<<
>>

§3. Правовое регулирование деятельности исполнительных органов хозяйственного общества

Рассматривая вопрос компетенции единоличного исполнительного органа (по аналогии с рассмотренным нами перечнем полномочий в §1) можно сделать вывод: в соответствии с подпунктом 4 пункта 3 статьи 40 Закона об обществах с ограниченной ответственностью и пунктом 2 статьи 69 Закона об акционерных обществах перечень полномочий исполнительного органа является открытым.

Не случайно в Гражданском кодексе и Законах об акционерных обществах и об обществах с ограниченной ответственностью отсутствует перечень полномочий исполнительного органа. Этот орган управления наделяется компетенцией «по остаточному принципу», позволяя делать структуру хозяйственного общества более гибкой. Этот вывод подтверждается существующей судеб ной і тракти кой194.

Существует два основных взгляда на природу единоличного исполнительного органа. Как отмечала Н.В. Козлова орган юридического лица может рассматриваться в качестве представителя, полномочия которого основаны па законе и уставе, следовательно не требуют выдачи доверенности, либо как структурно обособленное, организационно оформленное подразделение самого юридического лица, предназначенное для реализации его правосубъектности195. «В XIX столетии некоторые сторонники теории фикции рассматривали юридическое лицо как недееспособное, которое может участвовать в обороте только через своих представителей, действия коих, при условии, что они совершены от имени юридического лица и в пределах предоставленных полномочий, создают права и обязанности для юридического лица, но нс могут считаться

|!М Постановление ФАС Северо-Западного округа от 16.07.2003г. по делу X» А05- 14701/02-620/17.

195 Козлова Н.В. Правосубъектность юридического лица. М. 2005. С. 322.

действиями самого юридического лица»[154]. Эту доктрину разрабатывали Савиньн, Пухга и др. По замечанию П.Э. Шустера конкуренция вышеобозначенных концепций породила трудности, возникающие как в теории изучения природы единоличного исполнительного органа, так и в судебной практике[155].

Г.Ф. Шершеневич придерживался мнения, что орган юридического липа является его представителем. По его мнению члены правления действуют в качестве уполномоченных товарищества, а потому к ним применимы общие положения о торговых поверенных[156] . Эту ПОЗИЦИЮ разделяет Г.В. Цепов: «Директор не является и не может являться частью общества, поскольку противостоит обществу в правоотношении по наделению полномочиями действовать от имени и и интересах АО. Следовательно, лицо, выполняющее функции директора, допустимо считать особым представителем общества»[157]. Эта точка зрения находит подтверждение на практике. В качестве примера можно привести письмо Президиума ВАС от 21.04.I99S іттда №33 «Обзор практики разрешения споров по сделкам, связанным с размещением и обращением акций»[158]. В пункте 13 этого письма рассматривается следующая ситуация: организация - акционер обратилась с иском о признании недействительным договора купли - продажи акций, заключенного от ее имени представителем, имевшим доверенность, с акционерным обществом, выпустившим эти акции. Истец обосновывал свои требования тем, что представитель, осуществляя сделку, действовал в ущерб интересам доверителя и с нарушением закона, в связи с чем акции были проданы по более низкой цене, чем они могли быть реализованы исходя из рыночной стоимости.

Допущено нарушение законодательства и ео стороны покупателя - общества, которое приобрело выпущенные им акции у акционера, не выполнив требований, установленных Федеральным законом «Об акционерных обществах». Суд первой инстанции в иске отказал. Апелляционная инстанция оставила решение в силе. Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации отменил судебные акты, принятые по этому делу, и вынес постановление об удовлетворении иска.

При проверке материалов дела судом было установлено, что представитель истца, заключивший договор купли - продажи по доверенности последнего, являлся одновременно генеральным директором общества, акции которою были предметом сделки.

В соответствии с пунктом 3 статьи 182 Гражданского кодекса Российской Федерации представитель не может совершать сделки от имени представляемого в отношении другого лица, представителем которого он также является. Генеральный директор акционерного общества нарушил это зребование, поскольку заключил договор от имени истца в пользу акционерного общества, исполнительным органом которого он являлся и от имени которого совершал сделки в силу занимаемого положения. При этих условиях заключенный им договор на основании статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации является ничтожным.

Иную точку зрения отмстил в своём Постановлении ВАС: «Согласно статье 53 Гражданского кодекса Российской Федерации органы юридического лица, к числу которых относится и руководитель, не могут рассматриваться как самостоятельные субъекты гражданских правоотношений и являются частью юридического лица.

Поскольку орган юридического лица не является представителем последнего, в случаях превышения полномочий этим органом при

заключении сделки пункт 1 статьи 183 Гражданского кодекса Российской Федерации применяться не может»[159].

Таким образом, действия исполнительных органов не рассматриваются в данном подходе как гражданско-правовое представительство[160].

Следуя логике Б.В. Черепахина, исполнительные органы относятся к полсобразуюіцим органам, представляющим юридическое лицо во внешних отношениях с другими участниками гражданского оборота[161]. Ученый отмечал: орган представляет юридическое липо, которое в его липе совершает правомерные юридические действия. Совершенно неприемлемо говорить, что орган представительствует от имени юридического лица[162] [163]. Эту точку зрения разделяет Н.В. Козлова: действия органа, совершенные в пределах компетенции, считаются действиями самого юридического лица . Эта точка зрения также находит подтверждение на практике

Текущей деятельностью хозяйственного общества руководят единоличный исполни тельный орган или единоличный и коллегиальный исполнительные органы одновременно.

