<<
>>

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В заключение диссертации представляется целесообразным сформулировать положения обобщающего характера, а также определить перспективные направления исследования в данной области.

Преступность в армии является опаснейшим дестабилизирующим фактором, крайне негативно воздействующим не только на Вооруженные Силы Республики Казахстан, но и на национальную безопасность государства - чем выше ее уровень, тем меньше возможностей использования армии как эффективного инструмента решения внешнеполитических и внутренних проблем.

Общественная опасность воинских преступлений объективно связана не только с нарушением общественного порядка, характерного для преступных деяний гражданских лиц, но и с ослаблением воинской дисциплины как важнейшей составляющей боевой готовности воинских частей и соединений. Этот показатель остается главнейшим и в современных условиях, когда существующие противоречия между государствами могут привести к развязыванию локальных и широкомасштабных войн.

Преступность военнослужащих (как структурный элемент, составная часть преступности любого общества) объективно, закономерно возникает с появлением военной службы и выделением специальных субъектов, наделенных специфическими полномочиями по защите государственной целостности и интересов государства путем осуществления военных действий и несения военной службы.

Преступность военнослужащих выделяется в структуре общей преступности по субъектному критерию, т.е. представляет собой совокупность тех противоправных деяний, которые совершены специальными субъектами права, лицами, наделенными специальным правовым статусом - военнослужащими. В связи с этим содержание преступности военнослужащих мало отличается от

характеристики преступности в целом на определенном историческом этапе развития общества (за исключением собственно военных преступлений).

Преступность военнослужащих может быть определена как объективное, социальное, исторически изменчивое, негативное явление в виде совокупности всех преступлений, совершенных лицами из числа Вооруженных Сил, других войск и воинских формирований, а также гражданами, пребывающими в запасе, во время прохождения ими воинских сборов, и лицами гражданского персонала воинских частей, соединений, учреждений в связи с исполнением ими служебных обязанностей или в расположении этих частей, соединений и учреждений, за определенный период времени и в определенном пространстве.

Следует отметить, что удельный вес воинских преступлений в структуре преступности в войсках не является постоянной величиной и колеблется в пределах 50-70 %. Так, например, в 2002 году в Казахстане было зарегистрировано 1854 воинских преступлений и 418 общеуголовных преступлений, а также 117 экономических преступлений. Следовательно, удельный вес воинских преступлений за 2002 год составило 65 %.

Если преступления военнослужащих выделяются в общей структуре преступности на основании специализации субъекта, то воинские преступления в структуре преступности военнослужащих обособляются в отдельную группу на основании дополнительного критерия - родового объекта, в качестве которого выступают общественные отношения по поводу несения военной службы, установленный порядок осуществления данного вида государственной деятельности.

В части 1 ст. 366 УК Республики Казахстан законодатель подчеркнул, что воинскими преступлениями признаются преступления против установленного порядка несения военной службы. В ст. 2 Закона Республики Казахстан «О всеобщей воинской обязанности и военной службе» от 19 января 1993 г. и в ст. 6 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Республики Казахстан, утвержденного Указом Президента Республики Казахстан от 27 ноября 1998 г.

указываются, что «Военная служба — особый вид государственной службы граждан Республики Казахстан, связанный с выполнением ими своего священного долга и обязанности перед государством и народом в Вооруженных Силах, других войсках и воинских формированиях Республики Казахстан».

Таким образом, воинские преступления в общей структуре уголовно наказуемых деяний выделяются на основе комплексного критерия, объединяющего два взаимосвязанных фактора: специальный субъект преступления и специальный объект посягательства.

Все воинские преступления в диссертации предлагается подразделять на специально воинские и относительно воинские. Специально воинскими являются преступления, типичные только в условиях воинской службы, например, нарушения уставных правил несения караульной (вахтенной) службы, самовольное оставление части или места службы, оставление погибающего военного корабля и другие.

Относительно воинские - это преступления, имеющие аналоги в общеуголовном законодательстве, но посягающие на воинский правопорядок и в силу этого представляющие повышенную опасность для Вооруженных сил Казахстана.

Специфичность уголовной противоправности воинских преступлений заключается в том, что все воинские преступления нарушают уголовно-правовые нормы с бланкетной диспозицией. Эти нормы являются свидетельством взаимосвязи уголовного и военного права: военно-правовые нормы органически входят в содержание соответствующих уголовно-правовых норм - определение сущности уголовно-правового предписания с необходимостью предполагает обращение к соответствующим законам, Положениям, воинским уставам и т.д. Возникает своеобразное единство военно-правовой нормы и уголовноправовой, функционирует комплексная «синтезированная» правовая норма, в которой объединяется позитивное содержание в виде правил поведения, изложенных в военном законодательстве, и уголовно-правовая санкция.

Признаки состава воинского преступления подразделяются на две группы: обязательные и факультативные. Обязательными являются признаки, входящие в составы всех без исключения воинских преступлений. К ним относятся: объект преступления, общественно опасное деяние (действие или бездействие), вина в форме умысла или неосторожности, вменяемость лица и достижение им возраста, с которого наступает за воинские преступления, пребывание лица на военной службе или военных сборах. Названные признаки обязательно входят в состав любого воинского преступления, при отсутствии хотя бы одного из них, нет состава преступления и нет уголовной ответственности.

Факультативными являются те юридические признаки, которые используются при конструировании не всех, а лишь отдельных составов воинских преступлений. C помощью данных признаков воинские преступления характеризуется дополнительными свойствами, в которых выражается специфика данного вида преступления. К этой группе относятся такие признаки, как предмет посягательства, общественно опасные последствия, причинная связь между деянием и последствиями, время, место, обстановка, орудия и средства совершения преступления, мотив и цель. Вместе с тем факультативный признак может включаться в основной состав воинского преступления и становиться, таким образом, обязательным признаком этого состава. В других случаях факультативный признак может приобрести значение квалифицирующего состава преступления, то есть повышающего общественную опасность преступления и изменяющего его квалификацию.

Диспозиция ст. 366 УК Республики Казахстан «Понятие воинского преступления», по мнению диссертанта, законодателем сконструирована не совсем удачно, так как носит комбинированный характер. В ней, по существу, раскрывается понятие воинского преступления и указаны виды лиц, признаваемых субъектами воинских преступлений. В связи с этим, предлагается следующая редакция ст. 366 УК РК: «Воинским преступлением признается предусмотренное настоящей главой общественно опасное, виновное и наказуемое

деяние (действие или бездействие) против установленного порядка несения военной службы».

В контексте диссертационного исследования представляется интересным рассмотрение воинского преступления в качестве специфической формы криминального конфликта.

Понятия криминальный конфликт и воинское преступление выступают как взаимосвязанные, однако, нетождественные. Криминальный конфликт является формой, в которой воинское преступление воплощается на практике. При этом наличие криминального конфликта в сфере военной службы в любом случае свидетельствует о факте преступления. Вместе с тем далеко не всегда воинское преступление имеет форму конфликта. В частности такие составы, как неисполнение приказа вследствие небрежного либо недобросовестного отношения к службе (ст. 365 ч. 4 УК РК), уклонение от воинской службы путем членовредительства или иным способом (ст. 374 УК РК) и т.п. как такового конфликта не предполагают.

Применительно к названным примерам, конфликт как специфическое социально-правовое взаимодействие возникает на этапе привлечения военнослужащего, совершившего преступление, к юридической ответственности. При этом данный конфликт будет не криминальным, а правомерным и, соответственно, иметь форму не преступления, а правоприменительного отношения, возникающего в связи с охраной нарушенного права и определением меры негативного воздействия.

Воинские преступления как противоправные деяния в сфере военной службы могут быть представлены: во-первых, преступлениями-отношениями взаимодействия и, во-вторых, преступлениями-отношениями состояния. В первом случае имеет место фактическое взаимодействие между как минимум двумя участниками преступного отношения.

Преступления, предполагающие взаимодействие, в свою очередь подразделяются на преступления конфликтного характера и бесконфликтного харак-

тера. Именно в рамках преступных взаимодействий с открытым противостоянием субъектов имеет место криминальный конфликт (причинение телесных повреждений, открытый отказ от исполнения приказа, сопротивление начальнику). Взаимодействия бесконфликтного характера - это те воинские преступления, которые непосредственно на стадии совершения преступного деяния как такового конфликта не предполагают (к примеру, злоупотребление властью или халатное отношение к службе, в случае если указанные деяния затрагивает интересы конкретных лиц), однако в последствии такой конфликт может проявиться, если лицо, чьи интересы затрагивало преступное деяние, осознает посягательство и окажет сопротивление.

Значительная часть воинских преступлений не предполагают криминального конфликта и являются преступлениями-отношениями состояния. К таковым относятся, например, самовольное оставление части или места службы (ст. 372 УК), дезертирство (ст. 373 УК), уклонение от военной службы путем членовредительства или иным способом (ст. 374 УК), нарушение правил несения службы (ст. 375-379 УК), сдача или оставление противнику средств ведения войны (ст. 383 УК), добровольная сдача в плен (ст. 384 УК), уничтожение, повреждение или утрата военного имущества (ст. 387-389 УК), нарушение технических правил обращения с военным имуществом (ст. 390-393 УК).

Однако, не будучи конфликтными и не являясь взаимодействиями в момент совершения противоправного деяния, ряд из указанных преступлений в состоянии породить юридический конфликт. Так, дезертирство (ст. 373 УК) или самовольное оставление части (ст. 372 УК) в рамках объективной стороны преступления предполагают исключительно действия самого правонарушителя - в связи с чем являются бесконфликтными. Но эти действия, в свою очередь, порождают конфликт между правонарушителем и воинской частью либо комплектующим подразделением в случае выявления дезертирства или самовольного оставления части. Нарушение правил несения боевого дежурства (ст. 375 УК) либо нарушение правил несения пограничной службы (ст. 376 УК) как уголовно наказуемые деяния предполагают возможность межгосударственного пограничного либо военного конфликта, который, несомненно, носит юридический характер. В связи с этим данные преступления-отношения состояния могут выступать в качестве юридических фактов, порождающих юридический конфликт. При этом данный криминальный конфликт либо является продолжением безконфликтного преступления (происходит как бы плавное «перетекание» преступления-отношения состояния в преступление-отношение взаимодействия), либо имеет самостоятельное юридическое значение (например, возникновения межгосударственного конфликта в случае нарушения военнослужащим правил несения пограничной службы).

Таким образом, воинское преступление как юридический (криминальный) конфликт представляет собой юридически значимое отношение, имеющее сложный субъектный состав. В диссертации проведена классификация субъектов криминального конфликта по различным основаниям: по характеру интереса, реализуемого в процессе криминального конфликта; по структуре; по объему правосубъектности; по форме поведения и положения в конфликте.

Что касается параметров криминального конфликта в сфере военной службы, то пространство их, как правило, ограничено местом дислокации воинской части, подразделения либо местом ведения военных действий, за исключением конфликтов, связанных с самовольным оставлением части или места службы либо дезертирством. В связи с этим данные криминальные конфликты могут быть охарактеризованы как локальные в противовес интерлокальным (с широким перечнем мест их совершения и серийностью преступлений).

Временные параметры воинского преступления как криминального конфликта предполагают характеристику его начала и завершения. Начало конфликта может быть связано с совокупностью следующих факторов:

- военнослужащий, инициирующий конфликт, предпринял действия, направленные на ущемление прав и законных интересов контрсубъекта;

- сторона (военнослужащий или руководство воинской частью), на права и субъективные интересы которой посягает инициатор конфликта, осознает, что имеющее место посягательство носит противоправный характер;

- субъект, подвергшийся противоправному посягательству, открыто выражает свое несогласие с осуществляемыми в его адрес действиями и пытается в той или иной форме оказать противодействие.

Завершение указанного криминального конфликта предполагается следующими обстоятельствами:

- завершение конфликта по инициативе военнослужащего, его начавшего (при этом возможно конфликт может быть прекращен как в случае завладения предметом притязания, так и в случае одностороннего отказа от этого);

- завершение конфликта вследствие уничтожения предмета, на который притязал инициатор конфликта, либо уничтожение одной из сторон конфликта;

- пресечение конфликта в результате применения права;

- завершение конфликта как результат его «затухания» (при этом следует иметь в виду, что «затухание» конфликта не означает ликвидацию конфликтной ситуации. При возникновении «благоприятных» обстоятельств, конфликт может «вспыхнуть» C новой силой).

Воинское преступление как криминальный конфликт с точки зрения системных параметров, во-первых, представляет собой динамическую систему, в качестве элементов которой рассматривается объектный и субъектный составы, а также взаимосвязи и взаимодействия, объединяющие участников конфликтного отношения и в совокупности представляющих его содержание; во- вторых, он является составным элементом более сложной социальной системы, объединяющей предпосылки и условия возникновения конфликта, его прямые и опосредованные результаты, механизмы предупреждения и пресечения и т.д.

Рассмотрение воинского преступления в качестве формы криминального конфликта актуализирует проблему оценки мотивации данного вида девиантного поведения. На основе комплексного подхода мотив определяется как вызванное внешними или внутренними стимулами, детерминированное свойствами личности, интегрированное психическое образование, побуждающее к поведению, направленному на снятие психического напряжения осознанной актуализированной потребности биологического или социального характера, путем нарушения уголовно-правового запрета.

Мотивы и мотивация воинских преступлений отличаются определенной спецификой. Криминологическая ценность мотивации воинских преступлений состоит в том, что она помогает раскрыть:

- основные детерминанты, лежащие в основе мотивов противоправного поведения, и их конкретно-содержательное выражение в мотивах отдельных воинских преступлениях;

- структуру мотивов воинских преступлений и удельный вес различных мотивов в структуре мотивационной сферы правонарушителей, посягающих на воинский правопорядок;

- отличие мотивационной сферы правонарушителей, посягающих на воинский правопорядок, от мотивационной сферы военнослужащих, добросовестно исполняющих возложенные на них в связи с осуществлением военной службы обязанности;

- внутренние (индивидуально-психологические) и внешние (социальные и социально-психологические) условия мотивации, в которых возникают и формируются мотивы воинских преступлений.

Мотив воинского преступления как интегрированное психическое образование детерминирован такими явлениями в жизни человека как: потребности (биологические, материальные, духовные), интересы, чувства, отрицательные привычки, мировоззрение (идеалы, взгляды, убеждения). Их характеристике в работе уделено особое внимание. Отмечено также, что тип нервной системы, темперамент, характер, возраст, физическое развитие, различные состояния человека и другие врожденные и приобретенные особенности личности влияют

на протекание процесса мотивации воинских преступлений и на содержание мотивов.

Общими чертами мотивации воинских преступлений являются следующие:

6) диапазон побуждений воинских преступлений значительно уже, чем диапазон человеческого поведения вообще, - по общественной ценности мотивы воинских преступлений охватывают побуждения более низкого уровня;

7) мотивация большинства воинских преступлений носит ситуативный и при этом узколичностный и примитивно-бытовой характер;

8) мотивы воинских преступлений в большинстве своем имеют характерные особенности, свойственные лицам, не обладающим необходимым жизненным опытом, зрелостью устойчивыми ценностными ориентациями. Это сближает мотивацию воинских преступлений с мотивацией общеуголовных преступлений, совершенных несовершеннолетними и молодежью;

9) перед совершением большинства воинских преступлений критическая оценка виновным обстоятельств правонарушения неглубока, это подтверждается тем фактом, что в более чем 90 % случаев военнослужащие, совершившие воинское преступление раскаиваются в содеянном.

Содержание, структура и условия мотивации различных групп воинских преступлений являются неоднородными. Что касается воинских преступлений против порядка подчиненности, то одним из побуждений, лежащих в основе мотивации значительного числа преступлений данной группы, является чувство недовольства деятельностью начальника или другого лица, исполняющего обязанности по военной службе; чувство мести; безразличия к службе, высокомерия, хулиганские побуждения и другие.

В основе значительной части мотивов преступлений против порядка прохождения военной службы лежат:

- половые потребности и потребности (мнимые) к спиртному и другим средствам, которые в конкретной действительности не исключают друг друга и зачастую сливаются воедино;

- потребности встретиться с близкими (родителями, женами, детьми, друзьями и т.д.), в основе которых лежат социальные потребности в общении, родственные и приятельские чувства. В наибольшей степени они проявляются в первые месяцы службы у молодых призывников;

- потребности и интересы развлечения (гулять, танцевать, смотреть кино, город, весело провести время и т.д.), с ними также связано чувство скуки;

- нежелание переносить тяготы службы, наиболее характерно для военнослужащих, которые в силу индивидуально-психологических особенностей плохо адаптируются в коллективе сверстников, имеют слабо развитые волевые качества.

В значительно меньшей степени мотивы преступлений против порядка прохождения военной службы связаны с чувствами и другими детерминантами противоправного поведения.

Некоторые специфические особенности имеет мотивация воинских преступлений против порядка обращения с военным имуществом, оружием, источниками повышенной опасности, использования и эксплуатации военной техники, которые обусловлены неосторожным характером вины. Субъекты этих преступлений, как правило, не стремятся к достижению общественно опасных последствий, их мотивы лежат за пределами составов преступлений. Объективные причины, определяющие мотивацию данных преступлений, связаны с условиями нравственного формирования военнослужащих, с техническим состоянием средств, конкретной ситуацией.

Для большей части составов воинских преступлений, предусмотренных главой 16 УК РК, мотив не является обязательным признаком субъективной стороны и не влияет на квалификацию. Однако для выбора меры и размера уголовного наказания правоприменителю важно установить, чем было мотиви- ровано противоправное поведение военнослужащего, выявить условия формирования различных мотивов с целью их корректирования.

Однако в ряде случаев на характер мотива воинского преступления прямо указано в тексте уголовно-правовой нормы и в этом случае речь идет о мотивах, влияющих на квалификацию противоправного деяния. Так ст. 380 УК PK имеет указание на корыстную или иную личную заинтересованность при злоупотреблении начальником или должностным лицом властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий либо бездействие власти. Под корыстной заинтересованностью в данном случае необходимо понимать стремление виновного получить для себя или для других лиц материальную выгоду без незаконного изъятия государственного или иного чужого имущества и безвозмездного обращения его в свою собственность или в пользу других лиц.

Материальные потребности лежат в основе мотивации мародерства - похищения на поле сражения вещей, находящихся при убитых и раненых (ст. 385 УК РК). Трудности с правовой оценкой данного состава преступления заключаются в том, что законодатель не указал на наличие корыстного мотива непосредственно в тексте уголовно-правовой нормы, а он при совершении хищения предполагается далеко не всегда. Поэтому необходимо либо толковать указанную норму буквально и квалифицировать по ст. 385 УК PK любое незаконное изъятие (хищение) вещей убитых и раненых на поле сражения с целью распоряжения ими как собственными независимо от мотива, либо для однозначного понимания и применения указанной нормы внести изменения в текст статьи с указанием на корыстный мотив.

Иную, нежели материальные потребности, основу имеет мотив такого состава воинского преступления, как добровольная сдача в плен (ст. 384 УК РК). Для этого состава в качестве квалифицирующих признаков названы трусость или малодушие. В юридической литературе под трусостью (применительно к мотиву воинского преступления, указанного в ст. 384 УК РК) понимается страх, боязнь военнослужащего за свою жизнь, а в термин «малодушие» вкладывается следующий смысл: «слабоволие военнослужащего, отсутствие должных морально-волевых качеств, что делает его неспособным оказывать врагу сопротивление».

Использование терминов «трусость» и «малодушие» без их нормативного определения и сколь-нибудь значимого юридического обоснования вряд ли допустимо. Данные термины настолько расплывчаты, что под их формулировку и смысловое значение может попадать довольно широкий спектр человеческих чувств и поведения. В то же время, добровольная сдача в плен из иных побуждений (например, в связи с изменением взглядов на характер ведения боевых действий, недовольством командованием, из корыстных побуждений и др.) под действие указанной нормы не подпадает.

К тому же в норме отсутствует указание на ее действие в военное время или в боевой обстановке, что также дает возможность для расширительного толкования нормы. Чтобы понимание содержания нормы и ее применение были однозначными необходимы либо иная формулировка, либо соответствующее нормативное толкование. На наш взгляд указание на мотивы добровольной сдачи в плен в содержании данной нормы не обязательно. В связи с этим предлагается сформулировать текст статьи 384 УК PK следующим образом: «Добровольная сдача в плен в военное время или боевой обстановке - наказывается лишением свободы на срок до десяти лет».

Особое внимание в диссертации уделяется структурно-содержательному анализу юридических составов воинских преступлений по законодательству Республики Казахстан.

В диссертации отмечается, что составы воинских преступлений, закрепленных УК Республики Казахстан, могут быть классифицированы по различным основаниям. Так, воинские преступления по способу законодательного описания объективной стороны (по конструкции объективной стороны) могут

быть формальными (ст. 372-374 УК РК), материальными (ст. 390-393 УК РК) или же формально-материальным (ст. 375, 376 УК РК).

По характеру и степени общественной опасности подразделяются на: основной состав (ч. 1 ст. 367 УК РК); состав со смягчающими обстоятельствами (ч. 4 ст. 367 УК РК); состав с отягчающими обстоятельствами (ч. 3 ст. 367 УК РК). Вместе с тем не все составы воинских преступлений различаются по этому признаку на три вида. В некоторых статьях предусмотрен только основной состав преступления, например, ст. 383-385, 388 и 389 УК РК, есть нормы с основным и квалифицированным составами, например, ст. 376-379 УК РК, также есть нормы с основным, квалифицированным и особо квалифицированным составами, например, ст. 370 и 391 УК РК.

По структуре составы воинских преступлений в основном являются сложными, при этом «усложнение» происходит за счет:

- удвоения элемента состава, например, насильственные действия в отношении начальника (ст. 369 УК РК) посягают на два объекта: отношения воинской подчиненности и здоровье лица, подвергшегося насилию;

- удлинения процесса совершения преступления — длящееся дезертирство (ст. 373 УК РК);

- включения нескольких действий, последствий и т.п., каждого из которых (хотя бы одного) достаточно для признания деяния воинским преступлением.

Непосредственным объектом конкретных воинских преступлений являются отношения, устанавливающие те или иные стороны порядка несения военной службы. По непосредственному объекту воинские преступления можно разделить на пять групп:

- преступления против порядка подчиненности и воинских уставных взаимоотношений между военнослужащими;

- преступления против порядка прохождения военной службы;

- преступления, посягающие на порядок несения специальных служб: нарушение правил несения боевого дежурства;

- преступления против порядка обращения с военным имуществом, оружием, источниками повышенной опасности, использования и эксплуатации военной техники;

- преступления, посягающие на нормальную деятельность военного управления, престиж и авторитет Вооруженных Сил, а также на воинскую дисциплину.

К преступлениям против порядка подчиненности и воинских уставных взаимоотношений между военнослужащими относятся: неповиновение или иное неисполнение приказа (ст. 367 УК); сопротивление начальнику или принуждение его к нарушению служебных обязанностей (ст. 368 УК); насильственные действия в отношении начальника (ст. 369УК); нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности (ст. 370 УК); оскорбление военнослужащего (ст. 371 УК).

К преступлениям против порядка прохождения военной службы: самовольное оставление части или места службы (ст. 372 УК); дезертирство (ст. 373 УК); уклонение от службы путем членовредительства или иным способом (ст. 374 УК).

К преступлениям, посягающим на порядок несения специальных служб: нарушение правил несения боевого дежурства (ст. 375 УК); нарушение правил несения пограничной службы (ст. 376 УК); нарушение уставных правил несения караульной (вахтенной) службы (ст. 377 УК); нарушение уставных правил несения внутренней службы или патрулирования в гарнизоне (ст. 378 УК); нарушение правил несения службы по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности (ст. 379 УК).

К преступлениям против порядка обращения с военным имуществом, оружием, источниками повышенной опасности, использования и эксплуатации военной техники: оставление погибающего корабля (ст. 382 УК Республики Казахстан); умышленное уничтожение или повреждение военного имущества (ст. 387 УК); неосторожное уничтожение или повреждение военного имущества (ст. 388 УК); утрата военного имущества (ст. 389 УК); нарушение правил обращения с оружием, а также веществами и предметами, представляющими опасность для окружающих (ст. 390 УК); нарушение правил вождения и эксплуатации машин (ст. 391 УК); нарушение правил полетов или подготовки к ним (ст. 392 УК); нарушение правил кораблевождения (ст. 393 УК).

К преступлениям, посягающим на нормальную деятельность военного управления, престиж и авторитет Вооруженных Сил, а также на воинскую дисциплину: злоупотребление властью, превышение или бездействие власти (ст. 380 УК); халатное отношение к службе (ст. 381 УК); сдача или оставление противнику средств ведения войны (ст. 383 УК); разглашение секретных сведений военного характера или утрата документов, содержащих секретные сведения военного характера (ст. 386 УК); добровольная сдача в плен (ст. 384 УК); мародерство (ст. 385 УК).

Исследование перечисленных составов преступлений, посягающих на нормальную деятельность военного управления, престиж и авторитет Вооруженных Сил, а также на воинскую дисциплину показало, что, несмотря на достаточную сложность затронутой проблемы, налицо следующие условия повышения эффективности анализируемых норм:

а) . Декриминализация воинских должностных преступлений: злоупотребление властью, превышение или бездействие власти (ст. 380 УК РК); халатное отношение к службе (ст. 381 УК РК). На наш взгляд, охрану безопасности деятельности органов военного управления можно предусмотреть нормами главы 13 «Преступления против интересов государственной службы».

б) . Исключение ст. 386 УК из Уголовного кодекса Республики Казахстан. Поскольку ответственность военнослужащих за разглашение секретных сведений военного характера или утрату документов, содержащих секрет-

ные сведения военного характера возможно и по ст. 172 и 173 УК Республики Казахстан на общих основаниях.

в). В правоприменительной практике уже давно не встречаются случаи привлечения к уголовной ответственности за сдачу или оставление противнику средств ведения войны, за добровольную сдачу в плен и за мародерства, а потому и нормы об этих преступлениях утратили свое практическое значение. В этой связи на наш взгляд необходимым условием совершенствования уголовного законодательства за воинские преступления, является исключение ст. 383, 384, 385 из Уголовного кодекса ст. 385 УК Республики Казахстан.

В диссертационном исследовании представлена подробная характеристика составов указанных преступлений с учетом новейшего законодательства Республики Казахстан, научных разработок и существующей практики.

Важнейшей составляющей проблемы противодействия воинской преступности в Республике Казахстан является институт юридической ответственности.

Применительно к представленному диссертационному исследованию юридическая ответственность понимается в ее ретроспективном значении как обязанность лица, совершившего правонарушение, претерпевать неблагоприятные последствия. В связи с этим уголовная ответственность за воинское преступление - это обязанность военнослужащего (лица, к нему приравненного), совершившего преступление, предусмотренное главой 16 УК Республики Казахстан, лично претерпеть меры государственного принуждения, заключающиеся в лишениях личного, имущественного, морального характера, которые выражают отрицательное отношение к совершенному преступлению со стороны государства и общества. Эта обязанность возникает с момента совершения преступления, реализуется в процессе предварительного расследования, при вынесении приговора судом, во время отбывания наказания, в период непогашенной или неснятой судимости и прекращается в установленном законом порядке.

Выявить специфику уголовной ответственности за воинские преступления, отграничив ее как от уголовной ответственности за другие преступления, так и от иных видов юридической ответственности, возможно посредством анализа механизма реализации данной ответственности, его составных элементов, которые в своем совокупном, взаимосвязанном функционировании позволяют достичь целей ответственности как необходимого социального явления.

Механизм реализации уголовной ответственности за воинские преступления включает следующие взаимосвязанные элементы:

1. Правовые нормы, регламентирующие порядок реализации уголовной ответственности за воинские преступления;

2. Принципы реализации уголовной ответственности за воинские преступления;

3. Правоприменительные акты, направленные на реализацию уголовной ответственности за воинские преступления и являющиеся результатом сложного правоприменительного отношения;

4. Юридический статус военнослужащего;

5. Ограничения правового статуса военнослужащего, выражающиеся в наказании.

Правовые нормы, регламентирующие порядок реализации уголовной ответственности за воинские преступления являются основным юридическим средством, важнейшим элементом в структуре механизма реализации данного вида уголовной ответственности, носят комплексный характер. При этом указанные правовые нормы могут быть подразделены на три группы: во-первых, нормы (гл. 16 УК РК), содержащие карательные санкции различной степени определенности; во-вторых, нормы, регламентирующие процедуру привлечения военнослужащего к ответственности; в-третьих, нормы, определяющие статус субъектов, осуществляющих процессуальную деятельность по привлечению правонарушителя к уголовной ответственности за воинское преступление (либо освобождению от нее).

Принципы реализации юридической ответственности за воинские преступления относятся к числу важнейших системообразующих элементов механизма. Принципы реализации уголовной ответственности за воинские преступления - это те основополагающие положения, которые закреплены в нормах права, устанавливающих юридическую ответственность вообще и уголовную ответственность в частности, а также нормы, выражающие содержание исследуемого правового института. Они наиболее ярко, рельефно характеризуют характер уголовной ответственности за воинские преступления. Принципы уголовной ответственности за воинские преступления могут быть подразделены на общие и специальные. Основными (общими) принципам уголовной ответственности являются: законность, справедливость, неотвратимость, своевременность и целесообразность. К специальным принципам уголовной ответственности за воинские преступления, которые отражают специфику данного вида противоправных деяний, следует отнести: принцип специализации отдельных видов наказания, принцип соотносимости с объектом уголовно-правовой охраны (со значимостью охраняемых общественных отношений), принцип зависимости вида и размера наказания от условий военной службы.

Реализация уголовной ответственности за воинское преступление подразумевает воплощение в жизнь санкции правовой нормы. Эта стадия начинается с вынесения компетентным органом обоснованного решения - применения юридической нормы в собственном смысле слова. Решение по делу представляет собой акт, связывающий норму права с конкретным случаем, т.е. устанавливающий права и обязанности конкретных субъектов права. Решение о реализации уголовной ответственности имеет форму правоприменительного акта, т.е. документа, фиксирующего принятое решение, имеющего официальное значение и властный характер. Таким образом, правоприменительный акт военно-судебного органа можно рассматривать как формально-юридическое основание реализации уголовной ответственности за воинское преступление.

C содержательной стороны стадия реализации уголовной ответственности за воинские преступления характеризуется, прежде всего, наличием специального правового статуса правонарушителя — статуса военнослужащего. На стадии реализации юридической ответственности реализуется и правовой статус правонарушителя. То есть ограничения, конкретизация и дополнения общего правового статуса правонарушителя находят свое выражение в его действиях. Правовой статус военнослужащего-правонарушителя прекращает свое существование по общему правилу тогда, когда наказание, предписанное ему правоприменительным актом за совершенное правонарушение, будет полностью реализовано.

Юридическая ответственность, будучи видом государственно-правового принуждения, выражается в обязанности претерпевать неблагоприятные последствия правонарушения для лица, его совершившего, личного или имущественного характера. На последней своей стадии юридическая ответственность, как правило, трансформируется в наказание, то есть фактическое претерпевание этих неблагоприятных последствий. Степень ограничений неодинакова, зависит она от степени общественной опасности совершенного правонарушения, от вида и меры юридической ответственности, применяемой к правонарушителю. В виде наказаний за воинские преступления, согласно уголовному законодательству Республики Казахстан, могут применяться: смертная казнь; лишение свободы на определенный срок; арест; ограничение по воинской службе; содержание в дисциплинарной воинской части; лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью; лишение воинского звания или государственных наград. Указанные виды наказаний подробно исследованы в работе с учетом их законодательного регулирования и практики применения.

Динамика реализации уголовной ответственности за воинские преступления предполагает соответствующее правоприменительное отношение.

Правоприменительные отношения в сфере расследования воинских преступлений носят полицикличный характер: в рамках каждого цикла (возбуждение уголовного дела, предварительное расследование, судебное разбирательство) осуществляются все стадии правоприменения (установление фактической основы дела, установление юридической основы дела, вынесение решения по делу).

На практике может сложиться ситуация, когда правоприменение не исчерпается приговором суда, так как существует кассационное производство, производство в надзорной инстанции, возобновление дела по вновь открывшимся обстоятельствам. В этом случае правоприменительное отношение приобретет дополнительные циклы, в рамках которых вновь будут последовательно осуществлены все стадии правоприменения. Данные циклы станут продолжением единого правоприменительного отношения по привлечению виновного к ответственности за воинское преступление.

Во втором полугодии 2003 года гарнизонными военными судами с вынесением приговоров рассмотрено 690 уголовных дел на 803 человек. Из этого числа 134, то есть каждый пятый приговор на 166 человека были проверены Военным Судом войск Республики Казахстан по апелляционным основаниям, где отмене и изменению подверглось 53 приговора в отношении 77 человек. Число обжалованных и опротестованных приговоров составляет 53,6 % (в 2002 году 54,7%).

Коллегией по уголовным делам указывается на низкое качество предварительного следствия и дознания и большое количество судебных ошибок. В связи с этим в диссертации отмечено особое значение процедуры примирения сторон криминального конфликта, лежащего в основе разбирательства по воинскому преступлению. Как показало обобщение апелляционной практики за 2003 год, применение ст. 67 УК Республики Казахстан вызвало у судов значительные трудности, в связи, с чем допущены ряд ошибок, повлекших изменение или отмену приговоров. Эти ошибки сводятся к неприменению СТ.67 УК

PK тогда, когда суд должен был ее применить; к ссылке не на ту часть данной статьи при ее применении и т.д. В диссертации исследованы и иные судебные ошибки при разбирательстве уголовных дел по воинским преступлениям.

Противодействие воинской преступности в Республике Казахстан актуализирует проблему, связанную с профилактикой данной формы юридической девиации.

Система и содержание основных направлений профилактической работы по предупреждению воинских преступлений должны соответствовать причинам и обстоятельствам, обусловливающим совершение этих противоправных деяний. Исходя из этого положения, выделены четыре основных направления: социально-экономическое, организационно-управленческое, воспитательнопедагогическое и уголовно-правовое.

Основными социально-экономическими и организационноуправленческими мерами являются:

- создание и поддержание определенного уровня удовлетворительного обеспечения Вооруженных Сил (материального, кадрового, технического);

- действенный контроль гражданского общества за армией (прежде всего в связи с причинами неуставных взаимоотношений между военнослужащими - «дедовщиной», самовольного оставления части, дезертирства);

- реальное введение альтернативной гражданской службы;

- переход на контрактную и смешанную систему комплектования Вооруженных Сил;

- возрождение и укрепление системы воспитания и обучения подрастающего поколения до службы в армии;

- обеспечение тщательного профессионального медицинского обследования и психологического отбора призывников;

- повышение эффективности работы подразделений военной полиции, недопущение укрывательства воинских преступлений;

- укрепление социального и правового статуса сержантского и младшего офицерского состава Вооруженных Сил;

- должная организация внутренней службы в воинских частях и подразделениях, контроль за ее осуществлением;

- определение функциональной специализации воинских частей (с четким разделением боевых, производственно-хозяйственных и исправительнодисциплинарных функций).

Особое значение для профилактики воинских преступлений имеют воспитательно-педагогические меры, к которым, прежде всего, относятся: идеологическое обеспечение престижности военной службы, направленность идеологии на воспитание патриотизма и любви к Родине; создание условий, стимулирующих мотивацию правомерного поведения, в том числе дифференцированной системой поощрений; поддержание на должном уровне необходимой информационно-правовой базы в воинских частях и подразделениях; привлечение к воспитательно-патриотической работе институтов гражданского общества; организация досуга; дисциплинарная практика. Формы и методы воспитательного воздействия самые разнообразные: учеба офицеров и прапорщиков в системе командирской подготовки; занятия, проводимые с солдатами и сержантами; различного рода кружки и семинары; использование печати, радио, кино, телевидения и других средств обеспечения воспитания военнослужащих; индивидуально-воспитательная работа и др.

В серьезном улучшении нуждается научная база борьбы с преступностью в армии. Для информационного обеспечения этой деятельности должен быть создан специальный криминологический центр, научные подразделения которого должны системно решать комплекс проблем:

- исследовать армейскую преступность (выявить реальное состояние и структуру криминального феномена в войсках), регулярно отслеживать ее динамику;

- сопоставлять изменения преступности с развитием социальных процессов для того, чтобы выявлять криминогенные и анти-криминогенные факторы, анализировать закономерности армейского криминального феномена, вскрывать взаимозависимости криминальных и иных социальных процессов;

- разрабатывать эффективные, в том числе экономичные меры воздействия на преступность, проводить их экспериментальную проверку, доводку и способствовать внедрению в войсковую жизнь;

- изучать и распространять передовой отечественный и зарубежный опыт борьбы с преступностью в Вооруженных Силах.

Что касается уголовно-правовых мер профилактики то среди них в качестве наиболее значимых можно отметить следующие:

- Последовательная реализация принципов равенства перед законом и судом, а также индивидуализации уголовной ответственности с учетом всех смягчающих и отягчающих обстоятельств, личности правонарушителя (в том числе с учетом отношения к военной службе до совершения воинского преступления).

- Системная работа над совершенствованием уголовного и уголовнопроцессуального законодательства с учетом тенденций развития общества, практики применения уголовно-правовых норм за воинские преступления и зарубежного опыта по регулированию отношений в сфере военной службы.

- Более широкое применение согласительных процедур (примирение сторон) по воинским преступлениям, в основе которых лежит криминальный конфликт.

- Совершенствование учетной статистики воинских преступлений особенно в сфере фиксации мотивов противоправных деяний (в связи с чем, предлагается внести изменения в статистические карточки о результатах расследования преступлений (форма № 1.1) и на лицо, совершившее преступление (форма № 2) в части регистрации мотивов преступления).

Говоря о необходимости борьбы с преступностью в сфере военной службы, вместе с тем следует констатировать, что проводящиеся в Вооруженных Силах криминологические исследования не носят системного характера. Вырабатываемые на их основе рекомендации имеют подчас абстрактный характер, не проходят экспериментальной проверки с соответствующей доводкой, абсолютное большинство из них не внедряется в практику. Эффективность такой несистемной научной деятельности весьма низкая.

По мнению диссертанта объединение и реструктуризация существующих научных сил позволили бы без значительных материальных затрат получить весьма заметный положительный эффект.

Поэтому, в серьезном улучшении нуждается научная база борьбы с преступностью в армии. Для информационного обеспечения этой деятельности должен быть создан специальный криминологический центр, научные подразделения которого должны системно решать комплекс проблем:

- исследовать армейскую преступность (выявить реальное состояние и структуру криминального феномена в войсках), регулярно отслеживать ее динамику;

- сопоставлять изменения преступности с развитием социальных процессов для того, чтобы выявлять криминогенные и анти-криминогенные факторы, анализировать закономерности армейского криминального феномена, вскрывать взаимозависимости криминальных и иных социальных процессов;

- разрабатывать эффективные, в том числе экономичные меры воздействия на преступность, проводить их экспериментальную проверку, доводку и способствовать внедрению в войсковую жизнь;

- изучать и распространять передовой отечественный и зарубежный опыт борьбы с преступностью в Вооруженных Силах.

Указанные меры требуют материальных затрат, политической воли, социальной поддержки. Однако откладывание их недопустимо, поскольку каждый день промедления чреват утратой национальной безопасности и инициированием процессов развала государственности. Мы приближаемся к рубежу, за которым могут начаться необратимые процессы. Потребностями текущего момента являются трезвые оценки, радикальные решения и решительные дей

ствия.

<< | >>
Источник: МОЛДАБАЕВ Саркытбек Сарсембаевич. ВОИНСКИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ В РЕСПУБЛИКЕ КАЗАХСТАН: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И МЕХАНИЗМ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ (криминологический и уголовно-правовой анализ). ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора юридических наук. Санкт-Петербург 2005. 2005

Скачать оригинал источника

Еще по теме ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  1. Заключение
  2. Форма договора о суррогатном материнстве, его участники и порядок заключения
  3. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  4. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  5. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  6. 73. Порядок заключения договора поставки. Урегулирование разногласий при заключении поставки. Периоды и порядок поставки товаров. Исчисление убытков при расторжении договора.
  7. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  8. Заключение
  9. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  10. Консультативные заключения Межамериканского суда по правам человека