<<
>>

§ 1. Общая характеристика п система источников дополнительного уголовного права ФРГ

Как уже отмечалось, источниками дополшгтельного уголовного права Германии являются многочисленные уголовно-правовые законы, исключая StGB, и законы, содержащие уголовно-правовые нормы. По количеству норм (объему) дополнительное уголовное право не уступает, а по некоторым оценкам даже превышает StGB.[196] Если StGB включает (по состоянию на 1 апреля 2005 г.) 486 параграфов и изложен примерно на 160 страницах текста, то дополнительные уголовные законы составляют несколько томов.

По одним данным таких законов более трехсот,[197] [198] [199] [200] [201] [202] по дру- гим - более четырехсот, по третьим - около тысячи. Немецкий проф. Г. Вольф опубликовал список 130 законов ФРГ, содержащих уголовно- правовые нормы (по состоянию на 9 октября 2004 г.). Причем количество дополнительных законов, по наблюдению В. Науке, продолжает рас-

ЛЛ *

ти. Не случайно проф. А.Э. Жалинский отметил, что «уголовное законодательство (ФРГ - Л.Ш.) оказывается трудно обозримым, если вообще обозримым, и недаром дополнительные уголовные законы не являются обязательным объектом юридического образования в немецких универси- тетах». По нашим далеко не точным подсчетам в ФРГ действует примерно четыреста законов, содержащих уголовно-правовые нормы.

Несмотря на многообразие источников дополнительного уголовного права, принцип законности в Германии незыблем. Он находит свое выражение в формуле «нет наказания без закона» (((Keinc Sirafe ohne Gesetz»), закрепленной в § I StGB, и распространяющей свое действие на дополнительное уголовное право. Нельзя согласиться с мнением А.Л. Малиновского, что в Германии уголовно-правовые предписания могут содержаться не только в законах, но и в подзаконных актах, и что «число подзаконных актов, содержащих нормы уголовного права, достаточно велико».[203] В обоснование своей точки зрения автор ссылается на германское Положение о налогах 1977 г. и далее пишет: «В соответствии с предписаниями § 370 Положения тот, кто незаконно добивается сокращения налоговых выплат или предоставления неоправданных налоговых льгот для себя или другого, наказывается лишением свободы на срок до пяти лет или штрафом. Вполне очевидно, что данный подзаконный акт содержит такую норму, которая по характеру своего правового предписания должна была бы находиться, по меньшей мере, в уголовном законе, а в идеале — в уголовном кодексе».[204]

Упомянутый в книге А. А. Малиновского нормативно-правовой акт («Abgabenonlnung» - АО)[205] по своей юридической силе является законом, а не подзаконным актом. Законом именует его проф. А.Э. Жалинский.[206] [207] АО был принят парламентом, !вменения к нему вносились также на осно- вашій закона. В юридическом словаре К. Вебера названный нормативноправовой акт именуется как ((Manielgeselz oiler Steaergrundgesetz», то есть как «закон-остов» или основной налоговый закон.[208]

Определению места того или иного источника дополнительного уголовного права в системе немецкого уголовного законодательства способствует каталогизация преступлений, используемая при регистрации преступлений в материалах уголовной статистики. Как уже было показано в § 3 главы I диссертации, каждому составу уголовно-наказуемого деяния, каждому виду преступности в ФРГ присваивается шифр («Schlussel»).

Обобщающие шифры («Summenschliissel»), в частности, обозначают:

«8900» - все преступления, кроме тех, что предусмотрены Законом о статусе иностранных граждан [«Ausldndergesetz» (AuslG)] и Законом о предоставлении убежища [«Asylverfahrensgesetz» (AsylVeriG)] («7250»).

«8910» - наркопреступность («Raiischgiftkriininalitat»), включающая следующие шифры: «7300» - наркоделикты, предусмотренные Законом о наркотических веществах H «Betdubwigsmiticlgesetz» (BtmG); «2180» - грабеж с целью приобретения наркотиков (StGB); «*710» - кражу наркотиков из аптеки (StGB); «*720» - кражу наркотиков у практикующего врача (StGB); «*730» - кражу наркотиков из лечебного учреждения (StGB); «*740» - кражу наркотиков у производителей и оптовых торговцев (StGB); «*750» - кражу бланка рецепта с целью приобретения наркотиков (StGB); «5420» - подлог с целью получения наркотиков (StGB).

«8911» Приобретение наркотиков преступным путем.