Ключевым звеном структуры корпоративного управления является исполнительный орган общества. В соответствии с пунктом 3 статьи 103 и пунктом 1 статьи 91 ГК РФ исполнительный орган общества может быть коллегиальным и (или) единоличным. Он осуществляет текущее руководство деятельностью общества и подотчетен совету директоров и общему собранию акционеров. Иными словами, в соответст вии с ГК РФ, в обществе может быть:

-только коллегиальный исполнительный орган,

- только единоличный исполнительный орган,

исполнительный орган может быть коллегиальным и единоличным.

Говоря об исполнительных органах акционерных компаний И.Т. Тарасов говорит о «правлении», не разделяя единоличный исполнительный орган и коллегиальный. «Общие собрания, будучи высшим распорядительным и контрольным органом акционерной компании, вызывают необходимость в организации рядом с ними еще и исполнительного органа, который называется обыкновенно правлением»206. Состоять правление могло из одного или нескольких лиц. Это является еще одним доказательством того, что наличие одновременно двух исполнительных органов - ничем не обусловленное усложнение системы управления хозяйственными обществами.

Статья 69 Закона об акционерных обществах и статьи 40, 41 Закона об обществах с ограниченной ответственностью предусматривает, что руководство текущей деятельностью общества осуществляется единоличным исполнительным органом общества или единоличным исполнительным органом и коллегиальным исполни тельным органом общества. Иными словами в хозяйственном обществе исполнительный орган может быть:

- единоличным,

- единоличным и коллегиальным.

Расхождение между ГК и федеральными законами - налицо.

В обоих федеральных законах, регулирующих деятельность хозяйственных обществ, содержится правило, говорящее о том, что в случае наличия в обществе одновременно единоличного и коллегиального исполнительных органов в уставе общества должна быть определена компетенция каждого из них. Кодекс корпоративного поведения [164] рекомендует обществам создавать коллегиальный исполнительный орган, компетенцию которого необходимо исчерпывающим образом определять в уставе. Такой подход основан на том, что руководство текущей деятельностью общества предполагает необходимость решения ряда вопросов не единолично, а коллегиально.

205

Выход из этой ситуации мы видим в следующем. Так как коллегиальный исполни тельный орган только усложняет вопросы разграничения компетенции органов управления, а совет директоров (правление) вполне может справится е вопросами общею руководства в предлагаемой нами системе корпоративного управления, необходимо исключить из системы действующего законодательства этот орган. На этом основании мы предлагаем абзац 2 пункта 1 статьи 91 и абзац 1 пункта 3 статьи 103 изложить в следующей редакции:

«Исполнительным аргоном общества является генеральный директор. Он осуществляет текущее руководство деятельностью общества и подотчетен совету директоров (наблюдательному совету) и общему собранию»

В.П. Мозолин и А.П. Юденков считают, говоря о единстве коллегиального и единоличного исполнительных органон, приводят следующий аргумент: решения коллегиального исполнительного органа реализуются через действия единоличного исполнительного органа[165]. Другие авторы им оппонируют: «Если согласиться с этим, то можно сделать вывод о единстве всех органов общества, поскольку решения всех органов управления реализуются, как правило, через действия единоличного исполнительного органа, так как именно этот орган

действует от имени общества без доверенности»[166]. Следует согласиться с последним замечанием, так как в сами Законы об акционерных обществах и обществах с ограниченной ответственностью содержат раздельную компетенцию каждого из органов.

К компетенции исполнительных органов общества относятся все вопросы руководства его текущей деятельности, за исключением отнесенных к исключительной компетенции общею собрания или совета директоров общества[167].

В соответствии с законодательством на исполнительный орган возлагается руководство текущей деятельностью. Исполнительные органы решают следующие задачи: отвечают за каждодневную работу общества и ее соответствие финансово-хозяйственному плану, а также добросовестно, своевременно и эффективно исполняют решения совета директоров общества и общего собрания акционеров.

Исполнительные органы должны действовать в соответствии с финансово-хозяйственным планом общества, ежегодно утверждаемым советом ДИрСКГОрОВ.

Исполнительные органы подотчетны как общему собранию, так и совету директоров.

Права и обязанности единоличного исполнительного органа определяются федеральными законами, иными нормативно-правовыми актами, уставом хозяйственного общества, внутренними положениями н регламентами.

Срок полномочий и деятельность единоличного исполнительною органа общее собрание акционеров (участников) определяет самостоятельно. Срок должен быть достаточным для освоения и полною

использования компетенции единоличного органа. В то же время он не должен быть чрезмерно продолжительным210.

Примерный перечень вопросов, составляющих компетенцию единоличного исполнительного органа211:

- представляет совету директоров годовой отчет, годовую бухгалтерскую отчетность о деятельности общества, а также предложения по распределению прибыли; информирует совет директоров о текущей производственно-хозяйственной деятельности общества,

- возглавляет деятельность правления общества (если такой орган образуется в обществе), в том числе созывает заседания правления, определяет их повестку дня в пределах компетенции, установленной уставом для правления, и председательствует на заседаниях правления,

- заключает от имени общества сделки,

- открывает расчетные и иные счета в российских и иностранных

банках,

- организует учет, обеспечивает составление и своевременное представление бухгалтерской и статистической отчетности о деятельности общества в налоговые органы и органы государс твенной статистики,

- определяет сведения, составляющие коммерческую тайну общества,

- утверждает организационную структуру и штатное расписание общества,

- обеспечивает подбор, расстановку, обучение, аттестацию, повышение квалификации персонала общества и рациональное использование трудовых ресурсов,

- принимает на работу и увольняет с работы работников общества, применяет к ним меры поощрения и налагаег взыскания,

- обеспечивает работникам здоровые и безопасные условия труда,

210 Комментарий к Федеральному закону «Об обществах с ограниченной ответственностью». / Под ред. М.Ю. Тихомиров;!. М., 2008. С. 233.

211 Корпоративное право: Учебник! Под ред. И.С. Шиткиной. М., 2007. С. 346.

- в пределах своей компетенции угверждаст внутренние документы общества,

- самостоятельно решает все вопросы, возникающие в текущей производственно-хозяйственной деятельности общества.

Остается дискуссионным вопрос о природе договора, заключаемого между единоличным исполнительным органом и самим обществом. В соответствии с пунктом 3 статьи 69 Закона «Об акционерных обществах» на отношения между обществом и единоличным исполнительным органом общества распространяется действие законодательства Российской Федерации о труде (в части, не противоречащей положениям Закона об акционерных обществах).

В статье 275 Трудового кодекса РФ сказано: «Законами, иными нормативными правовыми актами или учредительными документами организации могут быть установлены процедуры, предшествующие заключению трудового договора с руководителем организации (проведение конкурса, избрание или назначение на должность и другое)»[168].

То, что этот договор не является трудовым считают Э.Р. Мартиросян[169] [170] Л.В. Санникова, С. Зинченко21-1. С ними не согласны В.В. Глазырин[171], Ю. Михайленко'[172], Д. Акопов[173] [174], А. Силин2'8.

По нашему мнению это смешанный договор. Как нам представляется, эта позиция наиболее адекватна действующему

законодательству. Правовая наука допускает заключение между одними и теми же субъектами двух договоров, один их которых подчинятся нормам трудового нрава, а другой - гражданского. Болес того, нет принципиального запрета на включение всех необходимых условий, о которых договорились стороны, в единый, смешанный договор[175].

Одна из проблем корпоративного управления - это четкое разграничение компетенции между исполнительным органом и советом директоров, с одной стороны, и между единоличным и коллегиальным исполнительным органом, с другой стороны.

Этот вопрос поднимался уже И.Т. Тарасовым в его труде «Учение об акционерных компаниях». Ученый отмечал, что нередко во главе управления компанией ставится кроме правления еще и директор, положение которого в отношении к правлению определяется иногда настолько независимо, что в компании создается как бы двоевластии, в

результате чего правление отодвигается па задний план, а директор

- 220

«узу р 11 и русі сеое ди ктатуру» .

Поддерживаемый нами принцип «остаточной компетенции» генерального директора во многом снимает эту' проблему. К компетенции исполнительных органов общества относятся все вопросы руководства текущей деятельностью общества, за исключением вопросов, отнесенных к компетенции общего собрания или совета директоров (п.2 ст. 69 Закона об акционерных обществах). Уставом общества к компетенции исполнительных органов может быть отнесено утверждение внутренних докумбЕггов общества, если законом утверждение таких документов не отнесено к компетенции общего собрания акционеров или совета директоров. Например, Уставом ОАО «Ленэнерго» предусмотрено, что «Генеральный директор утверждает Положения о филиалах и представительствах общества, Положения о структурных подразделениях

общества, Положение о премировании работников общества». Далее, уставом общества к компетенции исполни тельных органов может быть отнесено принятие решений об участии и о прекращении участия общества в других организациях.

Вместе с гем, нередко встречаются случаи, когда исполнительные органы принимают на себя некоторые полномочия совета директоров и общего собрания акционеров. По данным Международной Финансовой Корпорации[176], 34% исполнительных органов российских акционерных обществ выполняют функции по одобрению крупных сделок, 30% - инициируют внеочередной аудит, 14% - утверждают независимого аудитора, 4%' - избирают председателя совета директоров и прекращают его полномочия. Тем самым происходит «подмена» исполнительными органами совета директоров или общего собрания акционеров.

Нередко встречаются ситуации, когда председатель совета директоров акционерного общества подписывает договоры, выдает доверенности от имени акционерного общества, а Генеральный директор подписывает договоры «второю» плана: например, кадровые. Вместе с тем, как следует из статьи 69 Закона об акционерных обществах, правом без доверенности действовать от имени общества, в том числе представлять его интересы, совершать сделки от имени общества, утверждать штаты, издавать приказы и давать указания, обязательные для исполнения всеми работниками общества обладает только единоличный исполнительный орган общества (директор, генеральный директор). Таким образом, исключительное право подписания договоров от имени общества закон закрепляет за единоличным исполнительным органом.

Полномочия председателя совета директоров определены статьей 67 Закона об акционерных обществах, согласно которой председатель совета директоров общества организует его работу, созывает- заседания совета директоров и председательствует на них, организует на заседаниях

ведение протокола, председательствует на общем собрании акционеров, если иное пс предусмотрено уставом общества. Председатель совета директор вправе подписать лишь одни договор - договор с единоличным исполнительным органом, что прямо следует из Закона об акционерных обществах: «Договор от имени общества подписывается председателем совета директоров общества или лицом, уполномоченным советом директоров общества».

Правом выдачи доверенностей от имени общества также наделен единоличный исполнительный орган. Вместе с гем, ГК предусматривает, что «Доверенность от имени юридического лица выдается за подписью его руководителя или иного лица, уполномоченного на это его учредительными документами, с приложением печати этой организации» (ст. 185 ГК РФ). Иными словами, председатель совета директоров может быть наделен правом выдачи доверенностей от имени общества, если это будет предусмотрено уставом общества.

Ііо избежание конфликта компетенции исполнительного органа и совета директоров, в уставе общества необходимо четко разграничить полномочия органов управления, определить круг вопросов, который может быть решен исключительно советом директоров и исключительно директором общества, а также определить, кто из должностных лиц общест ва обладает нравом подписи доверенностей от имени общества.

Состав исполнительных органов. Вопрос о том, кто может быть единоличным исполнительным органом на наш взгляд, остается открытым. Считается, что единоличным исполнительным органом может быть любое физическое лицо, обладающее полной дееспособностью. Следует обратить внимание на то, что Закон об акционерных обществах об этом прямо не говорит. В отличие от акционерного закона, Закон об обществах с ограниченной ответственностью прямо предусматривает, что в качестве единоличною исполнительного органа общества может выступать только

физическое лицо, за исключением случая, когда полномочия единоличного исполнительного органа переданы управляющему.

Участие юридических лиц в органах управления обществом известно и зарубежному законодательству. Например, Торговый кодекс Франции 1999 года допускает, что «администратором может быть назначено юридическое лицо. При своем назначении оно обязано определить постоянного представителя, на которого распространяются такие же требования и обязанности и который несет такую же ответственность, іражданскую и уголовную, что и администратор, независимо От солидарной ответственности юридического лица, которое он представляет. Если юридическое лицо отзывает своего представителя, оно обязано одновременно принять меры к его замене» (ct.L. 225-20).

Болес того, если акционерный закон допускает передачу полномочий единоличного исполнительного органа по договору коммерческой организации (управляющей организации) или индивидуальному предпринимателю (управляющему), то почему же единоличным исполнительным органом не может быть юридическое лицо.

Акционерный закон, в отличие от Закона об обществах с ограниченной ответственностью также не устанавливает, должен ли единоличный исполнительный орган или член коллегиального исполнительного органа быть акционером данного общества либо это могут быть лица, не являющиеся акционерами.

Ограниченна, которые устанавливает Закон об акционерных обществах в отношении единоличного исполнительного органа и коллегиального исполнительного органа, заключаются в следующем. Во- первых, генеральный директор не может быть председателем совета директоров, что прямо предусмотрено статьей 66 Закона об акционерных обществах. Вместе е тем, каких-либо препятствий для того, чтобы генеральный директор вошел в сое гав совета директоров, нс установлено.

Во-вторых, в состав исполнительных органов не могут входить члены ревизионной комиссии и члены счетной комиссии общего собрания акционеров. В-третьих, члены коллегиального исполнительного органа не могут составлять более 1 \4 состава совета директоров общества.

У членов правления и генерального директора нс должно быть конфликта интересов, вызванного их участием в органах управления или занятием должностей в иных юридических лицах - конкурентах общества. Поэтому закон содержи! положение о запрете конкуренции: «совмещение лицом, осуществляющим функции единоличного исполнительного органа общества (директором, генеральным директором), и членами коллегиального исполни тельного органа общества (правления, дирекции) должностей в органах управления других организаций допускается только с согласия совета директоров (наблюдательного совета) общества» (стаи,я 70 Закона об акционерных обществах).

Аналогичные положения содержатся и в зарубежном акционерном законодательства. Так, Акционерный закон Германии содержит положение о том, что членам правления без согласия наблюдательного совета запрещено заниматься торговым промыслом и совершать сделки за свой или чужой счет в предпринимательской отрасли общества. Им без согласия также не разрешается быть членом правления, или управляющим, или участником, несущим личную ответственность, в другом торговом обществе. В соответствии с Торговым кодексом Франции, «никто не может одновременно состоять более чем в двух дирекциях или осуществлять функции генерального директора более чем в двух акционерных обществах, местонахождение которых расположено на территории Франции».

Кодекс корпоративного поведения рекомендует включать в устав положение о том, что генеральным директоров или членом правления нс может быть назначено (избрано) лицо, являющееся участником, должностным лицом или иным работником юридического лица,

конкурирующего с общестпом. Это также должно быть закреплено в договоре с генеральным директором или членом правления.

Директор (генеральный директор) - единоличный исполнительный орган коммерческой организации,- это лицо, которому акционеры доверили руководство текущей деятельностью общества, то есть ежедневное решение вопросов, связанных е повседневной хозяйственной деятельностью. В связи с этим значение имеют не только профессиональные и деловые качества генерального директора, но и наличие у него достаточного времени заниматься делами общества. Поэтому совмещение генеральным директоров должностей в органах управления других организаций допускается только с согласия совета директоров. Более того, Кодекс корпоративного поведения рекомендует включать в устав положение о том, что генеральный директор не имеет права осуществлять никакую иную деятельность, помимо руководства текущей деятельностью общества.

Число членов коллегиального исполнительною органа должно быть оптимальным для продуктивного и конструктивного обсуждения вопросов, а также для принятия своевременных и взвешенных решений. Как правило, коллегиальный исполнительный орган российского акционерного общества состоит из генерального директора и 5 - 7 членов.

Таким образом, образование единоличного исполнительного органа в акционерном обществе происходит па основании решения общего собрания акционеров, если уставом общества ото не отнесено к компетенции совета директоров. В обществе с ограниченной ответственностью единоличный исполнительный орган избирается общим собранием участников в соответствии со статьей 40 Закона об обществах с ограниченной ответственностью.

Вопросы прекращения полномочий единоличного исполнительного органа детально урегулированы Законом об акционерных обществах (статья 69). В соответствии с пунктом 3 «Образование исполнительных

органов общества и досрочное прекращение их полномочий осуществляются по решению общего собрания акционеров, если уставом общества решение этих вопросов не отнесено к компетенции совета директоров (наблюдательного совета) общества». Общее собрание акционеров, если образование исполнительных органов не отнесено уставом общества к компетенции совета директоров (наблюдательного совета) общества, вправе в любое время принять решение о досрочном прекращении полномочий единоличного исполнительного органа общества (директора, генерального директора), членов коллегиального исполнительного органа общества (правления, Дирекций), управляющей организации или управляющего.

Если образование исполнительных органов отнесено уставом общества к компетенции совета директоров (наблюдательного совета) общества, он вправе в любое время принять решение о досрочном прекращении полномочий единоличного исполнительного органа общества (директора. генерального директора), членов коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции) и об образовании новых исполнительных органов.

