<<
>>

§ 2. Этап чрезмерной зависимости полиции от местной власти (1840-1930 гг.): приоритет реализации интересов локальных политических лидеров по отношению к обеспечению конституционных прав человека

Безнаказанная жестокость и открытое неуважение – две грани вза- имоотношений полиции и населения. Как и в Великобритании, в Соединенных Штатах Америки интенсивный процесс формирования публично-властных поли- цейских организаций характеризовался весьма неодобрительной реакцией со сто- роны населения. Прежде всего, подобная мера противоречила исторически сло- жившейся традиции самостоятельного и добровольного обеспечения гражданами собственной безопасности. Более того, многие жители Соединенных Штатов усматривали в существовании подконтрольной публичной власти полицейской силы прямую угрозу своим конституционным правам и полагали, что ее создание

будет означать «конец свободы и демократии»94.

Как показала дальнейшая исто-

рия развития полицейской системы рассматриваемого государства, подобные опасения были отнюдь не беспочвенными. Подтверждением этому служат мате- риалы публицистического характера конца XIX – начала XX вв., содержащие свидетельства систематического и грубого нарушения конституционных прав американских граждан со стороны работников полиции.

Так, например, в 1890 г. С. Купер, автор журнальной статьи, недвусмыслен- но озаглавленной «Злоупотребление полицейскими полномочиями», характеризу- ет современных ему стражей порядка как наделенных значительной властью, но

94 См. Watson N. A. Police and Changing Community: Selected Readings. International Association of Chiefs of Police, 1965. P. 107. Цит. по: Schrag C. Crime and Justice: American Style. – Rockville: National Institute of Mental Health, 1971. P. 131. URL: http://files.eric.ed.gov/fulltext/ED067458.pdf [дата обращения: 28.04.2014].

при этом невежественных и склонных к насилию людей, зачастую нарушающих закон и посягающих на свободу общества. В частности, он утверждает о широкой распространенности практики необоснованных избиений и неправомерных аре- стов в повседневной работе полиции. По мнению указанного автора, подобные действия не только нарушают общественный порядок, но делают закон и его слу- жителей объектом общественного презрения, представляют собой постоянную угрозу благосостоянию людей и во всех смыслах противоречат природе свобод- ного общества. Отцы-основатели Соединенных Штатов, полагает он, «взирали бы с ужасом» на то, как закрепленная ими в федеральной Конституции неприкосно- венность личной свободы граждан подвергается повсеместным нарушениям со

стороны полиции.95

Несмотря на периодическое освещение случаев полицейского беззакония в прессе, в рассматриваемый период американские служители закона не имели се- рьезных оснований опасаться наступления какой-либо серьезной ответственности за посягательства на конституционные права и свободы населения. Как свиде- тельствует автор публикации «Полицейские бесчинства в Нью-Йорке» (1890), в течение нескольких лет «сотни уважаемых граждан» практически безрезультатно подавали жалобы на действия стражей порядка96. Описывая несколько привлек- ших общественное внимание случаев «чрезвычайной полицейской жестокости», он утверждает, что ни в одном из них виновные не получили какого-либо наказа- ния более серьезного, чем формальное разбирательство внутри самого департа- мента полиции97.

В целом, как полагают современные исследователи, фактическое содержа-

ние взаимоотношений американской полиции и граждан на данном историческом этапе в значительной степени характеризовалось безнаказанной жестокостью с одной стороны и открытым неуважением – с другой98.

Подобное обстоятельство

P. 659.

95 См. Cooper S. W. Abuse of Police Powers // The North American Review. – Vol. 150. – No. 402 (May 1890).

96 См. Edwards E. J. Police Outrages in New York // The North American Review. – Vol. 151. – No. 407 (Oct.

1890). P. 505. URL: http://www.jstor.org/stable/25102071 [дата обращения: 28.04.2014].

97 См. Ibid. P. 504.

98 См. Alpert G. P. Op. cit. P. 3.

выступало одним из наиболее отчетливых проявлений проблемы, наличие кото- рой спустя столетие с момента принятия федеральной конституции констатировал будущий 28-й Президент США Вудро Вильсон: «Становится все труднее и труд- нее заставить конституционные законы работать, чем их разрабатывать»99. При этом, как и любое другое социальное явление, игнорирование конституционных предписаний в повседневной деятельности полиции было обусловлено опреде- ленными причинами (факторами), выявление которых составляет одну из основ- ных задач настоящего диссертационного исследования. Обозначим далее наибо- лее существенные из них.

