... и столь же всеобщее для сотрудников ощущение

3

недооцененности» .

Таким образом, большинство сотрудников органов внутренних дел убеждены в существовании так называемой информационной войны, направленной против МВД России с целью его дискредитации: «... не обладая абсолютными цифрами, на основании результатов проведенных исследований можно утверждать, что 40-45% публикуемой или иным образом размещаемой в открытом доступе информации является недостоверной»[102]. Стоит отметить, что на сегодня механизм защиты сотрудников ОВД от различных видов дискредитации, несмотря на появление актуального ведомственного документа[103], не налажен.

По мнению же большинства опрошенных руководителей территориальных подразделений информации и общественных связей ОВД, доля материалов с необоснованной критикой деятельности ОВД составляет меньше четверти от общего числа критических материалов. Следовательно, можно сделать вывод, что руководители подразделений ОВД предпочитают не замечать большую долю материалов СМИ с обоснованной критикой, выбирая позицию незаслуженно обвиняемого при нередком игнорировании критических материалов. Это свидетельствует о слабой подготовленности руководителей ОВД к коммуникативным взаимоотношениям с общественностью, средствами массовой информации, незнании ими окружающего информационного пространства. Не последнюю роль играет высокий уровень служебной солидарности сотрудников ОВД, их некая отчужденность от общества в силу некоторых особенностей профессии (секретность, консерватизм, негативизм).

Как показал опрос, более половины опрошенных руководителей ОВД (53,5 %) встречались в своей практической деятельности с критическими материалами в адрес своих подчиненных или своего подразделения. Отметим, что противодействие (реагирование) негативным и критическим материалам в СМИ входит в функции только PR-подразделений органов внутренних дел. Согласно ведомственному документу, на сотрудников и руководителей подразделений информации и общественных связей возложено выявление материалов в СМИ, сети Интернет, содержащих информацию критического или проблемного характера, а также недостоверные сведения о деятельности ОВД, учет критических материалов, инициирование проведения проверок по ним, подготовку в случае необходимости ответов или опровержений. На руководство УОС МВД России возложено обеспечение контроля своевременного реагирования в соответствии с законодательством Российской Федерации на критические материалы, а также иную публично распространяемую информацию, в которой содержатся недостоверные сведения о деятельности МВД России.

На представленном ниже рис. 11 отражены наиболее часто встречающиеся решения по фактам критических материалов, принимаемых респондентами в своей практической деятельности.

В основном руководители в обязательном порядке назначали служебные проверки по фактам (74,6 %), попавшим в поле общественной критики. Такая форма реакции на общественную критику регламентирована ведомственными нормативными документами, где инициаторами проведения проверки выступают сотрудники подразделений информации и общественных связей, занимающиеся мониторингом СМИ. Лишь каждый десятый (10 %) искал компромисс со СМИ или частично подтверждал факты. Как правило, в этих случаях руководители в результате личных контактов с руководителями редакций СМИ смогли прийти к определенной договоренности, устраивающей обе стороны. Только 3 % опрошенных признавали негативный факт, опубликованный в критическом материале СМИ. Это говорит о том, что доля материалов с обоснованной, по мнению руководителей, критикой, мала.

Рисунок 11. Решения по критическим материалам, принимаемые руководителями ОВД

Признание негативного факта происходит лишь при условии полного подтверждения виновности сотрудника. Таким образом, можно констатировать строго регламентированное отношение руководителей ОВД к публичной критике, которые предпочитают сначала провести согласно инструкциям служебную проверку изложенного в материале. При этом необходимо учитывать влияние ведомственного распоряжения министра[104], согласно которому руководители подразделений ОВД несут персональную ответственность за случившиеся чрезвычайные происшествия с участием своих подчиненных.

Как показывает практика, большей частью реагирование ОВД на критические материалы о деятельности полиции в СМИ сводится к так называемой ритуальной коммуникации, когда происходит определенный формат общения «... только для демонстрации готовности общаться, быть участником коммуникации, ничего нового не сообщая и не ожидая получить»[105], в результате чего общество остается неудовлетворенным результатами своей критики. Населению предъявляется шаблонная информация о проведении служебной проверки и наказании руководителей подразделения ОВД, попавшего в поле общественного внимания. Т.М. Дридзе называет подобную коммуникацию квазикоммуникацией, которая подменяет общение и не предполагает диалог. Подлинная коммуникация, целью которой является взаимопонимание, не происходит, что приводит к коммуникативному диссонансу между полицией и обществом.