«8920» - насильственная преступность («Geivaltkrimiiialitat»), включающая преступления, обозначенные следующими шифрами: «0100» — тяжкое убийство (StGB); «0200» - менее тяжкое убийство и убийство по требованию (StGB); «1110» — изнасилование и сексуальное принуждение (StGB); «2100» - грабеж, вымогательство с насилием и разбойное нападение на водителей (StGB); «2210» - телесное повреждение со смертельным исходом (StGB); «2220» - опасные и тяжкие телесные повреждения (StGB); «2330» - похищение человека с вымогательством (StGB); «2340» — захват заложника (StGB); «2350» — посягательство на воздушное или морское сообщение (StGB).

«8930» - экономическая преступность («Wirtschaftskriminalitiit»)

которая включает совокупность преступлений, перечисленных в § 74с абз. 1 №№ 1-6 Закона о судоустройстве [«Gcrichtsverfassimgsgcsctz» (GVG)], и в

V- V- 212

различных законах, касающихся хозяйственной деятельности.

Экономическая преступность имеет внутреннее членение на виды: «8931» - мошенничество («5100»[209] [210]); «8932» - банкротство («5600», «7121», 7122»); «8933» - преступность в финансовой сфере («5130», «5141», «5143», «5144», «5145», «7140»); «8934» - в сфере конкуренции («6560», «7150», «7192»); «8935» - сфере труда («5173», «5177», «5220», «7130»); «8936» - мошенничество и злоупотребление доверием при капиталовложениях («5131», «5132», «5133», «5134», «5211»).

«8970» - компьютерная преступность («Compiiterkriminalitat»), состоящая из деяний, обозначенных шифрами «5163», «5175», «5179», «5430», «6742», «6780», «7151» и «7152».

«8990» - улнчпап преступность («Straficnkriminalitiit»), включающая преступные деяния под шифрами «1111», «1112», «1320», «2130», «2140», «2150», «2160», «2170», «2221», «2333», «2343», «*20*»,

«*30*», «*50*», «*550»; «*90*», «*0011», «*0021», «*0031», «*0071», «6230», «6741» и «6743».

Каждый m рассмотренных видов преступности, кроме насильственной и уличной, имеет непосредственное отношение к дополнительному уголовному праву, так как включает составы уголовно-наказуемых деяний, предусмотренные дополнительными законами (см. приложение 4).

Вся сфера преступности, предусмотренная дополнительными законами, имеет шифр «7000» - «Strafrechtlichc Ncbcngesctze». Она включает в себя, прежде всего, преступления против уголовнььх дополштгельных законов в экономическом секторе («7100»). В 2004 г. было зарегистрировано 35 646 таких преступлений, в том числе преступлений, предусмотренных:

- AktG, GenG, GmbHG, HGB, ReclmmigslegiingsG, UmvvandlungsG, - 9 293 (из них 8 222 случая квалифицировались по § 84 GmbHG — «Предоставление недостоверных сведений партнерам о платежеспособности^;

- нормами о нелегальной занятости (§§ 406, 407 SGB III, §§ 15, 15а AUG)- 1 105;

- законами о банковском бизнесе и ценных бумагах (BorsenG, Gud- Kreditvvesen, DepotG, HypotliekenbankG, § 35 BundesbankG) - 313;

- законами об авторских правах (UrlieberrechtsG, MarkenG, § 17 UWG, GebrauchsmusteiG, GeschmacksmusterG, KunsturlieberreclitsG, PatentG, HalbleiterschutzG)- 12 196;

- законами о продуктах питания (ArzneimittelG, Lebensmittel und BedarfsgegenstandeG, WeinG5FuttemiittelG, FleiscliliygieneG)-9 290;

- другими дополнительными законами экономического сектора (например, Rennvvett- imd LotterieG, UWG olme § 17, VersiclienmgsaufsiclitsG, WirtschaftsstrafG, Gevverbeordnung)-3 449.

В числе зарегистрированных в 2004 г. преступлений против других дополнительных законов (шифр «7200») можно выделигь уголовнонаказуемые деяния, предусмотренные:

- § 27 абз. 1 -2 Закона о защите молодежи (JuScIiG) - 429;

- § 24 Закона о паспорте (PassG) — 717;

- Законом о статусе иностранных граждан (AuslG) и Законом о предоставлении убежища (AsylVerlG) - 124 552;

- Законом о хранении оружия (WaflG) и Законом о контроле над военным вооружением (KrWaflKontrG) — 41 643.

Наибольшее число преступлений, предусмотренных дополнительными законами, совершается в сфере оборота наркотических средств (шифр «7300»).- 283 708. Лица, совершившие такие деяния, несут ответственность на основании Закона о наркотических веществах (BtmG).