Абсолютный контроль и покровительство полиции со стороны местных политических элит. Как уже было сказано ранее, полицейские системы Соединенного Королевства и Соединенных Штатов Америки имеют буквально родственную связь. Тем не менее, с самого начала их параллельного развития между ними проявилось одно существенное различие, предопределившее наибо- лее характерную особенность организации и функционирования американской полиции на начальном этапе ее существования. Так, если в Великобритании фор- мирование и наделение властными полномочиями полицейских департаментов изначально осуществлялось непосредственно сильной централизованной властью Короны, то в условиях крайне децентрализованного государственного устройства США муниципальные отделы полиции создавались, комплектовались, финанси- ровались и наделялись властью локальной политической администрацией (в первую очередь мэром), закономерно оказываясь в сильнейшей организационной, кадровой и финансовой зависимости от нее.

В значительной степени вышеуказанное обстоятельство было обусловлено существованием широко распространенной в середине XIX столетия в политиче- ской жизни США практики под названием «система трофеев» или «дележ трофе- ев» (the spoils system). В соответствии с данным принципом победившая на выбо- рах партия формировала кадровый состав публичных органов власти из числа

99 Вильсон В. Наука государственного управления (1887). Классики теории государственного управления: американская школа / Под ред. Дж. Шатфрица, А. Хайда. – М.: Изд-во МГУ, 2003. С. 26

своих политических сторонников, зачастую игнорируя при этом не только их профессиональные качества, но и простую порядочность. Вполне закономерно прочно укоренившееся в системе государственного управления правило замеще- ния должностей на основе партийной «круговой поруки» в полной мере прояви- лось и в новой полицейской организации Соединенных Штатов. Унифицирован- ные стандарты для приема на полицейскую службу (как и увольнения с нее) в данный исторический период отсутствовали, в результате чего местные политики принимали и увольняли руководящий и рядовой состав полиции в соответствии со своими политическими взглядами и личными предпочтениями. Очевидным следствием подобного способа подбора кадров явилось то обстоятельство, что большинство департаментов полиции представляли собой не более чем «марио- нетку в руках политиков» и «источник социального обеспечения» для «политиче- ских дружков» местной администрации, назначаемых на руководящие посты вме-

сто «менее удачливых» сотрудников, имевших за плечами годы работы100.

Формально основной целью создаваемых и функционирующих таким обра- зом полицейских организаций признавалось обеспечение общественного порядка и выполнение определенного рода социальной деятельности101. Фактически же одной из первостепенных задач полиции являлось сохранение власти местных по- литиков путем подавления политических оппонентов, разгона демонстраций и за- бастовок, осуществления предвыборной агитации или непосредственного содей- ствия в фальсификации итогов выборов102. В качестве вознаграждения за такого рода «услуги» полицейские могли рассчитывать на политическое покровитель- ство, подразумевавшее, помимо прочего, попустительство и безнаказанность в их взаимоотношениях с гражданами.

100 См. Collins P. A., Ricks T. A., Van Meter C. W. Op. cit. P. 18.

101 Так, к примеру, вплоть до конца XIX в. помимо поддержания общественного порядка американская по- лиция предоставляла временное жилье бездомным и эмигрантам (помогая местной администрации в их дальней- шем трудоустройстве), осуществляла раздачу продовольствия малоимущим и даже занималась уборкой улиц. См. Kelling G. L., Moore M. H. Op. cit. P. 3; Palmiotto M. J. Community Policing: A Police-Citizen Partnership. – New York: Taylor & Francis, 2011. P. 31.

102 См. Kelling G. L., Moore M. H. Op. cit. P. 3.

Отсутствие надлежащего правового регулирования деятельности полиции. Другим фактором, значительно усугублявшим проблему взаимоотно- шений американской полиции и населения в рассматриваемый период, выступало отсутствие надлежащего правового регулирования ее деятельности. Прежде всего, здесь необходимо отметить то обстоятельство, что служащие организованных на муниципальном уровне полицейских департаментов не являлись представителями федерального правительства. В условиях американского федерализма XIX в. по- добное обстоятельство имело чрезвычайное значение, поскольку на протяжении длительного исторического периода положения федеральной Конституции о пра- вах человека ограничивали лишь действия федеральных органов власти и не рас- пространялись на публично-властные структуры штатов или муниципалитетов.

