<<
>>

Введение

Актуальность темы исследования обусловлена особым значением, кото- рое в современных демократических государствах придается проблеме реализа- ции конституционных норм о правах человека, имеющих непосредственное от- ношение к состоянию его личной безопасности (прежде всего – о правах на жизнь, свободу, личную неприкосновенность и уважение человеческого достоин- ства1).

Согласно «Индексу социального прогресса», отражающему результаты масштабного социологического исследования неправительственной организации

«Social Progress Imperative», в 2014 г. индекс обеспечения личной безопасности человека2 в России составил 44,61 единицы, что сопоставимо с показателями та- ких стран, как Йемен (44,04), Уганда (44,13) или Замбия (48,67)3.

В 1994 г. в рамках Организации Объединенных Наций был осуществлен научный проект, посвященный выявлению и анализу основных детерминантов общего уровня безопасности личности в современном мире. Как утверждается в докладе, представленном по итогам реализации проекта, «одним из важнейших аспектов безопасного существования индивида является возможность жить в гос- ударстве, уважающем его фундаментальные права»4. В подобном контексте нема- ловажным представляется то обстоятельство, что в соответствии с данными офи- циальной статистики Европейского суда по правам человека, около 25% всех вы- несенных Судом в период с 1959 по 2012 г. решений непосредственно связаны с посягательствами представителей государственной власти именно на личную без- опасность человека, в частности – на его естественные и неотчуждаемые права на

1 Права, закрепляемые статьями 6, 9 и 7 Международного пакта о гражданских и политических правах (Принят резолюцией 2200 А (XXI) Генеральной Ассамблеи ООН от 16 декабря 1966 г.). URL:

http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/pactpol.shtml [дата обращения: 28.04.2014].

2 Рассчитываемый на основании таких показателей, как уровень убийств, общий уровень насильственной преступности, уровень страха перед преступностью, уровень гибели в автокатастрофах, а также уровень политиче- ского террора.

3 См. Social Progress Index 2014 Report. – Washington: Social Progress Imperative, 2014. P. 24. URL: http://www.socialprogressimperative.org/publications [дата обращения: 28.10.2014].

Отметим, что согласно материалам указанного исследования, максимальным значением рассматриваемого

показателя характеризуется Исландия (93,45) и минимальным – Венесуэлла (27,55).

4 New Dimensions of Human Security (Human Development Report 1994). United Nations Development Pro- gramme. – New York: Oxford University Press, 1994. P. 32. URL:

http://hdr.undp.org/sites/default/files/reports/255/hdr_1994_en_complete_nostats.pdf [дата обращения: 28.04.2014].

жизнь (4,22%), свободу и личную неприкосновенность (11,74%), а также право не подвергаться пыткам и другому унижающему человеческое достоинство обраще- нию (8,36%)5.

При этом не случайно, что ключевое место в полемике по вопросу обеспе- чения естественных, неотчуждаемых и конституционно закрепленных прав чело- века в сфере его взаимоотношений с публичной властью, как правило, занимает общее направление и конкретное содержание деятельности полицейских органов государства.

Подобное внимание обусловлено, прежде всего, объективно суще- ствующим и весьма значительным потенциалом полицейских структур в области как позитивного, так и негативного воздействия на уровень обеспечения указан- ных прав. Действительно, как справедливо отмечает проф. Б. А. Страшун, реали- зацию прав и свобод нельзя рассматривать вне связи с функционированием пра- воохранительной системы и правосудия, которые как раз и призваны обеспечи- вать их защиту6. При этом подобная связь не является односторонней и, как обос- нованно утверждает южноафриканский исследователь Д. Хорнбергер, «в послед- ние годы стало невозможным рассуждать о полиции, не принимая во внимание права человека»7. По нашему мнению, именно в этой сфере общественных отно- шений исторически находит свое наиболее явное выражение традиционная и ос- новополагающая для конституционно-правовой доктрины дихотомия обществен- ной безопасности для всех и конституционной свободы для каждого.

Необходимо констатировать, что в ряде стран современного мира наруше- ние конституционно закрепленных прав и свобод признается недопустимым, а де- ятельность полицейских организаций публичной власти характеризуется высоким уровнем их уважения (соблюдения). Вполне логично, что в таком случае полиция может рассчитывать и на достаточно высокий уровень доверия и сотрудничества со стороны граждан. Иная картина наблюдается в государствах, полицейские ор-

5 См. EHCR Overview 1959–2012. – Strasbourg: European Court of Human Rights, Public Relations Unit, 2012.

P. 5. URL: http://www.echr.coe.int/Documents/Overview_19592012_ENG.pdf [дата обращения: 28.04.2014].

6 Страшун Б. А. Десять лет конституционных прав и свобод // Журнал российского права. – № 11 (2003).

