<<
>>

4.2 Статус ребенка в семейном праве

Права ребенка являются частью прав человека в обществе в целом. В то же время они обладают выраженными особенностями. Они принадлежат субъектам, правовое положение которых требует безусловного признания их приоритета.

От того насколько эффективно будут обеспечены права ребенка зависит полноценное развитие и становление будущих поколений.

Одинаково важны как текущее повседневное обеспечение прав ребенка, так и защита нарушаемых прав. Поэтому впоследствии, опираясь на проведенный в этом разделе анализ, мы рассмотрим процедурные и процессуальные аспекты защиты прав ребенка.

Сейчас основной задачей является разностороннее рассмотрение самих прав ребенка. Права ребенка - составная часть прав человека вообще. «Права человека – неотьемлемое естественное свойство личности. Они обусловлены социально-экономическими условиями жизни, природой государства. Права человека универсальны, так как они должны действовать на всех людей без исключения» [195, с. 9].

Понимание необходимости рассмотрения прав ребенка (его правового статуса) формируется и в семейном праве Российской Федерации. Как отмечает Н.В. Летова: «Потребность в теоретических выводах относительно понятия правового статуса, правового положения гражданина и в настоящее время не только сохранилась, но и становится все более остро. Несмотря на то, что основополагающие выводы относительно «правового статуса» были выработаны и сформулированы в работах Н.В. Витрука, В.А. Патюлина, Н.И. Матузова, Р.П. Мананковой, В.Д. Филимонова, тем не менее данная проблема актуальна и сейчас. Особенно это касается проблем правового статуса несовершеннолетних» [196, с. 61].

Правовой статус ребенка специфичен тем, что он также обладает правами и законными интересами в соответствии с нормами различных отраслей законодательства, как и все остальные граждане, одновременно он наделяется специфическими правами. Собственно эти права можно назвать сугубо семейными.

В этой связи мы выражаем согласие с точкой зрения Н.В. Летовой, которая пишет о наличии общего правового статуса ребенка и специального правового статуса ребенка. Причем он формируется как в силу принадлежности к категории детей, так и в силу иных фактов принадлежности. «Например, ребенок – инвалид, ребенок – сирота, ребенок, оставшийся без попечения родителей - все это определенные юридические факты, влияющие на содержание специального статуса ребенка, отражающие специфику его прав и обязанностей. Таким образом, указанные категории детей обладают определенным статусом, который является специальным и свидетельствует об их принадлежности к той или иной группе» [196, с.61].

Однако все остальные права ребенка, на наш взгляд, также могут реализоваться лишь в семье либо в ходе правоотношений, связанных с осуществлением иных форм воспитания детей.

Правовой статус ребенка специфичен в силу его возрастных и психологических особенностей. Поэтому права, которые принадлежат в общем-то любому физическому лицу, применительно к ребенку несколько трансформиируются в содержательном плане и в плане порядка их осуществления.

Правовое положение несовершеннолетнего следует оценивать с точки зре-ния правоспособности и дееспособности. Существует общее понятие право-способности и дееспособности. Есть отрывочные положения о брачно-семей-ной правоспособности. «Так, А.И. Пергамент в статье «О правовом положении несовершеннолетних» высказывает свои соображения относительно возникновения брачной правоспособности, которая зависит от возраста субъекта-участника семейных правоотношений. По ее мнению, «в брачных правоотношениях речь может идти только о безусловном совпадении брачной дееспособности и правоспособности». И далее: «…супруги всегда обладают как правоспособностью, так и полной дееспособностью, и эти два понятия в семейном праве нераздельно связаны» [76, с.11].

Наша точка зрения не совпадает с указанной точкой зрения. Мы считаем, что несовершенолетние обладают комплексом семейных прав, которые не могут принадлежать взрослому члену семьи.

Соответственно, отличается и объем семейной правосопособности. Например, ребенку принадлежит право – жить и воспитываться в семье. Содержание этого права будет рассмотрено ниже.

Границы правоспособности ребенка могут быть и уже, чем правоспособность взрослого члена семьи. Например, это связано со способностью вступать в брак. Объективно уже дееспособность несовершеннолетнего. В этой связи мы не согласны с точкой зрения О.В. Подкорытовой, которая пишет: «Другая проблема, которая возникает в связи с рассмотрением вопроса о родительской дееспособности, касается возможности несовершеннолетними родителями осуществлять гражданские права от имени и в интересах своих детей. Как известно в ряде гражданских правоотношений несовершеннолетние не обладают полной гражданской дееспособностью, а значит и не могут самостоятельно стать участниками таких правоотношений. Получается, что действуя в своих интересах несовершеннолетний не может стать участником определенных гражданских правоотношений без согласия своего законного представителя. Но если этот же несовершеннолетний в таком же гражданском правоотношении будет действовать в интересах своего ребенка (как законный представитель), то в соответствии с СК КР он обладает полной дееспособностью» [197, с.13].

На наш взгляд, признание полной дееспособности должно основываться лишь на полной способности несовершеннолетнего понимать значение своих действий и руководить ими. Поэтому это допустимо лишь в случаях, когда обоснованно снижается брачный возраст для несовершеннолетнего либо происходит его эмансипация.

Возвращаясь к сказанному выше, отметим, что мы далеки от мысли ограничивать право взрослых членов семьи жить в семье, но законодатель не акцентирует для взрослых членов семьи их право жить в семье. Это одна из возможных моделей их поведения, и в случае распада семейных правоотношений не будет законных оснований для отстаивания возможности взрослого человека жить с семьей. Наоборот, как родители, взрослые дети, так и супруг могут совершать соответствующие правовые действия для того, чтобы максимально минимизировать имеющиеся правовые связи, соответственно, со взрослыми детьми, родителями и другим супругом.

Говоря о правах детей в семье и их реализации, в первую очередь необходимо говорить о существующих потребностях детей. В отличие от прав взрослого населения права детей неразрывно связаны с обеспечением развития детей, их надлежащего воспитания, привития им необходимых социальных качеств. Поэтому и признается законодательно приоритетная защита прав и интересов несовершеннолетних [7].

В целом положительно относясь к существованию подобного принципа семейно-правового регулирования, в то же время считаем уместным изменение формулировки принципа, содержащегося в семейном праве.

Можно говорить просто о приоритете прав ребенка в семье. Слово «защита» ассоциируется приоритетом прав ребенка при их нарушении, при существующей конкуренции прав несовершеннолетних и взрослых трудоспособных членов семьи.

Потребности детей, их возникновение, изменение, развитие тесно связаны с условиями жизни общества и поэтому они - особая форма их отражения. Для анализа потребностей детей в данном обществе следует анализировать саму систему общественных отношений, которая порождает данные потребности, а также способы и формы их удовлетворения.

Потребности, являясь фактором человеческого поведения, превращаются в интерес, это следующее звено направленности действий человека на удовлетворение своих потребностей. Потребность предшествует интересу, порождает его, без потребности интерес не возникнет. Потребности носят объективный характер, но для того чтобы они могли быть реализованы, они должны быть осознаны как интерес. «Это сознательная направленность человека на удовлетворение потребности» [198, с. 89].

Интерес включает в себя не только потребности, но и пути, средства их удовлетворения. Интерес реализуется через деятельность, воплощающую единство цели и средств его достижения. С. Сабикенов пишет: «Интерес - это совокупность определенных, объективно-необходимых и полезных для индивида, класса и других благ или выгод, порождаемых социальным положением и потребностями человека, способствующих его существованию и развитию как члена общества» [199, с.