В 2004 г. было зарегистрировано 7 925 преступлений против уголовных дополнительных законов в сфере охраны окружающей среды (шифр «7400»). Из них предусмотрено:

- Законом о химических веществах (ChemG) — 464;

- Законом об инфекционной защите (InfektionsschutzG) и Законом об охране животных (TierSchG) — 66;

- Федеральным законом об охране природы (BNatSchG), Федеральным законом об ограничении охоты (BJagdG), Законом о защите растений (PflanzenschutzG) — 7 244.

В рамках настоящего исследования проведен юридический анализ 60 законов на немецком языке, содержащих более 170 параграфов материального уголовного права, с целью определить место дополнительного уголовного права в системе уголовного права ФРГ, раскрыть структуру и содержание его норм, систематизировать эти нормы. Наиболее значимые из них - Международный уголовный кодекс ФРГ («Volkerstrafgesetzbuch» - VStGB),[211] Военно-уголовный закон ФРГ («Wehrstrafgesetz» - WStGB)[212] и Закон ФРГ об отправлении правосудия по делам молодежи

(«Jugendgerichtsgesetz» - JGGy) — подробно рассмотрены в §§ 2-3 главы II настоящей диссертации.

В других законах проанализированы параграфы, содержащие нормы материального уголовного права, в том числе: в AktG; AMG; АО; ApG; ArbSchG; AibZG; AsyIVerfG; AUG; AuslG; AWG; AZRG; BDSG; BJagdG; BLG; BNatSchG; BorsG; BStatG; BtmG; ChemG; DepotG; ESchG; EGStGB; G 10; GenG; GenTG; GevvO; GevvSchG; GmbHG; GPSG; GUG; HAG; HGB; JuArbSchG; JuSchG; KrWaffiContrG; KultSchG; LMBG; LuflSiG; MarkenG; MPG; MuSchG; PassG; PflVG; SchvvarzArbG; SEAG; StVG; TierSchG; TKG; UmvvO; UrhG; VerkLG; VersammlG; WaflG; WiStG, WpHG; ZDG.[213] [214]

По содержанию источники дополнительного уголовного права можно подразделить на две группы: собственно уголовно-правовые законы и законы, содержащие уголовно-правовые нормы. Собственно уголовно-правовые законы бывают двух типов:

а) законы, содержащие нормы исключительно материального уголовного права. В настоящее время такими источниками дополнительного уголовного права можно признать Военно-уголовный закон (WStGB) и Закон о защігге эмбрионов (EschG).[215]

б) законы комплексного содержания, состоящие из норм уголовного права в широком смысле слова — содержащие предписания, касающиеся материального и процессуального (формального) уголовного права, судопроизводства, уголовно-исполшпельного права. К таким законам можно отнести Вводный закон к УК ФРГ (EGStGB),[216] Международный уголовный кодекс (VStGB), Закон об осуществлении правосудия по делам моло-

дежи (JGG), Закон о дальнейшем упрощении хозяйственного уголовного права (WiStG) . Направленность этих законов — сфера правопорядка, регулирование исключительно охранительных уголовно-правовых отношений.

В российской юридической литературе[217] [218] [219] [220] принято считать, что одним из важных источников дополнительного уголовного права является Закон о нарушениях общественного порядка (OWiG). Как показывает анализ, данный закон нельзя отнести к источникам уголовного права, поскольку, во-первых, он не содержит составов уголовно-наказуемых деяний («Straftaten»). В его параграфах формулируются составы административных нарушений («Ordnungswidrigkeiten»).

Во-вторых, в OWiG отсутствуют уголовно-правовые санкции. Денежный штраф, который может быть назначен за совершение деяний, предусмотренных в этом законе, именуется как «Geldbufie», то есть как административно-правовая мера. В уголовном праве, как следует из § 40 и других параграфов StGB, денежный штраф обозначается другим терми-

*У"}\

ном — «Geldstrafe».

В-третьих, в § 81 абз. I OWiG («Zusammentreffen von Straftat und Ordnwigsmdrigkeit») прямо говорится, что если совершенное деяние является одновременно и преступлением, и административным нарушением, то применяется только уголовный закон. Пожалуй, лишь § 81 OWiG имеет какую-то связь с уголовным правом.

Особенность законов не уголовно-правового характера, содержащих уголовно-правовые нормы, состоит в том, 1ITO их основной задачей является правовое обеспечение позитивных (экономических, политических, имущественных и т.д.) отношений в различных сферах жизни общества. Регулируя ту или иную сферу общественных отношений, они одновременно осуществляют уголовно-правовую охрану этих отношений.