С. 33.

7 Hornberger J. Human Rights and Policing: Exigency or Incongruence? // The Annual Review of Law and Social

Science. – Vol. 6 (Dec. 2010). P. 259.

ганы которых представляют собой в большей степени карательно-репрессивные структуры, систематически, грубо и практически безнаказанно попирающие ин- дивидуальные права и свободы и, как следствие, вызывающие у подавляющей ча- сти населения недоверие, страх и враждебность. Подобная практика закономерно порождает ситуацию, когда индивид начинает почти в равной степени опасаться преступных посягательств на свои естественные и неотчуждаемые права как со стороны криминальных элементов, так и со стороны профессиональных борцов с ними. При этом очевидно, что и в том и в другом случае наибольшую опасность представляют собой неправомерные посягательства на важнейшие права челове- ка, имеющие непосредственное отношение к состоянию его личной безопасности (прежде всего – права на жизнь, свободу, личную неприкосновенность и уважение человеческого достоинства).

Достоверная оценка масштаба нарушения конституционных прав и свобод полицейскими структурами того или иного государства, как правило, является чрезвычайно затруднительной вследствие отсутствия официальной статистики в данной области, несовершенства механизмов регистрации подобных случаев, а также того обстоятельства, что многие пострадавшие по тем или иным причинам избегают подавать жалобы соответствующего характера. C определенной долей условности в качестве одной из попыток осуществления такого рода оценки мож- но рассматривать материалы научного проекта, осуществленного Харьковским институтом социальных исследований, согласно которым в 2010 г. в Украине об- щее число лиц, пострадавших от пыток и иного рода жестокого обращения со стороны милиции, могло достигнуть 790 тыс. человек8. При этом максимально уязвимыми для подобных нарушений прав человека объективно выступают пред- ставители наименее влиятельных слоев населения, циничное отношение к кото- рым со стороны определенной части стражей порядка, отмечают англоязычные

8 Моніторинг незаконного насильства в міліції – 2010: результати соціологічного дослідження. – Харьков: Харьковский институт социальных исследований, 2010. С. 23. URL:

http://www.khisr.kharkov.ua/index.php?id=1296465173 [дата обращения: 28.04.2014].

Указанная цифра получена путем экстраполяции данных, собранных в ходе опроса 2000 человек (в т. ч. 250 бывших сотрудников милиции) в различных областях Украины.

авторы, нашло свое неформальное отражение в термине «собственность поли- ции» (police property)9.

Исследование различных аспектов обозначенной проблематики позволяет определить общее направление и конкретные формы необходимых в данной об- ласти преобразований, направленных на повышение общего уровня обеспечения конституционно закрепленных прав и свобод, укрепление основ конституционно- го строя и, следовательно, стабильное и поступательное развитие общества. Наряду с вышеуказанными, данное обстоятельство обусловливает актуальность темы диссертационного исследования и необходимость более детального рас- смотрения деятельности полицейских структур публичной власти при изучении вопросов фактической реализации основополагающих принципов конституцио- нализма в современном демократическом государстве.

Степень научной разработанности темы исследования. Проблема обес- печения конституционно закрепленных прав и свобод человека и гражданина в том или ином виде становилась предметом исследования множества отечествен- ных ученых. Отдельные ее аспекты рассматриваются в научных трудах С. А. Ава- кьяна, А. С. Автономова, С. С. Алексеева, А. А. Амирханова, П. В. Анисимова, Г. В. Антиповой, Л. Л. Беломестных, Г. Г. Босхомджиевой, Н. В. Витрука, Л. Д. Воеводина, Л. Ю. Грудцыной, А. В. Должикова, Е. И. Козлова, О. Н. Коршуновой, Е. Д. Костылевой, О. Е. Кутафина, В. А. Лебедева, Е. А. Лукашевой, В. В. Макла- кова, В. А. Максименко, Н. И. Матузова, А. В. Малько, Л. Х. Мингазова, О. О. Миронова, А. А. Мишина, А. С. Мордовца, Т. Г. Морщаковой, А. А. Опалевой, Е. М. Павленко, И. В. Ростовщикова, М. С. Смольянова, Б. А. Страшуна, В. Г. Стрекозова, Л. Н. Федорова, В. Е. Чиркина, Б. С. Эбзеева и ряда других авторов. Изучению правовых основ, институтов и форм осуществления гражданского (об- щественного) надзора за деятельностью различных органов публичной власти были посвящены работы таких российских ученых, как А. А. Гончаров, О. С. За- бралова, А. С. Полещук и В. В. Федоров и некоторых других.