Так, например, в решении «Бэррон против Мэра и Городского совета Бал- тимора» (1833) Верховный суд США рассмотрел вопрос о применимости ограни- чений, налагаемых Пятой конституционной поправкой, на органы публичной вла- сти штатов. Провозглашая мнение Суда, его четвертый председатель Д. Маршалл недвусмысленно утверждает: «Представленный на рассмотрение вопрос является, безусловно, важным, но не требует больших усилий для разрешения. Конституция была установлена народом Соединенных Штатов для себя, для своего собствен- ного правительства, а не для правительства отдельных штатов. Каждый штат установил для себя собственную конституцию и в ней установил те ограничения и

запреты, которым надлежит следовать правительству данного штата»103.

Таким образом, фактической конституционно-правовой основой функцио- нирования муниципальных полицейских департаментов выступали конституции штатов, представительные органы которых хоть и заимствовали многие положе- ния федерального Билля о правах, но делали это в добровольном порядке, выбо- рочно и далеко не всегда в полной мере. Более того, абстрактные положения ре- гиональных конституционных актов не имели надлежащей конкретизации в су- дебных решениях или законах применительно к осуществлению полицейской де-

103 Barron v. Mayor & City Council of Baltimore (1833). URL: https://supreme.justia.com/cases/federal/us/32/243/case.html [дата обращения: 28.04.2014].

ятельности. Как отмечают исследователи, вплоть до 1930-х годов судебная систе- ма рассматриваемого государства фактически игнорировала деятельность поли- ции и исправительной системы, полагая ее находящейся за рамками конституци- онной защиты104. Не случайно американские ученые Д. Олперт и Р. Дунхэм ха- рактеризуют данный этап развития полицейских институтов в США как «период отсутствия регулирования»105, а их соотечественник Е. Кэмисар именует его «ка- менным веком» с точки зрения обеспечения закрепляемых федеральной Консти- туцией уголовно-процессуальных прав106.

Аналогичным образом не уделяли достаточного внимания проблеме соот- ветствия повседневной работы полиции конституционным положениям и местные представительные органы. Так, например, в 1883 г. федеральным Конгрессом был принят т. н. Акт Пендлтона (The Pendleton Act107), значительно реформировавший систему государственной гражданской службы Соединенных Штатов. В соответ- ствии с его предписаниями в федеральных учреждениях вышеупомянутая «систе- ма трофеев» законодательно упразднялась и заменялась «системой заслуг» (merit system), подразумевающей введение определенных стандартов (экзаменов) для замещения государственных должностей, а также запрещавшей увольнение или понижение государственных служащих в должности по политическим мотивам108. Тем не менее, ограниченность действия закона лишь федеральным уровнем не позволяла ему устранить чрезмерную и пагубную зависимость муниципальных органов полиции от местной политической элиты, которая, в свою очередь, от- нюдь не стремилась самостоятельно издавать подобного рода законодательные установления.

104 См. Walker S. Police Accountability: The Role of Citizen Oversight (Wadsworth Professionalism in Policing Series). – Belmont: Wadsworth Thompson, 2001. P. 20.

105 Alpert G. P. Op. cit. P. 5.

106 См. Kamisar Y. Police Interrogation and Confessions: Essays in Law and Policy. – Ann Arbor: University of Michigan Press, 1980. P. 27.

107 Полное название документа: «The Pendleton Civil Service Reform Act». URL: http://legisworks.org/sal/22/stats/STATUTE-22-Pg403a.pdf

108 См. Hess K. M. Introduction in Law Enforcement and Criminal Justice (Ninth Edition). – Wadsworth: Cengage Learning, 2009. P. 26.

Отсутствие системы профессиональных стандартов и профессио- нальной подготовки сотрудников полиции. Неизбежным следствием ориенти- рованности американской полиции XIX в. преимущественно на обеспечение ин- тересов местной власти стало и то обстоятельство, что непосредственно полицей- ские задачи в виде охраны общественного порядка и противодействия преступно- сти осуществлялись по остаточному признаку или вовсе игнорировались109. Под- тверждением тому служит фактическое отсутствие в полицейских департаментах исследуемого периода не только системы профессиональных стандартов при при- еме на службу, но и системы последующей профессиональной подготовки работ- ников. Как пишет известный американский специалист С. Уокер, «единственным критерием для вступления в ряды полиции являлась необходимая политическая ориентация. Безграмотность, проблемы со здоровьем, хроническое пьянство или наличие судимостей не являлись препятствием»110. Набранным подобным обра- зом полицейским вручалась лишь копия краткого руководства, после чего они, вооруженные дубинками и револьверами, отправлялись на улицы охранять и применять закон. Само же данное руководство представляло собой лишь неболь- шой сборник наставлений о том, чего не стоит делать на работе (как то: обсуж- дать политиков или играть в карты), которые, впрочем, немедленно игнорирова- лись111.

С одной стороны, вышеуказанные организационно-управленческие недо-

статки закономерно предопределяли недостаточную эффективность американской полиции в предотвращении и пресечении противоправных посягательств на кон- ституционные права граждан. С другой стороны, эти же характеристики оказыва- ли весьма негативное влияние и на сам характер осуществления полицейской дея- тельности, поскольку сами стражи порядка, не имея навыков действовать иначе, закономерно полагались в своей работе на наиболее простые, порой – незаконные и жестокие методы. В частности, отмечают исследователи, весьма широкое рас-

109 См. Scaramella G. L., Cox S. M., McCamey W. P. Introduction to Policing. – Thousand Oaks: SAGE Publica- tions, 2011. P. 7.

110 Walker S. Popular Justice: A History of American Criminal Justice (2nd edition). – New York: Oxford Univer- sity Press, 1998. P. 55.

111 См. Ibid.

пространение имела практика избиения граждан дубинками на улицах городов или применения к ним физической жестокости (пыток) с целью извлечения при- знательных показаний112.

Неэффективность механизмов надзора над соблюдением конститу- ционных прав человека в деятельности полиции. Наряду с чрезмерной зави- симостью от местной власти, недостатком надлежащего правового регулирования и профессиональной подготовки, в значительной степени неоправданная жесто- кость и безнаказанность американских полицейских в рассматриваемый истори- ческий период предопределялась отсутствием эффективного контроля и надзора над их деятельностью. Ни политические лидеры, ни подконтрольное им полицей- ское руководство не усматривали в ненадлежащем поведении рядовых работни- ков полиции серьезного противоречия собственным интересам. При этом какие- либо иные механизмы контроля и привлечения к ответственности служителей за- кона в рассматриваемый период попросту отсутствовали.

Вполне закономерно указанное выше обстоятельство вызывало недоволь- ство и возмущение граждан Соединенных Штатов. Как следствие, в данный пери- од возникает и получает определенное распространение идея о том, что поддер- жание приверженности полицейских предписаниям закона и интересам всего местного сообщества (а не своим личным интересам или интересам своих поли- тических патронов) требует передачи управления полицией в руки самих граж- дан. В результате уже в середине XIX в. мы наблюдаем первые попытки обеспе- чения подотчетности (accountability)113 полиции гражданскому обществу (в том виде, как оно понималось в рассматриваемый период) посредством формирования в некоторых городах США т.н. «административных полицейских советов» (admin- istrative police boards). Состоявшие из судей, мэров и простых граждан, подобного

рода организации выполняли функцию фактического управления полицейским департаментом, в то время как его номинальный глава (шеф полиции) формально

112 См. Walker S. Police Accountability: The Role of Citizen Oversight. P. 20.

113 Широко используемый в англоязычной юридической и политологической литературе термин «account- ability» может быть переведен на русский язык как «подотчетность» и как «контролируемость», подразумевая наличие как формально установленной обязанности одного субъекта отчитываться о своих действиях перед дру- гим, так и реальной возможности для привлечения его к ответственности.

подчинялся их распоряжениям. При этом члены советов осуществляли руковод- ство местной полицией в дополнение к основной служебной деятельности и име- ли в своем составе представителей городской администрации (мэров), что не мог- ло не оказывать негативного влияния на общий уровень эффективности и полити- ческой беспристрастности осуществляемого таким образом управления. В резуль- тате, несмотря на то, что административные советы просуществовали много лет, они не смогли полностью справиться с возложенными на них задачами114 и по- пытки осуществления внешнего воздействия на деятельность полиции со стороны гражданского общества в данный исторический период не увенчались успехом.