Так, Законом о гражданской службе (ZDG) подробно урегулированы основания и порядок прохождения так называемой «военной службы без оружия» лицами, отказавшимися от службы в бундесвере по нравственным соображениям. Через гражданскую службу на практике реализуется абз. 3 ст. 4 Основного Закона ФРГ, согласно которому никто не может быть принужден к несению воинской службы и брать в руки оружие против своей совести. Право отказа от военной службы и свободного выбора гражданской службы относится к числу основных прав человека. Во исполнение конституционных положений о свободе совести, Законом об отказе от военной службы с оружием по соображениям совести от 9 ав- густа 2003 г. (KDVG), вступившим в силу 1 ноября 2003 г., определен порядок признания за лицом права отказаться от несения военной службы.

Гражданская служба дает государству возможность использовать лиц, отказавшихся от военной службы, на общественных работах, главным образом в социальной сфере. В случае нарушения порядка несения гражданской службы к виновным применяются меры юридического характера, предусмотренные §§ 52-70 ZDG. За наиболее опасные формы нарушения установленного порядка несения гражданской службы в этом же законе [221] [222]

установлена уголовная ответственность за самовольное отсутствие (§ 52), дезертирство (§ 53), неисполнение приказа или распоряжения (§ 54).

Важным источником дополнительного уголовного права, связанным с охраной частной жизни, является Закон о защите от злоупотреблений с личными данными при обработке информации от 20 декабря 1990 г. (BDSG).[223] В настоящее время на уровне земель также действуют соответствующие законы. Данные законы направлены против различных посягательств на тайну частной жизни человека, к примеру, разглашения сведений, относящихся к частной жизни. BDSG устанавливает уголовную ответственность за незаконное собирание, изменение или передачу и другие предусмотренные данной нормой действия, осуществляемыми с личными данными, которые не являются общедоступными и которые защищает рассматриваемый Закон (§ 43).

Не уголовно-правовые законы в зависимости от числа включенных в них уголовно-правовых норм можно классифицировать на две группы:

а) законы, включающие несколько уголовно-правовых норм (AktG §§ 399-404; AMG §§ 95,96; АО §§ 369-376; AsylVedG §§ 84, 84а, 85; AUG §§ 15, 15а; AuslG §§ 92, 92а, 92b; BtmG §§ 29-31; ChemG §§ 27, 27а; DepotG §§ 34,35,37; ESchG §§ 1-7, 11; GenG §§ 147-148,150-151; GewO §§ 148, 148а; GmbHG §§ 82, 84, 85; HGB §§ 331-333, 340т, 341т; KrWafflContrG §§ 19-20а, 22а; LMBG §§ 51, 52, 56, 57; LuftSiG §§ 19, 20 Abs. 2, 3; MarkenG §§ 143, 144а; MPG §§ 40, 41; SchwarzArbG §§ 9-11; StVG §§ 21-22а; TKG §§ 108-111; UmwG §§ 313-315; UrhG §§ 106-111; VersammlG §§ 21-28; WaftG §§51,52; ZDG §§ 52-54);

б) законы, содержащие не более одной уголовно-правовой нормы (ApG § 23; ArbSchG § 26; ArbZG § 23; AWG § 34; AZRG § 42; BDSG § 44; BJagdG § 38; BLG § 85; BNatSchG § 66; BorsG § 61; BStatG § 22; G 10 § 18; GenTG § 39; GewSchG § 4; GPSG § 20; GUG § 29; HAG § 31; JuArbSchG §

58; JuSchG § 27; KultSchG § 16; MuSchG § 21 Abs. 3,4; PartG § 31d; PassG § 24; PflVG § 6; SEAG § 45; TierSchG § 17; VerkLG § 14; WpHG § 38).

Анализ отмеченных групп законов показал, что в первой из них уголовно-правовые предписания более обстоятельны, содержат как квалифицированные, так и привилегированные составы правонарушений, общественные отношения, поставленные под охрану уголовно-правовых норм, с точки зрения законодателя более значимы.

По наличию в них норм Общей или Особенной частей уголовного законодательства источники дополнительного уголовного права ФРГ можно разделить на три группы.

1. Законы, содержащие нормы только Общей части уголовного права. Прежде всего, это EGStGB, который не формулирует конкретных составов преступлений, но содержит ряд важных положений, касающихся уголовного права. В частности, он содержит положения о пределах действия Общей части StGB (ст. 1); о применимости предписаний о превентивном заключении (ст. 1а); о применимости предписаний международного уголовного права (ст. Ib); об ограничениях для уголовного права земель (ст. 2); о соотношении Особенной части уголовного права федерации и земель (ст. 4); и т.д. Не содержит также конкретных составов преступле-

997

ний Закон об отправлении правосудия по делам молодежи (JGG).

2. Законы, содержащие нормы только Особенной части уголовного права. Таких законов абсолютное большинство. Практически все упомянутые выше законы не уголовно-правового характера содержит нормы лишь Особенной части.