P. 94.

9 См., например, Reiner R. The Politics of Police (Fourth Edition). – Oxford: Oxford University Press, 2010.

Различные аспекты деятельности полиции как института исполнительной власти конституционного государства получили свое отражение в исследованиях П. Н. Астапенко, К. С. Бельского, А. В. Быкова, Д. В. Васильева И. А. Горшене- вой, А. П. Камышникова, Р. В. Кулешова, С. А. Соломатина, В. И. Махинина, Д. Д. Шалягина, С. Н. Шишкарева. Отдельного внимания заслуживают научные труды Б. С. Крылова и А. В. Губанова, посвященные изучению основ организации и функционирования полицейских структур зарубежных государств. Вопросы взаимоотношения полиции и населения (в т. ч. в форме партнерства и сотрудни- чества) в странах с устоявшимися конституционными традициями поднимались в работах Г. П. Ермоловича. Теоретические аспекты обеспечения прав и свобод че- ловека в сфере деятельности правоохранительных органов России становились предметом исследования таких специалистов в сфере конституционного права, как В. В. Барбин, В. Н. Бутылин и А. С. Прудников. Некоторые организационно- правовые проблемы обеспечения указанных прав и свобод органами внутренних дел были рассмотрены украинским ученым О. В. Негодченко. Отдельные вопросы криминологического характера, имеющие отношение к теме настоящего исследо- вания, нашли свое отражение в работах его соотечественников О. А. Мартыненко и В. А. Самотиевич.

Характеризуя степень разработанности темы исследования, следует отме- тить, что в современной русскоязычной юридической теории методологической основой изучения проблемы обеспечения конституционных прав и свобод чело- века и гражданина в деятельности полицейских органов публичной власти, как правило, выступает формально-юридический метод, ориентированный преиму- щественно на формальный анализ содержания юридических конструкций. Так, например, основным содержанием учебного пособия «Обеспечение прав человека в деятельности органов внутренних дел» под авторством В. А. Гусева, А. Н. Де- рюги и М. А. Макаренко, является анализ норм российского законодательства, призванных гарантировать действительность указанных прав в уголовно– процессуальной, оперативно-розыскной и административной деятельности орга-

нов внутренних дел10. Аналогичную направленность имеет почти одноименная работа Н. П. Маюрова, В. А. Баринова и Ю. А. Потапова, в значительной степени представляющая собой сборник нормативно-правовых актов, регулирующих дея- тельность органов внутренних дел России в области обеспечения прав человека11. В данном контексте следует также указать на монографию А. В. Ольшевской

«Нормативно-правовое обеспечение деятельности органов внутренних дел по за- щите конституционных прав и свобод человека и гражданина»12, а также учебное пособие Л. Ш. Берекашвили и В. П. Игнатова «Обеспечение прав человека и за- конности в деятельности правоохранительных органов»13.

Признавая несомненную научную ценность трудов всех вышеуказанных ав- торов, необходимо отметить, что к настоящему времени как в отечественной, так и в зарубежной научной литературе ощущается явный недостаток специальных работ, посвященных комплексному теоретико-эмпирическому рассмотрению обо- значенной проблемы. При этом мы полагаем, что проведение ее системного, раз- ностороннего исследования с необходимостью предполагает не только изложение и анализ нормативного содержания конституционно-правовых источников, но также установление и изучение закономерностей и детерминантов эффективно- сти воздействия закрепленных в них основополагающих норм на содержание ре- альных общественных отношений. Данное обстоятельство, в свою очередь, пред- определяет необходимость выявления и системного анализа факторов различной природы (правовой, институциональной, социальной, политической, культурной и др.), а также обращения к практике функционирования соответствующих ин- ститутов публичной власти.

10 См. Гусев В. А., Дерюга А. Н., Макаренко М. А. Обеспечение прав человека в деятельности органов внут- ренних дел. Особенная часть : учебное пособие. – Хабаровск: Дальневосточный юридический ин-т МВД, 2011.

11 См. Маюров Н. П., Баринов В. А., Потапов Ю. А. Обеспечение прав человека в деятельности органов внутренних дел : Сборник нормативно-правовых актов. – СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России,

2011.

12 См. Ольшевская А. В. Нормативно-правовое обеспечение деятельности органов внутренних дел по защи- те конституционных прав и свобод человека и гражданина : монография. – М.: Юнити-Дана: Закон и право, 2012.

13 См. Берекашвили Л. Ш., Игнатов В. П. Обеспечение прав человека и законности в деятельности право- охранительных органов. Учебное пособие с альбомом схем. – М.: Московский университет МВД России. Изд-во

«Щит-М», 2006.