Формирование социально-политических предпосылок для усиле- ния влияния конституционных норм на деятельность полиции. В описанном выше состоянии полицейская система Соединенных Штатов продолжает свое су- ществование вплоть до начала XX в., периода расцвета американского «прогрес- сивизма» – масштабного реформаторского движения, охватившего многие сферы общественной жизни115. В этот исторический момент существенно возрастает об- щий уровень недовольства развивающегося индустриального общества США чрезмерной политизированностью, коррумпированностью116 и профессиональной неэффективностью системы государственного управления. Как следствие, значи- тельно повышается степень гражданско-политической активности населения, прежде всего – представителей нижнего и формирующегося среднего класса.

В подобной социально-политической обстановке столь характерная для предыдущих десятилетий проблема взаимоотношений полиции и граждан вполне закономерно приобретала еще большую актуальность. Как и прежде, формальные основания и реальная возможность для привлечения полицейских к юридической ответственности практически отсутствовали, что оставляло широкий простор для

114 Hess K. M. Op. cit. P. 26.

115 Следует отметить, что единое мнение по вопросу о точной дате начала и конца «Прогрессивной эпохи» (the Progressive Era) в истории Соединенных Штатов отсутствует. Среди различных вариантов ее датирования можно выделить следующие: 1890-е – 1920-е гг. (Nugent W. Progressivism: A Very Short Introduction. – New York:

Oxford University Press, 2010. P. 1); 1890–1933 гг. (Eisentark R., Friedenthal L., Weber J. L. Key Concepts in American

History: Progressivism. – Sag Harbor: DWJ Books LLC, 2010. P. ix); 1900–1918 гг. (Официальный сайт Федерального бюро расследований США: http://www.fbi.gov/about-us/history/brief-history [дата обращения: 28.04.2014]).

116 В рамках настоящей диссертационной работы мы не затрагиваем проблему коррупции в рядах амери- канской полиции, поскольку она не входит в непосредственное содержание предмета исследования и требует от- дельного изучения.

безнаказанного злоупотребления предоставленными им властными полномочия- ми. Фактически деятельность американской полиции начала двадцатого столетия была не просто неэффективна в противодействии преступности, но и сама пред- ставляла собой один из основных источников противоправных посягательств на права и свободы населения. Так, например, в 1902 г. У. Пьюррингтон отмечает наличие в США, «где власть полиции формально ограничена письменной Консти- туцией» и должна быть направлена на обеспечение порядка и конституционных прав граждан, «усиливающейся и пугающей тенденции», заключающейся в том, что в результате осуществления полицейской деятельности борьба с одними пре- ступлениями практически полностью осуществляется посредством совершения

других117. Спустя год судья Верховного суда штата Нью-Йорк У. Гэйнор в своей

статье «Беззаконие полиции в Нью-Йорке» констатирует, что незаконные аресты и вторжения в жилище со стороны полиции давно стали привычным явлением для жителей города118.

Весьма негативное с точки зрения соблюдения конституционных норм вли- яние на содержание деятельности американской полиции оказывали и особенно- сти политической атмосферы, характерной для общества Соединенных Штатов в период «прогрессивизма». Являясь свидетелями революционных событий в Рос- сии, значительная часть американской экономической и политической элиты усматривала в набиравшей силу коммунистической идеологии непосредственную опасность для своего социального положения. При этом вполне закономерно, что основным инструментом реакционного сдерживания «красной угрозы» на терри- тории США выступала полностью подконтрольная публичной власти полиция, представители которой, стремясь угодить своим политическим покровителям, за- частую действовали без оглядки на конституционные принципы. Так, например, в 1919 и 1920 годах под руководством генерального прокурора А. Палмера проис- ходят массовые обыски, аресты и депортации радикальных сторонников левого

117 См. Purrington W. A. The Police Power and the Police Force // The North American Review. – Vol. 174.

– No. 545 (Apr. 1902). P. 507. URL: http://www.jstor.org/stable/pdfplus/25119230.pdf [дата обращения: 28.04.2014].

118 См. Gaynor W. J. Lawlessness of the Police in New York // The North American Review. – Vol. 176.

– No. 554 (Jan. 1903). P. 10. URL: http://www.jstor.org/stable/25119340 [дата обращения: 26.08.2014]

движения (т. н. «Рейды Палмера»), осуществляемые в произвольном с точки зре- ния закона порядке. При этом многие из задержанных в ходе подобных мероприя- тий лиц содержались в ненадлежащих условиях и подвергались жестокому обра- щению со стороны полиции. Содержание современной данным событиям публи- кации под названием «Полицейская власть как угроза» (1919) свидетельствует о том, что полицейские «арестовывают граждан без ордера, вторгаются в их жили- ща, отправляют их в тюрьму и держат там в течение нескольких дней […], реали- зуя предписания права с меньшим подобием справедливости, чем в самые темные

дни Инквизиции»119.

Хотя общеизвестная практика беззакония в рядах служителей порядка по- прежнему выступала источником общественного недовольства, в условиях поли- тической реакции начала XX в. лишь наиболее радикально настроенные граждан- ские активисты осмеливались выступать за создание институциональных меха- низмов ограничения полицейского произвола. Так, например, в 1920 г. с целью

«защитить и сохранить индивидуальные права и свободы, гарантированные Кон- ституцией и законами Соединенных Штатов», от притеснений со стороны госу- дарства (прежде всего полиции) был сформирован Американский союз граждан- ских свобод (American Civil Liberties Union, ACLU) – одна из первых неправи- тельственных правозащитных организаций в США120. В 1928 г. с той же целью в рамках Ассоциации адвокатов Лос-Анджелеса (Los Angeles Bar Association) со- здается неофициальный Комитет по конституционным правам (Commitee on Constitutional Rights). Входящие в состав Комитета адвокаты в добровольном по- рядке рассматривали жалобы граждан на действия стражей порядка, направляя впоследствии свои выводы в городской полицейский департамент для проведения формального расследования121. Несмотря на то, что деятельность данных органи- заций фактически являлась лишь «одиноким голосом в пустыне», именно она олицетворяла собой возрождение демократической идеи о необходимости обес-

119 The Menace of the Police Power // The Advocate of Peace (1894–1920). – Vol. 81. – No. 9/10 (Sep. – Oct. 1919). P. 280. URL: http://www.jstor.org/stable/20668363 [дата обращения: 28.04.2014].

120 По материалам официального сайта Американского союза гражданских свобод: https://www.aclu.org [дата обращения: 28.04.2014].

121 См. Walker S. Police Accountability: The Role of Citizen Oversight. P. 20.

печения подотчетности полиции гражданскому обществу, ростки которой на про- тяжении еще многих последующих десятилетий пробивали себе дорогу через толщу политической незаинтересованности, бюрократических препятствий, а также общественного безразличия и недоверия.

Другим следствием повышенного внимания общественности к проблеме ан- тиконституционных действий полиции в исследуемый период становится ее от- ражение в практике Верховного суда. Так, в 1914 г. высший судебный орган при- нимает решение по делу «Викс против Соединенных Штатов»122, где формули- рует так называемое «правило исключения» (exclusionary rule). В соответствии с данным принципом все доказательства, получение которых было сопряжено с нарушением Четвертой конституционной поправки (запрещающей проведение необоснованных обысков и задержаний), исключались из рассмотрения в ходе су- дебного разбирательства. В 1920 г. решением по делу «Сильвертон Ламбер Ком- пани против Соединенных Штатов» действие данного правила было распростра- нено также на доказательства, производные от тех, что были получены вышеука- занным образом123. Впоследствии на основании данной резолюции была сформи- рована широко известная в настоящее время уголовно-процессуальная доктрина

«плодов отравленного дерева», согласно которой при исключении доказательства, полученного незаконным путем, все производные (т. е. полученные с помощью него) доказательства также признаются недопустимыми для использования в су- дебном процессе124. Тем не менее, осуществляя подобное толкование положений Конституции, своими постановлениями Верховный суд налагал правовые ограни- чения лишь на федеральные органы уголовной юстиции125, поскольку на тот мо- мент указанная конституционная поправка не была инкорпорирована в систему

122 См. Weeks v. United States - 232 U.S. 383 (1914). URL: http://supreme.justia.com/cases/federal/us/232/383/case.html [дата обращения: 28.04.2014]. 123 См. Silverthorne Lumber Co., Inc. v. United States - 251 U.S. 385 (1920). URL: http://supreme.justia.com/cases/federal/us/251/385/case.html [дата обращения: 28.04.2014].

124 Allen F. A. The Exclusionary Rule in the American Law of Search and Seizure // Journal of Criminal Law and Criminology. – Vol. 52 (1961). P. 246. URL:

http://scholarlycommons.law.northwestern.edu/cgi/viewcontent.cgi?article=5033&context=jclc

[дата обращения: 28.04.2014].

125 Широко распространенное в англоязычной юридической доктрине понятие «система уголовной юсти- ции» (criminal justice system), как правило, включает в себя четыре категории органов публичной власти: полицей- ские, обвинительные, судебные и исправительные (police, prosecution, courts, corrections). Некоторые авторы также относят сюда институт адвокатуры (advocacy).

региональных источников права (это произойдет лишь в 1949 г.). Так, например, в указанном решении 1914 г. Суд подтверждает, что устанавливаемые Четвертой поправкой правила обязательны к соблюдению лишь представителями федераль- ного правительства и, следовательно, не распространяют свое действие на долж- ностных лиц отдельных штатов.

К концу 1920-х годов недовольство американского общества работой поли- цейской системы достигает значительных масштабов, формируя отчетливый со- циальный запрос на ее реформирование. Отражая подобного рода настроения, 4 марта 1929 г. избранный на пост Президента США Г. Гувер заявляет в своей ина- угурационной речи: «Правосудие не должно потерпеть неудачу из-за того, что учреждения уголовной юстиции либо нарушают закон, либо неэффективно орга- низованы. Принять во внимание эти пороки, найти средства их устранения – вот наиболее острая необходимость нашего времени»126. Следуя присущему ему тех- нократическому подходу к управлению государством и веря в возможность реше- ния социальных проблем научным методом127, в том же году он формирует Наци- ональную комиссию по вопросам соблюдения и применения права (неформально именуемую «Комиссией Викершэма»128), перед которой была поставлены задача осуществить общенациональное исследование эффективности функционирования всей системы уголовной юстиции (в т. ч. полицейских структур). Организацион- ным и методологическим фундаментом для реализации столь амбициозного про- екта послужили аналогичные по своим задачам научные исследования, проведен- ные ранее на региональном уровне в различных штатах американской федерации (1922 г. – Огайо, 1926 г. – Миссури, 1929 г. – Иллинойс).

В 1930 г. Комиссия Викершэма завершает свою работу и формирует мас- сивный отчет, публикация которого оставила чрезвычайно важный след в истории

126 Инаугурационная речь 31-го Президента США Г. Гувера от 4 марта 1929 г. URL: http://www.inaugural.senate.gov/swearing-in/address/address-by-herbert-hoover-1929 [дата обращения: 28.04.2014].

127 См. Lester E. R. A guide to the microfilm edition of the Records of the Wickersham Commission on Law Ob- servance and Law Enforcement. – Bethesda: University Publications of America, 1997. P. vi. URL:

http://www.lexisnexis.com/documents/academic/upa_cis/1965_wickershamcommpt1.pdf [дата обращения: 28.04.2014].

128 По фамилии своего председателя – бывшего генерального прокурора США Джорджа Викершэма. Со- зываемые в дальнейшем правительственные комиссии (деятельность некоторых из них будет рассмотрена далее) получали свои неформальные наименования аналогичным образом.

американской полиции, символизируя грань между первым и вторым этапами ее развития. Подобное значение указанного документа было обусловлено тем обсто- ятельством, что именно в опубликованных материалах Комиссии национальный масштаб проблемы полицейского непрофессионализма, жестокости и беззакония впервые получил признание, осуждение и документальное подтверждение со сто- роны авторитетного правительственного органа129.

Так, на страницах второго тома представленного отчета, недвусмысленно

озаглавленного «Беззаконие в системе правопринуждения», были отражены раз- личные формы и конкретные случаи нарушения закона и конституционных прав граждан со стороны представителей полиции. Авторы указанного документа в бескомпромиссной манере свидетельствуют о широкой распространенности таких антиконституционных методов полицейской работы, как незаконные задержания, затяжные допросы, угрозы, физическая жестокость, а также причинение физиче- ских или психических страданий (пыток) с целью получения признательных пока- заний130. Свои утверждения они подкрепляют конкретными примерами откровен- но садистских и унижающих человеческое достоинство издевательств над задер- жанными, а также лишения их общения с родственниками и адвокатом в поли- цейских участках некоторых американских городов131. Стоит отметить, что по- добный тон данной части доклада был в значительной степени обусловлен лич- ными качествами и взглядами его составителей, являвшихся видными представи- телями гражданского общества (трое из них являлись юристами и по роду своей деятельности были тесно связаны с Американским союзом гражданских свобод). Открыто и публично выражая нетерпимость к нарушению индивидуальных прав и свобод, указанные лица, по сути, осуществляли правозащитную деятельность в современном смысле этого слова.

129 См. Walker S. The Engineer as Progressive: The Wickersham Commission in the Arc of Herbert Hoover's Life and Work // Marquette Law Review. – Vol. 96. – Iss. 4. Symposium: Wickersham Commission, Article 10, 2013. P. 1181. URL: http://scholarship. law.marquette.edu/mulr/vol96/iss4/10/ [дата обращения: 28.04.2014].

130 См. Report on Lawlessness in Law Enforcement (National Commission on Law Observance and Enforcement).

– Washington: U.S. Government Printing Office, 1931. P. 4.

131 См. Ibid. Pp. 118-121.

Содержание последнего, четырнадцатого тома, именуемого просто «О по- лиции», имело более утилитарную направленность и посвящалось описанию раз- личных организационно-управленческих дефектов полицейской системы и изло- жению рекомендаций по их устранению. В частности, авторы отмечают недоста- ток профессиональной подготовки и дисциплины среди американских стражей порядка, а также необходимость их технического переоснащения. Наиболее же острой критике был подвергнут политический контроль над назначением и после- дующими действиями руководства полиции со стороны местной власти. Состави- тели доклада именуют его «хорошо известным злом», лишающим полицейских руководителей самостоятельности и придающим уязвимость их служебному по- ложению. Как утверждается, назначение шефа полиции по распоряжению мэра не является гарантией компетентности первого и указывает лишь на то, что он явля- ется личным назначенцем последнего и подлежит произвольному контролю с его стороны. Осознавая постоянную угрозу увольнения, полицейское руководство вынуждено неукоснительно следовать приказам своих политических покровите- лей, зачастую пренебрегая интересами общества и закрывая глаза на действия определенных преступников или банд, имеющих соответствующие политические

связи132.

Подводя итог исследованию различных аспектов обеспечения конституци- онно закрепленных прав человека в работе полицейской системы Соединенных Штатов Америки на первом этапе ее исторического развития, мы можем сделать следующий вывод. Несмотря на то, что полиция указанного государства изна- чально формировалась в условиях наличия писанной конституции (предусматри- вающей существование юридически установленных правил и запретов для пред- ставителей публичной власти), в период 1840–1930 гг. общее содержание ее фак- тических взаимоотношений с населением было далеко от конституционных идеа- лов. Хотя формально функцией полиции провозглашалось обеспечение конститу- ционных прав всех граждан посредством поддержания общественного порядка, ее

132 См. Wickersham Report on Police (Excerpts from Report No. 14 of the National Commission on Law Ob- servance and Enforcement) // The American Journal of Police Science. – Vol. 2. – No. 4 (Jul. – Aug. 1931). Pp. 337-338. URL: www.jstor.org/discover/10.2307/1147362 [дата обращения: 28.04.2014].

первостепенная задача заключалась в обеспечении личных интересов определен- ного круга лиц в ущерб законным правам и свободам остальной части общества. На определенном этапе развития общественных отношений (начало XX в.) по- добное обстоятельство закономерно вступает в противоречие с политико- правовыми представлениями американских граждан, все более отчетливо свиде- тельствуя о необходимости масштабной реформы полицейской системы и усиле- ния влияния конституционных норм на содержание ее деятельности.

<< | >>
Источник: Зимин Евгений Александрович. МЕХАНИЗМ ОБЕСПЕЧЕНИЯ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА В СФЕРЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПОЛИЦИИ (НА ПРИМЕРЕ США). Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва –2015. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 2. Этап чрезмерной зависимости полиции от местной власти (1840-1930 гг.): приоритет реализации интересов локальных политических лидеров по отношению к обеспечению конституционных прав человека:

  1. Оглавление
  2. § 2. Этап чрезмерной зависимости полиции от местной власти (1840-1930 гг.): приоритет реализации интересов локальных политических лидеров по отношению к обеспечению конституционных прав человека