<<
>>

§ 1. Механизм реализации юридической ответственности за воинские преступления в контексте эволюции системы уголовного законодательства Республики Казахстан

Все военнослужащие независимо от воинского звания и должности равны перед законом и несут ответственность, установленную для граждан Республики Казахстан, с учетом особенностей своего правового положения.[390]

Дисциплина в Вооруженных Силах поддерживается различными методами, в том числе и уголовным наказанием правонарушителей. В силу этого сфера действия уголовного права в войсках намного шире, так как военнослужащие несут уголовную ответственность не только за общеуголовные, но и за воинские преступления.

По официальным данным, в 2002 году совершили преступления 2 235 военнослужащих, из них 1 253 военнослужащих из числа рядового состава, 321 человек из числа сержантов, 169 военнослужащих по контракту, 76 прапорщиков, 385 офицеров и 31 других служащих.

Проблемы юридической ответственности за воинские преступления актуализируются в связи с особой значимостью военной службы для государственно организованного общества на всех этапах его развития.

Однако, прежде чем вести речь об уголовной ответственности за воинские преступления, необходимо осветить основные положения относительно юридической ответственности вообще и уголовной ответственности в частности, существующие в современной теоретико-правовой и уголовно-правовой науках.

Понимание юридической ответственности как обеспечиваемой государством обязанности субъектов права претерпевать неблагоприятные последствия за совершенные нарушения требований закона, в зачаточной форме усматривается еще в политико-правовых учениях античности. Вместе с тем разграничение понятий «юридическая ответственность» и «наказание за правонарушение» еще не свойственно для античной мысли, (так же как впрочем, и для средневековых воззрений). В учениях Платона, Аристотеля, Цицерона феномен юридической ответственности анализируется через призму наказания, т.е. самих негативных последствий наступающих за нарушение государственных запретов.

Так Платон в своем труде «Законы» определил смысл юридической ответственности тем, что «никто никогда не должен оставаться безнаказанным за какой бы то ни было проступок, даже если совершивший его бежал за пределы государства»1.

Но, несмотря на указанную особенность в правовых учениях мыслителей древности достаточно детально разрабатывались вопросы, связанные с целями юридической ответственности, ее функциями, спецификой реализации и особенно принципами.

Понимание юридической ответственности прошло сложный эволюцион- ный путь. Проблема юридической ответственности мыслителями Нового и Новейшего времени разрабатывалась, как правило, в направлении анализа основополагающих начал ее применения, кроме того, анализировались критерии ее соразмерности и уточнялась цель. Но своего апогея концепция юридической [391] [392] ответственности достигла в рамках правового учения Ч. Беккариа, что ознаменовало собой, пожалуй, важнейший этап в эволюции понимания данного феномена.1 Именно с учения этого итальянского юриста начинается качественно новый этап, связанный с современными концептуальными подходами.

И. Бентам в своей работе «Введение в основания нравственности и законодательства» подверг фундаментальному анализу принципы определения меры юридической ответственности.[393] [394] По мнению мыслителя, правила, которыми должна определяться пропорция между наказаниями и преступлениями, заключаются в следующем:

«Правило 1.

Ценность наказания должна быть во всяком случае не менее, чем сколько достаточно для того, чтобы перевесить ценность прибыли от преступления.

Правило 2. Чем больше был вред преступления, тем больше должна быть трата, какую стоит сделать путем наказания.

Правило 3. Когда встречаются два преступления, то наказание за большее преступление должно быть достаточно для того, чтобы побудить человека предпочитать меньшее.

Правило 4. Наказание должно быть приноровляемо к каждому преступлению таким образом, чтобы для каждой части вреда здесь мог быть мотив, который бы удерживал преступника от произведения этого вреда.

Правило 5. Наказание ни в каком случае не должно быть больше того, чем сколько нужно для того, чтобы согласить его с данными здесь правилами.

Правило 6. Для того, чтобы количество наказания, действительно налагаемое на каждого индивидуального преступника, соответствовало количеству, предполагаемому для подобных преступников вообще, всегда надобно принимать в расчет различные обстоятельства, оказывающие влияние на чувствительность.

Правило 7. Чтобы дать возможность ценности наказания перевесить ценность прибыли от преступления, наказание должно быть увеличено относительно объема пропорционально тому, чего ему недостает относительно несомненности.

Правило 8. Далее, наказание должно быть увеличено относительно объема, пропорционально тому, чего недостает ему относительно близости.

Правило 9. Где акт положительно указывает на привычку, наказание должно быть увеличено настолько, чтобы дать ему возможность перевесить не только прибыль от индивидуального преступления, но и прибыль от других подобных преступлений, которые мог совершить тот же преступник безнаказанно.

Правило 10. Когда наказание, которое по своему качеству особенно хорошо рассчитано для удовлетворения его намерения, не может иметь меньше известного количества, то при употреблении его иногда может быть полезно немного расширить его выше того количества, которое было бы строго необходимо по другим основаниям.

Правило 11. В частности, это может иногда иметь место в таких случаях, когда предположенное наказание такого свойства, что оно особенно хорошо рассчитано для того, чтобы служить нравственным уроком.

Правило 12. При определении количества наказания должно быть обращаемо внимание на обстоятельства, которые могут сделать всякое наказание бесполезным.

Правило 13. Если между статьями закона, предназначенными усовершенствовать отношение между наказаниями и преступлениями, встретятся такие, которые даже своими самыми лучшими действиями не вознаградят неудобства, какое они сделали бы в кодексе, увеличивая его запутанность, — эти статьи должны быть исключены. ...»[395]

В современной юридической литературе нет единства в понимании феномена юридической ответственности, а следовательно, и механизма ее реализации. Прежде всего, спор между учеными сводится к принятию либо отрицанию перспективной юридической ответственности (так называемая позитивная ответственность — осознание личностью своего долга перед обществом1).

В целом под ответственностью в русском языке понимается возлагаемое на кого-нибудь или взятое кем-либо обязательство отчитываться в своих дей- ствиях и принять на себя вину за возможные их последствия. Именно в контексте такой интерпретации феномен ответственности понимается и в социальных науках, где категория «ответственность» отражает двустороннюю связь индивида и той или иной социальной общности, группы, членом которой он является, по поводу установленных нормативов поведения.

C одной стороны, данная связь направлена от общества к личности и представляет собой требования, которые предъявляет общество к своим членам, к их социально значимому поведению. C другой стороны, это отношение личности к предъявляемым требованиям. В связи с этим в литературе отмечается понимание ответственности в двух аспектах: 1) ответственность как реакция (система ответов) общества на поведение индивида и 2) ответственность как система ответов личности на требования общества.

Впервые понятие позитивной ответственности ввел в научный оборот В.Г. Смирнов.[396] [397] [398] [399] Эта концепция была поддержана рядом ученых-правоведов: З.А. Астемиров, Б.Т. Базылев, Н.В. Витрук, М.А. Краснов, Г.С. Котляревский, В.Н. Кудрявцев, В.А. Кучинский, Е.А. Лукашева, Н.И. Матузов, Б.Л. Назаров, П.Е. Недбайло, Т.Н. Радько, В.А. Рыбаков, М.С. Строгович, Е.В. Черных и др.

Суть данного подхода заключается в том, что правовая ответственность не всегда и не обязательно связана с нарушениями законов, она порождается уже определенным правовым статусом лица, его взаимосвязями с обществом, с другими субъектами. «Позитивная ответственность служит юридической формой, масштабом социального предотвращения поступков, противоречащих достигнутому уровню социальной свободы».1

Юридическую ответственность зачастую рассматривается как единство двух сторон, позитивной и негативной: а) в позитивном аспекте как сознательного выполнения правовых требований и б) в негативном аспекте, выражающемся в применении принуждения за нарушение закона.

Еще в 1965 г. В.Г. Смирнов писал: «Проблема правовой ответственности не сводится к проблеме ответственности за причиненный вред, за нарушение каких-либо охраняемых законом интересов: правовая ответственность только

л

наиболее рельефно проявляется в нарушении» . М.С. Строгович сущность юридической ответственности видел, прежде всего, в выполнении лицом обязанностей, возложенных на него законом. Он считал, что юридическая ответственность «есть, прежде всего, ответственное отношение человека к своим обязанностям, ответственность за правильное выполнение лицом своих юридических обязанностей, возложенных на него законом. ... Если же обязанность не выполнена - тогда действительно наступает ответственность в ее негативном значении - принуждение, взыскание, наказание и т. д. »[400] [401] [402].

Утверждается, что ответственность за прошлое противоправное поведение возлагается потому, что существует ответственность субъекта права за свое поведение в настоящем и будущем с точки зрения соответствия его закону. Лицо, совершая те или иные действия, может и должно сознательно оценивать их с позиции соответствия правовым требованиям. Оно может и должно предвидеть результаты своих действий и оценивать их с точки зрения полезности или вредности не только для себя, но и для общества. Поэтому лицо, наделенное юридическими правами и обязанностями, отвечает перед обществом и государством за свои действия с точки зрения соответствия их праву, а также за будущие последствия своих действий, за отрицательный результат, который может наступить в результате нарушения нормы права. На этом основано право государства через уполномоченные органы привлекать к ответственности (призывать к ответу, требовать отчета) за противоправное поведение.

Теорию позитивной ответственности поддержал Ф.Н. Фаткуллин. По его мнению, «позитивная ответственность - это осознание правовых свойств своих действий (бездействия), соотнесение их с действующими законами и подзаконными актами, готовность отвечать за них перед государством и обществом»1.