5].

Особенность детей заключается в том, что они не могут в полной мере глубоко и адекватно осознавать свои интересы и вынуждены полагаться на взрослых людей, которые должны способствовать реализации их интересов. Поэтому в цивилизованной стране интересы детей являются приоритетными. Согласно Конвенции о правах ребенка, дети имеют право на особую заботу и помощь. Семье как основной ячейке общества и естественной среде для роста и благополучия всех его членов, особенно детей, должны быть предоставлены необходимые защита и содействие, с тем чтобы она могла полностью возложить на себя обязанности в рамках общества. Также предусмотрено, что: «Ребенок, ввиду его физической и умственной незрелости, нуждается в специальной охране и заботе, включая надлежащую правовую защиту как до, так и после рождения» [102].

Выработаны определенные подходы в этом отношении: при стихийных бедствиях, военных действиях первая помощь всегда оказывается детям. Нарушение прав и интересов детей является отягчающим обстоятельством. Интересы детей в праве всегда защищаются взрослыми людьми. Интересы детей осознаны и закреплены в качестве основополагающих в системе международных документов, к которым присоединилась Республика Казахстан. Это послужило толчком для развития в соответствии с международными стандартами национального законодательства.

Как следует из сказанного выше, особенность интересов детей состоит в том, что до некоторого времени их интересы не могут существовать отдельно от интересов родителей и лиц, осуществляющих их воспитание, опекунов. Однако неразрывность интересов детей и указанных лиц лишь внешняя кажущаяся сторона. На самом деле дети являются обособленными субъектами правовых отношений, обладают собственными правами и интересами. Вследствие этого в праве следует кардинально изменить подход к правам ребенка. Государство в максимальной степени должно способствовать лишь ограждению прав детей от произвольного воздействия. Должно обеспечиваться как можно более стабильное пребывание детей в обществе в рамках семьи.

Всегда следует учитывать, что несовершеннолетние нуждаются в опеке со стороны взрослых и не могут осознать и выразить свои интересы так, как это делают взрослые. Например, право на судебную защиту дети имеют с 14 лет, но они защищают свои права при помощи родителей или иных законных представителей. Это имеет как позитивные, так и негативные стороны. У нас немало хороших семей, где интересы родителей полностью совпадают, неразрывны с интересами детей.

В таких семьях родители обеспечивают права и интересы детей, с точки зрения законодательства, идеально. Какие бы высокие планки законодательство не ставило бы, в таких семьях отношение к детям будет превосходить законодательные требования. Однако не исключены негативные аспекты нарушения прав детей непосредственно в семье. Это может являться одним из проявлений бытового насилия, не исключена трудовая эксплуатация детей, могут иметь место другие нарушения его прав. Поэтому прогрессивными являются нормы, закрепленные в п.2 статьи 59 ЗоБС Республики Казахстан. По действующему законодательству ребенок имеет право на защиту от злоупотреблений со стороны родителей (лиц, их заменяющих) [7].

«При нарушении прав и законных интересов ребенка, в том числе при невыполнении или при ненадлежащем выполнении родителями (одним из них или лицами, их заменяющими) обязанностей по содержанию, воспитанию, образованию ребенка либо при злоупотреблении родительскими (опекунскими, попечительскими) правами, ребенок вправе самостоятельно обращаться за защитой своих прав в орган опеки и попечительства, а по достижении возраста четырнадцати лет - в суд» [7].

Дело за практической реализацией прав, поэтому следует учесть весь круг прав детей. «Человек, обладающий своими интересами и правами, является личностью, и выступает не элементарным их носителем, а первичным их субъектом» [120, с. 116].

Еще одной особенностью правового положения детей является то, что они не сразу становятся носителями всех семейных прав и обязанностей, для этого они должны достичь определенного возраста. В частности, можно упомянуть право ребенка выражать мнение после достижения десятилетнего возраста. Конечно, и не достигнув десяти лет, он может выражать мнение, однако отсутствие обязанности лиц, вступающих в семейно-правовые отношения с ребенком либо органов, разрешающих семейно-правовые споры, не позволяет говорить о полноценнном праве ребенка, не достигшего десяти лет на выражение своего мнения.

В соответствии с п.3 ст. 61 проекта Кодекса «О браке (супружестве) и семье» ребенок, получающий доходы с собственного труда, вправе участвовать в расходах по содержанию семьи, если он проживает у родителей [16]. В данном случае возникновение этого права связано с моментом наступления полной или частичной трудовой правоспособности. Имеет значение также фактическая реализация этого права несовершеннолетним на субъективно-правовом уровне.

Согласно статье 30 ТК Республики Казахстан по общему правилу трудовой договор может быть заключен с гражданами, достигшими шестнадцатилетнего возраста. «С письменного согласия одного из родителей, опекуна, попечителя или усыновителя трудовой договор может быть заключен с:

1) гражданами, достигшими пятнадцати лет, в случаях получения ими среднего образования в общеобразовательном учебном заведении;

2) учащимися, достигшими четырнадцатилетнего возраста, для выполнения в свободное от учебы время работы, не причиняющей вреда здоровью и не нарушающей процесса обучения;

3) с лицами, не достигшими четырнадцатилетнего возраста, в организациях кинематографии, театрах, театральных и концертных организациях, цирках для участия в создании и (или) исполнении произведений без ущерба здоровью и нравственному развитию…». При этом выполнение работ также допускается в свободное от учебы время. Работа не должна причинять вреда здоровью и не нарушать процесс обучения [99]. Следует учесть, что распоряжение доходами от собственного труда будет также являться гражданско-правовыми сделками, поэтому их совершение будет требовать учета норм статей 22, 23 ГК Республики Казахстан [30].

Противоречие, связанное с наличием у детей собственных прав и интересов и неспособностью в некоторых случаях реализовывать их, разрешается деятельностью взрослых субъектов права, которые защищают интересы детей - родители, опекуны, попечители, патронатные учреждения, государственные органы, государство.

В соответствии со ст. 18 Конвенции о правах ребенка в целях гарантии и содействия осуществлению прав детей, закрепленных в Конвенции, государства-участники оказывают родителям и законным опекунам надлежащую помощь в выполнении ими своих обязанностей по воспитанию детей [102].

Государство, наделяя всех людей одинаковыми правами, возникновение реальной способности использовать их связывает с развитием социально-психических качеств, определяя для этого различные возрастные пороги от 6 до 18 лет, то есть дифференцирует их по дееспособности и деликтоспособности. При этом критерием такой дифференциации являются интеллектуально-волевые качества человека. Даже дети старшего возраста ограничены в выражении своих интересов как в законодательном плане, так и фактически. С 16 лет они имеют право вступать в общественные объединения, с 18 лет - в политические партии.

А.М. Нечаева, в этой связи указывает: «…тем самым государство как бы протягивает ребенку руку помощи, помогая ему выбраться из бесправного положения, встать с колен и в полную силу заявить о своем существовании, о своих правах, которые по своему значению не уступают правам совершеннолетних членов семьи» [200, с. 122].

Недостаточно правоприменительных инструментов, позволяющих сделать осязаемыми для всех интересы детей. Сейчас необходимо обеспечить учет мнения детей. Должны применяться научно обоснованные методики трактовки выражаемого мнения детей. Определенные изменения на этот счет, естественно, потребуются и в законодательстве. Необходимо, чтобы и сами дети осознавали свои права.

В этой связи очень ценен вывод Н.А. Шайкенова о том, что юридически защищаемые интересы неотъемлемы от его носителя - никто не может «замещать» субъекта в пользовании результатами реализации его интересов... В то же время дефекты психики субъекта в самом процессе реализации интересов восполняются волей других лиц, отвечающих разумным и общепринятым требованиям [120, с. 119].

А.В. Венедиктов пишет, что во всех действующих системах гражданского права субъектом права является каждый носитель интереса, регулируемого и охраняемого общей волей «законом» господствующего класса, хотя бы у него отсутствовала та психологическая воля, которая является в виде общего правила предпосылкой юридической воли (власти), признаваемой законом за носителем интереса... Где эта психологическая воля отсутствует, закон заменяет его волей другого дееспособного субъекта гражданского права, не нарушая тем самым основных принципов действующей в данном обществе системы гражданского права [201, с. 38].

О.Ю. Блохина считает, что в России приоритетность политики в интересах детей должна быть основана на следующих принципах:

- законодательное обеспечение прав ребенка;

- государственная поддержка семьи в целях обеспечения полноценного воспитания детей, защиты их прав, подготовки их к полноценной жизни в обществе;

- установление и соблюдение государственных минимальных социальных стандартов основных показателей жизни с учетом региональных различий данных показателей;

- ответственность должностных лиц, граждан за нарушение прав и законных интересов ребенка, причинение ему вреда;

- государственная поддержка органов местного самоуправления, общественных объединений и иных организаций, осуществляющих деятельность по защите прав и законных интересов детей [202, с.75-76].

Сказанное в полной мере справедливо и для условий Казахстана. Поэтому необходимо определиться с тем: какой статус имеется у ребенка, какой набор его прав следует признавать в той или иной ситуации. Отметим, что относительно правового статуса ребенка нет полной определенности.

Хотя в Казахстане социально-экономические и политико-правовые рефор-мы проведены в значительной мере, все равно сохраняется проблема надле-жащего обеспечения прав отдельных слоев населения. В первую очередь это социально менее защищенные слои, включая детей. Поэтому юридическое закрепление правового статуса несовершеннолетнего, нуждающегося в силу специфических психофизиологических особенностей в особой заботе со стороны государства и общества, становится весьма актуальным.

В соответствии с п.1 статьи 52 ЗоБС Республики Казахстан: «Ребенком признается лицо, не достигшее восемнадцатилетнего возраста (совершеннолетия)». Такой подход соответствует международно-правовым нормам.

Правосубъектность ребенка удобно оценивать через призму правоотно-шений, в которые вступает, потенциально может вступить ребенок. В совре-менной правовой доктрине «правоотношение» определяется как общественное отношение, урегулированное правом [113, с. 387]. Однако не всякое общест-венное отношение становится основой для правоотношения. Поэтому следует рассмотреть эволюцию понятия «общественные отношения» и его атри-бутивные признаки. Данным понятием охватываются реальные взаимодействия в социальном пространстве людей (сторон), наделенных сознанием и волей и преследующих определенные цели. Общественные отношения, как писал Г.В. Плеханов, устанавливаются людьми в процессе их деятельности, поэтому только в зависимости от нее они могут и существовать, и изменяться [203, с. 170].

Общественное отношение в процессе своего формирования проходит ряд последовательных, взаимосвязанных стадий:

- общественная связь;

- фактическое отношение;

- общественное отношение.

Цель общественной связи - соединить, связать между собой двух и более субъектов формирующихся отношений. Объективное наличие этой связи заставляет субъектов еще до их вступления во взаимоотношение учитывать сам факт существования друг друга и соответственно корректировать свои действия. Фактическое отношение имеет своим содержанием удовлетворение определенных потребностей всех субъектов этого отношения или одного из них. Оно может строиться на самостоятельном императиве и автономном волеизъявлении сторон. Нередко возникновение такого отношения носит случайный характер [204, с. 152].

Общественное отношение характеризуют следующие признаки, отличающие его от предыдущих стадий:

1) наличие двух конкретных сторон, каждая из которых может быть представлена несколькими субъектами;

2) известная узость субъектного состава общественного отношения, по сравнению с фактическим отношением;

3) соответствие определенному своему виду, который устанавливает тип взаимодействия и единообразие поведения субъектов общественного отношения [203, с. 266].

Общественное отношение - это одна из форм достаточно зрелой социальной активности как минимум двух сторон (лиц), оно устанавливается субъектами в целях удовлетворения актуальных для них интересов. Реализация такого отношения основана на взаимодействии сторон, их содействии друг другу, а также их взаимном контроле за нормативно закрепленным порядком этого взаимодействия [204, с. 152].

Ребенок в некоторых случаях не участвует в правовых отношениях, причиной этого является то, что он зачастую не способен реализовать свои существующие интересы, также он не будет в состоянии адекватно контактировать со взрослым участником такого отношения. Вследствие этого ребенок, как правило, вступает не в общественные, а фактические отношения.

Если вести речь именно о правоотношениях, следует различать две возможные вариации. Во-первых, ребенок может не вступать (не иметь возможности вступить) в общественное отношение по субъективным причинам - из-за отсутствия у него необходимых для этого свойств и качеств. Следует особенно щепетильно относиться к этой ситуации. Недопустимо, чтобы ребенка необосновано ограничивали в правовых возможностях, закрепляя его неполноценный статус. В то же время следует быть чувствительным к тем ситуациям, когда признание неограниченной правосубъектности ребенка будет способствовать к нанесению ущерба его правам и интересам.

Во-вторых, ребенок ограничивается в возможности вступления в правоотношения по объективным причинам, вследствие того, что законодательные нормы, закрепляющие порядок взаимодействия сторон, не наделяют ребенка достаточным объемом правомочий. В таких случаях фактическими и юридическими представителями детей становятся их родители (или лица их заменяющие) при совпадении интересов и тех, и других [205, с. 30].

Права ребенка (как и права человека вообще) неотделимы от способов бытия и общественных отношений. Они являются нормативной формой предот-вращения и преодоления противоречий, конфликтов, и по своему существу нормативно формулируют те условия и способы жизнедеятельности, являющиеся оптимальными для обеспечения нормальной жизнедеятельности ребенка не только как «автономного» индивида, но и как члена социальной группы, каковой может выступать, к примеру, та же семья [206, с. 3]. Права ребенка связаны с удовлетворением его интересов как в имущественной, так и неимущественной областях.

Для определения правосубъектности ребенка важное значение имеет учет такого состояния личности, как социализация. Ею считается усвоение человеком в процессе общественного взаимодействия системы знаний, ценностей и норм того сообщества, к которому он принадлежит; усвоение индивидом в результате межличностного общения общих ценностей, обычных и иных норм.

Как пишет К.А. Алимжан, социализация формирует человека как личность и члена сообщества, поэтому следование общезначимым нормативным стандартам становится частью его мотивационной структуры, личной потребностью. Тем самым наряду с объективными социальными потребностями, детерминирующими необходимый правопорядок, субъективные фундаментальные установки личности, сложившиеся в результате социализации, также способствуют нормативному поведению субъекта [207, с. 146].

В процессе социализации человек формируется как творец материальных и духовных благ, активный субъект социального отношения - познавательного, ценностного, практического, коммуникативного [208, с. 55].

С правовой точки зрения, процесс социализации - это осознание ребенком своих правовых интересов и постепенное появление у него возможностей реализовать их. Пока ребенок не достигнет определенного возраста и не сформируются соответствующие свойства его психики, без родителей он не сможет реализовывать свои правовые интересы. Поэтому интересы детей представляются неразрывно связанными с интересами родителей.

И.С. Кон отмечает, что эффективность институтов социализации и конкретных методов воспитания и обучения должна оцениваться не только по тому, насколько успешно эти институты и методы обеспечивают усвоение и воспроизводство накопленных ценностей и навыков. Необходимо учитывать: готовят ли они подрастающее поколение к самостоятельной творческой деятельности, постановке и решению новых задач, которых не было и не могло быть в опыте прошлых поколений [209, с. 65].

Наиболее значимые интересы детей нашли свое воплощение в законода-тельстве. Их можно рассматривать как личные неимущественные права детей в семье. Так же существует определенная совокупность имущественных семей-ных прав детей. К третьей группе можно отнести социально-экономические права, декларируемые на конституционном уровне и затем находящие более подробную регламентацию в отдельных (отраслевых) законодательных актах.

Личные права представляют собой совокупность правомочий, отражающих естественно-правовые начала, обеспечивающие индивидуальность и оригинальность личности во взаимоотношениях с государством и обществом [210, с. 500]. Перечень личных прав ребенка содержится в нормах глав 9,10 ЗоБС Республики Казахстан.

Можно заметить, что они отличаются от перечня личных неимущественных прав лиц, достигших совершеннолетия.

К ним можно, в частности, отнести:

1) право ребенка жить и воспитываться в семье;

2) право ребенка на имя, отчество, фамилию, гражданство, на выражение собственного мнения;

3) право ребенка на общение с родителями и другими родственниками;

4) право ребенка на защиту;

5) право ребенка на особую заботу при утрате родительского попечения.

В том случае, когда несовершеннолетний сам становится родителем, у него наряду с сохранением за ним прав ребенка возникают и родительские права.

Социально-экономические права касаются поддержания и нормативного закрепления социально-экономических условий жизни ребенка, определяют его положение в обществе и гарантии социальной защищенности. Степень реализованности этих прав зависит как от возможностей семьи ребенка, так и от состояния экономики государства. От состояния этих прав зависит развитие ребенка и реализация его основных интересов, которые связаны с нормальными условиями проживания и развития.

К ним можно, в частности, отнести права ребенка:

1) на охрану здоровья;

2) на образование;

3) на жилище;

4) на социальное обеспечение;

5) на благоприятную окружающую среду;

6 на свободу труда;

7) на отдых и досуг [211, с. 31].

Рассмотрим личные права ребенка. К их числу относится право ребенка жить и воспитываться в семье. Реализация права ребенка на нормальные условия жизни и семейное воспитание зависит прежде всего от его родителей, которые несут за это ответственность (п. 2 ст. 62 ЗоБС Республики Казахстан). Ребенок имеет право на воспитание своими родителями, обеспечение его интересов, всестороннее развитие, уважение его человеческого достоинства (п. 2 ст. 52 ЗоБС Республики Казахстан). Родителям запрещается причинять вред физическому и психическому здоровью и нравственному развитию своих детей (ст. 64 ЗоБС Республики Казахстан). Таким образом, законодательство, с одной стороны, предоставляет ребенку право на семейное воспитание, а с другой - четко обозначает то, что недопустимо при его осуществлении.

Реализуют это право родители ребенка, решая бытовые вопросы его жизнедеятельности; осуществляя систематическое практическое воздействие на его сознание и психологию с целью привить ему определенные качества, которые, по их представлениям, должны будут помочь ему в жизни; формируя его нравственный облик и социальный статус; заботясь о получении им начального образования.

Воспитательные возможности родителей зависят от их интеллектуального уровня, степени образованности, темперамента, характера, воли, эмоциональ-ного состояния и иных субъективных факторов.

Проживая и воспитываясь в семье, ребенок подчиняется указаниям, советам и наставлениям родителей. Данное правомочие в законодательстве не зафик-сировано, хотя оно и вытекает из комплекса прав и обязанностей в право-отношении между родителями и детьми.

Оно, как и всякое правоотношение, строится на основе взаимосвязи прав и обязанностей. При этом Е.М. Ворожейкин отмечает сложность данной взаимосвязи, как частного, так и общего характера. Сложность частного характера он видит в отсутствии в семейном законодательстве указания на обязанность ребенка следовать разумной воле своих родителей, хотя это вытекает из общего смысла законодательных норм так же, как из реального, объективного положения вещей. Сложность общего характера обусловлена особенностями правоотношения между родителями и их ребенком как комплекса взаимно пересекающихся специфических прав и обязанностей в рамках воспитательного процесса в семье [212, с. 187].

A.M. Нечаева относит право родителей на воспитание своих детей к родительским правам, а в перечень обязанностей родителей включает надлежащее воспитание ребенка, защиту его прав и законных интересов. При этом мера дозволенного поведения родителей представляет собой меру определенной свободы отношений в рамках воспитания детей в семье [213, с. 105].

Обязанность детей уважать родителей, соблюдать их требования, касаю-щиеся семейного воспитания и право родителей применять к детям необходи-мые меры воспитательного характера, Н.М. Ершова предлагает закрепить зако-нодательно [214, с. 19]. Мы считаем, что к разрешению этого вопроса следует подходить очень взвешенно.

В целях создания правовых условий для того чтобы каждый ребенок имел возможность выразить свое собственное мнение, семейное законодательство Республики Казахстан предоставляет ребенку право:

а) выражать свое мнение в семье при решении любых вопросов, затрагивающих его права и законные интересы;

б) быть заслушанным в ходе судебного или административного разбирательства, если оно касается его прав.

При этом ЗоБС Республики Казахстан конкретизирует, в каких случаях суд, орган опеки и попечительства обязаны выяснить мнение ребенка по вопросам, которые не только затрагивают его права и законные интересы, но и выходят за рамки его семьи. К таким случаям относятся:

- изменение имени и фамилии ребенка;

- восстановление родителей ребенка в их родительских правах;

- согласие ребенка на его усыновление (удочерение); изменение фамилии, имени и отчества усыновленного (удочеренного) ребенка;

- запись усыновителей (удочерителей) в качестве родителей усыновленного (удочеренного) ребенка;

- требование отмены усыновления (удочерения);

- передача ребенка патронатным воспитателям [215].

Право на выражение ребенком собственного мнения реализуется в Казахстане также в соответствии с Законом Республики Казахстан «Об образовании» [216]. Обучающийся имеет право на участие в управлении образовательным учреждением в форме, определяемой ее уставом, как непосредственно через участие в общих школьных собраниях, так и опосредованно, через различные внутренние общественные организации. Типичной практикой здесь является ситуация, когда коллектив (группа детей) избирает из своей среды наиболее авторитетного лидера (представителя), наделяя его определенными полно-мочиями или правами, которые он обязан отстаивать в органах самоуправления образовательного учреждения: педагогическом совете, родительском комитете и др.

Как мы полагаем, отталкиваясь от данной точки зрения, необходимо, чтобы и в законодательстве Республики Казахстан учитывались взгляды и тех детей, которые еще не достигли установленного в нашем праве начального возрастного предела в 10 лет для признания собственного мнения ребенка по вопросам, в частности, его усыновления (удочерения).

Опыт Казахстана учитывает достижения в направлении расширения прав детей, достигнутые в странах с развитой демократией. Так, в Швеции в каждом классе имеется совет в составе учеников и учителя для обсуждения вопросов, интересующих весь класс. Учащиеся средних школ участвуют в общешкольных конференциях и могут влиять не решения, касающиеся, например, школьного бюджета и расписания занятий [215, с. 41].

На наш взгляд, следует учесть еще один аспект реализации права ребенка на образование. Существуют общеобязательные стандарты образования. Необ-ходимо обеспечивать их соблюдение. В Республики Казахстан сейчас имеются частные школы. В них не всегда могут обеспечивать соблюдение требуемых стандартов обучения. Также в перспективе в Республики Казахстан, если будет заимствован опыт других стран, может альтернативно действовать система самообразования. В этом случае также необходимо обеспечивать соблюдение обязательных стандартов образования.

То есть, реализуя права ребенка родители и другие лица, осуществляющие воспитание ребенка не могут отклоняться от обязательных требований. Задача законодателя в этой связи заключается в том, чтобы максимально полно предусмотреть все права ребенка и их соответствующие стандарты, которые позволят обеспечить хорошие условия жизни ребенка.

Осуществление любых прав ребенка всегда будет ориентироваться на стандарты и минимальные требования, которые будут определяться законо-дателем.

Этой позиции, применительно к праву детей на образование, придерживается, например, Европейский суд по правам человека. «Как указывалось в одной из жалоб, рассмотренных им, родители детей, страдающих дислексией, приняли решение обучать их на дому, а не в государственных школах, поскольку те не были оборудованы с учетом потребностей больных детей. При этом государственные власти сохранили право контролировать прогресс детей в получении соответствующих знаний и навыков. Родители в поданной ими жалобе оспорили такую практику государства, хотя та и основы-валась на его внутреннем законодательстве. Суд не согласился с доводами, изложенными в жалобе, постановив, что государство могло требовать от родителей сотрудничества в оценке соответствия знаний, полученных детьми, установленным нормам обучения, тем более, что начальное образование по за-кону носило обязательный характер» [211, с. 29,30].

Анализируя приведенный пример косвенно можно прийти еще к одному выводу. Он заключается в том, все решения, касающиеся прав и интересов ребенка, принимаемые как родителями,так и иными лицами, должны не наносить ущерб ребенку, даже если принимаемые решения внешне правомерны. Нельзя формально подходить к ситуациям. Нельзя, например, исходить только из того, что существует государственная общеобразовательная школа. Существует обязанность получать в ней образование каждому, поэтому несмотря на состояние здоровья и другие причины ребенок должен обязательно в ней обучаться. Сказанное касается и решений, принимаемых государственными органами, когда они вмешиваются в ситуации, связанные с воспитанием детей, реализацией их прав и интересов.

Ребенок имеет право на общение с родителями и другими родственниками. Родители - неотъемлемая часть жизни ребенка. Поэтому отторжение, изоляция ребенка от его родителей допускается лишь в исключительных случаях: например, при лишении родителей родительских прав, ограничении этих прав в судебном порядке, когда того требуют законные интересы ребенка (ст. 67, 71 ЗоБС Республики Казахстан).

Однако семейное законодательство Республики Казахстан не ограничивается установлением строгого перечня обстоятельств, допускающих прекращение связей ребенка с родителями. Оно также определяет правовые предпосылки сохранения за ребенком необходимого и полезного для него контакта с родителями, что выражается в предоставлении ему права на общение с ними в случае его раздельного с ними проживания.

Например, это возможно, если мать и отец ребенка проживают по разным адресам или оба родителя живут в другом государстве, или один из них живет в другом государстве, или оба родителя (либо один из них) лишены родительских прав, или оба родителя (либо один из них) ограничены в родительских правах и т.д.

Осуществлению права ребенка на общение с родителями служат также правила, закрепленные в других нормативных правовых актах Республики Казахстан: например, Положение «Об администрации детской деревни семейного типа» от 18 июля 2001 года, содержащее такое правило, как недопустимость ограничения воспитательных контактов воспитанника с его родителями или лишения его таких контактов [217, с. 34].

Установление над ребенком опеки (попечительства) также не может лишить его общения со своими родителями: «Опекун (попечитель) не вправе препятствовать общению ребенка с его родителями...» (п. 3 ст. 112 ЗоБС Республики Казахстан). И поскольку патронатные воспитатели обладают правами и обязанностями опекуна (попечителя) по отношению к принятому на воспитание ребенку, на них и в этой части полностью распространяются положения той же нормы. Помимо общения с родителями, ребенок имеет право общаться с другими своими близкими родственниками, указанными в пп. 13 ст. 1 гл. 1 ЗоБС Республики Казахстан, в частности, полнородными и неполнородными братьями и сестрами, дедушками и бабушками. Это право сохраняется за ребенком и в случае расторжения брака между его родителями, признания брака недействительным или раздельного проживания родителей (п. 1 ст. 53 ЗоБС Республики Казахстан).

Итак, данная норма предоставляет ребенку право на общение только с перечисленными в законодательстве родственниками. Это вступает в коллизию с судебной практикой Европейского суда по правам человека при применении ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 04.11.1950 года [Совет Европы, г. Рим], гарантирующей право на защиту личной и семейной жизни. Семейная жизнь, предоставляющая ребенку право на общение с родителями и после их развода, возникает, по мнению Европейского суда, не только из факта родства, но и совместного проживания, а иногда и из тесного общения с ребенком, не связанным с совместным проживанием. На этом правовом основании права на общение с ребенком могут требовать его отчимы, мачехи, фактические воспитатели, фактический супруг матери или отца ребенка, если они проживали с ребенком одной семьей [18, с. 191,192].

Пункт 2 ст. 53 ЗоБС Республики Казахстан специально посвящен теме защиты прав ребенка, оказавшегося в таких экстремальных для него ситуациях, как задержание, арест, заключение под стражу, нахождение в лечебном учреждении и т.д., когда его личный контакт с родителями прекращен. В подобных ситуациях осуществление права ребенка на общение с родителями и другими родст-венниками приобретает повышенную актуальность, ибо именно тогда он особо нуждается в личных встречах со своими близкими и поддержке с их стороны.

Важным вопросом в сфере защиты права ребенка на надлежащее семейное воспитание является устранение опасности, грозящей его жизни, нравственному, физическому здоровью и воспитанию, которая может исходить от родителей (или одного из них). При установлении подобной опасности суд вправе применить к родителям ребенка норму ст. 67 ЗоБС Республики Казахстан, предусматривающую лишение их родительских прав, или ст. 71 ЗоБС Республики Казахстан, ограничивающую родителей в их родительских правах, или ст. 74 ЗоБС Республики Казахстан, предусматривающую отобрание ребенка у родителей.

Проблемы защиты прав и законных интересов детей нередко возникают при рассмотрении судами, органами опеки и попечительства споров и конфликтов, связанных с вопросами их надлежащего семейного воспитания. Наиболее типичным примером здесь может служить спор между родителями, проживающими раздельно, по поводу места жительства их ребенка. Такой спор разрешается судом в целях наилучшей защиты законных интересов ребенка и с учетом ряда условий, предусмотренных в п. 2 ст. 65 ЗоБС Республики Казахстан.

На необходимость их соблюдения обращается внимание в нормативном постановлении Верховного Суда Республики Казахстан «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей» от 28 апреля 2000 года [218].