В процессе реагирования на критический материал более половины руководителей ОВД руководствуются, прежде всего, результатами служебной проверки (52,6 %). Это наиболее оптимальный вариант, регламентированный ведомственными документами, когда руководитель не может быть обвинен в предвзятом отношении к инциденту. Для четверти респондентов (24,6 %) собственное мнение об инциденте, освещенном в критическом материале, играет главную роль. Мнение коллег значит для них гораздо меньше (14 %). Еще меньшее значение в таких ситуациях руководители ОВД придают указаниям вышестоящего руководства - 3,5 % (см. рис. 12). Это свидетельствует о реагировании руководителей ОВД на общественную критику «по установке», что свидетельствует об их невысоком уровне коммуникативных навыков.

60 50 40 ЗО 20 10 О

личное мнение мнение коллег результаты указание

служебной руковдства

проверки

Рисунок 12. Руководство при реагировании на критический материал При этом на принятие решения по негативному факту, попавшего в поле общественной критики, более всего влияют профессиональные качества сотрудника (77,2 %), упомянутого в критическом материале. Это говорит о профессиональной позиции руководителя, который не хотел бы терять хорошего специалиста, даже если он и стал героем негативной публикации. Личные отношения руководителя с героем публикации имеют меньше всего влияние (2,6 %), как и репутация СМИ (3,5 %) (см. рис. 13).

Таким образом, в руководящем звене имеет место объективность, не позволяющая личным отношениям влиять на профессиональную деятельность. Причем, у руководителей ОВД отсутствует тенденция к дифференциации критических материалов по СМИ, его опубликовавшего, что говорит о его невысоком уровне знаний медиасферы.

Рисунок 13. Влияние на принятие решения по факту критического материала

По существующей на сегодняшний день практике руководители ОВД, в подразделениях которых произошли чрезвычайные происшествия с участием подчиненных, попавших в поле зрения СМИ, подвергаются дисциплинарным взысканиям или увольнениям. По этому поводу лишь пятая часть опрошенных (20,2 %) считают, что руководители ОВД должны нести ответственность за действия своих подчиненных, независимо от обстоятельств (см. рис. 14).

14 % респондентов придерживаются противоположного взгляда, считая, что руководство не ответственно за личный состав, что говорит об игнорировании важнейшей и неотъемлемой составляющей руководства коллективом - ответственности. Как отметил В.И. Кнорринг, большинство наших руководителей самого высокого уровня убеждены, что «... главное - обладание властью, а не эффективность ее использования, и преднамеренно забывают о важнейшей, неотъемлемой составляющей любой власти - ответственности» [106].Более половины опрошенных (60,5 %), согласны с ответственностью за действия своих подчиненных, но только при исполнении ими своих служебных обязанностей строго в рабочее время.

70 60 50 40 ЗО 20 10 О

должны нести только за нарушения в не должжны нести другое

ответственность рабочее время при ответственность

исполнении

Рисунок 14. Отношение респондентов к своей ответственности

за нарушения подчиненных

Подобная практика, когда руководители ОВД несут ответственность за правонарушения своих подчиненных, провоцирует в среде руководящего состава органов внутренних дел тенденцию снижения карьерных притязаний сотрудников полиции в связи «... с существенным повышением ответственности

руководителей ОВД за работу вверенных коллективов»[107].В результате, в руководящем звене органов внутренних дел преобладает латентное несогласие с позицией ведомственного федерального руководства, возлагающего ответственность на руководителей ОВД за все происшествия (как служебного, так и бытового характера) во вверенных подразделениях. Свое мнение о мерах ответственности за нарушения своих подчиненных руководители подразделений ОВД высказали следующим образом (см. рис. 15).

Абсолютное большинство считают адекватной мерой наказания

дисциплинарное взыскание (72,8 %). Против увольнения или понижения в должности высказались почти все респонденты, за исключением одного человека. За лишение премий высказались 5,3 % респондентов, ничего не имели против понижения в звании только 1,8 % опрошенных. Таким образом, абсолютное большинство опрошенных руководителей ОВД не согласны с существующей практикой их увольнения за различные нарушения подчиненных, в том числе не связанные с исполнением служебных обязанностей.

Рисунок 15. Отношение руководителей ОВД к мерам ответственности за нарушения своих подчиненных

В заключение опроса респондентам было предложено оценить существующие на сегодняшний день меры реагирования на критические материалы в средствах массовой информации о деятельности ОВД (см. рис. 16).

Руководители считают важным назначение и проведение служебной проверки (85,1%), а также обращение в суд (82,5%) и размещение опровержения в СМИ в случае необоснованной критики (89,5%). За увольнение или наказание сотрудников и руководителей ОВД случае обоснованной критики (53,5%) и размещение информации об этом в СМИ (58%) высказались меньше респондентов. Как видим, что в этом случае играет так называемое чувство корпоративной солидарности, выражающееся в нежелании выносить проблемы подразделений ОВД на всеобщее публичное обсуждение.

Рисунок 16. Оценка руководителями ОВД существующих мер реагирования на критические материалы Проведенный автором анализ позволяет говорить об организационных недостатках управленческой деятельности руководителей ОВД, мешающих получению эффективных результатов в сфере реагирования на критические материалы, которых можно назвать кризисными ситуациями. Сложность кризисной ситуации - в ее новизне. Руководители ОВД, как правило, оказываются неподготовленными к адекватному реагированию на публичную общественную критику в новой, неоднозначной, непредсказуемой ситуации, осложняя и без того непростые отношения полиции с общественностью.

В практической деятельности руководителей органов внутренних дел существуют различные варианты реагирования на критические материалы в СМИ, среди которых имеет место и конструктивная, и деструктивная формы. Конструктивное реагирование на общественную критику в СМИ с целью минимизации ее эффектов является на сегодняшний день одним из важнейших направлений в работе ОВД, выстраивающих в настоящее время диалогичную модель взаимодействия с обществом. Цель - не допустить необъективных оценок деятельности ОВД, продемонстрировать открытость МВД России. По нашему мнению, в деятельности органов внутренних дел можно выделить несколько типов конструктивного реагирования на появление критических материалов в средствах массовой информации, каждый из которых имеет свой контекст и специфику применения.

При достоверности и обоснованности критики органы внутренних дел признают высказанные в материале факты и сведения как имеющие место в действительности. Публичное признание критики в свой адрес говорит об объективности ведомства, что позволяет несколько ослабить негативные последствия критического материала и локализовать общественный накал. На официальных веб-сайтах органы внутренних дел предъявляют общественности перечень мер, направленных на устранение указанные в критическом материале недостатков. Но большей частью подобная информация является простым резюмированием случившегося факта и зачастую характеризуется шаблонностью коммуникации, что, вполне естественно, не удовлетворяет запросы общества. Руководители подразделений ОВД в этом случае не выполняют важнейшее условие своей деятельности в кризисной коммуникации - присутствие на месте событий, предпочитая передачу функцию информирования по негативному факту сотрудникам PR-подразделений.

В случае необоснованной критики, когда СМИ признает свою неправоту, стороны приходят к обоюдному соглашению (консенсусу). Первым шагом к такому решению проблемы является проведение переговоров, важную роль в которых играет постоянный личный контакт руководителей ОВД с руководителями СМИ. Это в значительной степени облегчает процесс урегулирования возможных конфликтных ситуаций, связанных с необоснованной критикой деятельности ОВД. Как видим, и в этом случае необходимо обязательное присутствие руководителей ОВД на месте событий.

Обращение в суд является весьма редкой мерой реагирования на появление необоснованных критических материалов. К его применению обращаются в случае неудачных переговоров по урегулированию инцидента по критическому материалу, имевшего широкий общественный резонанс. Обращению в суд предшествует доскональная проверка содержащейся в статье информации, что позволит доказать правоту на судебном процессе. По факту выигранного процесса в официальных СМИ размещается материалы о данном прецеденте, что способствует, с одной стороны, укреплению положительного образа сотрудника в глазах населения, а с другой - стимулирует выработке у представителей СМИ более ответственного подхода к отбору материалов для публикации.

Одним из видов деструктивной реакции, способствующего появлению всевозможных негативных последствий, отрицательно сказывающихся на имидже ведомства, является игнорирование. К нему, например, прибегают тогда, когда критический материал появляется в средствах массовой информации, характеризующиеся погоней за сенсацией. Для некоторых из них необоснованная критика в адрес полиции - дополнительный повод привлечь к себе внимание. Руководители органов внутренних дел придерживаются мнения, что игнорировать, значит, не позволять им втянуть себя в «свою игру». Игнорирование публичной критики, как правило, чревато появлением еще большего количества негативных информационных поводов в освещении деятельности органов внутренних дел.

Табл. 2

Типы реагирования на общественную критику

Реагирование на критические материалы о деятельности полиции в средствах массовой информации
Конструктивное

(адекватное)

диалог

подлинная коммуникация

Ритуальное (частично адекватное) формальный диалог квазикоммуникация Деструктивное (неадекватное) игнорирование диалога отсутствие коммуникации

Реагирование на публичную общественную критику на основе концепции социальной диалогической коммуникации, разработанной в рамках семиосоциопсихологической парадигмы Т.М. Дридзе, предлагаем условно разделить на ритуальное (частично адекватное), конструктивное (адекватное), деструктивное (не адекватное) (таблица 2).

Большей частью реагирование ОВД на критические материалы о деятельности полиции в СМИ сводится к так называемой ритуальной

коммуникации, когда общественности предъявляется шаблонная информация о проведении служебной проверки и наказании руководителей подразделения ОВД, попавшего в поле общественного внимания. В результате чего общество остается неудовлетворенным результатами своей критики деятельности ОВД. Подобная коммуникация называется квазикоммуникацией, которая подменяет общение и не предполагает диалог. Подлинная коммуникация, целью которой является взаимопонимание, не происходит, что приводит к коммуникативному диссонансу между полицией и обществом.

2.2.

<< | >>
Источник: Намруева Эльвира Викторовна. УПРАВЛЕНИЕ ОРГАНАМИ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ С УЧЕТОМ КРИТИКИ ИХ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В СРЕДСТВАХ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата социологических наук. Москва 2016. 2016

Скачать оригинал источника

Еще по теме 2.1. Анализ практики реагирования на критические материалы в средствах массовой информации о деятельности органов внутренних дел России на современном этапе:

  1. § 3. Реализация требований социалистической законности в практике органов внутренних дел по осуществлению юридической ответственности правонарушителей
  2. § 1.3 Принципы информационного обеспечения паспортно-визовой деятельности МВД России
  3. § 3. Этап профессионализации деятельности полиции (1930–1980 гг.): приоритет подавления преступности по отношению к соблюдению конституционных прав человека
  4. ВВЕДЕНИЕ
  5. ОГЛАВЛЕНИЕ
  6. ВВЕДЕНИЕ
  7. Социальная критика как одна из форм коммуникации в обществе
  8. Критические материалы о деятельности полиции в средствах массовой информации как специфическая форма коммуникации между ОВД и обществом
  9. ВЫВОДЫ ПО ГЛАВЕ 1
  10. Глава 2. Практики реагирования на критические материалы в средствах массовой информации о деятельности правоохранительных органов на современном этапе
  11. 2.1. Анализ практики реагирования на критические материалы в средствах массовой информации о деятельности органов внутренних дел России на современном этапе
  12. Анализ деятельности зарубежной полиции в сфере реагирования на общественную критику
  13. Глава 3. Пути повышения эффективности реагирования на критические материалы о деятельности полиции
  14. 3.1. Организационно-управленческий механизм реагирования на критические материалы о деятельности полиции в СМИ
  15. Информационно-аналитическое обеспечение механизма реагирования на критические материалы о деятельности ОВД в СМИ
- Авторское право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -