<<
>>

§ 2. Генезис понимания феномена «воинские преступления» в истории национальной и зарубежной правовой мысли

Впервые в истории отечественного уголовного права об общем понятии воинского преступления, было сказано в Положении о революционных военных трибуналах, утвержденном в ВЦИК 20 ноября 1919 года.1 В нем был дан подробный перечень различных видов преступлений, которые могут быть совершены военнослужащими.

Определяя круг преступлений, подлежащих рассмотрению военными трибуналами. Положение выделяло такие преступные деяния как: неисполнение боевых приказов и противодействие их исполнению другими лицами, частями и отрядами; переход на сторону неприятеля и добровольную сдачу в плен; самовольное оставление поля сражения; нарушение правил караульной службы в районе боевых действий; злостное дезертирство из частей, штабов, управлений, учреждений; умышленное уничтожение или повреждение специальных военных сооружений; похищение, умышленное повреждение и уничтожение предметов вооружения, обмундирования, снаряжения и всех прочих видов военного имущества, а равно промотание тех же предметов; явное небрежное хранение тех же предметов в складах; буйство и всякого рода азартные игры в районе боевых действий.

Развернутое определение понятия воинского преступления было дано в УК РСФСР 1922 года.[36] [37] Принятый в мае 1922 года Уголовный кодекс РСФСР выделил воинские преступления в самостоятельную главу (VII), состоящую из 15 статей. Но вместе с тем, законодательство о воинских преступлениях включалось в общую систему уголовного законодательства, на него распространялись принципы и общие положения советского уголовного права без каких- либо изъятий. Такое решение вопроса о месте уголовного законодательства о

воинских преступлениях, данное впервые в УК РСФСР 1922 года, остается неизменным и по сегодняшний день... .1

УК РСФСР 1922 г. впервые в ст. 200 было дано общее определение воинского преступления. «Специально воинскими преступлениями, - говорилось в ст. 200, - признаются преступные деяния военнослужащих Красной Армии и Красного флота, направленные против установленного законом порядка несения военной службы и выполнения вооруженными силами республики своего назначения, и при том такие именно, которые по своему характеру и значению не могут быть совершены гражданами, не состоящими на военной или морской службе». Приведенное определение понятия воинского преступления в последующем без существенных изменений, лишь с некоторым расширением либо сужением круга субъектов этих преступлений, воспроизводилось в Уголовных кодексах РСФСР 1926 [38] [39] и Каз. CCP 1959 гг[40].

В последующих статьях Уголовный кодекс 1922 г. определял составы конкретных воинских преступлений и санкции за их совершение. Все воинские преступления, предусматривающиеся этим кодексом, можно разделить на следующие группы: 1) воинские изменческие преступления и преступления военного времени; 2) воинские преступления, выражающиеся в уклонении от воинской службы; 3) воинские преступления, направленные против порядка службы и подчиненности; 4) должностные воинские преступления.

В УК РСФСР 1922 г. наряду с наказанием за воинские преступления предусматривалась и возможность применения правил дисциплинарного устава в случаях совершения отдельных преступлений при смягчающих обстоятельствах.

Постановление ВЦИК IX созыва, принятое на четвертой сессии 11 ноября 1922 г., внесло ряд изменений и дополнений в Уголовный кодекс, касавшихся, в частности, и воинских преступлений.1

После образования Союза Советских Социалистических Республик ЦИК СССР, учитывая необходимость обеспечить во всем Советском Союзе единство уголовной политики в отношении воинских преступлений, в соответствии со ст. 1 Конституции СССР и руководствуясь Основными началами уголовного законодательства Союза CCP и союзных республик, 31 октября 1924 г. утвердил Положение о воинских преступлениях.[41] [42]

Положение, состоящее из 19 статей, в основном воспроизводило главу о воинских преступлениях Уголовного кодекса РСФСР 1922 г. с учетом последующих изменений и дополнений. Не меняя общего понятия воинского преступления, оно лишь уточнило вопрос о его субъекте. Так, в ст. 1 Положения говорилось, что воинскими преступлениями признаются преступления военнослужащих Рабоче-крестьянской Красной Армии и Рабоче-крестьянского Красного Флота, лиц, зачисленных в команды обслуживания, и лиц, призываемых на службу в территориальные формирования на время отбывания ими сборов, если притом эти преступления по своему характеру и значению не могли быть совершены гражданами, не состоявшими на военной или военно-морской службе.

В отличие от Уголовного кодекса 1922 г., Положение ввело два новых состава преступления: противозаконное насилие над гражданским населением, совершенное военнослужащим в военное время или в боевой обстановке, и противозаконное использование начальником своего подчиненного для обслуживания начальника или его семейства.

Первые же годы после окончания гражданской войны была осуществлена огромной важности реформа по перестройке всей жизни и деятельности армии,

отразившаяся в ряде законодательных актов, и в частности в Законе об обязательной военной службе. Переход Красной Армии к территориальной системе комплектования также требовал известных изменений законодательства.

В связи с этим ЦИК и CHK СССР 27 июля 1927 г. приняли новое Положение о воинских преступлениях. Оно содержало 31 статью вместо 19, имевшихся в прежнем Положении. Нормами нового Положения предусматривались следующие преступления, неизвестные прежнему законодательству:

- оскорбление военнослужащим другого военнослужащего при отсутствии между ними отношений подчиненности и старшинства, если притом хотя бы один из них находится при исполнении обязанностей по военной службе;

- самовольное оставление части или места службы в боевой обстановке;

- неявка в срок без уважительных причин на службу при переводе, назначении, из командировки, из отпуска;

- невыполнение военнослужащим переменного состава кавалерийских территориальных частей Красной Армии обязанности привода собственной лошади;

- уклонение от несения обязанностей военной службы под предлогом религиозных или иных убеждений;

- нарушение лицом, входившим в суточный наряд части, уставных правил внутренней (вахтенной) службы;

- воспрепятствования со стороны начальника использованию подчиненными военнослужащими (или их семьями) льгот;

- самовольное оставление погибающего военного корабля;

- разглашение военной тайны; другое обращение с пленными;

- противозаконное ношение в районе военных действий знаков Красного Креста и Красного Полумесяца;

- злоупотребление в военное время флагами или знаками Красного Креста и Красного Полумесяца.

В соответствии с Законом об обязательной военной службе Положение 1927 г. относило к субъектам воинского преступления не только военнослужащих и военнообязанных запаса Рабоче-Крестьянской Красной Армии во время нахождения тех или других в рядах Рабоче-Крестьянской Красной Армии, но и граждан состоящих в особых, образуемых в военное время, командах для обслуживания тыла и фронта, и лиц строевого состава особых вооруженных отрядов (резервов) Народного Комиссариата путей сообщения (ст.1).

В дальнейшем эта статья неоднократно дополнялась, особенно в отношении лиц, приравниваемых к военнослужащим.

Примечание к этой статье устанавливало, что ответственность за соучастие в воинских преступлениях невоеннослужащих определяется по соответствующим статьям Положения.

Положение 1927 г. существенно изменило редакцию ряда статей о воинских преступлениях.

В связи с принятием нового Закона об обязательной военной службе 1929 г. ЦИК и CHK СССР Постановлением от 13 августа 1930 г. дополнили Положение о воинских преступлениях статьей, устанавливавшей наказание за «уклонение от призыва по мобилизации в ряды Рабоче-Крестьянской Красной Армии и от дальнейших призывов для укомплектования Рабоче-Крестьянской Красной Армии в составе военного времени».[43]

В дальнейшем вплоть до Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Положение о воинских преступлениях 1927 г. не подвергалось сколько-нибудь существенным изменениям. Изменения вносились главным образом в понятие субъекта воинского преступления, а также усиливалась наказуемость самовольного оставления части, неисполнения приказания начальника и нарушение /

уставных правил караульной службы.

Наиболее широким понятием воинского преступления была формулировка ч.2 ст.1 Положения 1927 г., содержавшаяся в постановлении ЦИК и CHK СССР от 7 декабря 1934 г.

Согласно данному Положению: «Воинскими преступлениями признавались также направленные против установленного порядка несения службы преступления, совершенные лицами строевого и административно- хозяйственного состава военизированной охраны и военизированной пожарной охраны предприятий и сооружений, имеющих особое государственное значение, лицами строевого и административно-хозяйственного состава рабоче- крестьянской милиции, лицами строевого и административно-хозяйственного состава исправительно-трудовых учреждений, работниками экспедиции подводных работ (ЭПРОН), лицами начальствующего состава гражданского воздушного флота, а также лицами начальствующего и рядового состава частей тылового ополчения и трудовых частей из лиц, освобожденных от военной службы по религиозным убеждением».1

Однако Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 декабря 1940 г. перечень субъектов воинских преступлений был резко сокращен и к военнослужащим были приравнены лишь лица строевого и административно- хозяйственного состава рабоче-крестьянской милиции и оперативный состав органов Управления государственной безопасности НКВД.

Изменения в законодательстве об уголовной ответственности за воинские преступления были связаны и с изменением Основ уголовного законодательства; в 1928 г. в Основы была введена ст. 19-2, предусматривающая отсрочку исполнения наказания в военное время,[44] [45] [46] а в 1934 г. упразднены штрафные (военно-исправительные) части.[47]

Важным законом, внесшим существенные изменения в практику борьбы с воинскими преступлениями, стал Закон 8 июня 1934 г. об измене Родине, ст. 1-2 которого устанавливала ответственность военнослужащего за это тягчайшее злодеяние, а ст. 1-4 - за недонесение о готовящейся или совершенной измене.1

Таким образом, воинские изменнические преступления, предусмотренные Положением о воинских преступлениях, стали квалифицироваться по этому Закону, а соответствующие статьи Положения 1927 г. практически утратили силу. Для характеристики уголовного законодательства о воинских преступлениях перед Великой Отечественной войной немаловажное значение имеет принятие Конституции СССР 1936 г. и установленная ею всеобщая воинская обязанность. Она стала распространяться на всех граждан СССР - мужчин без различия расы, национальности, вероисповедания, образовательного ценза, социального положения. Закон о всеобщей воинской обязанности от 1 сентября 1939 г. полностью закрепил переход Советских Вооруженных Сил на кадровую основу.[48] [49] В связи с этим прекратили свое действие нормы Положения о воинских преступлениях 1927 г., в которых учитывалась специфика службы в территориальных войсках (например, п. «б» ст. 10, ст. 11).

В дальнейшем вносились отдельные изменения в законодательство о воинских преступлениях, в частности и особенности - в нормы об ответственности за самовольную отлучку и дезертирство.

Великая Отечественная война потребовала мобилизации всех сил народа на защиту социалистического Отечества от вероломного нападения немецко- фашистских захватчиков. Нужно было значительно повысить дисциплину, организованность, порядок.

В первый день войны 22 июня 1941 г. Президиум Верховного Совета СССР принял указ «О военном положении», которым в ряде республик, краев и областей объявлялось военное положение в интересах обороны СССР, для обеспечения общественного порядка и государственной безопасности. В местностях, объявленных на военном положении, все функции органов государственной власти в области обороны, обеспечения общественного порядка и государственной безопасности передавались военным Советам фронтов, армии, военных округов, а там, где нет военных Советов - высшему командованию войсковых соединений. Указом устанавливалось, что за совершение преступлений в местностях, объявленных на военном положении, виновные подлежат к уголовной ответственности по законам военного времени. Все дела о преступлениях, направленных против обороны, общественного порядка и государственной безопасности, передавались на рассмотрение военных трибуналов, в том числе все дела о преступлениях совершенных военнослужащими.1 Одновременно с ведением военного положения было утверждено Положение о военных трибуналах в местностях, объявленных на военном положении, и в районе военного действий.[50] [51]

Во время Великой Отечественной войны строгое соблюдение военнообязанными и призывниками правил воинского учета имело особое значение. Государственный Комитет Обороны в январе 1942 г. установил, что в военное время военнообязанные и призывники, уклоняющиеся от воинского учета, а также лица, содействующие этому, должны привлекаться к уголовной ответственности как за воинское преступление, а дела о них рассматриваться военным трибуналом.

21 декабря 1942 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР было утверждено Положение о Красном Знамени воинских частей Красной Армии. За утрату знамени вследствие малодушия и неустойчивости в бою командир и весь командный состав войсковой части, виновные в таком позорном поведении, подлежали уголовной ответственности, а войсковая часть - расформиро

ванию. Впоследствии это положение было воспроизведено в Приложении 1 («Знамя чести») к Уставу внутренней службы Вооруженных Сил СССР1.

В период Великой Отечественной войны расширилась ответственность по Положению о воинских преступлениях лиц, приравненных к военнослужащим. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 апреля 1943 г. вводилось военное положение на всех железных дорогах страны, а работники железнодорожного транспорта за преступления по службе приравнивались к во-

л

еннослужащим Красной Армии. 9 мая 1943 г. этот Указ был, распространен на работников Наркомата морского флота, Наркомата речного флота и Главное управление Северного морского пути при Совнаркоме СССР.[52] [53] [54] 27 января 1944 г. на начальствующий и рядовой состав военизированной охраны предприятий и военизированной пожарной охраны НКВД СССР было распространено Положение о воинских преступлениях.[55]

В период Великой Отечественной войны были установлены несколько новых составов преступлений для военнослужащих: а) незаконное награждение орденами и медалями СССР и нагрудными знаками; присвоение орденов, медалей и нагрудных знаков; передача награжденными орденов, медалей и нагрудных знаков другим лицам;[56] б) утрата Красного знамени вследствие малодушие войсковой части.[57] [58] Что же касается собственно Положения о воинских преступлениях, то оно не потребовало изменений и тем более коренной ломки. «Война подтвердила неодолимую силу социалистического общественного и государственного строя, доказала жизнеспособность советской правовой системы, активную роль социалистической законности в проведении в жизнь во- енной политики КПСС». А. Горный отмечает, что на протяжении всей войны в

основе деятельности по укреплению воинской дисциплины лежали требования приказа народного комиссара обороны от 4 октября 1941 г., которым решительно осуждалась подмена воспитательной работы репрессивными мерами.1

«Военные трибуналы строго карали лиц, которые преступными действиями наносили ущерб обороне страны. В то же время они широко применяли примечание 2 к ст. 28 УК РСФСР в редакции 1926 г., дававшее право суду от-

ft

срочить исполнение приговора и направить осужденного для искупления вины в действующую армию. Эта норма закона применялась не только к военнослужащим. В феврале 1942 г. она была распространена на работников железнодорожного и водного транспорта, осужденных к лишению свободы. Подавляющее большинство осужденных, проявивших впоследствии отвагу и храбрость в боях против немецко-фашистских захватчиков, было освобождено от отбывания со снятием судимости», - пишет С. Максимов.2

В связи с победоносным окончанием Отечественной войны были приня- ты указы об отмене военного положения (21 сентября 1945 г. и 4 июля 1946 г.4) и об амнистии (7 июля 1945 г.5).6

Хотя Положение о воинских преступлениях 1927 г. неоднократно изменялось и дополнялось, оно не вполне отвечало требованиям послевоенного периода развития Советской Армии и Военно-Морского Флота. Необходимость пересмотра Положения настоятельно диктовалось потребностями практики.

Существенным недостатком Положения было то, что в нем отсутствовали нормы, которые предусматривали бы ответственность за нарушение специ- • альных воинских обязанностей, связанных с обслуживанием современных

средств ведения войны и новых видов вооружения, появившихся в результате

'Там же. С. 31.

2 Максимов С. Военные трибуналы в годы Великой Отечественной войны // Социалистическая законность. 1975. № 4. С. 39.

3 Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР. М. 1953. С. 427.

4 Там же. С. 428.

5 Там же. С. 426.

6 Курс Советского уголовного права. Том 5. JI.: Изд-во ЛГУ, 1981. С. 270-271.

развития военной техники; оно не включало также норм об ответственности военнослужащего за нарушение правил несения пограничной службы. Серьезные затруднения на практике вызвало отсутствие специальной нормы об ответственности за угрозу убийством или насильем в отношении начальника со стороны подчиненного. Законодательство страдало существенными недостатками в вопросе об ответственности советских военнослужащих, совершивших преступления в плену у врага; нечетко были определены сами условия ответственности военнослужащего за сдачу в плен. Опыт Великой Отечественной войны обусловил необходимость более детально установить основания ответственности военнослужащего за сдачу в плен, ибо прежняя редакция ст. 22 Положения стала одной из причин нарушений законности в деятельности следственных, прокурорских и судебных органов.

Статьи Положения о воинских преступлениях, предусматривавшие различные виды уклонения от воинской службы, также нуждались в существенных изменениях.

Выходили за пределы Положения, поскольку оно было специальным законом о воинских преступлениях. Такие составы преступления, как неявка без уважительных причин военнообязанных запаса на учебные сборы, маневры и иные учебные занятия, уклонение от призыва по мобилизации в ряды Вооруженных Сил СССР и от дальнейших призывов для укомплектования Вооруженных Сил СССР в военное время. Эти преступления не могут считаться воинскими, так как их субъекты - невоеннослужащие.

Положение 1927 г. предусматривало ряд так называемых воинских изменнических преступлений. После издания Закона от 8 июня 1934 г. об ответственности за измену Родине, который предусматривал и ответственность военнослужащих, отдельные статьи Положения потеряли силу и практически не применялись.

Названные и другие недостатки Положения создавали определенные трудности в организации эффективной борьбы за укрепление воинской дисциплины и порядка в войсках. Дальнейшее укрепление социалистической законности в Вооруженных Силах настоятельно требовало существенных изменений Положения.

Президиум Верховного Совета СССР принял 15 февраля 1957 г. Указ «О внесении изменении и дополнении в Положение о воинских преступлениях».1 Указ дополнил Положение статьями, необходимость в котором остро ощущалась: об угрозе начальнику в связи с его служебной деятельностью; о нарушении правил вождения и эксплуатации боевой или транспортной машины; правил полетов; правил кораблевождения; правил несения службы на объектах, предназначенных для предотвращения вторжений в воздушное или морское пространство СССР; о добровольной сдаче в плен и преступлениях военнослужащего, находящегося в плену.

Указ 15 февраля 1957 г. имел весьма существенное значение в развитии законодательства о воинских преступлениях.

Важным этапом в развитии советского военно-уголовного законодательства стал Закон об уголовной ответственности за воинские преступления, принятый 25 декабря 1958 г. Верховным Советом СССР. Этот закон, приняв в основном систему норм Положения 1927 г., не включил, ряд норм, предусматривавших такие воинские преступления, которые потеряли практическое значение[59] [60].

Законом 1958 г. введены две нормы об ответственности за воинское преступление, ранее предусматривавшиеся в общеуголовном законодательстве. Это норма об ответственности за насильственные действия в отношении начальника и об ответственности за разглашение военной тайны и за утрату документов, содержащих государственную тайну. В законе дифференцирована ответственность за некоторые преступления, вследствие чего вместо одного состава преступления предусмотрены два. Так, по Положению 1927 г. неисполнение приказания предусматривалось одной статьей, а Закон разграничил ответственность за умышленное и неосторожное неисполнение приказания, вследствие чего введено понятие неповиновения как открытого отказа от исполнения приказа начальника (предусмотрено ст. 3).

Положение 1927 г. объединило в одной норме (ст. 14) как промотание, так и умышленное уничтожение или повреждение предметов обмундирования и снаряжения. Закон разграничил эти деяния. Ст. 14 Закона устанавливает ответственность за промотание, утрату или порчу выданных для личного пользования предметов обмундирования или снаряжения, а ст. 15 - ответственность за умышленное уничтожение или повреждение иного военного имущества (оружия, боеприпасов, средств передвижения, военной техники или иного военного имущества), объединены в одной статье сходные и одинаковые по степени общественной опасности составы сопротивления и принуждения начальника (ст. 4). Изменены формулировки некоторых составов преступлений; они уточнены и приведены в соответствие с новыми уставами.

Существенным изменениям подвергались санкции. Закон отказался от абсолютно определенных санкций, понизил санкции за менее опасные воинские преступления и повысил их за наиболее опасные воинские преступления. При характеристике санкций ныне действующего Закона об уголовной ответственности за воинские преступления следует иметь в виду и правило, установленное ст. 29 Основ, о возможности направления военнослужащих срочной службы в дисциплинарный батальон на срок от 3 месяцев до 2 лет на только в случаях, предусмотренных Законов об уголовной ответственности за воинские преступления, но и тогда. Когда суд, учитывая обстоятельства дела и личность осужденного, найдет целесообразным вместо лишения свободы на срок до 2 лет применить направление в дисциплинарный батальон на тот же срок.

В последующем в Закон были внесены отдельные изменения и дополнения, вызванные потребности практики и принятием новых воинских уставов (Указ Президиума Верховного Совета СССР от 26 января 1965 г.):[61]

а) ст. 9 дополнена п. «г», предусматривающим примечание правил Дисциплинарного устава за самовольную отлучку при смягчающих обстоятельствах;

б) ст. 19 изменена с исключением уголовной ответственности за простое нарушение уставных правил караульной (вахтенной) службы и включением ответственности за нарушение правил сторожевой или патрульной службы, повлекшее вредные последствие.

в) изменена ст. 21. в которой устанавливается ответственность за нарушение правил несения боевого дежурства не только по охране неприкосновенности воздушного и морского, но и сухопутного пространства, а также по предотвращению внезапного нападения на Советский Союз.

Ст. 1 Закона об уголовной ответственности за воинские преступления определяет воинское преступление следующим образом:

«Воинскими преступлениями признаются преступления предусмотренные настоящим законам преступления против установленного порядка несения воинской службы, совершенные военнослужащими, а также военнообязанными во время прохождения ими учебных сборов». Закон не создает особого понятия воинского преступления. Он исходит из того, что воинское преступление - частный случай общего понятия преступления, по этому ему присущий все те признаки, которые характеризует любое преступление, и отмечает лишь то, что специфично для данной категории преступлений. Воинское преступление, как и любое другое, характеризуется прежде всего таким признаком, как общественная опасность. Оно посягает на установленный порядок несения воинской службы, т.е. причиняет вред или создает угрозу причинения вреда социалисти

ческим общественным отношениями, установленными при несении воинской службы1.

Закон об уголовной ответственности за воинские преступления является составной частью единого советского уголовного законодательства. Его нормы без каких-либо изменений включены в уголовные кодексы всех союзных республики в качестве их отдельных глав. В УК Каз. CCP 1959 г. воинские преступления были предусмотрены в главе XII. Однако нужно иметь в виду, что этот кодекс построен на принципиально иных условиях: он не устанавливает сам ответственность за воинские преступления, а включает, воспроизводит в полном объеме без каких-либо отступлений соответствующие нормы отдельного Закона СССР «Об уголовной ответственности за воинские преступления».

Определение воинского преступления дано в ст. 224 УК Каз. CCP 1959 г. В ней говорится, что «воинскими преступлениями признаются предусмотренные настоящим Кодексом преступления против установленного порядка несения воинской службы, совершенные военнослужащими, а также военнообязанными во время прохождения ими учебных сборов»3.

В последующие годы в Закон 1958 г. вносились незначительные изменения и дополнения, которые в основном были связаны с принятием в 1960-1969 гг. новых общевойсковых уставов и необходимостью приведения норм Закона в соответствие с ними. Так, 26 января 1965г. Указом Президиума Верховного Совета СССР4 Закон был дополнен нормами об уголовной ответственности за нарушения уставных правил сторожевой и патрульной служб (такие виды служб были предусмотрены Уставом гарнизонной и караульной служб Вооруженных Сил СССР 1963г.). Статья 21 Закона была дополнена пунктом, предусматривающим ответственность за нарушения правил несения боевого дежурства по охране неприкосновенности сухопутного, морского или воздушного

1 Курс Советского уголовного права. JI., 1981. С. 274-276.

2 Ведомости Верховного Совета СССР. 1959. № 1.

3 Уголовное право Казахской ССР. (Особенная часть). Учебное пособие. Часть 2 / Под ред. проф. Г.Ф. Поленова. Алма-Ата: «Мектеп», 1981. С. 193-194.

4 Там же. 1959. № і.ст.10.

пространства СССР либо по предотвращению внезапного нападения на Советский Союз в военное время, допускающим применение смертной казни за это преступление. Статья 9 Закона была дополнена пунктом, предусматривающим применение норм Дисциплинарного устава за самовольную отлучку, совершенную при смягчающих обстоятельствах.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 апреля 1983 г. было утверждено новое Положение о дисциплинарном батальоне в Вооруженных Силах СССР и были предусмотрены основания и порядок досрочного освобождения лиц, отбывающих наказание в дисциплинарном батальоне.

Существенным изменениям военно-уголовное законодательство было подвергнуто в 1983 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 декабря 1983 г.[62] введены два новых состава преступлений: «Нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности», отнесенного к числу тяжких, предусмотренных ст.7-1 Основ, и «Нарушение правил обращения с оружием, а также с веществами и предметами, переставляющими повышенную опасность для окружающих».

Изменения были внесены в семь статей закона, некоторые из них носили принципиальный характер. Так, были декриминализированы оскорбления на словах или ненасильственным действием подчиненным начальника или младшим старшего, а равно начальником подчиненного или старшим младшего (п. «а» ст.7 Закона в существовавшей редакции). Был введен новый вид самовольного оставления части для всех военнослужащих - самовольное оставление продолжительностью свыше одного месяца (ст. 10 Закона). Для офицеров, прапорщиков, мичманов и военнослужащих сверхсрочной службы, самовольно оставивших часть, был определен альтернативный состав этого преступления: кроме уклонения на срок свыше десяти суток предусматривалось уклонение й на меньший срок, но более трех суток, совершенное повторно в течение года.

Также были уточнены и упрощены диспозиции ст. 19 (нарушение уставных правил караульной службы) и 21 (нарушение правил боевого дежурства). В частности, из ст. 19 был исключен такой состав преступления, как нарушение правил несения конвойной службы, который был приравнен к нарушению уставных правил караульной службы.

Статья 24 была упорядочена и предусматривала ответственность за злоупотребление властью или служебным положением, превышение власти или служебных полномочий, бездействие власти. Халатность как неосторожное преступление выделена в отдельную статью Закона (24-1). Были внесены и другие изменения.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 12 апреля 1989 г. пересмотрен и порядок приведения военнослужащих к ответственности за воинские преступления. До принятия этого Указа в соответствии с Постановлением Президиума Верховного Совета СССР от 28 марта 1958 г. без согласия военного командования военная прокуратура не могла передавать в военный трибунал уголовное дело в отношении военнослужащего, совершившего воинские преступление. Этот порядок был отменен, и ответственность за воинские преступления стала определяться на общих основаниях.

Таким образом, по сути для военнослужащих существовало свое, специфичное формально-юридическое основание ответственности за воинские преступления: Закон СССР «Об уголовной ответственности за воинские преступления» от 25 декабря 1958 года. Данный Закон в совокупности с нормами Основ уголовного законодательства Союза CCP и Союзных республик, определявшими особенности наказаний, применяемых к осужденным военнослужащим, а также Положением о дисциплинарном батальоне (в части, касающейся вопросов освобождения от наказания) образовывал особую систему - военноуголовное законодательство, представляя его главный элемент.

Существование единой, обособленной общесоюзной системы военноуголовного законодательства было вызвано, прежде всего, интересами обеспе-

чения равной ответственности военнослужащих за совершение воинских преступлений, независимо от места прохождения ими военной службы. Естественно, что союзные республики, имевшие свои уголовные кодексы, тем не менее не могли по своему определять ответственность за посягательства на воинский правопорядок- единый для единых вооруженных сил. C распадом СССР, образованием суверенных государств со своими Вооруженными Силами оказался снятым вопрос и о единстве правового регулирования ответственности военнослужащих.1

Необходимо отметить, что военно-уголовное законодательство действовавшее до распада СССР и до принятия нового Уголовного кодекса Республики Казахстан охраняя общественные отношения в области военной деятельности государства от преступных посягательств, оказывало регулирующее воздействие на порядок воинских отношений, способствовало предупреждению этих преступлений, воспитанию военнослужащих в духе строгого соблюдения Конституции Республики Казахстан, законов и воинских уставов, добросовестного выполнения воинского долга.

Принятый в 1997 г. Уголовный кодекс Республики Казахстан в главе 16 предусматривает ответственность за воинские преступления и имеет некоторые особенности по сравнению с ранее действовавшим уголовным законодательством (УК Каз. ССР).

Действующее уголовное законодательство также не внесло принципиальных изменений в устоявшееся общее понятие воинского преступления. В ст. 366 УК Республики Казахстан сформулировано понятие воинского преступления. Воинскими преступлениями признаются предусмотренные главой 16 УК Республики Казахстан преступления против установленного порядка несения военной службы, совершенные военнослужащими, проходящими военную службу по призыву или по контракту в Вооруженных Силах Республики Казахстан, других войсках и воинских формированиях Республики Казахстан, а

также гражданами, пребывающими в запасе, во время прохождения ими сборов.

Понятие воинского преступления подчеркивает также традиционную относительную самостоятельность военно-уголовного законодательства, несмотря даже на его включенность в общее уголовное законодательство.

Наряду с этим военно-уголовное законодательство единственный раздел уголовного кодекса, включающий совместно с конкретными составами воинских преступлений и свою своеобразную общую часть - понятие воинского преступления.

Необходимость введения статьи с понятием воинского преступления связано с тем, что все воинские преступления делятся на специально воинские и относительно воинские. Специально воинскими являются преступления, типичные только в условиях воинской службы, например, нарушения уставных правил несения караульной (вахтенной) службы, самовольное оставление части или места службы, оставление погибающего военного корабля и другие. Относительно воинские - это преступления, имеющие аналоги в общеуголовном законодательстве, но посягающие на воинский правопорядок и в силу этого представляющие повышенную опасность для Вооруженных сил Казахстана.

Если с разграничением специально-воинских и общеуголовных преступлений особой проблемы не возникает, то они приобретают значимость, когда общеуголовные преступления приходится отграничивать от относительно воинских (например, общеуголовные преступления против здоровья от насильственных действий подчиненного в отношении начальника). Определение воинского преступления в Уголовном кодексе позволяет решить разграничительную задачу, что имеет важное значение в процессе как правотворчества, так и правоприменения.

Как отмечается в литературе1 понятие воинского преступления, является разновидностью общего понятия преступления, сформулированного в ст. 9 УК Республики Казахстан, и полностью ему соответствует. Воинское преступление представляет собой деяние и характеризуется общими для всех преступлений признаками: общественной опасностью, уголовной противоправностью, виновностью и наказуемостью. Вместе с тем специфика военной службы наполняет указанные признаки особым «воинским» содержанием.

Воинские преступления обладают свойством специальной противоправности, поскольку ими как было отмечено выше, могут признаваться только те, которые перечислены в главе 16 УК Республики Казахстан. Специальная уголовно-правовая противоправность преступлений против военной службы является юридическим выражением их специфической по характеру (воинской) общественной опасности.

Другая специфичность уголовной противоправности воинских преступлений заключается в том, что все воинские преступления нарушают уголовноправовые нормы с бланкетной диспозицией. Эти нормы являются свидетельством взаимосвязи уголовного и военного права: военно-правовые нормы органически входят в содержание соответствующих уголовно-правовых норм. В этих случаях условия уголовной ответственности за совершение воинских общественно опасных деяний содержатся в нормах не только уголовного права, но и военного права. Возникает своеобразное единство военно-правовой нормы и уголовно-правовой, функционирует комплексная «синтезированная» правовая норма, которой выделяется позитивное содержание в виде правил поведения, изложенных в военном законодательстве, и санкции.[63] [64]

«

Совершение воинских преступлений отражает пренебрежительное отношение виновных к установленному порядку и правилам прохождения военной службы. Поэтому наказание за их совершение предполагает в качестве одной из целей не просто исправительное воздействие, а в необходимых случаях воинское воспитание и обучение.1

Положения об ответственности за воинские преступления, содержащиеся в главе 16 УК Республики Казахстан, действуют не только в мирное время, но и в военное время или в боевой обстановке.

При этом уголовная ответственность по законодательству Республики Казахстан может иметь место только при наличии оснований, указанных в ст. 3 УК Республики Казахстан, которая гласит: «Единственным основанием уголовной ответственности является совершение преступления, то есть деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом». В этом заключается главное значение состава воинского преступления. Только обнаружив в деянии военнослужащего или гражданина, пребывающего в запасе, во время прохождения им сборов наличие всех признаков состава того или иного воинского преступления, можно говорить о привлечении его к уголовной ответственности по соответствующей статье главы 16 УК Республики Казахстан. В противном случае его ответственность по этой статье исключается.

В юридической литературе справедливо утверждается, что совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, является не только единственным, но и достаточным основанием уголовной ответственности, то есть органу, осуществляющему уголовное преследование, для привлечения кого-либо к уголовной ответственности достаточно установить наличие в деянии состава преступления. Все другие обстоятельства для решения вопроса о привлечении к уголовной ответственности выявлять не нужно. Разумеется, отсюда

Ахметшин Х.М. Специальные виды уголовного наказания, применяемые к военнослужащим: Лекция. M., 1973.

не следует, что орган, осуществляющий уголовное преследование, не должен выяснять другие обстоятельства дела. Например, те же данные, характеризующие личность виновного, предшествующее совершению преступления поведение и пр. Все это имеет значение для дела и может учитываться судом при назначении наказания, но не выступает в качестве основания уголовной ответственности.1

Понятие состава преступления в уголовном законодательстве не дается. Оно раскрывается наукой уголовного права. Обобщение различных взглядов по данному вопросу позволяет сформулировать, что состав преступления (corpus delikti) - это разработанный наукой уголовного права взаимосвязанная совокупность объективных и субъективных признаков, характеризующих общественно опасное деяние как преступление и зафиксированный в уголовном законе как средство, позволяющий определить юридическую конструкцию общественно опасного деяния и сделать вывод о том, что это деяния является преступлением, описанным в той или иной норме Особенной части Уголовного кодекса. Поскольку именно Уголовный кодекс Республики Казахстан в нормах особенной части определяет, какие общественно опасные деяния являются преступными, путем описания их конкретных признаков. Он включает не индивидуальные признаки конкретного преступления, а наиболее важные юридические признаки, которые являются общими для всех без исключения преступлений данного вида.

Понятие состава воинского преступления включает единые для всех преступлений элементы: объект, объективная сторона, субъект и субъективная сторона и вместе с тем выявляют его особенности как преступления особого вида в отличие от других невоинских преступлений. Иногда в составы воинских преступлений вводятся дополнительные (квалифицирующие) признаки,

Уголовное право Республики Казахстан. Общая часть / Под ред. Рогова И.И. и Баймурзина Г.И. Алматы: Жеті жар ы, 1998. С. 57.

указывающие на отягчающие обстоятельства совершенного преступления (в военное время, в боевой обстановке, группой лиц, тяжкие последствия И Т.Д.).

Для уяснения признаков состава воинского преступления необходимо руководствоваться диспозициями статей главы 16 УК Республики Казахстан, предусматривающими конкретные виды воинских преступлений, нормой определяющей общее понятие воинского преступления (ст.366 УК Республики Казахстан), а также соответствующими нормами Общей части Уголовного кодекса. Так, например, в ст. 19-23 УК Республики Казахстан говорится о признаках субъективной стороны преступления, а в ст. 24-31 УК Республики Казахстан о признаках предварительной и совместной преступной деятельности.

Признаки состава воинского преступления подразделяются на две группы: обязательные и факультативные.

Обязательными являются признаки, входящие в составы всех без исключения воинских преступлений. К ним относятся: объект преступления, общественно опасное деяние (действие или бездействие), вина в форме умысла или неосторожности, вменяемость лица и достижение им возраста, с которого наступает за воинские преступления, пребывание лица на военной службе или военных сборах. Названные признаки обязательно входят в состав любого воинского преступления, при отсутствии хотя бы одного из них, нет состава преступления и нет уголовной ответственности.

Факультативными являются те юридические признаки, которые используются при конструировании не всех, а лишь отдельных составов воинских преступлений. C помощью данных признаков воинские преступления характеризуется дополнительными свойствами, в которых выражается специфика данного вида преступления. К этой группе относятся такие признаки, как предмет посягательства, общественно опасные последствия, причинная связь между деянием и последствиями, время, место, обстановка, орудия и средства совершения преступления, мотив и цель.

Вместе с тем факультативный признак может включаться в основной состав воинского преступления и становиться, таким образом, обязательным признаком этого состава. Например, цель - уклонение от военной службы в ст. 373 УК Республики Казахстан или причинная связь между деянием и последствиями - в нарушениях специальных правил несения службы в статьях 375-379 УК Республики Казахстан, а также и другие факультативные признаки как: общественно опасные последствия, предмет посягательства, время, мотив могут быть обязательным признаком воинского состава преступления.

В других случаях факультативный признак может приобрести значение квалифицирующего состава преступления, то есть повышающего общественную опасность преступления и изменяющего его квалификацию. Это как правило тяжкие и особо тяжкие воинские преступления с применением оружия, повлекшие тяжкие последствия, в военное время, в боевой обстановке и т.д. Если же признак не включен в основной состав и не указан в качестве квалифицирующего, он может выступать как обстоятельство, смягчающее или отягчающее наказание и обуславливать избрание судом вида и размера наказания (статьи 53 и 54 УК РК).

Составы воинского преступления могут быть классифицированы по различным основаниям. Так, воинские преступления по способу законодательного описания объективной стороны (по конструкции объективной стороны) могут быть формальными (ст. 372-374 УК РК), материальными (ст. 390-393 УК РК) или же формально-материальным (ст. 375, 376 УК РК).

По характеру и степени общественной опасности подразделяются на основной состав (ч. 1 ст. 367 УК РК); состав со смягчающими обстоятельствами (ч. 4 ст. 367 УК РК); состав с отягчающими обстоятельствами (ч. 3 ст. 367 УК РК). Вместе с тем не все составы воинских преступлений различаются по этому признаку на три вида. В некоторых статьях предусмотрен только основной состав преступления, например, ст. 383-385, 388 и 389 УК Республики Казахстан, есть нормы с основным и квалифицированным составами, например, ст.

376-379 УК Республики Казахстан, также есть нормы с основным, квалифицированным и особо квалифицированным составами, например, ст. 370 и 391 УК Республики Казахстан.

По структуре составы воинских преступлений в основном являются сложными, поскольку «усложнение» состава преступления происходит за счет:

- удвоение элементов, например, насильственные действия в отношении начальника (ст. 369 УК РК) посягают на два объекта: отношения воинской подчиненности и здоровье лица, подвергшегося насилию;

- удлинение процесса совершения преступления - длящееся дезертирство (ст. 373 УК РК);

- включение нескольких действий, последствий и т.п., каждого из которых (хотя бы одного) достаточно для признания деяния воинским преступлением.

Таким образом, главное значение состава воинского преступления заключается в том, что его наличие в совершенном общественно опасном деянии согласно ст. 3 УК Республики Казахстан является основанием уголовной ответственности и другое его значение в том, что используется для квалификации преступления.

Для того, чтобы правильно квалифицировать то или иное общественно опасное действие военнослужащего, как воинское преступление, необходимо исходить из общего понятия воинского преступления, содержащего в себе наиболее существенные и специфические признаки, характеризующие воинские преступления, которые далеко не тождественны с признаками преступлений против человека, в сфере экономики, против государственной службы, общественной безопасности и здоровья населения.

При создании законодателем системы норм о воинских преступлениях, прежде всего, отбираются определенные деяния, соответствующие признакам воинского преступления, и определяется тем самым общий объем составов воинских преступлений. Как отмечалось выше, критериями для отнесения деяния

к числу воинских преступлений является специфический объект и специфический субъект преступления. Затем все составы воинских преступлений располагаются в определенной последовательности с учетом характера и степени общественной опасности и их близости по своему содержанию друг к другу. Устанавливается, таким образом, тесная взаимная связь норм закона.[65]

Система составов воинских преступлений сложилась как результат развития законодательства о воинских преступлениях в предшествующие периоды, учитывавшего опыт работы органов военной юстиции, данные науки уголовного права и задачи борьбы с воинскими преступлениями. Теория уголовного права классифицирует составы воинских преступлений, разделив их на соответствующие группы, беря за основу деления объект преступного посягательства. Если все воинские преступления имеют своим объектом порядок несения военной службы, то этот же объект в каждой группе составов воинских преступлений конкретизируется, образуя их непосредственный объект.

Непосредственным объектом конкретных воинских преступлений являются отношения, устанавливающие те или иные стороны порядка несения военной службы. По непосредственному объекту воинские преступления можно разделить на пять групп:

1. Преступления против порядка подчиненности и воинских уставных взаимоотношений между военнослужащими: неповиновение или иное неисполнение приказа (ст. 367 УК); сопротивление начальнику или принуждение его к нарушению служебных обязанностей (ст. 368 УК); насильственные действия в отношении начальника (ст. 369УК); нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности (ст. 370 УК); оскорбление военнослужащего (ст. 371 УК).

2. Преступления против порядка прохождения военной службы: самовольное оставление части или места службы (ст. 372 УК); дезертирство (ст. 373

УК); уклонение от службы путем членовредительства или иным способом (ст. 374 УК).

3. Преступления, посягающие на порядок несения специальных служб: нарушение правил несения боевого дежурства (ст. 375 УК); нарушение правил несения пограничной службы (ст. 376 УК); нарушение уставных правил несения караульной (вахтенной) службы (ст. 377 УК); нарушение уставных правил несения внутренней службы или патрулирования в гарнизоне (ст. 378 УК); нарушение правил несения службы по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности (ст. 379 УК).

4. Преступления против порядка обращения с военным имуществом, оружием, источниками повышенной опасности, использования и эксплуатации военной техники: оставление погибающего корабля (ст. 382 УК Республики Казахстан); умышленное уничтожение или повреждение военного имущества (ст. 387 УК); неосторожное уничтожение или повреждение военного имущества (ст. 388 УК); утрата военного имущества (ст. 389 УК); нарушение правил обращения с оружием, а также веществами и предметами, представляющими опасность для окружающих (ст. 390 УК); нарушение правил вождения и эксплуатации машин (ст. 391 УК); нарушение правил полетов или подготовки к ним (ст. 392 УК); нарушение правил кораблевождения (ст. 393 УК).

5. Преступления, посягающие на нормальную деятельность военного управления, престиж и авторитет Вооруженных Сил, а также на воинскую дисциплину: злоупотребление властью, превышение или бездействие власти (ст. 380 УК); халатное отношение к службе (ст. 381 УК); сдача или оставление противнику средств ведения войны (ст. 383 УК); разглашение секретных сведений военного характера или утрата документов, содержащих секретные сведения военного характера (ст. 386 УК); добровольная сдача в плен (ст. 384 УК); мародерство (ст. 385 УК).

Внутри каждого видового выделяется непосредственный объект воинских преступлений. Им является порядок прохождения конкретного вида службы конкретным военнослужащим, посягающим на этот порядок, а следовательно, и на военную безопасность государства.

Как уже было отмечено, помимо объекта преступного посягательства, воинские преступления отличаются от иных видов преступлений наличием специального субъекта преступления - лица, причиняющего ущерб военной службе, имеющего особый статус.

Таким образом, в статье 366 УК Республики Казахстан сохранился прежний подход к рассмотрению видовых признаков воинских преступлений через указание на специфичность объекта и субъекта преступления.

В виду этого диспозиция ст. 366 УК Республики Казахстан «Понятие воинского преступления», на наш взгляд, законодателем сконструирована не совсем удачно, так как носит комбинированный характер. В ней, по существу, раскрывается понятие воинского преступления и указаны виды лиц, признаваемых субъектами воинских преступлений.

В связи с этим, предлагается следующая редакция ст. 366 УК Республики Казахстан: «Воинским преступлением признается предусмотренное настоящей главой общественно опасное, виновное и наказуемое деяние (действие или бездействие) против установленного порядка несения военной службы, совершенные лицами, признанные субъектом воинских преступлений».

<< | >>
Источник: МОЛДАБАЕВ Саркытбек Сарсембаевич. ВОИНСКИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ В РЕСПУБЛИКЕ КАЗАХСТАН: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И МЕХАНИЗМ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ (криминологический и уголовно-правовой анализ). ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора юридических наук. Санкт-Петербург 2005. 2005

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 2. Генезис понимания феномена «воинские преступления» в истории национальной и зарубежной правовой мысли:

  1. ОГЛАВЛЕНИЕ
  2. ВВЕДЕНИЕ
  3. § 2. Генезис понимания феномена «воинские преступления» в истории национальной и зарубежной правовой мысли