Позитивная ответственность исследуется рядом ученых и применительно к уголовно-правовой сфере. Так, по мнению З.А. Астемирова, уголовная ответственность в позитивном аспекте возникает с момента издания уголовного закона и объективно выражает требование к право-объектным лицам необходимой ответственности перед ним.[403] [404] [405]

П.С. Дагель и В.А. Номоконов под позитивной уголовной ответственностью понимают не что иное, как обязанность выполнить какие-либо действия,

предусмотренные и поощряемые уголовным законом.1 Несколько шире определяет позитивную ответственность

А.Н. Тарбагаев, отмечая, что она представляет собой постоянно реализующийся комплекс правоотношений в обществе по соблюдению уголовноправовых запретов. При этом позитивная уголовная ответственность становится, как правило, реальностью обычно в форме поведения граждан, которое соответствует нормам уголовного закона.[406] [407]

По мнению В.Г. Павлова возникая гораздо раньше, чем ретроспективная, перспективная уголовная ответственность выполняет роль предупредительного характера, так как на данном этапе субъекта преступления еще нет. «Здесь речь идет о гражданах, воздерживающихся от противоправного поведения и обязанных выполнять требования уголовного закона».[408]

Однако большинство правоведов эту позицию не поддержало, справедливо указывая на то, что в «позитивной» ответственности, по существу, нет юридического содержания: это, скорее, ответственность общесоциального либо этического плана»[409]. В частности И.С. Самощенко и М.Х. Фарукшин, усматривая в социальной ответственности два указанных аспекта, все же считают, что юридическая ответственность может быть только ретроспективной, только ответственностью за правонарушение.[410]

Эту точку зрения разделяет В.А. Сапун. Характеризуя социальную ответственность в позитивном и негативном аспектах, юридическую ответственность он представляет лишь как «форму проявления негативной стороны общесоциальной ответственности в сфере правового регулирования»[411].

C применением принудительных мер за совершенное правонарушение связывает понятие правовой ответственности С.С. Алексеев. Он определяет юридическую ответственность как «обязанность лица претерпевать меры государственно-принудительного воздействия (санкции) за совершенное правонарушение»1. В неразрывной связи с отрицательными последствиями, которые наступают для лица, нарушившего норму права, и выражаются в возникновении новых или в видоизменении уже существующих в правоотношении обя-

Л

занностей, трактует юридическую ответственность и Р.О. Халфина.

Н.Ф. Кузнецова утверждает, что по своему характеру уголовная ответственность ретроспективна. По этому не следует, по ее мнению, соглашаться с юристами, полагающими, что уголовное право устанавливает и позитивную уголовную ответственность, выражающуюся в воздержании лица от совершения преступления, т.е. в его позитивном поведении, так как невозможно представить человека, который бы одновременно мог нести позитивную ответственность практически за все преступления, предусмотренные в Уголовном кодексе.[412] [413] [414]

Применительно к данному диссертационному исследованию автором юридическая ответственность вообще и уголовная ответственность в частности понимаются в их ретроспективном значении.

На этом проблемы, связанные с пониманием юридической ответственности, не исчерпываются. Даже в своем ретроспективном значении она определяется по-разному: ответственность - реализация санкции юридической нормы; ответственность — мера государственного принуждения; ответственность - способность давать отчет за свои действия и претерпевать меры принудительного воздействия.[415] Все эти определения отражают какую-то одну сторону ответственности. Следует иметь в виду, что право предусматривает только два вида юридических последствий (способов регулирования): субъективное право и юридическую обязанность. Юридическая ответственность - это обязанность лица, совершившего правонарушение, претерпевать неблагоприятные последствия (лишения). Это ответная мера, возлагаемая за правонарушение со стороны государства или потерпевшего с помощью государства. Реализация этой меры не зависит от желания или нежелания правонарушителя. Она заключается в лишении каких-то прав или возложении дополнительных обязанностей.

Если считать, что юридическая ответственность есть двусторонняя связь государства и личности по поводу установленных в законе обязанностей, то в случае правонарушения государство имеет право применить к правонарушителю принудительные меры и через них выразить осуждение, порицание правонарушения. В свою очередь, лицо, нарушившее закон, обязано претерпеть эти меры и принять на себя вину за свои действия и их последствия, принять осуждение своего поведения со стороны государства.

На основе проведенного анализа различных точек зрения, на наш взгляд, можно выделить ряд признаков, которые характеризуют юридическую ответственность как сложный социально-правовой феномен. К их числу следует отнести следующие:

- юридическая ответственность определяется обязанностью правонарушителя подвергнуться осуждению и претерпеванию неблагоприятных последствий, предусмотренных санкцией нарушенной нормы;

- реализация данной обязанности связана с применением мер государственного принуждения;

- основанием реализации юридической ответственности является правонарушение;

- в следствии реализации юридической ответственности лицо может быть принудительно обязано либо компенсировать причиненный вред, либо претерпеть наказание, либо и то и другое в совокупности;

- юридическая ответственность сочетается с публичным государственным осуждением и осуществляется в превентивных, карательных, компенсационных и правовосстановительных целях.

Юридическая ответственность как сложный социальный феномен может проявляться весьма неоднозначно в разных сферах социальной деятельности. Оставаясь неизменной по юридической форме феномен ответственности, может наполняться разным содержанием, что позволяет говорить о ее различных видах.

В теоретическом правоведении классификация видов юридической ответственности осуществляется на основании различных критериев. Так, например, по признаку отраслевой принадлежности в советской юридической науке выделялась ответственность уголовная, административная, дисциплинарная, гражданско-правовая, материальная ответственность рабочих, служащих, а также колхозников.[416]

О.Э. Лейст выделял уголовную, административную, дисциплинарную и имущественную («материальную») ответственность по видам правонарушений и по характеру применяемых санкций.1 По порядку применения санкций он предлагал различать ответственность судебную и административную.[417] [418] [419] Ученый также указывал и на иные критерии классификации. В частности, по его мнению, представляется возможным различать ответственность по субъекту правонарушения («персональная ответственность» и ответственность коллективных субъектов права), по характеру нарушения правопорядка, влекущего применение и реализацию санкции («ответственность за вину» и «ответственность без вины»), по способу возникновения и осуществления ответственности (ответственность, возникающая непосредственно из закона, вследствие факта правонарушения, и ответственность, возникающая на основе закона в процессе расследования государственными органами дел о правонарушении и применения ими санкций к правонарушителю). Наконец, автор выделял ответственность, в процессе реализации которой на правонарушителя возлагаются специальные юридические обязанности, вытекающие из санкции правовой нормы (обязанность возместить причиненный вред, уплатить штраф, не заниматься определенной деятельностью и т.д.), и ответственность, состоящую в принудительном осуществлении обязанности, не выполненной правонарушителем (принудительное изъятие вещи, выселение И Т.П.).

Своеобразной, но весьма дискуссионной представляется классификация видов юридической ответственности, предлагаемая еще в 50-е годы прошлого века И. Ребане. По его мнению, двумя основными видами ответственности являются кара и имущественная ответственность, причем кара подразделяется в свою очередь на подвиды: уголовную, административную, дисциплинарную и процессуальную ответственность[420].

Диссертант, соглашаясь с точкой зрения И.С. Самощенко и М.Х. Фарук- шина, в качестве наиболее приемлемой считает возможным выделить классификацию видов юридической ответственности по материальному (отраслевому) признаку.

При этом следует отметить, что материальный признак - это совокупное понятие, охватывающее ряд элементов, по которым один вид правовой ответственности отличается от другого. К ним относятся: характер применяемых санкций, степень заключенного в ответственности государственного осуждения, первоочередность выполняемых задач, сфера действия.

Уголовно-правовая ответственность применяется за совершенные преступления и характеризуется самыми строгими мерами государственного принуждения (например, штраф, исправительные работы без лишения свободы, лишение свободы, смертная казнь).1

Достаточно распространенное понятие уголовной ответственности в отечественной уголовно-правовой литературе определялось как обязанность лица, совершающего преступление, претерпеть меры государственного принуждения.[421] [422]

По поводу понятия уголовной ответственности в юридической науке пока еще нет единого мнения. В целом, существует три основных точки зрения по этой проблеме:

1. Уголовная ответственность есть следствие совершения преступления, и возникает она только с момента осуждения лица судом и вынесения обвинительного приговора (Ю.М. Ткачевский, В.Г. Смирнов, А.В. Кладков, Н.Ф. Кузнецова и др.).1

2. Уголовная ответственность — это обязанность лица, совершившего преступление, претерпеть меры государственного принуждения. Такая обязанность возникает уже с самого момента совершения преступления при возникновении уголовно-правового отношения (М.Д. Шаргородский, М.П. Карпушин и В.И. Курляндский).

3. Уголовная ответственность - это обязанность лица, совершившего преступление, подвергнуться мерам уголовно-процессуального воздействия, а затем и понести наказание, назначенное судом. Такая обязанность возникает с момента привлечения лица в качестве обвиняемого в уголовном процессе в порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным кодексом (Я.М. Брайнин,

о

Н.А. Стручков, В.Г. Павлов).

Разногласия авторов, придерживающихся первых двух точек зрения, сводятся к вопросу о том, с какого момента возникают уголовно-правовые отношения. Действительно, уголовно-правовое отношение, как и любое другое правоотношение, имеет в своем составе три элемента: субъектов, содержание и объект. Субъектами уголовно-правовых отношений, как известно, является лицо, совершившее преступление, с одной стороны и государство - с другой. Объект уголовно-правового отношения - общественные отношения, на кото- [423] [424] [425] рые совершено противоправное посягательство, а содержание уголовноправового отношения составляет взаимосвязанный комплекс прав и обязанностей обеих сторон правоотношения.

В этой интерпретации понятие уголовной ответственности как особого правового отношения между государством и преступником дал А.И. Санталов, определивший ее как вынужденное претерпевание виновным лицом негативных последствий преступления в форме осуждения со стороны государства принуждения преступника уполномоченными органами.1

Понятия уголовной ответственности как элемента уголовного правоотношения придерживались несколько раньше и Н.И. Загородников, Н.С. Лейкина и другие известные отечественные криминалисты.[426] [427] Так, например, Н.С. Лейкина писала, что уголовная ответственность представляет собой часть уголовного правоотношения, которое возникает в связи с совершением лицом преступления.[428]

В этом аспекте лицо, совершившее преступление, обязано ответить за него перед обществом и государством, перетерпеть меры государственного принуждения к себе, ощутить предусмотренные законом неблагоприятные для себя последствия и т.д. Это и есть уголовная ответственность - ответственность за совершённое преступление. Уголовная ответственность в содержании уголовно-правового отношения корреспондирует с правом лица, совершившего преступление требовать, чтобы к нему правильно был применён уголовный и уголовно-процессуальный закон, соблюдены права и законные интересы. Государство в лице своих компетентных органов в свою очередь вправе и обязано привлечь такое лицо к уголовной ответственности, обязано правильно применять к лицу, совершившему преступление уголовный и уголовнопроцессуальный закон.

Раз уголовная ответственность входит составной частью в содержание правоприменения, то вопрос о моменте возникновения уголовной ответственности вполне правомерно связать с вопросом о моменте возникновения уголовно-правового отношения в целом.

Анализ действующего уголовного законодательства Республики Казахстан дает все основания полагать, что уголовно-правовые отношения, а вместе с ними и уголовная ответственность, фактически возникают уже с момента совершения преступления, даже если лицо, его совершившее, неизвестно, не установлено соответствующими компетентными органами государства. Такое утверждение справедливо уже потому, что именно с этого момента начинают действовать нормы уголовного законодательства об истечении сроков давности привлечения к уголовной ответственности, о действии уголовного закона во времени, так как по общему правилу действует тот закон, который имел юридическую силу в момент совершения преступления.

Не только уголовный, но и уголовно-процессуальный закон дает основание полагать, что уголовно-правовые отношения возникают с момента совершения преступления. Так, уголовное дело возбуждается по самому факту совершения преступления, а не в отношении конкретного известного лица. Госу- дарство в лице своих компетентных органов уже вступает в уголовно-правовые отношения самим фактом возбуждения дела, а с другой стороны в этих отношениях пока еще неизвестно лицо, которое, тем не менее, уже обязано претерпеть в будущем неблагоприятные для себя последствия. Уголовно-правовое отношение не может существовать без всех своих необходимых элементов, поэтому субъектом его может являться как известное, так и неизвестное пока, но реально существующее лицо, совершившее преступление. Поэтому вторая точка зрения с этих позиций представляется наиболее верной, соответствующей действительности.

Таким образом, уголовная ответственность, означающая обязанность лица претерпеть меры государственного принуждения к себе за совершенное преступление, возникает уже с момента его совершения. Уголовно-правовое материальное правоотношение с возбуждением уголовного дела вовлекается в систему связей уголовно-процессуального характера, образуя единое правоприменительное отношение (подробнее эти правоотношения будут исследованы в следующем параграфе).

Что касается третьей точки зрения о том, что уголовная ответственность возникает лишь с момента привлечения лица в качестве обвиняемого в уголовном процессе, то здесь по существу отождествляются различные по смыслу понятия: уголовная ответственность в материальном смысле (в уголовном праве) и уголовная ответственность в процессуальном смысле (в уголовном процессе, уголовно-процессуальная ответственность). Несмотря на то, что и в уголовном праве и в уголовном процессе употребляется один и тот же термин - «уголовная ответственность», на самом деле смысл их разный. Это обстоятельство признаётся и представителями уголовно-процессуальной науки.1 Причём в уголовном процессе в качестве идентичных понятий используются и термины «привлечение к уголовной ответственности» и «привлечение в качестве обвиняемого». Хотя современные процессуалисты признают, что это всё-таки по смыслу различные понятия.[429] [430]

Действительно, уголовно-процессуальная ответственность возникает с момента привлечения лица в качестве обвиняемого, когда оно может быть подвергнуто уголовно-процессуальным мерам принуждения: например, если может быть избрана одна из мер пресечения, в том числе и содержание под стражей.

Есть и другие существенные различия между уголовной ответственностью в материальном и процессуальном смыслах. Уголовно-правовая ответст- венность на лицо, действительно совершившее преступление, и уголовноправовые отношения не могут возникнуть между государством и лицом, не совершавшим инкриминируемого ему преступления, так как в этих отношениях отсутствует надлежащий субъект. Следовательно, в таких случаях не может возникнуть и уголовная ответственность для этого лица. То есть для возложения ответственности в уголовном праве требуется достоверное знание о том, что именно это лицо совершило данное преступление. В то же время, для возложения уголовно-процессуальной ответственности достаточно лишь вероятностного знания о виновности лица. Так, следователь вправе предъявить обвинение в порядке, предусмотренном ст. 171 УПК РК, лишь при наличии достаточных, но не исчерпывающих доказательств, дающих основание для предъявления обвинения данному лицу. То есть уголовно-процессуальная ответственность возможна и в отношении того лица, которое впоследствии может быть признано невиновным, уголовная же ответственность в материальном смысле (с формально-юридической точки зрения) для такого лица невозможна.

Таким образом, уголовная ответственность в материальном (уголовноправовом) смысле и уголовно-процессуальная ответственность - это явления разного порядка. Уголовная ответственность в материальном смысле возникает до начала уголовного процесса и, как правило, продолжается после его окончания.

Но с момента совершения преступления уголовная ответственность только возникает, она ещё во многих случаях обращена в будущее; реализация уголовной ответственности может начаться спустя довольно-таки продолжительный промежуток времени, вплоть до истечения установленных уголовным законом сроков давности привлечения к уголовной ответственности. Во всяком случае, она начинает реализовываться только с того момента, когда лицо, совершившее преступление, будет установлено органами дознания или предварительного следствия.

Уголовная ответственность, впрочем, не может продолжаться бесконечно долго. В установленных уголовным законом случаях ответственность за совершенное в прошлом преступление прекращается. Уголовная ответственность прекращается:

1. в связи с введением в действие нового уголовного закона, устраняющего преступность деяния;

2. в связи с освобождением от уголовной ответственности и наказания (ст. 75-85 УК);

3. в связи с отбытием наказания, погашением или снятием судимости (ст. 86 УК).

Таким образом, можно сделать вывод, что уголовная ответственность за воинские преступления - это обязанность военнослужащего (гражданина, пребывающего в запасе, во время прохождения сборов), совершившего преступление, предусмотренное главой 16 УК Республики Казахстан, лично претерпеть меры государственного принуждения, заключающиеся в лишениях личного, имущественного, морального характера, которые выражают отрицательное отношение к совершенному преступлению со стороны государства и общества. Эта обязанность возникает с момента совершения преступления, реализуется в процессе предварительного расследования, при вынесении приговора судом, во время отбывания наказания, в период непогашенной или неснятой судимости и прекращается в установленном законом порядке.

Выявить специфику уголовной ответственности за воинские преступления, отграничив ее как от уголовной ответственности за другие преступления, так и от иных видов юридической ответственности, возможно посредством анализа механизма реализации данной ответственности, его составных элементов, которые в своем совокупном, взаимосвязанном функционировании позволяют достичь целей ответственности как необходимого социального явления.

В этой связи, прежде всего, следует отметить, что в отечественной юридической науке в последние годы сложилась в достаточной степени устойчивая

тенденция к рассмотрению реализации функций государства и права через категорию «механизм». По мнению диссертанта, это весьма удачный методологический прием, позволяющий с наибольшей полнотой исследовать процессы реализации государственно-правовых явлений через призму институционально-инструментального подхода. И действительно, механизм (от греч. mechane - орудие, машина) - это устройство для передачи и преобразования движений, представляющее собой систему тел (звеньев, элементов), в котором движение одного или нескольких тел (ведущих) вызывает вполне определенное движение остальных тел системы.1 Экстраполяция данного понятия в область правовых явлений позволяет лучше понять как, требования правовых норм переходят в правомерное поведение и правопорядок.

Итак, механизм - это система определенным образом взаимодействующих средств (звеньев, элементов), функционирование которых направлено на достижение конкретной цели через решение комплекса задач. Понятие механизма реализации юридической ответственности позволяет отобрать и систематизировать юридические средства, оказывающие правовое воздействие на общественные отношения, определить их место и роль в российской правовой системе.

Рассматривая механизм реализации уголовной ответственности за воинские преступления как специфическую систему правовых средств, следует особо остановиться на рассмотрении первичного элемента системы, т.е. собственно на понятии правового средства.

Вместе с тем проблема правовых средств является самостоятельным блоком, представляющим собой комплекс сложных вопросов теоретического правоведения. Поэтому диссертант считает целесообразным остановиться лишь на основных аспектах, имеющих принципиальное значение для предмета диссертационного исследования.

Как справедливо заметил С.С. Алексеев, «вопрос правовых средств не столько вопрос обособления в особое подразделение тех или иных фрагментов правовой действительности, сколько вопрос их особого видения в строго определенном ракурсе - их функционального предназначения, их роли как инструментов оптимального решения социальных задач. Во всех случаях перед нами фрагменты правовой действительности, рассматриваемые под углом зрения их функций, их роли как инструментов юридического воздействия»1.

В качестве правовых средств выступают нормы и принципы права, правоприменительные акты, договоры, юридические факты, субъективные права, юридические обязанности, запреты, льготы, меры поощрения, меры наказания, акты реализации прав и обязанностей и т.п. Именно тот или иной арсенал, набор средств придает соответствующую специфику отраслям и институтам права[431] [432], в том числе института воинских преступлений.

По определению, предложенному А.В. Малько «правовые средства - это правовые явления, выражающиеся в инструментах (установления) и деяниях (технологии), с помощью которых удовлетворяются интересы субъектов права, обеспечивается достижение социально полезных целей»[433].

К числу общих признаков правовых средств А.В. Малько относит следующие:

1) выражают все обобщающие юридические способы обеспечения интересов субъектов права, достижения поставленных целей (в этом проявляется социальная ценность данных образований и в целом права);

2) отражают информационно-энергетические качества и ресурсы права, что придает им особую юридическую силу, направленную на преодоление препятствий, стоящих на пути удовлетворения интересов участников правоотношений;

3) сочетаясь определенным образом, выступают основными работающими частями (элементами) действия права, механизма правового регулирования, правовых режимов (т.е. функциональной стороны права);

4) приводят к юридическим последствиям, конкретным результатам, той или иной степени эффективности либо дефектности правового регулирования;.

5) обеспечиваются государством.

Правовые средства имеют синтетический, своего рода «компромиссный» характер, ибо призваны связывать идеальное (цель) с реальным (результатом). Этимологически термин «средство» происходит от слова «средний», «серединный». Средство - это связующее среднее звено между субъектом и объектом деятельности, между идеальной, мысленной моделью и материальным результатом. Поэтому правовые средства, выступая специфическим посредником, с неизбежностью включают как фрагменты идеального (инструменты, средства- установления - субъективные права, обязанности, льготы, запреты, поощрения, наказания и т.д.), так и фрагменты реального (технология, средства-деяния, направленные на использование инструментов, - прежде всего акты реализации прав и обязанностей).

Признаки средств-установлений (инструментов):

1) субстанциональность, которая призвана охарактеризовать само тело, вещество, плоть того или иного явления - то, из чего оно состоит как реальный факт окружающей действительности1;

2) информационный характер, означающий, что юридические инструменты - это, прежде всего, закрепленные в законодательстве сведения, выражающиеся в юридических фактах, субъективных правах, обязанностях, запретах, наказаниях и т.д.;

3) статический характер, ориентирующий на то, что это предписания, а не деяния, что инструменты автоматически не действуют, их необходимо «взять в руки» и использовать;

4) находятся преимущественно в сфере должного, ибо фиксируются, прежде всего, в законах, подзаконных актах, требующих определенного поведения;

5) выступают в качестве моделей, которые только в потенциале и в процессе их использования могут привести к достижению поставленных целей.

Признаки средств-деяний (технологии):

1) связаны с использованием инструментов, орудий, веществ (средств- установлений);

2) имеют энергетический характер, означающий, что без активности, особой юридической силы невозможно как преодолеть препятствия, стоящие на пути удовлетворения интересов субъектов права, так и осуществить любую юридически полезную деятельность, направленную на достижение социально значимой цели и получение нужного эффекта;

3) обладают динамическим характером, ориентирующим на соответствующую деятельность по использованию инструментов;

4) находятся в сфере сущего, ибо проявляются в реально осуществляемом поведении лиц;

5) выступают, прежде всего, в качестве актов реализации прав и обязанностей, которые обозначают завершающий этап достижения целей и удовлетворения соответствующих интересов.

К средствам-деяниям относятся акты реализации прав и обязанностей как самостоятельных элементов механизма правового регулирования. Причем практически всю юридическую деятельность (правотворческую, правоприменительную, интерпретационную), если ее рассматривать через призму актов реализации прав и обязанностей, можно отнести к юридической технологии (средствам-деяниям). В частности, правотворческий орган, принимая нормативные документы, делает это, реализуя свои соответствующие права и обязанности. Точно так же осуществляется и всякая иная юридическая деятельность, сердцевиной, стержнем которой опять же выступают акты реализации

прав и обязанностей, результатом же являются совсем другие акты - правоприменительные и интерпретационные.1

Особенностью средств реализации уголовной ответственности за воинские преступления является то, что они применяются в особой сфере, преследуют специфические цели, государственные интересы. В этой связи важно уяснить, что это правовые средства, используемые именно на стадии реализации юридической ответственности.

Юридическая ответственность, существовавшая в начале своего развития как связь прав и обязанностей государства и правонарушителя, на стадии реализации воплощается в фактические действия сторон правоотношения ответственности по претерпеванию правонарушителем неблагоприятных последствий совершенного противоправного деяния.[434] [435] Назначение данной стадии юридической ответственности верно подметил профессор Б.Т. Базылев: «Стадия реализации ответственности - главная ее стадия, в ней заключается смысл существования юридической ответственности. Иначе говоря, реализация наказания есть то, ради чего правоотношение ответственности возникает и существует. В стадии реализации юридическая ответственность материализуется»[436].

Итак, к правовым средствам, как нами уже отмечалось, относятся нормы и принципы права, правоприменительные акты, юридические факты, субъективные права, юридические обязанности, запреты, меры наказания, акты реализации прав и обязанностей и т.д.[437] На основании данного понимания правовых средств можно выделить комплекс юридических средств, при помощи которых реализуется уголовная ответственность за воинские преступления, которые выступают элементами целостной системы механизма реализации данного вида уголовной ответственности:

1. Правовые нормы, регламентирующие порядок реализации уголовной ответственности за воинские преступления;

2. Принципы реализации уголовной ответственности за воинские преступления;

3. Правоприменительные акты, направленные на реализацию уголовной ответственности за воинские преступления и являющиеся результатом сложного правоприменительного отношения;

4. Юридический статус военнослужащего;

5. Ограничения правового статуса военнослужащего, выражающиеся в наказании.

Особо следует отметить, что все перечисленные средства выступают структурно-упорядоченными элементами единой системы, тесно взаимодействуя между собой в процессе реализации юридической ответственности. «Структурная упорядоченность, - пишет Д. А. Керимов, - придает системному правовому целому относительную устойчивость, лишь в пределах которой допустимы изменения свойств ее частей. Система разрушается, если эти изменения выходят за пределы минимальных или максимальных ее порогов»1.

Правовые нормы, регламентирующие порядок реализации уголовной ответственности за воинские преступления являются основным юридическим средством, важнейшим элементом в структуре механизма реализации данного вида уголовной ответственности. Norma в переводе с латинского означает точное предписание, образец. Иначе говоря, норма представляет собой сведения о должном поведении в тех или иных условиях. Реализация юридической нормы как особый процесс регламентируется особой разновидностью правовых норм - процессуальными правовыми нормами, которые по своему характеру отличаются от материальных норм.

Процессуальные формы деятельности субъектов права и правовые нормы, определяющие и регулирующие эту деятельность, имеют своим назначе-

ниєм осуществление требований материально-правовых норм. Они служат формой реализации и проявления норм материального права в жизненных отношениях. Вне этих форм задача правового регулирования общественных отношений не могла бы быть выполнена. Этой позиции придерживается не только современное российское правоведение, но и марксистское. Так, К. Маркс отмечал, что «материальное право, имеет свои необходимые, присущие ему процессуальные формы... процесс есть только форма жизни закона, следовательно, проявление его внутренней жизни»1.

Из этого, на наш взгляд, вытекает одна из самых существенных особенностей норм процессуального права. Коль скоро они в первую очередь являются формой существования закона, то тем самым в значительно большей степени независимы от объективных, экономических условий жизни общества, нежели нормы права материального. Субъективность процессуальных норм и процедурная направленность составляют их главную особенность. Кроме того, многие юристы рассматривают процедуру применения санкций правовых норм как специфический для процессуального права метод регулирования. Они полагают, что процессуальные формы и регулирующие их правовые нормы связаны лишь с охранительными правоотношениями, возникающими вследствие нарушения материальных норм, и с вытекающей отсюда необходимостью юридических санкций.

Рассматривая правовую норму в качестве средства реализации уголовной ответственности за воинские преступления, следует отметить их комплексный характер. Функционирование той или иной нормы уголовной ответственности, достижение поставленных перед ней целей, не может быть достигнуто в отрыве от других юридических норм.[438] [439] Между отдельными видами правовых норм существуют очень тесные связи, между другими - более отдаленные. Причем наиболее тесные связи обнаруживаются между нормами правовой ответствен- ности в пределах одной отрасли права, одного правового института (института уголовной ответственности за воинские преступления). В то же время связи между нормами, устанавливающими правовую ответственность в различных отраслях права, не являются такими близкими.[440]

По нашему мнению, правовые нормы, регулирующие уголовную ответственность за воинские преступления, могут быть подразделены на три группы: во-первых, нормы, содержащие карательные санкции различной степени определенности, во-вторых, нормы, регламентирующие процедуру привлечения военнослужащего к ответственности, в-третьих, нормы, определяющие статус субъектов, осуществляющих процессуальную деятельность по привлечению правонарушителя к уголовной ответственности за воинское преступление (либо освобождению от нее).

Принципы реализации юридической ответственности за воинские преступления относятся к числу важнейших системообразующих элементов механизма реализации данного вида ответственности. Принципы реализации уголовной ответственности за воинские преступления - это те основополагающие положения, которые закреплены в нормах права, устанавливающих юридическую ответственность вообще и уголовную ответственность в частности, а также нормы, выражающие содержание исследуемого правового института. Они наиболее ярко, рельефно характеризуют характер уголовной ответственности за воинские преступления.

Основой правильного подхода к выделению специфических принципов ответственности как самостоятельного института права является отражение в них специфики юридической ответственности, как уникальной системы. «Уяснение этих принципов важно для понимания сущности правовой ответственности, поскольку в совокупности они представляют собой ее обобщенную характеристику. Анализ указанных принципов имеет также значительную ценность для теоретической разработки конкретных вопросов ответственности и научно

обоснованного применения на практике такой гарантии социалистической законности, как институт ответственности в праве».1

Принципы уголовной ответственности за воинские преступления могут быть подразделены на общие и специальные.

Значение общих принципов уголовной ответственности, как и общеправовых принципов, состоит в том, что «обладая свойствами первичного подразделения правонормативных предписаний, принципы вместе с тем являются стержнем правовой системы, той «жизненной силой», которая связывает все его подразделения в единый организм»[441] [442].

Основными (общими) принципам уголовной ответственности являются: законность, справедливость, неотвратимость, своевременность и целесообразность.

Принцип законности означает реализацию уголовной ответственности в четком соответствии с требованиями, закрепленными в действующем законодательстве. Главное требование законности заключается в том, чтобы ответственность имела место лишь за деяния, предусмотренные законом, и только в установленных законом пределах. Недопустимо отступление от установленного законом порядка под видом ускорения, упрощения, эффективности и целесообразности ответственности либо ссылки на излишний формализм закона.

Принцип справедливости юридической ответственности проявляется в следующей системе формальных требований:

а) закон, устанавливающий ответственность или усиливающий ее, не имеет обратной силы;

б) за одно нарушение возможно лишь одно наказание;

в) ответственность несет лишь тот, кто совершил правонарушение;

г) вид и мера наказания зависят от тяжести правонарушения;

д) если вред, причиненный правонарушением, имеет обратимый характер, юридическая ответственность должна обеспечить его восполнение.

Принцип неотвратимости наказания означает его неизбежность. Ни одно правонарушение не должно оставаться нераскрытым и безнаказанным. Если за совершение деяния предусмотрено наступление юридической ответственности, то без законных оснований никто не может быть освобожден от этой ответственности ни под каким предлогом (общественное положение, родственные связи и т. д.).

Принцип своевременности означает, что наибольшую эффективность меры юридической ответственности, как правило, достигают в максимально короткие сроки после совершенного правонарушения. И, наоборот - за деяния, утратившие свою социальную опасность в силу истечения сроков давности привлечение лица к юридической ответственности теряет свою значимость, так как не достигаются цели юридической ответственности.

Принцип целесообразности предполагает соответствие избираемой в отношении нарушителя меры воздействия целям юридической ответственности. Целесообразность также означает индивидуализацию карательных мер в зависимости от тяжести совершенного правонарушения, свойств личности нарушителя, обстоятельств совершения правонарушения. В этой связи особое значение приобретает учет обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание.

К специальным принципам уголовной ответственности за воинские преступления, которые отражают специфику данного вида противоправных деяний, следует отнести следующие: принцип специализации отдельных видов наказания, принцип соотносимости с объектом уголовно-правовой охраны (со значимостью охраняемых общественных отношений), принцип зависимости вида и размера наказания от условий военной службы.

Принцип специализации отдельных вводов наказания означает, что в связи со специальным правовым статусом и особыми условиями осуществления деятельности - несения военной службы, предусмотрены такие виды наказания за воинские преступления, которые не применяются ни за какие другие преступления. К ним относятся, например, ограничение по военной службе, содержание в дисциплинарной воинской части.

Принцип соотносимости с объектом уголовно-правовой охраны. Отношения по поводу военной службы признаны государством особо значимыми и воинские преступления имеют особую общественную опасность в связи с тем, что всегда в той или иной мере подрывают безопасность страны, посягают на интересы самого высокого порядка - национальную безопасность. Это предопределяет усиление уголовной ответственности за воинские преступления по сравнению с общеуголовными преступлениями той же направленности. Например, санкция за умышленное либо неосторожное уничтожение или повреждение военного имущества (ст. 387, 388 УК Республики Казахстан) должна быть строже соответствующих общеуголовных санкций (за уничтожение или повреждение имущества); санкция за мародерство (ст. 385 УК РК) - строже санкции за кражу и т.п.

Принцип зависимости вида и размера наказания от условий военной службы. В качестве условий военной службы предполагаются: во-первых, мирное время, во-вторых, условия военного времени или боевой обстановки. Указанные условия обусловливают дифференциацию, как видов, так и размера наказания за одно и то же воинское преступление. Военное время и боевая обстановка влекут за собой более суровые меры уголовной ответственности.

Необходимым элементом механизма реализации уголовной ответственности за воинские преступления являются правоприменительные акты. Как отмечает М.Д. Шиндяпина «заключительная стадия юридической ответственности, начинается с момента вступления в законную силу правоприменительного акта, признающего совершенное деяние правонарушением и устанавливающе-

го вид и меру юридической ответственности, и заканчивается, по общему правилу, тогда, когда назначенное наказание будет реализовано».[443]

Реализация уголовной ответственности за воинское преступление подразумевает воплощение в жизнь санкции правовой нормы. Эта стадия начинается с вынесения компетентным органом обоснованного решения - применения юридической нормы в собственном смысле слова. Решение по делу представляет собой акт, связывающий норму права с конкретным случаем, т.е. устанавливающий права и обязанности конкретных субъектов права. Решение о реализации уголовной ответственности имеет форму правоприменительного акта, т.е. документа, фиксирующего принятое решение, имеющего официальное значение и властный характер. Решение правоприменительного органа должно быть выражено в надлежащей письменной форме и иметь определенные внешние атрибуты. Так, в начале акта дается точное его наименование, например приказ, приговор и т.п. Затем указываются другие необходимые атрибуты акта - дата и место издания, полное наименование органа (должности лица), издавшего акт, наконец, подпись уполномоченного лица (лиц). Кроме того, само изложение решения обычно распадается на несколько частей - вводную, описательную, мотивировочную и резолютивную.

Таким образом, правоприменительный акт военно-судебного органа можно рассматривать как формально-юридическое основание реализации уголовной ответственности за воинское преступление.

Юридический статус военнослужащего. C содержательной стороны стадия реализации уголовной ответственности за воинские преступления характеризуется, прежде всего, наличием специального правового статуса правонарушителя - статуса военнослужащего. Особенности данного статуса рассматривались нами во втором разделе диссертационного исследования, здесь лишь

необходимо отметить общие положения, связанные с реализацией соответствующей уголовной ответственности.

Прежде всего, правовой статус военнослужащего характеризуется негативной социальной ролью правонарушителя в обществе и следствием ответной реакции государства на противоправное поведение. Отсюда возникает не только конкретизация и дополнение общего правового статуса, но и «известное ограничение общих прав и обязанностей»[444].

На стадии реализации юридической ответственности реализуется и правовой статус правонарушителя. То есть ограничения, конкретизация и дополнения общего правового статуса правонарушителя находят свое выражение в волевых поступках правонарушителя. Правовой статус правонарушителя прекращает свое существование по общему правилу тогда, когда наказание, предписанное ему правоприменительным актом за совершенное правонарушение, будет полностью реализовано.

Таким образом, следует различать стадии проявления правового статуса правонарушителя, который возникает с момента совершения правонарушения и прекращается с моментом окончательной реализации юридической ответственности. Поскольку правовой статус правонарушителя характеризует правоотношение ответственности с содержательной стороны, то, мы полагаем, названия стадий исследуемого правового статуса являются такими же, как и юридической ответственности: возникновение, конкретизация, реализация.

Возможно, что в некоторых случаях стадии проявления правового статуса военнослужащего-правонарушителя могут быть нечеткими или совпадать по времени. Например, сразу за его возникновением может наступить реализация, минуя стадию конкретизации правового статуса правонарушителя. Однако выделение стадий правового статуса правонарушителя служит достижению целей уголовной ответственности только тогда, когда имела место стадия возникновения правового статуса правонарушителя и когда она подтверждается в результате конкретизации. В этом случае реализация прав, свобод, законных интересов и обязанностей, характеризующих специальный правовой статус воен- нослужащего-правонарушителя, будет восприниматься им как справедливое воздаяние за совершенное правонарушение.

Ограничения правового статуса личности, выраженные в наказании.

Необходимо отметить, что ряд юристов под уголовной ответственностью понимают предусмотренное уголовным законом государственное принудительное воздействие, применяемое по приговору суда к лицу, совершившему преступление, т.е. видят основное ее содержание в уголовном наказании.1 Так, А. Н. Игнатов и Т. А. Костарева уголовную ответственность определяют как ответственность лица в связи с совершенным преступлением, которая выражается в принудительном воздействии на правонарушителя со стороны государства в соответствии с уголовным наказанием.[445] [446]

На наш взгляд, соотношение понятий «уголовная ответственность» и «наказание» характеризуются сочетанием взаимосвязанности и самостоятельности этих понятий. Наказание - это производное от уголовной ответственности явление. Анализируемые понятия отличаются друг от друга по своим основаниям: основанием уголовной ответственности является факт совершения преступления, наличие в деянии лица признаков его состава, предусмотренных нормой Особенной части уголовного закона; основанием же уголовного наказания помимо этого является наличие обстоятельств, характеризующих личность подсудимого, а также иных, не нашедших отражение в квалификации. Кроме того, как нами было отмечено, уголовная ответственность возникает с момента совершения лицом преступления, тогда как уголовное наказание назначается исключительно судом.

Автономность указанных категорий подтверждается предусмотренной законодателем возможностью привлечения к уголовной ответственности с освобождением от отбывания наказания. Так, А.А. Арямов пишет: «Говоря о соотношении уголовной ответственности и уголовного наказания, следует отметить, что эти категории взаимосвязаны и структурно, и функционально, уголовное наказание без ответственности не существует, но не наоборот. Законодательством предусмотрено множество случаев привлечения к уголовной ответственности с освобождением от наказания».[447]

Юридическая ответственность, будучи видом государственно-правового принуждения, как мы уже указывали, выражается в обязанности претерпевать неблагоприятные последствия правонарушения для лица, его совершившего, личного или имущественного характера, а на последней своей стадии юридическая ответственность, как правило, трансформируется в наказание, то есть фактическое претерпевание этих неблагоприятных последствий. Ограничения общего правового статуса субъекта права имманентно наказанию. Неблагоприятные последствия правонарушения выражаются, прежде всего, в ограничениях прав, свобод и законных интересов правонарушителя.

Степень этих ограничений неодинакова, зависит она от степени общественной опасности совершенного правонарушения, а значит от вида и меры юридической ответственности, применяемой к правонарушителю.

В виде наказаний за воинские преступления, согласно уголовному законодательству Республики Казахстан, могут применяться:

- смертная казнь;

- лишение свободы на определенный срок;

- арест;

- ограничение по воинской службе;

- содержание в дисциплинарной воинской части;

- лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью;

- лишение воинского звания или государственных наград.

Смертная казнь - это исключительная мера наказания, заключающаяся в принудительном лишении жизни осужденного в форме непубличного, персонального расстрела. Смертная казнь как мера наказания отличается тем, что выступает в качестве основного вида наказания и является, кроме того, исключительным видом наказания, т.е. назначается только в тех случаях, когда суд придет к мнению, что другие виды наказания в конкретном случае невозможно применить, они не способны достичь целей уголовного наказания. В порядке помилования смертная казнь может быть заменена пожизненным лишением свободы или лишением свободы на срок 25 лет. Основанием для назначения смертной казни за воинское преступление является совершение лицом особо тяжкого преступления, связанного с угрозой национальной безопасности либо жизни человека.

Порядок исполнения смертной казни регламентируется уголовноисполнительным законодательством и нормативными актами МВД, Прокуратуры, Министерства юстиции.

В качестве условий назначения смертной казни можно назвать следующие: а) особые обстоятельства, свидетельствующие о высокой степени общественной опасности содеянного; б) характеристика виновного как лица, представляющего исключительную опасность для общества.

На наш взгляд, этот самый репрессивный вид уголовного наказания который имеет ряд негативных моментов:

а) он необратим (возможная судебная ошибка неисправима);

б) он негибок (невозможен индивидуализированный подход при исполнении этого вида наказания в зависимости от личности осужденного и обстоятельств дела, что противоречит общим принципам назначения наказания);

в) он не способен достичь таких целей уголовного наказания, как исправление и перевоспитание;

г) серьезны морально-этические проблемы его применения;

д) с точки зрения общего учения о праве жизнь человека - неотчуждаемое право, следовательно, государство не может обладать правом лишать кого-то жизни, этому праву просто неоткуда у государства взяться;

е) смертная казнь приучает народ к жестокости, и в чем-то даже оправдывает ее: если государству позволено посягать на чью-то жизнь, почему конкретному лицу (части государства) нельзя позволить себе то же самое?

Как говорил профессор Н.С. Таганцев: «Смертная казнь проста и дешева, но она не делима, невознаградима, и не индивидуальна»[448]. C другой стороны, значение смертной казни в аспекте специальной превенции абсолютно. К тому же, как показывают социологические исследований (в какие бы времена они не проводились), глас народа - в пользу смертной казни.

Состояние применения рассматриваемого вида наказания на сегодняшний день за рубежом представляет следующую картину:

1. Страны, полностью исключившие из системы наказаний смертную казнь - более 80 стран (Швеция, Норвегия, Дания, Франция, Германия и др.).

2. Страны, сохранившие смертную казнь в исключительных случаях, например, в военное время - 14 государств (Великобритания, Греция, Мексика и ДР-)-

3. Государства, официально не отменившие смертную казнь, но фактически отказавшиеся от ее применения - 30 (Чили, Турция, Конго и др.).

4. Страны, сохранившие данный вид наказания за совершение общеуголовных преступлений - 90 (Индия, Китай, Корея, Куба, США...) (по данным отчета «Международной амнистии»).

Лишение свободы на определенный срок - это принудительная изоляция осужденного от общества с обязательным помещением его в исправительное

учреждение. Лишение свободы отличается тем, что это основной вид наказания, его содержание образует единство следующих факторов:

а) принудительная изоляция осужденного от общества в исправительных учреждениях на определенный срок;

б) возложение на осужденного иных правоограничений, меняющих его статус (в частности ущемление избирательного права и т.д.);

в) применение к осужденному исправительно-трудового воздействия.

Назначается на срок от шести месяцев до двадцати лет. В случае частичного или полного сложения сроков лишения свбоды по совокупности преступлений максимальный срок лишения свободы не может быть более двадцати пяти лет. В случае частичного или полного сложения сроков лишения свободы при значении наказаний по совокупности приговоров максимальный срок лишения свободы не может быть более тридцати лет.

Места отбывания наказания в виде лишения свободы (в качестве критериев назначения вида исправительного учреждения закон устанавливает форму вины, с какой было совершено преступление, срок наказания, категорию преступления, признак рецидива и особо опасного рецидива, пол осужденного):

1. Тюрьма. В ней отбывают часть наказания военнослужащие, осужденные к лишению свободы за совершение особо тяжких преступлений на срок свыше пяти лет, а также при особо опасном рецидиве преступлений. При этом назначение отбывания наказания в тюрьме отдается на усмотрение суда, который и определяет, какую часть наказания осужденный должен отбывать в тюрьме (т.е. отбытие всего срока наказания в тюрьме действующим законом не предусмотрено), однако суд вправе и не применять к осужденному тюремное заключение. Порядок назначения режима в тюрьме является предметом изучения не уголовного, а уголовно-исполнительного права. При назначении отбывания части наказания в тюрьме суд должен в приговоре определить в каком исправительном учреждении осужденный будет отбывать оставшуюся часть наказания. Если осужденный до оглашения приговора содержался в следствен-

ном изоляторе, и суд ему назначил отбытие части наказания в тюрьме, то время пребывания в СИЗО засчитывается в счет нахождения в тюрьме.

2. Колония-поселение. В них отбывают наказание осужденные за совершение преступлений по неосторожности, а также лица, осужденные к лишению свободы за совершение умышленных преступлений небольшой и средней тяжести, ранее не отбывавшие лишение свободы. C учетом обстоятельств совершения преступления и личности виновного суд может назначить указанным лицам отбывание наказания в исправительных колониях общего режима с указанием мотивов принятого решения. Поскольку ни в уголовном, ни в уголовноисполнительном законодательстве не содержится каких-либо ограничений для назначения осужденному колонии-поселения, то для решения этого вопроса не имеет значения наличие или отсутствие у виновного судимости. Сложности могут возникнуть при совершении виновным двух преступлений: умышленного и неосторожного. В этом случае суд вправе назначить колонию-поселение для лиц, совершивших преступление по неосторожности, лишь в том случае, когда за умышленное преступление назначено наказание, не связанное с лишением свободы.

3. Исправительные колонии предназначены для отбывания наказания в виде лишения свободы совершеннолетними осужденными: общего режима. - в них отбывают наказание осужденные к лишению свободы за совершение тяжких преступлений; строгого режима - в них отбывают наказание, осужденные к лишению свободы за совершение особо тяжких преступлений, ранее не отбывавшие лишение свободы, а также при рецидиве преступлений, если осужденный ранее отбывал наказание в виде лишения свободы; особого режима - в них отбывают наказания при особо опасном рецидиве преступлений, а также лица, осужденные к пожизненному лишению свободы.

Изменение вида исправительного учреждения осуществляется судом в соответствии с уголовно-исполнительным законодательством Республики Казахстан. При назначении наказания в виде лишения свободы по совокупности преступлений или по совокупности приговоров вид исправительной колонии, либо отбывание части срока наказания в тюрьме суд должен назначить не за каждое преступление отдельно, а лишь при определении окончательной меры наказания.

При условном осуждении к лишению свободы вид исправительного учреждения не назначается. В случае же отмены условного осуждения суд назначает соответствующий вид места лишения свободы.

Лишение свободы оказывает наиболее сильное воздействие (по сравнению с иными видами наказания) на осужденного; оно разрывает прежние негативные социальные связи преступника, физически препятствует совершению им новых преступлений, прививает трудовые навыки и дисциплинирует. Серьезные дополнительные психические и физические нагрузки, производные от ‘лишения свободы, перенесенные при отбытии этого вида наказания, влияют на постпенитенциарное поведение наказанного (при намерении совершить преступление в будущем он серьезно задумается: стоит ли поставленная цель возможности претерпеть подобные лишения вновь). В то же время присутствует и негативный эффект данного вида государственного принуждения: в настоящее время места лишения свободы стали своеобразными школами повышения криминального мастерства, сосредоточение в одном месте отрицательно социально ориентированных лиц способно укрепить (ранее неустойчивую) преступную мотивацию личности, способствует формированию и развитию криминальных связей и традиции; воздействие агрессивно настроенных осужденных способно сломить личность незащищенного наказуемого (особенно это касается военнослужащих срочной службы), впервые отбывающего такой вид наказания, в большинстве случаев происходит распад семейных отношений, наблюдаются трудности адаптационного периода после отбытия наказания, в местах лишения свободы многочисленны проявления суицида. Следовательно, целесообразно назначать наказание в виде реального лишения свободы осужденным, ранее не отбывавшим наказание в местах лишения свободы, лишь в исключительных случаях. Режим лишения свободы обезличивает преступника, стирает его индивидуальность, делает его пассивным исполнителем чужой воли, тюремной регламентации, в силу чего позитивное влияние тюрьмы является непрочным, скоропреходящим; негативные же моменты тюремного воздействия более долговечны (ломка характера, целеполагание, ценностные установки могут быть пожизненными).

Проблемным является вопрос о наиболее эффективных сроках лишения свободы, т.е. более предпочтительны краткие сроки лишения свободы или длительные? Анализ текста действующего уголовного законодательства позволяет выявит тенденцию его тяготения к длительным срокам лишения свободы. По сравнению с УК РСФСР 1960 г. современный УК Республики Казахстан на 45% «удлинил» сроки лишения свободы.

В пользу длительных сроков лишения свободы высказывались как классики уголовного права1, так и современники. М.Д. Шаргородский указывал на неэффективность краткосрочного лишения свободы, Т.К., по его мнению, оно лишь изолирует преступника, устрашает и не способно его исправить.[449] [450]

М.Н. Становский обуславливает преимущество длительных сроков лишения свободы необходимостью усиления борьбы с тяжкими и особо тяжкими преступлениями.[451] Однако, как указывают сами перечисленные авторы, их доводы относятся исключительно к ответственности за совершение тяжких и особо тяжких преступлений. Доля осужденных за эти преступления никогда не превышала 30% от всех лиц, осужденных к лишению свободы (а если учесть и условное осуждение, то этот процент будет еще более низким). Выводы обо всем виде наказания исходя из анализа столь малой выборки вряд ли можно признать научными.

Действительность же говорит об ином. Социально-психологические исследования пенитенциарной системы показали, что наиболее результативны именно в целях исправления сроки лишения свободы, не превышающие пяти лет, свыше этого рубежа происходит феномен вживания в агрессивную среду и вместо исправления наблюдается обратный процесс - осужденный впитывает в себя субкультуру тюрьмы, его антиобщественные мотивы становятся устойчивыми, преступная квалификация повышается. Именно длительные сроки лишения свободы способны только изолировать и устрашать. По мнению Н.С. Таганцева, лишение свободы обладает многими достоинствами, но оно очень дорого и избыточно растяжимо во времени.

Анализ практики применения такого наказания как лишение свободы позволило выявить в качестве устойчивой тенденции избыточную репрессивность. В этом аспекте следует согласиться с мнением Верховного Суда РСФСР,[452] который отмечал, что лишение свободы часто применяется без необходимости или завышаются его сроки. Данная тенденция сохранилась и на сегодняшний день.

Пожизненное лишение свободы - альтернативный вид основного наказания, назначаемый на неопределенный срок (до смерти осужденного), заключающийся в лишении свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима. Данный вид наказания является основным, он может применяется как альтернатива смертной казни в порядке замены последней. Это относительно определенный вид наказания, т.е. его отбывание продолжается до момента смерти осужденного. Но осужденный может рассчитывать на условнодосрочное освобождение после отбытия 25-летнего срока. Основаниями назначения данного вида наказания являются:

а) совершение преступления против жизни человека;

б) это преступление должно относиться к разряду особо тяжких;

в) суд назначает наказание за преступление в виде смертной казни;

г) суд считает возможным исходя из обстоятельств дела не применять в данном случае смертную казнь.

Из текста закона не явствует: происходит ли назначение пожизненного заключения в порядке замены смертной казни (т.е. в приговоре отражается назначение смертной казни с освобождением от ее исполнения заменой на пожизненное лишение свободы), либо суд непосредственно назначает пожизненное лишение свободы, если придет к мнению, что лишение на определенный срок является наказанием недостаточным, а смертная казнь - чрезмерной.1

Представляется, что последняя точка зрения противоречит духу и букве закона: если возможно непосредственное назначение пожизненного лишения свободы, тогда нелогичной выглядит оговорка законодателя о том, что оно назначается лишь в том случае, если суд сочтет возможным не применять (а не назначать, т.е. казнь назначена, но не применяется) смертную казнь, ведь и иные виды наказаний применяются, если суд считает невозможным применить смертную казнь, а подобных оговорок применительно к ним законодатель не делает. Кроме того, в пользу первой точки зрения выступают уголовноправовые традиции: предыдущий Уголовный кодекс предусматривал назначение пожизненного лишения свободы лишь в порядке замены смертной казни.

Арест - содержание осужденного в условиях строгой изоляции от общества. Ю.В. Голик полагал, что арест следует относить к так называемым шоковым видам наказания с кратковременным сроком лишения свободы, но с достаточно жесткими условиями содержания.[453] [454] На лиц, осужденных к аресту, распространяются условия содержания как для осужденных к лишению свободы, отбывающих наказание к условиях общего режима в тюрьме.

Арест является основным видом наказания, назначается на срок от одного до шести месяцев. Заключается в строгой изоляции от общества в помещениях камерного типа по месту осуждения в арестных домах, на них распространяются все правоограничения, установленные уголовно-исполнительным законодательством для лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы в условиях общего режима в тюрьме (т.е. имеет место концентрированное и повышенно жесткое воздействие на осужденного в течение короткого срока). Администрация арестного дома вправе привлекать осужденных к работам по хозяйственному обслуживанию арестного дома без оплаты продолжительностью не более 4-х часов в неделю. Строгая изоляция арестованных означает, что исключено свободное общение осужденных с лицами, находящимися вне арестного дома; арестованным не предоставляется свиданий (за исключением необходимых для отправления правосудия - например, с адвокатом); ограничено получение посылок, бандеролей, передач. Военнослужащие отбывают арест на гауптвахте.

Ограничение по военной службе - это предусмотренное уголовным законом лишение возможности на срок, указанный и приговоре, продвижения по службе военнослужащего (контрактника), совершившего преступление, с обязательным удержанием в доход государства соответствующего процента из денежного содержания осужденного. По своим карательным свойствам этот вид наказания напоминает исправительные работы, но учитывает специфику военной службы. К военнослужащим, проходящим военную службу по призыву, данный вид наказания применяться не может.

Ограничение по службе назначается в качестве основного вида наказания, применяется лишь в отношении военнослужащих, проходящих службу по контракту, и не может быть применено ни к военослужащим срочной службы, ни к курсантам военных училищ. Ограничение по службе назначается на срок от трех месяцев до двух лет. Условием его избрания является: а) если виновный совершил преступление против военной службы, предусмотренное статьей Особенной части УК, за которое может быть назначено ограничение по

службе; б) вместо исправительных работ, предусмотренных за совершение преступления военнослужащим контрактной службы.

Из содержания осужденного (причем учитывается только денежное содержание, но не вещевое и не пайковое) в доход государства удерживается установленный приговором суда процент до 20 %. Отчисления происходят из должностного оклада, оклада по воинскому званию, ежемесячных и иных надбавок и других дополнительных платежей. Во время отбывания данного наказания военнослужащий-контрактник не может быть повышен в должности или звании, в то же время этот запрет не распространяется на награждения правительственными наградами и присвоение квалификационных категорий. Срок отбывания этого наказания не засчитывается в срок выслуги лет, необходимый для присвоения очередного воинского звания. Лицо, осужденное к данной мере наказания, продолжает проходить военную службу по контракту там же, где оно и служило.

Содержание в дисциплинарной воинской части - мера уголовноправового принуждения, применяемая к военнослужащим по призыву за совершение ими преступлений против военной службы, сочетающая в себе отношения прохождения воинской службы и отбывания наказания.

Данный вид наказания применяется в качестве основного. Отбытие наказания в виде содержания в дисциплинарной воинской части или досрочное освобождение из дисциплинарной воинской части не влечет судимость, а время пребывания в такой части включается в общий трудовой стаж.

Содержание в дисциплинарной воинской части применяется к военнослужащим, проходящим военную службу по призыву, а также к военнослужащим, проходящим военную службу по контракту на должностях рядового или сержантского состава при условии, что они на момент вынесения приговора не отслужили установленного законом срока службы по призыву. При этом не имеет значения, проходит ли лицо срочную службу в вооруженных силах, во внутренних войсках, пограничных войсках и т.д.

Это наказание устанавливается на срок от трех месяцев до двух лет. Назначается за совершение преступлений против военной службы или в случаях совершения иных преступлений военнослужащими, когда характер преступления и личность виновного свидетельствуют о возможности замены лишения свободы на срок не свыше двух лет на содержание осужденного в дисциплинарной воинской части на тот же срок (т.е. из расчета один день лишения свободы приравнивается к одному дню содержания в дисциплинарной воинской части).

Несмотря на то, что дисциплинарная воинская часть (отдельный дисциплинарный батальон или рота) является местом отбытия уголовного наказания, в то же время она является полноценным воинским подразделением. Осужденные имеют в них статус не заключенных, а военнослужащих, они осуществляют возложенные на них воинские обязанности и занимаются военной подготовкой. На лиц, отбывающих наказания в дисциплинарных частях, распространяются все воинские уставы, их семьи пользуются льготами, установленными для семей военнослужащих, их побег из дисциплинарной части рассматривается не как побег из мест заключения, а как дезертирство (либо самовольная отлучка или самовольное оставление воинской части).