3. Законы, содержащие нормы как Общей, так и Особенной частей уголовного права. Мысль проф. А.Э. Жалинского о том, что в Германии «существует несовпадение между Общей частью УК и Общей частью

99Я

уголовного права» может быть подтверждена и тем, что уголовно- [224] [225]

правовые нормы Общей части могут находиться в источниках уголовного права за пределами StGB. К упомянутым ранее EGStGB и JGG, могут быть присоединены WStGB и VStGB5 которые, как классические кодексы, состоят из Общей части и из Особенной части.

Кроме того, анализ других дополнительных законов показал, что в некоторых из них наряду с конкретными составами преступлений присутствуют положения Общей части уголовного права. Например, в § 55 ZDG «Соучастие» («Теііпаїїте») установлено, что в случае совершения дезертирства лицом, проходящим гражданскую службу (§ 55 ZDG), подстрекателями и пособниками этого преступления могут выступать лица, не связанные с гражданской службой. Кроме того, в § 56 ZDG определено, что денежный штраф, предусмотренный § 47 абз. 2 StGB, не назначается лицу, совершившему преступление против гражданской службы, если для обеспечения дисциплины в сфере гражданской службы необходимо назначить наказание в віще лишения свободы (с учетом обстоятельств совершения деяния или личности виновного).

В § 55 Закона о хранении оружия (WaflG) «Конфискация и расширенное изъятие» («Einziehung und enveiterter Vetfall») устанавливаются особенности применения §§ 73d, 74а, 74b StGB при нарушении правіш хранения оружия, повлекшее уголовно-правовые последствия.

В Законе об авторских правах (§110 UrhG) также говорится об особенностях применения § 74а StGB, и, кроме того, в § 109 UrhG отмечается, что дела данной категории возбуждаются, как правило, по жалобе потерпевшего, что является развитием положений раздела IV Общей час- [226] [227]

тн StGB «Заявление потерпевшего, полномочное распоряжение об уголовном преследовании, требование уголовного преследования».

В Законе об охране животных (TierSchG)[228] за совершение преступного деяния, выразившегося в жестоком обращении с животными (§ 17), установлена дополнительная уголовно-правовая мера — лишение права на содержание, торговлю и прочее профессиональное обращение с животными на срок от года до 5 лет или навсегда (§ 20 абз. I TierSchG). Данная мера может быть применена к лицу, если существует опасность, что оно и впредь может совершить подобные действия. Если осужденный своими поступками докажет, что после вынесения приговора такой опасности больше не существует, суд может досрочно освободить его от этого наказания, но не ранее чем через шесть месяцев (§ 20 абз. 2 TierSchG). И напротив, если лицо не подчинится запрету, нарушит приговор суда, оно может быть подвергнуто уголовному наказанию в віще лишения свободы на срок до одного года или денежному штрафу (§ 20 абз. 3 TierSchG).

В дополнительных законах уголовно-правовые параграфы именуются по-разному: как уголовно-правовые нормы «Strafvorschnften» (§ 26 ArbSchG, § 3Id PartG, § 38 WpHG, §§ 51-52 WafiG, § 29 GUG и др.); как уголовно-наказуемые деяния «Straftatcn» (§ 24 PaBG, §§ 29-30b BtMG, § 18 G-10); как составы преступления «Straflatbestcinde» (§ 82, § 84 GmbHG). В наименовании параграфов отдельных законов указываются виды конкретных составов преступлений (§§ 143-144 MarkenG, §§ 21-22а StVG, §§ 34,35,37 DepotG).

Одним ш наиболее распространенных способов формулировки составов преступлений является ссылка на конкретные параграфы этого же закона без расшифровки их содержания. Конкретный состав преступления в таких случаях как бы закреплен в двух параграфах: в одном ю них фор-

мулируется правило поведения, в другом - условие, при котором нарушение этого правила может повлечь применение уголовного наказания, предусмотренного в этом параграфе. Например, Закон о торговле ценными бумагами (WpHG) в § 38 абз. 1 № 1 установил уголовную ответственность: 1) за покупку или продажу инсайдерских ценных бумаг в нарушение § 14 абз. 1 Лг«№ 1-2 WpHG; 2) за сообщение или обеспечение доступа к инсайдерским обстоятельствам в противоречии запрету § 14 абз. 1 №№ 2-3 WpHG; 3) за рекомендации приобретения или продажи инсайдерских ценных бумаг в противоречии с § 14 абз. 1 №3 WpHG и т.д.[229] [230] [231]

В дополнительных законах, как правило, устанавливается два віща юридической ответственности - уголовная (за совершение уголовнонаказуемого деяния) и административная (за нарушение порядка). Законодательная практика такова, что названные виды ответственности в тексте закона определены в одной части (разделе), но, как правило, в разных параграфах, одни из которых, устанавливающие административную ответственность, именуются «Biifigeldvorschriften», а другие, содержащие уголовно-правовые нормы (норму), — «Strafvorscliriften». WafiG5 например, в части 4 («Straf- und Bufigcldvorschriften») в §§ 51-52 содержит положения, касающиеся уголовного права («Strafvorschriften»), а § 53 - административно-правовые предписания («Bufigcldvorschriften»), определяющие состав и последствия нарушения порядка («Ordnungswidrig»). В аналогии-

л 7 л

ной части Закона о порядке проведения собраний (VersammlG) §§ 21-28 содержат составы преступлений, а § 29 — состав административного нарушения порядка. Исключением из этого правила является, например Закон об охране материнства (MuSchG ), в § 21 («Straftaten Itnd Ordnungswidrigkeiten») которого установлена ответственность как за нарушение порядка (абз. 1-2), так и за уголовно-наказуемое деяние (абз. 3-4). Аналогичная норма содержится в § 58 Закона об охране труда молодежи (JuArbSchG)[232] [233] .

Во многих законах используются двухступенчатая форма установления уголовной ответственности. Сначала формулируется состав правонарушения, совершение которого влечет за собой административное наказание. В следующем параграфе определяются обстоятельства, при наличии которых это же деяние наказывается в уголовном порядке. Например, в § 22 абз. 1 №№ 1-10 Закона о рабочем времени (ArbZG) определены правонарушения, за которые установлено административное наказание. В § 23 абз. 1 этого закона указаны те же деяния, которые, при условии причинения работнику физического вреда или лишения его трудоспособности, рассматриваются как уголовно-наказуемые деяния. В Законе о защите от злоупотреблений с личными данными (BDSG) в § 43 абз. 1-2 дается обширный перечень административных правонарушений. В § 44 BDSG указывается, какие деяния, предусмотренные § 43 абз. 2, при условии, если они совершены умышленно за вознаграждение или с целью наживы, а равно с целью причинить вред другому лицу, наказываются в уголовном порядке.

Несколько иная форма изложения материала используется в § 21 MuSchG. В абз. 1 этого параграфа дан перечень правонарушений, в абз. 2 определено, при каких условиях за их совершение назначается адмшшст-

ративный штраф, а в абз. 3 устанавливаются отяпающие обстоятельства, при наличии которых может быть применено уголовное наказание.

В нормах некоторых дополнительных законов применяется административная преюдищія: в одной норме формулируется состав административного правонарушения, в другой — то же деяние при повторном совершении квалифицируется как уголовно-наказуемое деяние (абз. § 26 абз. 1 №2 ArbSchG, § 20 GPSG).

В отдельных законах нормы уголовного и административного права, хотя и расположены рядом, но по содержанию независимы друг от друга Так, в Законе о регулировании деятельности аптек (ApoG) раздел IV именуется «Уголовно-правовые и административно-правовые положения» («Straf- unci Bufigeldbestimmungcn»), где в § 23 содержится состав уголовного, а в § 25 - административного правонарушения. При чем, по тексту названных параграфов видно, что содержательно они никак не связаны друг с другом: согласно § 23 наказанию в віще лишения свобода на срок до 6 месяцев или денежному штрафу до 180 дневных ставок подде- Ж1И занятие аптечным делом без необходимого разрешения; в § 25 перечислены нарушения конкретных параграфов ApoG, влекущие административное наказание в віще денежного штрафа до 20 тыс. евро.

В сферах общественных отношений, урегулированных дополнительными законами, где наряду с уголовной и административной ответственностью действует дисциплинарная ответственность, законодатель в соответствующем разделе законов устанавливает основания каждой из названных видов ответственности раздельно. Для примера сошлемся на часть VI ZDG «Уголовно-правовые, административно-правовые и дисциплинарные предписания» («Straf-, Bufigcld- und Diszipl inarvorschriflcn»), где в §§ 52-56 сформулированы уголовно-правовые, в § 57 - административно-правовые, а в §§ 58-62 — дисциплинарно-правовые положения. Особого внимания заслуживает § 58d (« Verhaltnis der DiszipHnannafinalunen zu Strafen und Ordnungsmafinalunen»), определивший случаи, когда дисцип-

линарные меры могут назначаться дополшггельно к уголовному наказанию или административным мерам.

В нормах дополнительного уголовного права иногда делаются ссылки на соответствующие параграфы StGB, формулируются положения, дополняющие или развивающие уголовный кодекс. В § 21 абз. 1 За- кона о дорожном движении (StVG) установлена уголовная ответственность за управление транспортным средством водителем, который в соответствии с § 44 StGB был лишен такого права. В § 34 Закона о вкладах (DepotG) сформулирован состав растраты вклада, внесенного в банк на хранение, («Depotwiterschlcigwig») со ссылкой на положения § 246 StGB («Присвоение имущества») и § 266 StGB («Злоупотребление доверием»).

Анализ источников дополнительного уголовного права опровергает бытующее у российских юристов мнение, что в StGB сформулированы наиболее опасные составы преступлений, а в дополнительных законах - менее опасные, незначительные. Санкции составов преступлений, содержащихся в дополнительных законах не уголовно-правового характера достаточно строгие. Из числа изученных в рамках настоящего исследования законов максимальное наказание в віще лишения свободы предусмотрено на срок: не менее 5 лет - в одном законе (BtmG); не менее двух лет — в одном законе (KrWafiKonuG) не менее одного года — в одном законе (GUG); не менее шести месяцев — в одном законе (WiStG); до 10 лет - в 5 законах (АО, AMG, AsylVeriG, AuslG, WafiG); до 5 лет — в 20 законах (AktG, AUG, AWG, BJagdG, BNatSchG, ChemG, DepotG, ESchG, G-10, GenG, GenTG, GevvO, HGB, LMBG, MarkenG, PartG, SchvvarzArbG, UrhG, [234] [235]

WpHG, ZDG); до 3 лет — в 6 законах (BorsG5 GmbHG5 KultSchG5 MPG5 TierSchG5 UmvvG); до 2 лет - в 6 законах (AZRG5 BDSG5 LuflSiG5 SEAG5 VerkLG5 VersammlG); до 1 года — в 13 законах (ArbSchG5 ArbZG5 BLG5 BStatG5 GPSG5 GewSchG5 HAG5 JuArbSchG5 JuSchG5 MuSchG5 PassG5 PflVG5 StVG); до 6 месяцев - в одном законе (ApoG); до трех месяцев - в одном законе (TKG).

Абсолютное большинство уголовно-правовых санкций в дополнительных законах являются альтернативными - наряду с лишением свободы в них предусмотрен денежный штраф.

Используемая в ФРГ практика включения уголовно-правовых предписаний в различные законы не уголовно-правового характера, сформировавшаяся исторически, но не отвергаемая законодательной властью сегодня, имеет, по мнению немецких юристов, как отрицательные, так и положительные моменты. Отрицательным моментом такой практики является наличие огромного числа законов, содержащих уголовно-правовые нормы, что не способствует юридической грамотности населения и затрудняет их применение, поскольку даже не все практикующие юристы осведомлены в полном объеме о количестве таких законов. Проф. Х.-Х. Ешек и проф. Т. Вайгенд, не отвергая концепцию дополнительного уголовного права, тем не менее, отмечают, что оно «превратилось постепенно в необозримое богатство материала» и что «представляется возможным сокращение дополнительного уголовного права мелочного характера».[236] [237]

Положительные стороны дополнительного уголовного права обстоятельно раскрыты в работах В. Науке. Автор отмечает следующее:

- по юридической силе источников дополнительное уголовное право не уступает уголовному кодексу;

- степень его актуальности выше, чем уголовного кодекса, поскольку дополнительное уголовное право позволяет более оперативно реагировать

на происходящие в обществе перемены, обеспечивая тем самым стабильность основного уголовного закона страны;

- дополнительное уголовное право является также своего рода экспериментальной площадкой для внедрения новых форм уголовно-

241

правовой борьбы с преступностью.

Возникает вопрос о возможности перенесения немецкого опыта формирования дополнительного уголовного права на российскую почву. Полная кодификация уголовно-правовых норм, используемая в России, также имеет свои плюсы и минусы. Ее достоинством может быть отмечено сосредоточение всех уголовно-правовых предписаний в одном компактном законе. Он доступен населению, правопримешиельные органы не обременены поиском других законов, осуществляя квалификацию общественно-опасных деяний. Реализация принципа законности при такой кодификации обеспечивается более наглядно. Путем внесения изменений и дополнений в УК законодатель может своевременно реагировать на происходящие в обществе перемены.

Однако наличие только одного законодательного источника уголовного права порождает ряд проблем.

Во-первых, в целях экономии законодательного пространства законодатель часто стремится к обобщенным формулировкам, без их детализации, в результате возникают уголовно-правовые нормы широкого спектра действия (под них при желании можно подвести многие деяния, что уже противоречит принципу законности).

Во-вторых, уголовное право, охраняя различные сферы общественной жизни, тесно взаимодействует с другими отраслями права, что неизбежно порождает большое число бланкетных норм. Тем самым, хотим мы этого или не хотим, но всякий раз, уясняя бланкетную норму, вынуждены обращаться к законам, где установлены соответствующие правила. [238]

В-третьих, в УК содержится большое число специальных норм, которые применимы только к узкому кругу субъектов, деятельность которых регулируется специальными законами (военнослужащие, сотрудники правоохранительных органов, врачи и т.д.). Вряд ли обоснованно уголовноправовые нормы вырывать из контекста этих законов и включать в УК. Иногда бывает так, что в специальном законе возникает необходимость криминализации некоторых деяний, но поскольку этого сделать нельзя, используется формула: такие-то действия влекут ответственность в соответствии законодательством Российской Федерации. О какой ответственности идет речь и где она установлена, неясно. Так, в Федеральном законе «О воинской обязанности и военной службе» от 6 марта 1998 г. закреплено: «Врачи-специалисты, участвующие в медицинском освидетельствовании, медицинском обследовании и медицинском осмотре граждан в связи с постановкой их на воинский учет, призывом на военную службу или добровольным поступлением на военную службу, призывом на военные сборы, члены призывных комиссий, должностные лица органов государственной власти, органов местного самоуправления и организаций, способствующие своими действиями уклонению граждан от исполнения воинской обязанности либо незаконному призыву граждан на военную службу, а также препятствующие исполнению гражданами воинской обязанности или не исполняющие обязанности, установленные законодательными и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, привлекаются к ответственности, предусмотренной законодательством Россий- ской Федерации». Однако в действующем УК норма, устанавливающая такую ответственность, отсутствует.

В этом же документе, например, указывается, что ношение военной формы одежды и знаков различия военнослужащих гражданами, не имеющими на это право, «запрещается и влечет за собой ответственность в

242

СЗРФ. 1998.½ 13. Ст. 1475.

no

соответствии законодательством Российской Федерации» (ч. 3 ст. 39). Однако такая ответственность также до сих пор нигде не установлена.

В ч. 3 ст. 331 самого УК закреплено следующее: «Уголовная ответственность за преступления против военной службы, совершенные в военное время либо в боевой обстановке, определяется законодательством Российской Федерации военного времени». Однако уголовного законодательства военного времени в российской действительности не существует.

На основании проведенного исследования автор приходит к выводу о необходимости постановки и обсуждения в отечественной науке уголовного права вопроса о целесообразности принятия наряду с УК дополнительных уголовно-правовых законов и включения уголовно-правовых норм в законы, регулирующие наиболее важные сферы жизни общества.

В связи с этим предлагается внести изменения в ч. 1 ст. 1 УК, изложив ее следующей редакции: «1. Уголовное законодательство Российской Федерации состоит из настоящего Кодекса и других законов, содержащих уголовно-правовые нормы».

<< | >>
Источник: Шулепова Людмила Федотовна. ДОПОЛНИТЕЛЬНОЕ УГОЛОВНОЕ ПРАВО ФЕДЕРАТИВНОЙ РЕСПУБЛИКИ ГЕРМАНИИ (ПОНЯТИЕ, CHCTEiMA, ИСТОЧНИКИ). Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2005. 2005

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 1. Общая характеристика п система источников дополнительного уголовного права ФРГ:

  1. Криминологическая классификация видов и форм терроризма
  2. Введение
  3. § 1. Специфика осуществления денежно-кредитной и валютной политики в Европейском союзе: правовая природа Европейского валютного союза
  4. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
  5. СОДЕРЖАНИЕ
  6. ВВЕДЕНИЕ
  7. § 1. Определениепонятия «уголовное право» («Strafrecht») в немецкой уголовно-правовой науке («Strafrechtsn'issenschaft»)
  8. § 2. Система уголовного права ФРГ и дополнительное уголовное право («NcbcnstrafrcclU») как ее структурный элемент
  9. § 3. Исторические предпосылки становлении дополнительного уголовного права ФРГ и роль показателей преступности в его развитии
  10. § 1. Общая характеристика п система источников дополнительного уголовного права ФРГ
  11. § 1. Воинские преступления как форма криминального конфликта
  12. §2. Понятие и общая уголовно-правовая характеристика преступлений, связанных с загрязнением объектов окружающей среды
  13. §1. Понятие и признаки загрязнения вод и вопросы его квалификации
  14. § 3.Понятие и признаки загрязнения морской среды и вопросы его квалификации
  15. § 2.4. Консульская правовая помощь по уголовным делам
  16. § 1. Реализация концепции позитивной юридической ответственности в правовом регулировании деятельности органов исполнительной власти в странах Европы
  17. ПРОБЛЕМЫ СУВЕРЕНИТЕТА, АСИММЕТРИИ И РАВНОПРАВИЯ СУБЪЕКТОВ ФЕДЕРАЦИИ