Одна из проблем, связанных с деятельностью исполнительных органов - это регламентация отношений, возникающих между обществом и единоличным исполнительным органом, а также между обществом и членами коллегиального исполнительного органа.

Глава 43 Трудового Кодекса РФ регламентирует особенности труда руководителя организации и членов коллегиального исполнительного органа организаций.[177] Если акционерный закон исходит из понятия исполнительного органа (единоличного и (или) коллегиального) как органа юридического лица, через который юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности (статья 53 ГК РФ), то трудовое законодательство использует понятие

руководитель организации. В соответствии со статьей 273 ТК РФ, «руководитель организации - физическое лицо, которое в соответствии с настоящим Кодексом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации, нормативными правовыми актами органов местного самоуправления, учредительными документами юридического лица (организации) и локальными нормативными актами осуществляет руководство этой организацией, в том числе выполняет функции ее единоличного исполнительного органа*.

Акционерный закон предусматривает, что права и обязанности единоличного исполнительного органа общества (директора, генерального директора), членов коллегиального исполнительного органа общества (правлення, дирекции) ио осуществлению руководства текущей деятельностью общества определяются Федеральным законом, иными правовыми актами Российской Федерации и договором, заключаемым каждым из них с обществом. Договор от имени общества подписывается председателем совета директоров общества или лицом, уполномоченным советом директоров общества.

В соответствии с трудовым законодательством права и обязанности руководителя организации в области трудовых отношений определяются Трудовым Кодексом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации, нормативными правовыми актами органов местного самоуправления, учредительными документами организации, локальными нормативными актами, трудовым договором.

Но акционерный закон прямо говорит, что «на отношения между обществом и единоличным исполнительным органом общества (директором, генеральным директором) и (или) членами коллегиального

исполнительного органа общества (правления, дирекции) действие законодательства Российской Федерации о труде распространяется в части, не противоречащей положениям Федерального закона "Об акционерных обществах’1».

Отсюда вопрос - можно ли договор с единоличным исполнительным органом общества (директором, генеральным директором) рассматривать как трудовой договор е учетом особенностей, установленных Главой 43 Трудового кодекса РФ? Или такой договор должен регламентироваться нормами акционерного законодательства, и к такому договору трудовое законодательство будет применяться лишь в част и, нс противоречащей акционерному законодательст ву?

Пока же трудовое законодательство старается «приспособиться» к положениям акционерного законодательства, в частности, в отношении досрочного прекращения полномочий исполнительного органа. Закон «Об акционерных обществах» допускает, что общее собрание акционеров, если образование исполнительных органов не отнесено уставом общества к компетенции совета директоров общества, вправе в любое время принять решение о досрочном прекращении полномочий единоличного исполнительного органа общества (директора, генерального директора), членов коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции). С позиции трудового законодательства досрочное прекращение полномочий единоличного исполнительного органа является прекращением трудового договора но основаниям, предусмотренным статьей 278 ТК РФ, в частност и, в связи с принятием уполномоченным органом юридического лица, либо собственником имущества организации, либо уполномоченным собственником лицом (органом) решения о прекращении трудового договора или по иным основаниям, предусмотренным трудовым договором. Поэтому если общее собрание (или совет директоров, если образование исполнительных органов отнесено к его компетенции) принимает решение о досрочном

прекращении полномочий единоличного исполнительного органа, членов коллегиального исполнительного органа, то одновременно с этим решением следует принять и решение о прекращении трудового договора. С позиции трудового законодательства принятие уполномоченным органом юридического липа либо собственником имущества организации, либо уполномоченным собственником лицом (органом) решения о досрочном прекращении трудового договора по существу является увольнением по инициативе работодателя. Поэтому у уволенного генерального директора или члена коллегиального исполнительного органа появляется право обратиться в суд с признанием увольнения незаконным и о восстановлении в прежней должности, в связи с этим возникает вопрос - должен ли генеральный директор (директор) заявлять иск о признании недействительным решения общего собрания акционеров (или решения совета директоров)? Какой суд рассматривает подобные споры? Понятно, что индивидуальные трудовые споры по заявлениям работника о восстановлении на работе независимо от оснований прекращения трудового договора рассматриваются непосредственно в судах общей юрисдикции. Но исходя из того, что речь идет о прекращении не просто трудового договора, а о прекращении полномочии исполнительного органа общества, было бы разумнее отнести такие индивидуальные трудовые споры руководителя, членов коллегиального исполнительного органа на рассмотрение арбитражного суда.

Другая проблема, связанная с образованием исполнительных органов общества - особенно единоличного исполнительного органа - это момент приобретения лицом полномочий единоличного исполнительного органа и соответственно, момент их прекращения. С одной стороны, сведения о единоличном исполнительном органе общества включаются н состав сведений, подлежащих включению в Единый государственный реестр юридических лиц. С другой стороны, отношения между единоличным исполнительным органом и обществом регулируются

корпоративным законодательством и, в части не противоречащей ему, трудовым законодательством.

Коль скоро вопрос об образовании исполнительных органов общестиа отнесен к компетенции общего собрания акционеров или к компетенции совета директоров, если это предусмотрено уставом общества, то, соответственно, с даты принятая решения общего собрания акционеров (или решения совета директоров) у единоличного исполнительного органа появляются полномочия действовать от имени общества.

Однако Федеральный закон от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»223 требует, чтобы сведения о лице, имеющем право действовать без доверенности от имени юридического лица, были внесены в единый государственный реестр юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ). Поэтому, по мнению налоговых органов, единоличный исполнительный орган приобретает полномочия нс с даты принятия решения общего собрания (совета директоров), а с момента внесения в ЕГРЮЛ соответствующих сведений. Данная позиция налоговых органов аргументируется целым рядом доводов и была выражена в Письме Федеральной налоговой службы от 26.10.2004 № 09-0-10/4223.224 Несмотря на это, Решением Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 мая 2006 г. № 2817/06 положения данного Письма ФИС признаны недействующими как не соответствующие Федеральному закону «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», налоговые органы продолжают стоять на своей позиции. Выходом из такого противостояния акционерных обществ (равно как ООО) и налоговых органов могло бы быть включение в акционерный закон

223 СЗ РФ. 13.08.2001. №33 (часть I). Ст. 3431.