Время пребывания осужденного в дисциплинарной воинской части в общий срок военной службы не засчитывается, однако осужденный, овладевший воинской специальностью, знающий и точно выполняющий требования воинских уставов и безупречно несущий службу, освобождаемый из дисциплинарной воинской части после истечения срока его призыва, может рассчитывать на зачет пребывания в дисциплинарной воинской части в общий срок военной службы. По общему правилу после отбытия наказания в виде содержания в дисциплинарной воинской части военнослужащий возвращается в общую воинскую часть для прохождения службы.

Лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью (применительно к исследуемой проблематике) - это

судебное запрещение осужденному занимать должности на государственной военной службе либо заниматься определенной профессиональной деятельностью.

Назначение данного вида наказания возможно лишь при наличии следующих оснований:

Невозможность сохранения за лицом, совершившим преступление, права занимать определенную должность или заниматься определенной профессией.

Назначается с учетом характера совершенного преступления (т.е. преступление должно быть непосредственно связано со злонамеренным использованием виновным своей должности или своей профессии), обстоятельств дела и личности виновного. Лишение права может быть назначено только тогда, когда виновный использовал права и полномочия по должности, профессиональной деятельности для совершения преступления или нарушил свои специальные обязанности.

Исследуемый вид наказания предусмотрен санкциями статей за военные преступления, связанные с нарушением правил обращения с военной техникой (ст. 391-393 УК Республики Казахстан) в качестве дополнительного (к лишению свободы на определенный срок) наказания и назначается на срок до трех лет в случаях:

Однако лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью возможно и тогда, когда это наказание в санкции статьи прямо не предусмотрено в качестве наказания за воинское преступление, но суд с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления и личности виновного счел целесообразным его назначение. Прямого ограничения на применение данного вида наказания таким способом в законе не содержится, судебная же практика сложилась именно в такую тенденцию. Учитывая общее учение о дополнительных видах наказания, полагаем такую позицию обоснованной.

Исполнение данного вида наказания влечет за собой увольнение работающего с той должности, занимать которую ему запрещено судом, и запрет трудоустраиваться на такую же или аналогичную должность на других предприятиях или организациях. То же самое касается и запрета заниматься определенным видом деятельности. Факультативно этот вид наказания влечет утрату определенных льгот, которые вытекают из занятия конкретной должности.

Законодатель установил два порядка исчисления срока, начала отбывания, лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, назначенного в качестве дополнительного наказания. В случае назначения такого наказания при условном осуждении срок исчисляется с момента вступления приговора в законную силу. В случае назначения его в дополнение к аресту, содержанию в дисциплинарной воинской части и лишению свободы срок наказания исчисляется с момента их отбытия. Таким образом, исполнение этого наказания предполагает нахождение наказуемого на свободе.

Лицо, лишенное права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью по приговору суда, не может быть восстановлено в этой должности до отбытия этого вида наказания. Лишение права заниматься определенной деятельностью в уголовно-правовом порядке может быть избрано и отношении виновного независимо оттого, что он уже лишен этого права в порядке административного или дисциплинарного воздействия. Так, водитель, совершив автотранспортное преступление (нарушение правил вождения или эксплуатации машин - ст. 391 УК РК), может быть лишен водительских прав в административном порядке, он же может быть лишен права управлять транспортным средством позже при вынесении судом приговора. Назначая в качестве дополнительного наказания лишение права управлять транспортным средством, необходимо решить вопрос о целесообразности его применения в отношении лица, для которого управление транспортным средством является профессией.

Назначая наказание в виде запрещения занимать определенные должности, суд обязан конкретно перечислить те должности, которые осужденному занимать запрещено, закрепление в приговоре неопределенного перечня должностей, подлежащего расширительному толкованию, недопустимо. Разделяем позицию ряда авторов,[455] критикующих сложившуюся судебную практику: запрещение заниматься определенной деятельностью распространяется на виды деятельности, для осуществления которых необходима профессиональная специальная подготовка, либо эта деятельность включает в себя виды работ, требующих специальной подготовки или позволяющих совершать определенные действия или принимать решения, характер которых устанавливается нормативно-правовыми актами. Столь широкий запрет не соответствует целям наказания.

Лишение воинского или почетного звания, государственных наград - это санкция, направленная на ограничение специального статуса военнослужащего. Рассматриваемое наказание заключается, прежде всего, в моральном воздействии на осужденного и факультативно связано с лишением его определенных льгот и преимуществ, обусловленных званиями или чинами. Применяется в случаях, когда по характеру совершенного преступления виновный не достоин, носить эти звания, награды. В ряде случаев, когда наличием звания обуславливается занятие определенной должности, рассматриваемый вид наказания может повлечь увольнение от должности. Данное наказание применяется лишь при совершении тяжких или особо тяжких преступлений, назначается только в качестве дополнительного наказания вне зависимости от вида и размера основного наказания, назначенного виновному. Этот вид наказания должен избираться с особо тщательным учетом личности виновного. Ему могут быть подвергнуты лица, имеющие воинские или почетные звания, государственные награды.

Военнослужащий, подвергнутый исследуемому виду наказания, утрачивает права на все преимущества и льготы, а также меры социальной защиты, связанные с обладанием соответствующими наградами и званиями, косвенно это касается и возможных ограничений его дальнейшей профессиональной деятельности.

Рассматриваемое наказание относится к разовым видам государственного принуждения. Следовательно, если суд лишил определенного звания или награды, это не препятствует присвоению этому же лицу аналогичного звания за новые достижения.

Таким образом, к военнослужащим за совершенное воинское преступление могут быть применены различные виды основных и дополнительных наказаний, установлены разные их меры в зависимости от тяжести и условий совершенного деяния, личности правонарушителя и иных обстоятельств.

Структурно-функциональный анализ механизма реализации юридической ответственности подразумевает исследование его не только в качестве системы элементов, но и в качестве целостного элемента иных функциональных систем.

Механизм реализации юридической ответственности осуществляет определенные функции, имеет известное назначение, что делает необходимым его взаимодействие с внешней средой. Он, как и все системы в праве, не замкнут в самом себе, а тесно связан с внешней средой (т. е. с теми социальными системами, в которые он входит), испытывая ее воздействие и оказывая на нее обратное влияние, в чем проявляется его относительная самостоятельность по отношению к другим социальным системам. Поскольку между механизмом реализации юридической ответственности и иными социальными системами существует определенная связь, постольку необходимо выяснить его положение в системе социального регулирования. Это, по мнению диссертант, лучше всего может быть осуществлено посредством выделения функций юридической ответственности. Структура той или иной системы определяется, прежде всего, ее целями, а также функциями, осуществлением которых эти цели достигаются. Функции юридической ответственности оказывают решающее влияние на распределение отдельных элементов, лишают его случайного характера и делают необходимым.[456]

Функции юридической ответственности - это основные направления регулятивно охранительного воздействия юридической ответственности на поведение субъектов права.

Всем функциям юридической ответственности свойственны следующие черты: социальная обусловленность; целевое назначение; самостоятельность каждой функции и их взаимодействие; взаимосвязь с функциями права, которые задают функциям юридической ответственности определенное направление правового воздействия.

В научной литературе по различным критериям выделяются разные функции юридической ответственности: сигнализационная, стимулирующая- предопределительная, побудительная, коммуникативная, правообеспечительная, статутная, контролирующая, учетная и пр. При подробном рассмотрении эти функции либо вообще не являются функциями юридической ответственности, либо за оригинальным названием скрывается известная науке функция. Нельзя признать удачным деление направлений правового воздействия на позитивное и негативное, так как ни одну из функций юридической ответственности нельзя назвать позитивной или негативной. Последние тесно связаны с целями юридической ответственности, а общество не может ставить перед юридической ответственностью негативные цели.

Представляется, что среди функции уголовной ответственности за воинские преступления следует назвать следующие: карательная, регулятивная, превентивная, восстановительная. При этом необходимой составляющей превентивной функции является воспитательное воздействие, которое определяет-

ся духовными потребностями общества. В основе классификации лежат внутренние свойства юридической ответственности, эти функции вытекают из социального назначения установления и реализации уголовной ответственности за воинские преступления, ее сущности. При такой градации функций уголовной ответственности за воинские преступления мы исходим из ее целей:

1. защита правопорядка, государства, общества и личности от противоправных посягательств;

2. восстановление нарушенного права;

3. предупреждение повторного совершения воинского преступления самим правонарушителем и другими военнослужащими;

4. воспитание военнослужащих в духе строгого соблюдения действующих законов;

5. примирение правонарушителя с обществом;

6. наказание (кара) правонарушителя.

Динамика реализации уголовной ответственности за воинские преступления предполагает соответствующее правоприменительное отношение, специфика которого будет рассмотрена в следующем параграфе.

<< | >>
Источник: МОЛДАБАЕВ Саркытбек Сарсембаевич. ВОИНСКИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ В РЕСПУБЛИКЕ КАЗАХСТАН: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И МЕХАНИЗМ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ (криминологический и уголовно-правовой анализ). ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора юридических наук. Санкт-Петербург 2005. 2005

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 1. Механизм реализации юридической ответственности за воинские преступления в контексте эволюции системы уголовного законодательства Республики Казахстан:

  1. ОГЛАВЛЕНИЕ
  2. § 1. Механизм реализации юридической ответственности за воинские преступления в контексте эволюции системы уголовного законодательства Республики Казахстан