В диссертационной работе автор предпринимает попытку осуществления подобного рода исследования на примере Соединенных Штатов Америки, что обусловлено, главным образом, следующими обстоятельствами:

1. Процесс развития конституционализма как политико-правового явления в указанном государстве является одним из наиболее длительных в мировой исто- рии.

2. Основанная в середине XIX в. полиция США изначально формировалась в условиях государства, обладающего писаной конституцией. Данное обстоятель- ство позволяет рассмотреть объективно возникающие проблемы реализации фор- мально-юридических конституционных положений о правах человека в деятель- ности американской полиции с момента ее создания, а также исследовать апроби- рованные на протяжении длительного исторического периода пути минимизации угрозы их нарушения в указанной области общественных отношений.

3. Проблема неправомерных посягательств на конституционные права и свободы человека и гражданина со стороны представителей полиции по- прежнему сохраняет свою актуальность в обществе Соединенных Штатов. Тем не менее, в историческом контексте необходимо отметить наличие значительного прогресса данного государства в рассматриваемой области, что обусловливает научную ценность изучения как положительного, так и отрицательного опыта решения имеющихся в данной сфере проблем для других стран (включая Россий- скую Федерацию).

Гипотеза настоящего исследования формулируется следующим образом. В современном конституционном государстве деятельность полиции представляет собой одну из форм реализации его конституционно закрепленной обязанности по обеспечению прав и свобод человека и гражданина. При этом уровень уважения и соблюдения индивидуальных прав и свобод (в первую очередь – прав на жизнь, свободу, личную неприкосновенность и уважение человеческого достоинства) со стороны самих сотрудников полиции14 находится в прямой зависимости от нали-

14 В настоящей работе автор избегает употребления распространенного в русскоязычных источниках тер- мина «офицер полиции», поскольку он, являясь лингвистической калькой с англоязычного «police officer», не вполне корректен и вызывает ложную ассоциацию с определенным служебным званием «офицер». В отличие от

чия и эффективности функционирования особого рода механизма – механизма обеспечения конституционных прав человека в сфере деятельности полиции, структуру которого составляют три элемента различной природы: нормативно- правовой, организационно-управленческий и общественно-надзорный.

Наличие органов осуществления властного принуждения (полицейских ор- ганов) в механизме государства наделяет его не только существенным потенциа- лом в охране и защите конституционно закрепленных прав и свобод населения (в первую очередь – естественных и неотчуждаемых прав человека на жизнь, свобо- ду, личную неприкосновенность и уважение человеческого достоинства), но так- же формирует объективную угрозу их систематического и грубого нарушения со стороны самой публичной власти. При этом обеспечение надлежащего уровня со- ответствия повседневной деятельности полиции конституционным предписаниям о правах человека требует постоянных, продуманных и совместных усилий пред- ставителей власти и гражданского общества по формированию и непрерывному совершенствованию всех трех элементов указанного механизма. В свою очередь, отсутствие, неэффективность или несвоевременность подобных усилий детерми- нирует ситуацию, при которой несоответствие деятельности полиции указанным конституционным положениям выступает одним из основных источников соци- ально-политических противоречий, постепенного (или, напротив, резкого) возрас- тания уровня общественного недовольства и, как следствие, создает серьезную угрозу дестабилизации основ конституционного строя.

Объектом диссертационного исследования служат общественные отно- шения в сфере реализации конституционных прав и свобод человека и граждани- на, имеющих непосредственное отношение к состоянию его личной безопасности (прежде всего – прав на жизнь, свободу, личную неприкосновенность и уважение человеческого достоинства).

русского, в английском языке слово «officer» означает не только определенное положение в иерархии военизиро- ванных структур, но и любое должностное лицо (от англ. «office» – пост, должность) и именно в таком значении используется в словосочетании «police officer». Исходя из этого, данный термин следует переводить на русский язык как «сотрудник полиции», «работник полиции», или «служащий полиции».

Предметом исследования является практика реализации основополагаю- щих принципов конституционализма в сфере деятельности полиции как институ- та публичной власти, включая факторы, оказывающие определяющее влияние на состояние законности в области соблюдения сотрудниками полиции конституци- онных предписаний о правах и свободах человека и гражданина.

Целью написания диссертационной работы выступает выявление и си- стематизация объективных факторов (условий) как способствующих, так и пре- пятствующих эффективной реализации формальных конституционных норм, за- крепляющих права и свободы человека и гражданина (в первую очередь – права на жизнь, свободу, личную неприкосновенность и уважение человеческого досто- инства) в сфере деятельности полиции как института публичной власти.

Поставленная диссертантом цель исследования обусловила необходимость решения следующих задач:

1. Обосновать конституционный характер проблемы обеспечения конститу- ционных прав и свобод человека и гражданина в сфере деятельности полиции.