224 Кулибаба Ю.А. Порядок предоставления в регистрирующий орган документов для кнесення в ЕГРЮЛ изменений в сведения о юридическом лице, не связанных с изменением его упредительных документов // Акционерный вестник, сентябрь № 9(36) 2006. С. 52.

положения о том, что полномочия единоличного исполнительного органа возникают (и соответственно прекращаются) с даты принятия решения общег о собрания акционеров (или совета директоров) общества.

Управляющий органаящчя (управляющий). В последнее время собственники компаний всё чаще прибегают к выбору управляющей организации в качестве единоличного исполнительного органа. По мнению Г. Рубеко, полномочия исполни тельного органа передают для страховки от невозможности возмещения убытков при неэффективном управлении[178]. Причину этого И.С. Шиткина видит в повышении профессионализации управления текущей ЛСятСлыЮСти общества[179]. На наш взгляд эта тенденция является способом защиты и упорядочивания коммерческой деятельности крупными собственниками. Как в интервью журналу Smart Money на вопрос о карьерном росте менеджеров, гендиректор компании «Анкор» особо отметил: «В компаниях с жесткой вертикальной структурой (госсектор, монополии) поднимаются наверх очень неторопливо. Там ценится не только результат, но и лояльность, родственные или дружеские связи. Это можно отнести к большинству госкомпаний — РЖД, «Газпром», «Роснефть», АЛРОС/Х, «Транснефть», «Аэрофлот»»[180].

Аргументом в пользу того, что выбор управляющей организации как одного из элементов системы управления - не является целью повышения качества менеджмента приводит О.В. Осипенко[181]. Говоря о падении на фондовым рынке в июне 2007 года, автор отмечает: «наличие в структуре руководства компании эмитента управляющей компании не без оснований рассматривалось.... как фактор, снижающий инвестиционную привлекательность.

Еще одним аргументом в пользу физического лица как единоличного исполнительного органа является ситуация, когда управляющая организация начинает выдавать доверенности на управление обществом, с которым оно заключило договор, другим лицам. По мнению, О.В. Осипенко нормативно правовое регулирование деятельности управляющей компании как исполнительного органа - «абсолютный

ООП „

чемпион в номинации «краткость» . Видимо поэтому управляющие организации позволяют себе своеобразно трактовать нормы отечественного корпоративного законодательства. В качестве примера можно привести Постановление Федерального Арбитражного суда Северо- Западного округа от 20 апреля 2005г. Х»А13-8543/О4-О6[182] [183].

Как следует из материалов дела, ОАО «Северсталь» и С.А. Морева обратились 29.03.2004г. в филиал регистрирующего органа по городу Череповцу с заявлением о регистрации договора купли-продажи и права собственности на квартиру. В письме от 28.04.2004г. регистрирующий орган сообщил о приостановлении государственной регистрации договора и права собственности по причине того, что доверенность представителя ОАО «Северсталь» выдана в порядке передоверия и требовала нотариальной формы.

Суд установил, что ОАО «Северсталь» заключило договор о передаче полномочий единоличного исполнительного органа ЗАО «Северсталь-групп». /Договором устанавливалось, что ЗАО «Северсталь- групп» назначит физическое лицо, которое будет осуществлять функции генерального директора. Им был назначен А.И. Кручинин, которому ЗАО «Севсрсталь-групп» выдало доверенность. Далее А.Н. Кручининым была выдана доверенность О.А. Кувшинникову, который и представлял интересы ОАО «Северсталь» в регистрирующем органе.

Судом было отмечено, что согласно пункту 2 статьи 69 Закона Об акционерных обществах от имени акционерного общества без доверенности вправе действовать только его единоличный исполнительный орган. Следовательно, от имени ОАО «Северсталь» без доверенности вправе был выступать только ЗЛО «Северсталь-груип». Учитывая, что Л.Н. Кручинин является поверенным ЗАО «Ссвереталь- групп», часть своих полномочий он мог передать только в порядке передоверия, следовательно доверенность, выданная О.А. Кувшинникову должна была бы ть нотариально удостоверена.

Таким образом суд посчитал отказ регистрирующего органа правомерным.

На первый взгляд судом было вынесено совершенно законное решение. Тем не менее, если проанализировать взаимоотношения всех вышео&означепных участников с точки зрения системы корпоративного управления, возникает много вопросов.

1. Законно ли условие договора, в соответствии с которым управляющая организация назначает генерального директора?

Как нам представляется, полномочия генерального директора в соответствии с Законом об акционерных обществах были переданы не физическому лицу, а управляющей организации. И решения о сделках О/\О «Северсталь» должны приниматься управляющей организацией в т ом порядке, который установлен корпоративным законодательством для самой управляющей организации. По мнению И.С. Шиткиной считать управляющих простыми представителями юридических лиц неправильно по ряду причин, одной из которых является то, что при подобном подходе у управляемого юридического лица постоянно действующий исполнительный орган заменяется представителем[184]. Попытки упростить эту ситуацию могут привести к дальнейшим обжалованиям заключенных

сделок ио причине отсутствия у лии. заключивших сделку от имени управляемой организации, необходимых на то полномочий. Говоря о правовом ciaryce управляющей организации, И.С. Шиткина подчеркивает: «Важнейшей особенностью передачи полномочий единоличного исполнительного органа управляющей организации является сочетание обязательственных и корпоративных отношений, поскольку управляющая организация выступает как бы в двух ролях: с одной стороны, как сторона по гражданско-правовому договору, а е другой, как участник внутрикорпоративных отношений»[185]. Подобной точки зрения придерживается Н.В. Козлова, говоря о том, что между юридическим лицом и гражданином либо организацией, выполняющим функции единоличного исполнительного органа «существуют гражданско-правовые корпоративные отношения. Элементом содержания указанных отношений являются права корпоративной власти и обязанности корпоративного подчинения, которые они, как самостоятельные и независимые субъекты гражданского права добровольно передают по отношению друг к другу в соответствии с законом, учредительными документами юридического лица и заключенными между ними договорами»[186].