Согласно п. 2 ст. 59 ЗоБС Республики Казахстан, ребенок имеет право на защиту от злоупотреблений со стороны родителей или лиц их заменяющих. Ребенок, оказавшийся в подобной ситуации, вправе сам обратиться за защитой в органы опеки и попечительства. При невозможности это сделать ребенок может обратиться в любой другой государственный орган или учреждение либо общественную организацию, или к любому гражданину, которые обязаны проинформировать орган опеки и попечительства о ситуации, в которой оказался данный ребенок. При получении таких сведений данный орган обязан принять все необходимые меры в целях зашиты или восстановления нарушенных прав и законных интересов ребенка.

Однако за невыполнение указанной нормы юридическая ответственность в законодательстве РК не предусмотрена, что затрудняет осуществление права ребенка на защиту. С другой стороны, осуществление ребенком указанного права в немалой степени зависит от возраста ребенка. Трудно представить, что малолетний ребенок сам будет способен обратиться в такие органы. Дети, страдающие подобным образом, как правило, не только никуда не обращаются, но даже пытаются скрыть эти факты из боязни, что их отберут от родителей и поместят в воспитательные детские учреждения.

Серьезнейшей проблемой для общества стало социальное сиротство. В Казахстане более 88 тыс. детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Лишь 30% из них не имеют родителей, у 70% родители живы, но они либо лишены родительских прав, либо по разным основаниям отказались от воспитания собственных детей. Основными причинами увеличения числа детей-сирот при живых родителях являются: падение социального престижа семьи, материальные и жилищные трудности, рост внебрачной рождаемости, асоциальный образ жизни родителей [219].

Такая ситуация характерна, в частности, и для России. При этом А.М.Нечаева отмечает, что государство скорее всего не в состоянии напрямую воздействовать на родителей, которые нарушают права ребенка. Она пишет: «Многодетные семьи можно разделить на две группы: благополучные, где о детях заботятся (таких еще меньше), и так называемые семьи маргинальные, где дети страдают алкоголизмом, наркоманией, бездумно производят на свет безразличное для них число детей. Причем материально поощряется материнство (и отцовство) в обоих случаях. В первом случае получаемые семьей средства используются по назначению, во втором – служат источником, причем постоянным, надежным, весомым, приобретения алкоголя, наркотиков не только для себя, но и себе подобных, но не используются на детские нужды. Возникает вопрос: как быть, чтобы «детские» деньги шли на ребенка? Ответа на него нет. Изымать детей из маргинальных семей и лишать их родительских прав – путь тупиковый» [220, с.8].

Задача, на наш взгляд, заключается в том, чтобы оградить ребенка от незаконных действий любых лиц, включая родителей. Поэтому актуальным остается вопрос о том, в каких случаях посягательства на интересы ребенка следует принимать активные превентивные меры, в том числе ограничение или лишение родительских прав, привлечение лиц нарушивших права ребенка к соответствующему виду правовой ответственности. Нельзя оставаться безучастным к судьбе ребенка, и в каждом отдельном случае нарушения прав ребенка следует предпринимать адекватные, соответствующие характеру нарушения, меры. Мы считаем, что лишение родительских прав все же необходимая мера.

А.М. Нечаева обращает внимание на необходимость дифференцированного подхода к вопросам многодетных детей, неполных семей, малодетных семей. Также данный автор рассматривает семьи, в которых произошло усыновление (удочерение), так называемую опекунскую семью, патронатную семью с точки зрения воздействия на отношения по воспитанию ребенка [220, с.8-11]. В таком подходе имеется рациональное зерно.

Следует осознавать, с каким типом семьи, какой проблемой для ребенка мы имеем дело, необходимо четко определить круг правоохраняемых ценностей ребенка (его прав и интересов). Также следует четко определить, какое право ребенка нарушается и следствием чего является нарушение права ребенка. Анализ правового статуса ребенка, таким образом, представляет собой инте-рес для решения задач полноценного обеспечения всех его прав и интересов.

В соответствии с нормами международного права государство предос-тавляет особую защиту и помощь ребенку, который временно или постоянно лишен своего семейного окружения или который в его собственных наилучших интересах не может оставаться в таком окружении (ст. 20 Конвенции о правах ребенка).

В законодательстве Республики Казахстан права детей, лишенных семейного окружения, а также обязанности учреждений и организаций, призванных обеспечивать эти права, закреплены в ГК Республики Казахстан, ЗоБС Республики Казахстан, законах о детских деревнях семейного типа и домах юношества, о правах ребенка в Республике Казахстан и др.

Так, согласно Закону о правах ребенка в Республики Казахстан, одной из главных целей государственной политики в интересах детей является содействие физичес-кому, интеллектуальному, духовному и нравственному развитию детей (п.п.. 4 п. 1 ст. 6) [221].

В пп. 3 п. 3 ст. 6 упомянутого Закона содержится норма, в которой в качестве одной из целей государственной политики в интересах детей определено установление и соблюдение государственных минимальных социальных стандартов, направленных на улучшение жизни детей с учетом региональных особенностей. При этом в пп. 5 п. 1 ст. 7 того же Закона устанавливается, что финансирование государственных мероприятий по реализации государственной политики в интересах детей входит в компетенцию центральных исполнительных органов по обеспечению гарантий прав ребенка за счет средств государственного бюджета и иных источников, не запрещенных законодательством Республики Казахстан.

Государство наделяет каждого ребенка соответствующими правами, которыми, однако, он в силу своего малолетства, несовершеннолетия и других причин не в состоянии должным образом и в полной мере распорядиться. Такая правовая несостоятельность ребенка компенсируется, в первую очередь, с помощью его родителей, выступающих в качестве его законных представителей, защищающих его интересы. При этом предполагается, что родители ребенка неукоснительно выполняют свои обязанности по защите его прав и интересов.

В том случае, если ребенок по разным причинам лишается своего законного представителя (смерть родителей, их пребывание на длительном лечении и т.д.), функции такого защитника интересов исполняет государство, которое при этом должно:

- создать правовую базу для своевременного выявления детей, оставшихся без попечения родителей;

- возложить функции по защите интересов детей на государственные органы опеки и попечительства;

- законодательно обязать всех юридических и физических лиц, обладающих информацией об угрозе жизни или здоровью ребенка, о нарушении его прав и законных интересов, сообщать об этом в органы опеки и попечительства;

- создать правовые основания для устройства ребенка, лишившегося родительского попечения, в другую полноценную семью, способную обеспечить ему максимум возможностей для всестороннего развития;

- создать в структуре организаций образования систему детских воспитательных учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попече-ния родителей, для постоянного их там пребывания на полном государственном содержании;

- создать в структуре социальной защиты населения систему учреждений для социального обслуживания детей, включающую: - центры помощи детям, оставшимся без попечения родителей; - социальные приюты для детей и подростков; - социально-реабилитационные центры для несовершеннолетних; - центры социальной помощи семье и детям;

- содействовать усилению внимания к научно-правовому изучению вопросов обеспечения прав и законных интересов детей, а также психологических проблем детей, находящихся в детских воспитательных учреждениях.

Вместе с тем следует констатировать, что в Казахстане все еще не разработаны юридические и социальные механизмы, которые должны обеспечить наилучшую защиту прав и законных интересов ребенка при его разлучении с родителями. Кроме того, правовая регламентация такого института как патронат является недостаточной (это будет рассмотрено ниже). Вопросами усыновления (удочерения) в основном занимаются специальные коммерческие агентства, обслуживающие иностранных усыновителей (удочерителей).

При этом существуют недостатки международного усыновления, связанные именно с деятельностью таких агентств по усыновлению (удочерению). В этой связи высказывается следующая идея: «Для надлежащего контроля за усло-виями жизни усыновленных детей необходим конкретный уполномоченный государственный орган, который бы занимался вопросами международного усыновления, координировал всю процедуру и вопросы правой защиты детей». В данный момент этим разрозненно занимаются органы здравоохранения и образования, но они не контролируют все аспекты усыновления [222]. В целом, на наш взгляд, создаваемый орган должен заниматься не только усыновлением (удочерением), но и любыми ситуациями, связаными с потенциальным нарушением прав детей. Отсутствуют социальные службы, призванные заниматься выявлением конфликтных семей в целях оказания им поддержки, укрепления института семьи и профилактики детской заброшенности.

Своеобразие положения ребенка, ставшего родителем, не могло не сказаться на содержании его прав в его изначальной родительской семье. С одной стороны, это - ребенок, и потому на него распространяются все права, предусмотренные семейным законодательством Республики Казахстан, с другой - он как родитель должен обладать всей совокупностью своих родительских прав.

В соответствии с семейным законодательством Республики Казахстан преждевременное материнство (или отцовство) ребенка никак не влияет на его прежний статус ребенка в плане какого-либо ущемления его прав. За ним сохраняется право на семейное воспитание, право знать своих родителей, право на совместное проживание со своими родителями, право на общение с ними, другими родственниками и пр.

Несовершеннолетний родитель также нуждается в защите своих прав и законных интересов, ибо состояние его социальной беспомощности чаще всего усугубляется после деторождения. Несовершеннолетний родитель, в возрасте до 16 лет, оказывается ограниченным в своих родительских правах.

В соответствии с семейным законодательством Республики Казахстан обязательным субъектом воспитания новорожденного ребенка является опекун, назначаемый последнему органом опеки и попечительства в том случае, если его несовершеннолетние родители не состоят в браке (п. 2 ст. 61 ЗоБС Республики Казахстан). Это объясняется необходимостью создать правовые гарантии обеспечения интересов самого беспомощного участника в сложившемся семейном правоотношении ребенка, имеющего несовершеннолетнего родителя.

Отсюда следует, что порядок осуществления родительских прав несовершеннолетними родителями зависит от следующих обстоятельств:

а) состояния в браке несовершеннолетних родителей;

б) возраста несовершеннолетних родителей.

Однако, согласно ст. 10 ЗоБС Республики Казахстан, при наличии уважительных причин (в данном случае - рождение совместного ребенка у несовершеннолетних) органы ЗАГСа по месту государственной регистрации заключения брака могут снизить брачный возраст (18 лет) на срок не более двух лет. Следовательно, минимальный возраст вступления в брак - 16 лет. Поэтому условие о состоянии в браке несовершеннолетних родителей при осуществлении ими своих прав по воспитанию ребенка указывать в норме закона не обязательно, так как в любом случае, если несовершеннолетние достигают возраста 16-ти лет, они осущест-вляют свои родительские права самостоятельно без опекуна.

Рассмотрим социально-экономические права ребенка. Одним из важнейших прав является право на здоровье. В Казахстане признаются права ребенка на пользование наиболее совершенными услугами, предоставляемыми системой здравоохранения и медицинского обслуживания.

Объективным критерием, отражающим отношение государства к проблемам сохранения и укрепления здоровья детей является показатель младенческой смертности.

В соответствии со ст. 30 Конституции Республики Казахстан [101] и Законом Республики Казахстан «Об образовании» [216] государство гарантирует своим гражданам получение бесплат-ного среднего образования в государственных учебных заведениях, среднего профессионального образования. Высшее профессиональное образование получается на конкурсной основе. Образование получается в соответствии с госу-дарственным образовательным грантом в пределах государственных обще-обязательных стандартов образования, если образование по каждому из этих уровней гражданин получает впервые.

Согласно п. 1(а) ст. 29 Конвенции о правах ребенка, «государства-участники соглашаются в том, что образование ребенка должно быть направлено на... развитие личности, талантов и умственных и физических способностей в их самом полном объеме». Образование должно быть одним из приоритетов при выработке стратегии социального развития и экономического роста государ-ства. Достижение этих стратегических целей невозможно без развития и совер-шенствования национальной системы образования.

Однако упомянутая Конвенция подходит к рассмотрению данных целей в аспекте защиты прав ребенка, что предусматривает:

- обеспечение безопасной учебной обстановки, свободной от эксплуатации и дискриминации;

- выработку у ребенка чувства самоуважения;

- приобретение им базовых знаний и бытовых навыков, с тем чтобы учение стало для него позитивным и полезным [102].

Статья 26 Конвенции о правах ребенка гласит: «За каждым ребенком признается право пользоваться благами социального обеспечения, включая социальное страхование. Государства-участники принимают все необходимые меры для достижения полного осуществления этого права в соответствии с их национальным законодательством» [102].

Право на социальное обеспечение заключается прежде всего в том, что государство гарантирует помощь семье в связи с рождением и воспитанием ребенка в виде определенного денежного дохода - пособия.

Пункт 2 ст. 25 Конституции Республики Казахстан гласит: «В Республике Казахстан создаются условия для обеспечения граждан жильем» [101]. Согласно ст. 12 Закона о жилищных отношениях в Республике Казахстан, право на жилье обеспечивается предоставлением гражданам жилых помещений в домах государственного жилищного фонда путем приватизации, строительства, купли-продажи жилья. С лицами, не достигшими совершеннолетия, а точнее, не обладающими полной дееспособ-ностью, не могут быть заключены договоры ни найма, ни купли-продажи, ни тем более договоры на строительство жилья.

Каким же образом может быть реализовано предоставленное ребенку право на жилище? Относительно государственного жилищного фонда это право реализуется путем установления в законодательстве положения о том, что члены семьи нанимателя, проживающие совместно с ним, пользуются наравне с нанимателем всеми правами и несут обязанности, вытекающие из договора найма жилого помещения (ст. 83 Закона о жилищных отношениях в Республике Казахстан). Согласно п. 1 ст. 21 данного Закона, к членам семьи нанимателя относятся совместно проживающие супруги и их дети.

Таким образом, законодатель закрепил возможность ребенка наравне с совершеннолетними членами семьи пользоваться жилым помещением. Дополнительной гарантией права ребенка на жилище являются закрепление в ст. 22 указанного Закона положения о том, что родители вправе вселять к себе детей, не достигших совершеннолетия.

В том же Законе усилены и гарантии прав несовершеннолетних сирот и детей-инвалидов. Речь идет о предоставлении жилища из государственного жилищного фонда. Так, согласно ст. 67 данного Закона, жилища из государ-ственного жилищного фонда предоставляются в пользование нуждающимся в жилище гражданам РК и социально защищаемым слоям населения, отно-сящимся к малоимущим.

К социально защищаемым слоям населения, согласно п.п. 3 и 6 ст. 68 упомянутого Закона, относятся семьи, имеющие и воспитывающие детей-инвалидов, а также лица, не достигшие 20 лет, которые утратили родителей до своего совершеннолетия. При призыве сирот на военную службу, возраст, до достижения которого, такое лицо относится к социально незащищенным слоям, продлевается на срок прохождения срочной военной службы.

Проблемным является также вопрос прав несовершеннолетних лиц при отчуждении приватизированного жилища, где данные лица проживают.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 6 нормативного постановления Пленума Верховного суда РК «О практике применения законодательства по приватизации гражданами жилых помещений» от 18 июля 1997 года № 9, в случае возникновения спора о правомерности договора передачи жилого помещения в собственность одного из его пользователей, правоустанавливающие документы на такое жилое помещение по требованию заинтересованных лиц могут быть признаны судом полностью или частично недействительными по основаниям, установленным ГК РК для признания сделки недействительной [148].

При заключении договора об отчуждении жилища должно быть учтено требование ст. 84 Закона о жилищных отношениях в Республике Казахстан о том, что лица, вселившиеся в жилище из государственного жилищного фонда в качестве членов семьи, приобретают право пользования этим жилым помещением наравне с остальными проживающими в нем лицами. Нарушение этой нормы - достаточное основание для признания указанной сделки недействительной. Таким образом, Верховнй Суд Республики Казахстан указал на недопустимость нарушений жилищных прав несовершеннолетних при приватизации жилья.

В соответствии с Законом о жилищных отношениях в Республике Казахстан граждане, ставшие собственниками жилых помещений, владеют, пользуются и распоряжаются ими по своему усмотрению. Они вправе продавать, завещать, сдавать в аренду эти помещения и совершать с ними иные сделки,

Однако, при этом Закон устанавливает ряд ограничений с целью защиты интересов несовершеннолетних. Так, согласно п. 3 ст. 13 этого Закона, отчуж-дение жилища находящегося в общей совместной собственности, допускается только с согласия всех его собственников. Если сделка затрагивает интересы несовершеннолетних, являющихся собственниками жилища, то требуется со-гласие органа опеки и попечительства.

Как видим, законодатель предпринял определенные меры для того, чтобы право на жилище, предоставленное каждому гражданину, реализовывалось в должной мере и в отношении несовершеннолетних.

Охрана прав детей - самостоятельный предмет международного права, входящий в единый институт международной защиты прав человека [223, с. 266]. Права человека в значительной степени вышли за пределы исключительно внутренней компетенции государств и во все большей степени являются объектом международной защиты. Исходя из этого можно говорить о торжестве естественного права в области защиты прав человека: объективное сближение государств и их глобальные взаимосвязи приводят к сужению сферы, в рамках которой каждое государство может действовать по своему усмотрению, независимо от других государств и мирового общественного мнения [224, с. 26]. Реальное соблюдение и защита прав человека зависит в основном от мер, принимаемых государством в этой сфере с учетом своих особенностей. Относительно прав детей речь здесь может идти также о системе мер, в основном законодательного характера, касающихся вопросов обеспе-чения надлежащей охраны материнства и детства и др.

Сопоставление норм международного права, регламентирующих осущест-вление семейного воспитания детей, с соответствующими положениями зако-нодательства Республики Казахстан позволяет сделать вывод о том, что эти нормы сформулированы в Конвенции о правах ребенка [102] лишь в общей посылке, содержащейся в ее преамбуле и носят декларативный характер: «Ребенку для полного и гармоничного развития его личности необходимо расти в семейном окружении...».

Национальное же законодательство Республики Казахстан подчеркивает приоритет семейного воспитания и содержит конкретные нормы о праве ребенка на надлежащее семейное воспитание (ст. 52 ЗоБС Республики Казахстан). Вместе с тем Конвенция обязывает государство оказывать семье, родителям помощь в воспитании, содержании несовершеннолетних детей. Законодательство Республики Казахстан ограничивается лишь общим конституционным положением о защите семьи, материнства, отцовства и детства государством (ст. 27 Конституции Республики Казахстан) [101].

Подчеркнем еще раз, что национальное законодательство Республики Казахстан в полной мере так и не было приведено в соответствие с данной Конвенцией. Ссылки на Конвенцию в целом, а также на отдельные ее положения включены только в Закон о детских деревнях семейного типа и домах юношества [225] и Закон о правах ребенка в Республике Казахстан [221]. Конвенции о правах ребенка соответствуют, по ряду позиций, и нормы ЗоБС Республики Казахстан [7]. И хотя в остальных законах и нормативных правовых актах РК имеется ссылка на возможность применения норм международного права и их приоритетность перед национальным законодательством РК, тем не менее нормы Конвенции в эти акты не введены.

Если оценивать ситуацию обобщенно, то можно сделать вывод, что основные принципы указанной Конвенции отражены в национальном законодательстве Республики Казахстан. В то же время имеется потребность разработки комплексных законодательных и институциональных механизмов, которые будут обеспечивать эффективную реализацию законов и иных нормативных правовых актов в сфере защиты прав детей.

Сказывается отсутствие специализированной структуры (государственного органа), который бы занимался всеми вопросами, касающимися детей. Проблемами детей занимаются отдельные министерства и ведомства, в том числе МОН Республики Казахстан, Минздрав Республики Казахстан, МВД Республики Казахстан, местные исполнительные органы власти (акиматы) и созданные при них структуры. Деятельность этих органов в аспекте ее правового регулирования скоординирована слабо.

Как отмечено Министром образования и науки Республики Казахстан, вопросами детства занимаются 9 Министерств, акиматы 14 областных городов и 2 городов республиканского значения, 211 районных и городских акиматов и 2,5 тысячи акиматов сельских округов. Поэтому по его мнению требуется обеспечить межведомственое взаимодействие государственных органов и сотрудничество с международными и межправительственными организациями. Вследствие этого в Республике Казахстан создаются определенные структуры, такие как межведомственная комиссия по делам несовершеннолетних и защите их права при Правительстве Республики Казахстан и др.

Деятельность создаваемых органов направлена на осуществление более действенного контроля за соблюдением прав детей на образование, качественное медицинское обслуживание, право на отдых, досуг, культурную и творческую жизнь [166].

Сказанное еще раз подчеркивает то, что многие проблемы, включая, организационные, связанные с обеспечением прав детей и их защиты еще не решены и требуется дальнейшее усиление работы в указанном направлении.

<< | >>
Источник: ДЖАНДАРБЕК БАУРЖАН АБЫЛҚАСЫМҰЛЫ. Правовое регулирование брачно-семейных отношений в Республике Казахстан. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Республика Казахстан Алматы, 2010. 2010

Скачать оригинал источника

Еще по теме 4.2 Статус ребенка в семейном праве:

  1. Установление родительских прав при использовании суррогатного материнства
  2. 1.1.2 Семейное право дореволюционного Казахстана
  3. 1.2 Семейное законодательство советского периода (сравнительный анализ с семейным законодательством Республики Казахстан)
  4. 2.1 Особенности семейного права как правового образования и проблема определения его места в гражданском праве
  5. 2.2.1 Семья как сфера возникновения и реализации брачно-семейных правоотношений
  6. 2.2.2 Общая характеристика неимущественных и имущественных отношений в семейном праве
  7. 2.3.1 Принципы семейного права
  8. 2.4 Содержание брачно-семейных отношений в контексте особенностей субъектного состава
  9. 3.2 Обязательственные брачно-семейные отношения
  10. 4.2 Статус ребенка в семейном праве
  11. 4. 3 Реализация прав детей в семье
  12. 5.1. Институционные механизмы защиты прав субъектов общими гражданско-правовыми и специальными семейно-правовыми нормами
  13. 5.2 Вопросы совершенствования механизма защиты прав субъектов брачно-семейных отношений
  14. 2.1. Ограничение возможности быть обладателем родительских прав
  15. 2.2. Особенности родительских прав
  16. 3.1. Понятие и виды ограничения родительских прав
  17. 3.4. Ограничение родительских прав по законодательству других государств
  18. 1.1. Самостоятельность отрасли семейного права как предпосылка выделения семейно-отраслевых обязательств
  19. Параграф 2.3. Договор о передаче ребенка на воспитание в приемную семью