2. Проанализировать эффективность реализации конституционных норм о правах и свободах человека и гражданина в деятельности института полицейских департаментов Соединенных Штатов Америки на различных этапах его историче- ского развития.

3. Установить и обозначить факторы, выступающие основными детерми- нантами несоответствия фактического содержания деятельности полиции консти- туционным положениям о правах и свободах человека и гражданина в государ- стве, формально-юридически провозглашающем приверженность демократиче- ским ценностям.

4. Сформулировать понятие механизма обеспечения конституционных прав человека в сфере деятельности полиции; выделить его основные элементы; осу- ществить их функциональную характеристику.

5. Выявить, проанализировать и проиллюстрировать основные тенденции, характеризующие современный этап развития указанного механизма в США.

Логика достижения вышеуказанной цели и выполнения обозначенных задач обусловила необходимость проведения системного (комплексного, разносторон- него) исследования, определяя тем самым совокупность методов и приемов по- знания, использованных при написании диссертационной работы.

Методологической основой исследования выступают такие общенаучные методы познания, как формально-логический, хронологический (исторический), социологический, статистический, аксиологический, прогностический, системно- структурный, а также методы моделирования, функционального анализа и экс- траполяции. Совокупность применяемых специально-юридических методов ис- следования предопределяется комплексным характером исследуемой проблемы и включает в себя: формально-юридический, сравнительно-правовой и историко- юридический. Дополняют указанный перечень методы специально-исторического характера, в частности – конкретно-исторический и сравнительно-исторический. Перечисленные методы познания используются в сочетании с широко применяе- мыми для выявления основных закономерностей существования государственно- правовых явлений логическими приемами анализа, синтеза, дедукции, индукции и гипотезы. В процессе сбора и обработки эмпирического материала автором при- менялись комплексный, системный и аксиологический подходы, обеспечивающие многосторонность исследования поставленных вопросов. Характер диссертаци- онного исследования также потребовал обращения к основным положениям, по- нятиям и принципам теории государства и права, конституционного права и дру- гих юридических наук, а также к истории политических и правовых учений.

Теоретическая основа исследования. Общее направление настоящей дис- сертационной работы определяется идеями о фундаментальных принципах взаи- моотношения личности, общества и государства, выраженных в сочинениях таких признанных классиков мировой правовой и политической мысли, как Т. Гоббс, Дж. Локк, Ш. Л. Монтескье, Дж. Ст. Милль, В. фон Гумбольдт и Д. Уилсон.

При работе над диссертацией были использованы труды российских и зару- бежных ученых-конституционалистов М. В. Баглая, В. В. Барбина, В. Н. Бутыли- на, Д. Валадеса, Л. Дюги, А. С. Прудникова, Б. А. Страшуна, В. А. Туманова и

Б. С. Эбзеева. Отдельные положения диссертации были проиллюстрированы ма- териалами русскоязычных специалистов в других областях права, в частности: И. Н. Баранова, В. Н. Горева, А. В. Губанова, О. А. Мартыненко, В. А. Самотие- вич, В. В. Федорова и др.

Учитывая ориентированность выбранной темы исследования на изучение практики реализации конституционных положений в зарубежных государствах (в частности – США), а также ввиду недостаточной степени ее разработанности в российской правовой доктрине, основной массив использованных диссертантом источников составляют научные работы англоязычных (главным образом, амери- канских и британских) исследователей, среди которых существенное значение имеют труды таких известных ученых, как Д. Бэйли, Г. Голдштейн, Д. Келлинг, М. Мур, Д. Олперт, Р. Райнер, Д. Сколник, Р. Троянович и С. Уокер. Разработка отдельных аспектов диссертационной работы также потребовала обращения к научным материалам таких авторов, как М. А. Абаскал, М. Бионди, М. Д. Бобб, Д. М. Браун, Д. Голсон, Й. Кэмисар, Р. П. Карлайл, Т. У. Коулман, С. У. Купер, П. А. Ланган, И. Р. Лестер, Н. Г. Миллер, У. К. Ракер, Д. У. Салливан, П. Д. Хам- мер, Д. Ф. К. Шапиро, П. Д. Шейпс, Э. Д. Эдвардс, Д. Н. Эптон, М. Н. Эпштейн, а также некоторых других.

Правовую основу исследования составили конституционные акты Россий- ской Федерации, Соединенных Штатов Америки, Федеративной Республики Гер- мании и Украины, решения Верховного суда США, а также нормативно-правовые источники иного характера.

Эмпирической основой исследования выступают официальные статисти- ческие данные, результаты российских и зарубежных научных исследований, а также материалы иных источников, аргументирующие и иллюстрирующие от- дельные положения и выводы диссертации.

Научная новизна диссертационной работы заключается в следующем:

1. Выдвинут и обоснован тезис о том, что общее направление и конкретное содержание деятельности полиции как института публичной власти в значитель- ной степени определяет уровень фактической реализации конституционных прав

и свобод человека и гражданина в государстве и, следовательно, имеет отчетливо выраженное конституционно-правовое значение.

2. С позиции изучения эффективности обеспечения конституционно закреп- ленных прав и свобод человека и гражданина (прежде всего – прав на жизнь, сво- боду, личную неприкосновенность и уважение человеческого достоинства) де- тально исследован процесс исторической трансформации института полицейских департаментов США, проанализированы присущие ему ключевые организацион- но-управленческие преобразования.

3. Выявлены объективные факторы, выступающие основными детерминан- тами несоответствия фактического содержания полицейской деятельности кон- ституционным нормам о правах и свободах человека и гражданина в государстве, формально-юридически провозгласившем их гарантированность.

4. Выдвинут и обоснован тезис о том, что несоответствие фактического со- держания деятельности полиции требованиям конституционных положений о правах и свободах человека и гражданина в сфере деятельности полиции высту- пает одним из наиболее серьезных источников социальных противоречий, спо- собствующих возрастанию уровня общественного недовольства и создающим тем самым угрозу дестабилизации основ конституционного строя.

5. Обозначены и проанализированы ключевые с позиции повышения уровня законности и соблюдения конституционных прав и свобод человека и гражданина тенденции, характеризующие современный этап развития рассматриваемого ме- ханизма в США: расширение конструктивного взаимодействия (сотрудничества) полиции и населения; формирование альтернативных (социально- ориентированных) критериев оценки эффективности деятельности полиции; гу- манизация нормативно-правового регулирования и средств осуществления сило- вого (насильственного) принуждения; совершенствование механизмов внутренне- го (ведомственного) надзора и контроля, распространение институтов независи- мого (гражданского) надзора над деятельностью полиции; а также практики ви- деозаписи повседневных контактов полиции с населением.

6. Разработано понятие механизма обеспечения конституционных прав че- ловека в сфере деятельности полиции. Выявлены и систематизированы основные элементы данного механизма, осуществлена их функциональная характеристика.

Основные результаты настоящего диссертационного исследования выраже- ны в следующих научных положениях, представляемых автором к защите:

1. Деятельность полиции как одного из наиболее многочисленных военизи- рованных институтов государства объективно обладает существенным потенциа- лом в области как позитивного, так и негативного воздействия на уровень обеспе- чения конституционно закрепленных прав человека, и прежде всего его есте- ственных и неотчуждаемых прав на жизнь, свободу, личную неприкосновенность и уважение человеческого достоинства (в частности – в области их охраны и за- щиты от противоправных посягательств, законного ограничения с целью принуж- дения к исполнению правовых предписаний, а также непосредственного наруше- ния). Поскольку необходимость уважения и соблюдения указанных прав (в первую очередь – со стороны публичной власти) лежит в основе идеологии со- временного конституционализма, провозглашаемые цели, фактическое содержа- ние и конечные результаты деятельности полиции имеют отчетливо выраженное конституционно-правовое значение.

2. Основными детерминантами несоответствия фактического содержания деятельности полиции конституционным предписаниям о правах и свободах че- ловека и гражданина в государстве, формально-юридически провозгласившем их гарантированность, выступают следующие факторы:

а) недостаточность нормативно-правовой конкретизации конституционных предписаний о правах и свободах человека и гражданина применительно к дея- тельности полиции;

б) несовершенство определенных организационно-управленческих аспектов функционирования полиции: чрезмерная зависимость от местной политической администрации; политическое покровительство; отсутствие механизмов кон- структивного взаимодействия с населением; репрессивно-ориентированная си- стема оценки эффективности; отсутствие или неэффективность системы профес-

сионального отбора и подготовки сотрудников, а также механизмов внутреннего (ведомственного) контроля и надзора над их деятельностью;

в) отсутствие или неэффективность функционирования институтов специа- лизированного независимого (гражданского) надзора над соблюдением законно- сти (и прежде всего – конституционных прав человека) в повседневной деятель- ности полиции.

3. Повышение уровня политико-правовой культуры общества (в виде укрепления в сознании населения основополагающих идей и принципов консти- туционализма) обусловливает усиление социального запроса на устранение несо- ответствия фактического содержания деятельности полиции конституционным предписаниям о правах и свободах человека и гражданина. При этом отсутствие или неэффективность усилий публичной власти по разрешению назревших в дан- ной области противоречий создает предпосылки для возникновения все более массовых и радикальных протестных настроений и, как следствие, выступает од- ним из наиболее серьезных источников дестабилизации основ конституционного строя.

4. Установление и поддержание соответствия деятельности полиции кон- ституционным стандартам современного демократического государства требует наличия и эффективного функционирования особого рода механизма – механиз- ма обеспечения конституционных прав человека в сфере деятельности поли- ции, под которым нами понимается сбалансированный комплекс мер нормативно- правового, организационно-управленческого и общественно-надзорного характе- ра, направленных на формирование условий для максимально полной реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина в сфере деятельности полиции.

Как следует из представленного определения, структура указанного меха- низма с необходимостью содержит в себе три взаимосвязанных элемента: норма- тивно-правовой; организационно-управленческий и общественно-надзорный.

Нормативно-правовой элемент выполняет функцию юридического установления пределов деятельности полиции и включает в себя как сами акты

конституционного характера, так и иного рода нормативно-правовые источники, конкретизирующие содержание конституционных предписаний о правах и свобо- дах человека и гражданина применительно к сфере деятельности указанного ин- ститута публичной власти.

Организационно-управленческий элемент представляет собой ряд меро- приятий одноименного характера, направленных на формирование объективной возможности надлежащего обеспечения конституционных прав человека в дея- тельности полиции, а также соответствующего рода профессиональной мотива- ции ее сотрудников. В первую очередь, речь идет о таких преобразованиях, как: устранение чрезмерной зависимости полицейских структур от местной политиче- ской администрации; повышение уровня профессиональной подготовки и матери- ально-технического оснащения стражей порядка (в соответствии с поставленны- ми перед ними задачами); гуманизация средств и тактики осуществления силово- го принуждения; совершенствование механизмов внутреннего (в т. ч. превентив- ного) надзора и контроля; расширение конструктивного взаимодействия (сотруд- ничества) полиции с населением, а также включение в официальную систему оценки эффективности ее функционирования социально-ориентированных пока- зателей.

Общественно-надзорный элемент подразумевает наличие широкой се- ти специализированных, организационно и финансово независимых от полицей- ских структур (в значительной степени – от иных органов публичной власти) ин- ститутов, осуществляющих от имени гражданского общества и в рамках своей компетенции постоянный, повсеместный и беспристрастный надзор над деятель- ностью сотрудников полиции с целью выявления отклонений ее содержания от конституционно-правовых предписаний и принятия мер по их устранению.

5. Основными тенденциями, характеризующими современный этап развития исследуемого механизма в США, являются: расширение конструктивного взаи- модействия (сотрудничества) полиции и населения; формирование альтернатив- ных (социально-ориентированных) критериев оценки эффективности деятельно- сти полиции; гуманизация нормативно-правового регулирования и средств осу-

ществления силового (насильственного) принуждения; совершенствование меха- низмов внутреннего (ведомственного) надзора и контроля, увеличение количества и расширение объема полномочий институтов независимого (гражданского) надзора над соблюдением конституционных предписаний в деятельности поли- ции, а также распространение практики применения современных технологий с целью повышения уровня законности и соблюдения конституционных прав и свобод человека в сфере деятельности полиции.

Достоверность полученных результатов исследования обусловлена:

– корректностью постановки его основной цели и частных задач;

– максимально широким хронологическим охватом исследования (процесс формирования каждого из элементов рассматриваемого механизма в США про- анализирован с момента зарождения публичной полицейской системы данного государства в середине XIX в. и до настоящего времени);

– подкреплением научно-теоретических выводов значительным объемом эмпирического материала и статистических данных;

Теоретическая значимость исследования обусловлена тем обстоятель- ством, что оно направлено на восполнение существующего пробела в изучении процесса реализации конституционных норм в такой важнейшей с точки зрения теории прав человека области общественных отношений, как сфера деятельности полицейских структур публичной власти; формирует достаточно целостное пред- ставление о правовых, организационно-управленческих, институциональных и социальных факторах, оказывающих влияние на уровень обеспеченности индиви- дуальных прав и свобод в указанной области; позволяет определить основные за- кономерности и трудности, объективно присущие процессу развития полиции как публично-властного института современного конституционного государства. В свою очередь, выявление и изучение указанных закономерностей способствует выбору оптимальной стратегии преобразования правоохранительных структур Российской Федерации в направлении повышения уровня защищенности консти- туционных прав и свобод человека и гражданина (прежде всего, имеющих непо- средственное отношение к обеспечению его личной безопасности) от неправо-

мерных посягательств как со стороны криминальных элементов, так и со стороны самих сотрудников полиции.

Практическая значимость исследования. Основные результаты диссер- тационной работы могут найти применение: в изучении проблем конституцион- ного права и в отраслевых научных исследованиях, связанных с рассмотрением вопросов обеспечения прав человека; в учебном и воспитательном процессе, направленном на повышение уровня правовых знаний будущих юристов и со- трудников правоохранительных органов (в первую очередь полиции); в процессе преподавания конституционного права России, конституционного права зарубеж- ных стран, теории права и государства, а также отраслевых юридических наук; при формировании учебных курсов, программ, учебно-методических пособий по конституционному праву и отраслевым наукам для юридических вузов; в разра- ботке и совершенствовании нормативно-правовых предписаний, регулирующих деятельности российской полиции.

В ходе выполнения поставленных задач автором был проанализирован и от- ражен в тексте диссертации значительный объем зарубежных (преимущественно англоязычных) источников, включая нормативно-правовые предписания, доктри- нальные позиции, актуальные статистические данные и иные материалы, раскры- вающие и иллюстрирующие определенные аспекты выбранной темы. Содержание всех иностранных источников представлено в авторском переводе или изложении, что содействует осуществлению последующих научных исследований как в дан- ной области, так и в смежных с ней областях.

Апробация основных результатов исследования осуществлена посред- ством выступлений на научно-практических, научно-теоретических конференци- ях и круглых столах, проведенных в рамках Академии управления МВД России, Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики», Общественной палаты Российской Федерации, Второго Федерального конгресса по электронной демократии, Института проблем правоприменения при Европей- ском Университете в Санкт-Петербурге.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

В журналах и изданиях, рекомендованных ВАК Минобразования и науки России:

· Зимин Е. А. Понятие, структура и назначение конституционно-правового механизма обеспечения прав человека в сфере деятельности полиции // Проблемы права. 2011. № 4. С. 68-72;

· Зимин Е. А. Концепция «community policing»: общие предпосылки воз- никновения, доктринальная и практическая неопределенность // Проблемы права. 2014. № 1. С. 88-92;

· Зимин Е. А. Конституционно-правовое значение деятельности полиции в контексте обеспечения фундаментального права человека на личную безопас- ность // Право и государство: теория и практика. 2014. № 3. С. 46-50;

· Зимин Е. А. Изменение содержания понятия полицейской деятельности в условиях реально действующей демократической конституции // Труды Академии управления МВД России. 2014. № 2 (30). С. 110-114.

В иных изданиях:

· Петров И. Снайперы в толпе. Штурмовые и снайперские винтовки, све- тошумовые гранаты – в арсенале стражей порядка в Фергюсоне // Российская га- зета. 2014. 21 августа. С. 9.

Структура диссертационной работы состоит из введения, двух глав (включающих в совокупности семь параграфов), заключения, а также списка ис- пользованных источников. Рассуждения и выводы первой главы («Конституцион- но-правовое значение проблемы обеспечения прав человека в сфере деятельности полиции») имеют преимущественно теоретическую природу и призваны обосно- вать тезис о том, что проблема обеспечения важнейших индивидуальных прав и свобод в деятельности полиции как института публичной власти имеет суще- ственное значение с позиции конституционного права. Содержание второй главы («Формирование механизма обеспечения конституционных прав человека в сфере деятельности полиции США и его структура») имеет более выраженный практи- ко-эмпирический характер и направлено на изучение эффективности реализации конституционных норм о правах и свободах человека и гражданина в повседнев-

ной деятельности полиции Соединенных Штатов Америки на различных этапах ее исторического развития. С этой целью диссертант осуществляет выявление и анализ как общих закономерностей, так и отдельных нюансов длительного перио- да формирования механизма обеспечения конституционных прав человека в сфе- ре деятельности полиции указанного государства, что позволяет, в конечном ито- ге, сформировать понятие данного механизма, выделить его основные структур- ные элементы и осуществить их функциональную характеристику. В заключении автор подводит общий итог проведенному исследованию и обозначает актуаль- ность полученных результатов в контексте необходимости усиления влияния кон- ституционных начал на деятельность современной полиции Российской Федера- ции.

<< | >>
Источник: Зимин Евгений Александрович. МЕХАНИЗМ ОБЕСПЕЧЕНИЯ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА В СФЕРЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПОЛИЦИИ (НА ПРИМЕРЕ США). Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва –2015. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме Введение:

  1. ВВЕДЕНИЕ
  2. Введение
  3. ВВЕДЕНИЕ
  4. ВВЕДЕНИЕ
  5. Введение
  6. ВВЕДЕНИЕ
  7. ВВЕДЕНИЕ
  8. Введение
  9. Введение
  10. Введение