2. Имеет ли генеральный директор управляющей организации, или, как в вышерассмотренном деле, назначенный генеральный директор, передоверить управление третьим липам?

Учитывая, что правовая природа договора е управляющей организацией содержит элементы договора возмездного оказания услуг, к описываемым нами правоотношения применимы нормы главы 39 Гражданского кодекса Г‘Ф. В соответствии со сіагьей 780 Гражданского кодекса РФ, исполнитель обязан оказать услуги лично, если иное нс предусмотрено договором. Следовательно, если договором не предусмотрено право управляющей организации передать полномочия

генерального директора, привлекать третьих лип к управлению она не имеет право. «Природа договора возмездного оказания услуг обусловливает заинтересованность заказчика в исполнении договора конкретным исполнителем. Поскольку в договорах об оказании услуг в собственном смысле слова овеществленный результат, качество которого может быть проверено, отсутствует, для заказчика особую значимость приобретает, кто именно оказывает услугу»[187].

Касательно выдачи доверенности мы наблюдаем ту же ситуацию. В соответствии со статьей 187 Гражданского кодекса РФ: «Лицо, которому выдана доверенность, должно лично совершать те действия, на которые оно уполномочено. Оно может передоверить их совершение другому лицу, если уполномочено па это доверенностью либо вынуждено к этому силою обстоятельств для охраны интересов выдавшего доверенность». Следовательно, если передоверие прямо не предусмотрено в доверенности, оно нс допускается и может быть оспорено представляемым.

Статья 69 Закона об акционерных и статья 42 Закона об обществах с оіраничсннои ответственностью позволяют обществу передать полномочия единоличного исполнительного органа управляющей организации или управляющему. В отличие от норм Гражданского кодекса, Закон об акционерных обществах содержит дополнительное условие на передачу полномочий единоличного исполнительного органа - решение о передаче может быть принято только по предложению совета директоров (наблюдательного совета). Представляется, что данная норма ставит под сомнение статус общего собрания как орган высшего управления. По нашему мнению ее необходимо исключить.

Занимаясь перечислением терминов «управляющая компания» и «управляющий» законодатель не счел нужным излишне «формализировать» законодательные акты, создав тем самым ненужное

противоречие. Статья 103 описывая управление в акционерном обществе Гражданского кодекса РФ содержит норму: «По решению общего собрания акционеров полномочия исполнительного органа общества могут быть переданы по договору другой коммерческой организации или индивидуальному предпринимателю (управляющему)». Эта норма была перенесены в статью 69 Закона об акционерных обществах. Что касается управления в обществах с ограниченной ответственностью, то в Гражданском кодексе нет упоминания о возможности участия управляющей компании или управляющего. Лишь в статье 42 Закона об обществах е ограниченной ответственностью отмечено: «Общество вправе передать по договору полномочия своего единоличного исполнительною органа управляющему». Заметим, речь идет именно об управляющем - физическом лице, имеющем статуе индивидуального предпринимателя, но в статье нет ни слова об управляющей организации. Однако статья 33 Закона об обществах с ограниченной ответственностью в подпункте 4 пункта 1 упоминает о полномочиях общего собрания по передаче управления не только управляющему, но и коммерческой организации.

Данное противоречие не было устранено Федеральным законом от 30.12.2008г. № 312-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» (Далее - Закон № 312- ФЗ)[188]. Представляется, что данное противоречие необходимо устранить, дополнив статью 91 Гражданского кодекса следующей нормой:

«/То решению общего собрания участников полномочия исполнительного органа общества могут быть переданы по договору- управляющей организации или управляющему»

255

Абзац первый статьи 42 Закона об обществах е оіраииченной ответственностью после слов «единоличного исполнительного органа управляющему» необходимо дополнить «или управляющей организации».

Вопрос о правовой природе договора, заключаемого между хозяйственным обществом и управляющей организацией является спорным. По мнению Н.С. Ковалевской этот договор следует квалифицировать как договор доверительного управления[189]. Иного мнения придерживаются А.В. Лебедев[190] [191] [192], Э.Р. Мартиросян23 .

На наш взгляд договор с управляющим (управляющей организацией) не является договором доверительного управления имуществом, так как речь идет об управлении организацией, а не о передане имущественного комплекса. Управляющая организация действует не от своего имени, а в качестве органа юридического лица. А.В. Лебедев отмечает еще один аргумент в пользу того, что данный договор не является договором доверительного управления: «К тому же объем полномочий доверительного управляющего по распоряжению имуществом отличается от компетенции управляющей компании: в соответствии со ст. 1020 ГК РФ учредитель управления может передать доверительному управляющему все полномочия по распоряжению имуществом, тогда как управляющая компания, осуществляя функции единоличного исполнительного органа, не может обладать полнотой нрав но распоряжению имуществом общества вследствие установленных законодателем ограничений, например в связи с институтом крупных сделок» ‘ .

Точка зрения С.Д. Могилевского: «это должен быть гражданско- правовой договор на оказание услуг либо договор подряда»[193]. В соответствии со статьей 702 Гражданского кодекса «По договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу с сдать ее результат заказчику, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его». Следовательно, результат должен иметь овеществленный характер. «Если работа не имеет результата или результат работы нематериален, к отношению сторон применяются правила гл. 39 ГК о возмездном оказании услуг»[194] [195] [196] [197]. Г. Рубеко, говоря о договоре подряда, отмечает: «В их предмет входит как выполнение работы, так и передача ее овеществленного результата заказчику. В рассматриваемом случае деятельность по

управлению обществом не направлена на достижение конкретного

•>42

овеществленного результата»" .

О.В. Осипенко относит договор у управляющей организацией (управляющим) к смешенному типу, ссылаясь на принцип свободы договора, установленного статьей 421 Гражданского кодекса РФ. «Ключевыми элементами комбинируемых гражданско-правовых конструкций являются агентирование (глава 52 ГК РФ) и возмездное оказание услуг (глава 39 ГК РФ)»241. Эту' же точку зрения разделяет II.В. Козлова .

Некоторые авторы считают, что при этом заключается агентский договор[198]. Д.И. Степанов полагает, что использование агентского договора помогает избежать ряд неудобств, связанных е выдачей доверенностей. Тем не менее, к данным отношениям применяются положения главы 49 Гражданского кодекса РФ[199]. Значит выдача доверенности - обязательна. На наш взгляд попытки найти общее между договором с управляющей организацией и агентским договором следуют из ошибочного признания управляющей организации, как органа юридического лица, его представителем. На этот счет в информационном письме Президиума Высшего Арбитражного суда от 23.10.2000г. №57 «О некоторых вопросах практики применения статьи 183 Гражданского кодекса РФ»[200] [201] особо отмсчасггся, что «В случаях превышения полномочий органом юридического лица (статья 53 ГК РФ) при заключении сделки пункт 1 статьи 183 ГК РФ применяться не может. В данном случае в зависимости от обстоятельств конкретного дела суду необходимо руководствоваться статьями 168, 174 ГК РФ».

Е.А. Сухановым было отмечено, что агентский договор используется в любых гражданско-правововых отношениях24*. Договор с управляющей организацией (управляющим) используется в сфере предпринимательских отношений. В соответствии с положением абзаца 3 пункта 1 статьи 69 Закона об акционерных обществах управляющей организацией (управляющим) может быть только коммерческая организация (индивидуальный предприниматель). Напротив, глава 52 Гражданскою кодекса не ограничивает субъектный состав участников агентского договора.

В соответствии с пунктом 3 статьи J 005 Гражданского кодекса агентский договор может быть заключен без указания срока его действия. Договор с управляющей организацией (управляющим) является срочным, так как заключается на срок, нс превышающий максимальный срок полномочий исполнительного органа.

Но общему правилу, вытекающему из статьи 780 Гражданского кодекса, исполнитель обязан оказать услуги лично. То есть, договор с управляющей организацией является фидуциарной сделкой. Агентский же договор не обладает свойствами лично-доверительного характера. Эта точка зрения поддерживается большинством ученых2"*9. Учитывая положение пункта 4 статьи 69 Закона об акционерных обществах, можно сделать вывод о недопустимости заключения управляющей организацией (управляющим) еубагенгекого договора, предусмотренного статьей 1009 Граждаі іекого кодекса.

Предметом договора е управляющей организацией (управляющим) является деятельность по управлению хозяйственным обществом. Д.И. Степанов называет эту деятельность «услугами менеджмента»[202] [203].

Учитывая, что управляющей организацией (управляющим) может быть только коммерческая организация (предприниматель) - договор о передаче функций полномочий единоличного исполнительного органа является возмездным.

Полномочия ио управлению хозяйственным обществом вступают в силу с подписанием договора между управляющей организацией и хозяйственным обществом в лице органов управления. Следовательно, описываемый нами договор является консенсуальной сделкой.

Управляющая организация (управляющий) обязана выполнять деятельность по текущему управлению хозяйственным обществом, делая

это добросовестно и разумно, неся предусмотренную законом ответственность за спои действия (бездействие). Обоюдный характер возникновения обязанностей сторон договора позволяет отнести ст к двустороннему договору. Таким образом, определенные нами свойства договора с управляющей организацией (управляющим) позволяют квалифицировать его как договор возмездного оказания услуг. Эту точку зрения разделяет ряд цивилистов[204].

<< | >>
Источник: ГИНЬКО Сергей Александрович. УПРАВЛЕНИЕ В ХОЗЯЙСТВЕННЫХ ОБЩЕСТВАХ: ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ - 2009. 2009

Скачать оригинал источника

Еще по теме §3. Правовое регулирование деятельности исполнительных органов хозяйственного общества:

  1. Нормативно-правовые акты.
  2. Становление корпораций в США и акционерных обществ в России
  3. 2. Характеристика субъектного состава правоотношении, складываю­щихся между хозяйственным обществом и его участниками, юридических фактов, нежащих в основе их возникновения.
  4. 1. Общий характеристика имущественных правоотношений, склады­вающихся между хозяйственным обществом и его участниками.
  5. § 1. Общая характеристика неимущественных правоотношений, склады­вающихся между хозяйственным обществом и его участниками.
  6. §2. Система управлении в хозяйственных обществах
  7. §2. Аспекты правового статуса совета директоров (наблюдательного совета) в системе управления хозяйственных обществ
  8. §3. Правовое регулирование деятельности исполнительных органов хозяйственного общества
  9. § 4. Реализация функции контроля в процессе деятельности уголовно-исполнительных инспекций
  10. §1. Международное правовое регулирование и административное права.
  11. § 1. Теоретические подходы к формированию концепции административно-правового регулирования в сфере экономики
  12. § 2. Административно-правовые средства регулирования экономики
- Авторское право РФ - Аграрное право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -